К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 21 окт 2018, 14:31

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
Сообщение №16  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:31 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Учитель не забыл своего обещания явиться к ним, когда мир потеряет Его: "Не оставлю вас сиротами, приду к вам. Еще немного, и мир уже не увидит Меня, а вы увидите Меня..."11 Он действительно приходил к ним в течение пятидесяти лет или около того, в Своем тонком сверхфизическом теле, продолжая начатые наставления и обучая их в области сокровенных истин. Большинство учеников жило вместе, в уединенной местности, на границе Иудеи; они не привлекали к себе внимания, так как в те времена было много общин, живших с внешней стороны подобно им; они проводили время в изучении глубоких истин, преподанных им Учителем, и в приобретении "даров Духа Святого".

Эти внутренние обучения, начатые еще тогда, когда Он жил в физическом теле среди них, и продолжавшиеся после того, как он покинул его, образовали основу "Мистерий Иисуса", которые составляли принадлежность Церкви первых веков Христианства; их жизненная сила стала тем внутренним ядром, вокруг которого собирались разнородные элементы, послужившие для образования позднейшего церковного христианства.

В замечательном отрывке, называемом Pistis Sophia, мы имеем документ высочайшего интереса, относящийся до сокровенного учения, записанный знаменитым Валентином. В нем говорится, что в течение одиннадцати лет после своей смерти Иисус поучал своих учеников "в области первых статутов, вплоть до области первой Мистерии, той, которая за покрывалом"12.

открыть спойлер
Они еще не изучали распределение чинов ангельских, о чем отчасти говорится у Игнатия13. Потом Иисус, быв на "Горе" с учениками своими, получил Свое мистическое Облачение и знание всех миров, а также тех Слов Могущества, которые являются ключами к раскрытию их, продолжал поучать Своих учеников и дал им обещание: "Я сделаю вас совершенными во всяком совершенстве, от тайн внутреннего до тайн внешнего. Я исполню вас Духом, дабы назывались вы духовными, совершенными во всяком совершенстве."14 И Он говорил им о Софии или Мудрости, о ее падении в материю при попытке подняться до Высочайшего, о ее воплях к Свету, в который она верила, и о послании Иисуса, дабы освободить ее из хаоса, увенчав ее Христовым светом, и выручить ее из заточения. Он говорил им и о высочайшей Мистерии, неизреченной, самой простой и самой ясной из всех, хотя и самой высочайшей, познать которую можно лишь после отречения от мира15. Этим познанием люди преображаются во Христа, ибо такие "люди суть Я — Сам, и Я есмь эти люди", ибо Христос и есть эта высочайшая Мистерия16. Познавшие эту истину "преображаются в чистый свет и вводятся в круг этого света"17. И Иисус исполнил для них великую церемонию Посвящения, то Крещение, "которое ведет в царство истины и в царство света", и предписал им совершать ее для других, кто будет достоен: "Но скрывайте эту тайну, не выдавайте ее каждому человеку, но лишь тому, кто соблюдает все, что Я сказал вам в моих заповедях."18

После того, как обучение их совершилось, Апостолы вернулись в мир, чтобы проповедовать, все время получая помощь от своего Учителя.

Сверх того, те же ученики и их первые помощники записали на память все изречения и притчи, сказанные Учителем перед народом, и они же собрали с большим усердием все рассказы, которые возможно было найти, записывая их и распространяя эти записи среди тех, кто постепенно присоединялся к их небольшой общине. Таким образом создались различные сборники, причем каждый член общины записывал то, что он сам запомнил, прибавляя к своей записи извлечения из записей других. Внутренние поучения, данные Христом Своим избранным ученикам, не были записаны, но передавались устно тем, кто признавался достойным узнать их, — ученикам, соединившимся в немногочисленные общины для того, чтобы вести уединенный образ жизни, оставаясь в постоянных сношениях с центральной общиной.

Итак, исторический Христос есть высочайшее Существо, принадлежащее к великой духовной Иерархии, которая управляет духовной эволюцией человечества; в течение трех лет он пользовался человеческим телом посвященного ученика Иисуса и провел последний год из этих трех, странствуя и открыто проповедуя по Самарии и Иудее; Он исцелял болезни и совершал иные замечательные оккультные действия; Он окружил себя небольшой группой учеников, которых он наставлял в более глубоких истинах духовной жизни; Он привлекал к Себе людей удивительной любовью и нежностью, и высокой мудростью, которые излучались из Его Личности; и Он же был предан смерти за кощунство, которое усмотрели в Его утверждении, что Бог живет в Нем, как и во всех людях. Он пришел, чтобы дать новый толчок духовной жизни миру, чтобы вновь ввести сокровенное учение о глубинах жизни духа, чтобы снова указать человечеству на "тесный древний путь", чтобы снова провозгласить реальность "Царства Небесного", того Посвящения, которое ведет к познанию Бога, который есть Жизнь Вечная; и наконец, чтобы ввести в это Царство тех немногих, которые способны учить других. Вокруг этого светлого Образа скопились мифы, соединяющие Его с длинным рядом Его предшественников; мифы, дающие в аллегорической форме историю всех подобных Жизней, символизирующих действия Логоса в Космосе и высшую ступень духовной эволюции индивидуальной человеческой души.

Не следует думать, что дело Христа среди Его последователей прекратилось после установления Мистерий, или ограничилось Его редкими появлениями во время их совершения. Великая Божественная Сущность, Сын Божий, воспользовавшийся временно телом Иисуса и не перестающий охранять духовную эволюцию пятой Расы, передал заботу о юной Церкви в сильные руки святого Ученика, который пожертвовал для Него своим телом.

Достигнув венца своей человеческой эволюции, Иисус стал Учителем Мудрости и взял Христианство под Свою особую охрану, делая постоянные усилия, чтобы направить его на верный путь, защищать, питать и заботиться о нем. Он был Иерофантом Христианских Мистерий, непосредственным Учителем Посвященных. Он вдохновлял и поддерживал в Своей Церкви пламя Гнозиса, пока тьма невежества не сгустилась до такой степени, что даже дуновение Его Духа не могло разжечь это пламя настолько, чтобы спасти его от угасания. Это Его терпеливая охрана давала силу стольким душам переносить страшную темноту и сохранять внутри себя драгоценную искру мистического стремления, жажду искания Скрытого Бога. Ему принадлежит воздействие на умы, способные воспринять истину; благодаря Ему протянутая через века рука передавала другой руке факел познания, не давая ему погаснуть совсем. Это Он появлялся у колеса пыток и в пламени костров, ободряя Своих последователей и Своих мучеников, утишая их муки и наполняя их сердца Своим миром. Его влияние вносило вдохновение в громовые речи Савонароллы, направляло спокойную мудрость Эразма, одухотворяло глубокую этику боговдохновенного Спинозы. Его вдохновение зажгло энергию Рожера Бэкона, Галилея, Парацельса для глубоких исследований природы. Его красота увлекала Фра Анжелико Рафаэля и Леонардо Винчи, зажигала гений Микельанджело, сияла для Мурильо, дала силу для создания таких чудес, как Миланский собор, храм Св. Марка в Венеции и Флорентийский собор. Его мелодии звучали в мессах Моцарта, в сонатах Бетховена, в ораториях Генделя, в фугах Баха, в строгом величии Брамса. Его помощь поддерживала одиноких мистиков, преследуемых оккультистов, терпеливых искателей истины. Убеждением и строгостью, красноречием Св. Франциска и сарказмами Вольтера, кроткой покорностью Фомы Кемпийского и суровой мужественностью Лютера — не переставал Он искать возможности учить и пробуждать, привлекать к справедливости и отвлекать от зла. На протяжении всех истекших веков боролся Он и трудился, неся на Себе тяжелое бремя Церквей, и никогда не оставлял без ответа или без утешения ни единое человеческое сердце, взывавшее к Нему за помощью. Ныне стремится Он обратить во благо для Христианства часть того великого потока Мудрости, который ниспослан для оживотворения человечества. В лоне Церквей ищет Он людей, у которых есть уши, чтобы расслышать слово Мудрости, людей, которые способны ответить, когда Он призывает способного идти к Его пастве и нести ей благую весть: "Я здесь, пошли меня!"



Примечания к главе IV

1. II Петра I, 3.

2. Галат. IV, 19.

3. II Коринф. V, 16.

4. "Оккультными летописями" называются отраженые в слоях окружающего земную атмосферу эфира, которые сохраняются от всех событий, совершающихся на земле.

5. По учениям тесофии все человеческие расы и их подрасы выполняют ту или иную задачу общечеловеческой эволюции. Когда одна раса заканчивает свою миссию, тогда на смену ей появляется следующая, и это всегда соединяется с переходом человеческой цивилизации на новую ступень. Так, четвертую, кельтскую подрасу арийской коренной расы сменила пятая, тевтонская, а ее в свою очередь сменит шестая, только еще зарождающаяся, и это явление так же будет сопровождаться пришествием Великого Учителя.

6. Иоанн. I, 32.

7. Матф. III, 17.

8. Матф. IV, 17.

9. Тим. III, 16.

10. Иоанн Х, 34 — 36.

11. Иоанн XlV, 18, 19.

12. Valentinus. Transl. by G. Mead. Pistis Sophia, bk. I, 1.

13. письма Игнатия к Тралльянам, гл. V.

14. Pistis Sophia, р. 60.

15. Там же, стр. 218.

16. Там же, стр. 230.

17. Там же, стр. 357.

18. Там же, стр. 377.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №17  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:33 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава V

МИФИЧЕСКИЙ ХРИСТОС

Мы видели уже, как пользуются Сравнительной Мифологией в борьбе с религией, и знаем, что против Христианства были направлены самые разрушительные ее удары. Рождение Христа от Девы в "День Рождества", убиение невинных младенцев, Его чудеса и Его учение, Его распятие, воскресение и вознесение — все эти события Его жизни находятся в жизнеописаниях других Основателей религий, и это тождество послужило поводом для сомнения в самом существовании исторического Христа. Что касается Его чудес, Его учения, то нельзя отрицать, что большинство Великих Наставников творили такие же действия, казавшиеся чудесными для их современников. Но оккультистам известно, что подобные "чудеса" могут творить все Посвященные, поднявшиеся выше известной ступени. Можно признать также и то, что учение Иисуса не принадлежало исключительно Ему одному; но если для изучающего Сравнительную Мифологию это является доказательством, что Божественного Откровения не существует, что одни и те же нравственные учения давались и Ману и Буддой, и Иисусом, — для оккультиста это тождество религиозных учений говорит только об одном: что все великие религиозные Учителя были посланниками одного и того же Духовного Центра (Белого Братства).

Глубокие истины о божественном и человеческом Духе были так же абсолютны за двадцать тысяч лет до рождения Иисуса в Палестине, как они остались абсолютными и после Его пришествия. Утверждать, что мир был лишен необходимейших истин и человек был покинут в нравственной темноте с самого начала своего бытия до появления Христианства — это означало бы, что человечество оставалось без Учителя, дети сиротствовали без Отца, что души человеческие вотще взывали о даровании им света и из окружающего их мрака не раздавалось никакого ответа. Такая мысль настолько же кощунственна по отношению к Богу, как и безнадежна по отношению к самому человеку; против нее говорит и существование многочисленных Мудрецов древности, и величавая литература, и многие благородные жизни, которыми были отмечены тысячелетия, предшествовавшие появлению Иисуса Христа.

Признав таким образом, что Иисус — Великий Учитель Запада, высочайший Вестник, посланный из Духовного Центра западному миру, — мы должны разрешить трудный вопрос, который смущал многие умы: почему праздники, соблюдаемые в память событий из жизни Иисуса, находятся в древнейших, дохристианских религиях, и в них тождественные события приписываются другим Учителям?

открыть спойлер
Сравнительная мифология, возникшая около столетия тому назад с появлением трудов "Сокращенная История разных культов" Дюлора, "Происхождение всех культов" Дюпюи, "Индусский Пантеон" Мура и "Апокалипсис" Хиггинса, поставила этот вопрос перед сознанием современников. За этими трудами последовало множество других, все более и более научных и точных в смысле проверки и сравнения фактов, пока наконец для просвещенного человека стало уже невозможным сомневаться в этих тождествах и аналогиях. В наше время ни один образованный христианин не будет утверждать, что символы, церемонии и обряды христиан — единственные во всем мире. Правда, подобная наивная вера, питаемая полным неведением исторических фактов, все еще встречается в невежественной среде; но вне этой среды ни один самый преданный христианин не станет отрицать, что Христианство имеет много общих черт с более древними религиями. Известно также, что в первые века "после Христа" эти сходства были всеми признаваемы, и что современная Сравнительная Мифология лишь повторяет с большей отчетливостью то, что было повсеместно признано в ранней Церкви. Так, Юстин-Мученик делает в своих сочинениях многочисленные ссылки на религиозные верования своего времени, и если бы современный противник Христианства захотел собрать как можно больше случаев, когда христианские учения совпадают с более древними религиями, он не нашел бы лучших руководителей, чем апологеты второго века. Они цитируют учения, рассказы и символы язычников, разъясняя, что самый факт их тождества с христианскими доказывает, что их нельзя огульно отбрасывать, как неприемлемые.

"Писатели, — говорит Юстин-Мученик, — передавшие нам поэтические мифы, не могут представить доказательств для изучающих их юношей; мы же продолжаем доказывать, что они вдохновлены злыми демонами, чтобы обманывать и сбивать с пути человеческий род. Ибо слыша, как пророки провозглашали о пришествии Христа и о наказании безбожников огнем, демоны эти выставили многих под именем сынов Юпитера, с надеждой, что они вызовут в людях мысль, что все, что говорилось о Христе, не более как чудесные сказки, подобные рассказам поэтов." "И в самом деле, демоны, услышав об обливаниях, предписанных пророком, подстрекали тех, которые входили в их храмы, и пытались приближаться к ним с возлияниями и горящими дарами и заставляли их окроплять себя; они также заставляли их омываться совсем перед тем, как покинуть храм". "Злые демоны подражают (Таинству Причащения) в Мистериях Митры, предписывая совершать то же самое."1 "Я же сам, когда открыл лукавые подделки, которыми злые духи облекли божественные учения Христианства, дабы отвратить от них других людей, смеялся"2.

Итак, тождество это рассматривалось как дело демонов, как копии с Христианских оригиналов, изобильно распространявшихся в дохристианском мире, чтобы повредить принятию истины, когда появится она. Довольно трудно признать в более ранних доктринах копии, а в позднейших оригиналы, но, не вступая в спор с Юстином-Мучеником о том, копии ли предшествовали оригиналам, или оригиналы копиям, мы с чувством удовлетворения принимаем это свидетельство, что действительно существовали эти тождества между верованиями, распространенными в его эпоху в Римской Империи и новой религией, которую он старается защитить.

Тертуллиан говорит не менее ясно, упоминая о тех обвинениях, которые бросались в его время Христианству: "Народы, — говорит он, — не имеющие никакого понятия о духовных силах, приписывают своим идолам способность придавать воде такую же магическую силу". "Они делают это, — откровенно признается Тертуллиан, — но люди эти обманываются, употребляя воду, лишенную всякой силы. Ибо обливанья сопровождают их посвящения в некоторые священные обряды, присущие общеизвестной Изиде или Митре; и даже Богов самих они почитают посредством обливаний... На игрищах Аполлона и Элевсинских они принимают крещение; и они воображают, что последствием этого действия является возрождение и оставление наказания, заслуженного их вероломством. Признавая этот факт, мы видим еще раз в нем старание дьявола, стремящегося соперничать с божественными вещами, и также производящего крещение над своими подчиненными"3.

Чтобы разрешить вопрос об этих тождествах, нужно изучить мифического Христа, Христа солнечных мифов или легенд, ибо мифы являют собой картинные формы, под которыми глубокие духовные истины давались миру.

Вообще говоря, "миф" совсем не соответствует той идее, которую большинство не имеет о нем. Это не фантастический рассказ, основанный на действительном событии, и тем более не рассказ, совсем лишенный реальной подкладки. Миф несравненно ближе к истине, чем история, ибо история говорит нам лишь об отброшенных тенях, тогда как миф дает нам сведения о той сути, что отбрасывает от себя эти тени. Как вверху, так и внизу; и притом сперва вверху, а потом уже внизу.

Существуют определенные великие принципы, на которых построена наша мировая система; существуют определенные законы, по которым эти принципы выполняются в подробностях; есть также известные Существа, олицетворяющие собой эти принципы, деятельность которых и представляет собой законы природы; подчиненные им сонмы низших существ служат для этой их деятельности проводниками или орудиями. Среди них находятся человеческие Ego4, принимающие также участие в великой космической драме. Все эти многообразные деятели невидимых миров бросают свои тени на физическую материю, и эти-то тени и суть те "вещи" — тела и предметы, составляющие физическую вселенную. Эти тени дают лишь слабую идею о тех объектах, которые отбрасывают их от себя, совершенно так же, как земные тени дают лишь слабое представление о предметах, отбрасывающих их; они лишь темные силуэты, лишенные всех подробностей, обладающие длиной и шириной, но не глубиной.

История представляет собой отчет, весьма несовершенный и часто искаженный, о капризной игре этих теней в иллюзорном мире физической материи. Достаточно взглянуть на искусно управляемые "Китайские тени", и сравнить то, что совершается за экраном, на котором они отражаются, с игрой теней на экране, чтобы составить ясное представление о призрачной природе действующих теней и вынести из этого немало интересных аналогий5.

Миф есть отчет о движениях тех, которые заняты отбрасыванием теней; а язык, на котором даются такие отчеты, есть язык символов. Как здесь, на земле, мы употребляем слова для замены самих предметов, напр. слово "стол" служит нам для замены определенного предмета — так символы заменяют собою объекты высших планов бытия. Они являются картинным алфавитом, употребляемым всеми создателями мифов, и каждый знак этого алфавита обладает определенным смыслом. Символ служит для обозначения того или другого предмета совершенно так же, как наши слова служат для различения одного предмета от другого; из этого следует, что знание символов необходимо для чтения мифов, ибо первыми сказателями великих мифов были Посвященные, которые всегда употребляли символический язык и конечно применяли символы в их определенном и безошибочном смысле.

В символе скрывается главный смысл, а рядом с ним и различные второстепенные значения, связанные с этим главным смыслом. Например, Солнце есть символ Логоса, это его главный или первоначальный смысл. Но Солнце означает также и воплощение Логоса или одного из великих Вестников, которые являются Его временными представителями, вроде того, как земной посланник представляет собою своего короля. Великие Посвященные, посылаемые с определенной миссией, которые воплощаются среди людей и живут среди них в течение некоторого времени как их Правители или Наставники, имеют также своим символом Солнце; ибо хотя символ этот и не принадлежит им индивидуально, но он прилагается к ним по достоинству их служения.

Все, которые обозначаются этим символом, имеют свои определенные особенности, проходят через известные положения и преследуют известный образ действия в течение своей земной жизни. Солнце есть физическая тень или тело Логоса, как его называют, поэтому его годовое движение изображает деятельность Логоса, но так же несовершенно, как несовершенно передаются тенью движения того предмета, который ее отбрасывает от себя. Логос, "Сын Божий", спускающийся в мир материи, имеет своей тенью годичное движение солнца, и эта истина передается нам в Солнечном Мифе. Точно так же и воплощение Логоса или одного из Его Великих Посланников представит собой как бы тень Его деятельности в человеческом теле: из этого естественно вытекает, что жизнеописания этих Посланников будут все иметь сходные черты. Более того, отсутствие таких сходных черт удостоверит несомненно, что данное лицо не есть действительный Посланник, и что его миссия имела второстепенное значение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №18  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:33 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Итак, Солнечный Миф есть повесть, представляющая, во-первых, деятельность Логоса или Слова в космосе, и во-вторых — жизнь Того, кто есть воплощение Логоса, или же жизнь одного из Его Посланников. Герой мифа бывает обыкновенно представлен в виде Бога или полубога, и его жизнь, как это выясняется из всего вышесказанного, должна соответствовать движению Солнца, которое являет собою как бы тень Логоса. Часть этого движения, играющая важную роль в человеческой жизни, падает на время между зимним солнцестоянием и достижением зенита в летний период. Герой родится всегда во время зимнего солнцестояния, умирает в весеннее равноденствие и, победив смерть, возносится на небо.

В этом отношении интересна следующая цитата, хотя ее автор, становясь на более общую точку зрения, рассматривает миф лишь как аллегорию, рисующую внутренние истины: "Альфред де Виньи говорил, что легенда бывает нередко более истинна, чем история, ибо она излагает не факты, часто неполные и незаконченные, а говорит о самом гении великих людей и великих наций. Эта прекрасная мысль может быть особенно приложима к Евангелию, ибо Евангелие не есть лишь рассказ о прошлом, это есть также великое повествование обо всем, что есть и обо всем, что будет. Всегда к Спасителю мира будут относиться с обожанием цари разума, представленные в лице Магов; всегда будет Он умножать хлебы причащения, чтобы напитать и возрождать наши души; всегда, когда мы будем призывать Его во тьме и буре, придет Он на наш зов, ступая по водам, всегда будет Он протягивать нам Свою руку, чтобы помочь нам перейти по гребням вздымающихся волн; всегда будет Он исцелять наши немощи и возвращать нам потерянное зрение; всегда будет Он появляться перед своими верными последователями просветленным и преображенным на горе Фаворе, объясняя закон Моисея и умеряя усердие Илии"6.

Мы увидим далее, что мифы тесно связаны с Мистериями, ибо часть Мистерий состояла в том, что в живых картинах показывались события высших миров, воплотившиеся в мифах. В псевдомистериях искаженные отрывки из живых картин, видимых в истинных Мистериях, были представляемы в драматической форме, и многие второстепенные мифы являются такими драмами, облаченными в слова.

открыть спойлер
Широкие очертания истории Солнечного Бога очень ясны, и самая значительная часть Его жизни заключается в пределах первых шести месяцев солнечного года, тогда как остальные шесть месяцев представляют собой период оберегания и сохранения. Он всегда рождается во время зимнего солнцестояния, после самого короткого дня в году, в полночь 24 декабря, когда знак Девы поднимается над горизонтом, являясь в момент, когда появляется этот знак. Он всегда рождается от Девы, которая остается девой и после того, как даст жизнь Младенцу — Солнцу, совершенно так же, как и небесная Дева остается непорочной после того, как солнце появится на небесах. Слабым и немощным, как новорожденное дитя, является оно тогда, когда дни самые короткие, а ночи — самые длинные; и его детство также окружено опасностями, ибо царство тьмы получает перевес над царством света. Но он преодолевает все эти опасности, дни удлиняются по мере приближения к весеннему равноденствию, пока не настанет момент пересечения или распятия, дата которого меняется каждый год. Встречаются скульптурные изображения, которые представляют Солнечного Бога внутри круга горизонта, причем его голова и ноги касаются круга из севере и на юге, а протянутые руки — на западе и востоке. "Он был распят" — говорит этот символ. После этого он поднимается, торжествующий, и возносится на небо, силою своею наливая колосья и виноград, отдавая свою жизнь для их созревания, и через них питая и своих поклонников.

Бог, рожденный на заре 25 декабря, всегда бывает распят во время весеннего равноденствия и всегда отдает свою жизнь, чтобы питать своих поклонников — таковы наиболее выдающиеся признаки Бога-Солнца. Установленное число его рождения и переменное число его смерти полно значения, если мы вспомним, что первое совпадает с постоянным, а второе с переменным положением солнца. "Пасха" есть передвигающееся событие, исчисляемое относительным положением солнца и луны, что делает невозможным установить дату для исторического события, тогда как при вычислении солнечного праздника передвижение является естественным и даже неизбежным. Эти меняющиеся даты указывают не на историю человека, а на Героя солнечного мифа.

Те же события повторяются в жизни различных Солнечных Богов и древность изобилует подобными примерами. Изида Египетская, подобно Марии из Вифлеема, была Непорочной Владычицей, Звездой Океана, Царицей Небесной, Матерью Бога. Ее изображали стоящей на серпе месяца, увенчанной звездами, держащей на руках Младенца Гора; а позади сидения, на котором сидит мать с младенцем на коленях, ясно видно изображение креста. Дева Зодиака изображалась на древних рисунках в виде женщины, кормящей ребенка; это — прототип всех будущих Мадонн с их божественными младенцами, указывающий на происхождение самого символа. Деваки также изображается с божественным Кришной на руках, и Вавилонская Милитта или Иштар с таким же венцом из звезд и с младенцем Таммузом на коленях. Меркурий и Эскулап, Вакх и Геркулес, Персей и Диоскуры, Митра и Заратустра — все они были одновременно и божественного, и человеческого происхождения.

Отношение зимнего солнцестояния к истории Иисуса также полно значения. Рождение Митры праздновалось с большим ликованием точно так же в день зимнего солнцестояния и рождение Гора падает также на это число: "Его рождение есть одна из величайших мистерий религии (Египта). Картины, изображающие это событие, появились на стенах храмов... Он был сын Божества. На Рождество, т. е. в день, совпадающий с христианским праздником, его изображение выносилось из храма с особыми церемониями, как это происходит в Риме и до сих пор с изображением Младенца Христа, которое выносится из церквей и показывается народу"7.

Относительно установления дня рождения Иисуса на 25 декабря Уильямсон говорит следующее: "Все христиане знают, что 25 декабря есть праздник, признаваемый ныне за день рождения Иисуса, но мало кто знает, что не всегда было так. Есть сведенье, что было установлено сто тридцать шесть различных дат разными христианскими сектами. Ляйтфут относит это событие из 15 сентября, другие исследователи — на февраль или август. Эпифаний упоминает о двух сектах, праздновавших рождество — одна в июне, а другая в июле. Вопрос этот был окончательно решен папой Юлием I в 337 г. по Р. Х. и св. Златоуст пишет в 390 г.: "В Риме был избран этот день, т. е. 25 декабря, как день Рождества Христова для того, чтобы в тот же день празднующие свои торжества язычники (Брюмалии в честь Вакха) не мешали Христианам праздновать свое торжество без помех". Гиббон в своем сочинении "Упадок и разрушение Римской империи" пишет: "Римляне (христиане), не ведая, так же как и их братья, истинного дня рождения Христа, избрали для его торжественного празднования 25 декабря, время Брюмалий или зимнего солнцестояния, когда язычники празднуют ежегодное рождение Солнца". Кинг в своем труде "Gnostics and their Remains" говорит: "Древний праздник, который праздновали 25 декабря в честь рождения Непобедимого8, ознаменованный великими играми в цирке, был отнесен позднее к памяти рождения Христа, точная дата которого была по признанию многих Отцов Церкви в то время неизвестна". Из современных писателей Фаррар говорит: "Бесполезно пытаться отыскивать месяц и день Рождества. У нас нет никаких данных, чтобы определить их хотя бы приблизительно". Из всего предыдущего можно заключить, что праздник зимнего солнцестояния был в древности празднуем во всех, даже наиболее отдаленных друг от друга странах, в честь рождения Бога, которого почти повсеместно считали Спасителем и Матерью которого признавалась Непорочная Дева. И все эти поразительные сходства, на которые мы указывали не только относительно рождения, но и относительно жизни этих Богов-Спасителей, слишком многочисленны, чтобы их можно было объяснить одними совпадениями"9.

В истории Будды можно легко проследить, как миф сливается с историческим лицом. История его жизни хорошо известна и в большинстве сказаний, распространенных в Индии, о его рождении говорится как о простом человеческом появлении на свет. Но по китайской версии он родился от непорочной девы Майадэви, и здесь снова повторяется архаический миф о появлении нового Героя.

Уильямсон говорит, что у кельтских народов зажигали огни на холмах и теперь еще зажигают 25 декабря, и такие же огни называются у Ирландцев и у горных Шотландцев Bheil или Baaltinne, по имени Бэла или Баала, древнего божества Кельтов — Бога-Солнца, хотя теперь эти огни зажигаются в честь Христа10.

Верно понятый праздник Рождества мог бы представить лишь новый повод для радости и принять еще более священный характер, если бы почитатели Христа видели в нем повторение древнего торжества, празднуемого в целом мире, и теряющегося в необозримой дали глубокой древности. Они узнали бы, что рождественские колокола звучат на протяжении всей человеческой истории, и что из мрака времен к нам возвращается эхо их вибрирующих гармоний. Не в исключительном обладании, а во всемирном признании заключена печать истины.

Дата смерти Христа — как мы уже говорили — не установлена, как установлена дата Его рождения. Первая высчитывается по относительному положению Солнца и Луны во время весеннего равноденствия, которое изменяется ежегодно и служит днем для празднования всех солнечных Героев. Название животного, принятое как символ данного Героя, идет от знака Зодиака, в котором Солнце достигает весеннего равноденствия, а это обстоятельство меняется в зависимости от прецессии равноденствий. В Ассирии Оаннес имел своим знаком Рыб, и они были его символом; Митра родился под знаком Тельца, и поэтому изображается едущим на тельце, а Осирису поклонялись под видом Осириса-Аписа или Сераписа, Быка. И в Вавилоне Меродаху поклонялись под видом Тельца так же, как и Астарте в Ассирии. Когда Солнце находится в созвездии Овна, Рама (барана) или Агнца, — Осирис снова появляется под видом Рама и тот же знак Зодиака становится символом Иисуса — Агнца Божия. В катакомбах нередко находят изображения Агнца, как символа Иисуса; иногда Агнец изображен лежащим на Кресте. По этому поводу Уильмсон говорит: "С течением времени Агнца стали изображать на кресте и лишь со времени шестого Константинопольского собора, созванного в 680 году, было постановлено заменить древний символ человеком, распятым на кресте. Постановление это было подтверждено папою Адрианом I"11. И древний символ Рыб прилагался также к Иисусу, что видим из изображений в катакомбах.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №19  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:34 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Смерть и воскресение Солнечного Героя во время весеннего равноденствия повторяются также неизменно, как и его рождение во время зимнего солнцестояния. Осирис, падающий в это же время года под ударами Тифона, изображается внутри круга горизонта с распростертыми руками, как бы распятый — положение, которое вначале означало благословение, а вовсе не страдание. И смерть Таммуза оплакивалась ежегодно во время весеннего равноденствия в Вавилоне и Сирии, а также смерть Адониса в Сирии и в Греции, и Аттиса во Фригии, которого изображают под видом "связанного человека с агнцем в ногах"12.

Смерть Митры праздновалась таким же образом в Персии, а в Греции смерть Вакха или Дионисия, что одно и то же. В Мексике мы находим ту же идею и там она изображается, как везде, крестом.

Во всех этих торжествах за оплакиванием умершего немедленно следует радость о его воскресении. По этому поводу следует отметить интересное исследование, по которому слово Easter, Пасха — Светлое Воскресение — идет от имени Иштар, девы-матери убитого Таммуза13. Интересно также отметить, что пост, предшествующий смерти и погребению во время весеннего равноденствия, — наш Великий Пост — встречается в Мексике, Египте, Персии, Вавилоне, Ассирии, в Малой Азии и в некоторых случаях его продолжительность равняется сорока дням14.

В псевдо-Мистериях история Бога-Солнца была представляема в виде драмы, тогда как в истинных Мистериях Посвященный переживал ее; вот почему солнечные "мифы" и реальные события Посвящения переплетались между собой. И когда Учитель Христос стал Христом Мистерий, легенды о более древних Героях тех же Мистерий сплетались вокруг Его имени, и древние сказания снова воскресли, а в центре их оказался последний божественный Наставник, как представитель солнечного Логоса. И уже после этого празднование Его рождения слилось с тем незапамятным днем, когда Солнце родилось от Девы, когда полуночное небо наполнилось ликованьем небесных сонмов, радующихся о Рождении Христа.

открыть спойлер
По мере того, как величавая легенда Солнца сплеталась с личностью Христа, знак Агнца стал знаком Его распятия, а знак Девы — знаком Его рождения. Мы видели, что Телец был посвящен Митре, Рыба — Оаннесу, а Агнец был посвящен Христу; все это — явления одного порядка: Агнец был знаком весеннего равноденствия в тот исторический период, когда Христос переступил великий круг горизонта, иными словами, был "распят в пространстве".

Эти солнечные мифы, повторяющиеся на протяжении веков, каждый раз с новым именем для своего Героя, не могут пройти незамеченными для исследователя, тогда как для верующего поклонника они могут быть совершенно чужды. И когда их употребляют как орудие для умаления и искажения величавого образа Христа, следует не отрицать самый факт, а понять всю глубину внутреннего смысла этих сказаний, все значение духовной истины которая выражена под покровом этих легенд. Но почему же эти легенды примешались к истории Иисуса, почему закристаллизовались они вокруг Его имени, как исторического лица?

В сущности, легенды эти относятся не к определенной Индивидуальности, именуемой Иисусом, но ко вселенскому Христу, к Человеку, символизирующему Божественную Сущность и представляющему собой основную истину духовной природы; к Человеку, облеченному определенной миссией и стоящему в особом отношении к человечеству; в отношении, которое возобновляется из века в век по мере того, как поколения следуют за поколениями и одна раса сменяется другой расой. Вот почему Иисус называл себя "Сыном Человеческим", но Он обозначал этим не индивидуальность, а особый сан Своего служения. Христос солнечного мифа был Христом Мистерий и тайна мифического Христа сокрыта в Христе Мистическом.



Примечания главе V

1. Юстин-Мученик. Том II. Первая Апология, кн. LXII и LXVI.

2. Там же. Вторая Апология, XIII.

3. Тертуллиан, т. VII. О крещении, гл. V.

4. Высшее "я" или высший разум человека.

5. Читатель может не без пользы перечитать описание Платона "Пещеры" и ее обитателей, помня при этом, что Платон был Посвященный. Республика, кн. VII.

6. Элифас Леви. The Mysteries of Magic, р.48.

7. Bonwick. Egyptian Belief, р. 167.

8. Празднование "Natalis Solis Invicti", дня рождения Непобедимого Солнца.

9. Williamson. The Great Law, рр. 40 — 42. Желающие изучить этот вопрос должны бы прочитать эту книгу, написанную глубоко верующим христианином.

10. Там же, рр.36-37.

11. Там же, р.116.

12. Там же, р.58.

13. Там же, рр.56.

14. Там же, рр.120-123.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №20  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:35 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава VI

МИСТИЧЕСКИЙ ХРИСТОС

Мы подходим теперь к тайне той власти, которую история Христа имеет над человеческим сердцем. Мы подходим к той неисчерпаемой жизни, которая бьет ключом из глубины невидимого источника; ее светлые волны нисходят на Того, Кто является ее олицетворением и силою этого крещения все сердца обращаются к Христу, чувствуя, что им легче было бы отказаться от всех исторических фактов, чем от той основной истины высшей жизни, которую они восприняли интуицией. Теперь мы подходим к священному преддверию Мистерий. Мы приподнимаем край завесы, скрывающей святилище.

Мы видели, что как бы далеко ни проникать в глубь веков, мы всюду находим признание, что существовало сокровенное учение, которое, при соблюдении точных и строгих условий передавалось Учителями Мудрости своим достойным ученикам. Такие ученики или "кандидаты" посвящались "в Мистерии", что в древности означало все наиболее духовное в религии, все наиболее глубокое в философии и все наиболее ценное в науке. Каждый истинный Учитель проходил через Мистерии, и величайшие из них становились Иерофантами Мистерий. Все, раскрывшие миру тайну невидимых миров, переступали через порог Посвящения и узнавали эти тайны из уст самих великих Посвященных. Все они рассказывали одно и то же сказание и все солнечные мифы, — варианты этого сказания — тождественные в своих основных чертах, различаются лишь по своей внешней окраске.

В этом сказании говорится о нисхождении Логоса в глубину материи, и поэтому Бог-Солнце является вполне подходящим символом Логоса, ибо Солнце есть Его тело и существует выражение "Тот, обителью которого является Солнце". В одном Своем аспекте Христос Мистерий есть Логос, нисходящий в материю и великий Солнечный Миф есть ни что иное, как общедоступное учение об этой духовной истине. Божественный Учитель, вновь возвещающий миру Древнюю Мудрость, считается всегда особым проявлением Логоса; поэтому и Иисус Христианских церквей стал постепенно облекаться во все мифы, которые говорят о сошествии Логоса в материю. Благодаря этому он стал отождествляться со вторым Лицом Св. Троицы, с Логосом, или божественным Словом1, и все выдающиеся события, о которых говорится в мифе Бога-Солнца, превратились в выдающиеся события из жизни Иисуса, представление о котором слилось в сознании христиан с идеей воплощенного Бога, "Мистического Христа". Как в макрокосме Христос Мистерий представляет Собою Логоса, Второе Лицо Св. Троицы, так и в микрокосме — человек. Он является вторым аспектом Божественного Духа и потому может быть назван внутренним "Христом"2.

открыть спойлер
Итак, второй аспект Христа Мистерий есть внутренняя жизнь Посвященного, которая возникает после первого великого Посвящения, когда в душе его рождается Христос и начинает вырастать в ней. Чтобы эта идея стала понятной, необходимо остановиться на условиях, налагаемых на того, кто готовится к Посвящению, а также понять природу Духа, пребывающего в человеке.

Только те люди считались пригодными для подготовления к Посвящению, которые были уже добрыми в пределах человеческого понимания добра. Чистые, святые, беспорочные, освободившиеся от греха, не нарушающие закона — таковы были некоторые из выражений, применявшихся к ним3. Кроме того, от них требовался развитой и уравновешенный интеллект4.

Обыкновенная жизнь развивающегося человека имеет целью эволюцию умственных способностей, эмоций и нравственного чувства, что достигается благодаря соблюдению указаний, даваемых религией, благодаря выполнению своих обязанностей и старанию помогать своим ближним и содействовать их развитию. Через все это человек проходит жизнь за жизнью и когда он все это совершил и стал "добрым человеком", он становится "Chrestos" Греков и только после этого может он стать Христом, Помазанником. Когда он научился жить праведно с точки зрения мирской, лишь тогда может он домогаться сокровенной жизни духа и готовиться к Посвящению, что всегда требовало исполнения определенных условий.

Этим условиям отвечают известные качества, которые он должен развить в себе и пока он трудится, чтобы приобрести их, про него говорят, что он вступил на Путь Испытания, на тот Путь, который ведет к "Тесным Вратам", за которыми расстилается "Узкая Тропа", или "Путь Святости", "Крестный Путь". От вступающего не требуется совершенства, но он все же должен до некоторой степени обладать этими качествами прежде, чем Христос может родиться в нем. Он должен приготовить непорочную обитель для того Божественного Дитяти, который должен вырасти в его душе.

Первое из этих качеств — все они принадлежат к области мысли и нравственности — есть Распознавание; это означает, что вступивший должен научиться различать вечное и временное, реальное и нереальное, истинное и ложное, небесное и земное. "Видимое временно, а невидимое вечно"5 — говорит Апостол; люди постоянно живут под чарами видимого, которое вызывает в них слепоту к невидимому. Вступающий на Путь должен уметь различать между тем и другим, и то, что не реально для мира, должно стать реальным для него, и наоборот — то, что для мира реально, должно потерять всякую ценность для него, ибо только таким образом можно "ходить верою, а не видением"6. И только так может человек достигнуть возраста, о котором Апостол говорит: "Твердая пища свойственна совершенным, у некоторых чувства навыком приучены к различению добра и зла"7.

Вслед за Распознаванием чувство реального должно воспитать в нем Отвращение от нереального и мимолетного, от той шелухи жизни, которая не способна утолить голод и годна только для "свиней"8. Эту ступень Иисус определяет такими сильными словами: "Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником"9. Эти слова принадлежат к "трудным изречениям" и все же верно, что из этой ненависти возникает более глубокая и более истинная любовь и что необходимо пройти через эту ступень на пути к "Тесным Вратам". Вслед за тем стремящийся должен научиться управлять своими мыслями, а это приведет к контролю над действиями, ибо для внутреннего зрения мысль и действие сливаются в одно. "Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем"10.

Затем он должен развить в себе Терпение, ибо кто стремится к "Крестному Пути, должен быть готов к самым тяжким испытаниям и он должен выносить их так, как будто бы он уже видел Невидимого", и потому оставался тверд. Кроме этих качеств он должен развить в себе Терпимость, если желает быть сыном Того, Кто "повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных11, и учеником Того, Кто повелевает своим Апостолам не запрещать человеку произносить Его имя, хотя бы он и не следовал за Учителем"12.

Далее, вступающий на Путь должен приобрести Веру, для которой нет ничего невозможного13 и Равновесие, о котором также говорит Апостол14. Наконец, он должен искать только "Горнего"15 и стремиться к блаженству лицезрения Бога и соединению с Ним16. Когда человек приобрел эти качества, он считается готовым к Посвящению и Хранители Мистерий открывают перед ним Тесные Врата. Лишь при таких условиях может стремящийся рассчитывать на принятие.

Дух человека есть Божественный Дар и потому он соединяет в себе все три аспекта Божественной Жизни: Разум, Любовь и Волю — являясь "образом и подобием" Бога. По мере того, как дух раскрывается, в нем развивается сперва аспект Разума, интеллектуальные способности, эволюция которых совершается в обыденной жизни. Когда это развитие достигло высокой ступени и рядом с этим выросло и нравственное чувство, тогда человек приближается к вступлению на Путь. Второй аспект духа есть Любовь, обладание которой и есть рождение в нас Христа. В истинных Мистериях совершается это рождение — ибо жизнь ученика есть мистическая драма и ряд Посвящений отличают ее различные ступени. В Мистериях, происходивших на физическом плане, эти ступени изображались в драматической форме и самые церемонии представляли собой во многих отношениях "образцы" того, что происходит "на Горе"; а в век упадка они являлись как бы отражением великих Реальностей духовного мира.

Мистический Христос имеет, следовательно, два значения: прежде всего Он — Логос, Второе Лицо Св. Троицы, нисходящий в Материю, а затем Он же — Любовь или второй аспект раскрывающегося в человеке Божественного Духа. Первый аспект выражает космические процессы, бывшие в прошлом, и есть корень солнечного мифа; второй представляет собой процесс, совершающийся в индивиде, завершающий фазис его человеческой эволюции и в нем отражаются многие подробности солнечного мифа. И тот, и другой аспект содействовали возникновению Евангельских повествований, а оба вместе составляют образ "Мистического Христа".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №21  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:36 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Обратимся сперва к Космическому Христу, т. е. к Божеству, облекающемуся в материю, попробуем постигнуть суть воплощения Логоса, когда Он одевается в "плоть".

Когда материя, предназначенная для образования нашей солнечной системы, отделилась от бесконечного океана материи, заполняющей пространство, Третье Лицо Св. Троицы — Святой Дух — начал изливать Свою Жизнь в эту материю, чтобы оживотворить ее, дабы она могла слагаться в определенные формы. Затем материя формуется жизнью Второго Логоса или Второго Лица Троицы, которое приносит Себя в жертву, заключая Себя в ограничения материи, становясь "Небесным Человеком", в Теле которого существуют все Формы, как части его. Таков космический процесс, драматически представляемый в Мистериях; в истинных Мистериях процесс этот представлялся как видимое совершение в пространстве, а в Мистериях на физическом плане он же изображался путем магических и других средств, а в некоторых своих частях и при помощи актеров.

Процессы эти очень ясно указаны в Библии: когда "Дух Божий носился над водою" во тьме, "которая была над бездною"17 — великая бездна материи не имела еще формы, она была пуста, являла собою хаос. Форму ей придал Логос, Слово, о котором сказано: "все через Него начало быть и без Него ничто не начало быть, что начало быть"18. В книге Ледбитера эта идея выражена очень удачно: "Результатом этого первого великого излияния (Дух Божий носился) было пробуждение этой удивительной жизненности, проникающей всю материю (хотя бы она и казалась инертной для нашего несовершенного физического зрения); атомы различных планов, наэлектризованные этой силой, начали развивать всевозможные виды притяжения и отталкивания, бывшие в них до тех пор в скрытом виде, и вступать благодаря этому в различные взаимные соединения"19.

И только когда совершилась эта работа Св. Духа, возможно стало для Логоса, Космического Христа, приступить к облечению Себя в материю, войти в полном смысле слова в лоно Материи, еще девственной и неплодородной. Она была уже оживотворена Св. Духом, который, осеняя Девственницу, влил в нее Свою жизнь, приготовил ее к приятию жизни Второго Логоса, который с этих пор делает ее проводником Своей энергии. Вот что значит воплощение Христа, приятие плоти — "Ты не презрел недра девственницы".

открыть спойлер
В латинском и английском переводах оригинального греческого текста Никейского Символа Веры, в изречении, говорящем об этом фазисе нисхождения Христа, предлоги были изменены, благодаря чему изменился и самый смысл изречения. В оригинале сказано: "и был воплощен от Св. Духа и Девы Марии", тогда как в переводе сказано: "и был воплощен через Духа Святого от Девы Марии". Христос "облекается не только в "девственную" материю, но в материю уже оживотворенную и пульсирующую жизнью Третьего Логоса, так что и жизнь и материя окружают Его как бы двойным покровом"20.

Таково нисхождение Логоса в Материю, описанное как рождение Христа от Девы, и оно же является в солнечном мифе рождением Бога-Солнца в момент восхождения знака "Девы".

И тогда начинается первичное воздействие Логоса на материю, удачно представленное в мифе как действо Героя. Величавое могущество Логоса склоняется перед слабостью младенчества, еле касаясь хрупких форм, которые оно одушевляет. Материя заточает Его, как бы грозит уничтожить своего царственного Младенца, над славой которого простерся покров ограничения, принятого Им на Себя. Медленно формует Он материю для Своих высоких целей, доводит ее до полного возраста и затем возлагает Себя на Крест материи, чтобы с этого Креста изливать все силы Своей пожертвованной Жизни. Это — тот Логос, о котором Платон говорит, что Он распростерт крестообразно во вселенной; это — тот Небесный Человек, который стоит в пространстве с простертыми в благословении руками; это — распятый Христос, чья смерть на кресте материи проникает ее всю полнотой Его жизни. Смерть приявшим кажется Он и погребенным, но Он воскресает, облаченный в ту самую материю, в которой Он казался погибшим и Он возносит свое отныне сияющее Тело на небеса, где в Него изливается жизнь Отца и где оно становится проводником бессмертной человеческой жизни. Ибо жизнью Логоса создается покров для человеческой души и Он дает его человеку, чтобы он мог жить на протяжении веков и вырастать "в полную меру" Его собственной природы. Воистину, мы облечены в Него сперва материально, а затем и духовно. Он принес Себя в жертву, чтобы многих из детей Своих привести к славе и Он всегда с нами, до скончания веков.

Распятие Христа есть, следовательно, часть великой космической жертвы; но его аллегорическое изображение в земных Мистериях и священный символ человека, распятого в пространстве, получили со временем материальный смысл подлинной смерти на кресте, превратилось в осязаемый крест с пригвожденным на нем умирающим человеком. И вся эта повесть, переведенная из космической области в человеческую, была отнесена к Божественному Наставнику, Иисусу, и превратилась в историю Его физической смерти; точно так же и рождение от Девы, окруженное опасностями детство, воскресение и вознесение, все это стало передаваться как факты из Его человеческой жизни.

Мистерии исчезли, но их грандиозные картинные изображения космического творчества Логоса окружило и возвеличило возлюбленный образ Иудейского Учителя, и последствием было то, что Космический Христос Мистерий, слившись с очертаниями исторического Иисуса, сделался центральным образом христианской Церкви.

Но это еще не все; есть еще один аспект, который придает новое очарование истории Христа, — Христос Мистерий, столь близкий и дорогой для сердца человеческого, Христос Человеческого Духа, пребывающий в каждом из нас, Который родится и живет, распинается на кресте и воскресает из мертвых и возносится на небеса в каждом страдающем и торжествующем "Сыне Человеческом".

История жизни всех Посвященных в истинные небесные Мистерии передается в своих выдающихся чертах в евангельской биографии. Вот почему св. Павел говорит, как мы уже отмечали21, о рождении Христа в ученике, в Его возрастании в его душе "до полного возраста Христова". Каждый человек представляет собою в зачатке Христа и раскрытие в нем жизни Христа совпадает в общих чертах с повествованием о выдающихся евангельских событиях, которые, как мы видели, имеют не частное, а вселенское значение.

Пять великих Посвящений следуют одно за другим в жизни Христа, и каждое из них отмечает определенную ступень в раскрывающейся Жизни Любви. Эти Посвящения существуют и ныне, как в древности, и последнее из них отмечает конечное торжество Человека, выросшего до Божественного совершенства, поднявшегося над уровнем человечества и ставшего Спасителем мира.

Попробуем проследить эту драму внутренней жизни, вечно повторяющуюся в духовном опыте человеческой души, и посмотрим, как в жизни Посвященного повторяется жизнь Христа.

При первом великом Посвящении Христос рождается в сердце ученика и тогда он впервые сознает в себе самом излияние Божественной Любви и испытывает то чудное преображение, которое дает ему чувство единства со всем живым. Это и есть "Второе Рождение", радостно приветствуемое на небесах, ибо ученик рождается в "Царство Небесное" как один из "малых сих", как "малое дитя" — имена, которые давались вновь Посвященному. Это и подразумевал Иисус, когда говорил, что человек должен обратиться в малое дитя, чтобы войти в Царство небесное22.

Некоторые из Христианских писателей начала нашей эры употребляют знаменательное выражение "пещера", когда говорят о рождении Иисуса (если по Евангелию). "Пещера Посвящения" — хорошо известный древний термин, и над этой пещерой, в которой "рождается дитя", сияет "Звезда Посвящения", та Звезда, которая зажигается на Востоке каждый раз, когда рождается Младенец-Христос. Каждый такой младенец бывает всегда окружен опасностями и угрозами и такими тяжелыми испытаниями, которых не знают другие младенцы; ибо он помазан елеем второго рождения, и Темные Силы невидимого мира делают усилия, чтобы его погубить. Но, несмотря на все испытания, он достигает полного возраста, ибо раз Христос родился в человеке, он не может погибнуть никогда и не может остановиться его развитие, раз оно уже началось. Его прекрасная жизнь расширяется и растет, возрастая непрестанно в мудрости и духовности, пока не настанет время второго Великого Посвящения (Крещения Христа водой и духом), которое дает ему силы, необходимые для Учителя, которому предстоит вступить в мир и трудиться в нем в качестве "Возлюбленного Сына".

Тогда нисходит на него в великом изобилии божественный Дух, и слава Невидимого Отца изливает на него свое чистое сияние. Но после этого благословенного часа он увлекается Духом в пустыню и снова подвергается страшному испытанию, ибо отныне силы Духа раскрылись в нем и Темные Силы стремятся совратить его с пути, пользуясь этими самыми силами и внушая ему употребить их для собственного своего спасения вместо того, чтобы с терпением уповать на своего Отца. В быстрых и внезапных чередованиях, которыми испытывается его сила и вера, шепот воплощенного Искусителя следует за голосом Отца, и раскаленные пески пустыни обжигают ноги, только что омытые в светлых водах священной реки.

Победив эти соблазны, он идет в мир, чтобы посвятить на служение людям те силы, которыми он не захотел воспользоваться для себя и отказавшись превратить камень в хлеб для утоления своего собственного голода, он насыщает пятью хлебами "пять тысяч человек, не считая женщин и детей".

В его жизни, наполненной непрестанным служением, наступает снова краткий период славы, когда он возносится на "высокую Гору", на Священную Гору Посвящения. Там совершается его преображение и там он встречает некоторых из своих великих Предшественников, прошедших некогда тот самый Путь, по которому ступает и он.

Так он проходит через третье великое Посвящение, а затем тень от приближающихся "страстей" надвигается на него, и он решительно обращает свое лицо к Иерусалиму, стойко отвергая искусительный совет одного из учеников — к тому Иерусалиму, где его ждет крещение Св. Духом и Огнем.

После Рождения — преследование Ирода, после Крещения — искушение в пустыне; после Преображения — переход на последний этап Крестного Пути. Так чередуются торжество и страдание до тех пор, пока конечная цель не будет достигнута.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №22  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:37 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Все более возрастает сила любви, она становится все полнее и совершеннее, в Сыне Человеческом все яснее просвечивает Сын Божий, пока не пробьет час для окончательной битвы, и четвертое великое Посвящение не введет его в торжественном шествии в Иерусалим, за которым виднеется Гефсиманский Сад и Распятие.

Ныне он — тот Христос, который готов пожертвовать собой, готов возложить себя на крест. Настал для него час тяжкого испытания, час агонии одиночества в Саду, когда даже избранные им друзья спят в то время, как он борется в своей смертельной тоске. На одно мгновение вырывается у него мольба, чтобы горькая чаша миновала его, но его могучая воля побеждает и он протягивает руку, чтобы взять ее и испить до дна; и в этот миг великого одиночества Ангел нисходит к нему, чтобы укрепить его силы — как это бывает всегда, когда Ангелы видят Сына Человеческого, изнемогающего под тяжестью страданий.

На дальнейшем пути его ожидает горькая чаша предательства, покинутости, отречения — и, один среди издевающихся врагов, он приближается к последнему своему страшному испытанию. Бичуемый телесной мукой, пронзенный жестокими терниями подозрения, лишенный своей прекрасной ризы непорочности перед лицом всего мира, преданный в руки своих врагов, покинутый, по-видимому, и Богом, и людьми, он терпеливо переносит все с неугасающей верой в помощь свыше. Но страдания продолжаются, наступает распятие и смерть тела — окруженный торжествующими врагами, которые издеваются над ним, охваченный ужасом перед надвигающейся на него тьмой, — он в этом мраке встречается со всеми силами зла; его внутреннее зрение затуманивается, он чувствует себя беспредельно одиноким и тогда его сильное сердце не выдерживает и он в отчаянии взывает к Отцу, который, по-видимому, покинул его, и человеческая душа его в этом беспредельном одиночестве испытывает всю невыносимую муку кажущегося поражения. И тогда, собрав все силы "непобедимого духа" и принося в жертву свою личную жизнь, он добровольно принимает смерть — Посвященный "нисходит в ад", — чтобы ни одна область вселенной, которой он призван помогать, не оставалась для него чуждой, чтобы не было ни единого отверженного существа, не заключенного в круг его всеобъемлющей любви. А затем, поднявшись из бездны мрака, он вновь видит свет, снова чувствует себя Сыном, неотделимым от Отца, снова возносится в Жизнь Вечную, сияющий сознанием, что он встретил смерть лицом к лицу и одолел ее, сильный той силой помощи, которую он отныне в состоянии давать сынам человеческим, способный изливать свою жизнь в каждую борющуюся человеческую душу.

открыть спойлер
Он остается еще на время среди своих учеников, чтобы учить их, чтобы раскрыть перед ними тайны духовных миров и подготовить их к прохождению того пути, по которому прошел он сам. Исполнив это, он расстается со своей земной жизнью и возносится к Отцу, и, приняв пятое великое Посвящение, становится торжествующим Учителем, звеном между Богом и человеком.

Такова история, переживаемая в истинных Мистериях как древности, так и наших времен, драматически изображаемая символами на физическом плане, наполовину видимая для тех, "кто имеет очи, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать".

Таков Христос Мистерий в его двойном аспекте — космическом и индивидуальном, в аспекте Логоса и человека. Неудивительно, что эта история Христа, смутно переживаемая мистиками, хотя бы они и не знали ее, вплелась такими крепкими нитями в сердца человеческие, и неудивительно, что она служит живым вдохновением для всех, стремящихся к благородной жизни.

Христос человеческого сердца сливается для большинства верующих с Иисусом, принимаемым за того мистического Христа, который борется в человеке, страдает, умирает и под конец торжествует; Человека, в котором человеческая природа распинается и воскресает, победа которого есть верное обетование победы для каждого, кто подобно Ему остается верным до смерти и за ее пределом — Христа, которого нельзя забыть, пока Он снова и снова рождается в человечестве, пока мир нуждается в Спасителях и пока Спасители жертвуют собою ради спасения людей.



Примечания к главе VI

1. См. первую главу Евангелия от Иоанна, ст. 1-5. Название Логоса, данное проявленному Богу, формирующему материю, платонического происхождения и поэтому идет непосредственно из Мистерий; до Платона, в гораздо более древние времена Голос Vak, употребляемый в религии индусов, происходит из того же источника.

2. См. выше и гл. IV.

3. См. в гл. III.

4. См. в гл. III.

5. II Посл. Коринф., гл. IV, 18.

6. Там же, V, 7.

7. Там же, V, 14.

8. Лука XV, 16.

9. Лука XIV, 26.

10. Матф. V, 28.

11. Евр. ХI, 27.

12. Матф. V, 45.

13. Лука IX, 49, 50.

14. Матф ХVII, 20.

15. II Посл. Коринф. VI, 4 — 10.

16. Колоссян. III, 1.

17. Матф. V, 8; Иоанн XVII, 21; Бытие I, 3.

18. Иоанн 1, 3.

19. The Christian Creed, С. Leadbeater, р. 29.

20. Там же, р. 43.

21. Галат. IV. 19.

22. Матф. XVIlI, 3.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №23  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:43 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава VII

ИСКУПЛЕНИЕ

Теперь мы перейдем к изучению некоторых аспектов Жизни Христа, как они представлены в доктринах христианства. Во внешних учениях они являются принадлежностью лишь одной Личности Христа; в эзотерических хотя эти аспекты и признаются за ним, но в своем наиболее глубоком смысле они составляют часть проявлений Логоса, и, имея свое отражение в Христе, отражаются также и в каждой Душе, которая вступила на путь Креста. Рассматриваемые таким образом, учения эти представятся нам глубоко верными, тогда как в их внешней форме они в состоянии очищать нашу мысль и поражать наши эмоции.

Среди них на первом месте стоит доктрина Искупления. Доктрина эта не только представляла собой предмет ожесточенных нападений со стороны нехристиан, но и в пределах самого христианства тяжело задевала людей с чуткой совестью. Некоторые из наиболее глубоких христианских мыслителей последней половины девятнадцатого столетия испытывали мучительные сомнения относительно церковных учений об Искуплении и старались понять и представить их в таком аспекте, который бы разъяснил и смягчил грубое их понимание, истекавшее из неразумного чтения нескольких глубоко мистических текстов. Относительно этих текстов следовало бы не забывать предупреждение Апостола Петра: "Возлюбленный брат наш Павел по данной ему премудрости написал вам, как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные к собственной своей погибели превращаются..."1

Тексты, касающиеся тождественности Христа и его братьев-человеков были переиначены, им был придан смысл юридического заместительства человечества Христом; благодаря этому толкованию получился выход, дающий возможность уклониться от последствий греха, тогда как это тождество должно бы служить вдохновением и побуждением к достижению праведности.

открыть спойлер
Общее учение первоначальной Церкви относительно Искупления сводилось к тому, что Христос, как Представитель Человечества, встречает и побеждает Сатану, представителя Темных Сил, которые держат человечество в плену, что Он отвоевывает пленников у Сатаны и освобождает их от власти Темных Сил. Постепенно, по мере того, как Христианские наставники теряли соприкосновение с духовными истинами и свою собственную растущую нетерпимость и суровость стали приписывать любящему Отцу как Он отражается в подлинных учениях Христа, — они начали изображать Его разгневанным на человека, Христа же — спасающим человека от гнева Божия, а не освобождающим его из плена злой силы. Затем были прибавлены выражения,. еще более материализующие первоначальную духовную идею, и доктрина Искупления была окончательно намечена. Произведение Ансельма "Zur Deus Homo" наложило на нее печать и учение, медленно враставшее в христианскую теологию, оказалось отныне под эгидой Церкви. Римско-католики и протестанты во времена Реформации одинаково верили в заместительный характер Искупления, совершенного Христом. В этом вопросе среди них не было разногласия. Но пусть лучше сами христианские богословы выскажут, как они понимают Искупление... Лютер учит, что "Христос воистину и действительно испытал за все человечество гнев Бога, проклятие и смерть". Флявель пишет: "Гневу, гневу бесконечного Бога, истинного, был предоставлен Христос, вплоть до мучений ада, и это — рукою своего собственного Отца". Англиканская проповедь утверждает, что "грех вырвал Бога из небес, чтобы он почувствовал ужасы и страдания смерти и чтобы человек, это исчадие ада и союзник дьявола, был выкуплен смертью единородного и возлюбленного Сына Божиего"; "пыл Его гнева", "Его пламенный гнев мог быть утишен лишь Иисусом", "столь приятно было для Него жертвоприношение Своего Сына". Более логичный Эдуардс видел большую несправедливость в двойном наказании и в мучениях ада, налагаемых дважды, сперва на Иисуса, заместителя человечества, а затем также и на погибшую часть человечества; вместе с большинством кальвинистов он принужден ограничить искупление для одних лишь избранных и объявить, "что Христос нес грех не всего мира, а только избранных"; Он страдал "не за мир, но за тех, которых Ты дал мне". При этом Эдуардс все же стоит твердо за идею заместительства и отвергает всемирное искупление на том основании, что "верит, что Христос умер за всех, это верный способ доказать, что Он не умирал ни за кого в том смысле, как христиане верили до сих пор". Он заявляет, что "Христос пострадал от гнева Божия за грехи людей"; что "Бог наложил свой гнев на заслуживших и Христос подвергся мукам ада за грехи". Оуэн смотрит на страдания Христа как на "полноценное удовлетворение Божественной справедливости за все грехи избранных" и говорит, что "Он подвергся тому самому наказанию, ... которое должны были перенести они."2

Чтобы доказать, что эта точка зрения продолжает господствовать в церквах, я писала далее: "Строуд заставляет Христа "испить чашу гнева Божия"; Дженкин говорит: "Он страдал как отвергнутый, осужденный и забытый Богом". Дуайт думает, что Он испытал "ненависть и презрение" Бога. Епископ Джейн говорит нам, что "после того, как человек сотворил свое наибольшее зло, вынести наихудшее досталось на долю Христа. Он попал в руки своего Отца". Архиепископ Томсон проповедует, что "облака Божьего гнева скопились над всем родом человеческим: они разразились над одним лишь Иисусом". "Он становится проклятием за нас и сосудом гнева". Лиддон разделяет то же чувство: "Апостолы учат, что человечество — рабы, и что Христос на кресте заплатил за них выкуп. Распятый Христос добровольно обречен и проклят". Он доходит до того, что говорит о точном размере позора и страдания, необходимого для искупления" и прибавляет, что "божественная жертва" уплатила более, чем было абсолютно необходимо"3.

Против этой точки зрения ученый и глубоко религиозный Маклэод Кэмпбел написал свой хорошо известный труд "On the Atonement", содержащий в себе много верных и прекрасных мыслей. Ф. Д. Морис и другие верующие христиане также старались снять с христианства бремя доктрины, столь разрушительной для верного представления об истинных отношениях между Богом и людьми.

И тем не менее, если мы бросим взгляд в прошлое, мы увидим, что вера в эту доктрину, даже в этой ее грубой внешней форме, была связана с самыми возвышенными проявлениями верующих христиан, и что некоторые из благороднейших представителей христианства черпали из нее свою силу, свое вдохновение и утешение. Было бы несправедливо не признать этого факта. А когда мы встречаемся с фактом, который предоставляется нам, и поразительным, и вне всякого соответствия с истиной, — мы хорошо сделаем, если остановимся на нем и постараемся проникнуть в его смысл. Если бы в этой доктрине было только то, что в ней видят нападающие на нее как внутри, так и вне церквей, если бы она в своем истинном значении настолько противоречила уму и совести, как ее находят многие вдумчивые Христиане, если бы это было так, она не могла бы иметь для человеческого сердца такого обаяния, сделаться источником такого героического самоотречения и стольких трогательных и патетических примеров жертвенного служения миру. В ней должно быть нечто большее, чем видимое на поверхности, какое-то скрытое зерно истины, которое питало всех, извлекавших из нее свое вдохновение.

Изучая ее, как одну из Малых Мистерий, мы находим в ней скрытую жизнь, которая питала душу благороднейших представителей Христианства и была в такой гармонии с этим скрытым зерном истины, что облекавшая ее форма не могла оттолкнуть их.

Когда начинаешь изучать доктрину Искупления как одну из Малых Мистерий, становится очевидным, что для ее понимания требуется некоторое духовное развитие, требуется пробуждение внутреннего зрения. Для ее осознания необходимо, чтобы дух этой доктрины применялся к жизни, чтобы человек лично пережил значение самоотречения; и тогда он уловит в эзотерическом учении этой доктрины ясное проявление Закона Жертвы. Мы тогда только сможем понять доктрину Искупления в применении к Христу, когда посмотрим на нее как на особое проявление мирового закона, отражение внизу того, что вверху, показывающее нам в конкретной человеческой жизни, что означает жертва.

Закон Жертвы лежит в основе всех мировых систем и на нем построены все вселенные. Он — в самом корне эволюции и только он делает эволюцию понятной. В учении об Искуплении Закон Жертвы принимает конкретную форму по отношению к человеку, который уже достиг известной ступени духовного развития, той ступени, когда ему стало ясно его единство с остальным человечеством и когда он становится в полном значении этого слова Спасителем людей.

Все мировые религии провозглашали, что вселенная возникает благодаря акту жертвы, и в основе их наиболее торжественных ритуалов лежит та же идея жертвы. В Индуизме заря мирового проявления занимается благодаря жертве4, человечество произошло жертвою5, и пожертвовал собою сам Бог6; цель Его жертвы — проявление; Он не может проявиться иначе как актом жертвоприношения, и так как ничто не может проявиться, пока Он Сам не проявлен7, акт Его жертвы называется "зарею" создания мира.

Религия Зороастра учит, что в беспредельном, непознаваемом, неизреченном Существовании принесена была жертва и явился проявленный Бог; Ахура-Мазда рожден актом этой жертвы8.

В Христианской религии та же идея заключена в изречении: "Агнец, закланный от создания мира"9; слова эти не могут иметь иного значения, как лишь то, что мир не может возникнуть, пока Бог не совершил акта жертвы. Это жертвоприношение означает ограничение Себя для того, чтобы проявиться. "Закон Жертвы вернее было бы назвать Законом Проявления или Законом Любви и Жизни, ибо во всей вселенной — сверху и до низу — Закон этот есть причина проявления и жизни"10.

"Если же мы возьмем физический мир, как наиболее доступный для нашего изучения, мы найдем, что вся жизнь в нем, весь рост и весь прогресс одинаково как для единиц, так и для составных частей, зависит от непрекращающейся жертвы и от принятия страдания. Минерал жертвуется растительному царству, растение и животное — человеку, человек — человеку, и все высшие формы снова распадаются и снова питают своими распавшимися составными частями низшие царства Природы. Происходит непрерывная цепь жертв снизу вверх и отличительным признаком прогресса служит то, что из невольной и наложенной извне жертва становится добровольной и свободно избираемой. И только тех признает человеческий ум великими, а человеческое сердце горит любовью только к тем добровольным страдальцам, к тем героическим душам, которые боролись, терпели и умирали за человечество, чтобы своими страданиями облегчить его долю. Если мир сотворен Логосом, и закон мирового прогресса в целом и его частях есть жертва, в таком случае Закон Жертвы указывает на нечто, что лежит в самой природе Логоса, что должно иметь свои корни в самой Божественной Природе. Дальнейшее размышление приводит нас к заключению, что если вообще должен быть мир, он может возникнуть благодаря тому, что Единое Бытие решило ограничить Себя и таким образом сделать проявление возможным и что Логос есть ограничивший Себя Бог; ограничивший Себя для того, чтобы дать жизнь вселенной. Подобное самоограничение может быть лишь высочайшим актом жертвы, и поэтому не следует удивляться, что мир — во всем и везде — обнаруживает печать своего происхождения, и что Закон Жертвы является законом существования мира и возникших в нем многочисленных жизней.

Далее, раз это самоограничение есть акт жертвы ради того, чтобы могли возникнуть индивидуальные жизни, способные разделить блаженство Бога, воистину эта жертва становится заместительным актом, совершенным в пользу других; отсюда — уже отмеченное нами явление, что признак прогресса есть жертва, ставшая добровольной и свободно избранной, и что человеческое совершенство выявляется вполне в том человеке, который отдает себя и свою жизнь за людей и своими страданиями завоевывает для них ценное благо.

Здесь, в высочайшей области, нужно искать внутреннюю правду доктрины искупительной жертвы, и как бы она не была искажена и грубо понята, эта внутренняя духовная истина делает ее неразрушимой, вечной, источником духовной энергии, которая в многообразных формах и многообразными путями искупает мир от зла и ведет его домой, к Богу"11.

Когда Логос появляется из "Лона Отца", в тот "День", о котором сказано, что: "Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя"12, на горе Проявления, когда через Него Бог "сотворил века"13, — Он собственной волей ограничивает Себя, отделяя как бы сферу, заключающую Божественную Жизнь, появляясь как сияющая орбита Божественной Субстанции, Дух внутри и ограничение или Материя снаружи. Это — тот покров материи, который делает возможным рождение Логоса; это Мария, Мировая Мать, необходимая для проявления Вечного во времени, чтобы для Божества возможно стало построение миров.

Это самоограничение есть акт жертвоприношения, добровольное самопожертвование любви ради того, чтобы другие жизни могли возникнуть от Него. Этот акт рассматривался как смерть, ибо по сравнению с невообразимой жизнью Бога в Себе подобное ее втеснение в материю может воистину назваться смертью. Оно рассматривалось как распятие в материи и изображалось как таковое; отсюда истинное происхождение Креста, как в его так называемой Греческой форме, которая означает оживотворение материи силою Святого Духа, так и в Латинском Кресте, на котором изображается Небесный Человек, Космический Христос14.

"Исследуя символизм Латинского креста, вернее, распятия, исследователи ожидали, что в глубине веков эмблема окажется без распятого Человека и останется лишь один первоначальный крест. А между тем случилось как раз обратное: они были поражены, увидев, что под конец крест исчез и сохранилась лишь человеческая фигура с распростертыми руками. Но в ней не было и тени скорби или страдания, хотя она все же являет собою жертву; скорее, она выражала чистейшую радость, радость свободной отдачи себя. Это — символ Божественного Человека, стоящего в мировом пространстве с руками, простертыми для благословения, дающего свои дары всему человечеству, свободно изливающего Свою Жизнь во всех направлениях, сходящего в это "плотное море" материи, чтобы быть связанным, плененным, заключенным в его границы, дабы благодаря этому схождению мы могли получить бытие"15.

Это жертвоприношение происходит непрерывно, ибо в нашей вселенной с ее бесконечным разнообразием божественная жизнь изливает себя в каждую из ее бесчисленных форм, составляя самое сердце ее, "Сердце Безмолвия" египетского ритуала, "Скрытого Бога". В этой жертве кроется вся тайна эволюции, Божественная Жизнь, плененная в форме, не перестает действовать на нее изнутри, заставляя ее развиваться, но делает это осторожно, чтобы форма не разбилась, пока она еще не достигла своего полного развития. С бесконечным терпением, тактом и осторожностью совершает Божественная Сила это давление; в каждой форме — минеральной и растительной, в животном, в человеке эта расширяющаяся и подвигающая к росту энергия Логоса действует без перерыва. Это и есть та сила эволюции, та образующая энергия внутри всех форм, которую наука усматривает, но не знает, откуда она идет. Ботаник говорит об энергии внутри растения, которая тянет его вверх; он не знает как и почему, но дает ей название vis a fronte, потому что находит ее там или, вернее, видит ее результаты. Совершенно так же, как в растении, действует она и во всех других формах, делая их все более совершенными выразителями кроющейся в них жизни. Когда граница возможности для дальнейшего роста какой-либо формы достигнута и ничего более не может быть выявлено через нее душою этой формы, той Божественной частицей, которой Логос осеняет форму, — тогда Он извлекает из нее Свою энергию и форма разрушается. Мы называем это смертью и гибелью. Но вместе с Его энергией удаляется и душа покинутой формы; для нее Он строит новую форму и смерть старой означает переход души в большую полноту жизни... Если бы мы смотрели духовными, а не телесными глазами, мы бы не оплакивали мертвую форму, возвращающую материалы, из которых она была построена, мы бы радовались, что жизнь перешла в более совершенную форму для того, чтобы могли раскрыться еще не проявленные, скрыто живущие в ней силы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №24  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:43 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Благодаря этой непрестанной жертве Логоса существуют все жизни; благодаря Его Жизни вселенная находится в непрерывном процессе становления. Эта Жизнь Едина, но она воплощается в мириадах форм, непрерывно приводит их в постоянное взаимодействие и осторожно преодолевает их сопротивление. Это и есть Искупление16, та объединяющая сила, благодаря которой отдельные жизни начинают постепенно сознавать свое единство, благодаря которой в них развивается самосознание, познающее себя в конце своего земного пути единым со всеми остальными жизнями и убедившееся, что единый корень всех жизней — божествен.

Это — первичная и непрерывно продолжающаяся жертва, излияние Жизни, направляемой Любовью, добровольное и радостное приношение Себя, чтобы дать бытие другим Я (Selves). Это — та "радость Господа"17, в которую "внидет" верный слуга, евангельское изречение, сопровождаемое многозначительными словами, что Он алкал и жаждал, был наг и болен, был странником и в темнице, был во всех заброшенных и во всех получивших помощь сынах человеческих18.

Для свободного Духа отдача себя есть радость, и он живет тем сильнее, чем больше дает от себя. И чем обильнее он изливается, тем быстрее совершается его рост, ибо закон, по которому растет жизнь, требует — давать, а не брать, изливать изнутри, а не принимать извне. Из этого следует, что наиболее глубокий смысл жертвы есть радость; Логос изливает Себя, чтобы появился мир и "на подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством..."19

Но люди соединили значение этого слова со страданием и в каждом религиозном ритуале жертвоприношения всегда налицо есть оттенок страдания, хотя бы в виде ничтожной убыли для приносящего жертву. Следует ясно понять, каким образом произошло это изменение, это инстинктивное соединение слова "жертва" с неизбежностью страдания.

открыть спойлер
Объяснение этому явлению мы находим тогда, когда от проявления Жизни переходим к формам, в которых Жизнь воплощается, и смотрим на проблему жертвы со стороны формы. Тогда как самая жизнь Жизни состоит в отдаче, жизнь или сохранение формы зависит от ее способности брать извне, ибо живя, она испытывает убыль, она истрачивает себя. И для этого, чтобы продолжать свое существование, она должна извлечь извне свежий материал, чтобы возместить понесенную убыль. Форма должна завладевать, удерживать и вносить в себя то, что она захватила, иначе она не сможет продолжать свое существование; закон ее роста — брать и усваивать то, что мировая среда предоставляет ей. Когда сознание отождествляет себя с формой, когда оно смотрит на форму как на самого себя, — жертва принимает неизбежно аспект лишения, страдания; отдать, уступить, потерять то, что было добыто, вызывает чувство посягательства на благоденствие формы, на прочность ее существования и, благодаря этому, Закон Жертвы приобретает оттенок страдания, а не радости.

Недолговечность форм, постоянное их разрушение и страдание, вызываемое этим разрушением, должны научить человека, что ему не следует отождествлять себя с формой, изменчивой и преходящей, а с растущей и неистощимой жизнью; и этот урок преподавала ему не только вся внешняя природа, но и мудрые наставления Учителей, дававших ему религии.

Во всех мировых религиях можно проследить четыре главные ступени в учении о Законе Жертвы. Прежде всего, человека учили жертвовать частью своих материальных благ, чтобы заслужить увеличение своего материального благоденствия, и тогда жертвы приносились в виде благотворительности по отношению к людям и в виде приношения Богам, как это известно из Св. Писаний Индусов, поклонников Зороастра, Евреев и всего остального мира.

Человек отдавал нечто, имеющее для него цену, чтобы обеспечить для себя, для своей семьи, своей общины или своего народа благосостояние в будущем. Он жертвовал в настоящем ради того, чтобы получить с избытком в будущем. На второй ступени урок был уже труднее: вместо физического благосостояния и мирских благ наградой за принесенные жертвы являлось небесное блаженство. Завоевать для себя небо, добиться счастья по ту сторону смерти — вот что побуждало человека жертвовать в течение своей жизни на земле.

Это был уже значительный шаг вперед: человек научался отдавать то, чем дорожило его тело во имя отдаленного блага, которое он не был в состоянии ни видеть, ни доказать. Он научался отдавать видимое за невидимое и, соглашаясь на эту жертву, он вырастал внутренне, поднимался на высшую ступень; ибо так велико обаяние видимого и осязаемого, что если человек способен променять его на невидимый мир, в который верит — он уже делает значительный шаг для достижения этого невидимого мира. Мы знаем подвиги мучеников, как много они могли претерпеть, мы знаем как они научались выдерживать полное одиночество и преследование, выносить все бедствия, страдания и поношения, устремив свой внутренний взор на то невидимое, что их ожидало за могилой. Верно, что в них говорила и жажда небесной радости, но все же нужна большая сила, чтобы оставаться одиноким на земле, опираясь на одно духовное общение, сохранять верность внутренней жизни, когда внешняя жизнь представляет одно мучение.

На четвертую ступень человек поднимается тогда, когда он видит в себе часть великой общей жизни и когда готов пожертвовать собой ради общего блага, сознавая, что как часть, он должен подчинить себя целому. И тогда он научается поступать правильно, не сообразуясь с тем, насколько результаты его поступков выгодны для его собственной личности, научается терпеть и действовать бескорыстно, но не в виду будущего вознаграждения, а потому, что это — его долг перед человечеством. Душа, достигшая подобного героизма, готова для четвертой ступени; она готова признать, что все, чем отдельная часть обладает, должно быть принесено в жертву целому потому, что Дух во всех один и тот же, он составляет часть единой божественной жизни; зная это, человек не допускает розни, не боится разлуки и, отдавая себя как часть Мировой Жизни, в полноте этой жизни испытывает "радость Господа своего".

Аспект страдания в жертвенном акте сохраняется лишь на первых трех ступенях. На первой — он выражен лишь в слабой степени; на второй возникает пожертвование физической жизни и земного блага; третья является временем опыта, всевозможных испытаний, роста и эволюции души. Ибо на этой ступени долг может потребовать от него отказаться от всего того, что он считает за самую жизнь свою; когда он все еще отождествляет себя с формой, чувствует себя этой формой, хотя и знает, что он превосходит ее, когда он с отчаянием спрашивает себя: "Если я откажусь и от этого, что же останется от меня?" Ему кажется, что самое сознание должно прекратиться, если он откажется от всего, что составляло содержание его души, которая пока еще не видит ничего, за что она могла бы удержаться в потустороннем мире. И в то же время всепобеждающая уверенность, повелительный голос побуждает его отдать все до конца, до последней капли крови. Если он испугается и отступит, он должен будет вернуться в прежнюю жизнь, жизнь ощущений, жизнь интеллекта, переживать в мирской жизни все впечатления и радости, от которых он не посмел отказаться; и тогда он испытает то неудовлетворение, ту постоянную жажду и то отсутствие удовольствия от всех доступных впечатлений, которые заставят его понять истинный смысл изречения Христа, что "тот, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее"20; он хотел удержать свою личную жизнь, но он не удержал, а потерял ее. Если же он послушается внутреннего голоса, если он рискнет всем и отдаст свою жизнь, потеряв ее, он "сохранит ее в жизнь вечную"21, и убедится, что жизнь, которую он принес в жертву, была смертью в сравнении с истинной жизнью, что все, отданное им, было иллюзией, и только теперь он нашел реальное. В этом выборе испытывается состав души и лишь чистое золото сохраняется в этом огненном горниле, где вместо смерти жизнь находит свое обновление и свою полноту. А затем следует радостное открытие, что завоеванная таким образом жизнь завоевана для всех; что пожертвование отдельного Я пригодится к выявлению Высшего Я, и что отдача ограниченного, казавшегося таким необходимым, имеет последствием слияние с мириадами форм, что придает жизни такую полноту и яркость и такую "силу жизни непрестанной"22, о какой и не снилось до тех пор.

Таков смысл Закона Жертвы, основанный на первичной Жертве Логоса, той Жертве, отражением которой являются все остальные жертвы.

Мы видели, как Иисус пожертвовал своим телом, чтобы высшая жизнь могла сойти на землю и воплотиться в форме, которую он так охотно отдал; мы видели, как благодаря этому самоотречению Он достиг полного возраста Христова для того, чтобы стать Охранителем Христианства и излить Свою жизнь в великую религию, основанную тем Могучим Существом, с которым принесенная жертва отождествила Его.

Мы видели, как Душа Христа прошла через великие Посвящения, родилась как малое дитя, спустилась в реку мировых страданий, водами которой Иисус Христос был окрещен в свое деятельное служение, как Он преобразился на Горе, был приведен к завершению своей последней битвы и как восторжествовал над смертью. Теперь нам следует рассмотреть, в каком смысле Он является искуплением, как в Жизни Христа Закон Жертвы находит свое совершенное выражение.

Начало того, что можно назвать служением Христа, выражается тем великим неослабевающим состраданием к скорбям мира сего, которое символизируется "вступлением в реку". С этого момента вся его жизнь сосредоточивается на выполнении изречения: "Он ходил, делая добрые дела", ибо тот, кто приносит в жертву свою отдельную жизнь, чтобы стать проводником божественной Жизни, не может иметь иного интереса в этом мире, кроме оказания помощи другим. Он научается отождествлять себя с сознанием окружающих его, чувствовать, как они чувствуют, думать, как они думают, радоваться их радостью и страдать их страданием; так вносит он в свою повседневную бодрствующую жизнь то чувство единства с другими, которое он испытывает на высших планах бытия. Он должен выработать в себе то сочувствие, которое вибрирует в полной гармонии с многозвучным аккордом человеческой жизни, он должен соединить в себе обе жизни — и человеческую, и божественную, и стать посредником между небом и землей.

И тогда в нем проявится великая Сила, ибо Дух Божий пребывает на нем; и он выделится среди людей как тот, который способен вести младших братьев на путь истинной жизни. В его близости они почувствуют силу, которая исходит от него, божественная Жизнь будет ясно выражена в нем, облеченном доверием Господа. Голодные Души придут к нему и он напитает их хлебом жизни; больные грехом приблизятся к нему и он исцелит их животворящим словом, которое обновит их душу; слепые неведением потянутся к нему и он откроет их глаза светом своей мудрости. Главный признак его служения в том, что наиболее бедные и униженные, наиболее отчаявшиеся и обездоленные не почувствуют, приближаясь к нему, никакого средостения, лишь привет, а не отчуждение; ибо от него излучается любовь, которая все понимает и никого не отталкивает. Как бы низко ни стояла душа, она никогда не почувствует, что стоит ниже его; для нее он будет рядом с ней ступать по той же земле; и все же она будет чувствовать, что он исполнен какой-то неведомой поднимающей силой, влекущей вверх, и он и ее наполнит новой энергией и новым вдохновением.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №25  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:44 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Так живет он и трудится, истинный Спаситель людей, пока не настанет для него время пройти новый урок: потерять на время ощущение той божественной Жизни, которая все более и более становится его собственной жизнью.

Этот урок приводит к сознанию, что истинный центр божественной Жизни, тот центр Единого Я, который скрыто живет в каждой человеческой душе, находится внутри, а не вне. Ибо поистине Христос во всем и Бог во Христе, и потому ничто воплощенное, ничто кроме Вечного23, и не может помочь ему в страшный час величайшего из всех испытаний. Человек должен познать, что истинное единство Отца и Сына можно найти только внутри, а не вне, а этот урок может быть усвоен лишь в величайшем одиночестве, когда душа чувствует себя покинутой Богом... Когда это испытание приближается, он взывает к своим близким, прося их побыть с ним, пока длится этот страшный час душевного мрака; и затем, покинутый всеми, не находя ни в ком сочувствия, обманутый в человеческой любви, он остается наедине лицом к лицу с живущим в нем божественным Духом и, чувствуя свое единство с Отцом, молит Отца, чтобы миновала его чаша сия. Выдержав свое одиночество, он в состоянии преодолеть и последнее испытание, когда его покидает и эта невидимая поддержка, и Бог вне его исчезает и остается лишь Бог внутри его души. "Боже мой, Боже мой, почто Ты покинул меня?" — вырывается у него мучительный крик смертельного томления. Предельный мрак одиночества спускается над ним, и он чувствует себя покинутым на земле и на небе. А между тем, никогда Отец не был ближе к Сыну, чем в момент, когда Душа Христа чувствует себя покинутой, ибо именно тогда, когда она соприкасается с предельной глубиной скорби, занимается рассвет ее торжества. Ибо теперь Сын узнает, что он сам должен стать тем Богом, к которому он взывал и, испытав последнюю острую боль разлуки, он находит вечное единство, он чувствует, что источник жизни внутри него и — сознает себя вечным.

Нельзя стать Спасителем мира и нельзя достигнуть полного сочувствия для человеческих страданий, пока душа не испытает и не победит страдание, страх и смерть без иной помощи, кроме помощи Бога внутри него.

открыть спойлер
Не трудно переносить страдание, пока остается сознательная связь с высшим бытием: ибо свет свыше, пока он совсем не погас, не позволяет тьме одолеть нашу смертную природу, и страдание не есть страдание, пока оно переносится в освещающем присутствии Бога. Существует страдание, которое каждый Спаситель мира должен испытать — когда тьма спускается на человеческое сознание и ни единый луч света не пронизывает эту тьму. Он должен узнать всю глубину отчаяния, которое испытывает человеческая душа, когда ее со всех сторон окутывает беспросветный мрак и помутившееся сознание не находит ни единой руки, за которую оно могло бы удержаться. В эту тьму спускается каждый Сын Человеческий прежде, чем воскреснуть в силе и славе; это горчайшее испытание должен преодолеть каждый Христос, прежде чем он "сможет всегда спасать приходящих через него к Богу"24.

Испытавший это предельное страдание становится воистину Спасителем мира, он может взять на себя мировой подвиг, для свершения которого все это и было лишь подготовлением. В него устремляются все силы, противные человеку, чтобы в нем преобразиться в противоположные силы, в светлые силы, несущие миру помощь. Так становится он одним из Центров Мира на земле, которые преобразуют враждебные силы, грозящие раздавить человечество, в силы, ведущие людей к гармонии.

Часть страданий Христа, не достигшего еще совершенства, заключается в этом приведении к гармонии сил, несущих раздор в мир. "Хотя он и Сын, он все же познает через страдание и таким образом становится совершенным"25. В человеческом мире было бы гораздо больше вражды и раздора, если бы в его среде не жили праведники, способные умиротворять враждебные силы.

Когда говорится, что Христос страдает "за человеков", что Его сила заменяет их слабость, Его чистота — их греховность, Его мудрость их неведенье, слова эти выражают истину; ибо Христос становится настолько единым с людьми, что возникает взаимодействие между Его жизнью и их жизнями. Происходит не замещение, а приятие их в Его жизнь и излияние Его жизни в них. Ибо, поднявшись на высший план единства, Он способен разделять со всеми все, что Он приобрел, давать все, чего Он достиг. Пребывая над уровнем раздельности и глядя сверху на души, погруженные в разъединение, Он приходит в общение с каждой из них, тогда как для них недоступно взаимное общение. Вода может изливаться во многие трубы, открытые для резервуара, но закрытые одна для другой, — так и Он в состоянии изливать Свою жизнь в каждую душу. Только одно условие необходимо для того, чтобы Христос мог разделить Свою силу с младшим братом: чтобы сознание последнего открылось для божественного, чтобы оно оказалось восприимчивым для предлагаемой Жизни и свободно воспринимало бы изливаемый дар. Ибо свобода нашего Духа охраняется Богом так ревностно, что Он изливает в человеческую душу Свою Жизнь и Силу только если душа пожелает воспринять Его.

Необходимо взаимодействие снизу и сверху: сверху — воля давать, снизу — раскрытие души и ее желание воспринять. Это и есть связующее звено между Христом и человеком; это — то, что Церковь называет излиянием "божественной благодати"; и это же взаимодействие подразумевается, когда говорят, что необходима "вера" для того, чтобы благодать оказала свое действие. Указывая на то же явление, Джордано Бруно говорит, что человеческая душа имеет окна и может закрыть их от солнечного света, но солнце продолжает светить; пусть только раскроются окна и его свет вольется в душу. Божественный свет всегда с нами, в нем нет перемены, перемена происходит только в человеке; но над волей человека не должно быть насилия, божественная Жизнь должна действовать на нее беспрепятственно, развитие воли должно совершаться свободно.

Благодаря этому связующему звену с появлением каждой Души-Христа все человечество поднимается на ступень выше и Его мудростью уменьшается неведенье всего мира. Каждый человек становится сильнее Его силою, изливающейся на все человечество. Из этого учения, понятого узко и истолкованною неверно, возникла доктрина заместительного Искупления как юридической сделки между Богом и человеком, в которой Иисус стал на место грешника. Истинное отношение к братьям-людям Того, кто поднялся на такую высоту, где кончается всякое разъединение, не было понято; единство природы Спасителя и спасаемых было ошибочно понято как личное заместительство, и таким образом духовная истина затерялась и возникло жестокое представление судебной сделки.

"Достигший полного возраста Христа знает, что его место в мире быть Спасителем и Искупителем человеческих грехов. Он пребывает в самом Сердце мира, в его Святая Святых, как Первосвященник человечества. Он составляет одно со всеми своими братьями, но не путем заместительства, а благодаря единству общей жизни. Согрешает ли кто? Он разделяет его грех, чтобы Его чистота могла очистить грешника. Предается ли кто скорби? И Он становится в нем скорбящим. Каждое разбитое сердце разбивает Его сердце, каждое пронзенное сердце пронзает и Его. Радуется ли кто? С радующимся и Он радуется. Он заключает в себе все и это все разделяет со всеми. Он — совершенен, поэтому и все совершенны с Ним. Он поднялся на высоту, чтобы помогать тем, кто внизу, и Он живет, чтобы все могли разделить Его жизнь. Он поднимает с собой весь мир и весь путь становится доступнее для всех потому, что Он ступал по нему.

Каждый сын человеческий может стать таким проявленным Сыном Божиим, таким Спасителем мира. В каждом подобном Сыне "Бог явился во плоти"25; каждый становится тем Искупителем, который помогает всему человечеству, той живой Силой, которая обновляет все сущее. И только одно необходимо для того, чтобы эта сила активно проявилась в индивидуальной душе: душа должна раскрыть свои двери и впустить Его. Даже и Он, вездесущий и всепроникающий, не может насиловать волю брата своего. Человеческая воля может устоять одинаково и перед Богом, и перед человеком, и должна добровольно соединиться с высшим, а не пассивно подчиниться ему. Стоит ей распахнуть двери души, и жизнь в изобилии вольется в нее; пока же дверь закрыта, до нее достигает лишь нежное дуновение Его жизни, чтобы сладость этого дуновения могла победить там, где не должно быть насилие.

Вот что значит быть Христом; но это не все: смертное перо не может описать бессмертное и смертные слова не могут выразить то, что не выразимо силою слова. Язык не может произнести, непросветленный разум не может понять эту мистерию Сына, который, заключив в сердце своем сынов человеческих, стал единым с Отцом".

Кто желает готовиться к такому высокому достижению в будущем, должен уже теперь, в земной жизни, вступить на путь отречения и подвигаться в Тени Креста. И не допускать сомнения в возможности достигнуть вершины, ибо это означало бы сомневаться, что Бог — внутри человека. "Имейте веру в себя", — вот один из уроков, который дается зтим высшим проникновением в природу человека, ибо эта вера есть воистину вера в Бога, который внутри нас. Чтобы обыденная жизнь человека протекала в тени Креста, нужно каждое действие совершать как жертву, и не ради того, что она принесет действующему, но ради того, что она принесет другим; действуя постоянно, во всех подробностях ежедневной жизни, под влиянием этого сверхличного мотива, подчиняя ему все свои обязанности и личные интересы, человек преображает всю свою жизнь. Для этого не требуется менять свою внешнюю жизнь; всегда и при всех внешних условиях можно служить Богу.

Духовное развитие человека определяется не тем, что он делает, а тем, как он это делает; не во внешних обстоятельствах, но в том, как человек внутренне относится к ним, заключается условие духовного роста. "Воистину символ Креста может быть для нас безошибочным признаком для того, чтобы различать добро и зло в встречающихся трудностях жизни. "Лишь те действия, в которых отражается свет Креста, достойны жизни ученика" — говорит один из стихов в книге оккультных правил; это означает, что каждый желающий вступить на путь служения должен действовать, побуждаемый к тому горячим стремлением жертвенной любви. Та же мысль выражена в дальнейшем стихе: "Когда ученик вступает на Путь, он возлагает свое сердце на крест; когда сердце и крест сольются в одно, тогда он достиг цели". Так можем мы измерять наш внутренний рост, наблюдая, что преобладает в нашей жизни: себялюбие или самопожертвование"25.

Жизнь самопожертвования готовит те внутренние условия, при которых в душе совершается рождение Младенца Христа, когда вся жизнь становится непрестанным искуплением, обожествляющим все более и более природу человека. Каждая подобная жизнь становится жизнью "возлюбленного Сына" и заключает в себе славу Христа. Каждый человек может работать в этом направлении, принося все свои действия и все свои силы в жертву и делая это до тех пор, пока руда не очистится от шлака и не останется одно чистое золото.



Примечания к главе VII

1. II Петра III, 15, 16.

2. А. Besant: Essay on the Atonement.

3. Там же.

4. Brihadaranyakopanishat I, I, 1.

5. Bhagavad Gita, III, 10.

6. Brihadaranyakopanishat I, II, 7.

7. Mundakopanishat, II, II, 10.

8. Haug: Essays on the Parsis, рр. 12 — 14.

9. Откров. XIII, К.

10. W. Williamson: The Great Law, рр. 406.

11. "The Atonement" А. Besant. Review. "Nineteenth Century", June, 1895.

12. Евр. I, 5.

13. Евр. I, 2.

14. C. W. Leadbeater. The Christian Creed, рр. 54, 56.

15. Там же, рр. 56, 57.

16. По-английски At-one-ment, приведение к одному. — Прим. перев.

17. Матф. XXV, 21, 23.

18. Там же, 31 — 45.

19. Исаия, LII, 11.

20. Матф. XVI, 25.

21. Иоанн, XII, 25.

22. Евр. VI, 16.

23. "Свет на Пути", §8.

24. Евр. VII, 25.

25. I Тимоф. III, 16.

26. C. W. Leadbeater. The Cristian Creed, рр. 61, 62.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №26  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:45 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава VIII

ВОСКРЕСЕНИЕ И ВОЗНЕСЕНИЕ


Учения о Воскресении и Вознесении сосгавляют также часть Малых Мистерий, ибо они — неотъемлемые части "Солнечною Мифа" и пробуждения Христа внутри человека.

По отношению самого Христа, они имеют свою историческую основу в том, что Он продолжал учить своих апостолов после своей физической смерти, а также и в том, что по прекращении своего непосредственного учительства Он появлялся как Иерофант в Великих Мистериях до тех пор, пока Иисус не заместил Его.

Во всех мифических сказаниях воскресение героя и его прославление являются неизменно как завершение истории его смерти; и в Мистериях тело готовящегося к Посвящению было всегда погружаемо в транс, подобный смерти, во время которого его освобожденная душа странствовала по невидимым мирам в течение трех дней, после чего возвращалась и оживляла тело. И в истории жизни той Индивидуальности, которая становится Христом, мы находим всегда повторение драмы Воскресения и Вознесения.

Но прежде чем понять полное значение этого события, мы должны усвоить главные черты человеческого строения и научиться различать естественное, душевное и духовное тела человека. "Есть тело душевное, есть тело духовное"1.

Существует еще и до сих пор у непросвещенных людей уверенность, что человек представляет собою лишь двойственность: "душу" и "тело". Они принимают слово "душа" и "дух" за синонимы и одинаково употребляют выражения: "душа и тело" и "дух и тело", подразумевая, что человек состоит из двух составных частей, одна из которых уничтожается по смерти, а другая переживает ее. Для людей неразвитых, невежественных это примитивное разделение кажется достаточным, но оно не дает возможности понять мистерии Воскресения и Вознесения.

Каждый христианин, изучавший хотя бы самым поверхностным образом человеческий состав, различает в нем три части: Дух, Душу и Тело. Это разделение правильно, хотя для более глубокого изучения требуется дальнейшее подразделение, и в молитве Апостола Павла мы читаем: "Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока"2. Это троичное разделение принято в христианской Теологии.

открыть спойлер
Дух сам по себе являет собою воистину Троицу и есть отражение, и образ Божественной Троицы, но этот вопрос мы будем изучать в следующей главе. Истинная суть человека, бессмертный Дух, есть заключенная в нем Троица; это — жизнь, сознание, заключенные в "духовном теле" человека, и каждый аспект этой Троицы имеет свое собственное тело. Душа двойственна и заключает в себе разум и эмоциональную природу с своими соответствующими покровами, а физическое тело представляет собою материальное орудие Духа и Души.

С точки зрения одного из христианских учений о человеке, в нем двенадцать различий, из которых шесть видоизменений образуют духовного человека и шесть — человека естественного. Другое учение разделяет его на четырнадцать подотделов: семь относятся к различным видам сознания и семь — к соответствующим им формам. Это последнее подразделение в сущности тождественно с подразделением и Мистиков, и о нем говорят обыкновенно как о семеричном, что вполне правильно, так как в человеке семь составов, но каждый состоит из формы и из заключенной в нем жизни.

Эти отделы и подотделы несколько сложны и затруднительны для неразвитого ума и потому Ориген и Климент, как мы уже упоминали3, придавали большое значение умственному развитию для всех, желающих изучать Гнозис. В сущности, кто находит эти подробности затруднительными, может свободно оставить их в стороне, предоставив их изучение серьезным исследователям, которые найдут их не только полезными, но и вполне необходимыми для ясного понимания Мистерий Жизни и Человека.

Слово "Тело" означает проводник или орудие сознания, то, в чем сознание находится как бы в своей оболочке, или то, что сознанием употребляется для контакта с внешним миром так же, как орудие употребляется для обработки сырых материалов. Или, можно сравнить его с сосудом, в котором заключено сознание как в кувшине заключена жидкость. Это — форма, которой пользуется жизнь для своего проявления, и мы можем познать сознание только в связи с заключающей его формой. Форма может быть из тончайших и самых разреженных материалов и быть настолько прозрачной, что мы в состоянии сознать лишь пребывающую в ней жизнь; и все же она существует и состоит из материи. И она может быть настолько плотной, что скрывает находящуюся в ней жизнь, и тогда мы сознаем одну лишь форму; и все же там есть жизнь и она состоит из противополагаемых Духа — Материи. Необходимо вполне овладеть той основной истиной, что каждое проявленное бытие двойственно и что неотделимо сосуществование Духа и Материи как в малой песчинке, так и в Логосе, Проявленном Боге. Кто желает изучать Мистерии, должен проникнуться этой идеей, иначе лучше отказаться от такого изучения. Христос как Бог и человек обнаруживает в космическом масштабе то же явление двойственности, которое повторяется повсюду в природе. На основе этой первичной двойственности образуется вся вселенная, все, что есть в ней.

Человек обладает "природным телом", которое состоит из четырех различных и разделимых частей, подлежащих смерти. Две из этих частей состоят из физической материи и до смерти не отделимы одна от другой, хотя частичное их разделение может быть вызвано анестезирующими средствами или болезнью. Обе эти части составляют Физическое Тело. В нем человек производит свои сознательные действия в бодрствующем состоянии, иными словами, это есть проводник его сознания в физическом мире.

Третья часть его — его Тело Желаний, называемое так потому, что природа чувствований и страстей человека проявляется через этот проводник. Во время сна человек покидает свое физическое тело и продолжает жить и действовать в своем "теле желаний", принадлежащем по своей сути невидимому для нас миру, ближайшему к нашей видимой земле. Следовательно, тело желаний есть проводник нашего сознания в низшем из сверхфизических миров; в этот мир человек переходит во время сна и после смерти.

Четвертая составная часть человека — его Ментальное Тело или тело мысли, называемое так потому, что человеческое мышление в конкретной области функционирует через него. Это — проводник сознания во втором из сверхфизических миров, который можно обозначить как низший небесный мир; в него человек переходит после смерти после того, как освобождается из мира, непосредственно следующего за земным миром.

Эти четыре составные части облекающей человека формы, разделимой на двойственное физическое тело, на тело желаний и на тело мысли, образуют "природное тело", о котором говорит Апостол Павел.

Этот научный анализ был изъят из обыкновенного Христианского учения, которое остается и неопределенным и запутанным в этом своем отделе. Но это не значит, что христианские церкви не владели им; наоборот, это знание сложного строения человека составляло часть учения в Малых Мистериях; упрощенное подразделение человека на Дух, Душу и Тело было экзотерично, представляло общую основу истинного подразделения. Дальнейшее подразделение "Тела" давалось в позднейшем периоде обучения, как предварительные указания для той тренировки тела, благодаря которой ученик научался под наблюдением своего наставника отделять свои проводники одно от другого и пользоваться каждым из них как орудием сознания в соответствующей мировой сфере.

Возможность такого факта не трудно представить себе. Если человек путешествует по земле, он пользуется как перевозочным средством экипажем или железнодорожным поездом. Если он желает путешествовать по морю, он меняет поезд на корабль. Если решается путешествовать по воздуху, он меняет корабль на аэроплан. Он остается тем же человеком, но употребляет три различные проводника в соответствии с той стихией, в которой желает путешествовать. Эта аналогия примитивна и не полна, но она не ведет к ошибочным выводам. Когда человек занят в физическом мире, его проводником является физическое тело и сознание его работает посредством его. Когда он переходит за пределы физического мира во время сна и после смерти, его проводником становится тело желаний и он начинает употреблять его сознательно, как употреблял в бодрствующем состоянии свое физическое тело. Бессознательно он пользуется им каждый раз, когда чувствует и желает, а также и по ночам во время сна. Когда же он, после смерти, переходит в небесную сферу, проводником его сознания становится ментальное тело, которым он, не сознавая того, пользуется всегда, когда во время земной жизни думает, и в его мозгу не могло бы быть мыслей, если бы их не было в ментальном теле.

Далее, у человека есть и "Духовное Тело". Оно в свою очередь состоит из трех аспектов и каждый из них является отражением одного из трех Лиц Божественной Троицы. Апостол Павел говорит о том, как "был восхищен до третьего неба", где он "слышал неизреченные слова, которых человеку не дано пересказать"4. Эти различные области невидимого небесного мира известны Посвященным, и они ясно сознают, что тот, кто проникает за "первое" небо, должен владеть духовным телом как своим проводником; кроме того, им известно, что в соответствии с развитием трех аспектов духовного тела будет и то небо, в которое они способны проникнуть.

Низший из этих трех аспектов носит название "Тела Причинности", Causal Body, название, смысл которого вполне понятен лишь тому, кто изучал доктрину Перевоплощения, входившую в состав учения первоначальной церкви, и кто понимает, что человеческая эволюция нуждается в многочисленных последовательных жизнях на земле для того, чтобы зачаточная душа дикаря могла достигнуть совершенства души, в которой пробудился Христос и могла бы стать совершенной "как совершен Отец наш Небесный"5 и осуществить соединение Сына с Отцом4. Это тело сохраняется из жизни в жизнь и в нем остаются все воспоминания прошлого. Из него исходят все "причины", которые определяют качества остальных тел или проводников человека. Оно же сокровищница, в которой собран весь опыт наших жизней на земле, обитель нашею Сознания, носитель нашей Воли.

Второй аспект духовного тела характеризуется Ап. Павлом в таких многозначительных словах: "Ибо знаем, что когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный"7. Это — Тело Блаженства, прославленное тело Христа, "Тело Воскресения". Оно не "построено" работой сознания как в низших проводниках; оно не создано опытом и не возведено из материалов, собранных человеком в течение его долгого странствия. Это — тело, которое принадлежит жизни Христа, жизни Посвящения; вместилище божественного расцвета человека; оно построено Богом при содействии Св. Духа и оно растет в течение всех жизней Посвященного, достигая своего совершенства лишь при "Воскресении".

Третий аспект духовного тела есть тончайшая оболочка, отделяющая индивидуальный Дух как особое Существо и в то же время допускающая проникновение в него вся и всех, являясь совершенным выражением основного единства. В тот день, когда "сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем"8, тогда и эта оболочка будет превзойдена, но для нас она останется высшим проявлением духовного тела, в котором мы поднимаемся к Отцу и соединяемся с Ним.

Христианство всегда признавало существование трех миров, через которые проходит человек; первый — физический мир; второй — промежуточное состояние, непосредственно следующее за смертью; третий — небесный мир. Эти три мира признаются всеми образованными Христианами; лишь невежественные люди воображают, что человек может перейти со своего смертного одра в конечное состояние блаженства. Но самое представление о промежуточном мире несколько различается в различных церквях. Римско-католическая называет его Чистилищем и верит, что каждая душа проходит через него, исключая души Святого, который достиг совершенства, а также души человека, который умер не очистившись от "смертного греха". Большинство человечества вступает после смерти в область, где человек очищается, оставаясь там в течение периода, соответствующего тем грехам, которые он совершил и переходя только тогда в небесный мир, когда он вполне очистился. Учения различных протестантских общин различаются в подробностях и в большинстве из них отвергается идея посмертного очищения; но все они согласны в том, что существует промежуточное состояние, называемое иногда "Раем", иногда "периодом ожидания". Небесный мир рассматривается повсюду в современном Христианстве как конечное состояние человека, причем не имеется никакого определенного представления о природе этого мира, а также и о том, прогрессирует или остается неизменным тот, кто достиг до небесного мира. В раннем Христианстве небо признавалось тем, что оно и есть на самом деле: ступенью в прогрессивном восхождении души, и учение о перевоплощении в той или другой форме — о предсуществовании души — входило в состав христианской доктрины. Отсюда неизбежный вывод, что небесное состояние есть временное условие, хотя иногда и чрезвычайно продолжительное, длящееся "век", как выражено в греческом тексте Нового Завета; век, кончающийся для человека возвращением на следующую ступень его продолжающейся жизни и прогресса, а не "вечно длящийся", как неправильно выражено в английском разрешенном переводе9.

Чтобы закончить наш общий обзор, необходимый для понимания Воскресения и Вознесения, мы должны рассмотреть, как происходит развитие этих различных проводников или тел на высших ступенях эволюции.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №27  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:46 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Физическое тело находится в состоянии постоянного обмена, его составные частицы постоянно возобновляются и его отличительное свойство непрестанное строительство; а так как тело строится из пищи, которую мы едим, из жидкостей, которые мы пьем, из воздуха, которым мы дышим, и из всех частиц, постоянно выбрасываемых окружающей нас средой, от нас зависит очищать наше тело, избирая разумно материалы, из которых оно строится; таким сознательным подбором мы можем достигнуть того, что тело наше станет все более и более совершенным орудием для нашей деятельности, все более восприимчивым для высших вибраций и соответствующим для более чистых желаний и для более благородных и возвышенных мыслей. По этой причине все стремившиеся участвовать в Мистериях должны были выполнять правила строгой диеты, омовений и т д. и быть очень разборчивыми относительно выбора людей, с которыми имели дело, и тех мест, которые они посещали.

Тело желаний изменяется точно так же, но материалы, из которых оно строится, доставляются свойством желаний человека, зависящих от игры его чувствований, страстей и эмоций. Если они грубы — и материалы, вводимые в тело желаний, так же грубы, если же они очищены от грубых примесей, тело желаний становится утонченным и чрезвычайно чувствительным к высшим влияниям. По мере того, как человек начинает господствовать над своей низшей природой и становится бескорыстным в своих желаниях, чувствах и эмоциях, по мере того, как его любовь к окружающим делается все менее эгоистичной и жадной, и этот проводник его сознания становится все чище. Результат этого очищения сказывается в том, что когда он во время сна выступает из своего физического тела, его переживания в невидимом мире становятся яснее, выше и поучительнее, а когда он покидает свое тело после смерти, он быстро проходит все промежуточные стадии, его тело желаний разлагается с большой быстротой и не задерживает его тело в его поступательном движении.

Ментальное тело человека строится таким же образом силою мысли. Оно становится проводником его сознания в небесном мире, а на земле строится стремлениями человека, его воображением, разумом, силою суждений, артистическими способностями, упражнениями всех его умственных сил. Каким человек его сделает, таково оно и будет, и продолжительность и богатство его небесного пребывания зависят вполне от тех свойств ментального тела, которые он внесет в него во время своей жизни на земле.

открыть спойлер
По мере того, как человек поднимается на высшую ступень эволюции, ментальное тело начинает действовать независимо еще при жизни человека на земле, и он постепенно начинает сознавать свою небесную жизнь даже среди вихря мирского существования. Тогда он становится "Сыном Человеческим, сущим на небесах"10, который в состоянии говорить с уверенностью непосредственного знания о происходящем на небесах. Когда человек, вступив на путь святости, начинает жить жизнью "Сына", он живет уже на небесах, хотя тело его остается еще на земле, и тогда он начинает сознательно владеть своим небесным телом. А так как небеса не вдали от нас, а окружают нас со всех сторон, и мы отделены от них лишь нашей неспособностью почувствовать их вибрации; и так как эти вибрации достигают до нас во все моменты нашей жизни, то единственно, что нам нужно, чтобы быть в небесах, это — осознать небесные вибрации. Мы начинаем их сознавать, когда оживотворяем, организуем, развиваем наше небесное тело; оно построено из той же субстанции, из которой состоят небесные вибрации и потому оно способно отзываться на них. Вот почему "Сын человеческий" всегда пребывает на небесах. Но мы знаем, что "Сын человеческий", это — термин, который относится к Посвященному, не к Христу воскресшему и прославленному, а к Сыну, пока он еще "совершается"11, пока достигает совершенства.

Во время прохождения тех ступеней эволюции, которые ведут на "Путь Испытания" и включают и самый Путь, первый аспект духовного тела (Тело Причинности, Causal Body) развивается быстро и позволяет человеку после смерти подняться на второе небо. После Второго Рождения, после рождения Христа в человеке начинается построение Тела Блаженства "в небесах". Это — тело Христа, оно развивается во дни Его служения на земле, а по мере его развития сознание "Сына Божия" становится все заметнее и приближающееся слияние с Отцом просвещает раскрывающийся Дух.

В христианских Мистериях, так же как и в древних египетских, халдейских и других, существовал высший символизм, выражавший ту ступень, до которой достигло духовное развитие посвящаемого. Его вводили в горницу Посвящения, где он ложился на пол с распростертыми руками, иногда на деревянный крест, иногда без креста, в положении распятого человека. Затем до его сердца дотрагивались тирсом, "копьем" распятия; тело его впадало в глубокий транс, соответствующий смерти распятого, а сам он переходил в потусторонний мир. Тело помещали в каменный саркофаг и оставляли его там, тщательно охраняя его. В это время сам человек вступал прежде всего в темную область, именуемую "сердцем земли", а затем поднимался на небесную гору, где он облекался в "тело блаженства", уже вполне готовое для того, чтобы служить проводником для сознания. В этом теле он возвращался в свою физическую плоть и оживлял ее. Крест, на котором лежало тело, или, если под ним не было креста, то само застывшее в трансе тело вынимали на третий день из саркофага и помещали на покатом склоне лицом на восток, в ожидании восхода солнца. В момент, когда лучи солнца касались его лица, достигший совершенства Посвященный, или Учитель, возвращался в свое физическое тело, прославляя его соприкосновением с телом блаженства, в которое Он был облечен; это соприкосновение изменяет его физический проводник, придает ему новые свойства, новые силы и новые способности, преображает его в свое подобие. Таково было Воскресение Христово, после которого самая плоть Его преобразилась.

Этим объясняется, почему символом воскресшею Христа избрано Солнце и почему в пасхальных гимнах постоянно упоминается восходящее Солнце Праведности. О торжествующем Христе написано:"Я есмь живый и был мертв и се, жив во веки веков, имею ключи ада и смерти"12. Все силы низших миров покорились Сыну, восторжествовавшему со славой; над Ним смерть потеряла свою власть, "Он держит жизнь и смерть в Своей Могучей Деснице"13. Он — воскресший Христос, Христос торжествующий.

Вознесение Христа относилось к Мистерии третьего аспекта духовного тела, к облачению в Одежду Славы, готовящего соединение Сына с Отцом, человека с Богом, когда его Дух прославляется Славой, которая принадлежит ему "прежде бытия мира"14. И тогда тройственный Дух становится единым, познает себя вечным и в нем выявляется Сокрытый Бог. Вот что изображает доктрина Вознесения по отношению к индивидуальному человеку.

Вознесение человечества совершится тогда, когда вся человеческая раса достигнет состояния Христа, ступени Сына, когда этот Сын станет единым с Отцом, и Бог будет все во всем. Это — цель человечества, предвосхищенная в торжестве посвященного, но цель эта может быть достигнута лишь тогда, когда вся раса поднимется до совершенства, когда "великий сирота Человечество" перестанет быть сиротой и сознательно познает свое Божественное Сыновство.

Изучая таким образом доктрины Искупления, Воскресения и Вознесения, мы достигаем истин, которые раскрывались в Малых Мистериях, и мы начинаем понимать настоящий смысл апостольского учения, по которому Христос — не единственная индивидуальность, а "первенец из умерших"15; начинаем понимать, что каждый человек должен стать Христом. Из этого следует также и то, что Христос признавался не внешним спасителем, за счет праведности которого люди спасались от Божьего гнева. В ранний период Церкви существовало высокое и вдохновляющее учение, по которому Христос был лишь первым совершенным плодом человечества, образцом, который должен быть воспроизведён каждым человеком в самом себе, жизнью, в которой должны участвовать все. Посвященные всегда рассматривались как эти "первые плоды", как обетование человечества, идущего к совершенству.

На заре христианства Христос был для своих последователей живым символом их собственной божественности, совершенным плодом того семени, который таится в их собственных сердцах. Не спасение внешним Христом, а вырастание в совершенство внутреннего Христа — вот в чём состояло учение эзотерического христианства, учение Малых Мистерий. Ступень ученичества переводила на ступень Сыновства. Жизнь Сына должна была протекать среди людей, пока она не заканчивалась Воскресением, когда прославленный Христос становился одним из достигших совершенства Спасителей мира.

Сопоставляя этот грандиозный идеал эзотерического христианства с внешним учением церквей, становится ясно, что современное христианство, утерявшее эзотеризм, еще далеко от истинного понимания Евангелия и его глубокого смысла.


Примечания к главе VIII

1. I Коринф. XV, 44.

2. I Фессалон. V, 23.

Э. См. главу IX "Святая Троица".

4. II Коринф. XII. 2, 4.

5. Матф. V, 48.

6. Иоанна XVII, 22, 23.

7. II Коринф. V, 1.

8. I Коринф XV, 28.

9. Эта ошибка была совершенно естественна, так как перевод был сделан в семнадцатом столетии, когда всякое понятие о предсуществовании души и ее эволюции давно уже испарилось из мировоззрения Христианского мира, исключая несколько сект, сохранивших это учение, которые были обьявлены еретическими и были преследуемы Римско-Католической Церковью.

10. Иоанна III, 13.

11. Евреям V, 9.

12. Откровение I, 18.

13. "Голос Безмолвия", Е.П.Блаватская.

14. Иоанн XVII, 5.

15. I Коринф. XV, 20.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №28  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:50 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава IX

СВЯТАЯ ТРОИЦА


Каждое плодотворное изучение Божественного Существования должно начинаться с утверждения, что оно Едино. Все Мудрецы утверждали это единство; все религии провозглашали его; все философии брали в основу: "Единый без второго"1. "Слушай Израиль, — восклицал Моисей. — Господь Бог наш, Господь един есть"2. "У нас един Бог Отец" — заявляет Св. Павел3. "Нет Бога кроме Бога" — утверждает основатель Ислама и делает это изречение символом своей веры. Одно Существование, познаваемое в своей полноте лишь Самому Себе; та вечная Темнота, из которой родился Свет.

Но в своем проявленном виде Единый является как Троица Божественных Существ, Единая как Бог, Три как проявленные Силы. Эта истина была всемирно провозглашаема, и она имеет столь жизненное значение по отношению к человеку и его эволюции, что всегда составляла существенную часть Малых Мистерий.

Среди Евреев вследствие их наклонности к антропоморфизму учение это сохранялось в тайне, но раввины знали его и поклонялись "Древнему Днями", от которого исходила Мудрость и Понимание. Кэтер, Чохмах, Бинах представляли собою высочайшую Троицу, излучение во времени Единого, пребывающего над временем. Книга Премудрости Соломона дает указание на это учение.

Уильямсон в своем труде "Великий Закон" говорит: "Согласно Маврикию `Первый Цефира, который назван Кэтер — Корона, Кадмон — чистый Свет и Эн Соф — Бесконечный4, есть Всемогущий Отец вселенной... Второй Чохмах, который и с точки зрения священных и раввинических Писаний есть творческая Мудрость. Третий есть Бинах, или Небесный Разум, откуда египтяне взяли своего Кнеф, а Платон своего Nous Demiurgos. Он есть святой Дух, который... проникает и одушевляет эту беспредельную вселенную и управляет ею'"5.

открыть спойлер
Откуда шло влияние этой доктрины на Христианское учение — это показано Деканом Мильман в его "Истории Христианства". Он говорит: "Это существо (Слово или Мудрость) было более или менее ясно олицетворено в соответствии с более популярными или менее философскими, более материальными или менее абстрактными понятиями данного века и данного народа. Это учение шло с берегов Ганга или даже с побережья Желтого Моря до Илисса; оно было основной базой индусской религии и индусской философии, а также и зороастризма; оно же составляло и чистый платонизм и платонический иудаизм Александрийской школы. Много прекрасных мест можно было привести из Филона о невозможности познать человеческими чувствами Первое Самосущее Существо; и даже в Палестине Иоанн Креститель и Сам Христос высказывали не новую доктрину, но скорее общее чувство наиболее просвещенных людей своего времени, когда они заявляли, что "ни единый человек не видел Бога ни в какие времена". В согласии с этим основным положением в передаче древнейших иудейских Писаний, вместо прямого и непосредственного общения с единственным великим Божеством, возникло учение о посредствующих существах, через которые происходит это общение. Согласно одной достоверной традиции, на которую указывает Св. Стефан, закон был доставлен "расположением Ангелов"; согласно другому преданию это посредничество было предоставлено одному Ангелу, иногда называемому Ангелом Закона (см. Посл. к Галатам III,19), иногда Мэтатроном. Но наиболее часто упоминаемый как бы представитель Бога для ума и для чувств человеческих был Мемра или Божественное Слово. Замечательно, что то же название можно встретить в индусских, персидских, платонических и александрийских системах. Древнейшими иудейскими комментаторами, таргумистами, этот термин уже применялся к Мессии; излишне говорить о том, каким образом он получил священное значение, когда был введен в христианскую систему"6.

Как показывает приведенная цитата ученого Декана, идея Слова, Логоса была всемирной, и она составляла часть идеи Божественной Троицы. В Индии философы говорят о проявленном Брахмане как о Сат-Чит-Ананда, что означает Бытие, Разум и Блаженство. В популярном изложении Проявленный Бог есть Троица: Шива — Начало и Конец; Вишну — Хранитель; Брама — Создатель вселенной. Учение Зорсастра дает такую же Троицу: Ахурамазда, Великий, Первый; затем "близнецы", двойственное Второе Лицо ибо Второе Лицо св. Троицы всегда двойственно (Эта идея выродилась в наше время в противоборствующих Бога и Дьявола) и третье Лицо, Вселенская Мудрость, Армаити. В Северном Буддизме мы находим Амитаба, беспредельный Свет; Авалокитешвара, источник воплощений и Манджусри, Мировой Разум. В Южном Буддизме идея Бога замерла, но с многозначащим упорством Троица появляется снова как три идеи, которые составляют для северных Буддистов их прибежище, это — Будда, Дхарма (Доктрина) и Сангха (Знание). Но и сам Будда почитается иногда как Троица; на камне Будда Гайя сохранилась надпись, посвященная Ему как воплощению Вечного, и там сказано: "Ом! Ты еси Брама, Вишну и Махэша (Шива)... Я поклоняюсь Тебе, который превозносится в тысячи именах и под разными формами, во образе Будды, Бога Милосердия"7.

В угасших религиях находим ту же идею Троицы. В Египте она была преобладающей во всем религиозном культе. "Мы имеем в Британском Музее иероглифическую надпись, относящуюся к царствованию Сенэка, в восьмом столетии до христианской эры, показывающую, что чтение о Троице составляло часть их религии"8. То же было и в эпохи гораздо более отдаленные, Ра, Осирис и Гор представляли собой Троицу, пользовавшуюся широким признанием; в Абидосе поклонялись Осирису, Изиде и Гору; в иных местах им поклонялись под другими именами, а треугольник был повсеместно употреблявшийся символ Троичной Ипостаси. Основная идея Божественной Троицы, какие бы имена ей ни давались, выясняется в изречении, цитируемом из Маруфо, древнего оракула, который, осуждая гордость Александра Великого, говорит: "Прежде Бог, затем Слово, и с ними Дух"9.

В Халдее Божественная Троица носила названия Ану, Эа и Бэл; Ану Начало всего, Эа — Мудрость, Бэл — творческий Дух. Относительно Китая Уильямсон замечает: "В древнем Китае императоры имели обыкновение приносить жертву каждые три года "Тому, кто един и троичен". Существовало китайское изречение: "Фо — единое Лицо, но имеет три формы"... В возвышенной философской системе Китая — даосизме — Троица определяется так; "Вечный Разум произвел Одного, Один произвел Двух, Два произвели Трех, а Три произвели все вещи"; это, по мнению Ле Конта, "показывает, что они имели некоторое знание относительно Троицы""10.

В Христианской доктрине Св. Троицы мы находим полное согласие с остальными вероучениями относительно роли трех Божественных Лиц; слово Лицо или Лик происходит от слова Личина, то, что прикрывает, маска Единого Существования, Его Самораскрытие в трех формах. Отец — Начало и Конец всему; Сын — двойствен по Своей природе и есть Слово или Мудрость; Святой Дух — Творческий Разум, который носился над хаосом первозданной материи, организуя ее в материалы, пригодные для построения видимых форм.

Это тождество функций Св. Троицы, хотя они и появляются под различными именами, доказывает, что мы имеем дело не с одним внешним сходством, а с выражением внутренней истины. Эта троичность проявляет собою нечто, что можно проследить в природе и в эволюции, и если понять это нечто — и внутренний рост человека, и все ступени его развивающейся жизни осветятся новым пониманием. Далее мы находим, что на всемирном языке символов Три Лица имеют определенные эмблемы и могут быть узнаны по ним, несмотря на все различия форм и имен.

Есть еще одна сторона, которую мы должны помнить, прежде чем кончим с экзотерическими утверждениями относительно Св. Троицы — это связанное со всеми перечисленными Троицами четвертое основное проявление, Сила Творца, и оно всегда выражается в женской форме. В Индуизме каждое Лицо Троицы имеет свою проявленную Силу, образуя таким образом в общем шесть аспектов; Единый и эти шесть аспектов составляют в Индуизме священное Семь, Во многих Троицах появляется женский аспект, всегда имеющий отношение ко Второму Лицу и тогда возникает священная Четверица.

Теперь перейдем к внутренней истине.

Единый проявляется как Первое Бытие, Самосущий Господь, Корень Всего, Верховный Отец. Слово Воля или Могущество более всего пригодно для выражения этого первичного Самораскрытия, ибо пока нет Воли для проявления, не может быть и проявления, и пока не проявилась Воля, не может быть импульса для проявления. Можно утверждать, что вселенная имеет свои корни в божественной Воле. Затем следует второй аспект Единого — Мудрость; Воля руководима Мудростью и потому написано, что "без Него ничто не начало быть, что начало быть"11; Мудрость двойственна по своей природе, как мы сейчас увидим. Когда аспекты Воли и Мудрости проявлены, третий аспект должен следовать за ними, чтобы они могли стать действительными — Творческий Разум, божественное Мышление в Действии. Еврейский пророк говорит: "Он сотворил землю силою Своею, утвердил вселенную мудростью Своею и разумом Своим распростер небеса"12. Здесь ссылка на все три функции совершенно ясна13. Все Три неразлучны, неразделимы, три аспекта в Едином. Их функции можно для ясности мыслить отдельно, но разобщить их нельзя. Каждая из них необходима для каждой, и каждая присутствует в каждой. В первой Сущности Воля, Могущество преобладают как отличительное свойство, но и Мудрость и Творческая Деятельность также свойственны Ей; во Второй Сущности Мудрость преобладает, но Ей также присуща и Сила, и Творческая Деятельность; в Третьей — Творческая Деятельность преобладает, но и Сила и Мудрость также имеются в Ней. И хотя употребляются слова Первый, Второй, Третий, благодаря тому, что проявления совершаются во времени в порядке Самораскрытия, но в Вечности они соравны и взаимно зависимы, "Ни Один не больше и не меньше Другого"14.

Св. Троица есть божественное Я (Self), божественный Дух, проявленный Бог, Тот, "Который был, есть и грядет"15 и Она же — корень основной троичности в жизни и в сознании.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №29  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:52 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Но мы видели, что есть и четвертый аспект, или в некоторых религиях — вторая Троица: женская, Мать. Это — То, что делает проявление возможным, То, что в Едином составляет корень ограничения и раздельности и что в проявленном виде называется Материей. Это — Божественное Не-Я, Божественная Материя, проявленная Природа. Рассматриваемая как Единство, Она является Четвертой, делающей возможной деятельность Трех; Она — Поле их воздействия; благодаря Ее беспредельной разделимости Она в одно и то же время и "Раба Господня"16 и Его Мать, дающая Свое естество для образования Его Тела, вселенной, когда Его сила "осеняет Ее"17. Если рассмотреть внимательно Ее свойства, окажется, что и Она так же троична, существует также в трех неразделимых аспектах, без которых Она не могла бы быть. Эти аспекты: Устойчивость, Инерция или Сопротивление — Движение и Ритм, три основные свойства проявленной Материи. Лишь они делают Дух действенным и потому они рассматривались как проявленные Силы Троицы. Устойчивость или Инерция дают основу, опорную точку для рычага; затем возникает Движение, но оно могло бы произвести лишь хаос; и тогда появляется Ритм, который заставляет Материю вибрировать, делая ее способной слагаться в формы. Когда все три свойства находятся в равновесии, тогда материя Едина, тогда она — Девственная Материя, бесплодная. Но когда Сила Всевышнего осеняет Ее и дыхание Духа прикоснется к Ней, свойства ее выходят из равновесия и Она становится божественной Матерью миров.

Первое взаимодействие происходит между Нею и Третьим Лицом св. Троицы; его воздействием Она становится способной дать рождение форме. Затем проявляется Второе Лицо, оно облекается в подготовленную таким образом субстанцию и становится Посредником, соединяя в Своем Лице Дух и Материю, Прототипом всех форм. И только через Него раскрывается Первое Лицо, как Отец всех Духов.

Теперь можно увидеть, почему Второе Лицо Духовной Троицы всегда двойственно; Оно облекает Себя в Материю, в которой две стороны Божества являются в соединении, но не как одно. Отсюда Оно и Мудрость, ибо Мудрость со стороны Духа есть Чистый Разум, который познает себя как Единое Я (Self) и все вещи познает в этом Я; а со стороны Материи Оно есть Любовь, удерживающая все бесконечное разнообразие форм в соединении и делающее из каждой формы единство, а не простое скопление частиц — та основа притяжения, которая содержит все миры и все, находящееся в них, в полном порядке и равновесии. Это и есть Мудрость, о которой сказано, что она "с могуществом и нежностью устрояет все вещи"18, которая поддерживает и сохраняет вселенную.

открыть спойлер
В мировых символах, встречающихся во всех религиях, Точка — то, что имеет лишь положение в пространстве, — была принята как символ Первого Лица св. Троицы. По поводу этого символа св. Климент Александрийский замечает, что если совлечь с данного тела его свойства, затем глубину, затем ширину, затем длину, "точка, которая останется, есть единица, имеющая положение в пространстве; и если мы упраздним и положение, получится понятие единства"19. Она как бы светится из беспредельной Темноты, Точка Света, центр будущей вселенной, Единица, в которой все существует нераздельно; материя, из которой образуется вселенная, поле Его деятельности, обозначается выступлением вперед и возвращением назад вибрирующей во всех направлениях Точки, образующей таким образом обширную сферу, ограниченную Его Волей, Его Силой. Это и есть создание "земли Его Силою", о котором говорит пр. Иеремия20. Следовательно, полный символ представляет собою Точку в центре сферы, и его изображают обычно Точкой внутри круга. Второе Лицо символизируется диаметром этого круга, линией, означающей полную вибрацию Точки. Линия эта одинакова по всем направлениям сферы; она делит круг на две части, указывая на двойственность Второго Лица, на то, что в Нем Материя и Дух, которые в Первом Лице составляли единство, разделились видимо на два, хотя и остались соединенными. Третье Лицо символизируется Крестом, образуемым двумя диаметрами, пересекающимися под прямым углом внутри круга; горизонтальная линия Креста отделяет верхнюю часть круга от нижней части. Это — Греческий Крест.

Когда Троица изображается как Единство, Ее символом служит Треугольник, или вписанный в Круг, или без Круга. Вселенная символизируется двумя треугольниками, переплетенными между собой, Троица Духа с вершиной, обращенной вверх, Троица Материи с вершиной, обращенной вниз; а когда треугольники окрашены, первый получает окраску белую, желтую, золотую или цвета пламени, а второй — черную или темный оттенок иной окраски.

Эти символы указывают на ход космического процесса. Единый стал Двумя, Двое стали Тремя и — возникла Троица. Часть Материи вселенной, отделенная от остальной, ожидает действия св. Духа. Это и есть "в начале" Библии, когда "Бог сотворил Небо и Землю" и утверждение, поясняемое далее21 повторяющимися словами, что Он "полагал основание земли"22; здесь мы имеем выделение материала, но земля еще в состоянии хаоса, "безвидна и пуста"23.

Вслед за тем возникает воздействие творческого Разума, св. Духа, который "носился над водой", по великому океану материи. Таким образом, первая деятельность, принадлежащая Ему, хотя Он и является Третьим Лицом; это обстоятельство большой важности и его нужно понять.

В Мистериях Его деятельность была представлена как приготовление мировой материи, образование атомов, соединение их в агрегаты и группировка последних в элементы, а этих, в свою очередь, в газообразные, жидкие и плотные соединения. Этот процесс относится не только к знакомой нам физической материи, но и ко всем более тонким состояниям материи в невидимых мирах. Затем, как "Дух Разумения", Он установил формы, в которые должна была облечься уготованная Им материя; Он не построил их, а лишь актом Творческого Разума дал Идеи, небесные прообразы, как их называют иногда. Это и есть Его задача, о которой написано, что Он "распростер небеса своим Разумением"24.

Деятельность Второго Лица следует за работой Третьего. Оно "Мудростью Своею установило мир, построив все планеты"25 и все, что существует на них, и "все через Него начало быть"26. Оно — организующая Жизнь миров и все существа имеют корни в Нем27. Жизнь Сына, проявленная в материи, уготованной св. Духом (снова великий "Миф" о Воплощении), есть та Жизнь, которая строит, предохраняет и поддерживает все формы; ибо Он есть Любовь, притягивающая Сила, которая дает внутреннюю связь формам, делает их способными расти, не распадаясь на части; Он же — Охранитель, Вседержитель, Спаситель. Вот почему все должно покориться Сыну28, все должно соединиться в Нем и почему "никто не приходит к Отцу как только через Него"29.

Ибо деятельность Первого Лица следует за деятельностью Второго, как деятельность Второго следует за работой Третьего. Первому Лицу дают название "Отца Духов"30, "Бога Духов всякой плоти"31 и Ему принадлежит дар божественного Духа, истинного Я в человеке. Человеческий дух есть излияние божественной жизни Отца, излитая в сосуд, приготовленный Сыном из материалов, оживотворенных Духом Святым. И этот Дух, живущий в человеке, будучи от Отца, от Которого произошли Сын и Св. Дух, — являет собой единство, подобное Ему, с тремя аспектами в Одном, и потому истинно, что человек сотворен "по образу и подобию Его"32, и благодаря этому способен стать "совершенным, как совершен Отец наш Небесный"33.

Таков космический процесс, повторяющийся в человеческой эволюции: "как вверху, так и внизу".

Троичный Дух в человеке, будучи сходен с божественным, должен иметь и его свойства, и мы действительно находим в нем Силу, которая как в своем высшем проявлении, которое есть Воля, так и в низшем, которое есть Желание, — дает импульс к его эволюции. Мы находим в нем также и Мудрость, чистый Разум, выражающийся в мире форм как Любовь и наконец — интеллект или Ум, деятельную образующую энергию. И в человеке повторяется тот же закон, по которому проявление этих свойств в течение его эволюции идет от третьего ко второму и от второго к первому. Большинство человечества на данной ступени развивает ум, интеллект, и мы можем наблюдать его разделяющее действие всюду, наблюдать, как он изолирует человеческие единицы одна от другой и развивает их различным образом, чтобы они могли стать подходящим материалом для построения божественного Человечества. Человеческая раса достигла лишь этой ступени и на этом уровне происходит и до сих пор ее деятельность.

Но если взять небольшое меньшинство нашей расы, мы увидим, что в нем начинает проявляться второй аспект Божественного Духа; в Христианстве мы зовем его Христом, рождающимся в человеке Его эволюция, как мы видели, следует за первым Великим Посвящением, и Мудрость и Любовь составляют отличительную черту Посвященного; они светятся в нем все яснее и яснее по мере того, как он развивает этот аспект своего Духа. И здесь подтверждается истина изречения, что "ни один человек не приходит к Отцу, как только через Сына", ибо лишь когда окончательно водворится в душе человека жизнь Сына, может он произнести молитву: "И ныне, Отче, прославь меня твоею славой, которую я имел у Тебя прежде бытия мира"34. И тогда Сын возносится к Отцу и становится единым с Ним в божественной славе; Он проявляет самосущность, присущую его божественной природе, развившуюся из семени в совершенный цветок, ибо "как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь Жизнь в Самом Себе"35. Он становится живым само-сознающим Центром в Жизни Бога, Центром, способным существовать как таковой, не связанный более ограничениями своей прежней жизни, выросший до божественного сознания и сохранивший при этом тождество своей жизни, живой огненный Центр в божественном Пламени.

В этой эволюции заключена возможность божественных Воплощений в будущем, как та же эволюция в прошлом сделала возможными божественные Воплощения в нашем собственном мире. Эти живые Центры не теряют своего тождества, не теряют памяти Своего прошлого, всего, что Они испытали в своем долгом восхождении на вершину достижения. Подобное Само-сознающее Существо может спуститься из Лона Бога и проявить Себя как человек для помощи миру. Он сохранил в себе союз Духа и Материи, двойственность Второго Лица Св. Троицы и поэтому Он в состоянии вновь облечься в физическое тело и снова стать Человеком; вот почему все божественные Воплощения во всех религиях связаны со Вторым Лицом Св. Троицы. Природа Посредника — Его особенность, и она составляет связующее звено между небесной и земной Троицей; "с нами Бог"36 называли Его всегда.

Подобное Существо, совершенный плод прежней вселенной, может появиться в нашем мире со всем совершенством Своей божественной Мудрости и Любви, со всею памятью Своего прошлого, способный в силу этого стать помощником для всех живых существ, знающий каждую ступень эволюции, так как Он пережил их все, способный помочь в каждой нужде, потому что Он испытал все: "Ибо как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь"37.

Возможность божественного воплощения кроется в человечности, через которую Он прошел; Он, поднявшийся на вершину, спускается в земной мир, чтобы помочь другим подняться по пройденным Им ступеням лестницы. И по мере того, как мы начинаем понимать эти истины, и уясняем себе до некоторой степени значение св. Троицы как вверху, так и внизу, тогда то, что было для нас раньше трудно постижимым догматом, становится живой и вдохновляющей истиной. Лишь благодаря Троице, сокрытой в глубине человеческого духа, делается постижимой его эволюция, и мы начинаем понимать, почему в человеке развивается сначала интеллект, а затем уже жизнь Христа. На этом факте основан мистицизм и наша уверенность, что мы можем познать Бога. Так учили Мудрецы всех времен, и когда мы вступаем на указанный ими Путь, мы убеждаемся, что их свидетельство истинно.



Примечания к главе IX

1. Chandogyopanishat, VI; II, 1.

2. Второзаконие VI, 4.

3. I Коринф VIII, 6.

4. Здесь ошибка: Эн или Айн Соф не принадлежит Троице, эго — Единое Существование, проявленное в Tpex; и Кадмон или Адам Кадмон — также не один из Цефир, но вся их Целостность.

5. "The Great Law". Williamson, рр. 201, 202.

6. Н.М. Milman. "Тhe History of Christianity". 1867. рр. 70 — 72.

7. Asiatic Researches, I. р. 285.

8. S. Sharpe. "Egyptian Mythology and Egyptian Christology". р. 14.

9. Williamson. "The Great Law", р. 196.

10. Там же. Стр. 208, 209.

11. Иоанн гл. 1, 3.

12. Иеремия гл. LI, 15.

13. См. выше гл. VI "Мистический Христос".

14. Вероисповедание Афанасия.

15. Откровение, гл. IV, 8.

16. Луки гл. I, 38.

17. Там же, I, 35.

18. Книга Премудрости VIII, 1.

19. Vol. 17, Ante-Nicene Library. S. Clement of Alexandria. Stromata, bk. V, ch. II.

20. Иеремия, гл. LI, 15.

21. Бытие, гл. I, 1.

22. Иов, гл. XXXVIII, 4.

23. Бытие, гл. 1, 2.

24. Иеремия, гл. LI, 15.

25. Там же.

26. Иоанн, гл. I, 3.

27. Бхагавад Гита, IX, 4.

28. I Коринф., гл. XV, 27, 28.

29. Иоанн XIV, 6.

30. Евреям XII, 9.

31. Числа XVI, 22.

32. Бытие, гл. I, 26.

33. Матф., гл. V, 48.

34. Иоанн, XVII, 5.

35. Иоанн, V, 26.

36. Матф., гл. 1, 23.

37. Евреям, гл. 11, 18.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №30  СообщениеДобавлено: 15 фев 2013, 11:52 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 18 окт 2012, 11:11
Сообщения: 1530
Имя: Владимир
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Николаев
Глава X

МОЛИТВА

В то время как "современный дух" отрицает идею молитвы, не находя никакой причинной связи между произнесением просьбы и происходящим событием, религиозный дух стоит с не меньшей силой за молитву, более того, самую жизнь свою полагает в молитве. Но даже и у религиозного человека появляются иногда сомнения относительно разумности молитвы; в душе его возникают вопросы: не есть ли это учить Всемудрого, убеждать в необходимости милосердия Всеблагого, изменять волю Того, "у которого нет изменения, и ни тени перемены?"1 И в то же время его собственный опыт и опыт других показывает ему ясно, что существует "ответ на молитву", определенное последствие просьбы и ее исполнение.

Многие из этих просьб относятся не только к внутренним переживаниям, но и к ясно выраженным фактам земного обыкновенного мира. Человек молился о денежной помощи и почта принесла ему нужную сумму; женщина просила о хлебе насущном и к дверям ее была принесена пища.

В связи с благотворительными предприятиями существует особенно много примеров быстрой и щедрой помощи в ответ на молитву сострадательного человека. Но с другой стороны, также много доказательств и того, что молитвы остаются без ответа, что голодные погибают от истощения, что ребенок умирает от болезни, несмотря на самые страстные воззвания к Богу.

Чтобы верно понимать значение молитвы, нужно принять в соображение все эти факты. И это еще не все. Встречаются в этой области явления, которые поражают своей странностью. Молитва по ничтожному поводу вызывает ответ, тогда как другая, касающаяся важного жизненного вопроса, остается без ответа; временное затруднение облегчается, а пламенная молитва о спасении жизни горячо любимого существа остается тщетной. И невольно возникает сомнение — возможно ли вообще открыть закон, по которому одна молитва вызывает ответ, а другая его не вызывает.

открыть спойлер
Первое, что необходимо для желающего понять этот закон, это — тщательный анализ самой молитвы, потому что то же самое слово покрывает самые разнообразные проявления человеческого сознания, и молитвы не могут быть рассматриваемы как нечто однородное. Существуют молитвы, которые касаются определенных мирских выгод, или удовлетворения различных нужд: молитвы о пище, одежде, о деньгах, занятиях, успехе в делах, о выздоравливании и т. д. Все такие молитвы можно сгруппировать в отделе А. Затем мы имеем молитвы о помощи в нравственных и ментальных затруднениях и о даровании духовного роста, о преодолении искушений, о силе, прозрении и просветлении. Эти молитвы можно сгруппировать в отделе Б. И наконец, есть молитвы, которые не просят ничего, которые состоят в размышлении о божественном Совершенстве и в преклонении перед Ним, в горячем стремлении к соединению с Богом; это — экстаз мистика, медитация мудреца, восторженный полет святого. В этом и состоит истинное "общение между Божественным и человеческим", когда человек изливает свою любовь и свое благоговение перед тем, что привлекает его глубочайшую суть, что вызывает любовь его сердца. Такие молитвы мы отнесем к отделу В.

В невидимых мирах существует много видов Разумных Существ, которые имеют отношение к человеку, истинная лестница Иакова, по которой Ангелы Господни поднимаются и спускаются и над которой пребывает Сам Господь2. Некоторые из них представляют собой чрезвычайно могучие духовные Силы, другие же — ограниченные по сознанию, стоящие ниже человека. Эта невидимая или оккультная сторона Природы, о которой будет сказано более в следующей главе, есть факт, признанный всеми религиями. Весь мир наполнен живыми существами, невидимыми для плотских глаз. Невидимые миры проникают видимый мир, и тьмы разумных существ толпятся вокруг нас. До некоторых из них достигают человеческие прошения, другие сами способны подчиниться человеческой воле. Христианство признает существование высших степеней Разумных Существ под общим именем Ангелов и учит, что они "служебные Духи, посылаемые для служения"3. Но в чем состоит их служение, какова природа их деятельности, какое отношение они имеют к человечеству — все это составляло часть познаний, даваемых в Малых Мистериях, а реальное общение с ними осуществлялось великих Мистериях. В наши дни все эти истины отошли далеко на задний план, исключая то немногое, что сохранилось в Римских и Греческих церквах. Для протестантов "служение Ангелов" составляет не более как пустой звук.

Кроме этого населения невидимых миров сам человек не перестает создавать невидимые существа, ибо вибрации его мыслей и чувствований образуют формы из невидимой тонкой материи, одушевляемые той мыслью и тем чувством, которые вызвали их к жизни; человек создает таким образом целую армию невидимых слуг, которые распространяются в невидимых мирах, стремятся исполнить его волю. Кроме того, в этих мирах находятся и человеческие помощники, действующие в своих тонких телах в то время, как их физическое тело предается сну; они стремятся помочь, и их внимательный слух в состоянии уловить раздающиеся крики о помощи. И, как венец всему — вездесущая и всевидящая Жизнь Самого Бога, отзывающаяся во всех точках Своей державы, без воли Которого "ни одна малая птица не упадет на землю"4, Та всепроникающая, всеобъемлющая, всеподдерживающая Жизнь и Любовь, в которой мы живем и дышим5.

Как ничто, способное вызвать удовольствие или страдание, не может коснуться человеческого тела без того, чтобы чувствительные нервы не подали о том весть мозговым центрам и чтобы из этих центров — через двигательные нервы — не получился тот или иной ответ — так и каждая вибрация во вселенной, которая есть тело Бога, затрагивает Божественное Сознание и вызывает ответное действие. Нервные клетки, нервные нити и мускульные волокна могут служить для передачи чувствования и движения, но чувствуют и действуют не они, а человек; таким же образом мириады разумных существ служат для передачи всех возникающих в мире вибраций, но познает и отвечает за них Бог. Нет ничего слишком малого, что бы не отзывалось в Его тончайшем, вездесущем Сознании, и ничего столь великого, что бы превосходило его. Мы сами так ограниченны, что сама идея подобного всеобъемлющего сознания смущает и приводит нас в сомнение; возможно, что комар был бы в таком же положении, если бы ему пришлось измерять сознание Пифагора. Профессор Гексли в одной из своих книг дает замечательную картину, в которой изображаемые им существа поднимаются все выше и выше в умственном развитии, их сознание расширяется все больше и наконец они достигают ступени, настолько уже превышающей человеческое сознание, насколько последнее превышает сознание черного жука6. Но это не плод воображения ученого, это — описание реального факта. Есть Существо, сознание которого присутствует в каждой точке Его вселенной и потому может быть затронуто в любой из них. Это сознание не только необъятно по своему размеру, но и непостижимо по отзывчивости, по тончайшей способности с точностью отвечать на всем протяжении и во всех направлениях своей беспредельной вселенной. Здесь мы встречаемся с той истиной, что чем выше Существо, тем легче достигнуть Его сознания, а не наоборот, как это принято думать.

И эта всепроникающая Жизнь пользуется как проводниками всеми воплощенными формами, которым она дала бытие и каждая из них может служить исполнителем этой всеведущей Воли. Чтобы эта Воля могла выразить себя во внешнем мире, должно существовать средство для ее выражения и эти невидимые для нас существа и представляют собой необходимых исполнителей ее велений и становятся посредниками между различными точками Космоса. Они действуют как двигательные нервы в Его теле и вызывают требуемое действие.

Возьмем теперь те три отдела, на которые мы подразделили различные виды молитвы и посмотрим, как возникают ответы на них.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Текущее время: 21 окт 2018, 14:31

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron