К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 16 дек 2018, 23:04

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 69 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
Сообщение №46  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:11 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Жизнь сполна


Мать прожила в Пондишери ровно год, до февраля 1915 года, когда она вернулась в Европу. Ещё год там, а затем - четырёхлетнее путешествие в Японию с Ришаром (адские годы!) и возвращение к Шри Ауробиндо в 1920 году. Я часто размышлял, зачем понадобился этот болезненный путь, если Она сразу могла остаться с Ним. Мать проходила всякий путь до конца. Она шла через все сложности, чтобы принять их в своё сознание, ведь человек не может изменить того, чего в нем нет.

Ты, возьмешь на себя всё, чтобы всё изменилось.* *Савитри

Мы далеки от йогов-аскетов, что отбрасывают всё тёмное, чтобы воссесть на престол чистого света - и стать <властителями небытия> как говорила Мать. Йога же нисхождения, кажется, состоит в том, чтобы проглатывать все яды подряд и благодаря их разрушительной силе стать ещё сильнее. <Избегая трудностей, вы не избежите их, хотя такое решение кажется весьма соблазнительным. Все люди, ищущие духовной жизни, в глубине души думают: "Как славно было бы сесть под деревом в полном одиночестве, предаваться размышлениям, ничего не говорить, ничего не делать..." Настоящую победу надо искать в жизни. Надо учиться оставаться наедине с Вечностью и Бесконечностью в самой гуще событий. Человек должен учиться свободе, дружбе с высшим прямо посреди своих обычных занятий. Вот это и есть настоящая победа>, Шри Ауробиндо говорил: <Мы обогатим свою реализацию трофеями, вырванными из рук противостоящих нам сил>. Эта гимнастика помогает нам подойти поближе к чудесной истине и увидеть, что во всей вселенной нет ни единого враждебного нам атома, ни пылинки <зла>, ни одного <врага> - всё создано для того, чтобы заставить нас открыть повсюду правду, чистоту, свободу; словом, это великий заговор света, согласно которому мы должны построить свою собственную Шакти и идти всё дальше и дальше, вплоть до последнего корня <Зла>, последней маски:

открыть спойлер
Бессмертие под капюшоном смерти.* *Савитри

Завоевание смерти начинается за углом соседнего дома. Величайшее чудо йоги Шри Ауробиндо и Матери в том, что благодаря ей мы открываем абсолютную позитивность всего, даже смерти. Вся, до мельчайших подробностей, жизнь становится позитивной и наполняется смыслом - враждебности здесь нет вообще. <Зло> лишь в том, что мы принимаем за зло. Это невыносимая простота, такая же, как была присуща Шри Ауробиндо и Матери.

Впрочем, с точки зрения 1914 года всё это казалось пустяками: йога Шри Ауробиндо была настолько естественна, что вовсе не была похожа на йогу. С другой стороны, всё может являться йогой, как воздух, которым мы дышим. Рядом со Шри Ауробиндо жили с полдюжины мальчишек, в основном бенгальцы. Они разделили с <вождём> изгнание и всё ждали, когда же Он вернётся к революции, - в том, что он готовит революцию, никто даже не сомневался. Когда Шри Ауробиндо чем-то занимался, то никогда не подавал вида, причём это касалось даже революции - Он предпочитал держаться в тени, если бы не <дело с бомбой> и не последовавший за ним арест, никто бы и не догадался, что Шри Ауробиндо - <мозг восстания>. Он никогда не смеялся (исключение - громоподобные взрывы хохота, подобные божественному смеху), никогда не повышал голос, никогда не навязывал другим людям манеру поведения, - просто Его воля сама направляла вещи в нужную сторону. Внешнее безразличие настолько поражало окружающих, что однажды ученик спросил Шри Ауробиндо: <Неужели вы не вмешались бы, если бы увидели, как тонет человек?> - <Нет, если бы меня не попросили помочь>. Он великолепно понимал, что изменение внешних обстоятельств мало что значит, если внутренне люди остаются прежними: их вытаскивают из воды, но они вновь тонут при первом же удобном случае. Для Шри Ауробиндо главная проблема была в другом. Хотя, стоило Его попросить даже о какой-то мелочи, Он бросался на помощь с силой, подобной урагану (но, как всегда, не подавал виду). Нет, Шри Ауробиндо не был похож ни на кого. Над дверью Его комнаты свили гнездо ласточки; Он ходил в обход, чтобы не тревожить их - и так было всегда: ласточки, вице-король Индии, революция, всё было для Шри Ауробиндо равновеликим и крайне важным. А революцию Он и не бросал, - Он вёл её в каждом шаге и в каждом поступке. Ведь если революция не начинается с ласточки, она не начинается нигде. Поняв эту тайну, мы вплотную подойдём к мировому перевороту.

Вот Он и не сидел в медитации, рассылая благословения ученикам, - Он погрузился в свои труды и по восемь часов в день мерил шагами веранду, чтобы заставить Сознание спуститься в Материю. Дело в том, что такая ходьба придавала энергию медитации. В общем, несмотря на свой обыденный вид, это и есть медитация, только физическая. Медитация тела. Ходьба, еда, прогулки, лестница - всё было йогой: <Вся Жизнь есть йога>, - такой эпиграф поставит Шри Ауробиндо на титульном листе своей первой книги (<Синтез Йоги>). Потому мы и видим повсюду только огонь: ведь йога везде, как и жизнь. <Мальчишки> бродили тут и там, спорили о политике или последнем футбольном матче - футбол был их любимым, если не главным, занятием, которое они делили с ребятами из <Спортивного Круга> в Пондишери. Шри Ауробиндо был товарищем, другом: если кто-то хотел учиться, то шёл к нему - все ведь были молоды, революция оставляла не слишком много времени на университет, поэтому последний заменял Шри Ауробиндо. Кое-кто хотел изучать языки, французский, например, и Шри Ауробиндо обратился прямо к Мольеру, выбрав для начала <Скупого>. Эта книга добавилась к грудам других, написанных на санскрите, английском, немецком, итальянском. Вообще, книги валялись по всем углам Его комнаты, даже на кровати - на шкаф денег у них не было. Одному из ребят, особенно интересовавшемуся литературой, Шри Ауробиндо преподавал греческий, латынь (<Антигона>, <Медея>, <Энеида>) и итальянский - этим учеником был Нолини, дольше всех пробывший со Шри Ауробиндо и позднее ставший Генеральным секретарём Ашрама. Впрочем, мальчишки не считали себя <учениками>, а <учитель> учил только тогда, когда его об этом просили. Ни о каком <ашраме> речи тогда не шло: Шри Ауробиндо не любил это слово, да и в йоге его не было ничего от <ашрама>. Но что-то неуловимое помогало Ему открывать сердца и сознания окружающих. Сам же Шри Ауробиндо в часы, свободные от прогулок и бесед, читал в оригинале Риг-Веду. Открыв эту книгу, Он был поражён: там были все опыты, пережитые им в Калькутте, в гуще революции - то же, что и у Матери в Париже среди художников. Человек, выросший на Западе и выучивший английский раньше своего родного языка, вновь открыл <Тайну Вед>.

Он спокойно переживал Риг-Веду в <полевых условиях>, как говорили мальчишки. На самом деле, с тех пор как в 1910 году Шри Ауробиндо приехал с фальшивым паспортом в Пондишери, он жил поистине <цыганской жизнью>, как скажет один из его учеников, менял один за другим дома - всё зависело от финансового положения - пока специально ради Ришара не обосновался в пышном, но немного ветхом <дворце> в <европейском квартале>. Пришлось даже посылать в Калькутту SOS, иначе денег на оплату было бы не найти. Мылись под краном во дворе, Шри Ауробиндо всегда был последним. На всех было одно затрёпанное полотенце, и Ему оно доставалось уже после того, как вытрутся остальные. Электричество только что провели, иначе в распоряжении Шри Ауробиндо была бы лишь одна свеча - у Него вообще были странные привычки: днём Он ходил, ночью читал, а спал на своей походной кровати вообще неизвестно когда и как. Ребята спали на циновках без подушек, без всяких противомоскитных сеток, не говоря уж о вентиляторах. Ели что придётся, готовили по очереди, причём каждый какое-то одно блюдо: один - рис, другой - горох, этим трапеза и ограничивалась, если Бог не посылал ещё овощей и фруктов. Для самого Шри Ауробиндо в этом не было ничего ужасного - как-то раз Он не ел в течение двадцати трёх дней. Его интересовала проблема усвоения энергии (Мать она 6удет волновать всегда), и Он обратился к собственному телу, желая узнать, можно ли изменить животный принцип работы организма, не разрушая при этом Материю: <Когда я жил в доме Четти [первое пристанище Шри Ауробиндо в Пондишери], то провёл без еды около двадцати трёх дней. Проблему я почти решил. Как обычно, я мог ходить по восемь часов в день. Умственные упражнения и садхана [йогическая дисциплина] проходили как обычно; по истечении двадцати трёх дней я совсем не чувствовал слабости. Разве что я начал худеть и не смог найти ключ к возмещению материи тела. Закончив голодовку, я не стал следовать обычным правилам: начинать с небольшого количества пищи и понемногу увеличивать его. Я ел как обычно>. Как и Мать, Шри Ауробиндо не признавал никаких правил, даже физиологических. Он даже курил - толстые сигары, что совсем не в обычаях <йогов>. Однако, увидев, что запах табака не нравится Матери, Он сразу бросил курить. Словом йогин-джентльмен-террорист, неугодный закону и медицине. Но когда люди видели Его в белом дхоти (его конец Он перебрасывал через плечо, оставляя часть торса обнажённой), все называли его <Господин> и склонялись перед этим образом властного спокойствия, объятого неподвижным внутренним пламенем.

Затем этот огонь растаял в голубой бесконечности.

Не было недостатка и в шпионах. Шри Ауробиндо хорошо охраняли. Для своих шпиков британские власти сняли целый дом в Пондишери. Соглядатаи в штатском целыми днями сидели под дверью Шри Ауробиндо и записывали всё, что происходит, имена гостей... Чтобы оправдать слежку, они пускались на самые невероятные выдумки, лишь бы сохранить за Шри Ауробиндо репутацию <опасного террориста>. Даже среди шести <учеников> нашёлся шпион; узнав, что Шри Ауробиндо - <йог>, он перепугался и бросился к Его ногам. Шри Ауробиндо только безмятежно улыбнулся. Ему было всё равно. Шпион - тот же человек с двумя ногами, а кому придёт в голову следить за Риг-Ведой? Британские власти даже сфабриковали <секретные карты> и <компрометирующую> переписку, спрятали всё это в колодце и любезно попросили французскую полицию провести <обыск> (они шли на всё, чтобы оправдать своё рвение). Полицейский комиссар в белых перчатках прибыл с отрядом сипаев, перевернул вверх дном все комнаты, затем подошёл к столу Шри Ауробиндо - единственному в доме! - и обнаружил там книги на латинском и греческом языках. Оставалось только развести руками: <Он знает греческий! Он знает латынь!> Разве такой человек может делать бомбы? Мольеру вместе с Аристофаном и Риг-Ведой было над чем посмеяться. Словом, жизнь сполна.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №47  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:12 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Сверхразум


Вот такую обстановку и застала Мать. Ему было 42 года. Ей 36. Она вернулась к Шри Ауробиндо на следующий день после первой встречи, но уже с Ришаром. Вновь поднялась Она по той же лестнице, на Её длинных каштановых волосах была вуаль. Шри Ауробиндо ждал на просторной веранде наверху. Там стоял один крохотный стол, покрытый голубой хлопчатобумажной скатертью. За ним Он скоро испишет глыбу в пять тысяч страниц - свою первую книгу. Деревянный стул с прямой спинкой, ещё два вряд ли более удобных стула, взятых накануне напрокат специально для гостей. Высокие лепные колонны на фоне пламенеющего неба. Шри Ауробиндо говорил с Ришаром о войне. Он знал о ней ещё в марте, хотя она разразилась в августе. При всём своём молчании Он знал многое, ведь границ разума для Него уже не существовало. <Я сидела на веранде. Перед Ним стоял стол; напротив Шри Ауробиндо сидел Ришар. Они беседовали. Я же сидела у его ног, совсем маленькая. Стол оказался прямо передо мной; он как бы прикрывал меня... Я ничего не говорила, ни о чём не думала, ничего не делала, ничего не хотела - просто сидела рядом с Ним. Примерно через полчаса я поднялась, и тогда Он сделал так, что в моей голове воцарилась тишина, причем я даже ни о чём не просила Его, и ничего не делала... Господи, сколько лет я пыталась поймать эту тишину - ничего не получалось. Сколько упражнений! Чем я только не занималась, даже "пранаяной", лишь бы это молчало - никакого результата! Я выходила из тела, (это не трудно), но внутри всё оставалось по-прежнему... А тут всё - конструкции разума, нагромождения мыслей - провалилось в яму. И в такую спокойную и светлую яму!.. Я старалась удержать это состояние. Я не разговаривала, воздерживалась от мыслей и старалась удержать это в себе - про себя я повторяла: "Лишь бы это продолжалось, лишь бы это продолжалось..." Как я была счастлива! Вот уж, действительно, награда за все труды. Всё - я ничего не знала, ничего не понимала, в голове не было ни единой мысли. Всё, что накопилось в результате моих опытов, сознательной и бессознательной йоги, за годы жизни, классифицированных и организованных переживаний (это был просто монумент какой-то), - всё это ушло! Это было великолепно! Без следа... Я словно родилась заново... А затем понемногу, капля за каплей, начало складываться нечто новое. У него не было границ, оно... велико как вселенная, но при этом удивительно спокойно и лучезарно. В голове - ничего, а над головой - оно. Оттуда оно обозревало всё. Оно никогда не покидало меня - если смотреть на него как на свидетельство силы Шри Ауробиндо, то эта сила ни с чем не сравнима! Чудеса! Это так и осталось со мной; я была в Японии - чем только я там не занималась: по-моему, я пережила там все возможные приключения, иногда даже неприятные, но это никогда не покидало меня - спокойствие, спокойствие, спокойствие...>

открыть спойлер
Обратите внимание, что всё это время продолжалась беседа с Ришаром, то есть преднамеренно Шри Ауробиндо не делал ничего. Сила передалась Материи от Материи или телу от тела совершенно непосредственно, минуя разум. Как заражение. Это супраментальная или сверхразумная сила.

Однако не надо полагаться на слова. Когда мы говорим <сверхразумный>, то представляем себе сверхинтуицию, сверхшироту сознания, сверхсилу, то есть, доведённую до крайности силу обычного человеческого интеллекта, имея в виду совсем другое. Речь идет о сознании Материи или сознании в Материи, которое способно к непосредственному и самопроизвольному действию. Работа этой силы видна в птице, в животном, во всей Природе: она направляет птицу к цели, животного - к удовлетворению потребностей, атом - к орбите, причём всё это происходит с точностью до электрона, до миллионной доли меридиана. Точность поразительна. Мы говорим об <инстинктах> или <законах> Природы: мы ведь любим ярлыки; нам кажется, что можно изгнать беса тайны, поместив его в крестильную купель Науки, однако нам почти никогда не приходит в голову, что все труды самого совершенного интеллекта завершаются полным <Бессознательным>, чтобы не сказать глупостью. Нам не известно, как обстоит дело, но слово <инстинкт> вроде бы объясняет всё; скажи: <Закон>, - и всё в порядке! Действительно, всё в порядке - кроме нас. Всё вполне сознательно, только не мы - наше сознание ещё только становится, хотя в сердце маленькой птички или атома оно уже есть. Разве что <бессознательность> в том смысле, что инструмент не знает свою движущую силу (птица не понимает, что тянет её к тропикам или к известковой стенке яйца), должна сменить сознательная сила, сознательное движение и инструмент, знающий Силу, отдающий себя Силе и работающий прямо через неё. Сознательность - это внутреннее Сознание; вместо вечного бессознательного инструмента мы получаем инструмент сознательный. Итак, вместо долгого и окольного эволюционного пути, на котором Сознание должно пользоваться всё более и более сложными инструментами, пока дело не дойдёт до скорлупы разума, в котором оно узнает себя как индивидуальность со всеми искажениями и недомолвками разумной среды, мы имеем дело с тем же самым Сознанием, но <свёрнутым>, как говорил Шри Ауробиндо, в клетках и электронах, спрятанным на заднем плане жизни и разума, но в конце пути выявляющемся прямо, непосредственно, со всей своей силой в инструменте, который позволит ему работать без искажения и ощутит индивидуальную радость от знания того, что происходит, того, как это происходит и почему - и так повсюду и всегда, ведь Сознание едино, и Материя едина. Такое непогрешимое Сознание Шри Ауробиндо называл Сознанием Истины (ибо оно истинно по своей природе) или Супраментальным, Сверхразумом: <Даже в слепой Материи - говорит Он, - есть признаки тайного сознания. В своём скрытом изначальном существе оно способно ВИДЕТЬ и делать то, что соответствует его видению, с непосредственной точностью, неотделимой от его природы... Безотчётные поступки, осмысленные порывы бессознательной материальной Энергии мы вполне можем приписать силе свёрнутого, самопроизвольного сознания, обходящегося, в отличие от разума, без мыслей... А полностью и самостоятельно просветлённое Сознание Истины, которое мы связываем со Сверхразумом - ТА ЖЕ САМАЯ реальность, проявляющаяся на последней стадии эволюции в развёрнутом состоянии, как в материи, где оно было развёрнуто не полностью и несовершенно, так и в жизни, и в разуме, где оно было подвержено искажениям. Только на этой стадии оно получает естественную полноту, естественное совершенство и природную непогрешимую лучезарность>. <В бессознательном живёт сознательное Единое>, - говорит Веда. Эволюция происходит из инволюции - только свёрнутое может развернуться. Если в глубине атома нет Сознания, оно никогда не появится в нём: без зерна не бывает плода, и сознание не может произойти из бессознательного. Долгий путь ведёт нас к самому началу, к чистой сердцевине первого атома.

Вот в этом <чистом> и заключается вся наша проблема.

Естественно, Шри Ауробиндо говорил с Матерью прежде всего о Супраментальном; в ту пору Он только нашёл подтверждение Своим изумительным открытиям в Ведах и даже сам не слишком хорошо представлял себе, как это работает, для Него это были, по Его собственному выражению, <джунгли>: <Заниматься нашей йогой - то же, что прокладывать тропу в джунглях; никаких дорог здесь пока не существует. Мне было очень трудно...> Нам всё ясно и просто, всё объяснено, дорога чиста, но если мы попадём в джунгли Амазонки, не занесённые ни на одну карту, даже не зная, где находится эта самая Амазонка, то даже не поймём, куда идти, налево или направо, никто не подскажет нам где находится Перу, нужно ли нам выйти к берегам Ориноко; даже если мы будем ходить кругами, мы всё равно этого не поймём - мы попали всё равно что в никуда. Потом, конечно, можно сказать: здесь истоки Амазонки, а здесь - Сознание Истины, но в самом Мраке вам не найти другого способа рассеять его, кроме как идти вперёд. Вокруг - <ничто>, а Амазонку ещё надо открыть; только внутренний компас направляет шаги подобно тому, как птица летит за десять тысяч километров к неведомой лагуне. Но чтобы этот компас работал, нужна чистота; чтобы десять тысяч идей не навязывали вам каждая свою дорогу, надо хранить молчание. Вслушайтесь во внутреннюю Амазонку, и она приведёт вас ко внешней или, точнее, создаст её по мере продвижения. <Ambulando solvitur>, - вот любимая максима Шри Ауробиндо: <Путь осилит идущий>. И Он шёл! Он хранил молчание, и Шакти свободно текла сквозь Него: подчинение, полное отречение, то есть полная прозрачность - это единственная сила. Если мы начнём возводить посреди дороги очаровательный Булонский лес, то так и останемся в нём - стены вырастают как по мановению волшебной палочки, стоит только подумать о них, а чтобы уйти в никуда и не замкнуться в <ничто>, будь это хоть высший свет, хоть что угодно, нужно настоящее мужество. Нового мира ещё НЕТ, вернее, он нанесён на будущие карты, но, тем не менее, мы уже продвигаемся через него, и каждый наш шаг ведёт к его невидимому, свёрнутому семени. Естественно, Шри Ауробиндо стало легче, когда Он смог поговорить с человеком, который наконец-то понимал Его. Теперь рядом с ним были не только шести- или семитысячелетние Веды. <О, да, я знаю!> - рассмеялась Мать, впервые услышав от Него о супраментальном творении. - <Я видела его наверху!> Речь шла об опытах в Тлемсене и ещё более ранних, в Париже.

И опять слова обманывают нас: наш язык состоит из <высокого> и <низкого>, <прошлого> и <будущего> - мы вынуждены описывать на трёхмерном языке мир, который никогда не знал трёх измерений: солнце ведь тоже никогда и нигде не <восходило>. Это мы вращаемся, мы путешествуем в сознании. С этой точки зрения Сверхразум действительно находится <наверху>, в самом конце пути, девственный, как леса Амазонки, и Шри Ауробиндо с Матерью год за годом будут говорить о <нисхождении> Сверхразума на землю и будут <тянуть> его до некоего дня в 1956 году, когда он, наконец, <спустится>. Они путешествовали в Супраментальном, и так всегда бывшем здесь, как леса Амазонки, но Супраментальным эта среда становилась лишь по мере Их продвижения. Это труд пионеров. И всё же приключения сознания разворачивались не в бразильских джунглях, а в плотных слоях бытия, принадлежащих всему миру; цель этого приключения - связь с вечно присутствующим, но скрытым от нас идеями, чувствами, тысячелетними привычками существования и чувствования: слои громоздятся один на другом до самого дна наших клеток. Это путешествие ведёт нас сквозь тысячелетия, но в конце пути, когда мы доходим до последней оболочки электрона, когда всё становится прозрачным и чистым, нас ждёт Супраментальное. Тогда <верх> сливается с <низом>, <будущее> возвращается к <настоящему>, карта нарисована. Амазонка изучена, путь окончен. Прозрачность и явленность. <Тамошнее> становится <здешним>. Мы оказываемся в вечно-здешнем; оно было свёрнуто в сердце атома, но наше путешествие, каждый шаг которого вело именно оно, развернуло его. Первую связь создали Шри Ауробиндо и Мать. И всё-таки <Супраментальное> оставалось почти что ничем, <тамошним и горним> в видениях будущего, таинственным образом угаданных в клетках тела (Шри Ауробиндо и Мать смутно прозревали его в своих телах), а между будущим и клетками оставался всё тот же замутнённый мир. В нём надо было установить прозрачность и чистоту подобно тому, как первой обезьяне пришлось очиститься, чтобы старые обезьяньи механизмы не заглушили первых ментальных вибраций. Только в нашем случае речь идёт не об одном уровне, а о всех эволюционных уровнях вплоть до первой механики жизни в Материи. Однако через посредство Разума на всех уровнях работает одна и та же Сила, она не меняется, будь перед ней хоть булыжник, хоть тело; в зависимости от того, к какому уровню приложено её усилие, мы говорим о ментальной, витальной или атомной силе. Действительно, вибрация может быть ментальной, витальной или атомной, но Сила остается прежней - супраментальная Шакти разной степени чистоты. В начале и в конце - чистая Шакти. Шри Ауробиндо в 1913 году в письме одному из учеников, жившему в Калькутте, так определил условия супраментальной йоги: <Спокойное сердце, чистый ум и уравновешенность - вот первое требование для нашей Йоги>. То есть, прозрачность на всех уровнях. Мать называла это <очищением Материи>.

Нет ничего удивительнее, чем внезапно обнаружить, что тело умнее нас, что оно великолепно видит, что оно обладает простой и невероятной силой, скрытой разве что нашей привычкой к разуму. <Озарение> тела. Наверное, так же удивился некий древний человек, обнаружив, что одна секунда размышлений подарила ему лук. Сила тела. Видение тела. Непосредственное познание материи.

Вот с этим и столкнулся Шри Ауробиндо по ту сторону Нирваны. Это произошло во время Его опытов в Калькутте. В конце путешествия мы возвращаемся к началу всех вещей.

Настоящее освобождение - в теле.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №48  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:12 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
15. ПЕРЕВЁРНУТЫЙ ВУЛКАН


Шри Ауробиндо наугад продирался сквозь джунгли Сверхразума. О том, чем Он занимался, мы можем только догадываться. Он исписал тысячи страниц, охотно и подолгу беседовал с первой группой учеников и Ришаром, но никогда не рассказывал о практических секретах тела - возможно, никто не понял бы, а <объяснять> тут что-либо бесполезно: на уровне тела надо жить, переживать. Шакти тела - это не геометрия и не тропы к Нирване, этому не научишь. Каждый должен идти, а может быть, даже искать свою собственную дорогу, потому что все тела разные, и препятствия одного - вовсе не помеха для другого. Я очень удивился, когда Мать в 1962 году сказала: <Шри Ауробиндо ушёл, не открыв нам своей тайны>. Чтобы раскрыть её и узнать, что именно Он делал, пришлось ждать одинокой йоги Матери. Вот, в чём тут дело: Шри Ауробиндо никогда ничего никому не навязывал, можно даже сказать, что он никого не учил. Просто Он запускал глубинные механизмы на материальном, физиологическом уровне, и те совершали свою невидимую работу в человеческих телах и в теле земли. Однажды они неожиданно вынырнут изнутри в телах тех, кто готов. Словом, Шри Ауробиндо дал толчок истине Материи, а та работает сама - возможно, во время беседы с Ришаром произошло нечто подобное: Он ведь ничего не делал; простое материальное излучение установило в голове Матери тишину. Никакой концентрации, никакой силы воли, в отличие от прочих йогов: заговорила, так сказать, сама Материя. Мать заразилась тишиной Шри Ауробиндо. <Заражение> - главный ключ к механике супраментальной силы. Она навязывается не снаружи (в чём состоит порок всех сил), а пробуждается внутри и желанна для внутреннего существа. По правде говоря, хоть это и звучит как парадокс, Супраментальное - единственная вещь в мире, не являющаяся <силой>. Это Истина Материи; лишь благодаря своему существованию она обладает возможностью действия - это просто, самоочевидно и естественно. Это сама естественность. Сила заключается в самом существовании. Тишина в материи Шри Ауробиндо автоматически распространялась на любую материю, готовую ответить ей. Прочие силы терпят крах потому, что навязаны изнутри и, как мы уже говорили, их действие ограничено принуждением. Только то, что есть, никогда не узнает поражения. Удивительнее всего то, что только Материя, кажется, обладает силой существования в чистом виде - силы других уровней знают приливы и отливы, они вспыхивают, гаснут, превращаются в призраки и рассыпаются в прах. А эта сила неизменна. Тело как будто оказывается самой устойчивой в мире вещью. Узнав что-либо, оно никогда не забудет своего знания. Но узнать должно именно оно. Поэтому учить его бесполезно. Помочь может только заражение Материи. Шри Ауробиндо и Мать хотели распространить супраментальное заражение по всей земле. Вот почему Мать сказала: <В мировую историю Шри Ауробиндо пришёл не с учением и даже не с откровением, а с решительным действием, идущим прямо от Высшего>. Неважно, верим ли мы в Высшее или в Шри Ауробиндо - он не претендовал на роль ещё одного бога в веренице спасителей человечества - если бы для изменения земли нужны были наши верования, нам бы пришлось ждать ещё несколько тысячелетий, такова уж природа Разума: сначала он уверует, затем разуверится, и, наконец, поверит снова. А Материи вера не нужна; для Неё чувствование - та же вера. Шри Ауробиндо работал непосредственно в Материи. Возможно, Он хотел, чтобы Материя поверила в саму себя.

Так что же он делал?


открыть спойлер
Работа над материей


Сначала Он взялся за свою собственную материю, и здесь мы можем найти некоторые намеки. В 1912 году Шри Ауробиндо писал ученику в Калькутту о том, как Он получил иммунитет и как работает с ним. (В общем, Он не слишком заботился о своем здоровье - <своего> у него вообще было мало, но болезни - это ложь Материи, помутнение, соответствующее ментальной глупости). Итак, в этом письме Он рассказывал: <Я не без успеха пытаюсь усовершенствовать его [этот иммунитет], устраивая ему испытания в самых ненормальных условиях>. Единственный способ заставить материю работать - это получить от неё отклик. Работать над простудой или зубной болью - примерно то же самое, что корпеть над пыльными страницами <Феноменологии духа> или усмирять вихрь реактивных эмоций. Вместо того, чтобы хвататься за аспирин, вы изучаете движения, которые ослабляют клетки мозга, например. То же самое происходит и в химическом эксперименте: у такой-то вибрации такой-то эффект, это отношение его нейтрализует или усиливает, а то проясняет, как капля гидрата соды в растворе йода. Эксперимент повторяется до тех пор, пока он не станет ясным, точным, самопроизвольным и не проникнет в клеточную материю. В общем, <проникнуть в материю> - то же самое, что и <очистить материю>, поскольку дело сводится не к тому, чтобы что-то добавить к ней, а к тому, чтобы избавить её от мути эволюции - без неё материя чиста, естественна и сильна по самой своей природе. Настоящая естественность лечит всё: к ней нечего добавлять, она просто есть. Восстановление чистой, подлинной Материи (или истинного физического, по выражению Шри Ауробиндо) - высшая задача трансформации. Но для этого придётся один за другим вычистить все слои. Честно говоря, мы не знаем, о каких <ненормальных условиях> говорил Шри Ауробиндо. Они могли быть незаметны как насморк (нет ничего менее <заметного>, чем супраментальная йога: самое нужное кажется пустяком, и его можно найти в любое мгновение - за разговором с соседом или на лестнице; это самая неприметная йога). Всё, что нам известно - это то, что Он экспериментировал с едой, голоданием (об этом мы уже говорили), даже наркотиками (только не ради <переживаний> - Господи упаси! - совсем наоборот; Он старался сохранить контроль над нервной системой и чистоту рефлексов после принятия огромных доз опиума и гашиша, - любого другого человека это попросту уничтожило бы или ввергло в Нирвану). Вообще, Он любил слово <экспериментировать>; <Несколько лет дни и ночи напролёт я экспериментировал куда более тщательно, чем учёный, проверяющий правильность своих теорий и методов в физическом плане>. Однажды у Него воспалился и покраснел глаз. Один из учеников заметил, что виной тому, вероятно, дым от Его сигары. <Подожди>, - сказал Шри Ауробиндо (возможно, Он усмехнулся и закурил новую сигару), принялся ходить, а спустя два часа воспаление и краснота полностью прошли. При этом Шри Ауробиндо, в отличие от йогов или целителей, не пускал в ход ментальную или витальную энергии. Он даже не сосредоточивался на своём глазе: просто ритм ходьбы помогал восстановить естественный поток Шакти. Он научил клетки отвечать только на влияние чистой Шакти - такая вот программа. Он разворачивал её в течение 36 лет. <Мне нужно, чтобы работа супраментальной силы заключалась не во влиянии на физическое и придании ему экстраординарных способностей, а во вхождении в физическое и его насыщении, то есть полном превращении в физическое, несущее в себе супраментальное>, - то есть в чистое физическое, избавленное от всех эволюционных довесков и искажений и располагающее своими нормальными силами. Ведь <в каждой частице, каждом атоме, каждой молекуле, каждой клетке Материи в тайне и неведении живут и всеведение Вечности, и всемогущество Бесконечности>.

Работа над собственной материей была для Шри Ауробиндо подготовкой к работе над Материей земли. Но опыт открыл, что такого разделения на самом деле не существует: <твоей> или <моей> Материи нет; она одна. Одной из самых ужасных иллюзий, возросших на добром поле эволюции, является убеждение в том, что черепная коробка отрезала нас от внешнего мира. <Сначала надо прилагать садхану [то есть работу над собой] к ничего не значащим вещам, и только потом - к своей жизни> - замечал Он в письме 1914 года. Переход от насморка к битве на Марне вполне уместен. Это кажется шуткой, но попробуйте найти людей, которые могут понять единство и слаженность всего поля земли и увидеть мировой резонанс слабенькой вибрации в клочке материи, - для этого нужны глаза без всяких шор. Еще в 1913 году Шри Ауробиндо описал в письме четыре пункта своей программы: <Я пытаюсь наладить нормальную работу сиддхи [сил или способностей] в жизни, а это подразумевает: во-первых, восприятие мыслей, чувств и событий, связанных с другими существами и другими областями мира без посредства слов или подобного рода информации; во-вторых, передача избранных мыслей и чувств окружающим (людям, группам, нациям) простым усилием воли; в-третьих, принуждение этих людей, групп и наций поступать в соответствии с переданными им чувствами или идеями, в-четвёртых, влияние на события, происшествия и их последствия для мира простым, и безмолвным волевым усилием... В первых двух пунктах, и даже в третьем, я уже достаточно преуспел, хотя и не достиг совершенства. Только в четвёртом пункте я встретил серьёзное сопротивление. В общем, [говорит Он в том же письме] я пытаюсь применить знания и способности для воздействия на события и обстановку во внешнем мире, не прибегая ни к каким инструментам физического воздействия>.

Наверное, тяжело понять, как с веранды, где человек ходьбой заставляет Шакти течь сквозь его тело, можно перейти на огромную мировую арену. На самом деле всё очень просто: когда в нас установится ясность, ясен весь мир. <Вы> ни от чего не отрезаны: всё рядом, столь же отчётливое, как биение вашего сердца. Нужна только ясность, и никаких <я>. <Я> - это Великая Китайская стена. Пока оно существует, нет места для остального мира. Чтобы понять, то есть, вместить в своё сознание, а возможно и тело, часть мира, эту преграду надо разрушить в первую очередь. Тогда только и понимаешь, как, вылечив воспалённый глаз, можно вылечить опухоль, если это необходимо, в любом месте Земли, хоть в Сербии, хоть в Бенгалии. Шри Ауробиндо достиг момента, когда физическое <я> (индивидуальность тела) должно исчезнуть, чтобы работа в Его собственной материи распространилась на Материю в целом. Начальная ступень - удаление <я> в голове (это сложнее всего), затем - в реакциях, в чувствах и наконец - в теле. <Можно сказать, - писал Он в 1913 году, - что моя субъективная садхана завершилась и увенчалась долгой реализацией и концентрацией на Парабрахмане [то есть высшем Единстве, или, если угодно, высшей Прозрачности], длившейся несколько часов и охватившей всё моё существо за исключением физического <я>, которому для освобождения от случайных рецидивов и поверхностных прикосновений старого раздробленного существования нужна другая реализация>.

Оставалась только <объективная> садхана. Тут и приехала Мать. Когда ученик спросил Шри Ауробиндо, как Сверхразум в Его теле может изменить землю, Тот ответил просто: <Если Супраментальное спустится в наше физическое, это будет означать, что оно низошло в Материю>. Со своим обычным юмором Он добавил: <По крайней мере, вы же допускаете, что во мне тоже есть какая-то материя, а кроме того, вам сложно будет отрицать, что она сообщается или даже (что бы там ни утверждала квантовая теория) неразрывно связана с материей в целом>.

Но при этом Шри Ауробиндо видел и изнанку единства Материи: человек существует повсюду, во всём... да, только он ещё и поглощает всё. <Во мне она [сила] пытается проявляться сразу, как только это позволяют дефекты моего разума и тела, но кроме них - и это важно - она учитывает пороки моих друзей и ближайших помощников, - писал Он в июне 1914 года. - Дело в том, что я должен принимать их духовно, поэтому они вполне могут задержать моё развитие. Я продвигаюсь вперёд, но на каждом новом этапе приходится возвращаться и брать на себя груз несовершенства, поступающий извне>. Для Матери и Шри Ауробиндо это останется громадной проблемой до самого конца.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №49  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:13 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Работа над миром


Каждый день, примерно в половине пятого Она навещала Шри Ауробиндо. Мать поселилась неподалеку от него, в маленьком домике на улице Дюплекс рядом с Домом Правительства. Со своей террасы Она видела комнату Шри Ауробиндо. Когда приходила Мать, ученики отправлялись играть в футбол, а Она готовила чай или какао для Шри Ауробиндо. С Её появлением дом начал изменяться: появились новые полотенца, на стопках книг, стоявших во всех углах и даже на стульях для гостей стало меньше пыли. Хозяин мог пить свой любимый чай всё чаще - Он пил крепкий чай в любое время дня и ночи... если кому-то приходила в голову мысль заварить его. Шри Ауробиндо взял себе за правило ни о чём никого не просить и со всеми держаться как равный. Как-то раз, случайно задев ногой ученика-тамильца (им был Амрита, будущий казначей Ашрама), Он поднялся со стула, чинно поклонился и произнёс: <Прошу прощения>. Вокруг Него собирались довольно странные и разные люди, но все уважали и любили Его - в Шри Ауробиндо чувствовалось <что-то> необычное: Мать, например, никогда не сидела в Его присутствии на стуле, но всегда на полу, у Его ног. Ученики, видя это, понемногу начинали понимать, что их учитель был особенным человеком. Им даже в голову не приходило, что Шри Ауробиндо молча работает над ними, что они, сами того не ведая, вступили на путь йоги, а через их обычные занятия и рассказы о футболе их учитель работает над всей молодежью. Как? Пока мы не усвоим, что каждый человек представляет собой весь мир в миниатюре, и что, прикоснувшись к одной точке, мы касаемся всех сходных с ней точек, нам этого не понять: <Каждый представляет некий тип человечества; если будет завоёван один тип, то это будет означать огромный шаг в нашей работе>. Всё взаимосвязано, хотя нам и трудно понять это. В 1913 году Шри Ауробиндо писал ученику в Калькутту: <Также я приступил ко второму этапу моей работы: надо создать людей для нового века. Тем, кого я выберу, я дам сиддхи [силы]. С этой точки зрения, наша маленькая колония оказывается питомником, лабораторией. То, что я выращу в этом питомнике, затем распространится во внешнем мире>.

открыть спойлер
Но всё это разворачивалось в полном молчании, можно даже сказать в полном неведении <подопытных>, что для Шри Ауробиндо было главным козырем и залогом успеха: <ученики> не считали себя учениками, они не знали, что занимаются йогой, а потому и не обменивались своими <идеями> относительно йоги друг с другом и со Шри Ауробиндо, - действительно, наши идеи о вещах становятся самой главной помехой; стоит задуматься, и тотчас вокруг вырастают стены: <это надо, это не надо, это можно, это нельзя, это достойно йога, это - нет>, - нам достаточно трёх минут, чтобы составить подобный список. И никто уже с нами не сладит. Мы полагаем, что без <понимания> у нас ничего не выйдет, однако лучше всего развитие идёт при полном нашем неведении, когда мы ищем неизвестно что, бредём наугад и сломя голову бросаемся в неизвестность. Усилия <понять> приводят только в тюрьму понимания. Чтобы разрушить наши благие идеи, нужен тяжёлый молот, - они куда прочнее дурных мыслей. Последним, по крайней мере, хватает скромности, чтобы признать, что они глупы. В 1914 году в письме ученику из Чандернагора, интересовавшемуся тантрическими учениями, Шри Ауробиндо сделал поразительно яркое замечание, хотя оно даже не бросается в глаза: <Я сейчас развиваю силу, которая, если моя работа будет завершена, сможет автоматически достигать нужного эффекта с помощью любого метода> (подчеркнул Шри Ауробиндо). Даже футбола. Мы говорим: <это подходит, а это не подходит, это опыт, а это - нет>, - но ведь всё суть Опыт! Подходит всё, всё ведёт в нужную сторону, Материя сама преобразует себя и средства для неё не очень важны. Нас обманывает ментальное воспитание. Несмотря ни на что, мы думаем, что следующая стадия эволюции пройдёт через разум и мы получим нечто вроде сверх-интеллекта, но эволюции нет дела до интеллекта! Если даже ни один человек ничего не поймёт, это отсрочит появление нового вида не более, чем крики древних млекопитающих задержали приход человека. <Эта йога предназначена для жизни и только для жизни>, - воскликнул Шри Ауробиндо, когда Его спросили, не означает ли Его уход поисков спасения. Спасения нужны Разуму; он придумывает учения, строит райки и мельницы (а также преисподние), но даже миллионы часов медитаций и все учения на свете не дадут спасения жизни.

Сила, способная <автоматически достигать нужного эффекта>... Слово <автоматически> часто появлялось в Его письмах 1912 - 1914 годов. Шри Ауробиндо, наверное, прикоснулся к вселенскому механизму. К центральной точке.

Первого августа разразилась война. В воды Пондишери, словно чтобы показаться Шри Ауробиндо, вошёл германский крейсер <Эмден> и дал несколько залпов по Мадрасу.

Через две недели, в день своего сорокадвухлетия, Шри Ауробиндо закончил первый номер <Арьи>. Он никого не хотел <учить>, и всё же целых семь лет, день за днём, писал - глыба в пять тысяч страниц, на которых Он обратил к людям призыв к новой эволюции. А в это время Европу сотрясали тёмные судороги старой эволюции, волны расходились по всему миру и затихли лишь шестьдесят лет спустя. Кто-то словно дёрнул за скрытый мировой рычаг и, вместе с тем, прикоснулся к всемогущей и безначальной силе в сердце <любой частицы, любого атома, любой молекулы, любой клетки Материи>; казалось, что потревожен корень Смерти. Начиналось долгое умирание Смерти. За год до войны Шри Ауробиндо в письме ученику из Чандернагора, говоря о <йогической садхане, которая поможет восстановлению Сатья Юги> - Века Истины, добавил: <Эту работу надо начинать сейчас, но завершится она только к концу Кали Юги>. Нисходящей тропой мы ведём мир... к высшему источнику. Прикоснуться к одной точке материи, не затронув Материю в целом, невозможно. Победить смерть, не выкорчевав её корня из сознания каждого человека, группы или нации, невозможно. То, что тысячелетиями уютно жило под нашей мудростью, моралью, религией и спасением, сегодня вышло на поверхность - это оно скачет и копошится во внешнем мире. Вор изгнан из своего главного убежища; он бежит от двери к двери, угрожая бомбами и террором, но он уже пропал, прятаться негде, никакая мудрость больше не приютит его, маски кончились, он гол и испуган. От него идёт по всему миру волна наготы и прозрачности, и в конце концов на земле не останется ни единой тайной расщелины, ни единой конструкции разума. Тогда вспыхнет то, что есть.

Первой книгой стала <Тайна Вед>. Начало цикла совпало с его концом, первая тайна открывалась самой последней. <Наши отцы криком сокрушили твердыни (подсознательные крепости пани или воров Истины), они разбили скалу (то есть скорлупу Материи)... Гора раскололась надвое, и появилось небо>.

Высокое встречает низкое, всё заключено в одном.* *Савитри.

Медленно, сквозь слои темноты, начиная с подсознания немцев, а затем и других народов, устанавливалась связь с изначальной скалой. Сознанием Истины в глубине Материи. Ведические Риши называли его <Солнцем Истины>, Савита, - это солнце атома. <0х, уж мне эта философия! Скажу вам по секрету, я никогда в жизни не был философом>, - воскликнул Шри Ауробиндо, когда кто-то говорил с Ним о Его <философских> трудах. <В "Божественной Жизни" нет ни грана философии, одни ФАКТЫ. Это то, что я видел и пережил>. Семь лет подряд Он будет рассылать по миру эти <факты> подобно тому, как Риши криком дробили скалу.

У Шри Ауробиндо была странная манера писать. Он садился за свой маленький <Ремингтон> и сразу печатал текст без каких-либо черновых вариантов и помарок - минимум шестьдесят четыре страницы в месяц, а Мать регулярно, пятнадцатого числа каждого месяца относила Его рукописи в <Модерн Пресс>. Он сам правил гранки и делал всю работу. <Обычно я заставал его за пишущей машинкой, - рассказывал Его младший брат Барин. - Вместо того, чтобы записывать свои мысли от руки, он пользовался машинкой... Он взял за правило просматривать не менее пяти оттисков каждой печатной формы. В Ауробиндо не было ничего от обычной индийской небрежности. Он всегда работал с бесконечным терпением и прилежанием, словно то, что он делал, шло от чистой и прозрачной энергии - терпение, тщательность, ни малейшего следа спешки или лени>. Даже Барин, не знавший вообще ничего (он-то и <делал бомбы>, за что был выслан англичанами на Андаманские острова), заметил <прозрачную энергию>. Удивительно, но Шри Ауробиндо писал книги не по порядку: Он взялся сразу за три труда. В первом номере <Арьи> были напечатаны начальные главы <Тайны Вед>, <Божественной Жизни> и <Синтеза Йоги> (последние две книги содержат более чем по тысяче страниц). Позже Он будет писать сразу по пять, а то и по шесть книг. Ни один писатель, хотя бы немного знающий, что такое написать книгу, не сумеет представить подобного феномена; если отбросить внешнюю сторону, то речь идёт о другой организации сознания. Переберите всех гениев мира, и всё равно вам не удастся представить себе Платона, сочиняющего одновременно <Федра>, <Государство> и <Законы>, или Гёте, работающего разом над <Фаустом> и <Вильгельмом Мейстером>. А ведь ещё были стихи и драмы, не публиковавшиеся в <Арье>, и огромная переписка... Нет, это не человеческий и даже не сверхчеловеческий гений, это вообще не гений: здесь всё дело в другом порядке сознания. <Он устанавливал в голове тишину и садился за машинку, - рассказывает Мать. - Всё, что должно было быть написано, шло сверху, из высших областей, а Ему оставалось только бить по клавишам: книги писались сами>.

Однако феномен ещё интереснее, чем нам кажется: слова <сверху> достаточно разве что для детей, оно никоим образом не объясняет, как человеческое, то есть ментальное сознание может одновременно плести десять тысяч нитей и при этом слагать вполне связные и логичные фразы, не используя мозг! Что организует такую цельность знания и вдохновения?.. <Наверху> всё цельно и как бы сжато в сгусток света - вступив в контакт с высшими областями, человек великолепно видит это. Всё как одна сфера живого тока-света. А в Материю это должно спускаться последовательно, фраза за фразой, если только у человека не несколько рук, как у бога Ганеша, - поток струится по капле, если только у нас нет с полдюжины мозгов, работающих одновременно. То же самое касается и <вдохновения> - на пустом месте его не бывает. А как заставить ураган войти в воронку? В какую воронку? Ну конечно, в логическую, ведь обращался Шри Ауробиндо к существам всё ещё разумным, хоть и делал это затем, чтобы разбить их ментальную скорлупу. Мать дала ответ на все наши вопросы, однако ответ оказался ещё таинственнее самой проблемы, ибо он ведёт нас к новым вопросам: <Сознание Шри Ауробиндо пребывало наверху, в Супраментальном [опять это "наверху", ничего, честно говоря, не означающее], а слова слагал некий род сознания, находящийся В РУКАХ. Сам Шри Ауробиндо понимал слова только тогда, когда они появлялись на бумаге>. Мать добавила: <С точки зрения интеллекта, "Арья" совершенна: чистота, порядок, логика. И всё же интеллект тут совершенно ни при чём>. А что <при чём>? - Руки. Когда они били по клавишам, Шри Ауробиндо, так сказать, <узнавал> то, что писал. Материальное сознание, сознание телесной материи к руках делало всю работу. Шри Ауробиндо хранил полное молчание и полную прозрачность, а Материя продвигалась сквозь философские джунгли с уверенностью птицы, в первый раз в жизни летящей прямо к неизвестной лагуне. Дорогу знают её крылья. Если нам хочется отодвинуть проблему на несколько поколений назад, мы можем говорить не о крыльях, а о <хромосомах>. И всё равно, однажды перед нами встанет этот вопрос. Сталкиваясь с Материей, мы понимаем, что Сознание в ней может создавать философские системы с той же лёгкостью и совершенством, с какой она создаёт птиц и землетрясения. Оно точно, а его разумность превышает все наши понятия о гениальности. Это Сознание Истины. Слово <наверху> имеет смысл пока речь идёт о промежуточных плотных слоях (даже разум имеет свою плотность), но как только всё проясняется, <высокое встречает низкое, всё заключено в одном>. В сердце Материи бурлит ураган света и слышатся ещё неизвестные песни, которые утешат нас, когда мы покинем галеры Разума. Так Шри Ауробиндо напишет за семь лет девятнадцать томов, с криком Истины стучась в мир.

<Перевёрнутый вулкан>, - сказала Мать.

Последнюю точку в своем <учении> Шри Ауробиндо поставил, объявив голосом, спокойным как широкая река, уверенно текущая сквозь вечность: <Даже если бы вся "Арья" была уничтожена или вовсе не появилась на свет, со Сверхразумом бы ничего не случилось>.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №50  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:13 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Божественный человек


Супраментальное - факт эволюции, он так же неизбежен, как появление на земле растений и животных, поэтому мы движемся к нему, даже если не верим в это. Впервые на земле тот, кого мы называем <пионером> эволюции, пришёл, чтобы делать, открывать путь, а не проповедовать, учить или открывать. Путь открывается в теле, а не в мысли. Открывшись в одном теле, он автоматически откроется в теле земли. И никакие слова ничего тут не изменят. Но даже разумом мы можем понять, можем ускорить ход эволюции - сократить невзгоды. Возможно, мы способны увидеть в мире что-то новое и интересное, проследить, как в многообразии микроскопических материальных деталей разворачивается величайший переход, для предыдущих биологических видов оставшийся незамеченным. Однако этот гораздо существеннее, чем тот, который привёл к появлению человека: речь идёт об окончании животной эволюции - уже не Материя наугад создает новых животных, а само Сознание непосредственно творит свои формы; оно было скрыто в Материи, потребовались миллионы лет и невероятное количество инструментов, чтобы Сознание расцвело в человеческом теле. Вместо мозга оно воспользуется чем-то другим. Вот это <другое> сейчас и формируется - нечему учить, и не во что верить: надо видеть. Главное - смотреть в нужном направлении. Ведь реальная эволюционная функция мозга - наблюдение, и он должен выполнять её до тех пор, пока мы не перейдём к радикально новой форме. Вот и тысячи страниц трудов Шри Ауробиндо приглашают нас не к бессмысленной суете и заделыванию древних трещин (это то же самое, что пытаться остановить землетрясение), а к наслаждению зрелищем. На наших глазах разворачивается великое потрясение Сознания в Материи. Студент из Калькутты спросил Его, не собирается ли он <готовить людей>: <Нам ведь нужны люди>, - а Шри Ауробиндо ответил: <Этим я занимался достаточно, и теперь это может делать каждый; сама Природа сейчас готовит людей. Моя же работа состоит не в подготовке людей, а в создании божественного человека>.

открыть спойлер
Но и божественный человек станет лишь первой ступенью на пути к <другому> (можно сказать, первое создание, которое отдаст свое тело Опыту). Шри Ауробиндо назовёт его ведическим словом <арий> (откуда и название журнала <Арья>): <Согласно Ведам, арийские народы объединял особый тип самодисциплины>. Шри Ауробиндо особо подчёркивал, что арий идет на завоевание самого себя (корень ар означает труд и битву): <Арий борется и преодолевает всё, что мешает движению человека в нём и вне него. Первый закон его природы - завоевание самого себя>. Действительно, речь идёт о том, чтобы наперекор тысячелетним привычкам отвоевать у материи нечто очень сложное. Это йога завоевателей и героев. Мать как обычно проникла в самую суть проблемы - завоевание смерти, - и прекрасно очертила весь круг вопросов, связанных с ней. Она говорила: <Смерть вовсе не обязательна, это случайность; до настоящего времени она происходила всегда (во всяком случае, так казалось), а мы умом и волей решили победить её. Однако битва предстоит ужасная и тяжёлая - против всех законов природы, всех мнений и всех земных привычек. Поэтому если вы не бесстрашный воин, то лучше вообще не приходить на поле боя. Нужна беззаветная отвага, так как в каждую секунду придётся сражаться со всеми установлениями разом. Это нелегко. А на индивидуальном уровне это битва против самого себя, ведь если вы хотите, чтобы ваше физическое сознание достигло состояния, позволяющего физическое бессмертие, вам понадобится такая степень свободы от всего, что представляет физическое сознание сегодня, что сражаться придётся каждую секунду. Надо одолеть, преобразовать и освободить от привычек все чувства, ощущения, мысли, рефлексы, пристрастия, предубеждения - словом, всё, что у вас есть. В этой ежесекундной битве вас подстерегают тысячи противников>. Шри Ауробиндо в первом выпуске <Арьи> так перечислял три победы ария: <Он побеждает землю и тело, не соглашаясь, в отличие от обычного человека, на смертную рутину, ограничения, инертность и косность... Он побеждает жизнь и витальные энергии, не подчиняясь их прихотям и желаниям и отказываясь быть рабом их страстей... Он побеждает разум и его привычки, он покидает скорлупу неведения, унаследованных предрассудков, общих идей и расхожих мнений...> Вот такая программа.

Шри Ауробиндо принёс меч стране, потратившей две тысячи лет на экстатическое созерцание так же, как прежде принёс его мирным конгрессменам, пытавшимся добиться независимости с помощью разглагольствований о политике. <Вооружённое восстание> переместилось в йогу, а <независимости> Он искал повсюду, вплоть до собственного тела. Нам пятьдесят лет твердили о <ненасилии>, однако сегодня мы видим, что даже в Индии так называемый пацифизм в незапятнанных одеждах выскакивает из тёмных глубин и бросается на нас лишь потому, что нам не хватило смелости принести войну даже туда. Нет, Индию освободило отнюдь не ненасилие, а Сила, приведённая в движение в начале века Шри Ауробиндо несмотря на ненасилие. Пацифизм - ещё один <священный миф>, не подлежащий обсуждению в эпоху, когда пигмеи стали королями. <Никакого мира не будет, пока сердце человека не заслужит его: закон Вишну [бога любви] не одержит верх до тех пор, пока долг Рудре [богу разрушениям] не будет уплачен. Как проповедовать закон единства и любви неразвитым людям? Конечно, наставники в этом законе нужны, ибо только так может прийти последнее спасение. Но до тех пор, пока в человеке не вызреет Дух Времени, высшая и внутренняя действительность не перевесит внешнюю и сиюминутную реальность. Христос и Будда пришли и ушли, а мир по-прежнему остаётся в кулаке Рудры. Жестокий труд прогресса человечества, угнетённого и раздавленного силами, живущими эгоизмом и служащими ему, взывает к мечу Героя и слову пророка борьбы>.

Ещё до основания Ашрама, в самый разгар первой мировой войны Шри Ауробиндо объявил: <Мне нужны сильные люди, а не дети с неустойчивым состоянием души>. Действительно, чтобы спуститься к тайнам тела, нужна хорошая закалка.

И абсолютная неподвижность. Шри Ауробиндо вовсе не знал движения - ни трепета мыслей, ни вибраций чувств - индивидуальности в Нём было не больше, чем в кристально чистом горном воздухе. А внутри - вулкан. Неподвижный вулкан. Поистине, союз двух полюсов: абсолютный динамизм и полная неподвижность, будто Динамизм рождался в Неподвижности. Таково супраментальное сознание: противоположности превращаются в нечто третье и получают настоящую силу.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №51  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:14 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Новая эволюция


Как далеко Он видел!.. Перед бегством в Чандернагор, в 1910 году, когда Европа и весь мир пребывали в сладкой дрёме - китайская революция ещё не начиналась, цари чувствовали себя уверенно, Вильгельм II только обдумывал планы <передела колоний>, а Эдуард VII <Миротворец> сидел на троне императора Индий (вы только посмотрите - одни <миротворцы>, откуда же войны берутся?!) - в 1910 году Шри Ауробиндо в беседе с изумлённым корреспондентом еженедельника <Индия> сделал поразительное заявление или, скорее, пророчество: <В 1907 году началась новая эра, полная надежд для Индии. Революционные потрясения и изменения ожидают не только Индию, но весь мир. Верх станет низом, низ - верхом. Угнетённые и обездоленные поднимутся. Новое сознание и новые мысли будут одушевлять нации и человечество в целом, новые усилия поведут к новым целям. В результате этих революционных изменений Индия станет свободной>. А до освобождения оставалось тридцать семь лет. Что за огонь горел в Нём? В тот период Он подписывал все письма именем Кали, Воительницы миров, могущественной Матери, что тревожит миры и сердца потому, что любит людей не за их маленькие добродетели и безгрешную белизну, а за Истину в их сердцах и величие, превосходящее любой наш гуманизм. Ибо на самом деле Мать, Та, которую зовут Матерью Индии, Шакти, которой служил Шри Ауробиндо и которую он славил как своими делами, так и произведениями, и молчанием, - это Сила, всемогущий Огонь, ведущий миры к их эволюционной вершине. Без Неё можно медитировать целыми тысячелетиями, создавать электронные и демократические райки и без конца вращаться в замкнутом кругу... пока Она не взорвёт наши райки и карликовые добродетели, чтобы вытолкнуть нас в божественную Жизнь на земле и подтолкнуть к божественному Человеку в теле. <Это несокрушимая сила, осуществлённая страсть силы, божественное насилие, сокрушающее все границы, все препятствия. Её божественность полностью выплескивается в великолепии действия; скорость, действенность, прямой и быстрый удар, лобовой натиск, сметающий всё на своём пути. Воительница Миров без колебаний вступает в битву... Её дух непреклонен, воля и зрение высоки и далеки как полёт орла, шаги быстры, на восходящей тропе, а руки всегда готовы ударить или спасти. Ведь Она также и Мать, её любовь столь же сильна, как и её ярость... Для врага её гнев грозен, для слабого и трусливого её натиск ужасен, но великий, сильный и благородный человек любит её и поклоняется ей, ибо чувствует, как её удары сокрушают сопротивление материи и превращают её в чистую энергию и совершенную истину... Без неё то, на что уходит день, длилось бы века, без неё Красота осталась бы обширной и тяжёлой, или мягкой, нежной и прекрасной, но потеряла бы огненную лёгкость своей абсолютной силы... Только с ней существует победоносная сила Божественного; по милости её огня, страсти, скорости сегодня мы можем достичь великого завершения, не дожидаясь при этом могилы>.

открыть спойлер
Это <Сила, из явного зла извлекающая максимум добра>, - писал Он в одном из первых выпусков <Арьи>, когда в Европе разгоралась кошмарная <окопная война>. В этой простой и короткой фразе заключён целый мир - а, возможно, и весь мир. Взвесьте её в своём сознании. Нам застят глаза видимости, борьба, необходимость выбора, причем чаще всего неправильного выбора, а ещё - просто ошибок и заблуждений, если не страданий и разрушений. В результате мы не видим, что за нашими ошибками всегда скрыта дверь нежданного блага, каждый неверный шаг ведёт нас к нежданным просторам, боль и темнота готовят вспышку ещё более ослепительного света над ясными просторами и, как и всё прочее, присоединяются к великому, пусть ужасному, но плодотворному, заговору, который незаметно и кропотливо расширяет наши границы и границы мира. Иногда человек на мгновение останавливается, зеркало переворачивается, и нам открывается изнанка - <тёмная сторона Истины>, как говорил Шри Ауробиндо: <Он стал знанием и невежеством, истиной и ложью>, - говорят Упанишады, - тогда мы видим во всём одну Истину, одно Благо, одну чудесную Силу, претворяющуюся в каждое мгновение, превращающую яд в свой нектар... если, конечно, мы знаем, куда надо смотреть. Поистине, Шри Ауробиндо пришёл, чтобы показать нам, куда надо смотреть. Это Свет во тьме. Надежда во всём. Благо во всём, Смысл всего. Ни один тёмный атом не уйдёт от всеобъемлющего смысла, даже тень боли не останется без глубокого света, любая ошибка ведёт в верном направлении. Претворяется всё. Истина берёт бразды в свои руки, так как весь мир - это Она, стремящаяся к самой себе. Наши глаза выдумали Ложь и Зло; единственная беда состоит в том, что мы не видим благой стороны: если бы хоть секунду мы могли видеть мир, избавленный от наших представлений о добре и зле, о <да> и <нет>, мы бы исцелились навсегда, и мир, при том, что ни одно мгновение темноты и жестокости не изменилось бы, стал бы совсем другим. Невообразимо прекрасную Реальность застилает покров Лжи. А возможно, покров Разума. Шри Ауробиндо срывает покров. Это изменение взгляда на мир. Это целостное видение, охватывающее всё. Шри Ауробиндо служил великой Преобразовательнице, неустанно претворяющей наши бесконечные глупости в свет, направляющей наши неверные шаги в верную сторону, превращающей нашу нищету в Силу, которая однажды даст нам мужество разбить зеркало и отважиться на радость мира потому, что мы видели то, чем он является на самом деле. <Шри Ауробиндо дал не надежду, а уверенность в том, что мир движется к величию, Вселенная - не случайность, а чудо, ждущее своего воплощения>.

Нет, Шри Ауробиндо - это не <учение>. <Никаких учений!> - воскликнула Мать. Она боялась, как бы люди не сфабриковали новую религию из Её и Шри Ауробиндо слов: <Люди так глупы, что готовы делать религии из чего угодно... Я не хочу религий, хватит уже!> - это другая манера видения. Великий Переход к другому виду начинается со взгляда. Разница между биологическими видами не в структуре, а сознании: ведь гусеница и бабочка видят один и тот же мир. А когда кто-то начнёт видеть мир по-новому, разгорится эпидемия супраментального зрения, мы очнёмся от ментального кошмара и начнём иначе чувствовать и дышать. Мы построим другой мир потому, что будем по-другому видеть его. И в конце концов Сознание возьмёт тело и переделает его в соответствии со своим видением бессмертной красоты.

Итак, у Шри Ауробиндо мы не найдём духовной или йогической механики: Его йога вмещает всё; вместо одного направления мы имеем миллионы направлений и миллионы смыслов; любая сторона, любой взгляд, любая глупость составляют часть пути, ибо путь расстилается повсюду. Надо только видеть, <Шри Ауробиндо всегда обвиняли, - рассказывала Мать, - в том, что Он не предписывал заниматься тем или этим... А лично я только поэтому почувствовала, что Он прав! Люди не могут не сводить вещи к ментальной системе, но как только это становится привычным механизмом, делать больше нечего! Вообще-то такая механика может быть полезной для того, кто нашёл её - она принадлежит Ему. Но польза ограничивается только им самим. А я вообще предпочитаю обходиться без механики!> После создания тысяч страниц <Арьи> Шри Ауробиндо говорил ученикам, что Он писал этот труд не затем, чтобы чему-то <научить> их, а лишь затем, чтобы успокоить их разум. Когда разум спокоен, человек переходит к действию - он точно видит каждое мгновение и проницает смысл.

В эпоху, когда мы, одев шлемы, бродим по мёртвым лунам и предписываем планетам траектории, когда будущее представляется нам выбором между разными, более или менее прожорливыми механизмами, Шри Ауробиндо приглашает нас в путешествие по нашему собственному телу и хромосомам вида. <Нет, нет, нет! Никаких великих проблем! - восклицала Мать. - Шри Ауробиндо говорил, что история не заканчивается человеком, что будет и другое творение. Он говорил это не потому, что знал, а потому, что чувствовал. Он начал осуществлять свои слова. Вот и всё. Обратите внимание, что при всей своей простоте это может быть очень красиво: печальные люди поймут эту красоту, люди, уставшие от жизни, почувствуют её, люди, у которых голова идёт кругом от рассуждений и догм, ощутят её, люди, уставшие от глубокомыслия... - и я буду первой среди них, нет ничего более унылого, чем философы!>

В письме, датированном 1915 годом, Шри Ауробиндо писал: <Я "учу", что мир готовится к новому движению, новой эволюции. Любая раса, любая страна, уловившая линию новой эволюции и осуществившая её, поведёт за собой всё человечество>. Конечно, в первую очередь Он имел в виду Индию, так как эта страна <не подражала слепо европейской политике>, помимо Индии думал Он и о Франции, к которой был <привязан как ко второй родине>. <Если учесть интеллектуальные свойства Франции, степень развития её духа, - говорила Мать, - то мы поймём, что в день, когда духовное движение коснётся её, эта страна будет совершенно исключительной. Шри Ауробиндо очень любил Францию. Я родилась там - конечно, не случайно. Я даже знаю, почему: была необходимость в культуре, ясном и чистом разуме, утончённости мысли, вкуса и ясности духа - а другой такой страны не найдёшь во всем мире. Не найдёшь. Шри Ауробиндо любил Францию именно за это. Он говорила что, живя в Англии, он любил Францию гораздо больше!.. И на это есть причина>.

Может быть, именно Франция сумеет понять смысл и <уловить линию> новой эволюции.

Тогда, возможно, мы вернём то, что забыли, когда известная революция изменила лицо Европы - это был первый перезвон колоколов нового мира. Было бы правильно, если бы страна ясного разума первой нашла достаточно ясности, чтобы сбросить с трона дряхлого короля Разума и начать революцию сознания.

Эта революция изменит лицо всего мира.

Только у одного народа хватит смелости начать забастовку против Разума, его механизмов и установлений.

Когда вышел первый номер <Арьи>, тысяча экземпляров предназначалась для Индии, а в Европе Шри Ауробиндо нашёл двести пятьдесят подписчиков.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №52  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:16 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
16. ВСЕГО ОДНА КЛЕТКА



Каждый вечер Она приходила на просторную веранду Дома для гостей, и Шри Ауробиндо учил Её санскриту. Нам легко представить Её над этими красивыми письменами, словно заряжёнными энергией и тишиной. Или новые практики... Мать всегда была практичной, и этим всё сказано. С <мальчишками> Шри Ауробиндо и тамильскими подростками из футбольного клуба <Спортивный Круг> Мать создала небольшую группу под названием <Новая идея>. Удивительно скромное начало <лаборатории>, но ещё удивительнее видеть, как Шри Ауробиндо, революционный лидер, одного слова которого было бы достаточно, чтобы поднять всю Индию, возится с горсткой мальчишек, <как простой смертный>! Но может быть, чтобы получить право на <другую манеру видения> нам придется разрушить ещё одну иллюзию: деление на <великие> и <мелкие> дела. Нам не понять абсолютной важности любой мелочи и не представить, каким эхом отзывается самый пустяковый поступок - если он действительно есть. Течение жизни имеет мало общего с нашими представлениями о жизни. Надо бы научиться другому образу бытия - образу ЕДИНСТВА. Одна точка, сияющая в здешней обыденности, связывает миллионы забытых дел и сотни великих событий, канувших в небытиё как дуновение ветра. Мы не знаем, что имеет значение, просто идём в лесу без всяких путеводных знаков и даже не ведаем, не таит ли этот булыжник под собой величайший клад, но если бы мы видели сокровище, оно уже было бы при нас. На самом деле мы постоянно шагаем по сокровищам, только замечаем их редко. А если бы мы видели сокровища постоянно, то и шли бы по другому миру, оставшемуся, впрочем, тем же самым. Шри Ауробиндо и Мать увидели самородки нового мира в горстке совершенно <обычных> мальчиков - да весь мир бесконечно <обычен>! Необычные люди необычны лишь для старого мира, любящего вазочки эпохи Минь ментальной династии. Сокровища Нового Мира прячутся в обычном - оно ещё не стало необычным. Любопытно, что отклик приходил в первую очередь от христиан из <Спортивного Круга>, если верить Нолини, а не от местных индуистов - чтобы открыть экстраординарность обычного, надо разбить слишком много священных вазочек.

открыть спойлер
А ещё новости о войне: <Вот, что любопытно: несколько раз получалось так, что стоило мне отбросить занимавшую меня идею, и она сразу воплощалась - рассказывал Шри Ауробиндо одному из учеников. - Я был уверен, что Франция должна вернуть Эльзас и Лотарингию. Это было похоже на одержимость, и как только я перестал об этом думать, так и вышло>. Шри Ауробиндо любил Францию; вообще-то Он никогда не рассказывал о своих прошлых жизнях (когда Его спрашивали, чем Он занимался в предыдущей жизни, Шри Ауробиндо отвечал: <Продолжал эволюцию>, но Матери рассказал о своей <французской жизни> и сказал, что французский язык пришёл к нему <как спонтанное воспоминание>. Каждый день Мать ходила читать <депеши> к Дому Правительства. Обложившись картами, Шри Ауробиндо шаг за шагом следил за продвижением войск Мольтке по Марне: <Когда немцы шли на Париж, - сказал Он, - я почти слышал: "Они не должны взять Париж". Глядя на карту, я буквально ощущал место, где их остановят>. То же самое повторится во время Второй Мировой войны. Тело уже не останавливали физические границы, оно прекрасно понимало, что такое непрерывность материи, поэтому Он <ощущал>: под Его пальцами была не карта, а сама Марна. Чтобы получить право на новое зрение и осязание, придётся разрушить ещё и великую фантасмагорию раздельного существования тел. Мы даже не подозреваем, что нам откроется, когда мы перестанем теребить наши бесполезные машины, способные разве что довести нас до стены. В 1914 году Мать записала в дневнике: <Заметна работа в строении физических клеток: получив достаточное количество силы, они как бы увеличиваются в объёме и легчают. А мозг остается таким же тяжёлым и не выходит из дрёмы...>. Через пятьдесят лет Мать опять сообщит об этом явлении: наименее восприимчивыми, а может быть, и наиболее непроницаемыми, оказываются клетки мозга; кажется, им тяжелее дается универсализация, хотя другие клетки распространятся повсюду сами собой. Возможно дело в том, что они подверглись <ментализации> и пропитались ментальной субстанцией, тогда как <естественные>, так сказать, клетки воспринимают единство Материи непосредственно. Вслед за Шри Ауробиндо начала расширяться и Мать: <Я больше не чувствую границ - записывала Она через несколько дней после того, как получила от Шри Ауробиндо молчание разума. - Я не воспринимаю ни тело, ни ощущения, ни чувства, ни мысли... Ясная, чистая и спокойная безбрежность, всё насыщено светом и любовью, полно несказанной красоты - только это и представляется мне сейчас моим я>. Нам даже не понять, до какой степени разум отрезает нас от мира. Мы живём буквально под искусственным глухим колпаком и потому вынуждены изобретать машины - приходится искать замену тому, что непосредственно, естественно и... весело доступно маленькой клетке. Без всяких сложностей. В принципе, нам ещё надо учиться жить. <Тело скрывает неожиданные и неизвестные сокровища>.

Не надо только думать, что Шри Ауробиндо и Мать использовали сверхчеловеческие силы - всё было совершенно человеческим, только чистым. А чистота превращает <силу> в род бытия - такой же, как чистая любовь. Такое бытиё всемогуще. Безгранично. Это как полноводная Амазонка, как сокровища, рассыпанные повсюду.

А жизнь шла <как обычно>. У Шри Ауробиндо хронически не было денег, поэтому Матери пришла в голову идея открыть на базаре нечто вроде универмага - <Склады Арьи>: один из мальчиков с энтузиазмом взялся за дело и торговал там грушами, мылом, косметикой и даже одеждой - последнюю развешивали на веревках прямо в пыли Пондишери. Разбогатеть, правда не удалось; сердобольный мальчик никому не мог отказать в кредите, а значит его деньги - на самом деле, деньги Матери, - не возвращались. Шри Ауробиндо наблюдал за этой деятельностью точно так же, как и за битвой на Марне, Мать же приобретала опыт финансовой и коммерческой организации - он пригодится Ей в будущем Ашраме. В бизнесе Она была бы гением, впрочем то же самое касается музыки или управления дождями и бурями. Для Матери разницы между этими сферами не было - речь всегда шла об управлении силами, об овладении силой, будь то хоть секс, хоть Нирвана. <Вне> человека нет ничего. Можно с равной лёгкостью манипулировать миром денег, сидя в лавочке или изменять ход битвы с помощью географической карты: маги былых времён таким же образом наводили порчу на врага с помощью кусочка его ногтя. Часть содержит всё. Для работы над миром нужны не <великие дела>, а чистые инструменты, хотя даже <нечистота> составляет часть общего труда очистки. То же и с глупостью мальчишки-продавца. Вообще, Мать и Шри Ауробиндо сталкивались с огромным количеством глупости, которую приходилось <исправлять>... Да, скромная, очень скромная работа. <Никакой мании величия>, - всегда повторяла Мать. Шри Ауробиндо слушал рассказы или, быть может, россказни о делах на <Складе Арья>, одновременно исправляя гранки <Арьи> и дописывая <Божественную жизнь> - ведь божественная жизнь начинается с первой исправленной глупости. Кто знает, сколько мы совершаем их за день - в словах, поступках, взглядах - целая груда неточностей, перегородившая путь Шакти. А птица не сделает ни одного неверного движения, она летит прямиком к своей цели. Иногда Шри Ауробиндо отрывался от пишущей машинки, чтобы отчитать Амриту, молодого тамильского ученика. Тот обычно ворчал на наборщика из <Модерн Пресс>, который выпивал и обычно задерживал гранки: <У вас нет права вмешиваться в его личную жизнь, - возражал Шри Ауробиндо. - Все ваши советы ничего не изменят. Он совершенно свободен и может пить. Просто он должен соблюдать условия договора и вовремя давать гранки>. Это другая типичная черта Шри Ауробиндо: невмешательство. Пуритане несколько тысячелетий снабжают мир своими добрыми советами, но для ИЗМЕНЕНИЯ нужно другое. Шри Ауробиндо изменял внутренний мир; Он молча шёл прямо к Материи, туда, где клетка отвечает на точную вибрацию, ту самую, которая вела <Арью> сквозь Его руки. Мир изменит всего одна клетка в частичке материи. Всё прочее - огромное ментальное здание, в котором не удастся найти ни единой нити, не пропитанной ложью. В разуме лжёт всё, даже истина. <Светлые умы> так же источают ложь, как и обычные люди. Всего... одна... клетка. Больше ничего. В 1914 году Мать записала в своем дневнике: <Сила - Величайшая Целительница - находится в бессознательных глубинах материи>.

Она проявляла нетерпеливость. Нет, Мать не стала - пока не стала - такой, как Шри Ауробиндо. Подобно урагану, Она была готова разрушить всё на своём пути. Она видела, как мучается планета, как повсюду убивают людей и повсюду же царствует Ложь, даже в благородных философских построениях Ришара. А тайну Исцеления Мать ощущала в Материи: <Всемогущество Твоей Силы готово проявиться, оно ждёт и готовит свой час и благоприятный случай...>. Она хотела приблизить этот час, поймать силу в своей собственной материи: <Зачем Ты заботишься о животном начале тела? Не потому ли, что ему нужно дать срок, чтобы оно могло приспособиться к чудесной сложности, к могучей бесконечности Твоей Силы? Твоя воля мягка и терпелива, она не желает ничего тревожить... Я хочу спросить: неужели так лучше, ВОЗМОЖНО ЛИ ЧТО-НИБУДЬ ИНОЕ? Терпишь ли Ты снисходительно лишь этот род слабости, или это всеобщий закон, принадлежащий тому, что надо преобразовать?>. Мать ещё не знала, с чем сталкивается человек, когда прикасается к одной-единственной клетке, и сколько надо работать с Материей всего мира, чтобы получить право на полное и настоящее изменение всего одной клетки. Нет, Она не ведала, каким долгим и тёмным путём придётся идти, сколько шагов и смертей придётся пережить в собственном теле, чтобы открыть широкий путь для всех. <Откуда столько заботы?.. Победа или смерть! Победа, победа, победа! Мы хотим победы преобразования!>. Она спрашивала: <Будет ли преобразование молниеносным, или долгим, когда клетки по одной будут выходить из мрака и границ?>. Она ещё не знала, что ожидает её в последующие пятьдесят девять лет. В 1973 году Она спросила меня: <Сколько остаётся до моего столетия?> - Пять лет, милая Мать, - ответил я. - <Ещё целых пять лет в этом аду!> Пятьдесят девять лет ураган будет ломиться в двери Материи... пока Мать не раскинет руки, лишившись желаний и сил... <Что Ты пожелаешь, что Ты пожелаешь...> Может быть, тут и открылась Дверь. Она до конца прошла свою ужасную Амазонку. Путь окончен, ветер стих. Вот и всё.

Если амфибия становится млекопитающим, меняется не философия и не мораль амфибии, а её клетки.

<Новая форма сделает возможным новое существование>. 18 июня 1914 года. Возможно, в этот день существо в человеческом теле впервые заговорило о сознательной воле к преобразованию вида. Мать - чудесная история этого изменения. Она невероятнее Жюля Верна, глубже Данте, таинственнее далёких планет - может быть, это новая планета внутри нашей планеты. Эту тайну нам придётся разгадывать вместе. Ведь мы и не знаем, в чём заключается тайна, а если бы знали, то жили уже в Новом Мире. Возможно, наша книга является безнадёжной попыткой увидеть тайну: словом, вызвать к жизни новый мир, подобно тому как Риши былых времен криком дробили скалу.

Это наш общий крик.

Если мы не изменим вид, то погибнем.

Надо найти ключ к Новому Миру.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №53  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:17 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
17. ЯПОНИЯ


Ей ещё раз пришлось пройти сквозь потайную дверь, увитую лианами <верности>, но больше этого не повторится. Мать уехала 22 февраля 1915 года, а вернулась только через пять лет. <Жестокое одиночество... очертя голову, я бросилась прямо в тёмный ад!> Внешняя причина отъезда состояла в том, что Ришара призвали на фронт, но кто такой Ришар? <Я никогда не любила жаловаться, даже сейчас у меня нет никакого желания углубляться в детали>, - спустя 10 лет писала Она сыну. Мать никогда не встречала <просто> людей, всю свою жизнь Она работала то над одним, то над другим элементом. О каком <преобразовании мира> может идти речь, если человек не способен изменить даже то, что находится рядом? В некотором смысле Мать преобразовала или, скорее, нейтрализовала Теона и силы, которые он представлял, но Ришар... Он был неуловим - молнию поймать можно, а как ловить спрута? Тысячи щупалец ментального спрута пронизывают весь мир. Проще всего было бы остаться со Шри Ауробиндо, но... <Никакого бегства от мира! Ярмо мрака и убожество надо нести до конца!> - писала Мать на борту <Камо Мару>. Как только корабль пройдёт Суэцкий канал, Она тяжело заболеет (одной из форм неврита). Последующие пять лет стали для Матери непрерывной чередой смертельных болезней. Уже вернувшись в Пондишери, Она писала сыну: <Не думала, что проживу так долго. Наверное, такое быстрое угасание было следствием почти полного нервного истощения, ведь до ноября 1920 года я вела адскую, в сущности, жизнь>. Целый год Она провела во Франции. Ей хватило сил, чтобы ухаживать за ранеными - чтобы вылечить раны мира, Ей нужно было ощутить всё. Ночами же Мать, по её рассказам, гуляла в садах, полных змей. Змей - уродливых дурных мыслей. Чуть ли не с яростью Она набрасывалась на саму себя: <Чтобы Материя обрела способность полностью проявить божественный Свет, её надо буквально месить>. Так Она бралась за всё - любой предмет, любое существо, любая болезнь или трудность становились предлогами для работы над собственной материей: все затруднения переносились в тело. Мать всё делала физически. Она бралась не за <других>, а за своё тело - наверное, потому, что её тело постепенно становилось всем. <Существо методично и поступательно ширится, - рассказывала Она о переживаниях 1915 года. - Оно рушит все препятствия и барьеры, чтобы вместить и выразить Силу, всепобеждающую бесконечную и возрастающую Мощь, клетки как бы расширяются, стремясь полностью слиться с землёй...> Спустя многие годы, Она будет рассказывать: <Прекрасно помню начало первой мировой войны - тогда все части моего тела по очереди [Мать прикасается к рукам, ногам, груди], а некоторые и по несколько раз становились как бы полем битвы - я видела и чувствовала, я жила этим... Всякий раз... это было странно... оставалось только сидеть и смотреть: в своём теле я видела, что происходит в мире. Когда что-то случалась, я собирала божественную Силу и отправляла её туда (к боли, страданию), чтобы ускорить подготовку земли - нисхождение Силы>. <Болезни> Матери и Шри Ауробиндо совпадали с болезнями земли.

открыть спойлер
Шри Ауробиндо писал Матери из Пондишери: <Любопытное состояние мира - хаос в чистейшем виде и при этом внешне нетронутый старый мир>. Он размышлял: <О чём свидетельствует этот хаос? О начале долгого распада или о рождении нового? Битва вокруг этого вопроса развернётся со дня на день, но пока нет никаких знаков того, что решение близко>. Сегодня нам кажется, что мир пошёл но пути <долгого распада>, но кто, кроме Шри Ауробиндо, мог предвидеть в 1915 году, что старый порядок никогда уже не вернётся, что процесс необратим? Каждый старался побыстрее перестроить свой мирок (ах, дурачки!). Да и сегодня никто, похоже, так и не понял, что старый мир мёртв? Они пытаются оживить труп с помощью пенициллина и монетарных законов. То, чего Шри Ауробиндо не знал, так это только того, что распад будет таким медленным, а битва - такой долгой: <Внутри всё созрело, или зреет, - писал Он Матери, - но мы пришли к лобовому столкновению, где никто не может достичь существенного успеха (это похоже на окопную войну в Европе); духовная сила натыкается на сопротивление физического мира - каждый клочок земли даётся с невыносимым трудом и на каждом участке идут более или менее успешные контратаки... Если бы не внутренняя сила и Ананда [радость], то эта работа была бы совсем изматывающей и отвратительной>. Через три дня Мать словно эхом отзовётся в своем дневнике: <Небеса завоеваны окончательно - никто не сможет выбить меня оттуда. Но землю ещё только предстоит завоевать...> Надо, как сказал Шри Ауробиндо, <дать Небу и Земле равенство и ЕДИНСТВО по формуле Вед>.

Первый раунд битвы растянется на тридцать пять лет, до 1950 года, когда Шри Ауробиндо... я едва не сказал <не выдержал>... В 1962 году, читая Матери <Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания>, я употребил именно это выражение, но Она моментально возразила: <Что значит "не выдержал"?! Ничего иного и быть не могло; Он ушёл не потому, что работа была трудной... Причина в чём-то другом>. Может быть, во <втором раунде> мы поймём, отчего это случилось, тем более, что и Его и Её уход обусловлены одной и той же причиной - впрочем, слово <уход> бессмысленно; тайна смерти может находиться прямо у нас под носом, но ведь надо ещё разглядеть её. Тут то же самое, что и с камнями в девственном лесу: не зная заранее, легко можно пройти мимо золотого самородка. Настоящие <пионеры> показывают нам золото, которое лежит у нас под ногами: наличное они делают очевидным.

В марте 1916 года в Лондоне Мать поднялась на борт последнего корабля на Дальний Восток - следующий был потоплен. Ришар был специалистом по чудесным предлогам. Ему удалось демобилизоваться и получить назначение в Японию. Почему, мы не знаем. Как и в случае с предвыборной кампанией в Пондишери, всё вело к одной цели - твёрдая Рука направляет нашу судьбу и пользуется любым поводом, чтобы сплести новую нить. Повсюду рассыпаны чудесные самородки, но мы даже не видим их. Доведись нам понять хоть один, мы бы поняли всё. Мир - это бесконечное чудо, разворачивающееся прямо у нас на глазах. Наверное, вся эволюция является постепенным раскрытием очевидности. Четыре года в Японии. Две смертельные болезни. Материю и правда <месили>. На японских фотографиях Мать бледна, на ней всегда кимоно - Она была родом сразу из всех стран мира - но в уголках рта появились первые морщины, и мы не знаем, какая боль таилась за ними... И всё-таки Она смеялась. Она всегда смеялась - перечисляя свои смертельные болезни, Мать потешалась над собой, и как потешалась! После очередного сердечного приступа её щеки раздувались от смеха, как у маленькой девочки: так Она бросала вызов болезни. Мать воплощала вечный вызов всему и всем. Чтобы жить рядом с Ней, человек должен был быть твёрдым (впрочем, твёрдым лишь настолько, чтобы дать себе распространиться подобно текучей бесконечности: это твёрдость бесконечности). <Ненавижу драмы. Не хочу никаких трагедий, лучше смеяться над всем, чем устраивать трагедии!> Во время первой мировой войны в Японии разразилась эпидемия, унёсшая сотни и тысячи жизней. Люди ходили по улицам в повязках на ртах, а Ришар твердил: <Да что это за болезнь такая? Вы же знаете тайны оккультизма, что стоит за этим, что это такое? Давайте разберёмся!> - со смехом рассказывала Мать. Она села в трамвай, пересекла Токио и вернулась больной. Никаких лекарств: просто борьба с силами, стоявшими за болезнью. Матери действительно надо было найти силы в болезнях и смерти, так как это останется её полем боя до самого конца. Она выжила, как говорится, <чудом>, но дело в том, что все <чудеса> подобного рода оказываются лишь оборотной стороной медицинских предрассудков - куда ни глянь, всюду предрассудки. Существует некоторая <очевидность>... но её ещё надо увидеть. Может быть, всё лечение состоит в открытии Очевидности. Когда мы по-настоящему открываем глаза, Ложь рассыпается. Вся сила Лжи заключена в нашей слепоте или обманчивом зрении. То же самое касается смерти и болезней. Но глаза открываются не сразу, и Мать шаг за шагом шла по этому пути. Истощать смерть пришлось очень медленно. Туберкулез удалось вылечить только с помощью Шри Ауробиндо, но Он <был рядом всё то время, пока я была вдали от Него>. Кто правдиво расскажет о взаимоотношениях этих двух существ?.. Они почти не говорили друг с другом - не думайте, что Мать и Шри Ауробиндо, прожив вместе тридцать лет, обменялись многими миллионами слов. Тем не менее, они моментально узнавали друг о друге, хотя бы Шри Ауробиндо был в Пондишери, а Мать - в Токио. <Телеграф без слов>, - смеялась Она: <Телеграфа без слов у людей нет лишь потому, что они ещё не настроили свой аппарат!> Действительно, прежде чем отправлять в космос межпланетные корабли, надо <настроить> множество вещей в нас самих.

Но даже болезни не помешали Ей насладиться красотами Японии: <За четыре года в Японии я повидала множество чудес> - прежде всего, архитектура: <Дома, кажется, составляют часть пейзажа; вообще никакой дисгармонии>. Затем, Природа, Её древняя союзница. Между Ними всегда было тайное взаимопонимание, какое бывает у старых знакомых: Мать проникала всюду. <В Токио у меня был сад, - рассказывала Мать детям Ашрама, - Там я выращивала овощи. Каждое утро после поливки я гуляла вдоль грядок и выбирала плоды на обед. Так вот, представьте себе, некоторые говорили мне: "Нет, не меня..." - а другие ещё издалека звали: "Возьми меня, меня..." Так что всё было просто: я брала тех, которые хотели этого, а тех, что отказывались, оставляла на грядке... Я очень любила свой сад, заботилась о нём и вложила в овощи немало сознания во время прополок и поливок>. Мать работала над овощами, цветами, кошками (что до кошек, то их Она пыталась подвергнуть <метемпсихозу наоборот>, если вспомнить Её шутку). Да и вообще, что не интересовало Её? Иногда мы забываем, что эволюция охватывает всё живое, а не только человека.

Кроме того, Мать пыталась дать немного сознания японцам, точнее, японкам: Она убеждала их не только <не плодить детей как кроликов> но и <заниматься сознательным творчеством>, то есть сознательно создавать исключительное существо, окружая его гармоничными и исключительными вибрациями сознания, ведь ребёнок питается не только кровью матери, но и её мыслями. Со своим неизменным юмором Мать напоминала: <Сверхчеловек родится от женщины, об этом и спорить смешно!.. Царство женщины - духовный мир. Об этом часто забывают>. Тагор, находившийся тогда в Японии, был поражён ясностью взглядов Матери и пригласил Её организовать процесс образования в его ашраме в Шантиникетане, - но Мать куда больше интересовал всемирный Ашрам.

В <Беседах с японскими женщинами> (1916 год) Мать пророчески возвестила приход Шри Ауробиндо и приметы, по которым мы узнаем начало Нового Века. Давайте просто послушаем: <Никакие знамения не откроют глаза слепым. Но для зрячих даже темнота становится знамением. Ведь они знают, что тьма сгущается перед рассветом. Мы дадим знак, который поможет всем: когда мир приходит в движение и трепещет, когда дрожь пробуждает народы, дремавшие веками, и угрожает тронам, когда то, что было неподвижным, начинает шататься, когда самые тяжёлые и прочные здания вздрагивают и начинают рушится, ибо сам их фундамент сместился, - тогда вы узнаете, что пришёл тот, чья сверхчеловеческая поступь потрясает землю>.

Жизнь в Японии (мы мало знаем о ней и предпочитаем особенно долго о ней не рассказывать) близилась к концу. Иссякали и силы Матери. Ришар, как всегда, философствовал. Возможно, он мечтал за счёт силы Матери стать сверхчеловеком от разума, точно так же, как Теон хотел стать сверхчеловеком от витального. Но у Теона, по крайней мере, было достаточно величия. Мы испытываем удивление, когда видим наконец, что ментальные конструкции полностью покрывают нас - они такие элегантные, такие утончённые, зачастую они увенчаны светящимися нимбами. Эти конструкции хотят дать миру Красоту и Истину, они всегда проповедуют Истину, однако в фундаменте лежит прежнее человеческое эго - Истиной оно завладело так же, как и Ложью: это его способ питания и размножения. Стоит коснуться его прекрасной крепости, и наружу высунутся клыки. Шри Ауробиндо и Мать ясно видели это и знали, что здесь, в этом Разуме решения быть просто не может. Здесь гниёт даже истина. Можно до бесконечности философствовать, морализировать, погружаться в горний свет, в йогическое послушание и самоистязание, в дзен-медитацию и вообще во что угодно, но ничего не изменится: <я> просто получит новый корм. А пока оно остаётся таким же прожорливым, оно продолжает возвращаться к своей <противоположности> - хоть через день, хоть каждую минуту. Это будет продолжаться до тех пор, пока истина не перестанет быть питательной. Так что этой комедии конца не будет. Ум - великий мистификатор. Мы вспоминаем одну чудесную историю. Однажды Шри Ауробиндо навестил сын Ганди. Увидев, как Шри Ауробиндо закуривает сигару, он воскликнул: <Как! Вы привязаны к курению? Вы, йог! и т. д.> Шри Ауробиндо ответил мгновенно: <Как! Вы привязаны к некурению?..> В этом вся суть. Изменение должно быть радикальным. Когда мы уничтожим последние истины, мы освободимся и от курения и от некурения, и от насилия и от ненасилия, и от божественного и от небожественного, тем более что всё это принадлежит старым истинам. Тогда мы молча вдохнём невесомый, ни на что не похожий воздух, который, возможно будет истиной для всех. В той же <Беседе с японскими женщинами> Мать говорила: <Эта цивилизация была воздвигнута на силе разума, на ментальном руководстве жизнью и материей. Сегодня мы присутствуем при её драматическом финале... Для человека дорога к сверхчеловечеству откроется в тот день, когда ему хватит смелости объявить, что всего, построенного им до настоящего времени и составлявшего предмет его гордости (впрочем, напрасной), стало мало для него, и что отныне главным его занятием станет освобождение и открытие высшей силы внутри него самого>. Наверное, именно в Японии, с Ришаром Мать поняла, что обращение Разума не принесёт абсолютно никакой пользы. До сих пор все <спасители человечества> занимались именно этим, а нужно просто дойти до корня, и всё переменится само собой. Шри Ауробиндо понимал это с самого начала: <Я здесь не для того, чтобы кого-то обращать...>

Всего одна клетка.

<Прошло четыре года, - рассказывает Мать, - и я окончательно убедилась, что ничего тут не поделаешь, что это невозможно [обратить Ришара] - так ничего не получится. Делать было нечего. Я собиралась и спросила Господа: "Вот, я тебе всё рассказала, даже согласилась спуститься в ад, если это будет необходимо. Скажи теперь, что мне делать?.." Сила явно была рядом: всё во мне остановилось, внутреннее существо застыло и я увидела Высшее... это было красивее, чем описано в "Гите". Видение Высшего. Оно буквально взяло меня на руки, повернулось на Запад, то есть, к Индии, и я увидела там Шри Ауробиндо... Я чувствовала его физически. Я видела, видела - с закрытыми глазами, но... Нет, об этом не расскажешь. Бесконечность словно сжалась в более или менее гигантское существо. Он поднял меня как соломинку и представил. Ни звука, ни слова, только это. Потом всё исчезло... На следующий день я начала готовиться к отъезду в Индию>.

Последние страницы Её дневника, написанные в Ойваке, просты: <От прошлого осталась только любовь, дающая мне чистое сердце ребёнка, и лёгкую и свободную мысль бога>.

Внучка Миры Исмалун, взявшей Париж приступом в низко надвинутом синем тюрбане, воспитанница громовержца Теона, подруга Родена, Руо, Матисса, прилежная ученица всех ментальных и духовных акробатов, сестра математика Маттео, музыкант великой голубой ноты - все они закончили свой путь. Мать положит свою ношу к ногам Шри Ауробиндо и взвалит на свои плечи ещё большую, ведь, избавляясь от <я>, мы получаем весь мир.

Возвращаясь в Индию, Мать в 1920 году ненадолго задержалась в Китае (я не знаю, где точно), чтобы, по Её выражению <вдохнуть воздух>... Как раз в это время Мао Дзе Дун писал <Великий союз народных масс> и организовывал первую в Китае коммунистическую ячейку. Совпадение? Она коснулась и этого - дважды. Какой узел эволюции завязался здесь?.. Какой штурм начался? Она штурмовала всего одну клетку. <Мы провели вместе год, - рассказывал старый японский джентльмен по имени Охава. - Каждый вечер мы проводили в совместной медитации час. Я занимался Дзеном, они - йогой... В её глазах как будто горели предрассветные лучи нового мира... С её волей можно было сдвинуть горы, а ум был остр как лезвие меча. Мысль была ясна, а понимание твёрже, чем корни столетнего дуба... Она была художница - её беглые наброски поражали своей красотой, её музыка очаровывала мою душу, играла ли она на органе или на гитаре. Как ученый она могла дать формулы новых небес и новой земли, составить новую космогонию... Даже не знаю, было ли для Мирры что-нибудь невозможное... В западном платье она была красива, но ещё красивее она была в кимоно. Если бы я увидел её сегодня, то несомненно сказал бы, что она столь же красива в индийском сари... Как мне, живущему в сердце Фудзиямы, описать силу её огня и величие её света?>

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №54  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:18 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
18. ПОГРУЖЕНИЕ В ФИЗИЧЕСКОЕ


Это было 24 апреля 1920 года.

<Я почувствовала, (физически почувствовала!) атмосферу Шри Ауробиндо за десять миль до берега - морских миль, а не километров! Внезапно я оказалась в чистой и лёгкой-лёгкой, будто вселяющей бодрость атмосфере>.

Она опять прошла сквозь ворота, увитые лианой по имени <Верность>. Шестнадцать лет назад Мать впервые увидела Его в <видении>. Но видение всё повторялось и повторялось: <Целая серия опытов, десятимесячное пребывание в Пондишери, пять лет разлуки, возвращение и встреча в том же самом доме и при тех же обстоятельствах - только после этого видение кончилось. Я стояла рядом с Ним. Я не клала голову Ему на плечо, но голова оказалась рядом с плечом (не знаю, как сказать, физического контакта не было). Мы стояли рядом, смотрели в открытое окно и вдруг почувствовали, СРАЗУ ОБА: "Теперь начнётся Реализация". Словно печать сняли: теперь начнётся Реализация. Я ощущала, как внутрь меня нисходит Вещь, сплошная масса, ясность, определённость, которую я чувствовала в видениях. С этого момента говорить нечего было - никаких слов. Мы, знали, что это было именно то>.

То... Божественное, Бог, Высшее, Супраментальное, называйте, как угодно - следующая стадия эволюции, другое сознание. Но это То. Очевидность. <Лично я называю его "Высшим Сознанием", потому что не хочу говорить о Боге. Само это слово полно лжи. Мы сами СУТЬ Божественное, забывшее себя. Наш труд, вот именно, труд, состоит в восстановлении связи, а слова тут мало что значат. Мы должны стать самим Совершенством, вот и всё. Мы должны стать воплощёнными Совершенством, Силой, Знанием. Называйте это как угодно, мне всё равно. Нужно только стремление. Нужно вырваться из этого болота, глупости, бессознательного, избавиться от отвратительного пораженчества, которое давит нас лишь потому, что мы разрешаем давить себя>. А главное наше поражение связано со смертью. Эти слова были сказаны в 1972 году, за год до Её ухода.

открыть спойлер
<Восстановление связи> на этот раз должно было затронуть не только одно дремлющее сознание, мнящее себя свободным, в то время как всё прочее охватывает гниение. Речь шла о том, чтобы восстановить связь прямо в Материи - найти в ней Очевидность, свежий воздух, простор и твёрдое знание. <Мне не важно, в каких словах вы говорите об этом. Главное - идите, идите СВОЕЙ дорогой, любой, только идите>. У птицы, электрона, бури, муссона своя точность. А вся мировая боль заключена в неточности - мы не знаем, что делаем, зачем и как; это бессознательность, беспомощность, нищета, в которых мы не ведаем точного места вещей, их роли, их значения: всё кажется чудовищным, и всё причиняет боль потому, что мы не видим то, что есть и не живём тем, что есть. А есть <только ЭТО>. Великая Точность - это Гармония, совершенство наших дел, бытиё сущего, всеобщая любовь, ибо в Точности мы повсюду видим Чудо, Сокровище, немыслимую Заботу - повсюду, в миллионах ошибок и неверных шагов, в которых никогда не было ничего неверного или ошибочного; все они - непрерывная прямая Сознания, ведущая человека к целостности его собственного сознания. Вот так, чистое это. Оно точно как электрон и как птица, как молния, но пребывает сразу в миллионах точностей, предоставленных взглядам друг друга через наши глаза и через весь мир одновременно. Таково супраментальное сознание. Его можно ещё назвать Точным Сознанием. Оно восстанавливает связь со всем. С тем, что есть. Человек - переходное существо: <Люди - искажённые посредники между чистотой животных и божественной чистотой богов>.

Ей было сорок два года. Ему - сорок восемь.

Реализация началась.


Лаборатория эволюции

<Честно говоря, когда я встретилась со Шри Ауробиндо, вопрос был один: либо самим завершать свою йогу и лишь затем заниматься другими людьми, либо немедленно пустить внутрь себя тех, кто имеет то же самое стремление и вместе идти к цели... Такой вот выбор: интенсивная индивидуальная садхана и уход от мира, то есть полное отсутствие связи с другими людьми, или естественное создание группы без помех с нашей стороны и совместный путь>.

Это вопрос всего мира.

В конце концов, у нас есть определённые взгляды на мир - мы поняли (или нам так кажется), какой будет следующая стадия эволюции человеческого сознания, поняли, что развитие неизбежно, но что об этом думает сама эволюция? Ведь в эволюцию вовлечены все - Пьер, Жан, Поль, Жак, кошки, даже овощи на грядке; не забывайте, что часть эволюции составляет также наша глупость, хотя ей-то, кажется, совсем не хочется менять свою косность на состояния сознания, представляющиеся ей несколько проблематичными. В мире всегда было достаточно групп людей-пионеров (только об обезьянах-пионерах мы ничего не знаем), которые хотели ускорить революцию, а в результате кончали жизнь на костре как знаменитые катары (посмотрите в любой энциклопедии статью <еретические секты>) или другие группы, закончившие жизнь в тине Нила или пыли Средней Азии. Вчерашние еретики сегодня могут оказаться ортодоксами, но всё же их эволюция терпит крах, точнее, это лишь капля в общем эволюционном океане. Так просто отсюда не выйдешь, эволюция должна охватить всех, иначе пионер надломится или сгорит. Для Матери и Шри Ауробиндо это было предельно ясно, никаких иллюзий они не питали: <Ваше понимание будущего бесконечно далеко от действительного будущего; даже если вы попытаетесь охватить его как можно более целостно, то всё равно упустите такое количество миров, что развитие для вас станет почти линейным, и в любом случае настолько мелким и узким, что большая часть вселенной останется в стороне от него. Даже если у вас будет предельно широкий охват целого, даже если вы сможете задумать что-то действительно всеобъемлющее и продвинуться по уже готовому пути (ведь с путями то же, что и с живыми существами - они бывают и зрелыми и незрелыми), но не наберётесь терпения и не подождёте остальных, то есть решите реализовать некий замысел, более близкий к настоящей истине, нежели нынешнее состояние мира, то что у вас получится? Целое распадётся, и вы получите нарушение не только гармонии, но и равновесия, ибо часть общего творения не сможет пойти за вами. Вместо полной реализации Божественного будет бесконечно малая локальная реализация, а ваши намерения останутся только намерениями>.

Конечно, у Матери и Шри Ауробиндо не было никакого желания плодить новых катаров для фискальных костров и бюрократических инквизиторов XX века - последние знают толк в эволюционных чистках, ошибаемся как раз мы: и палач и его жертва делают своё дело. А в общем, кому работать, как не самой эволюции? Однако её намерения никак не связаны с фискальными или духовными ярлыками, наклеенными людьми. В чём вообще состоит Намерение?.. Очевидно, оно охватывает весь мир. <Меня, - писал Шри Ауробиндо, - интересует земля, а не высшие миры, я ищу не бегства к далёким вершинам, а земных дел...> Соответственно, вопрос об <интенсивной садхане> в одиночестве и последующем сборе остальных, приятно проводивших время в эволюционном болоте, отпал сам собой - никаких <потом> не бывает. Это ужасная иллюзия. После столетней медитации в одиночестве можно <сбросить пальто>, как говорила Мать, но затем всё, что скопилось за эти сто лет, всплывёт разом и раздавит человека. Ведь грязь внутри всех одна, и от этого так просто не уйдёшь. Шри Ауробиндо и Мать взялись за <пальто> всего мира: <Никакого ментального выбора не было; решение пришло само собой. Обстоятельства были таковы, что выбирать просто не приходилось: группа составилась самым естественным образом, потому что в этом была необходимость. С размышлениями было покончено - надо было сразу идти до конца>.

Итак, сначала в Ашрам вошли футболисты, затем к ним присоединились десятки других людей, а затем - сотни и сотни. Это продолжалось целые годы. Чтобы создать эволюционную лабораторию, были собраны все пальто мира, все сорта грязи, света и человеческих ингредиентов: <Попытка сознательной эволюции>, - сказал Шри Ауробиндо в 1925 году. Целая гамма компонентов, и у каждого был для работы свой кусочек грязи. Вот в этом-то и состояла проблема: каждый из элементов охотно бросался в лабораторию, стремясь избавиться от обычной глупости и надеясь на <опыты>, открытие чистых и радостных просторов сознания, но с первой или со второй (чаще со второй, когда проходила эйфория) попытки натыкался не на свет, а на грязь, ещё более липкую, чем та, которую он собирался изменить. Действительно, у Матери и Шри Ауробиндо получилось пальто мира - ни одной лишней складки. Но чтобы создать лабораторию со всеми пробирками, стендами и смесями, нужно собрать множество, так сказать, образцов, ведь был задуман опыт сознательной и ускоренной эволюции в масштабе, наиболее близком к земному. Мать и Шри Ауробиндо прекрасно понимали это: <Если вы хотите работать в одиночестве, то не ждите глобального охвата: любое физическое существо, каким бы полным оно не было, остаётся ограниченным - оно представляет только один из всех законов мира. Он может быть очень сложным, но всё равно останется только законом...> Но ни Шри Ауробиндо ни Мать не желали ограничиваться каким-то одним законом; они с кристальной ясностью видели сразу всю проблему, так как не ограничивались психологическим масштабом разделённых и ненавидящих друг друга комков грязи, а уходили на телесный, физиологический, можно даже сказать, генетический, уровень: <Любое физическое существо, пусть даже самое лучшее и созданное для совершенно особого рода работы, остаётся индивидуальным существом; это означает, что ВСЕОБЩЕЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ НЕ МОЖЕТ ПРОХОДИТЬ ЧЕРЕЗ ОДНО ТЕЛО... Если вы хотите общего действия, вам нужно, по крайней мере, несколько физических существ>. Преобразование бессознательных комочков грязи - лишь первая стадия эволюционной операции; в конце приходит очередь преобразования тела, изменения вида. Нет смысла в разговорах о <потом>: все <потом> находятся прямо здесь, рог эволюционного быка бьёт один раз - как только мы столкнулись с вопросом, последнее преобразование уже здесь. А вот подходить к вопросу можно как с правильной, так и с неправильной стороны. Посмотрим правде в глаза: эта операция очень опасна, поэтому остаётся только недоумевать, почему те, кто любит острые ощущения, ищут их на луне. Внутри нас существуют не менее глубокие кратеры и бурлят неизвестные ещё Вьетнамы. Может быть те, кто сражается во внешнем мире, в Бангладеш или Чили, неосознанно воспроизводят механическими и физическими средствами то, что происходит во внутренней лаборатории - все идут к одной цели, но каждый на свой манер. <С помощью любого метода> - говорит Шри Ауробиндо. Различие в том, что здесь мы занимаемся сознательной эволюцией: в предельно сжатой миниатюре мы <представляем> грандиозный конфликт во внешнем мире. На самом деле, внутри человека находится настоящий Вьетнам, возможно, самая незаметная победа отзывается эхом на всём эволюционным поле сражения - но, конечно же, поле едино! Очистка одной внутренней глупости стоит целой дельты Меконга. Одна чистая маленькая клетка очищает целое земное поле, готовит и приближает преобразование великого тела. Мы становимся <представителями>. <Кто знает, - говорила Мать, - возможно, одно символическое существо с силой (тут нужны сила и твёрдость!), позволяющей ему представлять все раздоры и работать над этим символическим представлением, помогло бы всем>.

Шри Ауробиндо ещё тридцать лет, а Мать - ещё пятьдесят три, будут <символами> всевозможных раздоров и расстройств.

Итак, нужна была, по выражению Матери, <представительная группа>. Одного существа мало, одного закона мало, одного образца клетки мало (так нам кажется, но ведь мы не знаем законов этой операции: быть может, в одном атоме заключён ключ ко всему миру, существуют же цепные реакции). <Вот почему, - говорила Она детям Ашрама, - вы этого не знаете и даже не воображаете: каждый из вас представляет какую-то одну проблему, победа над которой необходима для преобразования. Отсюда множество трудностей. Когда-то я писала, что это больше, чем проблемы: КАЖДЫЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НЕВОЗМОЖНОСТЬ, ПОДЛЕЖАЩУЮ РАЗРЕШЕНИЮ. А сумма всех невозможностей составляет Дело. Трудности уже не изолированные, а коллективные, ведь йогой вы занимаетесь не для самих себя, а для всех, даже если вы этого не хотите, так получается>.

Таков был смысл лаборатории эволюции под названием <Ашрам>.

Нет, Ашрам - это не скит отшельника, это мир в миниатюре. Его Свет соответствует плотности преобразуемой Грязи. Оба этих полюса даны здесь в точной пропорции. А смотреть можно... и на одно и на другое.

А может быть, на что-то третье, тихо пробивающееся на свет. Пробьётся или нет?

Интересно будет взглянуть.

Но если выйти за пределы этой символической площадки, то мировой вопрос будет таким: получится ли что-нибудь, или эволюция опять потерпит крах? Какой ураган одержит верх - маленькой клетки или другой?

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №55  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:19 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Радужный свет


<После моего возвращения из Японии мы приступили к работе. Он [Шри Ауробиндо] принёс в ментальный мир супраментальный свет и хотел преобразовать Разум. Он говорил: "Удивительно, этой работе не видно конца. Такое ощущение, что ничего ещё и не сделано. Вроде бы закончил, но постоянно приходится всё переделывать". А я поделилась с ним своими впечатлениями: так будет продолжаться до тех пор, пока не достигнешь самого дна>. Действительно, воспоминания о пребывании с Ришаром в Японии были совсем свежи: Разум похож на угря или, скорее, на хамелеона. В зависимости от вкусов и обстоятельств он принимает то одну, то другую окраску - и в чём-то он прав, ибо создан для всего, что угодно; всё зависит от того, <кому> это угодно. Его предназначение - не отыскание истины, и вообще не отыскание чего-либо, но лишь упорядочение материалов, причем любых. <И вот вместо того, чтобы продолжать работу в Разуме, мы почти мгновенно (это заняло не более двух дней) из Разума (он остался в достигнутом нами состоянии, то есть полный света, но не изменённый до конца) опустились в Витальное, а затем ещё ниже. Спускались мы достаточно быстро... Как только мы достигли Физического, начались трудности. Но мы не остались там, мы пошли ещё ниже - сначала к Подсознательному, а затем - к Бессознательному>. Бессознательное с полным правом можно назвать началом миров, колыбелью Материи. Это знаменитое <нечто>, на котором громоздятся все слои эволюции, откуда все формы. Это, так сказать, первая в мире <хромосома> - в основе нашего тела лежит она, а уж потом появляется всё то, что собрала эволюция. <Вот такая работа. Только в Бессознательном, в самом сердце Тьмы я нашла божественное Присутствие...> Повторился опыт Тлемсена. <Солнце во Тьме> или <Чёрное Солнце> Вед (Martanda). На рациональном наречии его можно назвать Точным Сознанием, приводящим в движение атомы и животные инстинкты; этот маленький чистый закон правит всеми движениями Природы. Шри Ауробиндо называл его Сознание Истины или Сверхразум. <Внезапно я оказалась у чего-то развёрстого как пещера или открытый рот (но только <как>) и увидела внутри Существо из радужного света. Оно лежало, положив голову на руки и спало, а вокруг него сиял радужный свет...>

открыть спойлер
Слово <радужный> означает наличие всех цветов одновременно, и это очень важно потому, что свет мы будем встречать очень часто. Он играет особую роль - это специфическая власть над силами разрушения (болезнями, смертями, тёмным НЕТ в глубинах Материи, как будто родственных этому свету или сопровождающих его). <Свет> для нас - это не россказни ясновидящих и не явление Святой Терезы, а сила. Бывают атомные силы, бывают электрические, а бывают и другие... или, может быть, другая, источник всех остальных. На самом деле есть только одна Сила и один Свет, окрашивающиеся или затемняющиеся в зависимости от слоя, через который они приходят. Такой радужный свет, возможно, спасёт нам жизнь. <Затем произошло ещё одно интересное событие. Когда я посмотрела на это существо, оно открыло глаза и проснулось. Оно дало понять, что это - начало сознательной деятельности, бодрствования>. То, что до сих пор шло через инстинктивные и <естественные> (или не очень естественные, вроде нашего мозга) слои, старалось выйти на поверхность, или по крайней мере, попытаться. В этом и состоит смысл всей работы. Получится или нет? Но как это пробьётся на поверхность сознания, ничего не уничтожив и не перевернув? Как добиться непосредственного воздействия радужного света? - Он кажется созидательным по своей природе в отличие от бесчисленных неприятных и смертоносных проявлений, сопровождающих другие силы и другой свет.

Это главная проблема работы.

Связь должна проходить через Материю. <Наверху>, на последней ступени лестницы в прозрачности развёрнутого сознания есть только совершенство супраментального, потому что там царит совершенная чистота, <внизу>, в глубине Материи (и, так сказать, ниже Материи) также есть только совершенство супраментального, потому что и там тоже царит совершенная чистота. Но между полюсами чистоты нет. Там располагаются разные по загрязнённости ступени, более или менее (скорее менее) чистые слои, словом, бурлящий эволюционный компост поверх <нечто>, располагающегося как вверху, так и внизу в чистом виде. <Сверхразум> (если нам хочется называть его этим словом) один повсюду, на протяжении всей лестницы он непрерывен, полный и круглый как солнце, но скрытый, искажённый, замутнённый промежуточными слоями. А индивидуальное сознание похоже на большой занавес: наверху оно светло и прозрачно, чуть ниже оно становится серебристо-серым, ещё ниже появляется синий цвет, всё более и более густой (густота зависит от пласта Разума), затем красный - он тоже сгущается (в области солнечного сплетения), - потом приходит очередь изумрудно-зелёного и фиолетового цветов (это цвет силы, он располагается в области пупка и таза), затем оттенки становятся грязными и переходят в непроницаемый чёрный цвет (район коленей и ступней, а Мать говорила, что ещё один центр находится прямо под ступнями), а в самом низу занавеса мы снова видим чистоту и прозрачность, радужный свет, в котором, кажется соединены все промежуточные оттенки. В общем, этот занавес надо поднять. Именно в этом смысле Шри Ауробиндо и Мать хотели <низвести Сверхразум>, соединить высокое и низкое, тем более, что в них нет ничего ни высокого, ни низкого - это просто полюса спектра сознания. Древние традиции символизировали это единство в образе змеи, пожирающей свой хвост. По словам Матери, если вместо эфирных высших сфер отправиться прямо к хвосту, то вы получите то же самое, только к этому добавится преобразованная Материя, а не Небытиё света. Неясно только одно: примет ли материя трансформацию? Иными словами (мы думаем, что так ставить вопрос правильнее), позволят ли промежуточные слои очистить себя? Ведь настоящая Материя куда чище и податливее всех блестящих промежуточных туманностей, которыми мы жонглируем с величайшим удовольствием и до полного самозабвения.

<Промежуточные слои> - это и есть миниатюрная эволюционная лаборатория, сформировавшаяся вокруг Матери и Шри Ауробиндо, или, скорее, самопроизвольно вошедшая в Них. Кажется, что в ней собрана вся земля, а может быть, не столько земля, сколько земные трудности. Теперь Их замысел становится понятнее для нас.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №56  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:21 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Физическое погружение


Итак, <погружение в физическое>.

Чисто внешне приезд Матери не повлёк за собой никаких изменений, разве что <цыганская жизнь> в Доме для Гостей стала более упорядоченной и благополучной. <Каждый вечер, - рассказывает Барин, младший брат Шри Ауробиндо, - Поль и Мирра Ришар приходили к Шри Ауробиндо, говорили о йоге, спорили о великом будущем, когда человек сможет перекинуть мост между материей и духом и обожествит своё тело... Никто из нас даже не подозревал, какую роль эта странная дама будет играть в садхане Шри Ауробиндо... Она была поразительно красива>. Мать жила в доме на берегу моря. Однажды разразился такой сильный циклон, что крышу чуть не сорвало, и Шри Ауробиндо уговорил Её переехать к нему - с того самого дня Они уже не расставались. Это было 24 ноября 1920 года. Немного позже Поль Ришар, <неспособный жить в полном самоотречении>, как выразился Барин, исчез. Через два года Мать и Шри Ауробиндо перебрались в нынешнее здание Ашрама - дом 9 по улице Марин, с жемчужно-серыми стенами, воротами с колоннадой в колониальном стиле и кустами жасмина у входа. Старый археолог из Пондишери по имени Жуво-Дебрейль говорил, что именно на этом месте ведический Риши Агастья, пришедший, как и Шри Ауробиндо, с Севера со своей супругой Лопамудрой семь тысяч лет назад, основал Ашрам. Это место называли Веда Пури, город Вед. Мы не поручимся, что всё это действительно так, но традиция утверждает, что именно в этот район ушли первые Риши, говорившие о <Солнце Истины> под камнем <горы>. Истина в глубине материи. И простые, но волнующие слова Лопамудры доносятся до нас как эхо: <Многие годы трудилась я днём и ночью, и рассветы старили меня. Век умаляет славу наших тел>. Она искала <Нектар Бессмертия>. Найдёт ли?

открыть спойлер
Обожествление тела.

Наступил период <Вечерних бесед>. До 1926 года, когда Шри Ауробиндо окончательно удалился от дел, ещё можно было услышать Его голос. С ним была уже дюжина учеников (к 1926 году их станет двадцать четыре). <Всегда казалось, - говорит Пурани, один из первых учеников Шри Ауробиндо, - что этот голос принадлежит человеку, не желающему выразить в словах всё свое существо. В Его молчании всегда было что-то такое, что значило гораздо больше, чем все слова... Иногда Он высказывал своё личное мнение по каким-то вопросам, но и тогда Шри Ауробиндо не притязал на безоговорочность своих высказываний. Чаще всего Он давал строгое логическое заключение, но никогда не ссылался на самого себя. Такая безличность была одной из самых ярких черт его характера! Даже когда речь заходила об отправке письма или телеграммы, он никогда никому ничего не приказывал. Просто, проходя через столовую, Шри Ауробиндо останавливался рядом с группой учеников, держа письмо в руке и говорил: <Думается, это надо отправить...> Он очень часто выражался подобным образом - "произошло", "случилось", но никогда не "я сделал">. Барин тоже обратил внимание на молчаливость своего старшего брата - ничего от <провидца>, никаких представлений, свойственных чудотворцам: <Даже во время самых увлекательных занятий его спокойные и мечтательные глаза практически всегда сохраняли выражение внутренней собранности... Он всегда использовал один и тот же метод, чтобы пробудить других людей к йоге: осторожное молчаливое внушение, помогавшее медленно открыть в ищущем дверь>.

Вот эта <осторожность> останется со Шри Ауробиндо до самого конца. Возможно, британское воспитание привило ему ужас перед всем, что напоминало чудеса. Они ведь свидетельствуют только о дурных манерах! <Я пришёл сюда не затем, чтобы творить чудеса, а затем, чтобы показать и наметить путь, вывести людей на дорогу, ведущую к глубокому внутреннему изменению человеческой природы>. Действительно, Он искал не <чудес>, а их противоположности - естественного мира, пусть даже посторонним или некоторым ученикам это и не нравилось: <Только целая куча сомнительных чудес в подарок сделала бы их счастливыми>, - сказал Он однажды Матери. А если кто-то вдруг просил разрешения медитировать вместе со Шри Ауробиндо, то Он принимал такого человека утром на просторной веранде у входа в Ашрам и оставлял его за медитацией, а сам... <читал газету>, - с лёгким удивлением вспоминает Чампаклал, оставшийся Его верным помощником до самого конца. Зачем Шри Ауробиндо было закрывать глаза и сосредоточиваться? Да и что это за сосредоточение такое? В голове? Сосредоточивалось всё Его тело; оно занималось йогой и излучало йогу. <Погружение в физическое> означает жизнь в физическом, а в физическом не живет никто; в Материи все живут через посредство Разума, за исключением, может быть, нескольких счастливых садовников и ремесленников (но и те большую часть времени, занимаясь своими горшками и розами, топчутся в голове). Нисхождение в физическое - это прежде всего спуск в косность и мрак, потому что субстанция настолько привыкла к приказам и руководству разума, что разучилась жить самостоятельно. Всё покрыто непроницаемой ментальной скорлупой. <Как пионеры мы прокладываем путь в джунглях низшей Пракрити [Природы]>. Телу приходится медленно учиться жить самостоятельно. Никакие высоты разума тут не помогут: просто поднимайте вёдра с водой (любимое упражнение Шри Ауробиндо в тюрьме Алипора), поднимайтесь по лестнице, делайте хоть что-нибудь, и это <что-нибудь> заживёт своей жизнью, вдохнёт свой воздух и станет ощущать самостоятельно. Шри Ауробиндо искал <другую конституцию физического сознания>; её Он тщетно пытался передать своим ученикам, но те так и остались при традиционных взглядах на йогу - космическое сознание и прочая чепуха. <Вы можете чувствовать, что слились с Космическим Я, можете чувствовать экстатическую любовь и Ананду, но во внешних частях природы вы будете мыслить интеллектом или, в лучшем случае, интуитивным разумом. Желания будут исходить от ментальной воли, радость и боль вы будете ощущать на поверхности витального уровня. Вы никуда не уйдёте от физических мучений, а борьба за жизнь с болезнями и смерть будет причинять вам прежние страдания>. Шри Ауробиндо постоянно твердил своим ученикам: <Успех нашей йоги возможен только в случае изменения внешнего человека. Это труднее всего. Мы добьёмся своего, только изменив физическую природу, низведя высший свет на самые низшие уровни Природы. Там разворачивается битва... А внешний человек по-прежнему цепляется за старые привычки и манеры. Многие до сих пор даже не чувствуют необходимости в изменении>. (Это было сказано через четырнадцать лет, в 1934 году, сейчас минуло сорок лет, но ситуация так и не изменилась). Если подниматься по лестнице особым образом, то измениться может вся жизнь.

Только тут нет ничего <явного>. Мы уже говорили, что йога Шри Ауробиндо совершенно незаметна. Когда она станет явной, никакие прекрасные мысли уже не увлекут нас в могилу: земля изменится, зримо изменится. Никакой <прекрасной земли> во вкусе сверх-Бернардена де Сен-Пьера нет - другая земля и другая Материя. Она создаётся или, скорее, открывается в миллионах забытых привычек... к ложному зрению, фальшивой жизни, ложному существованию. А космическое сознание... Оно будет прямо в Материи, в каждой минуте и каждой песчинке. Пора сбросить космического самозванца - Разум. <Великий союз народных масс> Мао Дзе Дуна, возможно, продвинул нас на пути эволюции дальше, чем целые библиотеки о духовных материях, но место механического угнетающего и внешнего единства должно занять единство сознательное, внутреннее... и весёлое. Остаётся только выяснить, что приведёт к этому космическому единству - согласие материи или подавление материи? Всё в этом вопросе.

Божественный материализм или другой.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №57  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:21 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Физическое сознание


Мы не знаем, что такое материя. Она наиболее очевидна и наиболее загадочна. Если нам удастся очистить тело от его ментального покрова, а Материю - от витальных вибраций, сотрясающих её реакциями на желание, влечение, ненависть, большее, меньшее, отрицание, утверждение (будь это хотя бы настоящее <витальное>, присущее животным! Нет, речь идёт о Разуме, забившемся в Материю), если это получится, то в джунглях появится первая поляна: физическое сознание, сознание тела вырвется на свободу. Оно обретает полную автономию, когда избавляется от двойной тирании ментального и витального. Это сознание кажется нам странным: <В его присутствии, - говорит Шри Ауробиндо, - ощущается спокойствие. Оно самостоятельно, твёрдо и устойчиво, как неподвижный камень. Даже самое материальное воздействие, не говоря уже о ментальном и витальном, не могут опрокинуть это сознание>. Эта устойчивость покоя, можно даже сказать, устойчивая неподвижность, отличительная черта самого Шри Ауробиндо, оказывается фундаментом невероятной силы, неведомой пока земле - ведь мы не знаем ни маленьких тайн тела, ни его <маленьких чудес>, как говорила Мирра. <Мощная незыблемость бессмертного духа>, - писал в одной из своих книг Шри Ауробиндо. Эти слова великолепно подходят к Нему самому. Неподвижность в клетках всё <замораживает>, нейтрализует, растворяет и даёт нам увидеть, почувствовать или даже осознать факт, что клетки в своём естественном состоянии, когда они не затронуты ржавчиной Разума, неуязвимы для болезней; они не хотят болезни, они не хотят беспорядка, - всё это чуждо им, и они отвергают это, точнее, даже в отвержении нет необходимости: болезнь не может пересечь барьер неподвижности. И, наконец, клетки чувствуют своё бессмертие. Проблема одна - износ, так сказать, разрушает непроницаемый барьер. Что же до силы клеточного спокойствия, то она настолько необычна, что благодаря ей внутренняя Материя легко воздействует на внешнюю, тем более, что они неразрывны. Самый поразительный пример - <сильная буря> в Пондишери (я не помню точно, когда это произошло, знаю только, что до 1930 года). Послушаем рассказ Матери: <Ночью разразилась буря. Грохотал гром, сверкали молнии, а на город водопадом низвергался дождь. Я подумала, что надо подняться в спальню Шри Ауробиндо и помочь Ему закрыть окна. Приоткрыв дверь, я увидела, что Он спокойно сидит за столом и что-то пишет. В комнате царило настолько глубокое спокойствие, что даже в голову не приходило, что буря может нарушить его. Окна были раскрыты настежь, однако ни одной капли дождя не упало внутрь>. Она не могла попасть внутрь. Зачем нам совершать чудеса?

открыть спойлер
Если дать Материи свободу, она сама прекрасно будет творить свои маленькие чудеса. Удивительнее всего то, что самопроизвольная сила Материи (ведь Шри Ауробиндо ничего не делал, он даже не думал о буре) может излучаться и оказывать воздействие даже на группы людей. Кажется, это сложнее, чем буря(!), потому что дело иметь приходится с разумом этих людей. Как-то раз во время разговора о несчастных случаях и нападениях, Шри Ауробиндо безразличным как горный ручей тоном заметил: <Что касается насилия - например, бунта, - то мне потребовалось четыре или даже пять дней сосредоточения, чтобы защититься>. Имелось в виду сосредоточение Материи (тут потребовалось больше времени, чем в случае с циклоном, и волевой акт потому, что человеческие силы в корне отличаются от естественных). Но кто мог представить, что материя без участия каких бы то ни было сверхчеловеческих или оккультных (вспомните Теона) сил сама сумеет установить невидимый барьер и остановить целую толпу людей, не понимающих, почему они остановились?.. На самом деле, люди никогда не знают, почему они проступают так, а не иначе. Чем больше выдумывается причин, тем дальше от человека суть.

Но не от маленькой клетки.

Мы так ничего и не узнали о материи.

Джунгли становятся всё гуще. Мы выходим на очаровательные и удивительные поляны, ни на что не похожие, но затем деревья смыкаются ещё плотнее, и джунгли становятся ещё таинственнее. Материя просто пытается <заманить> нас ещё ближе к своей Тайне, она как будто хочет, чтобы мы открыли её. Удивительно, но стоит ступить на <тропу>... нет, тропы не существует, но стоит отправиться в путь, и она появляется: с первым же шагом из земли выныривают указатели и знаки, их становится всё больше, и наконец они окружают нас со всех сторон. Тайна будто сама хочет быть раскрытой. Конечно, она столь же сложна, как и сама Материя, и нам не раз доведётся сбиться с пути или вернуться назад. И всё же она чрезвычайно проста. До самого конца человек ощущает прозрачность Тайны, но всё же продирается сквозь густые джунгли... <Физический слой, - говорил Шри Ауробиндо во времена <Вечерних бесед>, - очень упрямая вещь. Тут нужна тщательная работа. У вас что-то получилось, вы, кажется, достигли успеха, но возникают новые обстоятельства и приходится возвращаться к давно, казалось бы, пройденному. В ментальном или витальном Силе работать легче, а здесь - другое. Более того, для тех уровней можно установить некие общие законы, опустив мелочи, в физическом же всё не так: от вас постоянно требуется терпение и усердие...> И Шри Ауробиндо привёл пример: <Возьмите Свами Брахмананду (из Чандода); он прожил триста лет, выработал полный иммунитет к старению, но однажды поранился о ржавый гвоздь и умер от одной царапины. То, что вы не доделали в физическом плане, может вынырнуть совершенно внезапно и показать, что ваше завоевание ещё далеко не закончено. Потому-то этот процесс и требует столько времени. Высшее Сознание должно установиться в КАЖДОМ АТОМЕ ТЕЛА, иначе вы что-нибудь упустите, и оно скроется в тайных глубинах низших уровней физического и враждебные силы нападут на вас. В результате обстоятельства могут сложиться так, что точка, работа над которой не была завершена, выйдет из-под вашего контроля прежде, чем вы успеете остановить эти враждебные силы. В этом случае они могут уничтожить вас>.

В каждом атоме...

<Если не сделано всё, не сделано ничего> - говорила Мать. Нам может показаться, что тропа уводит нас к смерти. Но это не потому, что она хочет уничтожить нас, а потому, что именно там находится Тайна. Она хочет, чтобы мы открыли её. В конечном итоге, любое препятствие ведёт к более глубокому открытию и более полной реализации. Искусство заключается в том, чтобы любой яд превратить в нектар. А пока мы пытаемся избавиться от яда с помощью пенициллина или морали, мы ничего не понимаем в Материи. Она ждёт от нас голых рук и огня в сердце, веры... <памяти о душе>, как говорил Шри Ауробиндо. Что-то внутри напоминает о безбрежной и победоносной Амазонке. Вера - эта сама Амазонка, зовущая нас к открытию.

<Остался самый материальный уровень - во время той же беседы (это было в 1924 году) говорил Шри Ауробиндо, - самый опасный, - Почему опасный? - спросил ученик. - Потому, что он твёрдый, плотный и может полностью отбросить или даже покинуть свою собственную субстанцию. Он наиболее неподатлив для убеждения; чтобы управлять им, потребуется высшая божественная Сила. А кроме того, вся санскара, устоявшийся облик мира, будет против вашего усилия>.

В тот момент речь шла уже не об одном теле и не об одной материи, а о теле мира и мировой Материи. Это Подсознание мира, Бессознательное мира. Кажется, что проблема решалась не для одного человека, а только для всех... или вообще ни для кого.

Вот здесь экземпляры из эволюционной лаборатории и сыграли заметную... и печальную роль.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №58  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:22 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
19. ПЕРВЫЙ РАУНД

1926-1950


Невыносимое давление


<С начала ноября давление Высшей Силы становится невыносимым>, - отмечает ученик. Говорить об этом было не обязательно. Оно и так чувствовалось. Давило на голову - возможно, на голову всей земли. Это было в 1926 году. 24 ноября около пяти часов пополудни Мать неожиданно созвала всех учеников. Кто-то побежал за ними - одни гуляли на берегу, другие были на футбольном поле. Наконец, около шести часов все были в сборе. На веранде, за креслом Шри Ауробиндо висел ковёр с тремя золотыми драконами, - китайскими - пожирающими хвосты друг у друга. Шри Ауробиндо в общем не любил вымыслов, но такое могло случиться когда-нибудь. Кажется, этот ковер Мать привезла из Китая. Как бы там ни было, эти драконы что-то да означали: древнее китайское пророчество гласило, что Истина явится на земле, когда три дракона - один земли (то есть тела), другой - разума, и третий - небес - встретятся вместе. Вот и в тот день, возможно, должна была состояться первая встреча Материи и <небес>. <Это> и давило на головы ученикам. Так или иначе. Китайская традиция дотянулась до комнаты Шри Ауробиндо и старалась ничего не упустить. Возможно, это просто случай, но ничего, кроме случаев, нам и не встречается. Кто знает, не представляет ли Китай дракона Разума?.. Китайцы, пожалуй, разумнее любого другого народа; от такой разумности у нас мурашки по спине бегут. В шесть часов вечера из своей комнаты вышел Шри Ауробиндо в сопровождении Матери. Он всегда ходил медленно и с достоинством. Перемены (физические) уже начались. Чуть раньше, ученик, увидев его после разлуки, воскликнул: <Что с Вами случилось?> А Шри Ауробиндо насмешливо спросил в ответ: <А с вами что случилось?> Он всё-таки добавил: <Спустившись на ментальный и витальный уровни, а то и ниже, Высшее Сознание вызывает огромные изменения в нервной системе и даже в физическом существе>. Кожа Шри Ауробиндо стала светлее, хотя Он был <обычным бенгальцем>, и, следовательно, довольно смуглым человеком. Пурани, старый ученик, замечает: <Его щёки стали светло-розовыми, а всё тело светилось мягким телесным светом>. <Заметное> изменение. Но это ещё пустяки: между 1926 и 1950 годами телесный свет стал золотистым, и это видели уже все - но нам этого уже не увидеть и не узнать.

открыть спойлер
Сияние смягчило резковатую аскетичность двадцатых годов и дало Шри Ауробиндо особую устойчивость, прочность, какие встретишь разве что в Гималаях, но в Гималаях очень мягких, обширных, прозрачных, словно сливающихся с живой и незыблемой вечностью. - О, Он легко мог уйти в эту бесконечность и взглянуть на неё, или, скорее, предоставить себя взгляду глаз, сменивших тёмно-карий цвет воина Кали на золотисто-карий, а потом - на цвет бесконечности, когда никто уже не понимал, были ли его глаза голубыми, или какими-то другими. Он ведь шёл к великой вечной Стране, где всегда хорошо, где человек всегда чувствует себя как дома, где всегда царят правда и чистота. Это заключает в себе всё. Нам больше не увидеть и не узнать этой бесконечности, живущей в нескольких клетках. Он не разрешал фотографам снимать его вплоть до 1950 года, когда решил уйти, но это уже был Шри Ауробиндо с другой стороны. Он оставил свою материю, да и не будет у нас никогда чистой фотографии; нимб на снимке добавлен для тех, кто не умеет смотреть. Так случается всегда. После смерти на головы покойников вешают нимбы, потому что у живых людей они <невыносимы>... для тех, кто не умеет растворяться. А как приятно было растворяться там, забывать о пигмее человека и вспоминать единственную Память. Я видел Его только однажды, но и это подобно жизни. Только тогда я узнал, что такое любить.

Шри Ауробиндо вышел из комнаты в шесть часов вечера. За ним лёгкой походкой шла Мать. Она была лёгкой и невысокой, Она даже казалась хрупкой, однако физически в Ней ощущалась такая сила, словно Мать была гигантом. Но это другая история (и в ней нет никаких <словно>), мы считаем её абсолютно правдивой - и она станет правдивой. Никаких нимбов: чистая истина чудеснее любой святости. Шри Ауробиндо сел, а Мать присела справа от Него на маленькую табуретку. Около пятидесяти пяти минут под тремя драконами продолжалась медитация. Там было двадцать четыре ученика. <Все чувствовали, как на головы что-то давит. Было такое ощущение, словно атмосфера переполнена электрической энергией... Мы были уверены, что высшее Сознание спускается на землю>, - рассказывает Пурани. Вот так.

Мои клетки дрожат; их раскачивает великий прилив...

Твёрдое как камень, неподвижное как холм или как статуя,

Моё безграничное тело принимает на себя тяжесть мира.

Ужасное и великое божественное нисхождение достигает моих смертных членов...

Мир превращается в неделимое единство...* *Collected Poems

Это стихотворение было написано в тот самый день. Так начали открываться клетки. Ученикам же Шри Ауробиндо сказал только одно: <Я позвал вас, чтобы сказать, что, начиная с сегодняшнего дня, я удаляюсь, чтобы заниматься своей садханой, представлять меня и делать всю работу будет Она>. Так был основан Ашрам. С тех пор Шри Ауробиндо появлялся на людях три (а потом четыре) раза в год, в дни, называемые даршан, когда ученики молча проходили перед Ним, чтобы получить его взгляд. На двадцать четыре года Он заперся в своей комнате, чтобы to work things out, - говорил Шри Ауробиндо на своем непереводимом, полном эвфемизмов английском, - чтобы <довести работу> до того дня, когда Его положат под жёлтыми цветами (Мать называла их <Служба>) во дворе Ашрама:

Ты вынесешь всё, чтобы всё изменилось.

Когда я читал эту строчку из <Савитри>, Мать добавила: <Даже смерть - ради этого Шри Ауробиндо оставил тело>.

Нужно ли было умирать, чтобы изменить смерть?.. Что значит изменить смерть? В этих двух жизнях остаётся ещё так много тайн, что перед этой строкой мы склоняемся словно в молитве.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №59  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:29 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Незримая дисциплина


Он сказал: <Делать всю работу будет Она>, - но Мать рассказывала совсем другое! <По идее, всю ответственность Он возложил на меня, а сам держался в стороне, но на самом деле всё делал Он, а я просто крутилась!> Она крутилась как волчок. Мать организовывала всю жизнь Ашрама - булочная (ведь людей надо было кормить), сады, прачечная, мастерская, покупка, ремонт, содержание зданий - последние были разбросаны по всему городу (ещё до основания Ашрама, в 1920 году Шри Ауробиндо говорил: <Я бы хотел, чтобы наша система развивалась в обществе, а не вовне...> - словом, все проблемы, присущие липкой субстанции, которую называют обыденной жизнью. Таким образом, принималась самая обычная жизнь в самом грубом виде - мужчины и женщины вперемешку и так далее, а сделать из этого надо было то, чего в мире ещё не существовало, но в самых что ни на есть <мирских> условиях. Никаких <четырёх стен> Ашрама - вообще на свете не было ничего, менее похожего на ашрам, чем этот Ашрам, откуда и проистекали все сложности с людьми и житейскими условиями. Аскетам проще: они погружаются в <духовную жизнь>, сбрасывая <пальто>, и сосредоточиваются на своих добродетелях. Им хорошо известно, где простое зёрнышко риса, где гусеница, где циновка на земле - они отрекаются от мира и открывают радости свободы. Но стоит столкнуться с обыденностью - еда, одежда, дом с садиком и служанкой, - и аскет обнаруживает, что еда недосолена, что одежда мятая, что сад зарос сорняками, что служанка лжива и ленива: повсюду скрип и трение. С утра до вечера он во всём сталкивается с какими-то помехами. Материя понемногу душит вас. Шри Ауробиндо и Мать прекрасно знали, что делали. Героем быть легко, однако героизм на самом банальном уровне невыносимо сложен. Старые наследственные, семейные и кулинарные привычки вырываются на поверхность отовсюду - все они пользуются любым предлогом, чтобы выскочить наружу, и предстать во всей красе. Это утомляет. Этому нет конца. Человек постоянно замечает, что он - не тот, кем нужно быть. Он видит, что всё делает неправильно. Старые реакции, старые взгляды, ментальные завалы, витальные вибрации бурлят и клокочут; в глубине нашего существа слышен недовольный ропот, там поднимается бунт - сама Материя стонет и не даёт Давлению Света, или даже слабому ментальному давлению отступить хотя бы на шаг от привычного, бессознательного и тёмного поведения. Попробуйте хотя бы просто взять бритву и побриться, осознавая каждое своё движение. Это кошмарный труд - ничего не получается, материя не желает этого, она сопротивляется и смеётся над вами. Повсюду, во всех своих делах, словах и мыслях, человек натыкается на стены! Это мелко и убого. Непокорная и тугая Материя - тысячелетия материи и столетия предков живут в любом движении... Постоянное осознание, чистота, точность материи? Нет, это совсем не легко. <Вся суть физического мира в том, что нам нужна неусыпная бдительность в обращении с ним, - писала Она сыну в 1924 году. - Если человек хочет завоевать материальную область, ему нельзя допускать ни одной ошибки: любой огрех приводит к совершенно катастрофическим результатам, которые, кажется, несоизмеримы по силе и продолжительности с самой оплошностью>. Действительно, в крупице фальшивой Материи или неверной материальной реакции как будто содержатся зёрна разрушения и смерти. В области разума можно рассуждать, но в Материи пульсация любого мгновения ведёт либо к жизни, либо к смерти. Выбор здесь прост и радикален. Едва увидев эти микроскопические мелочи, мы найдём неразрывную цепь событий, связывающую вывихнутую во время прогулки ногу с величайшими катастрофами. Мы прикоснёмся к ошеломляющей сложности Материи, для которой не существует разницы между великим и малым: всё либо от смерти, либо от жизни, какими бы ни были масштабы, и всё это непрерывно. Или - или. Здесь не существует <почти>. В эволюционной лаборатории всё, до мельчайших деталей, пронизывает строгая и незримая дисциплина. Да и как изменить Материю, если держаться от неё в стороне?

открыть спойлер
Мать переходила от одного к другому, и во всём вникала в каждую деталь: качество муки, трещины на стене, всякие мелочи, плохо вымытая чашка, болячки одного, бунты другого, споры третьих, глупости четвёртых. Она чинила, выправляла, молчаливо ободряла или давала каждой точке свой яркий свет, улыбалась и проводила в сердца людей искрящуюся улыбку, нежность или великий Простор, что вдруг открывался в глубине её глаз и уносил всё в водоворот победоносной радости; Она давала поток энергии, сносящий все препятствия и обновляющий мир так, будто с Ней жизнь в любой момент могла вновь начаться сначала. Мать - это постоянное воссоздание. В одну секунду вы могли забыть все старые глупости, одолевавшие вас, и стать чистым и невинным младенцем, но и сама Мать обновлялась столь же бесконечно, сколь и другие. <Все мои достижения остались бы, так сказать, на теоретическом уровне, - говорил Шри Ауробиндо. - Путь к практическому воплощению показала мне именно Мать>. Да, Мать была мостом к универсальной материи. Шакти в действии. Лаборатория расширялась. В 1930 году Она писала сыну: <У нас уже двадцать первый дом. Оплачиваемый персонал Ашрама (рабочие, домашние слуги) увеличился до шестидесяти или шестидесяти пяти человек, а число членов Ашрама (учеников Шри Ауробиндо, живущих в Пондишери) колеблется от восьмидесяти пяти до ста - пять автомобилей, двенадцать автобусов, пять швейных машин, дюжина пишущих машинок, несколько гаражей, швейная мастерская (европейские и индийские портные, вышивальщицы и т.д.), библиотека и читальный зал, содержащие несколько тысяч томов, фотоателье, магазин с самыми разными товарами, завезёнными из Франции, большой сад с цветами, овощами и фруктами, молочная ферма, пекарня и т. д. Как видишь, дело немалое. А поскольку слежу за всем этим именно я, то могу с полным правом сказать, что я занята>. К 1950 году число учеников вырастет до семьсот сорока одного. Из монгольских монастырей, куда он, отрёкшись от всего, отправился в поисках истины, в Ашрам приехал молодой выпускник Политехнической школы (решительно, это заведение преследовало Мать). Он станет одним из самых умелых и чистых (что было редкостью) сотрудников эволюционной лаборатории. Шри Ауробиндо назвал этого человека Павитра, <Чистый>. Кроме того, он был способным химиком. Кажется, в 1923 году, будучи в Японии (Павитра приехал туда сразу после отъезда Матери), он открыл удивительный способ высвобождения атомной энергии из большей части распространенных металлов (в первую очередь, алюминия и меди). Такое открытие могло бы сделать атомную бомбу доступной для любого студента или для любого безумца. Павитра уничтожил свои бумаги и уехал в Монголию. В его лице была символически представлена завтрашняя наука. И тем не менее, он фыркал, как и все остальные, не понимая толком механизма странной йоги наоборот, отказывавшей в <освобождении>! Едва Павитра смог прорваться сквозь барьер и выйти из тела в горние просторы, Мать потянула его назад в тело: <Вместо того, чтобы помочь мне выйти, - воскликнул он в разговоре со Шри Ауробиндо, - Она, похоже, вернула меня к физическому сознанию!> А Мать ответила: <Да. Речь идёт о соединении обоих сознаний; высшее сознание должно спуститься к физическому. Оба должны присутствовать в естественном сознании>. Нам даже не понять, насколько глубокую революцию в мире начали Шри Ауробиндо и Мать... А та как всегда насмешливо говорила: <Вас будут возвращать всякий раз, как вы попытаетесь сбежать>. Категорическое утверждение, но Мать была абсолютно категоричной. Это станет её правилом.

Она вовсе не щадила себя. <У неё было хрупкое телосложение, - замечает один из докторов Ашрама, - а продолжительность сна и питание явно не соответствовали её перегруженной делами жизни>. Однако мы и так понимаем, что Шри Ауробиндо и Мать сами не соответствовали медицине, впрочем, как и многим другим вещам. <Я атеистка от медицины!> - со смехом восклицала Она. На самом деле, Она просто <вгрызалась>, по её собственному выражению, в Материю, тратя на это двадцать два часа в сутки (на сон Мать тратила всего два часа) - постоянно, день за днём, не упуская ни единой мелочи. Так продолжалось тридцать шесть лет, до самого 1962 года, когда Она удалилась, чтобы заняться тем... что делал Шри Ауробиндо. <Отдых находят в действии, в усилии, в движении вперёд>, - говорила Она. Действительно, слияние противоположностей - отдыха и движения и тому подобного - главная черта Супраментального. В этом можно найти чрезвычайно полезную для жизни формулу. Есть способ пустить Шакти сквозь клетки без трения. Трение приводит к износу, усталости, а в конце концов - и к смерти. Всего одна чистая клетка станет куда более мощным источником энергии, нежели все наши атомные бомбы: <неистощимая энергия>, - говорила Она. Примерно в час ночи Мать в последний раз заходила в комнату Шри Ауробиндо. Это место было её тихой гаванью. Весь остаток дня ученики преследовали Её настолько настойчиво, что отдохнуть и перевести дыхание Мать могла только... в ванной. Уж там-то Её по крайней мере никто не осмеливался беспокоить. Так что же было между этими двумя существами? - Молчание и взгляд. <Чудесным образом, мы были настроены на одну и ту же вибрацию... Когда нисходила какая-то сила, когда что-то открывалось или проявлялось супраментальное, мы узнавали об этом одновременно. В словах нужды не было: лишь впоследствии мы обменивались несколькими репликами о практических результатах работы. Такого у меня не было ни с кем, кроме Шри Ауробиндо>.

Так и тянулась жизнь до того самого рокового дня в 1947 году, когда Шри Ауробиндо сказал: <Оne оf us must go>. Один из нас должен уйти. Он произнёс это таким спокойным тоном, что могло показаться, будто он спрашивает, который час.

Что произошло?..

<Почему? Сколько раз я спрашивала себя с тех пор...> - двадцать лет спустя, в 1969 году, говорила Она. Причины, конечно, есть, даже сама Мать привела некоторые из них, но... Это <но> опасно, потому что ответ на наш вопрос, возможно, содержит в себе судьбу мира. Провал? Или что?... <Никаких провалов не было, - сказала Она. - Он пошёл на это сознательно, потому что считал, что так результат будет достигнут быстрее. О <провалах> здесь говорить нельзя. Провал означает, что это был несчастный случай, но никаких <провалов> быть не могло>

Так что же это было?

<Почему? Сколько раз я спрашивала себя...>

<We can't both remain upon earth>. - <Вдвоём на земле оставаться мы не можем>. Неужели один из них должен был уйти в иной мир? Но ведь теперь и Она ушла туда же... Ну, так где этот <иной мир>?.. Что в нём иного?.. Изменился ли иной мир?.. И он ли изменился?.. Может быть, никакого <иного мира> больше нет - невероятное слияние... Нечто... Это столь же таинственно, как и будущая земля. Но тайну найти надо, потому что только так её можно вызвать к жизни. Как только кто-то скажет: <Да вот же она!> - она появится здесь. Занавес поднимется, и мы увидим, что он и не опускался. Но как?.. Надо увидеть. Надо найти. Наверное, тайна и так прямо у нас перед глазами, но мы не видим её. Мы не привыкли видеть. Надо завести эту привычку, найти образ.

Надо что-то найти.

В час ночи, закончив работу. Она садилась у Его ног, найдя, наконец, покой. <Абсолютная безопасность в течение тридцати лет. Не могло быть ни одного неверного шага - Он был здесь>.

Затем Она возвращалась в свою комнату, брала с подносов свежие цветы, подрезала их, расставляла по вазам в соответствии с цветом, в два часа ночи ложилась и <спала>> до четырёх. Наутро именно с этими цветами Она выходила к ученикам и без устали повторяла: <Стремление>, <Пламя>, <Прозрачность>, <Открытие>, <Чистота>, <Простота>...

Пламя! Пламя! Чтобы Работа была успешной, надо было столько пламени!

Была ли она успешной?

Надо смотреть. Надо научиться смотреть.

Возможно, нужно пламя.

В противном случае, всё потеряно. Но это не может быть потеряно, ведь Он говорил: <Моя вера и воля говорят, что это происходит СЕЙЧАС... Ни с одним событием в мире... к которому у меня была бы такая же устойчивая воля, не случалось так, чтобы оно не происходило, хотя бы и после задержки, неудач или даже катастрофы>. Это было сказано в 1946 году, после войны.

Ещё одна катастрофа?

Или внутреннее пламя подстегнёт ход событий.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №60  СообщениеДобавлено: 15 янв 2014, 16:30 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Перпендикулярный разрез


Что Он делал за занавесом?

По правде сказать, мы знаем об этом совсем немного. Ученики проявляли нетерпение и требовали, чтобы Он объяснил, что такое Супраментальное (Бог знает, что их толкало на это, возможно, сомнение здесь перемешивалось с верой, со вкусом к чудесам и с глубочайшим скрытым недоверием Материи, недоумевавшей, что свалилось ей на голову). Шри Ауробиндо отвечал: <Зачем вам объяснения? Насколько вы их поймёте? Потом, сейчас нам нужно не объяснять, что такое Супраментальное, а заставить его спуститься вниз и укрепиться здесь. Если получится, оно объяснит себя само, - если нет, то и в объяснениях нет нужды. В старых книгах я уже писал об этом, но просветить кого-либо так и не удалось. Так зачем повторять попытку?> Оно объяснит себя само... и это правда, оно действительно само объясняет себя - убедительно как бульдозер, во всех уголках сознания и мира. То, что было неясно тогдашним ученикам, сегодня очевидно почти для всех. Шлюз открылся. Можно понять, почему Шри Ауробиндо мало заботился о записи своего учения. <Божественной жизни>> пришлось дожидаться 1939 года, чтобы быть опубликованной, и то лишь по настоянию издателя из Калькутты. Для обычного человеческого сознания такое пренебрежение непонятно - где это видано, чтобы гений двадцать лет держал свой главный труд в ящике стола! Просто Шри Ауробиндо заглядывал глубже и дальше своей личности - Супраментальному надо было установиться: <Нисхождение Супраментального означает только то, что Сила будет здесь, на земле, точно так же, как мыслящий и высший разумы>. Ученики возражали: <Кто может Вас понять?> - говорили они. Не все же, дескать, могут заниматься йогой и тяжёлым, но необходимым очищением (тут следовал тяжёлый вздох). А Шри Ауробиндо отвечал: <Мы взвалили на свои плечи этот груз, чтобы расчистить путь для тех, кто последует за нами... вот для них я и прилагаю все свои силы на то, чтобы в ближайшее время низвести на землю супраментальную Силу>. Этого не было ни в тонких брошюрках, ни в толстых томах с кожаным переплетом и золотым обрезом; Он хотел (и так должно было случиться) внедрить это в универсальную Материю, чтобы люди будущего дышали этим точно так же, как сегодня мы дышим (хотя и плохо) Разумом. Итак, вместо того, чтобы ловить новые идеи, витающие в воздухе, надо поймать в субстанции новую вибрацию - но какую?.. Наверное (то есть, наверняка), она сама <объяснит себя>, но, получив хотя бы намёк на её <устройство> в обход осторожности Шри Ауробиндо, мы бы могли подстегнуть естественный ход событий, поскольку время действительно не терпит. Но мы, вероятно, ошибаемся; возможно, всё идёт так, как должно идти. Суть в том, что у нас есть одна привилегия: мы можем сознательно участвовать в эволюционном переходе, а не бездумно прыгать с одной надломленной ветки на другую, как это делали обезьяны. <Детали и метод поздней стадии Йоги, ведущей в малоизвестные и неизученные области, я не открыл широкой публике и в настоящее время делать этого не собираюсь>. Это было сказано в 1935 году. Шри Ауробиндо никогда этого не сделал. <Он ушёл прежде, чем рассказал о своих делах>, - говорила Мать.

открыть спойлер
На это была причина. Но о ней позже.

Всё равно, можно попытаться разгадать загадку этого человека, подбирая ключи на манер <дорогого Уотсона> Артура Конан Дойла. Впрочем, с Матерью о Конан Дойле придется забыть: это предприятие потребует расшифровки и составления карт леса, изучения биологии. Здесь нам поможет скорее Уэллс или Киплинг, да ещё маленький Маугли, зачарованный навеки, - и что-то другое, от любви и обожествления, ибо только они позволяют открыть тайны.

Нам нужна эта тайна.

Самое первое ясное указание на механизм можно найти в беседе 1923 года (это было ещё до <ухода> Шри Ауробиндо). <Не расскажете ли Вы о нынешнем состоянии Вашей садханы?> - спросил Пурани (этому старому ученику мы обязаны записью <Вечерних бесед). Шри Ауробиндо ясно, но очень тихо ответил: <Я не могу назвать это состоянием или положением. Скорее, это сложное движение. В настоящее время я стараюсь низвести Супраментальное в физическое сознание, стремясь довести его до суб-материального уровня. Физическое косно по самой своей природе; оно не хочет становится сознательным и изо всех сил сопротивляется всем изменениям. Кажется, будто <копаешь землю>, если вспомнить выражение из Вед. Человеку приходится как бы рыть проход от верхнего Супраментального к нижнему. Существо становится сознательным, но постоянное движение вверх и вниз, подъём и спуск не прекращаются. Веды говорят о <двух концах> - голова и хвост дракона, ограничивающие и замыкающие сознание. Я обнаружил, что разум и витальное не могут быть пропитаны Супраментальным в полной мере, пока оно не установится в Материи. Поэтому физическое надо принять и преобразовать... Вот я и пытаюсь перенести самый высокий слой Сверхразума в физическое сознание>. Это движение вверх и вниз наиболее заметно для всех, кто хоть немного занимался подобными вещами. Освобождённое от ментальной оболочки и более или менее низких и утилитарных установок, сознание уподобляется лучу силы (Сознание-Сила, как говорил Шри Ауробиндо), продвигающемуся сквозь тело свободно как электрический ток переменной мощности и силы. Оно подобно подвижному сгустку силы. Сознание поднимается, опускается, то выходит вовне, то входит внутрь, воздействуя на людей, обстоятельства, внутренние сложности. Совсем как <кобальтовая бомба> - на самом деле бывают <бомбочки>, а бывают и огромные <бомбы>: всё зависит от стадии эволюции. Неизменным остаётся принцип: если вы обеими ногами увязли в плотной и удушающей Материи, нужно, подобно утопающему, подниматься наверх, искать кислород в самых чистых и пригодных для дыхания слоях сознания - скажем, до прозрачных высот занавеса. Человек то поднимается, то опускается, но с каждым возвращением он приносит вниз тонкую и хрупкую нить света. Она постоянно рвётся, доходя до ног, увязших в Материи. Это занятие похоже на вдувание кислорода в грязь. Постепенно нить становится всё прочнее и рвётся уже не так часто. Наконец, устанавливается мост. Сначала он похож на световую трещинку в мощных геологических пластах. Их можно увидеть, если проследить путь лучика сквозь океанские толщи (или воду аквариума): за поверхностью начинаются всё более и более тёмные глубины (это Разум), затем идёт взвесь (это Витальное), затем грязь, и, наконец, - каменное ложе. Чем глубже копаешь, как говорят Шри Ауробиндо и Веды, тем большая чистота или сила нужны лучу. Ведь в конечном итоге работа делается не для одного тела - путь землекопа проходит сквозь тело земли. Трещина расширяется, шаг за шагом она захватывает всё большие площади, проникает всё глубже - это происходит <просто так>: человек может гулять, слоняться без дела, чистить зубы, а работа идёт. Работа совершенно незаметно делается всё время. Нет ничего более незаметного. Но чем дальше она продвигается, тем больнее. Повсюду вы слышите шипение и видите копошение, точно луч света привёл вас в гнездо змей или червей. Мир приходит в движение, и начинаются беспричинные восстания - то справа, то слева. Веды рассказывают о маленьких бесноватых <дасьюс>, пещерных троглодитах. Ни кислород, ни свет им не нужны, они любят грязь, и точка. А всё, что пытается проникнуть внутрь, по их мнению, суть безжалостный убийца и опасный враг безопасности общественной грязи. Такова общая картина <в разрезе>. И всё же в определённый момент на самом дне ямы человек находит <супраментальное внизу>. Тот же Свет, что и наверху, та же сила, та же прозрачность, та же Точность. Это <источник мёда, скрытый под скалой>, о котором рассказывают Веды. <Величайшая задача - открыть физические клетки Божественному Свету>, - говорил Шри Ауробиндо в 1926 году, перед самым уходом. Момент чрезвычайно опасен: или всё рухнет, или выдержит. Выдержит ли тело? Выдержит ли земля?... Вот, в чём вопрос. Лопнет ли мир от <невыносимого давления> или свет просочится, адаптируется, наполнит землю воздухом? В этом смысле Шри Ауробиндо и говорил о <концентрированной эволюции>.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 69 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Текущее время: 16 дек 2018, 23:04

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron