К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 19 ноя 2017, 23:46

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
Сообщение №16  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 13:38 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
БОГ ЛАД

Лада, как и положено великой богине, имеет множество ипостасей. Есть у неё ипостаси и мужские. Например, Лад – бог дружбы и согласия. От этого слова произошло и слово «ладонь».

19.jpg

Только одна статуя Лады была выполнена из чистого золота. Как мы уже писали, эта статуя находилась в главном храме богини, который некогда стоял на берегу Ладожского озера. Чтобы расшифровать название озера, достаточно знать имя Лада и древнерусское слово, означающее путь – «га». И получается, что озеро Ладога всего-навсего значит «дорога к Ладе». На самом деле, к храму Великой Лады можно было подойти только со стороны озера. С берега храмовый комплекс богини был надёжно прикрыт огромным непроходимым болотом, тропы через которое знали только волхвы. В настоящее время эта топь почти исчезла, но в древние времена она представляла серьёзное препятствие. Храм богини стоял на юго-восточном берегу озера, и паломникам приходилось плыть к его пристани на лодках из Старой Ладоги. Крепость старой Ладоги была своеобразным ключом к храму богини, единственным местом, откуда можно было попасть к его комплексу.
Главное святилище Лады состояло из нескольких построек, все они были богато украшены позолоченной деревянной резьбой, имели посеребрённые крыши, над которыми возвышались золотые, украшенные красными сердоликами (этот камень является символом богини) сакральные символы Вселенной, Солнца и самой Лады. Купол основного храма богини любви представлял собой, как и все древнерусские храмы, восьмигранную высокую пирамиду, вершина которой была увенчана стилизованным позолоченным изображением пламени – маковкой. На вершине огненной маковки стояла изукрашенная драгоценными камнями золотая двойная свастика, устремлённая в небо. Стены внутренних помещений храма богато украшались деревянной, выкрашенной в зелёный цвет растительной резьбой. Зелёный цвет – цвет сердечной чакры человека, а так как сердце является вместилищем энергии Лады, то понятен и ансамбль тонов помещений храма. Кроме этого, храм богини любви был изнутри богато убран различными живыми растениями: цветами, кустарниками и даже небольшими деревьями. Вся эта зелень росла в специальных глиняных горшочках, осколки которых до сих пор находят люди на месте сожжённого христианами в середине одиннадцатого века храма.
открыть спойлер
Обнажённое золотое изображение великой Лады стояло на каменном постаменте у алтаря под куполом храма. На согнутой левой руке богини сидел маленький Лель в образе Ляли и улыбался. Одежда статуи Лады состояла из трёх удивительных венков: они были собраны из искусно выполненных из золота полевых цветов, перевитых коваными серебряными листьями и серёжками берёзы. Один такой венок украшал чело богини, он охватывал её золотые волосы, уложенные в высокую, очень похожую на убранство головок палеолитических Венер, причёску *. Второй венок висел на плечах статуи, прикрывая её великолепную грудь, и являлся своеобразной одеждой для маленькой Ляли. Третий венок охватывал её бёдра, и с него на тонких серебряных нитях свисали небольшие серебряные колокольчики, создавая этим видимость своеобразной юбки. Под ногами богини лежали большие гусли – «самогуды». Если верить преданию, волшебные гусли без посторонней помощи играли гимн великой Ладе. В других, более поздних хрониках, сказано, что эти гусли играли с помощью ветра, который, благодаря неведомой нам механике, улавливался и колебал не только струны гуслей-самогудов, но и скрытые в стенах храма язычки рожков и жалеек, а также и серебряные колокольчики на «юбке» золотой статуи. Все эти звуки сливались и превращались в музыку гимна небесной богине.
Золотая статуя Великой Лады, которая украшала основное её святилище на Ладоге, как утверждает русская ведическая традиция, была изготовлена ещё в Ориане-Гиперборее, и её, около 40.000 сорока тысяч лет назад, перенесла с медленно умирающей Орианы на Таймыр первая волна переселенцев. О времени исхода руссов («от великих холодов») на юг говорит и «Велесова книга». Так что можно считать дату исхода наших предков со своей прародины и временем появления статуи Лады в Евразии. Полуостров Таймыр долгое время, по ведическим источникам – тридцать тысяч лет, был местом, откуда выходцы с Орианы-Гипербореи расселялись по необъятным просторам Азии и Европы. Он явился для потерявших свою родину гиперборейцев как бы второй Орианой, землёй, которая не поглощалась морем и какое-то время была вполне пригодна для жизни. Если верить Герману Вирту, на суровый Таймыр и, позднее, в бассейн реки Лены выселялись люди белой расы с первой группой крови. Эти протоиндоевропейцы, как повествует русская ведическая традиция, мифы Авесты и мифы древних греков, попытались на Севере Азии возродить очаг угасающей Гиперборейской цивилизации, но из-за ухудшившихся климатических условий эта попытка им не удалась. Важно другое: на юге Таймыра, в пустынных городах Путорана, в одном из гротов долгое время находился храм самого Рода. В этом подземном храме – хранилище гиперборейских реликвий, вместе со статуями основных космических богов стояло и золотое скульптурное изображение Великой Лады – женской ипостаси Рода. Но не только статуи орианских богов и героев хранились в том горном пещерном храме: как повествует ряд ведических преданий, глубоко под землёй на далёком Севере русским народом от глаз непосвящённых была скрыта Великая Веста — письмена самого Сварога. Что это были за книги, предания не говорят. Правда, есть упоминания в новгородских летописях, что на Руси вечные книги писались «тиснением» (чеканкой) на листах золота. Золотые это были книги или нет, неизвестно. Волнует не это, а то, что из храма – тайника на Таймыре во время очередного переселения на юг нашими предками были взяты две статуи богов. Одна статуя принадлежала Велесу, другая – Ладе. Тут всё понятно; арии считали себя народом, исповедующим мудрость и высокую космическую любовь. Но не только статуи унесли с собою откочёвывающие с Таймыра руссы. Древнерусские предания говорят, что в храмах Лады и Велеса хранились сотни томов «Весты», скопированных, якобы, с самого небесного Алатырь-камня. А раз так, то женская ипостась Рода – нежная и могучая Лада – являлась ещё и богиней высшей небесной мудрости. Точнее, мудрости эмоциональной, сердечной, которая так ярко проявляется у русских, немецких и скандинавских женщин.

МИФ О ЗОЛОТОЙ БАБЕ

Нам известен путь статуи золотой богини обратно в тайник подземного храма на Таймыре. Несколько веков её золотое изображение переносилось языческими народами Урала и Сибири на восток, всё дальше и дальше, пока, наконец, хранители-ханты не поставили его на место в подземном гиперборейском храме. Возможно, Великая Лада «ушла» на восток тем же самым путём, каким её золотое изображение пришло с Востока на берега Ладоги. Это доказывается ещё и тем, что после её путешествия почти тем же путём, только уже русскими волхвами, в подземный храм на плато Путорана была перенесена и золотая статуя Велеса, причём на виду, под носом у казачьей администрации. Сибирские народы знали о том, что мужа Сорни Най тоже вслед за золотой богиней будут прятать на Иньзяяне, но эта «операция» волхвами была проделана очень чисто, и о ней узнали только ваховские ханты, да и то только тогда, когда русские хранители возвращались обратно. Потому-то о золотом Велесе известно намного меньше, чем о золотой Ладе. Вот почему одни источники, рассказывая о золотом идоле, повествуют о мужчине, а другие – о женщине. В результате информация об обоих идолах наложилась одна на другую и получился знаменитый миф о Золотой Бабе.
Читатель вправе спросить, куда делись обе копии письмён Сварога? Как можем, попытаемся на это ответить. «Веста» из храма Лады в настоящее время хранится в одной из тайных пещер Среднего Урала, книга ждёт своего времени. Жрецы хорошо знали о будущем России и ещё в четырнадцатом веке, перед тем как передать богиню шаманам народа Манси, надёжно скрыли тома «Весты» в тайном гроте. Ну, а копия письмён Сварога из храма Велеса находится там, где она должна быть — у ног могучего небесного бога высшей космической мудрости. К золотому Велесу мы ещё вернёмся и расскажем о его странствиях более подробно. А сейчас закончим повествование о Ладе и её главном святилищё.

ВЫБОР ВЕРХОВНЫХ ЖРИЦ СВЯТИЛИЩА ЛАДЫ

Как рассказывает нам русская ведическая традиция, верховных жриц главного святилища Лады совет высших волхвов выбирал ещё по матерям. Жрецы внимательно отслеживали самых мудрых и красивых женщин трёх высших сословий во всех племенах и родах русского народа, и для себя отмечали, какая из женщин потенциально может родить девочку, отвечающую требованиям верховной жрицы богини любви и согласия Лады. Обычно таких женщин собиралось несколько десятков, и среди их дочерей в пятилетнем возрасте устраивался особый конкурс (таких конкурсов на Руси одновременно проходило несколько). На конкурсе выявляли победительницу и начинали с ней работать. Выбранной кандидатуре совет волхвов подбирал специальных учителей, а потом с десяти лет её забирали на учёбу в один из храмов Велеса. Через пять лет подготовки её в течение трёх лет знакомили с верховными святилищами всех высших космических богов, и только потом она получала право пройти посвящение на звание верховной жрицы Великой Лады. Это посвящение было последним конкурсом-экзаменом, где вместе с ней проходили посвящение другие, прошедшие точно такую же школу шесть молодых девушек. Победительница этого испытания и конкурса становилась на пять лет верховной жрицей Лады, а остальные девушки составляли её свиту. Если молодая жрица до окончания своего срока служения богине выходила замуж, то на её место становилась девушка, занявшая в обряде посвящения второе место и т.д. Главной обязанностью верховной жрицы Лады было проведение внешней стороны ритуалов в честь женской ипостаси прародителя Рода и обеспечение магической стороны, которую брала на себя оккультная группа храма. Верховная жрица была главной ведущей в служении Ладе. Она пела гимн богине по её праздникам, первой шла в хороводах и играх, проводила обряды очищения, посвящения и жертвоприношения. Великая Лада в качестве жертв признавала только живые полевые цветы, причём срезанные с растения таким образом, чтобы ему не повредить. Очень часто богине дарили живые цветы в глиняных горшочках, о которых мы уже упоминали.
Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 225-243

«Таня» — одно из имен Лады
Г.Сидоров "Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации." 2 книга стр. 437

В церковь русские люди ходят не эгрегору Сатаны поклониться, а своему Богу, от которого в сердце так и не отказались. А Иисуса почитают, как Сварога, сына Рода. Разве не так? Поменялись одни имена. Лада превратилась в Богородицу, Перун превратился в сознании русского народа в Илью Пророка. И так со всеми остальными. Понял, что произошло?
"Г. Сидоров - Сияние Вышних Богов и крамешники (Основы державного строительства)" Стр. 138

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №17  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 13:43 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
1 МАЯ - ПРАЗДНИК ЛАДЫ

Надо сказать, что все без исключения посвящённые высшим космическим богам праздники осознавались нашими арийскими предками как чествование различных проявлений единого великого Рода. А так как Лада являлась женской ипостасью строителя Вселенной, то это естественно относилось к ней в равной степени, как и к самому Роду. Поэтому все праздники, посвящённые высшим ипостасям прародителя Вселенной – великим огненным богам-хранителям, – были одновременно и праздниками Рода и Лады. И наоборот, чествование Рода и его женской ипостаси автоматически превращалось в прославление всех, за исключением Чернобога, космических принципов Вселенной. Поэтому работы верховной жрице богине любви и согласия было хоть отбавляй. Особо ей доставалось во время ведения праздника самой Ладе. Чествование богини проходило по старому календарю 17-семнадцатого апреля, по календарю современному – первого 1 мая.

Праздник Великой Лады начинался после полуночи с разведения шести ритуальных огней, которые располагались на специальных, отведённых для них местах, устроенных вокруг храма Лады. Каждый огонь (костёр) посвящался одному из сыновей Рода: Сварогу, Самарглу, Стребогу, Могучему четырёхликому Ра (Яриле, Купале, Дажьбогу, Хорсу), Велесу и Перуну. Все эти костры зажигались от чистого огня, который разводился трением на алтаре Лады. Как это делалось – хорошо описано у многих исследователей, поэтому останавливаться на этом не будем. Огонь, посвящённый Ладе, горел на алтаре у ног её золотого изображения. В целом весь огненный ансамбль с храмом в центре представлял собой модель нашей Вселенной, где Род был выражен своей женской ипостасью – Золотой Ладой, а все его энергетические уровни – небесные боги – огнями посвящённых им костров.

21.png

Фактически, праздник в честь высшего космического принципа любви и согласия посвящался всем силам Проявленной Вселенной, другими словами это был праздник самой Прави – того закона, которым следовал и Космос, и его материально-духовная проекция – человек. В 4-четыре часа ночи, после возгорания всех семи священных огней, певцы, построившись перед кострами четырёх высших небесных богов (кроме Перуна и Сварога), начинали торжественную часть праздника с пения гимна прародителю Роду, потом пели гимн Сварогу и Перуну. Роду пелся гимн как первейшему коренному принципу Вселенной; Великому Сварогу – как главному её строителю, Перуну – как богу, завершающему строительство Проявленного Мира. Остальным богам пели короткие славы, где они упоминались соратниками, спутниками и проводниками воли Всепобеждающей Лады.

открыть спойлер
С первым кругом зари пелся гимн Заре-Заренице и могучему Яриле, следующему за Зарёй, чтобы насладиться зрелищем празднеств огненной Ладе и её ипостасям. Как только первый луч Ярилы на востоке касался краешка неба, пение жриц-девушек и сотни голосов паломников, пришедших на праздник Лады к её храму, могучим единым хором призывали богиню любви спуститься с небес на землю руссов. В это время открывались ворота храма и из них в полном защитном вооружении, со щитами и факелами в руках вместо мечей выходила земная свита богини. И сразу же, сопровождая её, начинал звучать гимн Великой Небесной Ладе – матери всего живого во Вселенной, богине любви и мудрости, богине всего прекрасного. Этот гимн начинали петь девушки-жрицы храма, потом его подхватывали все прихожане. Молодые быстроногие юноши и девушки подбегали к застывшим, как статуи, с горящими факелами в руках, воинам, зажигали от священного огня Лады свои факелы и бегом устремлялись на прилегающие холмы и возвышенности, где через некоторое время вспыхивали десятки новых огней, посвящённых небесной Матери всего сущего. От тех костров зажигались новые сотни факелов, и священный огонь вспыхивал на холмах всё дальше и дальше от храма богини. Такая огненная эстафета за несколько часов растекалась на огромные пространства, где каждая возвышенность с костром на своей вершине становилась священным местом, куда, по поверию наших предков, обязательно спустится с небес высокая благодать Лады. На вершинах холмов и горок у священного огня богини собирались люди, пели ей гимны, устраивали в честь Лады общие трапезы, на которых обязательным блюдом были свежеиспечённые сметанные оладьи. Считалось, что съеденные у чистого огня оладьи во время этого праздника способны породить в душе самого чёрствого человека чувство любви ко всему живому, без которого человеческая жизнь теряет всякий смысл.

Но вернёмся к храму. Во время звучания гимна богине вслед за 14-четырнадцатью факельщиками в доспехах появлялись ещё 14-четырнадцать воинов со щитами в руках и золотыми соколами (рарогами) на шлемах. Эти воины несли на свободных плечах круглый, украшенный по периметру жёлтыми вязаными кистями деревянный помост, представляющий собой стилизованное изображение двойной свастики. В центре этой свастики на круглом пласте зеленеющего дёрна, который должен был олицетворять «Мать Сыру Землю», стояла обнажённая, в гирляндах первых полевых цветов, верховная жрица великой богини. Замыкали шествие девушки-жрицы, каждая из которых на особом подносе в виде двойной свастики несла несколько десятков освящённых у алтаря храма венков из полевых цветов. При виде живой Лады в образе верховной жрицы гимн прославления богини усиливался и достигал своего апогея. В этот момент казалось, что вся природа – леса, реки, озёра и само небо – поёт славу вселенскому принципу высокой любви и мудрости. По поднятию руки «богини» гимн стихал, наступала тишина, и был слышен только её голос. Богиня-Лада в образе верховной жрицы (а наши предки считали, что в свой праздник великая богиня входит в тело девушки) беседовала с народом. Говорила о том, что её волнует, и что надо сделать, чтобы противостоять движению зла в человеческих душах. Богиня в образе жрицы свободно называла народу имена жадных и злых князей, зарвавшихся бояр и старейшин, людей, которые перестали служить русской земле и её народу. Речь богини на своём празднике звучала как приговор, а пришедшим на праздник – как руководство к действию. Люди, от которых всенародно отказалась Лада, не важно, бояре они или даже князья, в древнерусском обществе автоматически теряли поддержку народных масс и становились изгоями. Но Великая Лада через свою верховную жрицу называла имена и героев, людей-подвижников, на которых покоится благополучие и богатство Русской земли. Эти люди становились любимцами Лады, речь богини открывала им дорогу к рычагам власти и всеобщей известности. Главным критерием богини была добродетель. Поэтому на Руси иногда называли Ладу и богиней добродетели. Это и понятно, это качество не бывает без чувства любви и справедливости.

После своего обращения к народу великая богиня покидала тело своей верховной жрицы. При этом недавняя гордая и величественная обнажённая Лада вдруг становилась на колени и закрывала лицо ладонями. Одновременно воины опускали помост с верховной жрицей на землю, а девушки – младшие жрицы, облачали её в пышные праздничные белые одежды, и когда воины снова поднимали помост, на нём была уже земная, очень красивая девушка, которая, подняв к солнцу руки, высоким и сильным голосом начинала петь гимн Ладе справедливой. При этом хор голосов ей вторил. После гимна Ладе Справедливой верховная жрица богини подходила к огню (костру), посвящённому Сварогу, поднималась на небольшой ритуальный курган – горку и приступала к раздаче прихожанам освящённых в храме венков. Каждый венок верховная жрица надевала на голову подошедшего человека своими руками. Только такой венок считался в энергетическом аспекте полноценным. Обычно его хранили целый год до следующего праздника Лады и верили, что он принесёт счастье в любви и хорошее здоровье. После раздачи венков на центральной площади у храма зажигался самый большой костёр, теперь уже Ладе Небесной, пришедшей; причём, огонь для его разведения брали от углей всех шести внешних костров, которые к этому времени уже догорали. Этот ритуал ещё раз показывал, что энергия Лады складывается из энергий всего Космоса. Другими словами, любовь – это Лада, а Лада – Космос. И миром правит не ненависть, а высокая всепобеждающая любовь. Вокруг центрального костра начинались ритуальные праздничные хороводы, которые организовывались жрицами. Хороводы в честь небесных богов сопровождались музыкой гимнов, хоровым пением и речитативами. После хороводов и гимнов богам, и героям устраивалось жертвоприношение Ладе. Все, и мужчины, и женщины, и старики, и дети выстраивались в один гигантский хоровод, брались за руки и шли в храм к золотой статуе богини, у ног которой клали букеты полевых цветов. Это был самый ответственный момент для оккультной группы храма, ведь сердца людей слились на образе Лады, возникало, пусть временное, но очень сильное энергетическое единство, и его надо было направить на благо Русской земли и всего русского народа. Обычно оккультная группа храма богини любви состояла из опытных ведуний не младше тридцати трёх лет. Эти женщины, когда-то будучи выбранными в группу молодых жриц, так и не покинули стены храма. Нередко среди них встречались и бывшие верховные жрицы Лады. Женщины-ведуньи были основными хранительницами эзотерических знаний. Они свободно читали любые древние тексты, знали ключ к расшифровке «Весты», занимались воспитанием молодых жриц и учили верховную жрицу, но главной их заботой были магические практики и курирование полового воспитания русской молодёжи. Магини, красивые и опытные женщины, имеющие по всей русской земле массу мужчин-поклонников, прекрасно знающие психологию человека, являлись бесценными консультантами по вопросу полового воспитания и близости между мужчиной и женщиной. Но о них разговор особый, и он не может войти в рамки этой книги.

После жертвоприношения Ладе, которое являлось и пиком магической практики, на площади перед храмом прихожане устанавливали столы и скамейки, украшали цветами общую трапезу – пир в честь высокой богини. Готовили на праздничный стол, как символ небесной Нави, рыбные блюда, пили главным образом суру и сбитни, иногда употребляли мясо птицы, в основном, водоплавающей, и обязательно ели различные булочки в виде голубей (голубь – священная птица Лады), а с медовым настоем трав – оладьи. После общей трапезы можно было ещё раз принести жертву богине, но только оладьями. Их обычно клали в огонь костра, который горел на площади у храма. Как правило, оладьи несли богине любви молодые люди, прося у неё счастья при выборе спутника или спутницы жизни.

Ещё не заканчивался пир, а уже на площади вокруг храма начиналось веселье. На этот раз люди плясали, разыгрывали пантомимы, слушали спектакли скоморохов и предания сказителей былин, устраивали потешные поединки с мешками соломы, избивали и бросали в воду озера или реки чучело Чернобога. После плясок, песен и бесшабашного веселья наступало время различных игр. Основной игрой на праздник Лады считались горелки. Русские люди представляли любовь горячей, жаркой. Как правило, в горелки играли молодые неженатые парни и девушки. А взрослые и старики (мы не оговорились, на Руси с удовольствием принимали участие в играх и старые люди) предпочитали другие игры, где нужна была и смекалка, и сноровка, и сила. Все без исключения игры не только на празднике Лады, но и на других праздниках ипостасей Рода, несли в себе глубокий эзотерический смысл. Но это уже отдельная тема.

20.jpg

Праздник Великой Лады длился русскую неделю. А как известно, древнерусская неделя состояла из 9-девяти дней.
5-Пять дней чествовалась сама Лада, и
4-четыре дня – её ипостась Лель (Леля).

Мы более-менее подробно описали поклонение нашего народа женской ипостаси Рода. Надо сказать, что в настоящее время в среде «староверов» обряд почитания Лады мало изменился. Правда, нет храмов богини, зато есть высокие холмы, где до сих пор первого мая вспыхивает священный огонь Лады, который, в отличие от старого времени, получают не трением, а с использованием увеличительных стёкол от Солнца. Но огонь всё равно считается чистым и праздничным. До сих пор жив обряд благословения прихожан венками цветов. Причём благословляют всех, даже христиан, и надевают на голову людей венки с цветами специально для этого избранная и самая красивая из девушек. В некоторых местах Русской земли эта девушка весь праздник выступает совершенно обнажённой, вернее, одежда её состоит их трёх венков, как у золотой статуи богини, что когда-то стояла в храме на Ладоге. Обычно, одетые в гирлянды из цветов, девушки ведут праздник весны и Лады в глухих уголках псковщины, в некоторых местах новгородской области, в Белоруссии и кое-где у староверов Сибири. В остальных местах России выбранные красавицы выступают красиво одетые, с вплетёнными в косы лентами и цветами. В меньшей степени сохранился в народных массах ритуал жертвоприношения Ладе и пение ей гимнов. Ведь ещё недавно, в петровские времена, за исполнение «языческих призывов» полагалась мучительная смерть. Поэтому и то, и другое сохранилось только у адептов древней религии, и обряд этот стал, как и многие другие обряды, связанные с высшими богами, тайным. Как рассказывают старики, ещё до 1917 года по всей России, в основном, в сельской местности, водили хороводы, устраивали пляски и игры. Последний удар по древней религии нашего народа и удар по культу богини любви, в частности, нанесли иудо-коммунисты, которые назвали себя большевиками. Но, несмотря на это, русские ведические кланы сохранили для будущего России и всего арийского мира основные обряды, ритуалы и глубинный эзотерический смысл древней гиперборейской религии. Просто потомкам древних ориан – современным европейским народам – надо захотеть, и они получат то, что когда-то было утрачено.

В заключение о культе небесной Лады хочется добавить, что во время Великой Отечественной войны немецкие дивизии были остановлены частями Красной Армии на южном побережье Ладожского озера в том месте, где когда-то возвышалось основное святилище женской ипостаси Рода – великой и мудрой Лады. Возможно, энергия богини тоже вмешалась в дела войны, ведь сколько немцы не пытались полностью окружить Ладожское озеро, этого им сделать так и не удалось. Завоеватель так и не ступил на священную землю древнего храма высокой богини.

Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 237-243

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №18  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 16:12 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
БОГ РА- СОЛНЦЕ

ВЕСНА
21 МАРТА - ПРОВОДЫ ХОРСА-СОЛНЦА И МАРЕНЫ-ЗИМЫ
ВСТРЕЧА ЯРИЛА-СОЛНЦА
МАСЛЕНИЦА и КОМОЯДЦЫ


1.jpg

РАСШИФРОВКА ИМЁН СОЛНЦА

Чествование на Руси бога Солнца проходило четыре раза в год.
Это было время летнего и зимнего солнцеворотов и весеннего и осеннего равноденствий.
Но с другой стороны, все без исключения древние праздники так или иначе были связаны с Солнцем, ведь могучий и справедливый Ра-Дажьбог не что иное, как материальное воплощение единого Великого Рода небесного, и чтобы быть справедливым, надо считать солнечным праздником и праздник проводов зимы — Масленицу.

Из всего вышеизложенного у вдумчивого читателя может возникнуть справедливый вопрос: «Зачем русскому народу потребовалось изобретать, не считая древнего, загадочного Ра, целых четыре ипостаси солнца? Неужели нельзя было обойтись одним солнцем?». Но оказывается, никто солнц и не изобретал. Просто русский народ хорошо знал сезонные характеристики светила и для простоты дал этим характеристикам образные имена. Для понимания этого явления следует обратиться к науке.
Как мы знаем на практике, зимнее солнце ярко светит, но не греет. Из астрономии нам известно, что зимой наша планета находится ближе к Солнцу, однако, угол падения лучей на поверхность Земли в зимние месяцы иной, нежели в летние. Солнце зимой находится ниже к горизонту, и из-за этого многие виды излучений, в том числе и тепловое, отразившись от земной атмосферы, не достигают поверхности планеты. Отсюда следуют и зимние холода, и лютые морозы, и долгие вьюги. Если с позиций науки охарактеризовать влияние на поверхность планеты (в северном полушарии) сумму излучений земного светила, то получим громоздкую физико-математическую характеристику, которая мало кому будет понятна. Но мудрый русский народ поступил иначе.
ХОРС-СОЛНЦЕ: Зимнее солнце, яркое, но не несущее тепла, он образно назвал «Хорс», и просто, и ясно. И перевод понятен: «Хор» означает хорошо, хороший, а «с» как всегда — свет. Получается — хорошо светящее, и только.
открыть спойлер
ЯРИЛА-СОЛНЦЕ: Весеннее солнце, как мы знаем, выше над горизонтом, чем зимнее. Земная атмосфера уже не в состоянии отразить в Космос такие излучения, как инфракрасное и ультрафиолетовое, оба этих излучения достигают поверхности Земли и несут с собой весеннюю благодать всему живому. Это светило для простоты и было названо ласковым, полным любви Ярилой. И чтобы разобраться в сакральном имени Ярилы, поясним, что на Руси жизненную энергию, рождённую кручением вторичного вакуума или Сварогом, называли ярью. Для понимания напомним, что в Китае космическую субстанцию жизни зовут «ци», в Японии — «ки», а в Индии — «праной».
Так вот, имя русского бога весеннего Солнца начиналось со слова, означающего жизненную энергию ярь. Несколько сложнее с расшифровкой слова «ил». Тем более, на древнеханаанском языке, который процветал в стране Ханаан до прихода туда евреев, слово «ил» обозначало имя верховного бога. Из этого имени впоследствии возникли древнееврейские имена, такие как Илия, Иммануил, Илларион и т.д. В древности до прихода семитов (и мы, касаясь цивилизации финикийцев, уже упоминали об этом) на территории Восточного Средиземноморья жили пришедшие туда с севера племена ариев. Так что буквосочетание «ил» стало семитским, вернее заимствовано евреями сравнительно недавно.
Следовательно, имя Ярилы переводится с древнеарийского следующим образом: «Жизненная энергия бога». Это соответствует истине, и так оно и есть: весеннее солнце исполнено этой жизненной благотворной энергии.



ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПРАЗДНИКА ЯРИЛА-СОЛНЦА

Обычно Масленицу на Руси начинали справлять за неделю до весеннего равноденствия (древнерусская неделя длилась 9 дней).
В древности считалось, да и сейчас адептами старой религии считается, что зимний Хорс победил лютую Зиму и проложил дорогу весеннему Яриле. Об этом празднике объявляли народу жрецы всех храмов. В честь Хорса-победителя пелись торжественные гимны, а вечером перед началом праздника устраивалось торжественное очистительное факельное шествие по улицам городов и сёл. Факелы зажигались от священного чистого огня, добытого и разведённого жрецами во дворах храмов. С горящими факелами в руках, люди обходили вокруг своих городов, сёл, деревень и шли вдоль улиц. После обряда очищения поселения и своего жилища все вместе шли в общие бани, где под воздействием четырёх стихий очищались от зимней скверны сами. Наутро начинались торжества проводов «Лютой Зимушки».
В каждом русском доме в честь Хорса-победителя и идущему ему на смену Ярилы пекли блины. Блинами угощали домашних и диких животных, и даже уносили блины в соседний лес доброму Светобору и лешим. В каждой семье устраивалось богатое застолье, столы ломились от мясных, рыбных и молочных блюд, а также от пряников и печенья. Такое застолье длилось целую неделю, но это не значит, что люди сидели и занимались только тем, что ели. Большую часть времени народ проводил на улице: ребятишки и взрослые катались на санках и лыжах с горок. В то время в ряде мест бытовали различные игры, например, «Змейка». Санки, сцепленные вместе (десять и более), стремглав неслись с горы, а на их пути ставился снежный заслон. Так, саночный караван пробивал его, либо рассыпался, и взрослые и дети со смехом катились кто куда по сугробам. На празднике проводов зимы катали с гор зажжённые колёса — символ наступающего тепла и света. Устраивали состязание в беге по сугробам, в кувыркании на точность: для этого нужно было кувырками спуститься с горы и попасть в снежные ворота. Русские люди на масленицу любили состязаться в ходьбе по шесту или верёвке, а также в ходьбе на ходулях. Очень популярны были на Масленицу так называемые потешные бои. Люди состязались друг с другом, кто у кого первым отнимет шапку, или бились на брёвнах соломенными мешками.
Гвоздём программы был штурм снежного городка — последнего оплота зимы. Снежный городок обычно ставился под руководством волхвов на высоком берегу реки, чтобы до его стен было труднее добраться. На его главной башне ставили знамя с изображением лика Зимы-Зимушки. Обычно защищали снежный городок молодые девушки и женщины. В древности мужчины садились на коней и верхом пытались подъехать к стенам обороняющейся снежной крепости. В это время девушки закидывали наступающих снежками, выйдя из-за стен, сталкивали их с коней. По правилам, упавший с коня мужчина в этот день больше не имел права вступить в борьбу, он мог быть только болельщиком. Если к вечеру снежный городок взят не был, то штурм его начинался с утра следующего дня, и так могло продолжаться целую неделю. Символом падения снежного городка служил захват мужчинами знамени. Примечательно, что мужчина, которому удавалось его захватить, получал право поцеловать всех оборонявших знамя девушек. Если мужчинам так и не удавалось захватить снежную крепость (на её штурм отводилась неделя), то непобеждённые девушки сами разрушали её, и знамя Зимы вместе с её чучелом, которое в более поздние времена стали называть Масленицей, а в древности называли Мареной Свароговной, бросали в огонь пришедшего на смену Хорсу-победителю весёлого жизнерадостного Ярилы.

21 МАРТА

Обычно чучело Марены и её знамя сжигали 21-двадцать первого марта во дворе храма или на капище.
С этого дня начинались трёхдневные Комоядцы — праздник пришедшего на оттаявшую землю Ярилы. С началом Комоядцев запрягались разукрашенные лентами и колокольчиками тройки. Обычно на них каталась молодёжь. После прихода Ярилы влюблённым разрешалось прилюдно обниматься и целоваться. Считалось, что любовь мужчины к женщине даёт силы Яриле победить тающие снега Зимы и влить во всё живое животворную энергию обновления.

Три дня Ярилиных Комоядцев характеризовались тем, что молодым людям, а молодыми людьми на Руси считались люди до 60-шестидесяти лет и даже более, не только разрешалась, но и входила в таинство праздника половая близость.

Древние руссы до прихода христианства не знали, что такое чувство зависти и чувство ревности, не ведали они и чувства собственности на человека. Поэтому, если руссы любили, то любили искренне, и не пытались подобно иудеям или христианам, получить от половой близости телесные удовольствия. Для руссов половая близость не была главным связующим звеном душ мужчины и женщины, поэтому разнузданных оргий, как описывают христианские летописи, на Руси не было. Руссы любили друг друга, прежде всего сердцем, и только потом телом. Женщина, пользуясь личной свободой воли, как ни в одном другом народе, никогда не была падшей. И хоть считается, что проституция — самая древняя их профессия, арийская Русь её не знала.

ВТОРОЙ ДЕНЬ ПРАЗДНИКА ЯРИЛА-СОЛНЦА

На второй день Комоядцев, после праздничных гонок на тройках на вершине горы, где стоял снежный городок, зажигали священный огонь. Обычно костёр делали таким, чтобы через него можно было перепрыгнуть. Когда огонь разгорался, люди попарно прыгали через костёр, а когда он прогорал, начинали танцевать на его углях. Считалось, что такой огонь выжигает из ауры человека всю негативную психическую энергию. На этом огненном обряде всем незамужним и холостым подвязывали на руку белую ленту; чтобы её снять, надо было откупиться продуктами. Так у кострища спонтанно возникали столы, на которых стояла сура и другие угощения. Совершалось таинство: снежная зима в виде крепости отступала, на её месте зажигался огонь Ярилы, и люди получали от этого огня и исцеление, и силы. Потом от священного костра зажигали факелы и шли «будить медведя». Медведя обычно изображал наряженный в его шкуру мужчина. Он лежал в выкопанной в снегу берлоге и на песни хоровода, который водили вокруг него мужчины, женщины и дети, никак не просыпался. Потом люди начинали бросать в него снежками, но и тут медведь спал богатырским сном. И только девушка, прыгнув ему на спину, его будила. Оторвав ему ухо, баловница убегала, а медведь, изобразив из себя обиженного, начинал её преследовать. Поймать девушку мешали ему люди. Он падал, кувыркался, ревел, а все смеялись. Наконец, девушка, сжалившись, возвращала ему оторванное ухо и вела его к общему столу. За столом медведь был желанным гостем. Ему первому подавали суру, а девушка, которая его разбудила, за ним ухаживала. После трапезы начинались игрища: кулачные бои, борьба, стрельба из лука, лазание на столб за подарками. За играми и ходом праздника смотрели волхвы, как правило, они сами участвовали в обрядах, торжествах и играх. Считалось, что на празднике Хорса и прихода Ярилы присутствуют и души умерших предков, значит, чем веселее и красивее этот праздник, тем им радостнее за своих потомков. Поэтому на Комоядцы народ пел, танцевал и веселился без устали.

23 МАРТА - ОКОНЧАНИЕ ПРАЗДНИКА ЯРИЛА-СОЛНЦА

23-Только двадцать третьего марта гасли священные огни праздника. И с этого дня считалось, что весеннее животворящее Ярила-Солнце окончательно ступило на Русскую землю. Оканчивался праздник у гаснущего священного костра во дворе храма, святилища или на капище, гимном Роду небесному.

2.jpg

В наше время праздник Масленицы и Комоядцев справляется адептами старой религии почти также, как в древности, с той лишь разницей, что в деревнях староверов осталось мало лихих троек и верховых коней, вот и приходится брать снежный городок мужчинам, сидя друг на друге, но это нисколько не умаляет веселья. Ещё перестали проводиться ритуальные кулачные бои «стенка на стенку». Их запретили в 1924 году коммунисты, а если бои и проводятся, то не на виду и, в основном, поединки. Надо сказать, что древнерусское воинское искусство (не ритуальный стеношный бой, а нечто серьёзное и грозное) к огорчению поклонников восточных воинских традиций, у адептов древней религии живо, и если не процветает, то сохраняется на довольно высоком уровне.
А в остальном весенний праздник прихода Ярилы остался прежним. Также «будят медведя», пьют суру и не бывают пьяны, также поют песни и водят хороводы. Надо сказать, что русские христиане также весело и разгульно праздновали Масленицу ещё до недавнего времени, их нисколько не смущало то, что этот весенний праздник «языческий», и церковь в конце концов была вынуждена с этим смириться.

ПРОВОДЫ ЯРИЛА-СОЛНЦА И ВСТРЕЧА КУПАЛА-СОЛНЦА

С 14-четырнадцатого июня, за неделю до летнего солнцеворота.
Летний праздник Светила праздновался нашими предками, и до сих пор празднуется русским народом в дни летнего солнцеворота — с 21-двадцать первого по 25-двадцать пятое июня.
Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 339-343

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №19  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 16:20 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ЛЕТО
21 ИЮНЯ - ПРОВОДЫ ЯРИЛА-СОЛНЦА, ВСТРЕЧА КУПАЛА-СОЛНЦА
ОБРЯД ПОСТРИГА


Начало празднования 14-четырнадцатого июня, за неделю до летнего солнцеворота.
Летний праздник Светила праздновался нашими предками, и до сих пор празднуется русским народом в дни летнего солнцеворота — с 21-двадцать первого по 25-двадцать пятое июня.

РАСШИФРОВКА ИМЁН СОЛНЦА.
Чествование на Руси бога Солнца проходило четыре раза в год.
Это было время летнего и зимнего солнцеворотов и весеннего и осеннего равноденствий.
Но с другой стороны, все без исключения древние праздники так или иначе были связаны с Солнцем, ведь могучий и справедливый Ра-Дажьбог не что иное, как материальное воплощение единого Великого Рода небесного, и чтобы быть справедливым, надо считать солнечным праздником и праздник проводов зимы — Масленицу.

Из всего вышеизложенного у вдумчивого читателя может возникнуть справедливый вопрос: «Зачем русскому народу потребовалось изобретать, не считая древнего, загадочного Ра, целых четыре ипостаси солнца? Неужели нельзя было обойтись одним солнцем?». Но оказывается, никто солнц и не изобретал. Просто русский народ хорошо знал сезонные характеристики светила и для простоты дал этим характеристикам образные имена. Для понимания этого явления следует обратиться к науке.
Как мы знаем на практике, зимнее солнце ярко светит, но не греет. Из астрономии нам известно, что зимой наша планета находится ближе к Солнцу, однако, угол падения лучей на поверхность Земли в зимние месяцы иной, нежели в летние. Солнце зимой находится ниже к горизонту, и из-за этого многие виды излучений, в том числе и тепловое, отразившись от земной атмосферы, не достигают поверхности планеты. Отсюда следуют и зимние холода, и лютые морозы, и долгие вьюги. Если с позиций науки охарактеризовать влияние на поверхность планеты (в северном полушарии) сумму излучений земного светила, то получим громоздкую физико-математическую характеристику, которая мало кому будет понятна. Но мудрый русский народ поступил иначе.
открыть спойлер
ХОРС-СОЛНЦЕ: Зимнее солнце, яркое, но не несущее тепла, он образно назвал «Хорс», и просто, и ясно. И перевод понятен: «Хор» означает хорошо, хороший, а «с» как всегда — свет. Получается — хорошо светящее, и только.
ЯРИЛА-СОЛНЦЕ: Весеннее солнце, как мы знаем, выше над горизонтом, чем зимнее. Земная атмосфера уже не в состоянии отразить в Космос такие излучения, как инфракрасное и ультрафиолетовое, оба этих излучения достигают поверхности Земли и несут с собой весеннюю благодать всему живому. Это светило для простоты и было названо ласковым, полным любви Ярилой. И чтобы разобраться в сакральном имени Ярилы, поясним, что на Руси жизненную энергию, рождённую кручением вторичного вакуума или Сварогом, называли ярью. Для понимания напомним, что в Китае космическую субстанцию жизни зовут «ци», в Японии — «ки», а в Индии — «праной».
Так вот, имя русского бога весеннего Солнца начиналось со слова, означающего жизненную энергию ярь. Несколько сложнее с расшифровкой слова «ил». Тем более, на древнеханаанском языке, который процветал в стране Ханаан до прихода туда евреев, слово «ил» обозначало имя верховного бога. Из этого имени впоследствии возникли древнееврейские имена, такие как Илия, Иммануил, Илларион и т.д. В древности до прихода семитов (и мы, касаясь цивилизации финикийцев, уже упоминали об этом) на территории Восточного Средиземноморья жили пришедшие туда с севера племена ариев. Так что буквосочетание «ил» стало семитским, вернее заимствовано евреями сравнительно недавно.
Следовательно, имя Ярилы переводится с древнеарийского следующим образом: «Жизненная энергия бога». Это соответствует истине, и так оно и есть: весеннее солнце исполнено этой жизненной благотворной энергии.

ПРАЗДНИК КУПАЛА-СОЛНЦА

Летнее чествование Ярилы на Руси проводилось и проводится адептами «древней веры» с 14-четырнадцатого июня, за неделю до летнего солнцеворота. Считается, что набравший силу весёлый жизнерадостный Ярило передаёт свои небесные полномочия тёплому и ласковому Купале. Это праздник конца весны и начала лета, он праздновался и до сих пор празднуется на Руси один день. Но после него восемь дней даже на работе не снимались праздничные одежды, и было хорошим знаком по вечерам петь песни и водить хороводы.
В древности праздник наступления лета начинался боем колоколов Солнца-Ра во всех без исключения храмах. Этот призыв начинался с утренних петухов и длился до появления первых лучей Ярилы. В это время все шли в поле, лес, на луга и, сбросив одежды, купались в целебной утренней росе. После этого надевали на себя белые праздничные одежды и шли представиться своему хлебному полю. Ниву обходили по часовой стрелке, мысленно или вслух с ней разговаривали, и после этого отправлялись в храм, святилище или на капище. Причём не обязательно было идти в храм Ярилы или Дажьбога, чествование светила на Руси справлялось во всех храмах, естественно, кроме храма Чернобога.
Как всегда, во дворе храма или святилища к этому времени горел священный огонь, зажжённый от чистого огня алтаря. У костра, символизирующего и Вселенную, и Солнце-Ярилу, прихожан встречали старший волхв храма, по правую его руку — воевода, боярин или князь, а по левую — старейшина. Прихожане выстраивались кругами вокруг огнища и начинали зачин.
Перед зачином молодая и непременно красивая жрица (в основном, девушек-жриц на праздник Ярилы и на другие праздники Солнца приглашали из храмов Лады) проводила обряд очищения. Она осыпала собравшихся зерном и обрызгивала ключевой водой. После этого, подняв руки к небу, она читала заклинания, призывая небесный огонь очистить души собравшихся. Слова заклинания жрица читала с остановками, и прихожане повторяли за ней сказанное. Этот магический обряд имел огромную силу. Многие люди после него выздоравливали, к ним возвращалась жизнерадостность и былая энергия. После обряда очищения молодая жрица кланялась всем в пояс и приглашала подойти поближе к священному огню. Люди, сделав три шага, останавливались, и старший жрец начинал торжественную часть со славления Великому Триглаву: Роду, Сварогу, Самарглу. Он первым начинал петь Славу, а за ним её подхватывали все присутствующие. Потом старшему жрецу молодые волхвы выносили из храма огромную, наполненную солнечной сурой братину — мастерски вырезанную из дерева и ярко разукрашенную в виде Жар-птицы кружку. Старший жрец, взяв братину в руки, первый отпивал из неё, а потом обходил с нею всех присутствующих. Подойдя к человеку, он говорил: «Во имя богов». А прихожанин, прежде чем взять братину из рук волхва, ему отвечал: «Слава богам!». Потом, отпив, передавал братину жрецу. Второй гимн пелся Великому Ра — древнему и мудрому Светилу, и снова в руках старшего жреца была наполненная сурой братина-Жар-птица. Последний гимн пелся самому Яриле, и Жар-птица-братина третий раз обходила круг собравшихся. Только на праздниках Солнца после гимнов пилась сура. У ариев-руссов считалось, что сура когда-то была дана людям самим Дажьбогом, и поэтому без неё на чествовании Светила не обходился ни один гимн. После здравницы во двор храма молодые жрецы вносили на носилках в виде огромного колобка-солнца булку свежеиспечённого хлеба. Начинался обряд требы. Хлеб носили по рядам, и каждый человек, загадав желание, клал на него свою руку. Левая рука означала желание себе, а правая — желание своему народу или кому-то из близких. После того, как хлеб обходил всех пришедших на праздник, его клали в священный костёр, и он сгорал.

3.jpg

ОБРЯД ПОСТРИГА

Затем начинался обряд-постриг. Обряд-постриг считался для мальчиков своего рода посвящением, а для девочек — вторым и самым главным этапом воспитания. Дело в том, что на Руси и у всех славянских племён дети до 7-семи лет воспитывались исключительно матерью. Конечно, в их воспитании участвовал и отец, но он действовал, в основном, через женщину, так как в это время ребёнок больше чувствует свою мать, нежели отца, но после семи лет отец становился главным воспитателем как своих сыновей, так и дочерей. Конечно, это нисколько не умаляло права женщины на воспитание, просто детям после семи для формирования тела требуется интенсивная физическая нагрузка, а в семье за неё всегда отвечал мужчина. На Руси говорили, что мать даёт жизнь, а отец учит, как её сохранить, и обряд пострига символизировал переход ребёнка под «юрисдикцию» мужчины.
Начинался обряд приходом к священному огнищу одетого в полную боевую справу воина. Воин нёс на подносе кованые острые ножницы. Его брал за руку верховный жрец и подводил к старейшине, и воеводе. После этого жрец отходил в сторону и давал знак на звонницу. На ней звучал колокол Солнца, и с первым его звуком начинался обряд постриги. Для этого у костра ставился табурет, и на него вызывали семилетнего мальчика или девочку. На обряде постриги все прихожане стояли вокруг костра молча, и это придавало ему особую торжественность.

Если вызывали мальчика, то подошедший боярин, воевода или сам князь спрашивал его, а он отвечал:
— Кто ты будешь? — Русс, и меч мой острый.
— Какой знак твой? — Кречет пёстрый!
— Где живёшь ты? — В стране великой!
— В каком крае? — В землях кривичей, вятичей и т.д.
— Что за земли те? — Отчизна моя, дым отчий.
— Чем добыта? — Кровью предков.
— Кто ты земле той? — Дитя руссов — кривичей, вятичей и т.д.
— Что ты должен? — Отдать жизнь за землю русичей.
— Во что веришь? — В победу русскую, смелее и сильнее руссов нет народа на свете! Я — русс, значит славлю Правь-Ладушку, славлю Явь светлую! Славлю славянства братчину. Так учили меня родители. Так я мыслю и горжусь этим!
После ответов мальчик садился на табурет, боярин или воевода брал с подноса кованые освящённые ножницы и отрезал ими пучок волос. Этот пучок волос он бросал в священный огонь. Мальчик вставал, а старейшина объявлял ему его новое имя. Об именах всё было заранее оговорено в среде старейшин, жрецов и родственников пришедших на постиг ребятишек. Как правило, новыми именами гордились и носили их с честью. После того, как мальчик вставал, прихожане и жрецы храма все хором пели гимн Перуну-хранителю. Обычно в гимн вплеталось и новое имя пострижённого. Это действовало магически на душу ребёнка. Мальчик начинал чувствовать сердцем свою землю и единый дух своего народа, своею душой он сливался с этим духом. Тем более, что старым именем его никто не звал. Фактически, происходило второе рождение человека.

Если к костру вызывалась девочка, то к ней обращался уже старейшина или старшая женщина. Старейшина спрашивал, а она отвечала.
— Кто ты будешь? — Девочка Руси и лук у меня тугой.
— Какой знак твой? — Орёл степной!
— Где живёшь ты? — В стране великой!
— В каком крае? — В земле кривичей, вятичей и т.д.
— Что за земли те? — Отчизна моя, дым отчий.
— Чем добыта? — Кровью предков.
— Кто ты земле той? — Дитя руссов — кривичей, вятичей и т.д.
— Что должна ты? — Подарить земле-матушке жизни русские и отдать свою, если потребуется.
— Во что веришь? — В победу русскую, смелее и сильнее руссов нет народов на свете! Я — русская девочка, значит славлю Правь-Ладушку, славлю Явь светлую! Славлю славянскую братчину. Так учили меня родители, так я мыслю и горжусь этим.
После вопросов девочку усаживали к огню, и, взяв освящённые ножницы, старейшина или старшая женщина (старшая мать) срезали ими прядь её волос и бросали их в чистый огонь костра. После этого девочке, как и положено давали новое имя, а в честь её прихожане пели гимн дочерям могучего Перуна — Магорам. В гимне просили Магор взять себе в сёстры земную девочку и быть ей покровительницами.
Мы описали этот обряд постриги более подробно даже не потому, что он жив до нашего времени, а потому, что он невольно напрашивается к процессу возрождения. Всем ясно, в том числе и нашим врагам, какую магическую и воспитательную силу он имеет.

После обряда пострига прихожане — и взрослые, и дети, шли на берег речки или ручья, где веет прохладный, отгоняющий насекомых ветерок, и под открытым небом устраивали общий стол.
На праздник Ярилы всегда ставились пироги, яичница, печенье и молочные блюда. После трапезы обычно старейшина или старшая женщина рассказывали сказки о земных похождениях весеннего Солнца, потом начинались игры. Как правило, игры начинались стрельбой из лука (лук являлся любимым оружием не только Стребога, но и ипостасей Ра). Первыми по мишени выпускали свои стрелы (по правилам три) из детских луков прошедшие постриги дети. За ними по очереди стреляли мужчины и женщины. Люди стреляли не просто так, они загадывали желания на стрелы и, во время состязания и радовались, и огорчались. Победители стрельб — и дети, и взрослые — награждались венками из полевых цветов, их вручал старейшина. Потом начинались состязания в беге, и опять открывали его дети. После награды победителей — им старейшины преподносили искусно вырезанные из дуба на серебряных цепочках обереги — начиналось соревнование по плаванию. После заплыва ребятишек плавали взрослые. Надо сказать, что на Руси в стрельбе из лука, в беге или плавании девочек и мальчиков, мужчин и женщин не делили. Нередко во всех трёх состязаниях побеждали представительницы женского пола. Иногда молодые женщины и девушки, если хотели, участвовали и в состязаниях по национальному воинскому искусству. Сведения об этом можно встретить и в русских народных сказках, и в былинах.
Победителей в последнем состязании старейшина награждал красиво раскрашенными восковыми красками ковшами. Такими соревнованиями русские люди чествовали на празднике весеннего солнца три земные стихии: воздух, землю и воду. А небесный огонь чествовался жаркими играми, плясками и вечерними хороводами. И самое главное — любовными играми. Ярила — бог весенней, праздничной любви. Он наполняет сердца всего живого этим чувством и зовёт к близости, и сердечной, и телесной. Близость с любимым мужчиной или женщиной в Ярилины праздники считалась добрым счастливым знаком. В наше время праздник Ярилы у адептов древней религии проходит так же, как и в древности, с той лишь разницей, что обряд постриги проводится не у храма, а на капище, и игрища из-за малочисленности людей проходят не с таким размахом, как раньше.

Летний праздник Светила праздновался нашими предками, и до сих пор празднуется русским народом в дни летнего солнцеворота — с 21-двадцать первого по 25-двадцать пятое июня.
В древности считалось, что весенний Ярила передаёт свои полномочия летнему теплому и ласковому Купале. В старые времена для организации праздника выбирался из среды жрецов Солнца, волхвов — служителей Сварога или Рода жрец-организатор праздника. Обычно это был кто-то из молодых энергичных служителей. Ему помогала старшая мать и старейшина.

20 ИЮНЯ - БАННЫЙ ДЕНЬ

4.jpg

Перед купальскими праздниками, обычно двадцатого, молодые девушки шли в лес, на луга и собирали лекарственные и обережные травы. Из лекарственных трав, как правило, брали молодые ветки берёзы, ольхи, акации, собирали спорыш, мяту, листья лопуха, пижму и т.д. Из обережных трав предпочитали все виды полыни и крапиву. Потом лекарственными травами устилали полы и полки бань, а обережные травы вешали над окнами и дверьми, чтобы злые силы не причинили вреда, проходящим очищение в банях, людям. Мы уже упоминали, что на Руси обряд бани был связан с четырьмя земными стихиями. Люди шли в баню, не для того, чтобы помыться, как это делается сейчас, а, в основном, чтобы очистить свою душу (энергополе или, на современном языке, — ауру) от влияния негативных тёмных энергий, которые имеют тенденцию накапливаться на внешнем слое энергетического защитного колокола человека. После того, как бани были убраны травами и листьями лекарственных деревьев, в них шли гурьбой мужчины, женщины и дети. Не было в общих банях только стариков, они предпочитали проводить обряд очищения в семейных банях. Как раз перед Купальскими праздниками и посетил Русскую землю апостол Андрей Первозванный. То, что довелось ему увидеть, повергло правоверного христианина в ужас. Руссы, по его мнению, и женщины, и мужчины, все вместе (уже одно это шокировало апостола) так хлестали себя в натопленных до невозможности банях берёзовыми и дубовыми вениками, что на них страшно было смотреть. А после такой «экзекуции», облившись холодной ключевой водой, они снова отправлялись на полки бань, и снова продолжали над собой «издеваться». Христианину трудно было понять, что древнее очищение пятью земными стихиями, или русский банный обряд, который сохранился, к счастью, на нашей земле с гиперборейских времён, — это как раз то, чего так не хватало погрязшей в грязи, вшах, опустошаемой периодическими эпидемиями иудо-христианской цивилизации. Наш народ, хоть банный обряд христиане и называли сатанинским, был благодаря огню, воде, целебным грязям, травам и веникам, здоров, полон сил, и за всю свою историю не знал такого европейского бедствия, как вши.
Банный очистительный обряд двадцатого июня длился на Руси целый день, и в наше время адепты старой религии праотцов купаются и парятся в банях по шесть — восемь часов подряд. Как и в древние времена все парятся свежими берёзовыми или дубовыми вениками и обливаются ледяной или колодезной водой. Этот день в народе принято называть днём Аграфены Купальницы. Вечером после очищения люди шли в лес на заготовку лекарственных трав, обычно их заготавливали до первых петухов. На Руси считалось, что собранные в ночь на Аграфену травы имеют самую высокую целебную силу.

ПРАЗДНИК КУПАЛА-СОЛНЦА

Перед Купальским праздником обережные травы вплетались в пояс, иногда из них плели венки, но в такие венки добавлялись ещё и полевые цветы. Украсив себя таким образом, предварительно надев белые, чистые праздничные одежды, празднующие шли на поляну недалеко от деревни или города. Рядом с поляной обязательно должна была быть река или тихое лесное озеро. На праздничной поляне волхв и его помощники — старейшины устанавливали молодую ветвь (непременно побег, само дерево губить запрещалось) берёзы. Этот побег должен быть не менее двух метров в высоту. Девушки украшали деревце цветами, лентами и кусочками цветной ткани. Ветвь называли в народе Мареной. Жрец отсекал её от здоровой, сильной раздвоенной или расстроенной берёзы, тем самым давая самому дереву жить и благополучно плодоносить. Брался ненужный побег, так что имя Марены было выбрано верно! Под Марену-деревце сажали куклу Ярилы. Куклу вязали из золотистой соломы, была она в человеческий рост. Её одевали в белые старые одежды, голову украшали венком из полевых цветов.
В более поздние времена, после первой реформы князя Владимира, чтобы опошлить светлое божество, было велено привязывать к кукле огромный красный половой член. Волхвы бога пытались объяснить князю и его советникам из служителей Чернобога, что Ярила не нуждается в фаллосе, так как в сущности он сам по себе фаллос — весенняя животворящая сила, но за это поплатились жизнью. И, к сожалению, с лёгкой руки князя Владимира долгое время в ряде областей Руси весёлый, шутливый, добрый и щедрый Ярила, благодаря метровому красному фаллосу, превращался на своём празднике в дикого секс-демона, всегда готового приступить к своим обязанностям. Но о первой реформе князя — ставленника Хазарии мы ещё поговорим, а сейчас снова вернёмся к празднику.

Перед куклой Ярилы расстилали белое, расшитое жёлтыми свастиками полотенце, на него ставили суру, печенье в виде свастик и другие кушанья. С двух сторон от дерева и куклы Ярилы под руководством старейшин и волхва-распорядителя устраивались два костра: один костёр Купале, он складывался высотой до четырёх — пяти метров. В центре его ставился шест, а на шесте вешалось просмолённое колесо, вешалось оно с таким расчётом, чтобы жар от костра достал его и воспламенил. Колесо было символом циклового движения времени — «коло». Слева от Ярилы ставился костёр из веток и дров высотой не более метра. Это был погребальный костёр для сожжения бога весеннего солнца.

5.jpg

НАЧАЛО ПРАЗДНИКА КУПАЛА-СОЛНЦА

Праздник начинался со второй половины дня. Все прихожане в праздничных одеждах с оберегами и венками на голове выстраивались вокруг дерева-Мары и разряженной куклы Ярилы. Волхв по рядам пускал наполненную медовой сурой братину. После этого все начинали петь славу Яриле, а затем, взявшись за руки, начинали хоровод. На празднике летнего солнцеворота в больших городах возникало по нескольку десятков и даже сотен хороводов. В это время во всех храмах, не важно каких богов, звучали колокола в честь весеннего солнца. На фоне чарующих переливов, которые были слышны на несколько километров от города, пелась Слава Яриле и водились хороводы. Во время хоровода к кукле Ярилы подбегала девушка и пыталась пригласить изображение бога в хоровод. Но взяв Ярилу за руку, она восклицала: «Солнечный Ярила умер!». Весь хоровод бросался к кукле, пытаясь привести её в чувство. Видя, что Ярила мёртв, девушки и женщины начинали притворно плакать и причитать: «Ярила умер, какая жизнь без него!» За этими словами начинались причитания и «похоронки». В адрес Ярилы говорили массу хороших ласковых слов, славили его дела, благодарили за помощь и т.д. Потом парни брали куклу за руки и несли к погребальному костру. Костёр зажигал волхв, и кукла Ярилы сгорала. Потом хоровод садился за стол Ярилы, и начиналась праздничная тризна богу. После пиршества, проводив весну, все устремлялись либо во двор храма (любого), либо на капище. Там прихожан поджидали верховные жрецы святилищ и их окружение. Во дворе храма или святилища, как и положено, горел костёр, и около него начинался солнечный зачин, ход которого мы уже подробно описывали. Только последний гимн-Слава пелся уже не весеннему Яриле, а летнему доброму и ласковому Купале. После зачина проводился обряд требы: на большой каравай хлеба, который носили по рядам младшие волхвы, прихожане клали правые руки (себе лично загадывать желание запрещалось), и загадывали желание для всей земли русской. Потом этот каравай клали в огонь, и, дождавшись, когда он сгорит, вместе с волхвами храма или святилища отправлялись к месту, где осталась берёзка-Марена и сгоревший погребальный костёр Ярилы. На праздничном месте расстилались рушники, и на низ ставились праздничные купальские блюда, прежде всего рыбные и молочные, также подавалась яичница и сладости. Обязателен был мёд и сура.

После короткого застолья девушки и молодые женщины становились в хоровод вокруг берёзки, они пели Славу Роду, Сварогу и Купале. В это время парни старались этот хоровод прорвать и завладеть берёзкой. На прорыв можно было идти только по одному, за соблюдением этого правила следили волхвы. В конце концов кому-то из парней удавалось прорвать девичий хоровод и завладеть берёзкой. Он нёс её на берег реки или озера и там отдавал в руки волхвов. Волхвы отрезали от ветки берёзы её побеги и делили их между прихожанами. В древности, да и сейчас у адептов древней религии считается, что эти кусочки приносят счастье (не Мара владеет человеком, а он — хозяин Мары). Саму ветку берёзы волхвы бросали в воду (Навь). Также в воду кидали освящённые травы. Потом, сняв с себя одежды, прихожане — и мужчины, и женщины — долго купались. После купания все собирались к купальскому костру. Волхвы давали знак его зажигать. Разжигала его, как правило, выбранная в своём кругу, девушка. С купальским костром начиналось гуляние, появлялись ряженые. Устраивались игры: ручеёк, ящер, свитки, ремешок, коняшки и другие. Молодые ребята на потеху боролись с ряжеными, а также состязались в бросании на точность сулиц (русских коротких метательных копий). В это время девушки смотрели за парнями и выбирали, а когда купальский костёр прогорал и «садился», начиналось таинство выбора. Девушка подбегала к парню, хлопала его по плечу и убегала. Парень бежал за ней, но, если она ему не нравилась, он делал вид, что не может её догнать, или кто-нибудь из его друзей в это время делал ему подножку, и девушке приходилось выбирать себе другого парня. Если же парню девушка нравилась, он её догонял, брал за руку и вёл к костру. Теперь им предстояло вместе перепрыгнуть через костёр. Волхв или старейшина подавал им куклу Купалы, сидящую на дощечке, к низу которой была приделана длинная, около метра, палка. Молодые люди брались за палку, разбегались и прыгали через костёр. Если кто-то из них упускал палку, то пара не складывалась. И девушка, и парень теперь были вынуждены снова искать себе пару. Когда все пары, наконец, нашли друг друга, волхв или старейшина их спрашивал: «Все ли простили обиды?». Если объявлялись обиженные, то их судили при всех. После суда люди парами садились вокруг костра, и начинался вечерний пир. Вечером на столе должны быть каши, яйца, сало, блины и сура. Каждому достались кусочки освященной еды, которая, по поверью, отгоняет все болезни. Возле костра пели песни, рассказывали предания, сказы, пели былины и разыгрывали спектакли из жизни всем известных людей.
В полночь все пары шли к воде и у воды обменивались венками. После обмена каждый клал свой венок на плотик из срезанных сухих веток и отправлял в «плавание». В древности в центр венка ставили короткие зажжённые восковые свечи. Когда венки с зажжёнными свечами уплывали по течению, девушки пели гимн Купале, дающему радость. Парни и молодые мужчины в это время все вместе стояли на высоком берегу и смотрели вслед уплывающим плотикам. После этого пары расходились по берегу, раздевшись, вместе купались и, расстелив на земле одеяла, предавались близости. Эта близость и мужчину, и женщину ровным счётом ни к чему не обязывала. Прежде всего, она нужна была женщине.
Попробуем это кратко пояснить. На Руси в древности и в настоящее время у последователей Космического Православия бытует справедливое мнение, что и мужчину, и женщину можно понять и узнать до конца только через половую близость. Действительно, молодые мужчины и женщины порою и сами не знают, кто они. Нередко на словах и даже в делах мужчина кажется самым что ни на есть положительным, а в глубине его души в то же время может таиться такой оголтелый эгоизм, что жить с этим человеком, как с мужем, практически становится невозможно. Тем более женщины ариев, также, как и женщины адептов старой солнечной религии, думали не только о себе, но и о будущем поколении. И знали, что будущие ребятишки должны получить от отца только положительное, и ничего не должны наследовать отрицательного. С другой стороны, мужчина тоже хорошо понимал, что такое женский эгоизм. Ведь не секрет: в наше время развелось немало женщин, которые стараются жить только для себя, и мужчина им нужен лишь для того, чтобы он их содержал и удовлетворял их половую потребность. Такая женщина, даже будучи не фригидной (а фригидных женщин в наше время по статистике насчитывается тридцать процентов; в древности у ариев-руссов фригидных женщин не было, но это разговор особый) не стремится дарить мужчине в половой близости какую-то радость. Для неё ласкать мужчину — раба её стройной фигуры и точёных ножек даже унизительно, она ставит себя выше этого. Такие женщины встречались в любое время, и мужчина-арий знал: понять такую красавицу и разобраться, чего она хочет, можно только через половую близость. Хотя по большому счёту, это тоже не панацея. Вот почему во все праздники Солнца, а также Лады и её ипостасей, на Руси жрецами разрешалось ритуальная близость между мужчиной и женщиной. С точки зрения современности можно прийти в ужас от мысли, что на Русской земле (а на Руси были запрещены аборты) рождалась масса внебрачных детей. Но внебрачные дети на земле славян не рождались, и не рождались они по той причине, что в близости между мужчиной и женщиной на ритуальных мистериях оргазм разрешался только женщинам. Если мужчина расслаблялся в женщине, то его позорно судили, а если он входил в оргазм даже вне женщины (проводил так называемый прерванный половой акт), то он становился посмешищем у всех женщин. По глубокому убеждению наших предков и современных староверов, настоящий мужчина обязан управлять своими инстинктами, в том числе и половыми. И радость от близости с женщиной он должен получать, прежде всего, в сознании, что ему отдала своё тело любимая женщина, и от самой близости, а не от оргазма, на котором концентрируют своё внимание сатанисты.

Но вернёмся к купальской ночи.
Понятно, что найти себе пару в празднике летнего солнцеворота было легко людям не обязательно с яркой внешностью, но и добрым, отзывчивым сердцем, а таких в русском обществе распознавать умели. Но на русской земле встречались люди и с холопскими, эгоистическими, полными злой гордыни душами. На таких людей если и обращали внимание, то, главным образом, из-за привлекательного облика. Но, как известно, внешний вид не может заменить духовных качеств ни у мужчины, ни у женщины, и очень скоро холопы по духу оставались одинокими. Так как в арийское время на Руси право выбора имела исключительно женщина, мужчина же мог ей себя предложить и имел право от неё отказаться, то таким людям оставалось либо срочно меняться, либо (если это было не под силу) уходить на чужбину. Но в чужих краях к таким изгоям относились всегда подозрительно, на слово им никто не верил. Когда на празднике Купалы пары расходились, и начиналось таинство близости душ посредством слияния тел, то у костра оставались те, кто был не выбран и те, от кого отказались. С ними обязан был быть в это время либо старейшина, либо жрец. Как правило, он поддерживал оставшихся добрым словом надежды и говорил каждому прямо, в чём его вина, почему его не замечают, или от него отказываются. У купальского костра слова жреца для человека с холодной душой всегда звучали приговором. Пока жрец или старейшина беседовали с одинокими людьми, знахари и волхвы шли в лес или в поле и собирали лекарственные травы. В древности считалось, да и в наше время считается, что собранные в купальскую ночь лекарственные травы также целебны, как и собранные в ночь Велесового очищения (на Аграфену Купальницу). Но в купальскую ночь в лесу бродили не только сборщики трав. Множество людей шло к полуночи на поиски папоротникового цвета. Легенда гласит, что папоротник цветёт раз в год, в полночь на празднике Купалы, и его цветок так красив и волшебен, что нашедший его человек становится счастливым до конца своей жизни.

В наше время купальский праздник празднуется адептами религии праотцов почти также, как он праздновался в древности. Правда, обходится без метания по мишени сулиц и без наставлений жреца-пастыря не нашедшим себе пару людям. Последнее более чем понятно, ведь людей арийской религии в любом регионе страны считанные единицы.

Теперь обратимся к физической характеристике и названию летнего солнца. Любому человеку известно, что летнее светило несёт в себе максимальное количество инфракрасного теплового излучения, а также излучения ультрафиолетового, которое вкупе с инфракрасным проникает на большие глубины и согревает не только почву, но и текучие воды рек, и стоячие воды морей и озёр. В его жизнетворных, тёплых лучах Земля-матушка не просто нежится, она в них купается. Отсюда и имя летнего Солнца – Купала, оно не требует особой расшифровки.

ПРОВОДЫ КУПАЛА-СОЛНЦА И ВСТРЕЧА ДАЖДЬБОГ-СОЛНЦА

с 26-двадцать шестого на 27-двадцать седьмое сентября, в дни осеннего равноденствия.
Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 343-356

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №20  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 16:21 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ОСЕНЬ
ПРОВОДЫ КУПАЛА-СОЛНЦА
ВСТРЕЧА ЩЕДРОГО ДАЖДЬБОГА-СОЛНЦА


БАЖДЬБОГ СОЛНЦЕ

Купальское солнце светило до осеннего равноденствия.
Если июль и август оно было достаточно жарким, то в сентябре Купала всё больше и больше сдавал свои позиции осеннему прохладному светлому Дажьбогу.
И с 26-двадцать шестого на 27-двадцать седьмое сентября, в дни осеннего равноденствия, Купала окончательно уступал своё место щедрому осеннему богу. Как раз к этому времени заканчивалась жатва, было вывезено с покосов сено, и наступало время охоты и рыбной ловли. Русские леса, луга и степи с наступлением осени кишели дичью, в это время на моховницах созревала клюква, а на озёрах садились огромные стаи откочёвывающих с севера гусей и уток. Действительно, осенняя природа давала человеку для жизни очень многое. Вот почему осеннее светило на Руси всегда называли Дажьбогом, т.е., «солнцем дающим». Но с другой стороны, как мы уже упоминали выше, Дажьбогом русские люди нередко называли Ярилу, и Купалу, и даже зимнего Хорса. Дело в том, что Дажьбог на Руси несёт в себе, если верить «Ведам», характеристики неубывающего и в то же время нежаркого светила. Поэтому наши предки считали Дажьбога не столько характеристикой осеннего солнца, сколько одним из имён древнего Ра. Поэтому все праздники, посвящённые нашему земному светилу: праздник Масленица-Комоядцы, Ярилы, Купалы, в равной степени относились и к Дажьбогу. На всех этих праздниках пили суру в честь предков, а Дажьбог, по русским «Ведам», является предком всех славян и русского народа, в частности. А это значит, что Дажьбог или добрый старый Ра — то светило, под лучами которого когда-то родились все народы земной белой расы. Ведь нам известно, что слово «русс» в сакральном своём значении переводится как «пришедший с неба посредством энергии света». Следовательно, если рассматривать вопрос с точки зрения физики, славянские Стожары, мудрый Ра и Дажьбог — та звезда, в недрах которой миллиарды лет тому назад синтезировались химические элементы, впоследствии вошедшие в состав физического тела белой орианской расы. Вот почему на Руси осеннего солнцу, именуемому Дажьбогом, пышного праздника не устраивалось. Солнечного предка русского народа чествовали на всех без исключения праздниках, а осенью, связанный с Дажьбогом, справлялся весёлый Радогощ, это праздник в честь мудрого осеннего солнца. Перевод его прост. Он состоит их трёх слов: радостный, горка, щедрый. На этом празднике столы накрывались всегда горкой и были полны яств. На них ставилось всё, что дало солнце русскому человеку за год. Это был праздник подведения итогов.

открыть спойлер
С 26 на 27 сентября НАЧАЛО ПРАЗДНИКА

Как всегда, солнечный праздник начинался с зачина.
У всех солнечных торжеств зачин одинаков, и на нём мы не будем останавливаться. В пасмурную погоду дней осеннего равноденствия зачин обычно проводился в храме или святилище, реже на капище. Как обычно, праздник Светила праздновался в любом из храмов, не обязательно в храме Ра-Дажьбога или Ярилы. На праздник щедрого осеннего Солнца всегда пёкся огромный медовый пирог. Обычно он был в рост человека. Его приносили и ставили у алтаря, и верховный жрец храма во время зачина за него прятался. Но прятался так, чтобы его видели, и спрашивал: «Видите ли вы меня?». Ему отвечали, что его видят. И тогда он, став серьёзным, желал, чтобы на следующий год медовый пирог был испечён ещё больше. На зачине всегда устраивались различные гадания. Гадали на урожай будущего года, на погоду и на счастье всего русского рода. Эти гадания проводились, в основном, по одному сценарию. От огня алтаря храма, святилища или капища зажигали на специальных треножниках три огнища, потом в эти огни клали по три сломанные пополам стрелы, и по тому, как огонь пожирал древки стрел, судили о будущей весне, лете и осени. Как правило, такое гадание было очень точным, ведь священный огонь никогда не лгал. До сих пор адепты религии праотцов прибегают на Радогощ к такому гаданию, и всегда оно оказывается более верным, чем все прогнозы, сделанные наукой.

Не случайно во время Великой Отечественной войны по негласному приказу И.В. Сталина военные не раз обращались за помощью о предсказании погоды на будущий год не в церковь к попам, а к адептам древней религии, и надо сказать, что их прогнозы не только относительно погоды, но и хода войны, ни разу не оказались неверными. Надо отдать должное и немецким предсказателям, которые также умели обращаться к огню. Они, как и русские волхвы, ни разу не ошиблись, только гитлеровское командование, будучи атеистически воспитанным, к их прогнозам ни разу не прислушалось. И.В. Сталин со своей стороны оценил помощь волхвов, тем более, что русские жрецы, предупредив вождя (только его одного, другим лидерам партии из его окружения они не доверяли), смогли изменять погоду под территориями военных действий в пользу России уже в августе 41-сорок первого года. Они преодолели оккультное давление немецких магов из института Аненербе (Наследие Предков) и обрушили на наступающие немецкие колонны такие дожди, что просёлочные дороги России превратились в грязевое месиво, по которому немецкая техника не в состоянии была двигаться. Для дураков это всегда останется случайным явлением, также, как и сорокоградусные зимние морозы на Европейской территории России, которых там никогда до этого не было. Вот почему И.В. Сталин в конце своей жизни взялся за изучение «Вед». Но это уже другая тема.

После гадания на священном огне и ворожбы над чашей суры накрывался стол. Стол всегда накрывался горкой, на её вершину ставился освящённый медовый пирог. Если праздничный стол накрывался в семье, как это делается в настоящее время у последователей солнечного православия, то медовый пирог всё равно присутствует, и он ставится в центре стола, а стол, как в давние времена, накрывается горкой. Во время застолья всегда разыгрывалась сценка из жизни солнечного Дажьбога — предка всех руссов и других народов белой расы. Иногда вместо неё волхвами или старейшинами рассказывалась «Веда» о Дажьбоге. После весёлого пира, на котором пили суру, пиво и даже вино (но по правилу пьяных не встречалось: каждый русский человек обязан был знать норму) все шли во двор и разжигали костёр, потом парами через него прыгали. После того, как он прогорал, волхвы босиком входили в огненный круг и начинали танцевать на углях. За ними шли все остальные, кто мог ввести себя в особый транс.

ВТОРОЙ ДЕНЬ

После праздника начинались, как всегда, игрища. Они обычно проходили на следующий день.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ

Третий день праздника посвящался отдыху.

Осеннее солнце условно (почему условно, мы уже сказали) на Руси называли Дажьбогом, то есть солнцем дающим, щедрым. Это тоже понятно, ведь под осенним светилом зреет урожай, осенью леса и степи наполняются дикими промысловыми животными. Становится по ночам прохладно, что позволяет сохранять мясную и рыбную пищу.

Проводы ДАЖДЬБОГ-СОЛНЦА И встреча светлого ХОРСА-СОЛНЦА

20 - 21 декабря, праздник "КОЛЯДА" - Встреча ХОРСА-СОЛНЦА в дни зимнего солнцестояния.
Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 356-359

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №21  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 16:24 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
20 - 21 ДЕКАБРЯ - ВСТРЕЧА ХОРСА-СОЛНЦА
ПРАЗДНИК "КОЛЯДА"
ОБРЯД ОЧИЩЕНИЯ


1.jpg

ХОРС-СОЛНЦЕ

Праздник в дни зимнего солнцеворота.
Проводы Дажьбога, встреча светлого Хорса.
Праздник зимнего, холодного, находящегося в задумчивости, солнца проходил в дни зимнего солнцеворота. Это был праздник Коляды, и мы о нём уже рассказывали. Нарождающееся зимнее солнце представлял собой маленький Крышень, которого приносил на праздник Великий Коляда. Позднее Крышень передавал свою власть мудрому Хорсу, и Хорс, борясь с тьмою в дни весеннего равноденствия, передавал эстафету власти Яриле. С Масленицей и Комоядцами читателя мы уже познакомили.
Г.Сидоров-Тайная хронология и психофизика...русского народа... Стр 359

20 - 21 ДЕКАБРЯ - ПРАЗДНИК "КОЛЯДА" ОБРЯД ОЧИЩЕНИЯ
— Кони — это душа любого русского. Когда-то наш народ превратил дикого коня в домашнего. И он стал символом нашего северного солнца! И потом, общение с конём лечит человеческую душу. Кони не глупее собак, а может, и поумнее.
Такова традиция! Мы держим лошадей для зимних и весенних праздников. И для навоза... Потому что лучше конского навоза нет на свете удобрения! Благодаря ему на наших полях и в огородах всё, как на дрожжах, и растёт.
— Неужели и на Новой земле лошадей разводили?
— На Матке у нас были олени. Их наши предки тоже одомашнили. Но олени не кони. Они глупее и не так красивы!
Когда тройка была готова, старейшина дал команду садиться. В доме за хозяина остался один Горислав. Он пожал мне на прощание руку и сказал, что всё нормально, это для него не наказание, а скорее честь. Вскоре вся наша праздничная команда уже сидела в роскошной северной кошевке.
открыть спойлер
Впереди на лучке уселся старейшина, за ним его жёны, а сзади, на толстом ковре, в окружении четырёх молодых и красивых девушек оказался я. Одновременно зазвенели пять колокольчиков, и наша тройка понеслась по буранной дороге к зимнику. Когда мы, наконец, на него выехали, то я увидел, что за ними следом несутся шесть таких же, как наша, троек.
— Это наши, хуторские, — улыбнулась мне Милонежка.
— Здесь тоже традиция! Все за старейшиной, а он должен быть везде и во всём первым, — пояснила Светлена.
«Надо же, куда не кинь, везде невидимые рамки определенного поведения, — подумал я. — Буквально во всём приходится убеждаться, что северная община — это единый, хорошо отлаженный механизм. Потому она до сих пор и жива».
Прошло около часа, и я увидел, что наша тройка догоняет целый караван таких же троек.
— Это с соседнего хутора, — снова подала голос Милонежка. — У них свой старейшина, и они притормозили, чтобы дождаться нас.
Когда мы догнали ехавших впереди, то сразу сбавили рысь, и теперь все вместе, придерживая разгорячённых коней, понеслись дальше по зимнику. Вскоре наш караван свернул с дороги на какое-то ответвление и ещё через час всем скопом мы выехали на широкую поляну. К моему удивлению на поляне наша процессия оказалась далеко не первой. Я это понял по следам на снегу и по лошадям, которые виднелись под навесами у небольших рубленых домиков.
— Вот и наша изба, — показала вперёд Светлада. — Её уже расчистили, так что мы уже на месте.

Через минуту наша тройка остановилась у заветного домика. Наши женщины, захватив с собой тулупы и ковёр, отправились разжигать в жилище небольшую печь. Я же стал помогать Добрану Глебычу распрягать его разгорячённых быстрой ездой коней.
— Каждая семья имеет свой домик, — кивнул головой в сторону строения старейшина. — В него мы переезжаем во время общих торжеств.
А там, — показал он головой на стоящие в середине поляны две большие избы, — наша баня и храм.
— Храм? — удивился я.
— Да, место связи человека с Высшим и с предками. Видишь, у него вместо крыши пирамида?
— На пирамиду я уже обратил внимание.
— Сегодня 20 двадцатое декабря. Завтра 21 двадцать первое.
Вот сегодня в ночь мы и натопим нашу баню. Чтобы завтра утром, на восходе Солнца, пройти в ней очищение и накрыть стол для лесных обитателей. У них ведь тоже праздник.
Мне хотелось спросить помора, кого он имеет в виду, но чтобы не выглядеть в его глазах конченым дураком, промолчал. Мы распрягли коней, поставили их под навес и насыпали в корыта овса.
— Через час надо будет лошадей напоить, колодец рядом с баней, — сказал помор, — и я понял, что поить коней — теперь моя обязанность. Когда мы вошли в избушку, в ней уже было сравнительно тепло. В печи потрескивали дрова, а женщины обустраивали стол и спальные места.
— На каждой лавке будут спать по два человека. Только Добрану придётся шиковать одному. Потому что он из нас самый большой. Договаривайтесь, кто с кем, чтобы не было недовольных, — объявила Ярослава.
— Я буду с Аром, — объявила Милонежка. — Он тоже не маленький, а я, как вы сами говорите, пигалица. Значит, нам не будет тесно.
— Хорошо, согласились с ней улыбающиеся девушки. — Дальше мы сами как-нибудь разберёмся!
— Видишь, что делается? — посмотрел на меня помор смеющимися глазами. — Младшая дочь берёт быка за рога! Ну и ну! А ведь ей только двенадцать! А что будет дальше?
— Ничего не будет! — засмеялся я. — Всё так и останется!
— Хватит шуток! — пробасил старейшина. — Пойдём, я покажу тебе нашу баню и расскажу, как её надо топить.
— Вскоре мы оказались в огромном пятистенке, который представлял собой общую северную баню.
— Когда-то нечто подобное, может, больше, а может, поменьше, было распространено по всем городам и деревням древней Руси, — показал Добран Глебыч на гигантское помещение.

— Видишь, баня отапливается большой русской печью. Её труба заполнена камнями. Посмотри, какая она огромная. А по бокам вьюшки для пара. Огонь, проходя через камни, их разогревает. Но чтобы камни хорошо разогреть, надо печь топить часов восемь-десять. В этот момент открылась дверь, и к нам подошли крепкие молодые парни.
Они уважительно поздоровались со старейшиной, познакомились со мной и занялись топкой печи.
— Ты тоже присоединяйся. Так быстрее пролетит время, да и с ребятами из других хуторов познакомишься, — посоветовал мне помор.
— Тогда я пошёл за дровами, где они у вас?
— За баней, — улыбнулся мне мой новый знакомый по имени Борис.
Когда я пришёл с охапкой дров, Добрана Глебыча в бане уже не было.
— Он велел передать тебе, что напоит коней сам, а ты будешь с нами следить за баней, — передали мне парни наказ моего друга.
— И так до утра? — спросил я их.
— Зачем? Только четыре часа. Потом нас сменят, а ещё через четыре часа заменят сменивших нас. В бане сидеть не обязательно. Это в данный момент в ней холодно. Через пару часов тут станет жарко. А потом вообще наступит пекло. Надо здесь появляться минут через сорок. И подкладывать в печь, чтобы была полной. Вот и всё. Давайте распределимся, кто за кем.
После такого уговора истопники разошлись по своим домикам. Отправился восвояси и я. Когда я вошёл в наше временное жильё, стол уже был накрыт, и все поджидали только меня.
— Заглядывал хранитель, — обратился ко мне Добран Глебыч. — Тебя спрашивал. Хочет с тобой поговорить.
— А где его найти?
— Домик Белослава ближе всего стоит к озеру, так что найти ведуна не сложно. После завтрака, точнее сказать, обеда, сходи к нему.

Когда я подошёл к домику волхва, тот стоял во дворе и набирал в эмалированную кастрюлю снег.
— Немного не успел, — улыбнулся он мне после приветствия. — Но пока поговорим, чай подойдёт.
— Ты собирался воду для чая натопить из снега? — спросил я Белослава.
— Я всегда так делаю. Это летом удобно из ручья или реки её брать. Зимой лучше снега ничего нет. Он самый чистый, у снеговой воды совсем другой кристалл. Он намного легче растворяет в организме и соли, и различные опасные яды.

Но пойдём в избу, мне хочется тебе рассказать о другом.
— Сегодня в бане, Гор, ты увидишь полсотни красивейших девушек и молодых, прекрасных женщин. Я хочу, чтобы ты обратил внимание на то, как они сложены. Какую генетику им дали наши предки. И ты должен вывести для себя своё личное восприятие прекрасного. И на таком уровне, чтобы ты мог передать это людям. Пойми, задача эта не из лёгких, ты должен на чувственном уровне уловить и линии, и пропорции. То, что ты видел двоих дочерей и двух жён Добрана, а ещё несчастную Дашу, мало что значит. Это тонкий срез и заметь: визуально все женщины оказались разными... Тебе же надо понять общее. Через совершенность женского тела осознать красоту цветка, дерева, неба, гармонию поэзии и звуков музыки. Когда ты услышишь, как звучит фигура каждой девушки или женщины, вот тогда можно считать, что ты достиг желаемого. Пойми: код прекрасного един. Это гармония всего Мироздания. И через частное можно постичь общее. Здесь не задание, Гор. Это ещё одно твоё посвящение. Если ты с ним справишься, то можно считать, что я в тебе не ошибся.
— А почему ты сказал, что наша Даша несчастная? — после минуты молчания спросил я хранителя.
— Видишь ли, — посмотрел он мне в глаза, — Дашу кое кто хотел использовать. Её готовили не для ритуального жертвоприношения. Скорее всего, девушку предупредил об опасности кто-то из ФСБ, внедрённый в их круг. В нашей спецслужбе есть и честные люди, даже герои. Этот человек сильно рисковал.
— Я тебя не понимаю.
— Сейчас поймёшь, — снял с печи вскипевший чайник хозяин дома. — В Британии имеется под покровительством людей-ящеров и масонов шотландского обряда особая женская масонская ложа. В ней специально готовят женщин-убийц для разрушения мужской психики. Многие женщины-политики вышли из этой ложи. Та же железная леди Маргарет Тэтчер и многие другие. Вот туда и хотели отправить нашу Дашу. Внешность у девушки сам знаешь, какая. Особо никогда не тренировалась, а смотрится богиней. На её обёртку и была сделана ставка. Осталось извратить психику, потому и создали для нее весь ад, который она прошла, чтобы ложа выглядела раем. Но есть одна грустная деталь: если кандидатура от ложи увильнула, то она должна непременно погибнуть.
Поэтому тайные ищейки Дашу будут искать. Причём многие годы. У них на этом деле специализируется целая служба.

— А ты не боишься, что вас всех на праздник в той же бане расстреляют?
— Ха-ха-ха! — засмеялся волхв. — Этого из нас никто не боится. Потому что наш мир полностью закрыт от частот социума и путь сюда только один. И он всегда под охраной. И если даже маги разгадают наш код, мы об этом сразу же узнаем. Нас пытались найти и агенты царской охранки, и агенты Троцкого, и люди Глеба Бокия. Всё бесполезно. Теперь их дети рядом с нами. Ты понял меня?
— Понял! — кивнул я ведуну. — И последнее. Я спросил твоё имя. Высшей твоей инкарнации. Так вот, тебя звали Белославом! Как видишь, ты мне тёзка. Потому пасечник и послал тебя ко мне.
— А что, можно было и в другое место?
— Можно. Наши люди до сих пор живут и на Урале, и в Сибири... Но здесь, у нас, что-то вроде столицы.
— Теперь, наконец, до меня дошло! — открыл я дверь, направляясь на своё дежурство.

Четыре часа нашей смены пролетело незаметно. Когда пришли другие ребята, в бане было уже жарко. В семь утра в её парной невозможно было уже дышать.
— Всё, подъём! — скомандовал утром старейшина. — Женщины, марш в баньку. Когда мы приедем, вы должны быть хорошо прогретыми.
Парить будем вас, как положено!
Нас с Гором двое, а вас сколько!
— Мы быстро! — отозвалась Валентина и через несколько минут в избушке остались только мы с Добраном Глебычем.
— Ну и что тебе, если не секрет, наказал волхв Белослав? — спросил он меня.
— Да я и сам толком не понял. Чтобы я посредством чувственного восприятия гармонии женского тела вышел на уровень осознания пропорции золотого сечения. Буквально во всём, не только в форме, но и в поэзии, и в музыке... Как это возможно, пока не знаю.
— Э, да он тебя в жрецы наметил! Придёт время, когда не ты меня будешь слушать, а я тебе в рот заглядывать! Это хорошо! Значит, есть потенциал!
Слова старейшины меня смутили. Видя, что я покраснел, он хлопнул меня по плечу и сказал, что у каждого человека свой духовный потолок, только один к нему идёт всю жизнь, а другой достигает его за несколько лет, вот и всё. Минут через пятнадцать, прихватив с чердака избушки с десяток веников, мы тоже отправились в баню. На улице, кроме нас, оказались и другие парни. Они шли группами и поодиночке со своих домиков к бане, и в предутренних сумерках их было хорошо видно.
— Так мы не одни! — обратился я к Добрану Глебычу.
— Нет, конечно! Женщины сейчас уже на пределе. А парни с улицы, полные сил. Поэтому парить наших дам будет не в нагрузку. Это тоже традиция. Когда всей толпой мы вошли в огромную парную бани, то увидели, что верхние этажи полок наполовину заполнены. На них лежали рядами наши северные красавицы, а жар стоял такой, что начали сворачиваться уши. Девушки и женщины, увидев вошедших мужчин, стали поднимать руки, показывая, где их можно найти. Распарив берёзовые веники в горячей воде, мы со старейшиной отправились туда, где лежали наши барышни. Кто-то по чьей-то команде плеснул берёзовый настой на раскалённые камни, и верхние полки заволокло паром. Мне достались Даша, Светлада и Ярослава, старейшине все остальные. От горячего пара пылало лицо, жгло руки, но через несколько минут мои женщины скатились на нижние полки. Отдышавшись, они выбежали на улицу вслед за другими и бросились кататься по рыхлому чистому снегу. В это время над горизонтом появились лучи восходящего солнца, и начался рассвет. Это был рассвет Праздника Великого Коляды. Когда на верхних полках остались одни мужчины, в парной стало снова тихо. Но ненадолго. Через минуту на свои места вернулись все наши красавицы.
На их крепких разгорячённых телах комьями лежал тающий снег, было видно, что все они основательно остыли, и теперь у них возникло желание похлестать вениками нас. После такой процедуры и мы, и они оказались снова в снегу. И женщинам, и мужчинам улыбалось восходящее праздничное светило.

— Как видишь, тёзка, обряд очень простой! Те же четыре стихии и лучи восходящего Солнца. С этого момента его характеристики начинают меняться. Из осеннего оно становится полностью зимним, и начинается его подъём, — услышал я знакомый голос ведуна.
Он стоял голыми ногами на снегу, одетый в длинную белую рубаху, и улыбался.
— Ты, наверное, спустился с небес? — засмеялся я. — Тебя же в бане не было.
— Просто ты меня не заметил. Это и понятно. Кругом столько красавиц, что тебе не до старика. Дело-то молодое!
— Да я на них ещё и не смотрел.
— А ты взгляни и на чувственном плане осознай, что ты должен. Иди, не стесняйся! Любуйся! Подари нашим девчонкам свою сибирскую суровую силу. Дрожа всем телом, я снова вбежал в парную и увидел на нижних полках отогревающихся от снежной купели незнакомых мне девушек и женщин. Здесь же рядом с ними стояли и все наши красавицы. Но на фоне того, что предстало перед глазами, они не казались какими-то особенными. Просто обе Светы и даже абсолютно совершенная Даша были ни сколько не красивее других молодых обнаженных барышень.
— Подойди сюда, Ар, — позвала меня Светлена. — Знакомься, здесь все наши. Они из соседнего хутора, что на той стороне реки. Это Радмила, — представила она мне божество в женском облике.
Девушка поднялась со скамейки, и от её совершенства и красоты у меня закружилась голова. На меня смотрели огромные, широко расставленные, умные, пронизывающие глаза. Её иконописное лицо, казалось, изваял небесный скульптор.
То же самое можно было сказать и о фигуре. Высокая, красивая шея, необыкновенно правильные, чуть покатые плечи, совершенная форма груди и плоский, подтянутый живот!
Поразила осиная талия девушки. Казалось, она была тоньше, чем у стоящей рядом Светлены. Но больше всего меня удивили круглые, мощные бёдра и стройные, высокие голени красавицы. Невольно возникло впечатление, что её ноги вытачивались на особом станке. И не человеком, а самим богом.
— Радмила учится в Архангельске. Она мастер спорта по конькам, — сказал несколько слов о своей подруге первая Света. — Как тебе она?
— Моё мнение, что Радмила — само совершенство!
Услышав мои слова, красавица улыбнулась. В её улыбке я не увидел ничего честолюбивого, надменного и эгоистичного. Простая милая улыбка умной девушки. Вот и всё. Через пару минут Светлена познакомила меня ещё с тремя такими же живыми богинями. Все они были разного роста, но великолепно сложены, голубоглазы и русоволосы. От красоты и, совершенства форм и линий, цвета глаз, блеска кожи мне стало не по себе. Надо было срочно успокоиться. И понять увиденное. И я, поклонившись своим новым знакомым, поднялся на свою полку. Вскоре рядом со мной примостились и обе Светы. Через минуту вслед за ними пришла Даша. По ней было видно, что девушка растеряна.
— Как тебе, Дашенька, здешняя публика? — посмотрела на неё Светлада.
— Дура я, вот что, — тихо сказала она. — Считала себя непревзойдённой красавицей. А здесь, куда ни посмотри, такие девчонки, что глаз оторвать невозможно. А парни какие!
— Они по породе нисколько не хуже девушек, — отозвалась Светлена.
— Теперь ты понимаешь, Даша, куда мы тебя привезли? — поднялась со своей скамейки Светлада.

— Ты должна осознать, что все наши хуторские — это особая порода людей белой расы.
Нас совсем мало. Но они, — показала девушка на лежащих на полках и стоящих внизу парней и девушек, — её генетический неприкосновенный фонд. Ты же хотела подарить свои гены городским дегенератам. Прости меня за прямоту.
— Но ведь я полукровка, — вздохнула Дашенька.
— Ну и что? Твоя мать из карелов, но очень хороший человек, и в молодости была красавица. И потом, ты же копия матери твоего отца. Здесь тебя приняли как свою. Некоторые парни тобой любуются. Ты их идеал, а не мы, и не Радмила с подругами. Разве не видишь?
— Вижу, — улыбнулась Даша. — Но ведь и Ара ваши приняли за своего.
— Во-первых, не ваши, а наши! — подняла свою красивую голову Светлена. — И, во-вторых, он и так свой. Ар прошёл ту же школу, что и все мы. Только глаза у него зелёные. Отец говорит, что у сибирских челдонов в основном именно такие глаза.

Но тут разговор девушек прервал голос Добрана Глебыча.
— Хватит стрекотать! Второй заход!
С этими словами старейшина открыл каменку и плеснул туда ковш горячего берёзового настоя. И снова все, кто лежал на верхних полках, взялись за веники. После второго купания в снегу и игры в догонялки по сугробам, я попросил обеих сестёр познакомить меня ещё с одной группой красавиц.
Они привлекли моё внимание тем, что вместо снега обливались колодезной водой.
— Это те, кто несколько лет прожили в городах. Им снежные ванны пока запрещены, могут заболеть, — объяснила мне поведение этих девушек Светлена. — А насчёт знакомства, как угодно. Можно сейчас, а можно на празднике!
— Лучше сейчас. Там тоже такие, как вы, красавицы.
— Красивее нас! Совершеннее и нежнее. Мы с сестрой несколько грубоваты.
— Ничего вы не грубоваты! — возразил я им. — Просто атлетичнее. Я тут решаю задачу пропорции золотого сечения. И хочу их сравнить с теми, кого я уже видел.
— Вон оно что! — переглянулись обе Светы. — Ну что, Даша, пойдём вниз, знакомиться. Раз ты с нами, то тебе надо знать всех. Прежде всего, девушек-сверстниц. С парнями тебя сведёт праздник. На то он и создан, чтобы люди сходились друг с другом.
— Ни с кем я сходиться не хочу, — буркнула Даша.
— И не надо, — улыбнулась ей Светлена. — Просто необходимо знать всех наших в лицо.

Через несколько минут я оказался в круге заинтересовавших меня красавиц. Мое сознание восхищалось и любовалось девушками: их тонкими чертами лица, абсолютными линиями тела, и я ловил себя на ощущении, что передо мною один и тот же образ, одна и та же пропорция, только выражена она в многообразии. После третьего пара, когда вся наша банная команда собралась в массажной и моечной, я почувствовал то, что ещё недавно мне было недоступно. Не умом, а чем-то другим стал ощущать, что смогу видеть теперь не только пропорции золотого сечения человека, но и всего живого.

Значит, мир открылся для меня совсем с другой стороны. С той, с которой я и не ожидал. Осознание того, что теперь мне доступна божественная гармония всего сущего, пьянило. Я улыбался девушкам и парням, безо всякого стыда любовался совершенством и тех, и других, и они, понимая меня, тоже улыбались. Наконец, в моей душе всё стало на место. Я понял суть высшей гармонии. Вот она, та линия, которой надо следовать по жизни. Её не надо рассчитывать, просто надо научиться её чувствовать. И путь к этому состоянию лежит через осознание совершенства красоты женщины, не придуманной кем-то и разрекламированной, а подлинной — божественной, той, какой должен обладать гармонично развитый и генетически здоровый человек! Мне мучительно хотелось найти белого волхва и поблагодарить его за подарок. Рассказать ему о своих новых ощущениях, но старика нигде не было.

«Так вот почему и мужчины и женщины тысячи и тысячи лет в прошлом мылись вместе в банях и купались в купальнях? — наконец, дошло до меня. — Тут не только обмен энергиями, здесь совсем другое. С помощью магнита притяжения к противоположному полу на чувственном плане включается осознание божественного кода геометрии высшего порядка, той, которая называется пропорцией золотого сечения!»
От счастья того, что я приобрёл, мне хотелось обнять всех окружающих. И знакомых, и ещё незнакомых.
«Вот он, праздник души!» — думал я, еле живой от усталости подходя к нашему маленькому, занесённому снегом домику.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПРАЗДНИКА
После обряда очищения стихиями и купания в заряженной волхвом воде, люди разошлись по своим домикам. Теперь по закону следовало хорошенько отдохнуть, а после полудня сходить в лес и накрыть стол для добрых лесных духов. Всеми этими делами должны заниматься дети.
Таков древний обычай.

Взрослым же надо было готовить площадку для игр на льду озера и большой зал храма для вечернего торжества. Мне очень хотелось пойти посмотреть, что собой представляет то помещение, которое местные между собой называют храмом. Но получилось так, что ко мне заглянул Борис и пригласил на озеро. На улице работы скопилось довольно много. Необходимо было на довольно большой территории счистить лишний снег, потом всю эту огромную площадку утоптать. Кроме этого, недалеко от берега по кромке озера надо было расчистить широкую замкнутую ипподромную полосу для соревнования троек. Традиционно её длина целых две версты. Поэтому на такую работу отправилось человек тридцать парней и молодых девушек. Получилось так, что я вместе с Борисом и одним знакомым парнем, с которым подружился ещё на сураде, оказался в этой компании. Мы дружно работали широкими фанерными лопатами часа три, но прошли всего треть расстояния. Стало понятно, что для такого дела нас маловато. Но тут нам на помощь пришли парни и девушки, которые закончили с площадкой, и дела пошли побыстрее. К вечеру полоса была готова и всей гурьбой немного уставшие, но счастливые, мы направились по своим домикам готовиться к вечернему торжеству. Когда я вошёл в избушку, то обомлел.

Все шесть женщин, начиная с Милонежки и кончая Валентиной, превратились в сказочных красавиц.
Все они были одеты в нежно-голубые, расшитые золотой вышивкой платья. На их точёных головках красовались жёлтые, украшенные речным жемчугом короны-кокошники, а с них, напротив ушей, свисали серебряные, замысловатой формы подвески. Ноги живых богинь были обуты в красные, украшенные золотым шнурком сапожки.
«Так вот какой костюм шили девушки Даше, — мелькнуло в голове, - где-то ведь и сапожки откопали». Даша стояла передо мной в своём праздничном наряде, и лицо её светилось неописуемым счастьем. «До чего же наш русский костюм украшает женщину!» — невольно залюбовался я красавицами.
— Но не христианский, а древний, солнечный, — пробасил, глядя на меня, Добран Глебыч.
— А чем он отличается?
— Христианское платье скрывает фигуру женщины. По сути, это свободный балахон, только слегка перехваченный шнуром под грудью. Наш же, наоборот, подчёркивает её фигуру. Посмотри, все сарафаны в талию, и отрыта шея. Разве можно такие шеи скрывать? Они же красивее, чем у лебедей!
Сам Добран Глебыч сидел, одетый тоже по-праздничному.

Он любовался женщинами, и было видно, что настроение у него прекрасное. На старейшине была одета ярко-красная, льняная, украшенная золотой вышивкой русская рубаха. На ногах виднелись хорошо начищенные хромовые сапоги, а с шёлкового пояса свисали белые кисти.
— Все ждём тебя, Белослав, — вдруг он обратился ко мне тем именем, которое я услышал от волхва. — Давай быстро переодевайся, вот твоё праздничное, — показал он на лежащий посередине стола свёрток. — Женщины сейчас уйдут. Им там надо кое-что подготовить, а мы с тобой следом. Через минуту, накинув на себя шубы, наши красавицы направились к храму, а я стал приводить себя в порядок и переодеваться. Надо сказать, что национальный костюм, который приготовили для меня в доме помора, оказался мне впору. Немного большими были только сапоги. Но я надел ещё одну пару носков, и они перестали хлябать. Подпоясав свою белую косоворотку жёлтым шёлковым шнурком, я в полной боевой готовности предстал перед Добраном Глебычем.
— Всё, мы можем идти!
— Вижу! — кивнул он мне, улыбаясь.

— Ты только забыл вот это, — показал старейшина на небольшой деревянный ковшик. — Он тебе тоже потребуется. Чем ты будешь пить праздничную сурицу? У нас у каждого свой. Это тоже наш северный обычай. Бочонок общий, а ковш у каждого индивидуальный.
Я взял со стола раскрашенный, с золотыми обводами ковшик и, накинув на себя полушубок, отправился вслед за помором.

Когда мы вошли в огромную деревянную избу, которую местные почему-то называли храмом, на дворе стало совсем темно. Когда я переступил порог из прихожей в главное помещение, что мне сразу бросилось в глаза, так это огромный горящий камин. Его огонь освещал зал и сидящих на скамейках вдоль его стен людей. На фоне огня в длинной белой одежде стоял хранитель и улыбался входящим. Мы с Добраном Глебычем нашли себе место рядом со своими женщинами, и когда за последним человеком в праздничной одежде закрылась дверь, волхв поднял руку.

— Родные мои! Внуки и правнуки! Все, кто в этом зале и нашем тайном храме, поздравляют вас с праздником Великого Коляды! С новым временным кругом. Теперь уже 13.683 - тринадцать тысяч шестьсот восемьдесят третьим! Тринадцать тысяч шестьсот восемьдесят три года назад Великая война разрушила нашу священную прародину.
Вы знаете, как это было.
Сначала волны небесного огня, а потом пришла великая вода. И нас осталось немного. Многие ушли далеко на юг. И постепенно забыли отечество, только не наши предки. Они остались на осколках прародины. И жили так не одну тысячу лет.

Так давайте в этот торжественный час поклонимся нашим далёким прадедам, тем, кто сохранил для нас душу Священной Орианы! Скажем им слова благодарности за то, что память о великом прошлом белой расы не умерла. И мы, как наши деды и отцы, понесём её дальше во времени. Вы должны знать, что ничего не бывает вечным. На смену царству тьмы обязательно придёт рассвет. Он уже не за горами. Вы его тоже чувствуете. И представители белой расы в Европе, Америке и во всем мире по достоинству оценят наш подвиг сохранения древней звёздной традиции! А сейчас начинаем наш праздник! Ещё раз поздравляю вас всех с нашим орианским новым годом!

В этот момент неизвестно откуда раздались звуки торжественной музыки, и на середину зала выехали верхом на конях два всадника. Один сидел на коне вороном, а другой на белом.
Оба коня были накрыты толстой кожаной броней. На их мордах виднелись жутковатые маски со стальными наклепками.
Броня на конях тоже была выкрашена: одна в чёрный цвет, другая в белый. Я стал рассматривать всадников. На обоих витязях поблескивали абсолютно одинаковые доспехи. На головах виднелись шлемы с опущенными личинами, на плечах кованые оплечья, а поверх кольчуг были надеты тяжёлые чешуйчатые панцири. Различались они только накинутыми на шишаки шлемов флажками. У восседающего на чёрном коне флажок был чёрный, а у того, кто сидел на коне белом, флажок соответствовал цвету его коня. Оба всадника, подъехав к волхву в знак приветствия, опустили свои длинные острые копья, а потом разъехались по углам зала.
— Видишь, — толкнул меня локтем Добран Глебыч. — Кони олицетворяют собой два солнца, одно — это конь чёрный — солнце убывающее, другое — конь белый — солнце, идущее на прибыль. Сейчас ты увидишь спектакль, бой двух солнц.
Не успел старейшина закончить, как всадники помчались навстречу друг другу. Они прикрыли себя коваными стальными щитами. В них и ударило острие коней. Копьё чёрного всадника сломалось, а копьё белого уцелело. Отбросив копья, рыцари вынули прямые острые мечи и, прикрывшись щитами, начали ими рубиться. Вскоре стало видно, что чёрный всадник уступает натиску белого. Вот он уже выехал из боя и, развернув коня, поскакал к открывшейся двери. На поле сражения остался один белый витязь. Он, приветствуя публику поднятым над головой мечом, объехал по кругу зал, и, поклонившись огню, спрыгнул со своего коня. Лошадь тут же кто-то взял под уздцы, а победитель, сняв с себя шлем и передав его в руки рядом стоящих, снова повернулся в зал и, дождавшись, когда шум стих, громко произнёс:
— Да вернётся на Землю свет!
И тут через минуту вдоль стен зала загорелись десятки факелов.
— Вы не боитесь пожара? — невольно спросил я помора.
— Это ненадолго. Потом факела прогорят.
В этот момент заиграла музыка. Только тут я заметил музыкантов. Они стояли сразу за камином и в свете его пламени были почти не видны.
— Смотри и слушай! — вернул меня к происходящему Добран Глебыч.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №22  СообщениеДобавлено: 08 июл 2017, 16:25 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 12:44
Сообщения: 740
Имя: Владислав
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
6.jpg

РУССКИЙ МЯЧ

К моему удивлению Милонежка не спала. Девочка-подросток лежала с открытыми глазами и о чём-то думала.
— Ложись скорее, — шепнула она мне, — а то папа проснётся.
Когда я лёг, девочка, прижавшись ко мне, тихо прошептала:
— Завтра побереги себя. Мы все будем переживать, если тебя нечаянно покалечат.
— Ты можешь объяснить, что завтра будет? Я же ничего не знаю.
— Завтра с обеда начнётся игра в русский мяч.
— Ну и что?
— Это похуже, чем регби. Наша игра не может окончиться вничью. Обязательно нужна победа. А победить, ой, как сложно. Иногда с обеда играют весь день и даже ночь напролёт.
Победитель выявляется только под утро следующего дня. Для такой игры сестры тебя и лечили.
— А я думал, что будет кулачка.
— Она тебя ждёт, только кулачка групповая. Настоящий бой. Сам увидишь, жестокая свара! Запрещены удары головой, по лицу, локтями и удушения. А всё остальное будет...
Но главное не драка, а игра. Понимаешь, победить очень почётно. Прошлый год наша команда проиграла. И над нами целый год смеялись... Завтра всё узнаешь, а сейчас давай спать.
Закончив разговор, девочка-подросток заботливо накрыла меня одеялом и притихла.
«Так вот, оказывается, что? — дошло, наконец, до меня. — Всё дело в игре, а не в кулачных поединках! Наверное, они тоже будут, но самое основное испытание на прочность — игра в старинный русский мяч. Что же, раз надо, значит, надо!
открыть спойлер
Думаю, с правилами меня познакомят, а там, как повезёт!
И что бы назавтра не быть сонной мухой, я заставил себя уснуть.
Меня разбудил Добран Глебыч.
— Ну, что, Ар-Белослав, сегодня у нас день испытаний.
Давай-ка вставай, и я тебя познакомлю с тем, что нас всех ждёт на льду озера.
— Кое с чем меня Милонежка вчера познакомила.
— Ах, она проказница! — смеясь, возмутился отец девочки.
— Как она смела? Значит, не спала, тебя дожидалась, чтобы опередить родимого батьку! За такой проступок ей накрывать на стол.
— Я живо! — засмеялась девочка, спрыгивая с лавки. — Вы только печку растопите.
Когда, приведя себя в порядок после сна, мы всем своим скопом уселись за стол, Добран Глебыч, обращаясь ко мне, сказал:
— Ты сегодня, Ар, не только увидишь забытую ныне нашу древнюю русскую игру в мяч, но и сам сможешь в ней участвовать. Конечно, если захочешь! — и глаза старейшины лукаво заблестели.
— Я уже захотел, хотя Милонежка меня вчера изрядно напугала.
— Наверно, дочка, для того ты и не спала? — улыбнулся девочке отец.
От слов помора Милонежка покраснела.
— Нет, папа, я не собиралась пугать Белослава. Наоборот, я его подготовила к тому, с чем ты его сейчас познакомишь.
— Мне хочется вот что тебе сказать, Ар, — повернулся ко мне помор.

— Не британцы изобрели футбол, а скорее всего, бореалы или даже ориане. Эта игра архидревняя. Ей много тысяч лет. Только древний футбол не такой, каким мы его знаем. Он несколько иной.
Во-первых, мяч можно брать в руки и нести,
во-вторых, можно его пинать, толкать, словом, делать с ним, что угодно, лишь бы он двигался в нужном направлении.
— А куда он должен лететь? — задал я интригующий меня вопрос.
— Каждая команда отбирает мяч себе. Не в ворота противников, как в футболе, а наоборот. Мяч должен попасть за «свою» черту. Чтобы его отобрать, иногда и прибегают к кулакам, пинкам и борцовским приёмам. Игроков на драку провоцирует азарт. Кончено, дерутся без жестокости.
— Милонежка мне сказала, что головой не бьют и локтями по лицу тоже.
— Не бьют и по глазам, и по горлу. Но это не означает, что тебя так не ударят. Всё может быть. Понятно, что специально по глазам никто тебя бить не станет. Но случайно могут и задеть. Поэтому будь внимателен, везде успевай! Игра обычно идёт до победы одной из команд, поэтому она может длиться сколько угодно. Теперь ты понимаешь, какой должна быть выносливость?
— Этим наша национальная игра напоминает игру в мяч у индейцев Мезоамерики, — вспомнил я историю Нового Света.
— Да, напоминает. Но победившую команду в жертву богам не приносят, — улыбнулся помор. — Так что готовься. После завтрака и отдыха пойдем на озеро.
— Ты что, тоже будешь играть?
— Нет, конечно, не тот у меня возраст. Дело не в силе и скорости, просто по правилам игроки должны быть не старше 50-пятидесяти лет.
— А после игры в мяч будут ещё какие-нибудь состязания?
— Конечно, будут, это и «стенка на стенку», и поединки на поясах, и кидание тяжёлых камней на расстояние. Для женщины стрельба из малокалиберных винтовок. Ещё до войны стреляли из луков. Но время требует своих поправок. Хотя наши луки до сих пор целы. Целы и стрелы. Чтобы не забыть технику стрельбы, мы стреляем из них, но в другие праздники. Например, в купальские. Русский же мяч — игра особая.
На несколько секунд Добран Глебыч замолчал, а потом продолжил:
— Не знаю, поймёшь ты или нет, может, рано тебе, но я всё-таки скажу: это не игра и не состязание. Скорее, в своей среде мы сохраняем особый сакральный механизм взгляда в будущее. Причём посредством игры в мяч...
— Ничего не понимаю! — посмотрел я на старейшину.
— Тут всё просто, но одновременно и сложно. Понимаешь, установку на победу одной из команд даёт жрец. Если победят «жёлтые», то сбудется это, а если победят «зелёные», то противоположное. И только ему известно, что он загадал. Но суть в том, что игроки из обеих команд уверены, что от их победы зависит всё позитивное. Поэтому и играют, что называется, насмерть!

— Вот, оказывается, как? — задумался я.
— Да, вот так. Теперь ты осознаешь, какое испытание ждёт обе команды. Да и тебя тоже, — окинул меня взглядом старейшина. — Через час начнём собираться. Оденешь наколенники, сапоги, специальную шапку. Броня, невесть какая, но без неё никак. Хоть что-то.
И на самом деле после часового отдыха Добран Глебыч стал готовить меня к долгому изнурительному испытанию. На мои ноги были надеты самодельные, довольно крепкие наколенники из сухой кожи, голени обмотали тонким льняным бинтом, который держался за счёт плотных кожаных голенищ сапог. В завершении всего на меня была надета плотная шапка из толстой бычьей кожи под вид импровизированного шлема.
Когда экипировка была закончена, помор ещё раз её проверил и, оставшись довольным, взяв меня за плечи, сказал:
— Это тебе, Гор, на всю жизнь. То, что сегодня предстоит почувствовать и увидеть, останется в твоём сознании до конца твоих дней. Запомни, как бы трудно ни было, ты должен не только устоять на ногах, но и помогать своей команде, иначе тебя станут презирать. И не только игроки, которые на тебя надеются, но и все, кто тебя знает. Понял?
Я молча кивнул. Когда мы все вместе вышли из нашего домика и направились к площадке для игры в мяч, я невольно обратил внимание на лица сопровождавших нас женщин. Никто из них не улыбался. Даже всегда весёлая Светлена выглядела подавленной и угрюмой.
— Вы же не на похоронах! — вгляделся в лица своих красавиц старейшина. — Вы что такие мрачные? Переживаете за своего любимца?
— Ничего с ним не произойдёт!
— Видишь, что получается? — повернулся он ко мне. — Ты даже моих жён в себя влюбил. Переживают за тебя, аж мне завидно! Ну, что скажете, правду я говорю или нет?
— Перестань, Добран, — оборвала мужа Валентина. — Ты что сам не переживаешь? Там же сейчас мясорубка начнётся.
Вы же больше дерётесь, чем играете. А для него, — показала она на меня глазами. — Всё это в первый раз!
— Переживаю, девчонки, переживаю! — согласился с Валентиной Добран Глебыч. — Но что делать? Он гость, таков закон!
И, посмотрев мне в глаза, старейшина сказал:
— Ты, вот что, если увидишь, что кто-то по отношению к тебе явно перегибает палку, не жалей! В нашей игре благородство неуместно. Только не надо насмерть. А всё остальное можно... Одного-двух поставишь на место, другим будет неповадно... Думаю, до тебя дошло? Плохо то, что ты без лопаты. С ней бы у тебя лучше получилось.

От последних слов старейшины женщины заулыбались.
Насупившейся осталась только Дашенька. В этот момент всей своей компанией мы подошли к ледовому ристалищу. Рядом с ним, несмотря на то, что до начала ритуальной игры было не менее часа, собралось довольно много народу. Как я понял, у площадки толпились игроки и их провожающие.
— Вот и обе команды, — показал мне на беседующих и улыбающихся игроков глава семейства. — Теперь ты должен выбрать, за какую команду играть, у одной из них повязки будут жёлтые, у другой зелёные. Видишь, парни их уже надевают.
— Естественно, буду играть за «жёлтых»! — сделал я выбор.
— Это цвет Солнца!
— Тогда подойти вон к тому парню и возьми себе повязку, — показал Добран Глебыч на высокого сухощавого паренька, который держал в руках лоскуты жёлтой и зелёной ткани. Взяв себе жёлтый платок и повязав его на свою шапку, я направился к своей команде. Молодые парни с жёлтыми повязками встретили меня доброжелательными взглядами.
— Ты когда-нибудь играл в наш мяч? — спросил меня бородатый здоровяк, оказавшийся капитаном команды.
— Нет, не приходилось, но с правилами знаком.
— Тогда внимательно следи вот за этими парнями, они опытные и игру хорошо знают. И помни, твоя задача мешать зелёным. Если кто ударит, тоже бей. Это прощается, только не по болевым точкам и глазам. Уяснил?
Я кивнул.
— Тогда добро!
В каждой команде я насчитал человек по двадцать пять.
Но капитаны команд, выстроив своих игроков, пятерых недовольных отсеяли.
— Играем двадцать на двадцать. Таково правило! — подняв руку, провозгласил капитан зелёных. — И без обид! Ваше дело — смотреть и, если потребуется, прийти на замену.
— А где мяч? — невольно задал я вопрос рядом стоящему парню.
— Его принесёт старик Белослав. Скоро ты его увидишь.

В это время четверо мужчин размечали линии команд и ещё раз измеряли длину площадки. Когда все эти дела были, наконец, закончены, через толпу собравшихся болельщиков протиснулся, держа в руках здоровенный кожаный мяч, хранитель. Он жестом подозвал к центральной линии обе команды и, подняв руку, сказал:
— Всех присутствующих и наших игроков поздравляю с началом игры! Да победит сильнейшая из команд!
С этими словами жрец бросил тяжелый кожаный мяч на лёд. И что тут сразу началось! Драка, самая настоящая драка! Игроки обеих команд, пытаясь овладеть мячом, толкались, били друг друга плечами, ногами, цеплялись за одежду. Несколько секунд я никак не мог сообразить, что мне делать.
Куда бежать и как помочь своей команде. Но, увидев, что ценой невероятных усилий жёлтые, вырвав мяч у зелёных, бросились к своей линии, а зелёные стали их преследовать, я кинулся помогать своей команде.
«Надо помешать догнать своих, — вертелось в голове. — Но как? Кого-то схватить в охапку, кого-то толкнуть, а кого-то вообще сбить с ног».
Но не успел я об этом подумать, как сам кубарем полетел на лёд, и по мне пробежало сразу несколько человек. Поднявшись на ноги, я увидел, что ход игры изменился. Теперь мяч захватили зелёные, и жёлтые изо всех сил пытаются им помешать. Битва за мяч идёт уже на территории зелёных. И я, охваченный азартом игры, бросился в самый центр свалки.
«Надо любой ценой вырвать мяч у зелёных, — вертелось в голове. — Не дай бог, если они выиграют. И нашим придёт в голову, что проиграли они из-за того, что взяли себе в команду челдона».
После крещения на льду, я вошёл в раж и перестал церемониться. Игра сделала своё дело, и теперь толкнуть или сбить человека с ног для меня стало вполне нормальным делом.
«Если не ты, то тебя!» Это правило я уяснил с первых секунд игры. И поэтому стал сбивать с ног всех, кто пытался меня задержать или остановить.
«Вы ребята серьёзные, но и я не прост, — вертелось в голове. — Попробуйте уложить меня, если я этого не хочу!»
И всё же несколько раз я тоже оказался на льду, но не по оплошности, а потому, что стало очень скользко. Ледяное поле под подошвами сапог быстро раскаталось. И устоять на нём стало проблематично. Но такая неприятность людей только раззадорила. Игроки падали, теряли шапки. То там, то здесь возникала куча-мала. Но игра ни на секунду не стихала, а наоборот, набирала темп. Через десять минут борьбы за мяч, я понял, что победит только та команда, которая окажется более выносливой. Потому что с кожаным мячом в руках убежать от преследователей по льду, как бы ты не бегал, практически невозможно. Тебя всё равно догоняют, а игры в пас не получается. Мяч слишком тяжёл, далеко его не пнуть и не кинуть. Пробившись через очередную свалку к мячу, я увидел, что снова опоздал. Мяч подхватил один из зелёных и бросил своему напарнику. Жёлтые устремились его догонять, и я вместе с ними помчался за убегающими. И в этот момент прямо перед моим лицом буквально из пустоты возник здоровенный кулак. Каким-то чудом я от него увернулся, но второй кулак, на этот раз сбоку, тут же сбил меня с ног. Падая, я заметил, что атаковавший меня своими пудовыми кулаками пытается остановить и лидера жёлтых. Последний неимоверным усилием вырвал у одного из зелёных мяч и теперь, уворачиваясь от ударов, ищет глазами, кому бы его передать. Как я оказался на ногах и перехватил руку громилы, до сих пор для меня остается загадкой. Я понял, что произошло, когда молодой помор оказался на льду, и я двумя ударами сбил с ног ещё одного ухаря. Защита пришла вовремя, и наш капитан успел передать мяч своим. Но не тут-то было. Парней, несущих мяч, через несколько секунд сбили с ног. И нам пришлось всей командой переместиться на половину противника. Там за мяч опять завязалась драка. Когда я прорвался к дерущимся, мяч оказался у нас, и жёлтые который раз бросились на свою половину. Добежать до заветной линии осталось совсем чуть-чуть, не больше десяти метров, но противник опять применил «тяжёлую артиллерию». Из разбитых носов и губ брызнула кровь, а мяч опять стал перемещаться на сторону зелёных.
— Беречь силы! Играть придётся долго, — услышал я голос нашего капитана.
Примерно то же самое выкрикнул и лидер зелёных. Через несколько минут темп игры немного спал, но она не стала менее жестокой. Ещё немного, и битва за мяч опять началась в центре площадки. Секунд пять игроки обеих команд обменивались ударами. А потом началась настоящая свара, в ход пошли борцовские приемы, удары локтями и головой. Выбежавшие на лёд старейшины еле растащили дерущихся и увели с площадки наиболее сильно пострадавших. После замены игроков, несмотря на предупреждение капитанов, темп игры снова вырос. Получив ещё несколько ощутимых ударов, я понял, что если игра продлится до вечера, то где-нибудь в очередной свалке меня расплющат так, что окажусь на носилках.
«Что же делать? — вертелось в голове. — Если пытаться бороться за мяч и помогать команде, значит, без конца ловить удары. Но если не играть, то надо самому драться. А что?
Идея! Этим ведь можно здорово помочь рвущимся к заветной линии своим. Интуитивно в начале игры я не раз начинал драку. Значит, не надо расслабляться».
И я тут же въехал ладонью по носу набежавшему на меня парню. Тот уселся на лёд, а я атаковал второго, потом третьего, ударил ногой четвёртого. Чтобы как-то угомонить драчуна, на меня бросились сразу человек пять, и этим тут же воспользовалась наша команда. Краем глаза я увидел, как мяч снова оказался у жёлтых. И они, построившись клином, что есть силы, устремились на свою территорию. Больше я ничего не увидел. В голове что-то вспыхнуло и погасло. Тупая боль пронзила тело, я полетел в разверзшуюся бездну.
Очнулся я от могучего баса Добрана Глебыча. Помор не говорил, он ревел:
— Если кто к нему подойдёт, убью на месте! Игра окончена!
Вы что, с ума посходили?! — перевернувшись на спину, я увидел злобные лица зелёных, стоящих рядом со мной, Добрана Глебыча и улыбающиеся лица бегущих к нам игроков родной команды. — Встать можешь? — наклонился надо мною старейшина.
— Попробую, — улыбнулся я ему разбитыми губами. —
Только голова сильно кружится.
— Эти придурки на нём проигрыш вымещать стали! — показал Добран Глебыч подбежавшим жёлтым на ещё не пришедших в себя зелёных.
— Что?! — зарычал здоровяк из жёлтых.
И тут же один из зелёных полетел от его удара кубарем.
— Стойте-стойте! — раздался голос старейшины. — Хватит избивать друг друга! За то, что он отвлёк ваше внимание и сыграл на инстинктах, — показал помор на меня, — его уважать надо! Сами виноваты! Лучше помогите бойцу встать.
И тут же, то ли от слов старейшины, то ли по какой-то другой причине, лица зелёных стали другими. Кто-то из них, уже улыбаясь, протянул мне руку. Поднявшись на ноги, я понял, что идти не могу. Начало тошнить и сильно закружилась голова.
— Э.. .э! Да у тебя, парень, сотрясение, — обнял меня Добран Глебыч.
— И рёбра огнём, дышать трудно, — добавил я.
— Кто из вас пинал лежачего, да ещё и в голову? — оглядел помор собравшихся зелёных.
— Мы с ним сами разберёмся, — подошёл к старейшине капитан их команды. — Крыс ты, Гриня! — взглянул он исподлобья на одного из своих. Лежачего грызут только крысы.
Ты опозорил всех нас!
Но в это время раздался глосс волхва Белослава.
— Что-то не вижу радости на лицах?! Выиграла та команда, на которую я поставил. Всё хорошо, внуки и правнуки! Всё хорошо! А ему спасибо, — показал он на меня. — Давайте парня на носилки и к дому. Тёзке лежать надо! И не один день...
Услышав слова старого, все, и зелёные, и жёлтые, сразу повеселели. Теперь передо мной светились радостные лица игроков обеих команд. Люди поздравляли друг друга. И было видно, что зелёные искренне радовались своему поражению.
Неизвестно, откуда появились носилки, и как я не протестовал, мне пришлось на них лечь.
Несли меня к дому и зелёные, и жёлтые, двумя командами. Несли не как пострадавшего, а как героя.
«Вот и закончилась моя игра в русский мяч, — размышлял я, качаясь на носилках. — Неплохо я устроился! И смех, и горе!»
Видя, что я о чём-то думая про себя, улыбаюсь, повеселел и Добран, и всё его окружение. Женщины стали шутить и смеяться, вспоминая об игре.
— Сколько времени мы играли? — спросил я старейшину.
— Три с половиной часа! — ответил он мне.

Но кто-то ведь сзади по голове меня ударил? Да так, что и тошнит, и шатает, и перед глазами круги. Такой удар невооружённой рукой, да ещё через толстую кожаную шапку вряд ли возможен. Получается, что по голове меня отоварили чемто тяжёлым. Интересно, Добран догадался, что произошло?»
В домике кроме меня никого не было. Это тоже казалось странным. Но вот, наконец, открылась дверь, и на пороге появился князь-старейшина. Скинув верхнюю одежду, он сел рядом и, осмотрев меня, спросил:
— Как себя чувствуешь?
— Так же. Голова кругом и тяжело дышать, что-то с рёбрами.
— Давай-ка будем раздеваться, — поднялся со своего места помор. — Надо осмотреть ушиб.
Но в этот момент в домик ввалились все наши женщины.
По их озабоченным и возмущённым лицам я понял, что что-то произошло.
— Знаете, что нашли в кармане у Грини? — заговорили они хором.
— Свинчатку! Это он ею через шапку Гора по голове!
— Свинчатку?! — Добран Глебыч, несмотря на свою сдержанность, побелел. — Позор! Какой позор! Неужели перед каждой игрой придётся обыскивать всех участников? Хуже некуда! Что происходит с людьми? Хоть не отпускай никого из хуторов?! Как поживут год-полтора в системе, так и мозги наизнанку!
— Ну, и что с ним теперь будет? — спросил я.
— Сначала суд! — старейшина нервно заходил по домику.
— Потом изгнание.
— Но ведь у него наверняка семья?
— Семьи это не касается. Если муж — подонок, жёнам и детям не обязательно за ним следовать. Таков наш закон. И ведь он тебя, лежачего, пинал!
— Хуже не бывает, — вздохнула Валентина.
— Ничего, — сбросила с себя шубу Светлена, зато ты увидел наше общество с другой стороны.
— Давай-ка я осмотрю твои рёбра. Можешь встать?
Я нехотя поднялся и стал раздеваться. Не дожидаясь, когда я закончу, женщины стащили с меня рубашку и всю остальную одежду.
— Посмотри, Добран, на нём живого места нет! — оглядела меня Ярослава.
— Сплошная отбивная, — добавила Валентина. — Касаться его страшно.
— Посмотрите, если ребро сломано, то нужна перевязка и покой, — покачал головой, оглядывая меня, старейшина.
К счастью, ребра мои оказались целы. Всё обошлось сильным ушибом.
— Тебя мускулатура спасла, — повеселела Светлада. — Успел вовремя её напрячь.
— Не мускулатура, а руки. Посмотри на них, — пробасил помор. — Пинки прошлись по рукам.
Через несколько минут натёртый сухой бодягой, перевязанный и снова одетый я лежал на своей лавке и думал о произошедшем.

«Оказывается, подонки встречаются везде, даже в таком вот рафинированном обществе, как это. Разница только в том, что отсюда их вышвыривают, а в социуме они процветают. Общинные отношения являются мощным фильтром.
Здесь все люди, как на ладони. Это, безусловно, хорошо. Поэтому Иосиф Виссарионович Сталин и сделал ставку на построение в СССР общин. Только не успел».

Но тут мои размышления прервала вошедшая в домик Дашенька.
— Устала я что-то от праздника, — посмотрела на меня девушка. — Можно я побуду с тобой?
— Садись, — улыбнулся я ей. — Мне не жалко.
Но не успела Даша раздеться, как в домик пришли Милонежка, а следом за ней и две её сестрёнки. Девушки, посматривая на меня, сделали вид, что занялись хозяйственными делами, а на мои уговоры отправиться на праздник, отвечали очаровательными улыбками.
— Смотри-ка, в каком он цветнике, а?! — внезапно раздался голос вошедшего в избушку старика хранителя. — Интересно, что вы здесь все делаете? — оглядел он оторопевших красавиц.
— Ну-ка, вон все из дому! Мне с нашим драчуном поговорить надо.
Услышав слова старика, девушки быстро собрались и, перешептываясь, вышли на улицу.
После ухода женщин жрец с минуту внимательно смотрел на меня, потом сказал:
— Ну и тактика у тебя, парень! Прямо скажем, неожиданная! Вместо того чтобы играть, устроил целое побоище! Не успокой тебя Гриня, что бы ты ещё натворил?
— Как я понимаю, ты своего Гриню со свинчаткой в рукавице ещё и оправдываешь?
— Ему оправдания нет! Но и ты хорош.
— Так ведь мы и так без устали метелили друг друга целых три часа! Я просто усилил то, что уже бурлило.
— Усилил! Он, видите ли, усилил! — старик нервно заходил по домику. — От твоего усиления кое у кого искры из глаз посыпались.
— Они что, на меня в обиде?
— В общем-то нет, наоборот, говорят, что ты просто молодчина! Показал, как можно побеждать. Но, понимаешь, такой приём у нас запрещен. Негласно, конечно. Он слишком жесток.
— Наоборот, гуманен! — возразил я.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты же сам видел! Как только они меня стали избивать, сразу игра и закончилась. А так играли бы ещё часов пять. И всё в сплошном мордобое.
— Но ведь я не тебя виню в жестокости, а тех, от кого ты получил. Могли бы сгоряча и убить.
— Так ведь не убили!
— Ладно, Добран вмешался. Я его таким раздраженным никогда не видел. Понял теперь, о чём я?
— Дошло, — улыбнулся я хранителю. — Больше на рожон не полезу.
— Что, надеешься ещё раз поиграть в наш мячик?
— Может, не у вас, но у себя в Сибири надеюсь. Обязательно надо возродить эту игру.
— Надо, — согласился старик. — Но необходимо жёсткое судейство. Как видишь, даже у нас дураки встречаются, а что будет, если играть начнут все подряд?
— До такого не дойдёт, — успокоил я хранителя. — Не то время.
— Хотелось бы в это верить. Но я не пугать тебя пришёл, а сказать, что тебе придётся пройти рунное посвящение. Это случится в феврале, не раньше. Месяц будем тебя к нему готовить. Ты как, согласен или нет?
— Конечно, согласен, — улыбнулся я хранителю.
— Тогда добро! А сейчас поговорим вот о чём, — пододвинул поближе ко мне свою скамейку ведун.
"Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации." 4 книга стр. 675-721



Источник: http://www.alpha-omega.su/index/20_21_d ... jach/0-560

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2

Текущее время: 19 ноя 2017, 23:46

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron