К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 11 авг 2020, 05:33

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
Сообщение №16  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:29 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 7

Фаворский свет или Священнобезмолвствующие

Став в IV в. х. э. государственной религией, христианство постепенно начало отходить от Заповедей Божьих и учения Библии. Библейские пути к счастью и вечной жизни через веру в Иисуса и послушание заповедям постепенно заслонялись различными языческими философиями, вкрадывающимися в христианство и до неузнаваемости изменяя его. Постепенно тот путь к возвращению бессмертия, которое утратили Адам и Ева, которому учил Христос, был почти забыт, а вместо него выдвинуты несколько альтернативных путей, носящих лишь внешне христианский вид, а внутренне будучи типично языческим порождением. Эти лжепути существуют и сегодня, завлекая миллионы и миллионы ни в чём не подозревающих об их опасности людей. Итак, что же это за пути?

● Учение о бессмертии души. Учение о бессмертии души было наиболее древним обманом, благодаря которому дьявол соблазнил первых людей, уверив их, что они не умрут, даже если ослушаются Бога (Быт. 3:4—5). Это учение вошло практически во все религии древности, способствуя появлению спиритизма, оккультизма, учения о карме, аде, рае, индульгенций, и т.д. Наконец, к IV в. х. э. оно входит и в христианство. Как свидетельствует Священное Писание, евреи на протяжении сотен лет придерживались библейского понимания смерти души и тела.

“Учение о бессмертии души опущено в Моисеевом законе… хотя… Казалось бы, что столь существенный для религии принцип мог быть поведан путем откровения избранному народу Палестины в самых ясных выражениях и что он мог бы быть безопасно вверен наследственной священнической расе Аарона” [Гиббон Э. Указ. соч. Т. 2. С. 32]. Однако положение начало меняться после Вавилонского пленения и утверждения канона (списка Ветхозаветных книг) при Ездре, после последнего ветхозаветного пророка Малахии (около 400 года до Р. Х.).

открыть спойлер
Тогда “в Иерусалиме мало-помалу образовались две знаменитые секты — саддукеи и фарисеи. Первые из них, состоящие из самых зажиточных и самых выдающихся членов общества, строго придерживались буквального смысла Моисеева закона и из чувства благочестия отвергали бессмертие души как такое учение, которое не имеет поддержки в содержании священных книг, считавшихся ими за единственное основание веры. А фарисеи присовокупляли к авторитету Священного Писания авторитет преданий, и под именем преданий принимали некоторые умозрительные положения, заимствованные от философии или от религии восточных народов… так как фарисеи, благодаря строгости своих нравов, успели привлечь на свою сторону большинство иудейского народа, то бессмертие души сделалось преобладающим убеждением синагоги” [Там же. С. 33].

Итак, понятие бессмертия души пришло в ветхозаветную церковь из философии и религии языческих народов, ее окружавших. Но благодаря появлению и деятельности Христа и апостолов, молодая новозаветная христианская церковь отвергла это языческое учение, не имеющее под собой никаких оснований в Ветхом Завете. Однако, по мере распространения проповеди Евангелия в церковь пришло много греков, через которых начинает действовать дьявол, который еще первым людям Адаму и Еве в Едеме пообещал: “…нет, не умрете… но… будете, как боги, знающие добро и зло” (Быт. 3:4—5).

С тех пор лжеучение о бессмертии души врагом рода человеческого продолжало насаждаться с невероятным упорством. Понятие бессмертия души было сильно развито в греческой философии, последователи которой хотели научить людей не бояться смерти, которую они называли “роковым ударом, прекращающим нашу жизнь и избавляющим нас от житейских невзгод”. “Они пришли к убеждению, что, так как ни одно из свойств материи не может быть применено к деятельности ума, то, стало быть, человеческая душа есть такая же субстанция, которая отлична от тела, чиста, несложна и духовна, что она не может подвергаться разложению и доступна для гораздо более высокой степени добродетели и счастия после того, как она освободится от своей телесной тюрьмы… философы, шедшие по стопам Платона, вывели весьма неосновательное заключение: они стали утверждать не только то, что человеческая душа бессмертна в будущем, но и то, что она существовала вечно, и стали смотреть на нее как на часть того бесконечного и существующего самим собою духа, который наполняет собой и поддерживает вселенную” [Гиббон Э. Указ. соч. Т. 2. С. 30—31].

Воспитанные на этой философии греки, приняв христианство, привнесли в него понятие о бессмертной душе. И если в первые 100—200 лет это вызывало многие протесты, то к 4 веку по Р. Х. данная доктрина окончательно вошла в церковь. Это также облегчалось тем, что, кроме греков, все народы — от населения Африки до славян — верили в бессмертие души как в один из неотъемлемых элементов язычества. У каждого народа были и свои понятия о царстве мертвых, аде: у египтян — Дуат, у вавилонян — “Страна без возврата”, у греков — царство Аида; рае: у хеттов — Куммии, у скандинавов — Валгалла и т.д. В мифах народов мира описываются понятия ада и рая таким образом, что их трудно отличить от христианских. Учение об аде окончательно утвердилось в 533 году по Р. Х. на церковном соборе в Византии под руководством императора Юстиниана Первого.

Позже католическая церковь разрабатывает учение о чистилище. Можно было бы много писать о языческих корнях догмата о бессмертии души у разных народов, но мы остановимся на русских. К тому же это, думаю, представляет больший интерес, чем, скажем, у англов или франков. Древняя Русь приняла христианство от Византии, а вместе с ним и положение о бессмертии души, уже утвердившееся в христианской религии. Это понятие не только не вызвало вопросов, но напротив, было принято с радостью как вполне привычное для языческой Руси. Вскоре эта доктрина приобрела черты, присущие русским обычаям. Вот что пишет о русском язычестве крупнейший исследователь славян, археолог академик Рыбаков Б. А. в своей книге “Язычество древних славян”: “Одно из таких погребений наблюдал на Волге у средневековых славян в 922 году арабский дипломат Ибн-Фадлан. Он оставил очень подробное описание этого… ритуала и записал диалог арабского переводчика с одним из русских купцов, выявляющий идеологическое обоснование сожжения покойников…

Русский обратился к арабу-переводчику: “Вы, о, арабы, глупы! Воистину вы берете самого любимого для вас человека и из вас самого уважаемого вами и бросаете его в землю, и съедают его прах и гнус и черви… А мы сжигаем его во мгновение ока, так что он входит в рай немедленно и тотчас”. Рай русских, обиталище душ умерших… где-то высоко-высоко… Рай (крий, вырий) — это чудесный сад, находящийся где-то в далекой солнечной стране… Оказавшись в раю-вырии, души умерших могут невидимо для людей прилетать оттуда к друзьям и врагам и напоминать о себе” [Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. С. 370—371].

“Общеизвестны… обряды, связанные с культом предков и поминовением усопших на радуницу. К приему душ предков торжественно готовятся: топят им баню (это отмечено еще источниками 12 века), моют хату, готовят обрядовые кушанья и вспоминают умерших… Душам предков откладывают часть ритуальной еды” [Там же. С. 371—372]. “С другой стороны… представление о душах умерших, которые могут кружиться над близкими людьми, над местом погребения (до сорокового дня после смерти)”. Благодаря этому учению получалось, что вне зависимости от того, как жил человек, хорошо или плохо, он всё равно не погибнет, а будет жить вечно. На это многие могут возразить, что вечную жизнь в аду счастьем не назовёшь. Но здесь приходит “на помощь” учение сатанистов, которые говорят, что если человек в земной жизни служил дьяволу, то тот в благодарность создаст ему прекрасную и беззаботную жизнь в аду, повелителем которого он является. Кстати, этот постулат сатанизма привлекает к нему огромное количество людей, так как особо задумываться о вопросах бытия не надо, ибо всё равно будешь жить вечно. Хотя слово Божие говорит, что “возмездие за грех — смерть” (Рим. 6:23).

● Через добрые дела. Все языческие религии были основаны на том принципе, что человек должен был что-то сделать, чем-то задобрить божество, чтобы купить спасение и бессмертие. В одних случаях это были жертвоприношения, в том числе и человеческие, в других — религиозные самоубийства, в третьих — внесение пожертвований, паломничества, посты и т.д. Отходя, как мы уже говорили, от чистого учения Христа, значительная часть христианства отвергла библейское учение о праведности и спасении только через веру (Еф. 2:8—9), введя понятие — спасение делами. Т.е. для того, чтобы спастись, человек должен делать добрые дела, только тогда его примет Бог.

И на Последнем суде при взвешивании добрых и плохих дел, в зависимости от того, какие перевесят, человек будет либо оправдан и спасён, либо осуждён. Конечно же, наиболее крупными добрыми делами церковь объявляла те, которые приносили ей прямой доход — пожертвование земель, деревень, имущества. Побольше жертвуйте церкви, а уж мы помолимся, чтобы вы получили бессмертие. При этом в личной жизни от людей не требовали особых перемен, лишь бы деньги вовремя давали, да выполнили бы ряд обрядов. Одним из таких обрядов было участие в особых покаянных процессиях. “Процессии, которые следовали одна за другой каждый день с Вербного воскресенья до Пасхи, представляли собой необычное зрелище: сначала следовала вереница представителей власти; за ними мужчины на спинах несли pasos, разноцветные скульптурные группы, изображавшие сцены страстей Христовых; многие из них — во всяком случае в таких крупных городах, как Вальядолид, Севилья, Валенсия, — представляли собой произведения искусства, выполненные в мастерских самых знаменитых скульпторов и художников; впечатляющий реализм лиц и поз — изображения окровавленного и умершего Христа, Пресвятая Дева в слезах, переживающая свою боль, — контрастировал с блеском убранства статуй; позади каждого paso шло братство, хранившее статую; они держали хоругви и кресты, окутанные черной траурной материей; каждый собрат нёс зажженную свечу, колеблющийся свет которой обрисовывал длинные вереницы ночных процессий — и так со среды до Святой пятницы.

Ещё более волнующим было шествие кающихся грешников в просторных монашеских рясах с капюшонами, скрывавшими спину и плечи; участники процессии несли, едва не падая под их весом, тяжёлые кресты или секли себя до крови… „через весь город проходит скорбная процессия кающихся… Они яростно секли себя и с такой скорбью двигались через ночную толпу, что даже самое суровое сердце не выдержало бы и растрогалось“. Кроме этих „сообществ самоистязателей можно увидеть и такие процессии, впереди которых идут пажи с факелами, но даже и эти знатные сеньоры не щадят себя, как и другие, и, полуживые, идут с окровавленными руками, некоторые из них несут кресты, превышающие их собственный вес“” [Дефурно М. Повседневная жизнь Испании Золотого века. М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2004. С. 152—153]. В этих процессиях, как нигде, была видна двойная мораль религии добрых дел: с одной стороны, внешняя святость, с другой — греховная сущность, с которой порывать никто не хотел.

Французский средневековый автор Бартелеми Жоли недаром заключает описание участвующих в процессии словами: “они были бы блаженны, если бы хитрый дьявол не смешал благочестия с тщеславием; присутствие пажей и лакеев выдавало их с головой” [Joly B. Voyage de Bartbelemy Joly en Es paque, 1603—1604: Revue Hispanique, t. XX, 1909. P. 556—557]. Последняя фраза тем более примечательна, что Бартелеми Жоли совершенно не подвергает сомнению искренность этих кающихся грешников, которые, желая остаться неузнанными, тем не менее хотят продемонстрировать, какие они знатные господа. Этот показной характер, придававшийся порой даже самым жестоким проявлением покаяния, подчеркивался различными писателями той поры. “Я не сомневаюсь, — писал Франсиско Сантос, — что многие бичуют себя из любви к Богу; но я полагаю, что многие делают это из тщеславия”. Были даже… кающиеся грешники, которые бичевали себя из любви к женщине: перед домом своей возлюбленной “они секут себя с поразительным терпением … Когда мимо проходит хорошенькая женщина, они особым манером так ударяют себя, что их кровь брызжет на неё. Это считается проявлением большого достоинства и, признательная дама вознаграждает его” [Дефурно. Указ. соч. С. 153]. “Для покрытия своих грехов верующий должен был совершить ряд добрых дел, например, произнести определённое число молитв. Для отсчитывания молитв применяли чётки.

Исповедующийся был также обязан помогать денежными средствами церкви или же бедным, принимать участие в паломничестве или в процессиях (церемониях), основывать монастыри и т.д. Кто при жизни не покрыл своих грехов добрыми делами, тот после смерти должен был их загладить в чистилище. Согласно воззрению католиков, существует немало мужчин и женщин, которые совершили добрых дел больше, чем необходимо для их спасения (!) Опираясь на „сокровища добрых дел“ этих святых и на добрые дела Христа, церковь давала остальным верующим прощение грехов [конечно, за деньги]. Такое прощение сохраняло верующего от мучений в чистилище или, по крайней мере, сокращало их. Распорядителем „сокровищ добрых дел“ являлся папа” [Прогресс и отступление в христианской церкви от дней апостолов до Реформации. С. 339].

Через определённое время это вылилось в учение об индульгенциях. “Латинская церковь превосходно умеет придавать совершающимся в ней злоупотреблениям известный ослепляющий неопытных блеск, и подавляемую истину заменять художественной, обольщающей чувство пышностью. В одной инструкции к низшим уполномоченный архиепископ объяснял, что, собственно, даёт индульгенция: во-первых, полное прощение всех грехов, возвращение божественной благодати, освобождение от чистилищного огня; во-вторых, освободительную грамоту, которая давала возможность владетелю избирать себе, по желанию, духовника, который мог прощать преступление…

Третья, предоставляемая индульгенцией привилегия состоит в участии во всех благах церкви, в молитвах, паломничествах и других добрых делах всех членов церкви. В-четвертых, ею приобретается для душ умерших и находящихся в чистилище полное отпущение их грехов” [Робертсон Д. История христианской церкви. В 2 т. СПб.: И-е И. Л. Тузова, 1891. Т. 2. С. 546—547]. Были разработаны специальные “проповеди об индульгенции, в которых говорилось, что папа имеет безусловное право прощать грехи живых и мёртвых, что папская индульгенция имеет ту же силу, как и крест Христов, что как только в ящике монетка зазвенит, так душа (из чистилища) на небо взлетит. При этом, конечно, раздавались ещё и более наглые речи, а именно, что папа мог за деньги, заплаченные за индульгенцию, простить даже плотский грех по отношению к Божьей Матери” [Робертсон. Указ. соч. Т. 2. С. 538; об истории индульгенций подробно см. Опарин А.А. История рабства.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №17  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:29 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Археологическое исследование книги Откровение. Харьков: Факт, 2004. С. 119—121]. Сегодня нет такой продажи индульгенций, но учение о добрых делах, как пути к бессмертию, продолжает жить. И это немудрено, ибо это учение весьма удобно. Оно не требует от человека переосмысления своей системы жизненных ценностей, отказа от вредных привычек, излюбленных грехов, изменения его отношения к окружающим, очищения мыслей, оно подразумевает соблюдение обрядов и формы, выполнив которые можешь быть спокоен. Как просто — пойти в храм и поставить на праздник свечку, дав старушке у входа из кошелька 20 копеек, чем простить, к примеру, своего врага и оказать ему помощь. Для состоятельных же людей это вообще удобный путь, почти как в рекламе: “Заплати налоги и спи спокойно”, тут только — “Заплати деньги и успокой душу”. Порой учение о спасении делами проникает и в Божью церковь, некоторые члены которой не видят одной важной разницы. Библейское учение говорит, что придя к Христу, покаявшись, человек позволяет Богу жить в своём сердце, творя через Него добрые дела. Папство же говорит о добрых делах, которые человек творит не в Боге, а сам от себя, своими, а не Христовыми силами.

● Христианский “джихад”. Отступление от учения Христа привело к полному извращению Его учения, превратив его из учения о любви и добре, в учение жестокости и нетерпимости. Пострадав немало в раннее средневековье от мусульман, ведших с ней джихад, государственная христианская церковь не только не извлекла соответствующих выводов об опасности и преступности религиозных войн, на сама развязала их, организовав крестовые походы (самый настоящий христианский джихад, обещающий его участникам бессмертие). Выступая в ноябре 1095 года в Клермоне перед собравшимися верующими, папа Урбан II сказал: “„пусть вооружатся все верные и идут вперёд, и Бог будет с вами. Обратите на врагов христианского имени оружие, которое вы обагрили взаимным побоищем. Искупите послушанием грехи ваши, ваше хищничество, ваши поджоги, ваше кровопролитие. Пусть знаменитое племя франков покажет свою доблесть в деле, где смерть есть обеспечение блаженства. Почтите радостью умереть за Христа там, где Христос умер за вас. Не думайте о родственниках или доме: вы обязаны Богу высшею любовью, для христианина всякое место есть изгнание, всякое место есть дом и отечество“. При этом он указывал на легкость искупления грехов, которое теперь было предложено, на облегчение эпитимии в пользу тех, которые возьмут крест” [Робертсон. Указ. соч. Т. 2. С. 71—72].

открыть спойлер
Интересно, как папа предлагал искупить такие грехи, как хищничество, поджоги и кровопролития в крестовом походе, т.е. в войне, в которой всегда как раз и присутствует всё это. Этот призыв папы был восторженно принят почти всеми людьми. “Речь папы была прерываема восторженным криком от всего собрания: „Так хочет Бог!“ (Dieux le volt)” [Там же. С. 72]. Почему же люди разных сословий и возрастов столь радостно восприняли этот призыв на войну, ведь, как правило, люди на войну идут без энтузиазма, тем более, если война развязывается их государством. Так далеко не все французы поддерживали Наполеона, немцы — Гитлера или кайзера Вильгельма II.

Но в этом и отличие религиозных войн от обычных, вызванных политическими или, как сегодня, экономическими мотивами. В религиозной войне задевается и разум, и чувства человека. Умело разыгранная религиозная война ставит на кон вечную будущность — участь человека и его близких, а за это самое ценное, что может быть, и о чём мы всегда думаем, пусть и подсознательно, и –за что каждый из нас готов отдать всё. И каждый уберёт любого другого, стоящего на пути к его вечному счастью, к его бессмертию. Конечно же, это возможно только в обществах, не освященных учением Христа и не имеющих правильного представления о принципах, необходимых для спасения. Но именно таким обществом является большинство нашего мира, как сегодня, так и во времена крестовых походов. Путь к бессмертию через подобные джихады прост и понятен — истребляй инаковерующих.

К тому же, он вскоре превращается и в приятное мероприятие, ибо сулит средства и имущество убитых, славу от соотечественников, удовлетворение похоти с захваченными девушками и женщинами. И потому призывы религиозной нетерпимости всегда находили и находят живейший отклик. К тому же во времена необъяснимых стихийных природных бед, ввергающих в ужас суеверное общество, всегда требуется найти тех, кем можно было бы умилостивить разбушевавшиеся стихии. Эта идея жертвы живёт со времен Древнего мира и будет жить до конца мира нынешнего, когда нечестивые, напуганные разверзающимися стихиями, решат убить детей Божьих, якобы, повинных в этом, которые, к тому же, будут исповедывать чистое Христово учение, а не человеческие предания, которые примет весь остальной мир. Этот мир объединится в общем религиозном фанатизме, как и во времена папы Урбана II. “Голод, моровые язвы, гражданские смуты, знамения на небесах содействовали общей наклонности оставлять дома, и искать исхода в великом предприятии.

Женщины побуждали своих мужей, братьев и сынов принимать крест, и те, кто отказывались, делались предметом общего презрения… Дух религиозного увлечения охватил все классы… тут давалось полное прощение грехов, делалась отмена всяких эпитимий: Бог, по выражению одного писателя того времени, давал новый способ для очищения грехов… давалось уверение, что смерть во время этого святого похода сделает их участниками славы и блаженства мучеников” [Робертсон. Указ. соч. С. 72, 73]. Вскоре подобные крестовые походы были объявлены против славян, Руси, альбигойцев, вальденцев, чехов — словом, всех тех, кто отказывался повиноваться папе. Страшная Варфоломеевская ночь, Сицилийская вечерня, избиение протестантов в Нидерландах оставили зловещее пятно во всемирной истории, пятно, которое никогда не смывалось не только из-за своих масштабов, но и потому, что постоянно обагрялось и обагряется кровью как тех, кто ищет бессмертия через христианские “джихады”, так и тех, кого убивают эти новоявленные крестоносцы.

● Через аскетизм и уход от мира. Вершиной добрых дел, как неотъемлемой части пути к бессмертию, стало внедрение в христианство учения, что гарантией спасения и обретения бессмертия является аскетизм и уход от мира. Эта идея, во-первых, развилась в институте монашества, принявшем особенно на западе со временем просто зловещие очертания — в лице иезуитов, инквизиторов-доминиканцев и военных грабителей — тевтонцев. Во-вторых, эта идея вылилась в уничижении и изнурении плоти путём постов, самобичевания, которые в средние века проводили прямо на улице во время особых религиозных процессий.

И в-третьих, в… исихазме, учении, расцветшем в Византии XIV века. В этот период некогда блестящий Второй Рим переживал глубочайший кризис. Страна доживала своё последнее столетие, но это была уже не жизнь, а существование, вернее, агония, которая в силу ряда причин растянулась на долгие десятилетия и оттого была более тяжёлой и ужасной. И вот “В атмосфере постоянной бедности, войн и междоусобиц в интеллектуальной жизни Византии стал преобладать мистицизм в одной из самых завершенных его европейских форм — исихазме (от греческого ήσυχία — безмолвие, покой, отрешённость). Истоки этого учения и аскетической практики возникли ещё в раннем средневековье в монашеских обителях Египта и Сирии. В начале XIV века монах Георгий Синаит возродил исихазм на Афоне.

Основой практики исихазма служила идея погружения в себя и слияния с Богом через мистическое озарение. Достигалось такое состояние путём долгой тихой молитвы, повторяемой много раз подряд, в сочетании с особой позой, регулировкой дыхания и кровообращения, что сближало поздний исихазм с йогой” [Дашков С. Б. Императоры Византии. М.: Красная площадь, 1996. С. 295]. Выдающимся последователем исихазма был Григорий Палама (1296—1354), подведший под него теоретическую основу и причтённый православной церковью к лику святых (празднование 14 ноября). Вот как Православный словарь определяет их учение, по которому, как они верили, “существует вечный, несозданный божественный свет, который некогда явился на горе Фаворе во время преображения Господня, а тогда, в XIV в., просиял им в награду за их отшельническую жизнь. В целях укрепления и поддержания этого света, они целыми днями и ночами пребывали в коленопреклонённом положении, опустив голову на грудь и уставив глаза в середину живота (в пуп)” [Полный Православный Богословский Энциклопедический словарь. В 2 т. М.: Возрождение, 1992. Т. 1. С. 966]. Именно такую жизнь проводил и Григорий Палама, пребывая целыми днями “в полном одиночестве, молчании и молитве…

От непрерывных бдений, поста и от сырости пещеры, которая служила ему кельей, он заболел с опасностью для жизни, и наставники велели ему перебраться в другое место” [Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. М.: Канон, 1995. С. 347]. Он перебрался на Афон, где не менее ревностно продолжал заниматься этими духовными упражнениями и где дал им богословское обоснование. “Чтобы догматически подкрепить живой опыт веры, Палама выдвигает учение о вечно сияющих, изобильно и таинственно льющихся из Божьей Сущности энергиях (действиях), к которым приближает постоянная молитва и через которые каждый может приобщаться к Богу, т.е. обожествляться, если только полюбил Бога чистой любовью … евангельским свидетельством этих Божьих энергий становится для св. Григория „нетворный свет Преображения Христова“. Приобщение к нему истинно тогда, когда охватит не только тонкий ум, но душу и все человеческое тело” [Григорий Палама. Указ. соч. С. 354].

Его противники отмечали, “что молитвенное соединение с Богом достигается исихастами чуть ли не механически через особое „свернутое“ положение тела, сдерживание дыхания, сосредоточение взгляда на самом себе и бесконечное повторение Иисусовой молитвы” [Там же. С. 352]. Несмотря на искренность Паламы и его приверженцев, исихазм представлял собой действительно самую настоящую “христианскую” йогу. Доводя себя через посты и статику до умопомрачения, исихасты, как и йоги, переставали ощущать себя личностью, сливаясь с чем-то не видимым, лишь различая появляющийся перед ними свет. Подобное появление света объяснимо и с чисто физиологической точки зрения. Ибо долго не получающий питания мозг перестаёт нормально работать, страдая от гипоксии (дефицита кислорода) и на этом фоне человеку кажется, что вокруг него все плывёт и светится. В таком состоянии человек является прекрасным объектом для влияния злой силы, которой удалось, вроде бы, совершенно нехристианское по сути учение йоги внедрить в христианскую церковь. Внедрил учение йоги сатана не только в восточную церковь, но и в западную, используя при этом орден иезуитов, жуткая история которого не оставляет сомнения в том, кто стоял у его истоков.

“В 1534 г. католик Игнатий Лойола основал орден иезуитов (общество Иисуса), в котором основной мистической практикой были „осьмидневные духовные упражнения“ — отождествление себя со Христом в течении последней недели Его жизни. Переживания иногда были столь яркими и реальными, что на руках, ногах и теле практика возникали стигматы — кровоточащие раны Иисуса” [Религии мира. Энциклопедия. В 2 т. М.: Аванта+, 1996. Т. 1. С. 656]. Вскоре эта “йогическая” практика охватила не только орден иезуитов, но и другие монашеские ордена, а затем стала практиковаться и мирянами. “Святая Тереза в своей книге „Обители души“ (Las Moradas) описала удивительно ясным и образным языком все этапы, через которые должна была пройти душа, чтобы в экстазе соединиться с Богом… „Я знала не одну женщину, причём весьма добродетельную, проведшую семь-восемь часов в состоянии, которое показалось им экстазом; малейшее духовное упражнение овладевало ими настолько, что они смирялись, убежденные, что ни в чем нельзя перечить Богу… Из-за этого они становились идиотками, если их не исцеляли“” [Дефурно. Указ. соч. С. 154—155].

Хуан де ла Крус, причтённый к лику святых, пишет: “Я мог бы долго говорить о женщинах, которые делали себе ложные стигматы (следы распятия — прим. А. О.), — раны, терновые венцы, изображения Христа на груди, поскольку в наше время это можно увидеть повсюду” [Valbuena Prat: La vida espaHola en la Edad de Oro segъn las fuentes literarias (1943), p. 90 et 102—103]. В этой области развернулось настоящее соперничество, и некий иезуит писал в 1634 году одному из своих собратьев: “Количество людей со стигматами размножилось до того, что уже не рассматривается как слуга Божий тот, кто не покажет все Пять Ран” [Deleito PiHuela, La vida religiosa bajo el cuarto Felipe. Santos y pecadores (1952), p. 204]. Эти мистические упражнения открыли в христианство путь различным учениям о путешествии душ, их явлении родственникам. Они подвели религиозную базу для эзотерики, спиритизма и оккультизма, в основе которых лежит медитация, доводящая человека до умопомрачения, когда он уже не контролирует себя, а его мозг представляет собой доску, на которую дьявол может записывать любые мысли.

● Дешёвая благодать. Наконец, последний ложный путь к бессмертию, вошедший в христианство так же из язычества, зиждется на принципе дешевой благодати. Ряд языческих религий, особенно Греции, призывали людей “жить и радоваться” не мучая себя лишними вопросами. Признавай богов и радуйся жизни, которую они тебе даровали. Эта идея была распространена в культах Деметры, Диониса и т.д.

Эта идея вошла и в некоторые христианские церкви, в основном, благодаря так называемому харизматическому движению. Согласно этой идее, для спасения нужно признать Христа своим Спасителем — и всё. Соблюдение же заповедей — это, как они говорят, Ветхий Завет, а мы живём в Новом, т.е., под благодатью. Поэтому меньше размышлений, скорбей о грехах, а больше смеха и улыбок. Это очень удобная доктрина, которая так же не требует от человека каких бы то ни было глубоких духовных изменений. Каков же истинный путь к счастью и бессмертию?

Если жертвоприношения, мистерии, джихады, медитации, дешевая благодать, добрые дела, аскетизм, эликсиры бессмертия и научные открытия не ведут к нему. Как его достичь? Этот жизненно важный для каждого человека вопрос мы рассмотрим, исследуя библейскую Первую книгу Царств, таящую в себе ступени к обретению бессмертия.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №18  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:32 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Часть II. Цари, судьи и люди

Глава 1

Житейская история 3000-летней давности

Своё путешествие в поисках бессмертия мы начинаем в Древнем Израиле XI в. до х. э., месте, которое нам покажется, быть может, вначале далёким от нас как по географическому расположению, так и по культуре и даже по именам исторических деятелей. Но почти сразу мы увидим, что события, излагаемые в исследуемой нами библейской Первой книге Царств удивительно близки нам и что её герои сталкиваются с теми же самыми трудностями, что и мы в своей повседневной жизни с её взлётами и падениями.

Её герои также ищут счастья, мира, радости и… бессмертия. Израиль XI в. до х. э. переживал период глубокого духовного и политического упадка. Страна подвергалась постоянным вторжениям различных вражеских племён, и в первую очередь, филистимлян. Не было единства и среди самих израильских колен, порой, воюющих друг с другом. Судья и первосвященник Израиля Илий из города Силома, бывшего тогда религиозной столицей народа, пытался поддерживать хоть какой-то порядок и духовность, которая была очень и очень низкой. Среди тех немногих в народе, кто продолжал от чистого сердца служить Господу, был житель города Рамафаим-Цофима Елкана. Город Рамафаим-Цофим (в пер. две высоты) располагался в пределах колена Ефрема, однако до сих пор его точное местонахождение археологами не установлено. Ибо на горе Ефремовой располагалось несколько небольших поселений и каким именно из них является Рамафаим-Цофим, сказать трудно. У Елканы было две жены — Анна и Феннана. Елкана принадлежал к колену Левия (1 Пар. 6:27) и потому, как никто другой, должен был знать, что многоженство не одобряется Богом.

открыть спойлер
Однако, отход от Божьих постановлений был столь велик, что иметь двух и более жен грехом не считалось. Более того, это оправдывалось тем, что мужчин было мало, а женщина в те времена без мужской защиты и поддержки существовать не могла. К тому же, многие израильтяне брали вторую жену тогда, когда от первой не было детей. А на Востоке, как тогда, так и сейчас, отсутствие детей считалось большим позором. Не был в этом отношении исключением и Елкана, который, хотя и очень любил свою первую жену Анну, но видя, что детей от неё у него нет, взял себе вторую жену Феннану. Перед этим он просил Бога даровать детей от Анны, но не получив ответа, решил по-своему данный вопрос. Здесь он во многом повторил путь своего праотца Авраама, который, не дождавшись Божьего ответа, тоже решил действовать по своему усмотрению и взял в жены Агарь, не предполагая, что этот скоропалительный брак приведёт к тысячелетней вражде иудеев и арабов. Порой в своей жизни мы так же идём стопами Елканы и Авраама, торопясь и без Божьего совета выйти замуж или жениться, влекомые лишь своими очами.

И из-за этого сегодня процент разводов превысил в мире процент браков, хотя никто из вступающих в брак, конечно, не предполагает разводиться. Идём мы путём Елканы и тогда, когда в семьях нет детей, и мы начинаем пытаться решать эту проблему всеми доступными способами. А между тем, в 1 Цар. 1:5 об Анне сказано что “Господь заключил её чрево”. Комментируя этот стих, Феодорит замечает: “Сие научает читателей не на брак возлагать надежду, но Творца призывать на помощь. Ибо, как земледельцу принадлежит ввергнуть семена в землю, а Богу — привести посеянное в совершенство; так и браку предоставлено общение, помочь-же естеству и образовать живое существо — есть Божие дело”. Вновь спросим себя, не оттого ли сегодня рождается такое огромное число детей с врождённой, часто не совместимой с жизнью, патологией, что родители не просят Бога благословить их на деторождение, полагая, что уж в этом вопросе они и сами справятся, полагаясь лишь на чисто физиологические законы. Сегодня наука далеко шагнула, раскрыв многие механизмы и этапы оплодотворения и развития плодного яйца. В настоящее время в специальных лабораториях производят искусственное оплодотворение, когда у родителей, желающих иметь ребёнка, в силу различных причин детей нет. Безусловно, плохого в этом желании и в том, что его решению способствуют врачи, нет, но вновь спросим себя, как часто во всех случаях искусственного оплодотворения родители просят Бога благословить их или больше предпочитают полагаться на уровень развития медицины?

И вновь, не оттого ли значительный процент искусственного оплодотворения заканчивается плачевно. А как часто с помощью тех же новейших технологий и препаратов пытаются сохранить беременность, хотя организм отторгает её в силу разных причин. Но, навязав искусственно организму беременность, сохранив плод и “получив” ребёнка, родители и врачи сталкиваются с тысячами проблем: то ли с врождённой патологией, то ли с умственным недоразвитием, то ли со смертью матери и пр. В последние годы некоторые представители научного мира в своей гордыне и вовсе посчитали себя Творцами, занявшись клонированием человека, т.е. воспроизведением живого объекта в некотором количестве копий, обладающих идентичной наследственной информацией или несущих одинаковый набор генов [Клонирование: прошлое, настоящее, будущее // Medicus Amicus, 2003. №5. С. 1]. “Несмотря на большое количество сообщений о получении новых клонов с помощью ядерного переноса, достижения в этой области продолжают оставаться невысокими. Официально только 1—3% „реконструированных эмбрионов“ выживают. Большинство клонированного потомства погибает в последние недели беременности или сразу же после рождения, в основном из-за дыхательных или сердечно-сосудистых расстройств. Количество спонтанных абортов после переноса реконструированных эмбрионов в 10 раз больше, чем при естественном оплодотворении.

Анормальное развитие плаценты является одной из главных причин гибели плода на ранних сроках беременности. У абортированных плодов находят различную патологию: гипертрофированную плаценту, гидроаллантоис, плацентомы, увеличенные в размере кровеносные сосуды пупочного канатика, отечность плодных оболочек. Для клонов, погибших в течение нескольких дней после рождения, характерно наличие патологии сердца, легких, почек, мозга. У новорожденных животных часто встречается так называемый „синдром крупного молодняка“. Предполагается, что клонированные организмы склонны к ускоренному старению” [Там же. С. 2]. Бог лучше человека знает, когда и что ему дать. Он управляет и теми физическими процессами, которые нам кажутся вполне понятными, такими, как дождь, снег, рождение детей, созревание семени. Присутствует Бог и тогда, когда мы говорим, пишем, что-либо делаем. Недаром Христос сказал: “Без Меня не можете делать ничего” (Ин. 15:5). Т.е. люди могут, конечно, без Бога что-то делать, и делать многое, но счастья, как показала история и подтверждает повседневная жизнь, не будет. Елкана решил проблему по-своему, и благодаря этому в его семье с появлением Фаннаны воцарилась тяжёлая обстановка. Фаннана была недоброй и завистливой женщиной.

Видя, что и после рождения ею детей Елкана по-прежнему больше любит Анну, она всячески унижала и расстраивала её: “Соперница ее сильно огорчала ее, побуждая ее к ропоту на то, что Господь заключил чрево ее” (1 Цар. 1:6). Как часто на нашем горе, проблемах играют другие люди, и как часто мы поддаёмся их влиянию и начинаем роптать против Бога. Но Анна продолжала сохранять доверие к Господу, хотя часто и плакала от того, что семейная жизнь не сложилась у неё так, как хотелось бы любой женщине [Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Беларусь, 1994. Т. 1. Книга 5. Глава 10, 2. С. 258]. И вот когда Елкана “однажды прибыл с женами своими в город Силом (где, как мы выше упомянули, помещалась тогда скиния Божия) и во время жертвенного пира распределил части мяса между своими женами и детьми, Анна, взглянув на другую жену Елкана, увидела, как дети толпятся около неё, и заплакала, жалуясь на свою бездетность и одиночество.

И такая скорбь обуяла её, что она не могла утешиться от ласковых слов мужа, но вошла в скинию и стала умолять Господа Бога даровать ей ребёнка и материнство” [Там же. С. 258]. “И была она в скорби души, и молилась Господу, и горько плакала. И дала обет, говоря: Господи Саваоф! если Ты призришь на скорбь рабы Твоей, и вспомнишь обо мне, и не забудешь рабы Твоей, и дашь рабе Твоей дитя мужеского пола, то я отдам его Господу на все дни жизни его, и бритва не коснется головы его” (1 Цар. 1:10—11). Эта история семьи Елканы и переживаний Анны не содержит и не затрагивает каких-либо глобальных событий и потрясений. Это просто драма маленькой обычной семьи, и тем она и интереснее для нас, ибо это то, с чем и мы сталкиваемся в своей повседневной жизни. Священное Писание помогает разобраться не только в глобальных событиях истории, но и в повседневных жизненных ситуациях. Когда она молилась, её увидел первосвященник Илия, который, узнав о её горе, благословил её и сказал: “иди с миром, и Бог Израилев исполнит прошение твое, чего ты просила у Него” (1 Цар. 1:17). “Чрез несколько времени зачала Анна и родила сына, и дала ему имя: Самуил; ибо, говорила она, от Господа я испросила его.

И пошел муж ее Елкана и все семейство его совершить годичную жертву Господу и обеты свои. Анна же не пошла, сказав мужу своему: когда младенец отнят будет от груди и подрастет, тогда я отведу его, и он явится пред Господом, и останется там навсегда. И сказал ей Елкана, муж ее: делай, что тебе угодно; оставайся, доколе не вскормишь его грудью; только да утвердит Господь слово, вышедшее из уст твоих. И осталась жена его, и кормила грудью сына своего, доколе не вскормила. Когда же вскормила его, пошла с ним в Силом, взяв три тельца и одну ефу муки и мех вина, и пришла в дом Господа в Силом; отрок же был еще дитя. И закололи тельца; и привела отрока к Илию, И сказала: о, господин мой! Да живет душа твоя, господин мой! я — та самая женщина, которая здесь при тебе стояла и молилась Господу; О сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я просила у Него; И я отдаю его Господу на все дни жизни его — служить Господу. И поклонилась там Господу” (1 Цар. 1:20—28).

Итак, счастливая Анна исполнила свой обет. Конечно, ей как матери было тяжело отдавать сына. Но, во-первых, она его продолжала регулярно видеть, приходя в Силом, во-вторых, как левит по происхождению, Самуил должен был находиться при скинии (правда, с 25 лет до 50 лет) и в-третьих, и это было главное, Анна верила, что раз Господь так чудесно даровал ей сына, то Он готовит для него нечто лучшее, чем смогла бы ему дать она. Бог никогда не требовал и не требует человека давать Ему какие-либо обеты.

Тем более обеты, подобные тому, что дала мать Самуила. Однако, если мы всё же решаем дать обет, то относиться к этому следует весьма серьёзно. Главными обетами в жизни христианина является обет при крещении и бракосочетании. Бог обещает благословить нас и пребывать с нами, если мы будем верны в этих обетах, и в то же время, в случае неверности им, мы попадаем под проклятие. Отдавая юного Самуила на служение в скинию, Анна и не предполагала о том, что творили люди, служащие при ней, но даже если бы она и знала об этом, то её решение не изменилось бы, ибо она отдавала сына не людям, а Богу. Итак, последуем в Силом, религиозную столицу Израиля тех лет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №19  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:34 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 2

Духовность по наследству?

Израиль тех лет представлял собой союз двенадцати колен, который крепили, как общее происхождение от Авраама, так и служение Единому Богу. “Роль левитов в союзе, вероятно, была довольно велика, ибо сам союз в значительной степени объединялся вокруг культа Йахве. Культовым центром союза был город Силом [Malamat A. Ursprьnge und Frьhgeschichte, in: Geschichte des jьdischen Volkes. Bd. I, Mьnchen, 1981. P. 111]. … В этом городе находился Ковчег Завета, особый шатер, в котором, по мнению израильтян, обитал Бог” [Циркин. Указ. соч. С. 126]. Силом — религиозная столица Израиля — находился на территории очень многочисленного и влиятельного племени Ефремова.

К тому же, эта территория была расположена в центре страны и, следовательно, не страдала от вражеских набегов, в то время как племена, жившие на севере, востоке и юге, вынуждены были отчаянно сопротивляться натиску соседних племён [Косидовский. Указ. соч. С. 312]. Красота природы в этом месте делала его пригодным для восторженных религиозных славословий Израиля [Ренан Э. История Израильского народа. М.: Изд-во В. Шевчук, 2001. С. 98]. История города Силома (в пер. — спокойствие) уходит своими корнями в глубокое прошлое. До завоевания Ханаана израильтянами, в Силоме располагалось крупное языческое святилище [Мерперт Н. Очерки археологии библейских стран. М., 2000. С. 233]. Раскопки Силома проводились с 1926 по 1929 гг. датской археологической экспедицией, возглавляемой доктором Х. Кьяерсом [Келлер. Указ. соч. С. 208] и продолжены современными израильскими археологами. Силом времен Самуила представлял собой небольшое поселение, овальное в плане.

открыть спойлер
По краям овала располагались дома, внешняя стена которых служила одновременно и городской крепостной стеной [Mazar A. Archeology of the land Bible, 10.000—586 B.C.E., Cambridge, 1990. P. 338]. Вся жизнь Силома вращалась вокруг скинии Господней, при которой несли служение первосвященник Илий и его сыновья. Внешне всё выглядело красиво и благолепно. Однако, кто хотя бы раз пришёл в Силом, то до него донеслись бы разговоры о поведении сыновей первосвященника: “Сыновья же Илия были люди негодные; они не знали Господа и долга священников в отношении к народу. Когда кто приносил жертву, отрок священнический, во время варения мяса, приходил с вилкою в руке своей, и опускал ее в котел, или в кастрюлю, или на сковороду, или в горшок, и что вынет вилка, то брал себе священник. Так поступали они со всеми Израильтянами, приходившими туда в Силом. Даже прежде, нежели сожигали тук, приходил отрок священнический и говорил приносившему жертву: „дай мяса на жаркое священнику; он не возьмет у тебя вареного мяса, а дай сырое“. И если кто говорил ему: „пусть сожгут прежде тук, как должно, и потом возьми себе, сколько пожелает душа твоя“, то он говорил: „нет, теперь же дай, а если нет, то силою возьму“. И грех этих молодых людей был весьма велик пред Господом: ибо они отвращали от жертвоприношений Господу” (1 Цар. 2:12—17). Иосиф Флавий, пользовавшийся 2000 лет назад при написании своего труда многими, не сохранившимися по сей день летописями, кое-что добавляет к портрету этих священников.

“Так, например, они, не довольствовались теми приношениями, которые доставлялись им ввиду их общественного положения, присваивали себе многое путём открытого грабежа; равным образом они насиловали женщин, являвшихся в храм ради богослужебных целей, отчасти пуская в ход силу, отчасти же прельщая их подарками. Таким образом, их жизнь ничем не отличалась от времяпрепровождения тиранов” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 10, 1. С. 258]. К сожалению, соседство отправления служения Богу и нечистоплотности некоторых служителей и членов всегда было в истории церкви. Это очень сложный и больной вопрос, но его необходимо понимать, чтобы не преткнуться о него, как то делали многие современники Илии.

Во-первых, идя в церковь, мы должны понимать, что идём не к людям, а к Богу. Ибо в церкви много людей. Очень много хороших и посвящённых, но есть и плохие, есть ещё не до конца оставившие путь греха и лишь с Божьей помощью покидающие его. Ведь в церковь приходят люди с их бедами, проблемами, которые в одночасье не решаются, и требуется путь вместе с Богом, порой довольно длинный, для их решения. И потому, столкнувшись с такими людьми, мы не должны покидать церковь, возмущаясь, как это там могут находиться такие люди. Ведь и мы далеко не безгрешны. Во-вторых, дьявол всегда пытался внедрить в церковь своих людей, чтобы через их нечестивый образ жизни дискредитировать и Бога, и Его церковь. В-третьих, посещение церкви — это не человеческое, а Божье установление (Евр. 10:25). В-четвертых, история сыновей Илии показывает, что духовность и веру по наследству передать нельзя. Сегодня, порой, бытует мнение, что истина впитывается с молоком матери. Нет, веру в Господа передать по наследству нельзя.

Более того, сегодня мы наблюдаем печальную и очень сходную с историей времён Илии картину, когда церковь оставляют дети старых членов церкви, порой, служителей, а если они остаются в ней, то, порой, ведут такую жизнь, которая с христианской моралью весьма плохо согласовывается. И в этом винить нужно не столько детей, сколько их родителей, которые в своё время, хотя и руководствуясь благими намерениями, лишили фактически своих детей права выбора: принять Христа или нет, быть членами церкви или нет. Один раз на субботней школе у нас попросили рассказать о том, кто, как и почему пришёл ко Христу. Когда очередь дошла до одной женщины, то она прямо ответила, что родилась уже в христианской семье и потому обстоятельств прихода ко Христу особых и не было. Сегодня, как и во времена Илии, многие служители пытаются из своих детей сделать также служителей церкви, отдавая их в академии и семинарии, и при этом часто не задумываясь о том, насколько те соответствуют этому предназначению. При этом ошибки других детей и молодежи они видят очень хорошо и пытаются их пресечь.

Но когда речь заходит о своих детях, то все сразу меняется. А потом, вследствие такого подхода, христианская Божья церковь сталкивалась и сталкивается с проблемой непосвященных служителей, ставших ими “по наследству”, и которых никто не убирает, чтобы не обидеть и не дискредитировать их родителей, при этом не понимая, что они выбирают путь Илии, который лишь немного журил своих сыновей: “Илий же был весьма стар, и слышал все, как поступают сыновья его со всеми Израильтянами, и что они спят с женщинами, собиравшимися у входа в скинию собрания. И сказал им: для чего вы делаете такие дела? ибо я слышу худые речи о вас от всего народа. Нет, дети мои, не хороша молва, которую я слышу: вы развращаете народ Господень” (1 Цар. 2:22—24). Первосвященник очень любил их, не желая понять, что этим губит и их, и народ, который они развращают. Более того, в конце своих дней он фактически передал всё священнодейство Финеесу! [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 1. Книга 5. Глава 11, 2. С. 260]. “Если бы Илий поступил справедливо, его нечестивые сыновья были бы лишены права участвовать в священном служении… Однако, опасаясь подвергнуть их публичному позору и осуждению, он продолжал доверять им самые святые посты” [Уайт Е. Патриархи и пророки. Заокский: Источник жизни, 1994. С. 576—577]. Сегодня, как и в те далёкие времена, многие служители церкви бесчестят своим образом жизни дело Божье, отвращая людей от Господа и забывая слова Христа: “Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской” (Мф. 18:6). В-пятых, сыновья Илия забирали себе то из жертвоприношений, что принадлежит только Богу. Порой это бывает и сегодня, когда некоторые непосвященные, но облеченные властью люди не целевым образом используют десятину в своих корыстных целях и думая, что этого никто не видит. Но, во-первых, все видит Господь, а во-вторых, “Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным” (Мк. 4:22). Поэтому и их воровство так же становится известным, как и сыновей Илии.

И видя это, многие члены церкви говорят, что они не будут возвращать десятину, раз её так нечестно используют. Но следует помнить, что десятину мы возвращаем не людям, а Богу. Это Божье установление чтобы десятина шла в церковь, а не в ведение отдельных пусть и хороших людей, которым мы доверяем. И далеко не все служители поступают подобно сыновьям Илии; и, кроме того, даже если кто-то из них и идёт тем же нечестивым путём, то Господь остановит такого человека намного быстрее и эффективнее, чем мы. И дай Бог, чтобы они вовремя одумались и их не постигла судьба Офни и Финееса. Если же мы не возвращаем Богу десятины, вне зависимости от нашей мотивировки, грех непослушания будет на нас. И тогда мы ничем не будем отличаться от греховных сыновей Илии. Эта история учит нас тому, что если мы и находимся, подобно Самуилу, рядом с нечестивыми людьми, считающими себя Божьими служителями, лжехристианами, такими, как Офни и Финеес, и рядом с либеральным Илием, то мы можем, с Божьей помощью, как Самуил, сохранять чистоту и преданность Богу, будучи принципиальными в вопросах Истины. В следующей главе мы займёмся… проверкой нашего слуха.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №20  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:37 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 3

Проверка слуха

“И пришел человек Божий к Илию, и сказал ему: так говорит Господь: не открылся ли Я дому отца твоего, когда еще были они в Египте, в доме фараона? И не избрал ли его из всех колен Израилевых Себе во священника, чтоб он восходил к жертвеннику Моему, чтобы воскурял фимиам, чтобы носил ефод предо Мною? И не дал ли Я дому отца твоего от всех огнем сожигаемых жертв сынов Израилевых? Для чего же вы попираете ногами жертвы Мои и хлебные приношения Мои, которые заповедал Я для жилища Моего, и для чего ты предпочитаешь Мне сыновей своих, утучняя себя начатками всех приношений народа Моего — Израиля? Посему так говорит Господь, Бог Израилев: Я сказал тогда: „дом твой и дом отца твоего будут ходить пред лицем Моим вовек“. Но теперь говорит Господь: да не будет так; ибо Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены. Вот, наступают дни, в которые Я подсеку мышцу твою и мышцу дома отца твоего, так что не будет старца в доме твоем; И ты будешь видеть бедствие жилища Моего, при всем том, что Господь благотворит Израилю, и не будет в доме твоем старца во все дни. Я не отрешу у тебя всех от жертвенника Моего, чтобы томить глаза твои и мучить душу твою; но все потомство дома твоего будет умирать в средних летах. И вот тебе знамение, которое последует с двумя сыновьями твоими, Офни и Финеесом: оба они умрут в один день. И поставлю Себе священника верного; он будет поступать по сердцу Моему и по душе Моей; и дом его сделаю твердым, и он будет ходить пред помазанником Моим во все дни” (1 Цар. 2:27—35). Илию нечего было возразить, он склонился, с одной стороны, пред Богом, а с другой — даже после этих слов не отстранил своих нечестивых сыновей от служения.

открыть спойлер
Параллельно с тем, как всё дальше и дальше отходили от Бога Офни и Финеес, всё ярче и ярче раскрывалась необыкновенная личность юного Самуила, который благодаря этому уже с детства нёс служение при скинии, хотя это дозволялось лишь с 25-летнего возраста. В те дни, как мы уже говорили, отмечался глубокий духовный упадок, и как бывает в таких случаях, “слово Господне было редко в те дни, видения были не часты” (1 Цар. 3:1). И вот, когда Бог не обращался ни к священникам, ни к народу, Он обратился к маленькому мальчику. “И было в то время, когда Илий лежал на своем месте, — глаза же его начали смежаться, и он не мог видеть, — и светильник Божий еще не погас, и Самуил лежал в храме Господнем, где ковчег Божий; Воззвал Господь к Самуилу, и отвечал он: вот я! И побежал к Илию, и сказал: вот я! ты звал меня. Но тот сказал: я не звал тебя; пойди назад, ложись. И он пошел и лег. Но Господь в другой раз воззвал к Самуилу. Он встал, и пришел к Илию вторично, и сказал: вот я! ты звал меня. Но тот сказал: я не звал тебя, сын мой; пойди назад, ложись. Самуил еще не знал тогда голоса Господа, и еще не открывалось ему слово Господне. И воззвал Господь к Самуилу еще в третий раз. Он встал, и пришел к Илию, и сказал: вот я! ты звал меня. Тогда понял Илий, что Господь зовет отрока. И сказал Илий Самуилу: пойди назад и ложись, и когда [Зовущий] позовет тебя, ты скажи: „говори, Господи; ибо слышит раб Твой“. И пошел Самуил, и лег на месте своем. И пришел Господь, и стал, и воззвал, как в тот и другой раз: Самуил, Самуил! И сказал Самуил: говори, Господи, ибо слышит раб Твой. И сказал Господь Самуилу: вот, Я сделаю дело в Израиле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах. В тот день Я исполню над Илием все то, что Я говорил о доме его; Я начну и окончу. Я объявил ему, что Я накажу дом его на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их. И посему клянусь дому Илия, что вина дома Илиева не загладится ни жертвами, ни приношениями хлебными вовек. И спал Самуил до утра, и отворил двери дома Господня; и боялся Самуил объявить видение сие Илию” (1 Цар. 3:2—15). Самуил только начинал своё служение и потому не знал голоса Божьего. А знаем ли Его голос мы, взрослые люди, находящиеся в церкви порой ни один десяток лет, и несущие служение?

Умеем ли мы слушать Бога? Ведь от того, услышим ли мы Его или нет, будет зависеть наша с вами участь: “Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною” (Откр. 3:20). Огромное множество христиан, думающих, что служат Богу и слышат Его голос, погибнут. Христос скажет им: “Я никогда не знал вас” (Мф. 7:23). Сегодня Бог очень громко взывает к людям через знамения в мире природы, политические катаклизмы, жизненные ситуации, но мы всё равно не слышим Его. Почему это происходит? Как научиться слушать Бога?

Ведь научившись слушать Его, мы сумеем получать необходимые советы, утешения, благословения и, наконец, вечную жизнь. Но вначале, прежде, чем перейти к характеристике духовного слуха, рассмотрим физиологические параметры слуха нормального здорового человека: П Человек слышит на протяжении всего дня; П Человек слышит все, что ему говорят, и плохое, и хорошее, что нравится и что не нравится; П Человек задумывается над тем, что ему говорят; П Его ответ зависит от того, что ему говорят; П Его действия обусловлены тем, что ему говорят; П Он умеет менять свои решения после услышанного. Когда же человек, если он не болен физически, не слышит, что ему говорят? 1) Когда не хочет услышать; 2) Когда ему не интересно; 3) Когда человек считает, что и так всё знает по этому вопросу; 4) Когда к нему обращаются в определённом тоне: то ли пренебрежения, то ли поучения; 5) Когда он привык только к определённому тону и звуку. Например, рабочий в цеху, в котором стоит постоянный гул, не слышит обычной речи; 6) Когда человек отвык слушать, находясь очень длительный срок вследствие разных причин в изолированном от каких-либо звуков помещении.

Но эти же самые жизненные ситуации, в которых человек не слышит, могут проявляться и проявляются в нашей духовной жизни. Люди часто жалуются на то, что Бог их не любит, у них много горя и проблем. Но при этом забывают о том, что они сами не хотят слушать Бога, призывающего их оставить прежний греховный образ жизни, дурные наклонности. В своё время царь Ирод Антипа арестовал Иоанна Крестителя, обличавшего его за прелюбодеяние, хотя считал себя верующим человеком. А когда апостол Павел стал проповедовать царю Агриппе, то тот отказался слушать, сказав, что послушает в следующий раз, поняв, что то, о чём говорит Павел, призывает его, царя, многое изменить в своей жизни.

Сегодня мы не арестовываем тех, кто проповедует нам о Христе, обличая невольно нашу грешную жизнь, мы предпочитаем по примеру царя Агриппы сказать этому человеку или самим себе о том, что об этом мы послушаем в следующий раз. Этим самым мы как бы и не отказываемся слушать, опасаясь подсознательно прогневить Бога или что-то Высшее, как говорят некоторые, но при этом хотим и сохранить в неприкосновенности свой образ жизни, очень привычный и дорогой нам. Особенно мы не любим слушать, когда наш друг или пастор хотят поговорить с нами о нас, нашей жизни, проблемах.

Мы же, со своей стороны, понимая, что будут говорить о том, что нам надо что-то будет исправить, предпочитаем избегать этих разговоров. Услышать мешает нам и то, что нам просто не интересно слушать. Точнее, может быть и интересно, но сейчас есть более занимательное занятие. Сегодня молодёжь плохо посещает церковь, а если и посещает, то сидит часто в вестибюле или коридоре, общаясь друг с другом. В зале звучит проповедь, но сегодня пришла в церковь моя девушка и мне куда интереснее поговорить с ней. Другие говорят, что они не получают в собрании должной духовной пищи. Темы уроков субботней школы им известны, проповеди тоже, служение не совсем динамично и современно. Когда возникают подобные чувства, необходимо разобраться, почему они возникли. Ведь если у человека хорошее духовное здоровье, то он идёт в церковь в первую очередь не на проповедь или субботнюю школу, а на встречу с Богом. А встреча с Живым Богом всегда желанна и интересна, как интересно рассуждать и слушать о Нём.

Поэтому давайте не будем списывать отсутствие у нас интереса к служению неудачной темой или личностью проповедывающего. Давайте задумаемся о своём духовном состоянии. То же относится и к утверждению, что я не слушаю потому, что и так знаю всё по этому вопросу. Древние говорили правильно, что чем больше человек знает, тем он больше чувствует своё незнание. Сократ говорил: “Я знаю, что ничего не знаю”. И чем больше мы читаем Библию, тем больше и больше открываем её глубины. Конечно, при условии, что читаем её, прося мудрости у Бога. В противном случае она нам действительно вскоре покажется совершенно неинтересной и хорошо знакомой. Ещё более часто нам мешает услышать голос Божий в своей жизни то, что мы привыкаем к определенному звуку в качественном отношении. Рок-музыка, бездуховные попсовые песни, ругательства, грязные шутки и анекдоты, пустословие, которые имеют место в нашей жизни у кого-то в большей, у кого-то в меньшей степени, мешают настроиться на Божью “волну”. Недаром говорится, что человек превращается в то, на что смотрит.

То же относится и к слуху. Привыкнув слушать тяжелый металл, брань или пошлости, слова о милосердии и любви не воспринимаются или воспринимаются, как что-то чуждое и нелепое. Чтобы услышать голос Божий, мы должны, если хотим, конечно, услышать, хорошо “прочистить” свой духовный приёмник. Самуил всегда искал, образно говоря, частоты Бога, Божью волну, не переключая свой слух на другие каналы, и Бог ответил ему, и сохранил и благословил его даже в то страшное лихолетье, которое надвинулось на Израиль.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №21  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:40 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 4

Зуб короля Людовика

“В то именно время филистимляне пошли войною на израильтян и расположились станом вблизи города Афекана. Когда немного погодя израильтяне встретились с ними и вступили на следующий день в решительный бой, филистимляне разгромили их, перебили до четырёх тысяч евреев и погнали остальных назад в лагерь. Вконец растерявшись, евреи послали к своим старейшинам и к первосвященнику, прося доставить в стан ковчег завета для того, чтобы перед ним ещё раз приготовиться к битве и затем уже наверняка одержать победу над врагами. При этом они совершенно упустили из виду, что Тот, Который решил их поражение, гораздо могущественнее ковчега завета, почитаемого лишь ради Предвечного” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Книга 5. Глава 11, 1—2. С. 260].

Да, иудеи, потеряв живую связь с Богом, сохранили религиозную форму, обрядность, и сейчас с помощью этого рассчитывали на победу. Заметим, что они не обратились даже к Богу в молитве, они просто взяли ковчег, как талисман, и стали ждать, как они думали, победного для себя завтра: “И когда прибыл ковчег завета Господня в стан, весь Израиль поднял такой сильный крик, что земля стонала. И услышали Филистимляне шум восклицаний, и сказали: отчего такие громкие восклицания в стане Евреев? И узнали, что ковчег Господень прибыл в стан. И устрашились Филистимляне, ибо сказали: Бог тот пришел к ним в стан. И сказали: горе нам! ибо не бывало подобного ни вчера, ни третьего дня. Горе нам! кто избавит нас от руки этого сильного Бога? Это — Тот Бог, Который поразил Египтян всякими казнями в пустыне. Укрепитесь и будьте мужественны, Филистимляне, чтобы вам не быть в порабощении у Евреев, как они у вас в порабощении; будьте мужественны и сразитесь с ними. И сразились Филистимляне, и поражены были Израильтяне, и каждый побежал в шатер свой, и было поражение весьма великое, и пало из Израильтян тридцать тысяч пеших. И ковчег Божий был взят, и два сына Илиевы, Офни и Финеес, умерли” (1 Цар. 4:5—11). Этот страшный пример того, что нельзя верить в религию талисманов и амулетов, почти ничему не научил последующие поколения верующих. С IV века, когда христианство стало государственной религией, поклонение мощам, святым предметам стало неотъемлемой частью учения многих христианских конфессий.

открыть спойлер
И вновь, когда приходила беда на страну и в жизнь отдельного человека, то церковь выносила первым делом чудотворные иконы и статуи, призывала поклоняться мощам, отправляться в паломничество к святыням. И вновь, как во времена Древнего Израиля, история повторялась. В осаждённом турками Константинополе жители бежали в Святую Софию, веря, что за её стенами им ничего не угрожает. “На улицах завязывались стычки, в которых османы расправлялись с уцелевшими защитниками города. Одновременно начался грабёж, сопровождающийся всеми теми ужасами, которые несла озверелая солдатня. Сотни детей, женщин и стариков сбежались в св. Софию, веря, что в грозный час Бог не оставит их” [Дашков. Указ. соч. С. 327—328.]. “Они стали стекаться из всех частей города в Софийский собор; в течение одного часа отцы семейств и мужья, женщины и дети, священники, монахи и посвящённые Богу девственницы наполнили святилище, хоры, среднюю часть церкви, верхние и нижние галереи; они загородили изнутри церковные двери и надеялись найти безопасное убежище под… священными сводами… Их надежда была основана на предсказании, что турки войдут в Константинополь и будут преследовать греков до колонны Константина, возвышающейся на площади перед Софийским собором, но что это будет концом всех бедствий; тогда ангел сойдёт с небес с мечом в руке и вместе с этим небесным оружием отдаст империю во власть бедного человека, сидящего у подножия колонны. „Возьми этот меч,— скажет он,— и отомсти за народ Божий“. При этих словах турки немедленно обратятся в бегство, а победоносные греки выгонят их с Запада и из всей Анатолии вплоть до границ Персии…

Между тем как греки ожидали запоздавшего ангела, турки разбили церковные двери топорами, а так как они не встретили никакого сопротивления, то стали без пролития крови выбирать и оберегать своих пленников. Их внимание привлекали к себе молодость, красота и внешние признаки богатства” [Гиббон Э. Закат и падение Римской империи. В 7 т. М.: Терра, 1997. Т. 7. С. 370—371]. Когда татары захватывали в XIII веке Владимир и Киев, их жители тоже искали спасения у алтарей и мощей. Так, когда в 1237 году монголо-татары взяли штурмом Владимир, “Княгиня же великая со снохами и детьми, а также епископ и прочие, войдя в церковь святой Богородицы, заперлись. Но татары, вскоре взяв средний град… многих тут побили и пленили, спрашивая о великой княгине и её детях. И, уведав, что они в церкви заперлись, придя, немедленно, двери выломили и, которые противились побили. И войдя в оную, видя княгинь на полатях церковных, говорили им, чтоб сошли все, но они не послушались, и стали камни бросать.

Тогда татары, озлобясь, нанесли дров множество и зажгли в церкви. И тут погорели все бывшие с княгинями, а так же вся утварь, и святые иконы, и все имение великого князя” [Татищев В. История Российская. В 3 т. М.: АСТ, 2003. Т. 2. С. 550]. Сходная картина попытки спастись в церкви произошла тремя годами позже в 1240 году, когда татары захватили Киев. “На следующее же утро пришли на них татары, и была сеча злая. И изнемогли люди, и взбежали на комары церковные с товарами своими, и от тягости повалились стены церковные” [Татищев. Указ. соч. Т. 3. С. 8]. В этом горьком для нас примере истории была показана, с одной стороны, вера в то, что стены церкви и её иконы уберегают человека, а с другой, то, что вместе с собой люди даже в минуту наивысшей для их жизни опасности тащили свои товары, которые вместе с их верой в реликвии и погребли их в тот страшный для нашей истории день. И сегодня смертельно, порой, больные люди отправляются за сотни километров в какой-то монастырь или храм, чтобы приложиться к иконе, которая их излечит.

Вместо того, чтобы воззвать к Богу, могущему ответить нам прямо здесь и прямо сейчас. О том, какие извращённые черты приобрёл культ мощей и святынь, посмотрим на нескольких ярких исторических примерах времён французского короля Людовика IX Святого (1229—1280). “Людовик испытывал чуть ли не фетишистское [так у автора. — Примеч. пер.] пристрастие к реликвиям. Конечно, он считал самым большим успехом своего правления приобретение реликвий Страстей Христовых, для которых он построил Сент-Шапель и учредил три службы в год. Он приобрел также мощи святого Маврикия, и т.д. Еще одним событием, свидетельствующим о первых шагах короля на пути благочестия, была пропажа и обретение священной реликвии Сен-Дени — святого гвоздя. Предоставим слово Гийому из Нанжи, который, будучи монахом Сен-Дени, придал этому событию (происшествию) значение вселенского масштаба: „На другой год [1232] случилось в той же церкви [Сен-Дени], что святой гвоздь, один из тех, которыми был распят Господь наш и который был обретен во времена французского короля и римского императора Карла Лысого, подарившего его упомянутой церкви, выпал из сосуда, в котором хранился, когда тот сосуд подносили для целования паломникам, и потерялся среди множества людей, целовавших его в третий день мартовских календ [28 февраля]; но потом случилось великое чудо, и его нашли и с великой радостью и ликованием вернули в упомянутую церковь первого апреля. И надо сказать о той печали и скорби, которую святой король Людовик и его благородная матушка королева Бланка испытали в связи со столь великой потерей.

Когда король Людовик и королева-мать узнали о пропаже такого сокровища и что случилось это со святым гвоздем в их царствование, они сильно опечалились и сказали, что более горького известия не могло и быть, и ничто иное не могло заставить их так сильно страдать. По причине такого горя добрый и благородный король Людовик, не в силах совладать с собой, стал громко восклицать, что пусть бы уж лучший город его королевства был до основания разрушен. Когда он узнал о горе аббата и монахов Сен-Дени и о слезах, которые те денно и нощно безутешно проливали, он послал к ним мудрых и красноречивых (bien parlants) людей, чтобы утешить их, и даже хотел поехать сам, но придворные его не пустили. Он повелел огласить по всему Парижу, на улицах и площадях, что если кому-то ведомо что-либо о пропаже святого гвоздя и если кто-то нашел его и утаил, то пусть немедля вернет и получит за него сто ливров от самого короля. Что еще сказать?

Тревога и печаль, вызванные пропажей гвоздя, были повсюду таковы, что не описать. Услышав известие о пропаже святого гвоздя и призыв короля, парижане сильно взволновались, и множество мужчин, женщин, детей, клириков, школяров [студентов] возопили громким голосом, обливаясь слезами, бросились в церкви, чтобы обратиться за Божьей помощью в столь великом горе. И рыдал не только Париж, но и все жители Французского королевства, узнав о пропаже святого и драгоценного гвоздя. Многие мудрые люди опасались, как бы по причине этой горестной утраты, случившейся в самом начале царствования, не последовали великие беды или эпидемии и как бы это не стало предзнаменованием гибели (не дай Бог) всего тела Французского королевства“.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №22  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:41 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Воздействие реликвий на весь народ, то впечатление, какое они произвели на молодого короля, преувеличенно эмоциональное выражение религиозного чувства, граничащего со страхом перед колдовскими силами, сочетание благочестия, основанного на освященных Церковью материальных предметах, где еще различается вековая политика Сен-Дени, которая через посредничество псевдо-Дионисия и династии Каролингов вверяет Францию Людовика Святого Иисусу, — все это проливает яркий свет на христианское благочестие XIII века, в лоне которого Людовик Святой уже не исключение, но королевская сублимация глубокой религиозности народа, которого волнуют реликвии и чудеса. Вера остается нерушимой у самых простодушных и у самых всесильных и мудрых благодаря священным предметам, обеспечивающим благоденствие королевству; пропади они ненароком — все может пойти прахом. Не с такой тревогой всматривались римляне в печень жертв, следили за полетом и аппетитом птиц, как французы 13-го столетия расследовали пропажу священного гвоздя” [Гофф Л. Людовик IX Святой. М.: Ладомир, 2001. С. 585, 99—100].

За свою благочестивую жизнь этот король был удостоен звания Святой. И потому, когда он умер, его останки ждала драматичная, любопытная и очень поучительная судьба. “Итак, кости святого короля были помещены в раку, которая 25 августа 1298 года обрела свое место позади главного алтаря Сен-Дени. По обычаю того времени, французские короли, преемники Людовика Святого, раздавали их в качестве ценных подношений каким-либо церквам или особам. Этой подлинной политике мощей до фанатизма был предан Филипп Красивый. Внук Людовика Святого собирался перенести мощи деда из Сен-Дени в Сент-Шапель, чтобы они хранились в королевском дворце, который при нем предстал во всем великолепии.

В Средние века мощи святых были предметом истового поклонения. Даже несмотря на то, что уже, по крайней мере с конца XI века, Церковь подвергала критике „поддельные“ мощи, вера в чудодейственную силу „подлинных“ реликвий оставалась всеобщей, свойственной для всех общественных классов и культурных слоев населения. Мощи исцеляли — стоило лишь притронуться к могиле или раке, где они находились. При жизни Людовик Святой исцелял возложением рук только золотушных. Теперь же следовало, что, прикоснувшись к этим мощам, можно было избавиться ото всех болезней. Его сила стала не просто целительной, но именно чудотворной. И влияние Сен-Дени еще более возросло, ибо он превратился в место этого обновленного, значительного, увековеченного королевского чуда. Но Филипп Красивый собрался конфисковать эти славные мощи в пользу короля и частной королевской часовни. Французская монархия, вступая на путь к абсолютизму, собиралась лишить народ благотворной силы мощей Людовика Святого. Папа Бонифаций VIII, всегда стремившийся сохранять добрые отношения с французским королем, разрешил ему приступить к переносу мощей, оговорив при этом, что плечевая или берцовая кость будет храниться у монахов Сен-Дени. Однако последние воспротивились этому.

открыть спойлер
Филиппу Красивому пришлось на время оставить свою затею. Впрочем, ненадолго. Конфликт с Бонифацием VIII сменился мирными отношениями короля Франции с новым Папой Климентом V, французом Бертраном де Го. Во время интронизации Папы в Лионе в ноябре 1305 года Филипп Красивый, прибывший на церемонию, получил от Климента V согласие на перенос в Сент-Шапель головы Людовика Святого при условии, что монахам Сен-Дени останутся подбородок, зубы и нижняя челюсть. Возможно, сердце тоже было передано в Сент-Шапель. Э. Браун справедливо заметила, что у многих народов голова считается самой важной частью тела индивидуума, центром его силы и идентичности и что нижняя челюсть для большинства этих же народов является второй по значению частью человеческого тела. В XIV веке считалось законным и даже достойным, чтобы голова святого короля была перенесена в то место (Святая капелла королевского дворца), которое само почиталось „главой королевства“ (caput regni). Веря, что его намерение осуществится, Филипп Красивый в 1299 году заказал известному парижскому золотых дел мастеру Гийому Жюльену великолепный ковчег, который вместе с черепом предстояло доставить в Сент-Шапель.

Торжественный перенос из Сен-Дени в Париж состоялся 17 мая 1306 года. Собор Нотр-Дам в Париже также получил свою часть реликвий — ребро святого короля. Все же монахи Сен-Дени смогли компенсировать свою потерю. В 1300 году Бонифаций VIII разрешил им каждый год торжественно отмечать годовщину смерти святого — 25 августа, а Филипп Красивый всегда старался присутствовать на торжествах. И вот 29 мая 1306 года, после переноса черепа в Сент-Шапель, скоропостижно скончался епископ Осера Пьер де Моне, которого монахи Сен-Дени считали душой, проклятой за это королем, а Филипп Красивый на охоте был ранен в ногу и не смог участвовать в церемонии 25 августа. Монахи Сен-Дени видели в этом знак божественной кары. Они сами соорудили великолепный ковчег для оставшихся у них мощей Людовика Святого и торжественно водрузили его 25 августа 1307 года в присутствии Филиппа Красивого и при большом стечении прелатов и баронов.

Тем временем раздаривание останков Людовика Святого продолжалось. Филипп Красивый и его преемники отдали фаланги пальцев королю Норвегии Хакону Магнуссону для церкви, которую тот воздвиг в память о святом короле на острове Тюсоен, близ Бергена. В числе первых бенефициантов были каноники парижского собора Нотр-Дам, доминиканцы Парижа и Реймса, аббатства Ройомон и Понтуаз. Во время посещения Парижа между 1330 и 1340 годами королева Бланка Шведская получила ковчег с несколькими костями для монастыря святой Бригитты в Вадстене. Император Карл IV во время пребывания в Париже в 1378 году получил еще несколько и отправил их в Парижский собор. В 1392 году оставшиеся кости Людовика Святого поместили в новую раку, и по этому случаю Карл VI отдал одно ребро магистру Пьеру д’Айи для Папы, два ребра герцогам Беррийскому и Бургундскому и одну кость участвовавшим в церемонии прелатам, чтобы они разделили ее между собой.

Герцогу Баварскому Людвигу VII около 1430 года досталась часть этой кости для церкви в его столице Ингольштадте. В 1568 году по случаю процессии против протестантов все кости были снова привезены в Париж. В сентябре 1610 года получила одну кость Мария Медичи, но, мучимая угрызениями совести, вернула ее во время коронации Людовика XIII. В 1616 году Анне Австрийской досталась всего-навсего маленькая часть ребра, и, недовольная этим, на следующий год она стала обладательницей целого ребра. Некоторое время спустя Анна Австрийская выступила посредницей между парижскими и римскими иезуитами, ведя переговоры с кардиналом де Гизом о приобретении еще одного ребра и плечевой кости” [Гофф. Указ. соч. С. 238—239]. И ещё долгие столетия сильные мира и духовенство делили останки святого короля, которого по смерти для этого… расчленили! [Гофф. Указ. соч. С. 241]. Подобный пример обращения и отношения к мощам не только не исключение, но норма (!). Таких примеров тысячи. Мы же взяли лишь историю с королём Людовиком, как одну из наиболее известных.

Кстати очень интересно король Людовик объяснял необходимость молитвы к святым и Деве Марии, а не на прямую к Богу. “Дева Мария являлась главной посредницей между людьми и Богом, но были и другие заступники перед Царем небесным: святые. Король представлял их себе членами небесного правительства, функционировавшего по образцу феодального монархического режима, и видел в них помощников в осуществлении своего плана объединить религию и политику: преуспеть на земле и на небе или, вернее на небе, как на земле. Это личное видение Людовика Святого совпадает с видением сильных мира сего XIII века. Взаимосвязь между землей и небом некоторым образом проецируется на модель, созданную Августином, согласно которой град земной должен всецело подражать граду небесному. Здесь тот же параллелизм, но наоборот: уже не „на земле, как на небесах“, а „на небесах, как на земле“. Купец хочет обрести и деньги на земле, и вечную жизнь на небесах. Сильный мира сего должен возыметь „почет“ на этой земле и „славу“ на небе. Людовик обрисовал изумленному Жуанвилю, как реализовать этот проект: „Хотите, научу вас, как обрести почет в этом мире и быть угодным людям, а также снискать благодать Божию и славу в грядущем?“

Такое средство есть — это обращение к святым: „Святой король обязал рыцарей усердно посещать церковь по торжественным праздникам святых и почитать святых, и он сказал, что святые в раю подобны советникам короля на земле. Ибо тот, у кого есть дело к земному королю, тот спрашивает, кто ему мил, кто может у него что-нибудь попросить, чтобы наверняка это получить, и кого король слушает. И, узнав, идет к этому человеку и просит его замолвить за него словечко перед королем. Вот так же и со святыми в раю, которые суть доверенные лица (privas) Господа Нашего и его приближенные; а они наверняка могут попросить у него что угодно, ибо он их выслушает. Так что вы должны идти в церковь в их дни, поклоняться и молиться им, чтобы они молились о вас перед Господом нашим“” [Гофф. Указ. соч. С. 584—585]. Как во время средневековья, когда люди искали исцеления и бессмертия поклоняясь зубу короля Людовика, так и сегодня тысячи ищут счастья, исцеления и бессмертия у останков давно умерших людей.

Итак, ковчег попал в плен к филистимлянам, которые были этому поражены не меньше, чем израильтяне. “И побежал один Вениамитянин с места сражения, и пришел в Силом в тот же день; одежда на нем была разодрана и прах на голове его. Когда пришел он, Илий сидел на седалище при дороге у ворот и смотрел; ибо сердце его трепетало за ковчег Божий. И когда человек тот пришел и объявил в городе, то громко восстенал весь город. И услышал Илий звуки вопля, и сказал: отчего такой шум? И тотчас подошел человек тот, и объявил Илию. Илий был тогда девяноста восьми лет; и глаза его померкли, и он не мог видеть. И сказал тот человек Илию: я пришел из стана, сегодня же бежал я с места сражения. И сказал Илий: что произошло, сын мой? И отвечал вестник и сказал: побежал Израиль пред Филистимлянами, и поражение великое произошло в народе, и оба сына твои, Офни и Финеес, умерли, и ковчег Божий взят. Когда упомянул он о ковчеге Божием, Илий упал с седалища навзничь у ворот, сломал себе хребет и умер; ибо он был стар и тяжел.

Был же он судьею Израиля сорок лет” (1 Цар. 4:12—18). Только теперь старый первосвященник осознал, что он делал последние годы, поощряя духовное разложение своих сыновей и народа. Религия внешней формы и реликвий, которую исповедывал тогда иудейский народ, потерпела полное поражение. Впервые за много лет Израиль стоял на пороге полного уничтожения не только духовного, но и физического. Но Бог любил и хранил этот гордый народ, допуская испытания в его жизни, чтобы он был спасён, отойдя от пути греха, религии обрядов и реликвий. Он готовил им нового главу, Самуила, вчерашнего богобоязненного мальчика, который, взрослея, стал ещё ближе к Богу, хотя ещё и не представлял всей той задачи, которую Господь хотел решить через него в деле духовного возрождения Своего народа. Но прежде, чем мы проследим, как Израиль вернулся от религии пустой формы к живой связи с Богом, мы совершим историко-археологическое путешествие в зловещие владения племени филистимлян, захвативших ковчег Божий и празднующих сейчас, как они полагали, свою окончательную победу над израильтянами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №23  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:45 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 5

Народ, вышедший из моря

С детства каждый из нас помнит произведение А.С. Пушкина “Сказка о царе Салтане”, где упоминается о необычных 33-х богатырях, выходящих из моря во главе со своим дядькой Черномором. Но история показала, что не только в сказках, но и в действительности бывает нечто подобное, как то было в истории филистимского народа.

Так на рубеже XIII—XII в. до х. э. цивилизации Средиземноморья были потрясены до самого своего основания появлением зловещего народа, точнее, коалиции нескольких народов, уничтожающих всё на своём пути. В историю эти племена вошли под именем “народов моря”, как их образно, но весьма точно назвали древнеегипетские летописцы [Рамзес II: величие на берегах Нила. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: ТОМ, 2003. С. 125]. Какие же народы входили в эту необычную коалицию? К ним, несомненно, принадлежали греки-ахейцы, разрушившие Трою, может быть, протоармяне [История Востока. В 6 т. М.: Восточная литература РАН, 1997. Т. 1. С. 143], в их числе так же выступали племена шерданов, шакалаша, турша и акайваша. Шерданы, как предполагают, происходили из района города Сард в западной части Малой Азии. Впоследствии они заселили остров Сардинию. Шакалаша происходили из района города Сагаласса на юге Малой Азии. Турша были терсенами — племенем, жившим, как думают, на западе Малой Азии.

Турша являлись предками этрусков, населявших позднее часть Италии [Всемирная история. В 2 т. Минск: Литература, 1996. Т. 2. С. 295], чекеры и филистимляне [Циркин Ю. История библейских стран. М.: АСТ, Астрель, Транзиткнига, 2003. С. 102], составлявшие ведущую силу в этой коалиции [Перепелкин. Указ. соч. С. 360]. Причины появления коалиции столь разных, как по происхождению, так и по культуре народов остаются одной из загадок истории [Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. М.: Наука, 1983. С. 49]. К тому же, если учесть ещё и то, что это был не просто военный союз нескольких племен с целью совершения какого бы то ни было похода, а настоящее переселение народов (!), которое привело “к почти полному изменению этнической и политической карты этого огромного региона” [Циркин. Указ. соч. С. 98]. Выдвигавшиеся в различное время такие причины, как голод, изменение климата, перенаселение, пытающиеся объяснить это переселение народов, на сегодняшний день рассматриваются лишь как вторичные.

открыть спойлер
Главной причиной, главным пусковым механизмом сегодня учёные называют одну из самых знаменитейших войн человечества, воспетую Гомером в “Илиаде” — Троянскую войну. “Троянская война охватила все западное и южное побережье Малой Азии и дала начало грандиозному переселению народов („народов моря“), в котором приняли участие и часть победоносных ахейцев, и население только что разбитых ими государств, и соседи последних” [История Древнего Востока. // Под ред. В.И. Кузищина. М.: Высшая школа, 2001. С. 198]. Знаменитая Троя была союзницей Хеттской империи (В Библии мы так же находим упоминания о хеттах, на землях которых Авраам похоронил Сарру — Быт. 23 глава; и история Урии Хеттеянина, жену которого Вирсавию соблазнил царь Давид). Особо тесным союз хеттов с троянцами стал во время правления Троей в XIII в. до х. э. царя Приама, крупного и мудрого политика [История Древнего Востока. Указ. соч. С. 198].

Однако к концу правления Приама ситуация начала меняться. Некогда могучая Хеттская держава, истощённая постоянными войнами и внутренними раздорами, ослабела, чем не преминули воспользоваться различные племена Малой Азии и Эгейских островов, теснимые в свое время хеттами. Теперь же эти малоазийские племена образовали мощный союз, который начал войну с хеттами и их союзниками, в числе которых была Троя [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 296]. В начале XII века Троя после долгой осады, несмотря на помощь хеттов, (названных у Гомера кетейцами) была взята, правда при помощи хитрости, ибо силой могучий город захватить не могли. Идея этой хитрости принадлежала царю Итаки Одиссею. “Одиссей уверил греков действовать хитростью.

Он посоветовал соорудить такого громадного деревянного коня, чтобы в нём могли укрыться самые могучие герои греков. Все же остальные войска должны были отплыть от берега Троады и укрыться за островом Тенедосом. Когда троянцы введут коня в город, тогда ночью выйдут герои, откроют ворота вернувшимся тайно грекам” [Кун Н.А. Легенды и мифы Древней Греции. М.: Учпедгиз, 1955. С. 344]. Троянцы, выйдя из города и поверив рассказу подосланного Одиссеем Синона, ввели коня в Трою, решив, что он будет оберегать их город. Ночью же греки вышли из коня, открыли ворота города, к которым уже вернулись их главные силы и началась страшная резня. “Никого не щадили греки. С воплем бегали по улицам Трои женщины и дети. Наконец, подступили греки ко дворцу Приама, защищенному стеной с башнями. С мужеством отчаяния защищались троянцы. Они опрокинули на греков целую башню.

С ещё большим отчаянием пошли на приступ греки,… и [наконец] ворвались в него. Наполнился дворец Приама воплями женщин и детей. У алтарей богов собрались дочери и невестки Приама, они думали найти здесь защиту. Приам в доспехах хотел защитить их или пасть в бою” [Кун. Указ. соч. С. 348]. Древние хроники сохранили свидетельства о смерти царя Приама, которые поэтически были обработаны древнеримским поэтом Вергилием. Один из греческих вождей умерщвляет на глазах Приама его сына Полита, а затем, справившись со старым царём, его “влечёт к алтарю он старца, который скользит в крови убитого сына; левой рукой Приама схватив за волосы, правой меч он заносит и в бок вонзает по рукоятку. Так скончался Приам, и судил ему рок перед смертью Трои славной пожар и крушение Пергама увидеть, После того как владыкою он земель и народов Азии некогда был. Лежит на прибрежье троянском, Срублена с плеч голова и лежит безымянное тело” [Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. М.: Художественная литература, 1971. Энеида. Книга 2. Стихи 550—558]. Победители зверски убили почти всю царскую семью, надругавшись над женщинами. Разграбив город, они подожгли его. “Долго пылала ещё Троя.

Клубы дыма поднимались высоко к небу… Далеко был виден пожар Трои. По столбам дыма и громадному зареву ночью узнали окрестные народы, что пала Троя, которая долго была самым могущественным городом в Азии” [Кун. Указ. соч. С. 349]. То, что недавно называли легендами о Трое, теперь историки считают, пусть хотя и несколько поэтичными, но описаниями реальных событий и реальных исторических деятелей вплоть до деталей! [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 388—389].

Сегодня археологами раскопана знаменитая Троя царя Приама, залегающая в VIIа культурном слое со всеми деталями и следами страшных разрушений, описанных Гомером и Вергилием [Удивительные Эгейские царства. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 19, 23, 24, 38—39, 40]. Взятие могучей Трои повлекло за собой цепь эпохальных событий. Разгромив город, победители, распалясь при виде наживы, продолжают военную кампанию, направив её теперь против самих хеттов, сокрушив перед этим царство Арцаву, затем Киликию и, наконец, остров Кипр, поставщик медной руды, на добыче которой во многом зиждилось могущество хеттов [Маккуин. Указ. соч. С. 49]. “Народы моря” буквально смели хеттскую империю, исчезнувшую навсегда в пропасти истории [Замаровский В. Тайны хеттов. М.: Вече, 2000. С. 295]. Сокрушив хеттов, “народы моря” устремляются на Египет.

В египетских анналах об этом говорится следующее: “… иноземцы с севера, что были на своих островах, были в волнении. Ни одна страна не выстояла против их рук — Хета, Кеди, Каркемиш, Ирчу, Ирса, были ими опустошены. Встали они лагерем в месте одном в Аморе. Они разорили его людей, и земля их стала подобна несуществующей. Пришли они с огнём впереди себя, вперед на Египет. Вот, поддержка их: филистимляне, джеккера, шекелеш, Шардана, Дануна и Уешеш. Объединены земли эти, подчинили они рукам своим землю до границ её. Были сердца их уверены, наполнены желанием их” [Солкин В.В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000. С. 178]. О нашествии на Египет рассказывает и Гомер. “Девять там лет воевали упорно мы, чада ахеян; Но на десятый, когда, ниспровергнув Приамов великий Град, мы к своим кораблям возвратилися, бог разлучил нас. Мне, злополучному, бедствия многие Зевс приготовил.

Целый месяц провел я с детьми и с женою в семейном Доме, великим богатством моим веселясь; напоследок Сильно в Египет меня устремило желание; выбрав Смелых товарищей, я корабли изготовил; их девять Там мы оснастили новых; когда ж в корабли собралися Бодрые спутники, целых шесть дней до отплытия все мы Там пировали; я много зарезал быков и баранов В жертву богам, на роскошное людям моим угощенье; Но на седьмой день, покинувши Крит, мы в открытое море Вышли и с быстропопутным, пронзительнохладным Бореем Плыли, как будто по стремю, легко; и ничем ни один наш Не был корабль поврежден; нас, здоровых, веселых и бодрых, По морю мчали они, повинуясь кормилу и ветру. Дней через пять мы к водам светлоструйным потока Египта Прибыли: в лоне потока легкоповоротные наши Все корабли утвердив, я велел, чтоб отборные люди Там на морском берегу сторожить их остались; другим же Дал приказание с ближних высот обозреть всю окрестность.

Вдруг загорелось в них дикое буйство; они, обезумев, Грабить поля плодоносные жителей мирных Египта Бросились, начали жен похищать и детей малолетних, Зверски мужей убивая” [Гомер. Одиссея. М.: АСТ, Харьков: Фолио, 2000. Песнь четырнадцатая 240—265. С. 224—225]. За воинами тянулись женщины и дети, десятки, сотни тысяч людей. “Полчища переселенцев двигались по суше в сопровождении своих семейств, ехавших на своеобразных тяжеловесных двуколках, запряженных быками, и по морю — на многочисленных судах, огибавших берега Сирии… Они двигались, предваряемые огнём, вперёд к Египту” [Брэстед Д. История Древнего Египта. В 2 т. Минск: Харвест, 2002. Т. 2. С. 79]. По морю и по суше на Египет, казалось, двигалась неминуемая смерть.

На страну на Ниле двигались целые народы. Это был не просто поход, это было целое переселение [Hцlbl G. Die historischen Aussagen der дgyptischen Seevцlkerunschriften // Griechenland, die Дgдis und die Levante wдhrend der “Dark Ages” von 12. bis rum 9. Jh. V. Chr. Wien, 1983, P. 132]. “Основную воинскую силу составляли филистимляне и Джаккара” [Перепёлкин Ю.Я. История Древнего Египта. СПб.: Нева, Летний сад, 2000. С. 360]. Но час Божьего суда над гордым Египтом ещё не пробил. Фараон Рамзес III деятельно готовился к предстоящей войне, понимая, что исход её предопределит участь всего Египта. “Народы моря” встречаются с египтянами в Сирии, где происходят сухопутная и морская битвы. Стены египетских храмов в Мединет Абу сохранили изображения этих величайших битв [Рамзес II: Величие на берегах Нила. Указ. соч. С. 128].

Первой произошла сухопутная битва (около 1178 г. до х. э.), завершившаяся полным разгромом коалиции “народов моря” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80]. В том же году происходит морское сражение в одном из рукавов Нила [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Обоими сражениями фараон руководил лично, заблаговременно вернувшись из Сирии. Перед морской битвой “Он усилил команду своих судов значительными отрядами метких египетских стрелков, действовавших столь успешно, что ряды тяжеловооруженных северян были совершенно опустошены, прежде чем неприятельские суда успели пойти на абордаж. Стрельба с судов была усилена залпами египетских лучников, размещённых Рамзесом вдоль берега, причём, и сам он стрелял из лука в неприятельский флот.

Когда египтяне бросились на абордаж, неприятельские суда пришли в замешательство. „Они опрокинуты и погибают на своих местах, в то время как их сердца похищаются смертью,… и их оружие кидается в море. Его, фараона, стрелы пронзают любого из них, и пораженный ею падает в воду“. „Их вытаскивали, перевертывали и клали на берег, они были убиты и лежали грудами от носа до кормы на своих галерах, в то время как все их вещи были сброшены в воду на память об Египте“. Те, которые спаслись от флота и приплыли на берег, были взяты в плен египтянами. Двумя этими битвами фараон нанёс грозному врагу такой решительный удар, что… подчинил переселенцев и принудил их вносить дань в сокровищницу фараона” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80, 81]. “Разбитые филистимляне и Джаккары вынуждены были довольствоваться палестинским берегом, где они поселились, видимо, с „милостивого“ дозволения египетского царя” [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Кстати, “именно от них и происходит греческое название „Палестина“, что означает „страну филистимлян“, впоследствии это название распространилось не только на побережье, но и на примыкавшую к нему страну” [Всемирная история. Указ. соч. Т. 3. С. 34].


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №24  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:51 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 6

Пять царских городов

Какова же ранняя история и происхождение филистимлян, народа, сокрушившего хеттскую империю, царства Сирии, чуть было не одолевшего сам Египет. Последние исследования историков и данные археологии однозначно подтвердили все библейские сообщения об этом народе, хотя ещё полвека назад большинство из них называли вымыслом. Итак, Библия в знаменитой Таблице народов, записанной в книге Бытие, 10 главе, относит филистимлян к потомкам Хама. “Сыны Хама: Хуш, Мицраим, Фут и Ханаан. От Мицраима произошли Лудим, Анамим, Легавим, Нафтухим, Патрусим, Каслухим, откуда вышли Филистимляне, и Кафторим” (Быт. 10:6, 13—14).

Во-вторых, Библия указывает, что филистимляне ещё во времена Авраама, т.е. в XIX в. до х. э., обитали на территории Палестины (см. Быт. 20 глава), тогда как по данным истории они появились там только в XII в. до х. э., после поражения их Рамзесом III. В-третьих, Писание говорит о связи филистимлян с островом Крит. “Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня, сыны Израилевы? говорит Господь. Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян — из Кафтора, и Арамлян — из Кира?” (Ам. 9:7). “Кафтор — это и есть Крит — большой остров, лежащий близ Греции” [Келлер В. Библия как история. М.: Крон-Пресс, 1998. С. 206]. Но одновременно с этим Быт. 10:14 называет предком филистимлян почему-то не Кафторима, а Каслухима. После столетних исследований учёные разрешили эти вопросы, ещё раз убедясь в точности библейских сообщений. Так было установлено, что первоначальные предки филистимлян, потомки Каслухима, жили в Аравии, затем перебрались оттуда в Египет. Там они оставались довольно незначительное время, оставив по себе память в названии Пелузия и пелузийского рукава Нила (по-еврейски, филистимляне — плишти). Затем из Египта они к XIX в. до х. э. перебираются в южную часть Ханаана. Примерно в это же время родственное им племя потомков Кафторима заселяет остров Крит. С течением времени хананейские филистимляне вследствии внутренних неурядиц и неудачных войн с окрестными племенами лишаются своей государственности, практически сходя с авансцены истории.

открыть спойлер
В то же время их островные родственники, напротив, будучи в течении нескольких веков почти изолированными на Крите и, вероятно, на ряде других Эгейских островов, активно включаются в политическую историю только в XIII в. до х. э., заняв, затем, земли своих этнических родственников. Однако следует подчеркнуть, что, с одной стороны, оба народа, которых стали называть общим именем “филистимляне”, как бы слились воедино и, в частности, Библия о них так же говорит одновременно. “За то, так говорит Господь Бог: вот, Я простру руку Мою на Филистимлян, и истреблю Критян, и уничтожу остаток их на берегу моря” (Иез. 25:16); “Горе жителям приморской страны, народу Критскому! Слово Господне на вас, Хананеи, земля Филистимская! Я истреблю тебя, и не будет у тебя жителей” (Соф. 2:5). Но в то же время деление у них сохранялось. Так ещё во времена царя Давида (X в. до х. э.) потомков Каслухима именовали хелефеями, а Кафторима — фелефеями. “И Ванея, сын Иодая — начальником над Хелефеями и Фелефеями, и сыновья Давида — первыми при дворе” (2 Цар. 8:18). Хотя упоминаются они вновь вместе [Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Беларусь, 1991. Т. 1. Кн. 1. Глава 12. С. 40; Нюстрем Э. Библейский словарь. СПб.: Библия для всех, 1997. С. 466—467].

Итак, в XII в. до х. э. на землях Ханаана осели филистимляне. Пробыв длительное время на Эгейских островах, они впитали в себя и культуру обитавших там представителей микенской (древнегреческой) цивилизации. Так керамика первых филистимлян, прибывших в Ханаан в XII в. до х. э., восходит к позднемикенской и субмикенской [Malamat A. Ursprьnge und Frьhgeschichte, in Geschichte des Jьdischen Volkes. Bd I, Mьnchen, 1981, p. 106—107; Weippert M. Palgstina in vorhellenistischer Zeit. Mьnchen, 1988, p. 373—379], отличительными особенностями которой были, в частности, кувшины с красно-чёрным геометрическим орнаментом и изображениями лебедей, чистящих перья [Келлер. Указ. соч. С. 205]. Но уже буквально через 20—30 лет филистимская керамика впитывает в себя исконно ханаанские черты [Iacovob M. The pictorial pottery of eleventh century B. C. Cyprus. Gцteborg, 1988, p. 84]. Вместе с особенностями керамики филистимляне воспринимают очень быстро и другие особенности местной культуры, в частности, религию [Циркин. Указ. соч. С. 104].

Такая удивительная быстрота восприятия, всего 20—30 лет, объясняется, конечно же, тем, что придя в Палестину филистимляне пришли не на чужую землю, не в чуждую культуру, а оказались там, где жили и живут их родственники, с которыми у них сохранился общий язык. “В политическом плане филистимляне объединились в города-государства, в каждом из которых стоял глава, носивший титул „серен“, от которого, может быть, и пошло более позднее греческое слово тиран [Albright W.F. The Amarna Letters from Palestine // Cambridge Ancient History, 1975, V. II, 2, p. 526]. Территория города-государства не ограничивалась лишь непосредственно самим городом, но включала в себя другие, более мелкие города и селения. Раскопки показали довольно значительное количество городских поселений, подчинённых более крупным.

Пять филистимских городов объединились в союз, обычно называемый в науке Пятиградьем” [Циркин. Указ. соч. С. 104—105]. Этими пятью царскими городами (Пятиградьем) были Газа, Азот (Ашдод), Аскалон, Геф и Аккарон (Екрон) — [Косидовский З. Библейские сказания. М.: Политиздат, 1978. С. 249]. “Все они были древними городами, игравшими значительную роль в предшествующие эпохи. Но раскопки показали, что между предшествующими городами и филистимлянскими поселениями лежат слои разрушений [Dothan T. The Philistines Reconsidered // Biblical Archaeology Today, Jerusalem, 1985. P. 167—173; Gittin S., Dothan T. The Rise and Fall of Ekron of the Philistines // Biblical Archaeologist, 1987. V, 50, 4, p. 198—201], а следовательно, филистимляне заняли уже переставшие существовать города. Сначала они создали, вероятно, сравнительно небольшие укрепленные поселения, которые довольно быстро развились в подлинные города [Weippert. Ibid. p. 383]. Раскопки показали, что материальная культура филистимлян не имела своих корней в предыдущем культурном развитии этого региона [Baraco F.J. The Seaborne Migration of the Philistiner // American Schools of Oriental Researches, 1999, № 49, 2, p. 10].

В наибольшей степени она связана с культурой Микенской Греции” [Baummovitz S., Faust A. Chronological Separation, Geographical Segregation, of Ethnic Demarcation? // Bulletin of the American Schools of Oriental Researches, 2001, № 332, p. 7]. Интереснейшей особенностью этого союза пяти городов являлось то, что “этот союз был, в первую очередь, религиозным объединением и его важной функцией являлось отправление культа Дагона, вокруг храма которого союз и объединялся. Такой храм находился в Газе и этот город играл, по крайней мере, на первых порах, роль гегемона всего Пятиградья. Газа, как говорилось ранее, была центром египетской провинции Ханаан, и из нее осуществлялось египетское господство над Палестиной. Выдвижение этого города подчёркивало преемственность филистимского господства по отношению к египетскому. Характерно, что уже довольно рано верховным богом филистимлян оказывается западно-семитский Дагон.

В случае необходимости союз мог играть и военную роль. Так, в наиболее напряженной войне с израильтянами действовало объединённое войско всех филистимских правителей. Во второй половине XI в. до н. э. более важную роль играл Ашдод, куда после разгрома израильтян филистимлянами перенесли израильскую святыню — ковчег завета, и где тоже имелся храм Дагона (1 Цар. 5:2). Ковчег завета побывал ещё в двух филистимских городах — Гате (Гефе) и Аскалоне, но ни в одном из них явно не было храма Дагона. Вероятно, наличие этого храма определяло первенство того или иного города в филистимском Пятиградье… важнейшие вопросы решались собранием всех филистимских правителей” [Циркин. Указ. соч. С. 105]. Как видим, современная наука всецело подтвердила библейские сообщения о филистимлянах.

Во-первых, о том, что у них было именно пять царских городов, и именно Геф, Газа, Аскалон, Аккарон и Азот. Во-вторых, что верховным божеством был Дагон; в-третьих, что во времена Илии и Самуила центром Пятиградья был Азот.

В-четвертых, отсутствие в Аскалоне и Гефе храмов Дагона; в-пятых, отсутствие у филистимлян единодержавной царской власти. В-шестых, Писание говорит об очень активной внешнеполитической деятельности филистимлян. И действительно, едва освоившись на новом месте, филистимляне приступают к завоеваниям. Так они захватили ряд городов, в том числе таких мощных, как Мегиддо, Лахиш, Бетэль, Гезер и установили свою гегемонию над значительной частью страны, особенно над Нижней Галилеей и долиной Иордана [Wright G.E. Fresh Evidence for the Philistine Story // The Biblical Archaeologist. 1966, V, 29, 3, p. 74—77; Kempinski A. Megiddo. Mьnchen, 1989, p. 80—82]. Захваченные города вначале разрушались, но вскоре восстанавливались под управлением филистимского наместника, подчинявшегося одному из городов Пятиградья. Совершали они набеги и на богатые финикийские города.

Так ими был разграблен богатый Сидон, жители которого были вынуждены бежать из города [Страбон. География. СПб.: Наука, 1994. Книга 16, 2, 13]. Имели филистимляне и флот, который, однако, был слабым и существенной роли в средиземноморье никогда не играл [Vaux R. La Phenicie et les Peuples de la Mer // Melanges de I’Universite Saint-Joseph, 1969. T. 45. P. 491]. Итак, в течении двух-трёх десятилетий разгромленные фараоном филистимляне не только не стали жертвой воинственных хананеев и финикийцев, намного превосходящих их численностью и наличием прекрасных неприступных крепостей, но сумели одних разгромить, а других держать в страхе. Это тем более выглядит удивительным, что единодержавия у филистимлян не было, а без него в древности одерживать победы было очень сложно, тем более в таких условиях. Так благодаря чему же тогда горстка изгоев-захватчиков покорила народы и сокрушила неприступные крепости? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо отправиться за многие километры от Палестины, в горы Армении.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №25  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:54 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 7

Гномы Древнего мира

В народных сказках часто фигурируют гномы — маленькие волшебные существа, хозяева гор, которые охраняют их богатства — драгоценные камни и металлы. Гномы хранят секреты их местонахождения и добычи. И если в наши дни погоня и добыча драгоценных металлов является одной из самых прибыльных, то не менее прибыльной она была и в Древнем мире. Более того, если сегодня драгоценные металлы определяют уровень жизни человека, то в древности обладание ими давало, порой, саму жизнь. Причём жизнь давало не золото или серебро, а медь, бронза и железо, ибо из этих металлов готовилась не только утварь, но и орудия труда, а главное — вооружение. Недаром ещё недавно древнюю историю делили на века в зависимости от появления в быту того или иного металла.

Начиная от каменной эпохи, затем следовала медная, бронзовая и, наконец, железная эпоха. И тот, кто обладал медными орудиями труда и вооружения, стоял намного выше того, у кого в руках были изделия из камня. А тот, кто знал секреты выплавки железа, господствовал над тем, кто использовал медь или бронзу. Железные мечи шутя разбивали медные и бронзовые щиты и латы. Железные орудия при обработке земли способствовали получению высоких урожаев. Словом, железо давало всё. И потому секреты его получения держались в тайне так же крепко, как сказочные гномы оберегали от посторонних глаз свои сокровища, спрятанные глубоко в горах. Первыми “гномами-хранителями” тайны железа было армянское “племя Кизвадан, которое в XIV в. до н. э. научилось выплавлять железо (по последним данным это событие произошло ещё в начале III тысячелетия до х. э. — прим. А.О.) [Рыжов К.В. 100 великих изобретений. М.: Вече, 2000. С. 33]. Оно не сделало нового открытия, а попросту нашло способ дешевого изготовления железа, да ещё в большом количестве.

В Египте и Месопотамии железо знали уже в третьем тысячелетии до н. э., однако оно встречалось столь редко, что его ценили выше золота” [Косидовский. Указ. соч. С. 251]. Что же это был за способ, который открыли древние умельцы — племя Кизваданов, ведь хотя железо в составе многих минералов распространено весьма широко, однако по сравнению с металлургией меди, металлургия железа является достаточно сложным процессом, ибо железо плавится при температуре 1539 градусов, что было совершенно недоступно добиться древним мастерам. И всё же они как-то получили железо. “Наиболее распространенные железные руды (магнитный железняк, красный железняк и бурый железняк) представляют собой либо соединение железа с кислородом (оксид железа), либо гидрат окиси железа. Для того чтобы выделить металлическое железо из этих соединений, необходимо восстановить его — то есть отнять у него кислород.

открыть спойлер
Разумеется, древние мастера не имели понятия о сложных химических процессах, которые происходили при восстановлении железа. Однако, наблюдая за „плавкой“ руды, они в конце концов установили несколько важных закономерностей, которые легли в основу простейших методов производства железа. Прежде всего, наши предки заметили, что для получения железа вовсе не обязательно доводить его до температуры плавления. Металлическое железо можно получать и при гораздо меньших температурах, но при этом должно быть больше топлива, чем при выплавке меди, и это топливо должно быть лучшего качества. Необходимо также, чтобы огонь был как можно более „горячим“. Все это требовало особого устройства печи и условий плавки. Как правило, приступая к „плавке“ железа, мастера сначала выкапывали круглую яму, стенки которой изнутри обмазывались толстым слоем глины. С наружной стороны к этой яме подводилось отверстие для нагнетания воздуха. Затем над округлой нижней частью сооружали верхнюю в виде конуса. В качестве топлива использовали древесный уголь. Его засыпали в самый низ печи — в яму. Сверху на него укладывали слоями шихту — измельченную руду и уголь. На самый верх засыпали толстый слой угля.

После того как топливо внизу поджигалось, начинался сильный разогрев руды. При этом шла химическая реакция окисления углерода (угля) и восстановления железа. В виде мельчайших лепестков тестообразное железо, которое было в три раза тяжелее шлака, опускалось вниз и оседало в нижней части печи. В результате на дне ямы собирался ком мягкого сварного железа — крица, весом от 1 до 8 кг. Она состояла из мягкого металла с пустотами, заполненными твердыми шлаками. Когда „плавка“ заканчивалась, печь разламывали и извлекали из нее крицу. Дальнейшая обработка происходила в кузнице, где крицу снова разогревали в горне и обрабатывали ударами молота, чтобы удалить шлак. В металлургии железа ковка на многие века сделалась основным видом обработки металла, а кузнечное дело стало важнейшей отраслью производства.

Только после ковки железо приобретало удовлетворительные качества. Чистое железо, впрочем, невозможно использовать из-за его мягкости. Хозяйственное значение имел только сплав железа с углеродом. Если полученный металл содержал от 0,3 до 1,7% углерода, получалась сталь, то есть железо, которое приобрело новое свойство — способность к закалке. Для этого изготовленный инструмент нагревали докрасна, а затем охлаждали в воде. После закалки он становился очень твердым и приобретал замечательные режущие качества. При естественном притоке воздуха температура в печи поднималась не выше 1000 градусов.

Уже в древности было замечено, что из той же руды можно получить больше железа и лучшего качества, если в печь искусственно нагнетать воздух с помощью мехов. Меха делались из шкур, снабжались дульцами и приводились в движение вручную. С помощью сопел и мехов в печь нагнетали сырой не подогретый воздух, откуда и пошло название всего процесса. Однако и при этом способе температура могла подниматься только до 1200 градусов, и из руды извлекалось не более половины содержавшегося в ней железа. Являясь общедоступным и дешевым материалом, железо очень скоро проникло во все отрасли производства, быта и военного дела и произвело переворот во всех сферах жизни. Железный топор и соха с железным лемехом позволили освоить земледелие тем народам, которым до этого оно было совершенно недоступно.

Только после распространения железа земледелие у большинства народов превратилось в важнейшую отрасль производства. Железо дало ремесленнику инструменты такой твердости и остроты, которым не могли противостоять ни камень, ни бронза. Они явились той основой, на которой стали бурно развиваться другие ремесла. Эти крупные сдвиги положили конец первобытному обществу. На смену ему пришло более развитое — классовое общество” [Рыжов К.В. Сто великих изобретений. М.: Вече, 2000. С. 33—35]. Племя Кизваданов жило высоко в горах, мало сообщаясь с окружающим миром, и в силу специфичности природных условий, а так же, вероятно, ряда факторов, неизвестных нам сегодня, не воспользовалось должным образом своим изобретением. Зато его по достоинству оценили те, кто пришёл с оружием на их землю.

“Кизваданов покорили хетты и, разумеется, вырвали у них тайну плавления железа, которую они берегли как зеницу ока” [Косидовский. Указ. соч. С. 251]. Хетты поставили получение железа на весьма широкую ногу. В их городах “порою встречаются кварталы, которые можно определить как „промышленные“, особенно если там занимались обработкой металлов” [Маккуин. Указ. соч. С. 76]. “Производство и применение железа занимали особое место в хозяйственной жизни хеттов, что подтверждается и новейшими данными хеттских клинописных текстов, датируемых XV—XIII вв. до х. э. Существовали разные виды метеоритного и земного, рудничного железа („железо“ и „небесное железо“, „черное железо“, „хорошее железо“, „железо очага“). При обработке „хорошего железа“ (видимо, стали) Центральная Малая Азия занимала исключительное положение среди современных хеттам стран Ближнего Востока, которым, также, была известна железная металлургия. В хеттских текстах сохранились сведения о весе (от 1 сикля, т.е. ок 8,4 г, до 90 мин., т.е. около 45 кг) и размерах (от 3 пядей до миниатюрных, не считая размеров трона, скипетра, копья, кинжала, многих сосудов и т.д.) железных изделий.

В большом количестве изготовлялись из железа ларцы, какие-то „длинные сосуды“, кинжалы и их лезвия (клинки), постаменты для статуэток божеств, сами статуэтки, булавы, гвозди (колышки), молотки, топоры, резные предметы культово-ритуального назначения, предметы роскоши. В хеттских текстах упоминаются кузнецы по железу („железоделатели“), сопоставляемые с кузнецами по золоту, серебру и меди. Железо производили в разных местах Хеттского государства, и в особенности в северных и северо-восточных районах” [История Востока. Указ. соч. Т. 1. С. 122]. Однако, несмотря на столь широкое распространение получения железа, его секрет удавалось сохранять в строжайшей тайне благодаря тому, видимо, что этим секретом владели лишь несколько искусных мастеров [Герни О. Р. Хетты. М.: Наука, 1987. С. 76]. Но “В XII веке до н. э. „народы моря“ разгромили хеттов и овладели тщательно охраняемой тайной плавки железа. Это ценнейшее сокровище досталось филистимлянам.

“Кузнецов не было во всей земле Израильской; ибо Филистимляне опасались, чтобы Евреи не сделали меча или копья. И должны были ходить все Израильтяне к Филистимлянам оттачивать свои сошники, и свои заступы, и свои топоры, и свои кирки, когда сделается щербина на острие у сошников, и у заступов, и у вил, и у топоров, или нужно рожон поправить. Поэтому во время войны [Михмасской] не было ни меча, ни копья у всего народа, бывшего с Саулом и Ионафаном, а только нашлись они у Саула и Ионафана, сына его” (1 Цар. 13:19—22). Филистимляне держали израильтян в зависимости, самым жестоким образом защищая свою монополию на железо. Это была военная и экономическая монополия, ведь никто, кроме них, в Ханаане не умел вырабатывать ни железное оружие, ни инструменты, нужные для ремесел и сельского хозяйства. Правда, израильтяне могли приобрести орудия у филистимлян, но чтобы исправить или наточить орудия, приходилось опять же обращаться к филистимлянам, которые, вдобавок, брали за свои услуги высокую плату. Как это ни удивительно, археология подтвердила сведения, приведенные в Библии. На пространстве бывших маленьких филистимских государств добыто из земли огромное количество изделий из железа, в то время как в других районах Ханаана такие находки являются редкостью.

Картина совершенно отчетливо изменяется, едва только раскапываются культурные слои, относящиеся к периоду, когда гегемонии филистимлян в Ханаане был положен конец. С этих пор железо обнаруживается в большом количестве, и оно равномерно распределено на всем пространстве Ханаана” [Косидовский. Указ. соч. С. 251—252]. Как видим, польский историк-атеист вынужденно констатирует подтверждение наукой интереснейшего и древнейшего сообщения Библии о монополии филистимлян на получение железа, благодаря чему они значительно превосходили все окрестные племена, которые несмотря на свою многочисленность, находились от них в зависимости. Ибо у израильтян, как мы видели, только царь Саул и его сын, наследник Ионафан имели оружие из железа. Во славу своих походов филистимляне любили устраивать особые праздники… первые праздники… пива, столь популярные сегодня.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №26  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:56 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 8

Праздник мужского бессилия

В древности понятие праздника было неразрывно связано с чествованием того или иного бога. Не были в этой связи и исключением филистимляне, которые, одержав очередную победу, чтобы отметить её, а главное, воздать честь богу, который её даровал, устраивали особое служение-пиршество-жертвоприношение. Именно такое сочетание трёх данных понятий наиболее точно даёт представление о подобных мероприятиях.

Служение, ибо устраивалось оно в честь того или иного бога, вознося ему молитвы; пиршество, потому что сопровождалось пиром; жертвоприношение, потому что во время него как приносились жертвы богу (в том числе и человеческие), так и вся пища и питие, которые употреблялись на пиру, были посвящены чествуемому идолу и вкушались после их освящения в его честь. Филистимляне были одним из немногих народов, где подобные служения охватывали почти всё население. Древнейшее описание подобного пира даётся в Библии, в книге Судей. “Владельцы Филистимские собрались, чтобы принести великую жертву Дагону, богу своему, и повеселиться, и сказали: бог наш предал Самсона, врага нашего, в руки наши. Также и народ, видя его, прославлял бога своего, говоря: бог наш предал в руки наши врага нашего и опустошителя земли нашей, который побил многих из нас. И когда развеселилось сердце их, сказали: позовите Самсона, пусть он позабавит нас. И призвали Самсона из дома узников, и он забавлял их, и поставили его между столбами. Дом же был полон мужчин и женщин; там были все владельцы Филистимские, и на кровле было до трех тысяч мужчин и женщин, смотревших на забавляющего их Самсона” (Суд. 16:23—25, 27).

Вначале исследователи не очень верили в то, что у филистимлян были храмы, способные вместить до 3000 человек, а также в сам факт проведения подобных пиров. Однако затем, когда были раскопаны эти храмы (см. об этом ниже) и найдены внебиблейские свидетельства описания подобных пиров, то даже самые ярые скептики признали достоверность библейских сообщений [Келлер. Указ. соч. С. 206]. К тому же, “эту внушительную картину шумного пира археология дополнила несколько неожиданным образом. В руинах филистимских городов найдено большое количество пивных кувшинов, снабжённых носиками с фильтром для задержания ячменной шелухи, плавающей в свежесваренном пиве. Итак, выяснилось, что в стране вина филистимляне оказывали предпочтение пиву, традиционному напитку греческих воинов” [Косидовский. Указ. соч. С. 250—251].

открыть спойлер
Однако употребляли пиво филистимляне не только и не сколько при воспоминании о походах с греками, но как особый напиток, посвящённый богу Дагону. Культ Дагона был с древнейших времён распространён в Сирии. Ему поклонялись ещё потомки Каслухима. И потому, когда филистимляне заняли в XII в. до х. э. Палестину, они избрали его своим верховным богом [Циркин Ю. Мифы Финикии и Угарита. М.: Астрель, АСТ, 2000. С. 50]. В первую очередь он выступал как бог земледелия, недаром его имя связано с названием зерна в финикийском языке [Там же, С. 78]. Он был покровителем культурных растений, в основном, зерна [Грей Д. Ханаанцы. М.: Центрполиграф, 2003. С. 145].

Потому пиво, приготовляемое из зерна, считалось с древности напитком в честь этого бога. Был он и покровителем рыболовства, и потому изображался в виде мужчины, вместо чрева и ног которого был рыбий хвост. В отличии от других божеств филистимлян, культ Дагона не отличался ни священной проституцией, как Астарты, один из храмов которой находился в Аскалоне [Дюпуи П. История проституции. К.: Интебук, 1991. С. 13], ни человеческими жертвоприношениями, как Ваала (об этих культах подробно рассказано в наших предыдущих работах), а сопровождался лишь массовой “священной” попойкой, заканчивающейся повальной оргией. Наравне с Дагоном и Астартой большой популярностью пользовался бог Веельзевул (правильнее Бааль-звув) в пер. бог мух, о деталях культа которого не сохранилось сведений. Со временем его имя Бааль-звув было евреями переделано в насмешку в Веельзевул, т.е. бог навоза. Некоторые комментаторы полагают, что это был языческий бог врачевания, жрецы которого для лечения людей использовали заговоры, амулеты и т.д. Сегодня древние филистимские божества ушли в далёкое прошлое. Даже имена многих из них позабыты, а от храма, в который филистимляне привели Самсона, остались лишь жалкие руины. Кстати, археологи доказали, что именно тогда храм Дагона в Газе и был разрушен и пальма первенства перешла к Азоту, куда и был привезён ковчег завета (1 Цар. 5:1).

Имя Дагона позабылось, но пиво — священный напиток этого бога, сегодня популярен как никогда. Конечно, устраиваемые сегодня праздники пива — это широчайшая реклама этого напитка и не имеет никакого отношения к древнему филистимскому богу, но отношение к тому, кто был автором этого культа — дьяволу — самое непосредственное. Сегодня стало модно говорить не только о безопасности, но и о полезности пива, содержащем, якобы, большое количество витаминов и других питательных веществ. За кружками пива на рекламах изображают красивых юношей в обществе девушек. Причём, многие рекламы воспевают пиво чуть ли ни как напиток любви. Но рекламодатели и продавцы пива, рекламируя его как символ современного и сильного мужчины, успешного бизнесмена и победителя женщин умалчивают, что как раз те, которые употребляют пиво, имеют кроме всего прочего, огромные проблемы в интимных отношениях с женщинами. Дело в том, что употребление пива, особенно в молодом возрасте, приводит вскоре к развитию хронического простатита, т.е. воспаления предстательной железы, одной из функций которой является нагнетание крови в половой член во время эрекции.

При воспалении же этого не происходит и, следовательно, осуществление полового акта становится невозможным. И никакие таблетки, стимулирующие эрекцию, помочь не могут. Широкое распространение пива среди молодёжи явилось одной из причин снижения рождаемости вследствии мужской несостоятельности. Хронический простатит даже при самом своевременно начатом лечении редко удаётся полностью излечить. А в подавляющем большинстве случаев он приводит к развитию аденомы предстательной железы (или, как это заболевание называется по-новому, доброкачественной гиперплазии предстательной железы), при которой мужчина не только уже толком не может жить нормальной половой жизнью, но страдает большим дискомфортом вследствии частых позывов на мочеиспускание не только днём, но и ночью. К сожалению, молодёжь об этом не знает и продолжает пить пиво, а когда уже приходит к нам, врачам, то помочь, в основном, бывает уже практически невозможно. Поэтому праздники пива, правильнее было бы назвать праздниками мужского бессилия, ибо именно к этому приводит употребление пива. В итоге семьи часто разрушаются, дети не рождаются и т.д.

Ещё более страшным образом пиво действует на организм женщины, и особенно девушки, разрушая у неё ту же половую систему и делая невозможным рождение здоровых детей. Помимо этого, пиво крайне отрицательно воздействует на печень, вызывая развитие жирового гепатоза, часто переходящего в цирроз, на сердце, вызывая алкогольную кардиомиопатию с последующей сердечно-сосудистой недостаточностью. Пиво содержит большое количество солей тяжёлых металлов, приводящих к развитию рака желудка и кишечника. Так что пусть каждый выбирает, стоит или нет пить этот “священный” напиток бога Дагона.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №27  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 17:59 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 9

Золотые мыши

Слова “Отошла слава от Израиля, ибо взят ковчег Божий” (1 Цар. 4:22), сказанные умирающей невесткой Илии, говорили после той злополучной битвы не только в Израиле. Те же самые слова, только уже с радостью в голосе, говорили в филистимских землях. Филистимляне и до этого одерживали победы над израильтянами, но эта была особенной. Она была особенной не потому, что израильтян погибло больше, чем в других битвах, не потому, что самим филистимлянам она досталась путём меньшей крови или привела к заключению более выгодного мира. Она была исключительной потому, что в результате неё в руках филистимлян оказался ковчег завета Бога Израилева. В глазах почитателей Дагона захват ковчега был не просто захватом вражеского знамени, как можно было бы решить, исходя из современных понятий, это было нечто совершенно другое. И если бы филистимлянам предложили выбирать между пленением всего израильского войска или захватом только ковчега, то они, без сомнения, избрали бы последнее. Дело в том, что в религиозном понимании людей Древнего Востока сила народа зависит от божества, которое олицетворялось с идолами, его изображающими. Идол являлся воплощением божества. Более того, через него можно было влиять на божество. Поэтому своих идолов язычники одевали в одежды, клали на бок, когда приходила ночь, ставили перед ними еду, поливали их водой и кровью, чтобы те пили. Когда же божество переставало удовлетворять человека, не помогая ему, то человек мог высечь идола или вообще выбросить его вон, наказывая тем самым, как он полагал, само божество. “Осада Вавилона длилась несколько месяцев и, по-видимому, завершилась в марте 481 г. суровой расправой.

Городские стены и укрепления были срыты… Часть жрецов казнена. Главный храм страны Эсагила (святилище верховного бога Мардука) и зиккурат Этеменанки также сильно пострадали. Многие предметы из сокровищницы этого храма, посвященные туда ассирийскими и вавилонскими царями, были увезены в Персеполь… Золотая статуя бога Мардука весом 20 талантов (около 600 кг) была увезена в Персеполь и, вероятно, переплавлена. Тем самым Ксеркс нанес этому древнему городу страшный удар, так как теперь, по вавилонским представлениям, никто не мог провозгласить себя законным царем. Ведь для восшествия на трон необходимо было получить корону из рук Мардука в Эсагиле во время новогоднего праздника” [Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы. М.: Наука, 1985. С. 137]. Современные люди не увидели бы в уничтожении статуи Мардука ничего особенного. Сделать новую — и нет проблемы. Но древние понимали не так. Они твёрдо верили, что новая статуя — это уже будет просто подделка.

открыть спойлер
Ассирийские цари, когда покоряли какой-либо народ, в числе добычи вывозили в первую очередь золотые и серебряные статуи богов покорённого народа, которых затем несли пленные во время триумфального шествия ассирийцев, показывая, тем самым, что не только люди, но и боги этого государства взяты в плен [Масперо Г. Древняя история. Египет. Ассирия. СПб.: И-е Л.Ф. Пантелеева, 1905. С. 283]. К статуям и предметам культа побеждённых относились с почтением, полагая, что теперь эти боги, оказавшись у них, будут служить своим новым хозяевам. Поступок же Ксеркса был исключением в этом отношении и многие считали его вопиющим [Всемирная история. Указ. соч. Т. 4. С. 304]. Так, Навуходоносор, захватив святыни Иерусалимского храма, не только не уничтожил их, но напротив, они сохранялись в целости (конечно, в этом была и рука Божья) весь период нахождения в Вавилоне. Учитывая эту специфику древних религиозных представлений, нам будет легче понять радость филистимлян после захвата ковчега, символа вместилища, по их мнению, Бога Израилева [Лопухин А.П. Толковая Библия. СПб, 1904—1907, Стокгольм, 1987. Т. 2. С. 236]. Ибо теперь, как они думали, израильский народ лишён своего Бога. А любой народ без присутствия божества обречён на уничтожение. Во-вторых, они теперь ещё более стали почитать Дагона, который, по их мнению, оказался сильнее Бога израильтян, раз те потерпели поражение.

И вот под победные крики народа ковчег завета пребывает в город Асор, тогдашний центр Пятиградья, ставший им после того, как Самсон сокрушил храм Дагона в Газе [Циркин. Указ. соч. С. 105], который устанавливают в храме Дагона, подле статуи этого Бога (1 Цар. 5:2). Азот представлял собой одну из лучших крепостей своего времени. Своим богатством город был обязан тому, что был расположен на дороге, ведущей из Палестины в Египет, по которой двигались многочисленные купеческие караваны, останавливающиеся в нём. Купцы чувствовали себя спокойно за высокими и мощными его стенами. О их несокрушимости говорит, хотя бы, тот факт, что когда в VI в. до х. э. против него воевал египетский фараон Псамметих, “29 лет (!) он провёл, осаждая большой сирийский город Азот, и, наконец, взял его. Ни один из известных нам других городов не выдержал столь долгой осады” [Геродот. История. М.: Ладомир, АСТ, 1999. Книга II, 157. С. 160]. О жизни древнего Азота большую информацию дали раскопки, проводимые с 1962 по 1972 гг. Департаментом древностей Израиля под руководством М. Дотана и Д.Н. Фридмана. В ходе исследований были обнаружены и остатки храма Дагона, где находился в своё время ковчег завета. Однако, филистимляне не долго торжествовали свою победу.

О произошедших после этого событиях рассказывает древнеримский историк Иосиф Флавий, сообщения которого подтверждают вплоть до деталей библейское повествование. “На следующий день рано утром, когда филистимляне пошли в храм поклониться своему богу, их взорам представилась следующая картина: идол упал с того постамента, на котором раньше стоял, и лежал у подножья ковчега завета. В сильном смущении филистимляне вновь поместили своего бога на его постамент. Но всякий раз, когда они затем являлись к Дагону, они находили его лежащим на земле перед ковчегом завета, как бы в преклонении перед ним, и это повергало их в страшное уныние и смущение. В конце концов… на город Азот и на всю страну филистимлян [обрушилось] необычайное бедствие и болезнь. Люди умирали в страшных мучениях от дизентерии, причём перед смертью у них ужасно вздувались животы, чувствовалась крайне острая резь и выпадали все внутренности, успевшие во время болезни придти в гниение.

В то же время на страну совершило нашествие огромное количество мышей, которые, не щадя ни посевов, ни древесных плодов, нанесли населению необычайный вред. Не имея в таком бедственном положении более сил для борьбы с постигшею их напастью, жители города Азота поняли, что вся беда исходит от находящегося у них кивота завета, и что их победа над евреями и захват кивота не послужили им к добру. Ввиду этого они послали к жителям города Аскалона с предложением взять к себе кивот завета. Те охотно исполнили просьбу азотийцев и даже выразили им за это свою благодарность” [Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2 т. Минск: Беларусь, 1994. Т. 1. Книга 6. Глава 1, 1. С. 261—262]. Итак, ковчег завета спешно перевозится в Аскалон, город интереснейшей судьбы, которая подробно будет рассмотрена ниже, в главе, посвящённой анализу библейских пророчеств о филистимлянах. “Но лишь только они приняли в свой город кивот завета, как и их постигли те же бедствия, потому что кивот принёс с собою от азотийцев те же страдания для тех, кто теперь принял его к себе. Тогда аскалонцы отправили его от себя в другое место, но и тут он оставался недолго, потому что, лишь только обнаруживались связанные с присутствием кивота напасти, его отправляли дальше в другие города” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 6. Глава 1, 1. С. 262].

Как видим, сообщения Флавия действительно в точности повторяют библейские сообщения с той лишь разницей, что Библия говорит (1 Цар. 5:8), что из Азота ковчег был направлен сначала в город Геф, а потом уже оттуда в Аскалон, а Флавий упоминает после Азота сразу Аскалон, как место пребывания ковчега. Жители древнего мира (впрочем, как и современные люди) были очень суеверны. И потому, если видели какие-либо странные и зловещие события, то сразу же пытались анализировать, из-за чего те могли возникнуть, точнее, чем они могли прогневить богов, и пытались это сразу же исправить. В истории с ковчегом они несколько отступают от этого правила, пытаясь всё же всеми силами удержать его у себя. Ибо в их глазах, как мы помним, он олицетворял залог силы израильтян, которых они так ненавидели. Но страшные эпидемии, обрушившиеся на них, заставили их отступить. В этом смысле они повторили историю египтян, которые вплоть до последнего пытались задержать израильтян у себя, несмотря на все казни, явленные Богом через Моисея. В своей личной жизни мы очень часто, к сожалению, повторяем упорных филистимлян. Повторяем, когда не желаем сворачивать с пути греха и порока.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №28  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 18:00 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Чтобы спасти нас, Господь вынужден допускать в нашей жизни различные испытания, неприятности (духовные казни), чтобы мы остановились и обратились к Нему, получив жизнь. Но грех нам очень нравится и мы не желаем сразу от него отступать, мы упрямо держимся за него. Алкоголик продолжает пить, наркоман — употреблять наркотики, завистник — распространять сплетни и наговоры; изменник продолжать изменять, удовлетворяя похоть; гордец идёт по головам на пути к карьере. И при этом каждый из них, а точнее, каждый из нас, когда оказывается в этом качестве, склонен более всего оправдывать себя. Завистник оправдывает свои сплетни и склоки, якобы, борьбой за дело или за чистоту веры, если он в церкви, которому мешают или которое оскверняют некоторые люди. Гордец тем, что он лучше сумеет выполнить это и он более подходит для этой должности. Прелюбодей тем, что он не находит понимания у жены, да и вообще, что плохого в свободной любви?

Ведь любовь — это прекрасно. Так же сегодня многие люди по примеру филистимлян вообще не видят и не хотят видеть в окружающих их событиях руки Божьей… Ведь нахождение ковчега, мы об этом порой забываем читая 5 главу 1 книги Царств, было и проповедью о Боге жителям Пятиградья. Проповедью несколько необычной, но проповедью. В ней не было проповедника человека, но Проповедником был Сам Бог. В ней никто не обращался к филистимлянам со словами о Господе, но сами необыкновенные события обращались к их сердцу, показывая что их бог Дагон ничто и что на небе есть Истинный Властитель. Сегодня в мире происходят страшные природные катаклизмы, к примеру, произошедшее 26 декабря 2003 года в Иране, в городе Баме, землетрясение, унесшее более 30 тысяч человеческих жизней. Почти все содрогаются слыша об этом, но сколько человек задумывается о причинах его и связи с пророчествами Библии, говорящими о конце времени.

Лишь относительно небольшая горстка людей понимает, что все это говорит о скором Втором Пришествии Христа. Филистимляне не услышали, точнее не захотели услышать весть об Истинном Боге в эпидемиях обрушившихся на их землю, пытаясь вплоть до последнего момента объяснить всё происходящее чисто материалистическими причинами. Иосиф Флавий нам передаёт интересные детали дополняющие библейский рассказ (1 Цар. 6:1—20) совещания филистимских правителей. “Испытав такие бедствия и тем самым служа предметом предостережения для всех, кто об этом слышал, — не принимать к себе за такую цену кивот завета, филистимляне наконец стали искать способа, как бы удобнее избавиться от этого кивота. С этой целью правители пяти городов, Гитты, Аккарона, Аскалона, Газы и Азота сошлись вместе и стали обсуждать дальнейший образ действий. Сперва было решено отослать кивот назад на родину, так как очевидно, что Бог насылает на них и их города бедствия в виде наказания за присвоение ими кивота.

открыть спойлер
Но тут раздались голоса, что этого делать не следует, так как мнение, будто кивот является причиной всех бедствий безусловно неосновательно: ведь у кивота, говорили они, не может быть такой силы и могущества, тем более, что если бы Господь Бог дорожил этим ящиком, то Он не допустил бы до того, чтобы кивот попал в руки врагов. Поэтому лица, державшиеся такого мнения, советовали успокоиться и стойко переносить постигшие их напасти, считая причиною последних исключительно какие-нибудь физические условия, которые случайно в это именно время вызывают такие перемены во внутренностях людей, в земле, в плодах и прочих отношениях” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 6, Глава 1, 2. С. 262—263]. Как это походит на то, что говорят современные люди и что было предсказано апостолом Петром. “Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: где обетование пришествия Его?

Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же” (2 Петра 3:3—4). Подобным образом рассуждали и некоторые филистимляне, говоря, что необычного в начавшихся болезнях? Разве до этого мы не болели и не было эпидемий? И сегодня мы, живущие в 2004 году, вторим этим давно ушедшим в небытие народам. Что необычного в землетрясении в Иране, разве там 200—300 лет назад не было землетрясений. Что необычного в эпидемии CARS. Разве до этого не было эпидемий. В наши дни так рассуждают очень многие. Другие же наши современники на удивление точно разделяют взгляды другой части филистимлян, предложивших, как они считали наиболее верное третье решение.

“В конце концов над обоими приведенными мнениями восторжествовало третье, которое исходило от людей, уже и раньше отличавшихся особенною сообразительностью и испытанною сметкою. Оно и теперь, при данных условиях, показалось наиболее целесообразным. Совет этот сводился к тому, что не следует ни отсылать кивот обратно, ни держать его у себя, а принести пять золотых статуй, от имени каждого города по одной, Господу Богу в благодарственную жертву за то, что Он позаботился об их избавлении и спас от напастей, которым они не могли бы при своих собственных силах противостоять. Равным образом, советовали они, должно сделать столько же золотых изображений мышей наподобие тех, которые напали на них и опустошили их страну. Затем нужно поместить все эти изображения в особый ящик и, поместив его на кивот завета, соорудить для последнего новую колесницу и впрячь в неё недавно отелившихся коров, телят же оставить дома и запереть в хлевах…

Наконец, советовали они, должно оставить везущих колесницу с кивотом и предоставить им самим по собственному желанию выбрать дорогу: если они направятся в страну евреев, то будет очевидно, что именно кивот является причиною всех постигших их бедствий. Если же коровы пойдут другою дорогою, — говорили они, — то мы вернём кивот назад, потому что будем уверены, что он не обладает никакою сверхъестественною силою” [Иосиф Флавий. Указ. соч. Т. 2. Книга 6. Глава 1, 2. С. 263]. Насколько мы любим в своей жизни принимать “третьи” решения? Мы, порой, не делаем ни добра и ни зла, а что-то среднее. Мы не культивируем грех, но и не отказываемся от него. Мы не отрицаем IV Божью заповедь о субботе, но вместо неё празднуем воскресенье. Мы признаём, что церковь — это Божье установление, но не ходим туда или ходим лишь изредка, по праздникам. Ещё древние латиняне говорили: “Tercia non data” — третьего не дано.

Но многие забыли эту аксиому, превратив её в теорему без доказательств. “Третьи” решения самые опасные по своим последствиям. Франция и Великобритания не поддержали Гитлера в начале его деятельности, но и не выступили против. А сколько раз в своей жизни, когда нам необходимо было говорить прямо, мы просто отмалчивались, не желая и лгать, но боясь и говорить открыто. Благодаря третьей позиции, в которую часто предпочитают становиться люди, происходит в мире больше всего зла. И это зло обрушивается, в первую очередь, на тех, кто стоит в этой самой третьей позиции, с третьим решением, третьим мнением. И дьявол особенно подбивает нас именно на третьи решения в наших отношениях с Богом, и в исследуемой нами истории это проявилось очень ярко. С одной стороны филистимляне, вроде бы, признают, что именно Господь обрушил на них все эти беды. Более того, филистимские жрецы советуют принести Богу жертву повинности. “Те сказали: если вы хотите отпустить ковчег Бога Израилева, то не отпускайте его ни с чем, но принесите Ему жертву повинности; тогда исцелитесь и узнаете, за что не отступает от вас рука Его. И сказали они: какую жертву повинности должны мы принести Ему?

Те сказали: по числу владетелей Филистимских пять наростов золотых и пять мышей золотых; ибо казнь одна на всех вас и на владетелях ваших” (1 Цар. 6:3—4). “В древнем языческом мире существовал обычай умилостивлять то или иное божество принесением ему металлических изображений кары, постигшей человека. Известно, например, что афиняне приносили богу в жертву изображение тех членов человеческого тела, которые были поражены болезнью… Обычай принесения божеству металлических изображений (или вообще знаков) угнетавшей человека кары практиковался и в качестве благодарственной жертвы, по случаю освобождения от этой кары. Узники, получившие свободу, вешали в храмах свои цепи; спасшиеся от кораблекрушения — металлическую дощечку с изображением тонущего корабля. Луций Коллодий, исцелившийся от глухоты, принёс в жертву богине Минерве серебряные уши. Вышеупомянутый обычай не утратил своего значения среди некоторых языческих местностей и по настоящее время.

С появлением христианства обычай приносить Богу какое-либо вещественное знаменование постигшего или постигавшего человека горя не вполне вывелся из употребления… Из наиболее рельефных примеров существования трактуемого обычая в христианской древности можно указать на тот случай, когда исцелённый Божьей Матерью св. Иоанн Дамаскин сделал из серебра изображение отрубленной, было, у него иконоборцами, а теперь чудесно вновь соединившейся с остальным телом, руки, и приложил это изображение к той иконе Богоматери, пред которою молился, от чего эта икона и получила своё название „Троеручицы“” [Лопухин А.П. Толковая Библия. СПб, 1904—1907, Стокгольм, 1987. Т. 2. С. 239—240].

Как видим, эти языческие пережитки вошли и сохранились до наших дней в христианстве, а так же в магии. В последней они используются при насылании бед и “сглазе”, когда колдуны лепят фигурки людей, которым намереваются наслать порчу, и прокалывают у них булавкой те части тела, которые должны быть поражены. Но самое, конечно, печальное — это то, что эти языческие обычаи вошли в религию Христа, привнося в неё суеверия. Итак, филистимляне принесли, с одной стороны, Богу жертву повинности, а с другой — решили ещё раз проверить, точно ли из-за ковчега на них обрушились все эти напастья, и не были ли они вызваны просто чисто физическими причинами. В этом и заключалось их третье решение. Они принесли жертву Богу на всякий “пожарный” случай, но истинного раскаяния у них не было и в помине. Сегодня многие следуют этим путём, когда приходят в церковь “на всякий пожарный” случай. Перед поступлением в ВУЗ, на свадьбах, когда отпевают кого-то, часто ставят свечки, жертвуют нищим, участвуют в пасхальных и рождественских служениях.

В наше время, с одной стороны, расцветает порок и секуляризм, а с другой — те же самые люди, которые прелюбодействуют, воруют, обманывают или просто живут без особых мыслей о Боге, не говоря уже о том, чтобы молиться, строго выполняют все вышеперечисленные вещи. Получатся несколько, правда, утрированно, следующая схема: ночной клуб — церковь — ночной клуб и вновь всё сначала. Ведь никто не толкает “нового русского” или просто секулярного человека из притона или кабинета в церковь. Но в то же время и посещение ими церкви носит так же специфичный характер, ибо из неё он вновь возвращается в притон или к прежней секулярной жизни. То же происходит, когда они жертвуют на строительство храма награбленные деньги, часто со следами крови, и при этом считают, что “откупаются” от Бога и заглаживают свои грехи, жертвуя, вроде бы, Ему. Хотя по поводу таких денег Библия говорит следующее: “Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим” (Втор. 23:18).

Избрав третье решение, филистимляне думали, что поступили очень мудро. А между тем, отвергнув Бога и не покаявшись искренне, они подписали себе смертный приговор. Господь был к ним совсем близко, являя через ковчег чудесные знамения, но они не вняли Ему, и чем дальше повозка с ковчегом удалялась от их земли, тем дальше они становились от Бога. Следя за удаляющимся ковчегом завета, властители филистимские не подозревали, что провожают свою собственную жизнь. Оставим, пока, на время повозку с ковчегом следовать дальше в Вефсамис, а сами перенесёмся на века вперёд и проследим дальнейшую судьбу филистимского народа в свете библейских пророчеств и всемирной истории.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №29  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 18:03 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 10

Между львом и крокодилом

Священное Писание имеет ряд уникальных особенностей, которые резко выделяют его среди всех других книг этого мира. Но, пожалуй, одной из самых поразительных из них являются пророчества. Один исследователь метко сказал: “Пророчества накладывают на Библию печать божественности”. И действительно, когда исследуешь пророчества этой книги, которых более 3000 (!), то поражаешься тому, насколько точно, порой, за сотни веков, были предсказаны те или иные исторические события. Пророчества Библии всегда приводили в недоумение даже скептиков и атеистов своей ясностью и однозначностью, в которых нельзя было не признать описание того или иного события, имевшего место в истории, предсказанного за столетия. В предыдущих своих работах мы рассматривали уникальные библейские пророчества, предсказавшие, вплоть до деталей, судьбу Ассирии (Развенчанные боги. Археологическое исследование книг Ионы и Наума); Вавилона (И камни возопиют…

Археологическое исследование книги пророка Даниила); Моава, Аммона и Едома (Ключи истории. Археологическое исследование книги Бытие); Финикии (Колесо в колесе. Археологическое исследование книги пророка Иезекииля); Древней Греции и Рима (Всемирная история и пророчества Библии); папского Рима и государств средневековой Европы (История рабства. Археологическое исследование книги Откровение); США (Но как было во дни Ноя). Исследование библейских пророчеств о филистимлянах так же являет нам много удивительных, а порой, и действительно уникальных по своей точности примеров. Не приняв весть спасения во дни Самуила, филистимляне на протяжении последующих веков крепли в своём разврате и жестокости. От своих соседей — израильтян они хорошо знали о религии Истинного Бога, Десяти Заповедях. Но не только не проявляли к этому какого-либо интереса, но, напротив, всячески боролись, как с самими израильтянами, так и с их религией, о чём будет рассказано ниже в настоящей работе. Господь долго терпел этот народ, давая ему возможность спастись, но Его милость была отвергнута. И тогда через пророков Господь провозгласил суд над этим народом.

открыть спойлер
Как часто в своей жизни, по примеру филистимлян, мы продолжаем жить, зная о Законе Божьем, о существовании Его церкви, но не делаем никаких для себя выводов, считая, что так удобнее жить, не отягощая себя какими-то нравственными ограничениями. Наш современный мир отличает следование, в основном, конечно, неосознанное, постмодернистской философии, в основе которой лежит отрицание каких-либо общих норм и правил для всего человечества. Каждый человек вырабатывает сам для себя правила и нормы поведения, которые считает необходимыми. Отсюда — попрание каких-либо авторитетов, включая, в первую очередь, Бога. Но как нас наша постмодернистская философия и нежелание знать Бога привели к кризису, так отвержение Спасителя привело к краху филистимскую цивилизацию, над которой прозвучали грозные слова пророков: “Рыдайте, ворота! вой голосом, город! Распадешься ты, вся земля Филистимская, ибо от севера дым идет, и нет отсталого в полчищах их” (Ис. 14:31); “Так говорит Господь: вот, поднимаются воды с севера и сделаются наводняющим потоком, и потопят землю и все, что наполняет ее, город и живущих в нем; тогда возопиют люди, и зарыдают все обитатели страны.

От шумного топота копыт сильных коней его, от стука колесниц его, от звука колес его, отцы не оглянутся на детей своих, потому что руки у них опустятся от того дня, который придет истребить всех Филистимлян, отнять у Тира и Сидона всех остальных помощников, ибо Господь разорит Филистимлян, остаток острова Кафтора. Оплешивела Газа, гибнет Аскалон, остаток долины их” (Иер. 47:2—5); “И пошлю огонь в стены Газы, — и пожрет чертоги ее. И истреблю жителей Азота и держащего скипетр в Аскалоне, и обращу руку Мою на Екрон, и погибнет остаток Филистимлян, говорит Господь Бог” (Ам. 1:7—8); “Ибо Газа будет покинута и Аскалон опустеет, Азот будет выгнан среди дня и Екрон искоренится. Горе жителям приморской страны, народу Критскому! Слово Господне на вас, Хананеи, земля Филистимская! Я истреблю тебя, и не будет у тебя жителей, — и будет приморская страна пастушьим овчарником и загоном для скота. И достанется этот край остаткам дома Иудина, и будут пасти там, и в домах Аскалона будут вечером отдыхать, ибо Господь Бог их посетит их и возвратит плен их” (Соф. 2:4—7); “Увидит это Аскалон и ужаснется, и Газа, и вострепещет сильно, и Екрон; ибо посрамится надежда его: не станет царя в Газе, и Аскалон будет необитаем. Чужое племя будет жить в Азоте, и Я уничтожу высокомерие Филистимлян” (Зах. 9:5—6).

Выводы из пророчеств

1) Народ, пришедший с севера, нанесёт страшные опустошения филистимлянам (Ис. 14:31; Иер. 47:2—3);

2) Филистимляне, как нация, перестанут существовать (Иер. 47:4; Ам. 1:8; Соф. 2:5);

3) Газа оплешивеет (Иер. 47:5);

4) Газа будет уничтожена и покинута жителями (Ам. 1:7; Соф. 2:4);

5) Аскалон опустеет и жители покинут его (Иер. 47:5, 6; Соф. 2:4);

6) В Аскалоне и Газе больше не будет царя (Ам. 1:8; Зах. 9:5);

7) Аккарон (Екрон) будет уничтожен (Ам. 1:8; Соф. 2:4);

8) В Азоте будут истреблены филистимляне, но город не будет разрушен (Ам. 1:8);

9) В Азоте будет жить другой народ (Зах. 3:6);

10) На землях филистимлян будут пасти овец (Соф. 2:6);

11) Земли филистимлян достанутся иудеям (Соф. 2:7);

12) В Аскалоне будут отдыхать иудеи (Соф. 2:7).

Как по-разному пророчества предсказывают судьбу четырёх царских городов (пятый город Геф был разрушен иудейским царём Азарией ещё до первого из пророчеств Исайи, около 700 г. до х. э.). Так Аккарону предсказано уничтожение; Азоту — истребление его жителей-филистимлян, но сохранение самого города, в котором будет жить другой народ; Газе — уничтожение, но при котором она каким-то образом оплешивеет, а Аскалону — вообще, с одной стороны, уничтожение, а с другой — превращение его в курорт для иудеев. Как видим, эти пророчества имеют не какие-то общие и противоречивые предсказания, а вполне конкретные, которые совершенно по-разному определяют будущность филистимских городов. Рассмотрим же, действительно ли эти пророчества получили исполнение в истории? Итак, в течении трёхсот лет с 1050 по 730 гг. до х. э. история филистимлян представляет собой непрерывную полосу войн с израильтянами с переменным успехом. В правление иудейского царя Азарии (769—733) происходит усиление Иудеи, которая начинает активную внешнюю политику.

Фактически впервые со времен Давида Азария выступает против филистимлян. В результате последовавшей за тем еврейско-филистимлянской войны, Иудея захватывает такие важные их города, как Ямния, Гат, Ашдод, взяв под контроль и приморские пути [Tadmor H. Die Zeit des Erstens Tempels // Geschichte des jьdischen Volkes Mьnchen, 1981, p. 163]. Тогда же, как считают многие исследователи, Геф (или Гат) был разрушен и после этого не восстанавливался. Ныне от Гефа (в пер. “Давильный пресс”) остались руины, совпадающие с Tell es Safi — 31є43’ с.ш., 34є51’ в.д., на месте которого находятся обширные развалины и водоёмы, вырубленные в скале. Детальных археологических раскопок данного города не проводилось. Опасаясь ставшей вновь сильной Иудеи, филистимляне вступают в союз с Израилем и Дамасским царством, которые враждовали против иерусалимских царей. В сложившейся крайне опасной для Иудеи ситуации, послал иудейский царь “Ахаз послов к Феглафелассару, царю Ассирийскому, сказать: раб твой и сын твой я; приди и защити меня от руки царя Сирийского и от руки царя Израильского, восставших на меня” (4 Цар. 16:7).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №30  СообщениеДобавлено: 12 апр 2013, 18:04 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3951
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Иудейский царь воспользовался тем, что данная коалиция была направлена и против Ассирии, враждовавшей с Дамасским царством. Тиглатпалассару (Феглафелассар) становится известным, что “против Ассирии создалась коалиция во главе с царём Дамаска Рецином и израильским царём Пекахией. На стороне Дамаска и Израиля стоял Ганнон, правитель Газы и правитель Эдома” [Садаев Д. Ч. История Древней Ассирии. М.: Наука, 1979. С. 99]. Поэтому послание иудейского царя Ахаза стало для правительства Ниневии толчком к окончательному решению дамасского вопроса [Циркин. Указ. соч. С. 299]. Однако, первый удар ассирийцы направляют не сразу на Дамаск, а на его союзников филистимлян. Перед лицом ассирийских войск царь Газы Ганном бежал в Египет, но вскоре возвратился в Газу и признал власть Тиглат-Палассара [Ancient Near Eastern Texts relating to the Old Testament. By James B. Pritchard. Princeton University Press, 1969. P. 283, 282]. В результате этого в Газе был даже создан ассирийский торговый центр [Grayson A.K. Assyria: Tiglat-pileser III to Sargon II (744—705 B.C.) // Cambridge Ancient History, 1991, V. III, 2, p. 77].

“В Аскалоне по приказу Тиглат-Палессара царь города Митинг был свергнут и на трон возведён Рукибт, всецело преданный ассирийцам” [Weippert M. Zur Syrienpolitik Tiglathpileser III // Mesopotamien und seine Nachbam. Berlin, 1982, p. 397—398]. Несмотря на явные успехи ассирийцев противостояние со стороны филистимлян продолжалось. При этом филистимляне уже ищут понимания и у иудеев, на которых они совсем недавно натравливали ассирийцев [Циркин. Указ. соч. С. 315]. Так они вступают в контакты даже с царём Иудеи Езекией (727—698), который сам недавно ещё воевал с Газой. “Иудейский царь Езекия, ориентируясь на помощь Египта и отбросив всякую осторожность, отказался платить Ассирии дань и позволил жрецам, знатным людям и простому народу города Экрона (Аккарона) заковать в цепи их властителя Пади за то, что тот выполнял договоры и соблюдал присягу в верности ассирийскому царю” [Садаев. Указ. соч. С. 116].

Вот что об этом и о последующих затем событиях пишет в своей летописи ассирийский царь Сенаххериб (705—681 гг. до н. э.), в правление которого происходили эти события: “Цидку, царя Аскалона, что не склонился под ярмо мое, богов дома отца моего, его самого, его жену, сыновей, дочерей, братьев, родичей я забрал и переселил в Ассирию. Шаррулудари, сына Рукибти, прежнего их царя, я поставил над народом Аскалона и принесение дани, союзнического дара моему величию, наложил на него, и он влачил ярмо моё. Во время моего похода города Бит-Даганна, Яппу, Банайабарка, Азузу (филистимские города — прим. А. О.) — города Цидки, что к ногам моим тотчас не склонились, я осадил, взял, захватил добро их. А у наместников, князей и людей города Экрона, которые Пади, их царя, принесшего союзническую присягу стране Ашшур, бросили в железные оковы и выдали его Хизкии (Езекии), иудею, поступив враждебно и грешно, устрашились сердца их… Я подступил к Экрону, правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление причислил к полону” [Хрестоматия по истории Древнего Востока в 2 т. // Под ред. Коростовцева М.А., Кацнельсона И.С., Кузищина В.И. М.: Высшая школа, 1980. Т. 1. Анналы Синаххериба. С. 214]. На престолы филистимских городов Синаххериб посадил верных себе людей.

открыть спойлер
При этом ассириец не стал полностью уничтожать автономию филистимских городов, ибо в условиях возможного противостояния Египту ему нужна была буферная зона, которая могла бы быть и базой для вторжения в страну на Ниле и в то же время, пусть хотя бы временной, но защитой от возможного нападения египтян [Herr L.G. The Iron Age II Period: Emerging Nations // Biblical Archaeologist. 1997. V. 60, 3, p. 162]. Не успели филистимляне отойти от ужасов синаххерибова нашествия, как политическая ситуация во всём регионе резко меняется вследствии ослабления Ассирии. От последней откалываются две её недавние провинции — Мидия и Вавилония, становясь соответственно, Мидийским и Ново-Вавилонским царством. Заключив между собой союз, они начинают войну против своего бывшего сюзерена. В свою очередь поднимает голову и Египет, войска которого вновь вторгаются в Палестину и после долгой осады захватывают Азот [Tadmor H. Philistia under Assyrian Rule // The Biblical Archaeologist. 1966. V. 29, 3, p. 102].

Всё же сил закрепиться в этом зависимом ещё от Ассирии регионе у египтян не оказалось и поэтому они, удовлетворившись лишь разрушением грозной крепости Азот [Stern E. Israel at the Close of the Period of the Monarchy // The Biblical Archaeologist. 1975. V. 38, 1, p. 37], возвращаются к себе на родину. Пострадали от этого нашествия и другие филистимские города, и, в частности, Аккарон, начавший после этого быстро приходить в упадок [Gittin S., Dothan T. The Rise and Fall of Ekron of the Pholistines // Biblical Archaeologist. 1987. V. 50, 4, p. 215]. Результатом египетского вторжения стало, с одной стороны, вроде бы, возвращение самостоятельности филистимлян от Ассирии, но в то же время сильнейшее опустошение их земель. И вновь проходит всего несколько лет, как ситуация меняется, делая недавних врагов друзьями, и наоборот. Дело в том, что когда египтяне увидели, что от Ассирии, фактически, остались одни руины, а её столица Ниневия разграблена и уничтожена (612 г. до х. э.), фараон Нехо решил придти на помощь своему извечному врагу. Нехо II вступает в союз с провозгласившим себя в Харране царём Ассирии первосвященником Ашшурбанипалом [Садаев. Указ. соч. С. 160].

Это изменение египетской политики объяснялось тем, что империя на Ниле была заинтересована в сохранении слабой Ассирии, как буфера между ней и набирающими силу Вавилоном и Мидией, добивающимися полного крушения ассирийского государства. Но проклятая Богом Ассирия устоять не могла. В 609 году под Харраном египетско-ассирийская армия была разгромлена мидо-вавилонскими полчищами. Жалкие остатки ассирийских войск укрылись частью в горах Иссалу, частью — вместе с египтянами укрылись в крепости Каркемыш [Матвеев К.П., Сазонов А.А. Когда заговорила клинопись. М.: Молодая гвардия, 1979. С. 122—123]. Именно под Каркемышем в 605 году до х. э. вавилоняне наносят ассирийцам и их союзникам египтянам полное поражение, положившее конец политической истории Ассирийской империи [Садаев. Указ. соч. С. 160].

Однако, смерть в том же 605 г. до х. э. вавилонского царя Набопалассара вынуждает его сына Навуходоносора, командовавшего войсками, спешно отправиться в Вавилон. “Навуходоносор не напрасно торопился в Вавилон. Вавилонские верхи, в своё время неохотно, лишь оказавшись в безвыходном положении, согласились признать царём Набопалассара. И теперь они не были склонны считать Навуходоносора его законным преемником только на том основании, что он — старший царский сын. Вавилонские олигархи были против наследственности царской власти, но здесь они столкнулись с халдейским офицерством, которое желало видеть на вавилонском троне только халдея и только Навуходоносора. Навуходоносор прибыл вовремя. Олигархи не посмели оспаривать его права, подкреплённые военными заслугами, поддержкой армии и авторитетом победителя при Кархемише. Навуходоносор занял престол, и вся страна признала его царём” [Белявский В.А. Тайны Вавилона. М.: Вече, 2001. С. 81]. Однако, его временным вынужденным отсутствием в Палестине воспользовался Египет, распространив свою власть на филистимские земли [Циркин. Указ. соч. С. 336]. Филистимляне в борьбе Египта с Вавилоном поддерживали Египет, считая его менее опасным, чем агрессивный Вавилон, явно не желавший дать им, хотя бы видимой автономии с сохранением царской власти, на что был согласен Египет.

Но филистимляне на этот раз жестоко просчитались в своих расчётах. Уже в 601 г. до х. э. вавилонские войска вновь появились в Палестине. История нам сохранила письмо царя Аккарона — Адона, в котором тот слезно умоляет египтян придти на помощь [Gittin S. Tel Miqne-Ekron in the 7-th Century B.C. // Recent Excavations in Israel. Dubuque, Iowa, 1995, p. 74; Porten B. The Identity of King Adon // The Biblical Archaeologist. 1981. V. 44, 1, p. 36—50]. Навуходоносор, между тем, вторгается в филистимские земли, захватив Газу, но удержать захваченные территории ему не удаётся из-за неудачной битвы с египтянами под Мигдолом, после чего Газа вновь захватывается Египтом (Иер. 47:1) [Циркин. Указ. соч. С. 337—338]. Но Навуходоносор был очень целеустремлённой личностью, и его поражения никогда не останавливали от намеченной цели. Поэтому возвратясь в Вавилон, он проводит прекрасную реформу армии [The Ancient Near East. Suppllmentary Texts and Pictures Relating to the Old Testament, p. 564], после чего в 598 году он вновь вторгается в Палестину и вскоре захватывает Иерусалим, забрав сокровища храма и поставив на престол Седекию. Но расправиться с ненавистными ему филистимлянами царь снова не успевает, ибо против него на родине вспыхивает мятеж представителей старой вавилонской аристократии [Wiseman D.J. Babylonia 605—539 B.C. // Cambridge Ancient History, 1991, V. III, 2, p. 233].

Казалось, что Господь через эти отсрочки даёт филистимлянам возможность задуматься, остановиться на том пути греха, на который они вступили и шли уже более 600 лет. Но упорство филистимлян, закосневших в грехе, было очень крепким. Этот народ моря предпочитал уповать более на Египет, чем задуматься о Боге. Как часто и мы проявляем завидное упорство во грехе, когда Христос постоянно взывает к нашему сердцу, призывая через допущенные проблемы, остановиться. Но многие люди, порой, как и филистимляне, упрямо идут к собственной смерти, не желая видеть опасность. Дьявол ослепляет их и ведёт на убой, как зомби. Но превращение нас в зомби начинается тогда, когда мы потворствуем греху и лелеем его. Итак, Навуходоносор вновь вторгается в Палестину, беря в осаду Иерусалим. Египетский фараон выступает против него, но в разыгравшейся битве терпит полное поражение [Циркин. Указ. соч. С. 341—342]. И вот теперь час расплаты настаёт.

Наступает час расквитаться с такими ненавистными для него филистимлянами. “Воспользовавшись неудачей Египта, Навуходоносор обрушился на филистимские города, которые, как уже говорилось, находились в сфере египетского влияния. Эти города были разрушены столь основательно, что филистимляне, как отдельный этнос, исчезли с исторической арены” [Gittin S. The Miqne-Ekron in the 7-th Century B.C. // Recent Excavations in Israel. Dubuque, Iowa, 1995, p. 74], но только название прибрежной полосы ещё очень долго именовалось как “Земля филистимская” [Baffi Guardatta F. I Filistei: un problema che si va risolvendo // ISIMU. 1999, V. 2, p. 285], сохранившись, как мы уже говорили выше, и до сего дня в названии Палестины. На этом заканчивается, собственно, политическая история филистимлян, протекавшая последние свои годы среди борьбы крокодила (Египта — Ис. 29:3) и льва (Вавилона — Дан. 7:4). Но ещё продолжали жить их потомки, правда уже не как отдельная нация, и ещё продолжали жить царские города филистимлян, о которых говорили пророчества Библии. В следующей главе мы познакомимся с тем, как сложилась судьба этих городов, полная трагизма и крови.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Текущее время: 11 авг 2020, 05:33

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron