К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 30 сен 2020, 03:03

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
Сообщение №1  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:40 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
«Евгений Онегин», Глава пятая: Сон Татьяны под вой гиен

8.jpg

тема взята с форума "Наследие Гипербореи"
http://giperborea.liveforums.ru/viewtopic.php?id=45

Все посты участницы под ником МАРЁНА в Пушкинском форуме принадлежат МАРИНЕ ЧЕРТКОВОЙ - автору книги, подписанной в печать 16.02.2013 г., под названием «Пушкин для избранных?! Женский взгляд».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №2  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:42 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
В имени и фамилии «Евгений Онегин» Пушкин зашифровал трагическое состояние мужского духа, выраженное в двух словах, собственно, ключ к пониманию всего, что происходит в мужской душе, лишенной любви к женщине. Также см. эпиграф к роману и далее по тексту. Пушкин дает понять, что Евгений Онегин - это ПАРОДИЯ на мужчину, не более. С Татьяной у Онегина был шанс им стать – «счастье было так возможно, так близко…» Вопрос – почему Татьяна выбрала пародию на мужчину? Ответ есть, стоит лишь внимательно прочесть роман. Из личного опыта юности знаю, что ВСЕ мужчины, попадающие в поле зрения женщины, так или иначе примеряются к её внутреннему «идеалу» (возможно, он есть детское впечатление или «наследство» прошлой жизни, не в этом суть). Печально, когда этот идеал накладывается на религиозную, книжную (в случае Татьяны) или телевизионную ПАРОДИЮ. Тогда мужчина из плоти и крови может быть не узнан, а дорогу к нему заслонит ПАРОДИЯ в образе святого или смазливого певца.

Посетив брошенное Онегиным (после убийства им Ленского) поместье, осмотрев его кабинет, увидев отчеркнутые его ногтем пометки в книгах, которые читал, Татьяна прозревает и видит то, ЧТО представляет собой её возлюбленный, поклоняющийся Наполеону в виде статуэтки на столе:

«Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?..
Уж не пародия ли он?»

9.jpg

«УЖЕЛЬ ЗАГАДКУ РАЗРЕШИЛА? УЖЕЛИ СЛОВО НАЙДЕНО?»…

Не мужчина, способный открыть в девочке Женщину, а так – пустышка… Но если бы всё было так безобидно… Ан нет.
Сочувствуя пушкинской героине, ма много и долго размышляла, почему Пушкин дал герою ЕЁ романа «озерную» фамилию? Ещё ма пыталась понять, почему Лермонтов своим Печориным довёл пушкинский посыл до предела, до некой крайности – ведь, хотя так и называется река, но «печера» – это пещера, печь (в смысле «печёт», «пекло») – т.е., г-н Печорин допекает женщин буквально дОсмерти. Но вернёмся к его прототипу – Онегину. Эту фамилию ма расшифровала так: посчитала все гласные и согласные звуки (одинокие и повторяющиеся) и попробовала прочитать как анаграмму. Не получилось… Тогда ма сгруппировала звуки в следующей последовательности: поставила их в порядке возрастания. Как одинокие, так и совпавшие (по количеству) буквы расставила второй раз, уже в алфавитном порядке. Исключение составила «И» краткая как промежуточный вариант между гласным и согласным звуками. При этом звук Й как бы отрубает от первого второе слово. В итоге у меня получилось: ВОЙ ГИЕН. А что, подумала ма, если я не сошла с ума, то в этом что-то есть… Гиены воют, будто смеются. И можно прочесть это как ХОХОТ ГИЕН. Стало быть, главный герой романа не кто иной, как хохочущая гиена? В самом загадочном месте романа - «Сне Татьяны» - именно на хохоте членов шайки Пушкиным сделан упор не однажды. ВОЙ ГИЕН – это и есть ключ шифра к СНУ ТАТЬЯНЫ, закодированному в образах, а, возможно, СОН ТАТЬЯНЫ ЛАРИНОЙ вообще является СЕРДЦЕВИНОЙ всего романа…

открыть спойлер
Обращает на себя внимание также эпиграф, взятый к 5 главе романа Пушкиным у Жуковского: «О, не знай сих страшных снов Ты, моя Светлана!»

Стало быть, ТАТЬЯНЕ ЛАРИНОЙ – с говорящим именем и более чем говорящей фамилией (ТОЙ, НА КОМ ДЕРЖИТСЯ ВЕСЬ РОД) – грозит беда, над девушкой вот-вот совершится неведомый ей ОБРЯД, инициируемый гиеноподобным мужчиной (недаром СОН так и пронизан «нехорошими» образами и архетипами с сексуальной начинкой в том числе).

Следим по авторскому тексту:

…Татьяна, по совету няни
Сбираясь ночью ворожить,
Тихонько приказала в бане
На два прибора стол накрыть;
Но стало страшно вдруг Татьяне...
И я – при мысли о Светлане
Мне стало страшно – так и быть...
С Татьяной нам не ворожить.
Татьяна поясок шелковый
Сняла, разделась и в постель
Легла. Над нею вьется Лель,
А под подушкою пуховой
Девичье зеркало лежит.
Утихло все. Татьяна спит.

XI.

И снится чудный сон Татьяне.
Ей снится, будто бы она
Идет по снеговой поляне,
Печальной мглой окружена;
В сугробах снежных перед нею
Шумит, клубит волной своею
Кипучий, темный и седой
Поток, не скованный зимой;
Две жордочки, склеены льдиной,
Дрожащий, гибельный мосток,
Положены через поток:
И пред шумящею пучиной,
Недоумения полна,
Остановилася она.

XII.

Как на досадную разлуку,
Татьяна ропщет на ручей;
Не видит никого, кто руку
С той стороны подал бы ей;
Но вдруг сугроб зашевелился,
И кто ж из под него явился?
Большой, взъерошенный медведь;
Татьяна ах! а он реветь,
И лапу с острыми когтями
Ей протянул; она скрепясь
Дрожащей ручкой оперлась
И боязливыми шагами
Перебралась через ручей;
Пошла – и что ж? медведь за ней!

XIII.

Она, взглянуть назад не смея,
Поспешный ускоряет шаг;
Но от косматого лакея
Не может убежать никак;
Кряхтя, валит медведь несносный;
Пред ними лес; недвижны сосны
В своей нахмуренной красе;
Отягчены их ветви все
Клоками снега; сквозь вершины
Осин, берез и лип нагих
Сияет луч светил ночных;
Дороги нет; кусты, стремнины
Метелью все занесены,
Глубоко в снег погружены.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №3  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:43 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
XIV.

Татьяна в лес; медведь за нею;
Снег рыхлый по колено ей;
То длинный сук ее за шею
Зацепит вдруг, то из ушей
Златые серьги вырвет силой;
То в хрупком снеге с ножки милой
Увязнет мокрый башмачок;
То выронит она платок;
Поднять ей некогда; боится,
Медведя слышит за собой,
И даже трепетной рукой
Одежды край поднять стыдится;
Она бежит, он всё вослед:
И сил уже бежать ей нет.

XV.

Упала в снег; медведь проворно
Ее хватает и несет;
Она бесчувственно покорна,
Не шевельнется, не дохнет;
Он мчит ее лесной дорогой;
Вдруг меж дерев шалаш убогой;
Кругом всё глушь; отвсюду он
Пустынным снегом занесен,
И ярко светится окошко,
И в шалаше и крик, и шум;
Медведь промолвил: здесь мой кум:
Погрейся у него немножко!
И в сени прямо он идет,
И на порог ее кладет.

открыть спойлер
XVI.

Опомнилась, глядит Татьяна:
Медведя нет; она в сенях;
За дверью крик и звон стакана,
Как на больших похоронах;
Не видя тут ни капли толку,
Глядит она тихонько в щелку,
И что же видит?.. за столом
Сидят чудовища кругом:
Один в рогах с собачьей мордой,
Другой с петушьей головой,
Здесь ведьма с козьей бородой,
Тут остов чопорный и гордый,
Там карла с хвостиком, а вот
Полу журавль и полу кот.

XVII.

Еще страшней, еще чуднее:
Вот рак верьхом на пауке,
Вот череп на гусиной шее
Вертится в красном колпаке,
Вот мельница вприсядку пляшет
И крыльями трещит и машет:
Лай, хохот, пенье, свист и хлоп,
Людская молвь и конский топ!
Но что подумала Татьяна,
Когда узнала меж гостей
Того, кто мил и страшен ей,
Героя нашего романа!
Онегин за столом сидит
И в дверь украдкою глядит.

XVIII.

Он знак подаст: и все хлопочут;
Он пьет: все пьют и все кричат;
Он засмеется: все хохочут;
Нахмурит брови: все молчат;
Он там хозяин, это ясно:
И Тане уж не так ужасно,
И любопытная теперь
Немного растворила дверь...
Вдруг ветер дунул, загашая
Огонь светильников ночных;
Смутилась шайка домовых;
Онегин, взорами сверкая,
Из за стола гремя встает;
Все встали; он к дверям идет.

XIX.

И страшно ей; и торопливо
Татьяна силится бежать:
Нельзя никак; нетерпеливо
Метаясь, хочет закричать:
Не может; дверь толкнул Евгений:
И взорам адских привидений
Явилась дева; ярый смех
Раздался дико; очи всех,
Копыта, хоботы кривые,
Хвосты хохлатые, клыки,
Усы, кровавы языки,
Рога и пальцы костяные,
Всё указует на нее,
И все кричат: мое! мое!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №4  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:44 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
XX.

Мое! – сказал Евгений грозно,
И шайка вся сокрылась вдруг;
Осталася во тьме морозной.
Младая дева с ним сам друг;
Онегин тихо увлекает
Татьяну в угол и слагает
Ее на шаткую скамью
И клонит голову свою
К ней на плечо; вдруг Ольга входит,
За нею Ленской; свет блеснул;
Онегин руку замахнул,
И дико он очами бродит,
И незваных гостей бранит;
Татьяна чуть жива лежит.

XXI.

Спор громче, громче; вдруг Евгений
Хватает длинный нож, и вмиг
Повержен Ленской; страшно тени
Сгустились; нестерпимый крик
Раздался... хижина шатнулась...
И Таня в ужасе проснулась...
Глядит, уж в комнате светло;
В окне сквозь мерзлое стекло
Зари багряный луч играет;
Дверь отворилась. Ольга к ней,
Авроры северной алей
И легче ласточки, влетает;
"Ну, – говорит, – скажи ж ты мне,
Кого ты видела во сне?"

открыть спойлер
XXII.

Но та, сестры не замечая,
В постеле с книгою лежит,
За листом лист перебирая,
И ничего не говорит.
Хоть не являла книга эта
Ни сладких вымыслов поэта,
Ни мудрых истин, ни картин;
Но ни Виргилий, ни Расин,
Ни Скотт, ни Байрон, ни Сенека,
Ни даже Дамских Мод Журнал
Так никого не занимал:
То был, друзья, Мартын Задека,
Глава халдейских мудрецов,
Гадатель, толкователь снов.

XXIII.

Сие глубокое творенье
Завез кочующий купец
Однажды к ним в уединенье
И для Татьяны наконец
Его с разрозненной Мальвиной
Он уступил за три с полтиной,
В придачу взяв еще за них
Собранье басен площадных,
Грамматику, две Петриады,
Да Мармонтеля третий том.
Мартин Задека стал потом
Любимец Тани... Он отрады
Во всех печалях ей дарит
И безотлучно с нею спит.

XXIV.

Ее тревожит сновиденье.
Не зная, как его понять,
Мечтанья страшного значенье
Татьяна хочет отыскать.
Татьяна в оглавленье кратком
Находит азбучным порядком
Слова: бор, буря, ведьма, ель,
Еж, мрак, мосток, медведь, мятель
И прочая. Ее сомнений
Мартын Задека не решит;
Но сон зловещий ей сулит
Печальных много приключений.
Дней несколько она потом
Все беспокоилась о том…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №5  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:46 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
10.jpg

открыть спойлер
11.jpg

12.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №6  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:55 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Любопытная статья, как раз в тему, хотя авторы не решились пойти на ГЛУБИНУ, предложенную Пушкиным...

Григорий Яблонский, Анастасия Лахтикова

Сон Татьяны: «магический кристалл» и преображение
(«Новый Журнал», “The New Review”, 236, September 2004)

«Где мы были, дон Хуан? Это был сон? Или гипнотическое состояние?»
«Это был не сон, – ответил он. – Это было сновидение».
Карлос Кастанеда, «Искусство сновидения».


МАГИЧЕСКИЙ КРИСТАЛЛ

Из всех снов русской литературы, включая и четыре сна Веры Павловны, и сны Анны Карениной, и «сон смешного человека», и «сон Попова», сон Татьяны Лариной, пожалуй, самый известный. [1] Гершензон сказал замечательно:
«Весь Евгений Онегин – как ряд открытых светлых комнат, по которым мы свободно ходим и разглядываем все, что в них есть. Но вот в самой середине здания – тайник; дверь заперта, мы смотрим в окно – внутри все загадочные вещи; это «сон Татьяны» ... Пушкин спрятал здесь самое ценное, что есть в доме, или, по крайней мере, самое заповедное.... Сон Татьяны несомненно зашифрован в образах; чтобы прочитать его, надо найти ключ шифра.» [2]

Цель нашей работы – высказать мнение – одно среди многочисленных в литературе – о том, «что сей сон значит» для романа, для Татьяны, для Пушкина-автора, как «Сон» меняет течение романа, как он преображает Татьяну.

Что снится Татьяне? Она идет по снеговой поляне. Перед ней – бурный поток, через который переброшен шаткий мостик. Медведь помогает ей перебраться через ручей. Она убегает от медведя. Он настигает Татьяну, несет ее на руках и кладет на пороге убогого шалаша, где живет его «кум». В щель двери Татьяна видит сборище чудовищ, предводительствуемых Онегиным. Любопытствуя, Татьяна приотворяет дверь. Монстры видят девушку и притязают на нее. Онегин объявляет ее своей и привлекает к себе. Входят Ольга и Ленский. Ленский и Онегин страшно спорят. Онегин поражает Ленского ножом. Таков «сон Татьяны». [3]

Пророческий сон

«Cон» предвещает события «дальнего» и «ближнего» будущего в романе. Параллели между «сном» и «явью»–многочисленны, а некоторые– очевидны. Прежде всего, предсказаны ссора между Онегиным и Ленским и убийство Ленского. Наяву Ленский погибает на дуэли через два дня после «Сна». Предсказано замужество Татьяны. Еще знаменитый русский филолог Потебня трактовал переправу через незамерзающий ручей во «Сне» как представление брака, традиционное в русской свадебной символике. [4] Татьяна во сне «…от косматого лакея не может убежать никак…Она бесчувственно–покорна, не шевельнётся, не дохнёт». В финале романа: «Но я другому отдана; Я буду век ему верна». При всём различии – общность мотива: невозможность что-либо изменить.

открыть спойлер
Татьяна во сне слышит, что « …медведь промолвил: “Здесь мой кум. Погрейся у него немножко”». Медведь оставляет её на пороге шалаша, где хозяин – Онегин. В «яви», в восьмой главе, муж Татьяны, князь и генерал, « подходит к своей жене и ей подводит родню и друга своего», Онегина. По-видимому, этих соответствий достаточно, чтобы отождествить медведя «Сна» с будущим мужем Татьяны.
Татьяна сначала незаметна чудищам, собравшимся в шалаше, потом же все монстры притязают на неё («Явилась дева…Всё указует на неё и все кричат: “моё!моё!”»). В седьмой главе московское общество сначала не обращает внимания на провинциальную Татьяну. В восьмой же главе она – центр всеобщего внимания, интереса и восхищения.

Итак, «Сон» предвещает Tатьяне два «будущих»: сначала «дальнее», в котором она выходит замуж, затем – накануне её пробуждения – «ближнее», в котором Онегин убивает Ленского. Для нас пророчества «Сна » – это очевидность, мимо пророчеств пройти нельзя, они должны быть осмыслены в первую очередь. Понять таинственный сон – найти ключ к грядущему. Так люди думали в течение тысячелетий, да и сейчас это никуда не ушло. [5] «Чудные сны» – неотъемлемая часть пушкинской реальности, уходящей корнями и в русский фольклор (страхи и чудеса), и в европейский романтизм (сны и призраки), и в хорошо известное личное суеверие поэта (его талисманы, его зайцы, перебегающие дорогу). «Сны» и «видения» у Пушкина могут быть действительно «вещими», как cон Татьяны, сон Руслана в «Руслане и Людмиле», «проклятый сон» Григория Отрепьева в «Борисе Годунове», сон Марии Гавриловны в «Метели», сон Петруши Гринёва в «Капитанской дочке», или «ложными», как видение Германна в « Пиковой даме». Но всегда сны и видения исключительно важны для понимания движения сюжета и образов, всегда они «предвещают» и нуждаются в расшифровке.

Пророчество – для кого?

На первый взгляд, ни для кого. Мы сталкиваемся с парадоксом: Татьяна не разгадывает сон и быстро забывает о нем. Более того, «чудный сон» не упоминается далее нигде, ни Татьяной, ни Пушкиным. Это удивительно, и об этом стоит поговорить подробно. Как известно, обряд состоял в том, что, выполнив в ночь перед Рождеством определенные магические действия, девушка должна была увидеть во сне лицо своего суженого и (или) узнать его имя. Сон запоминался надолго, если не на всю жизнь; девушка придавала ему огромное значение. [6] А что Татьяна? По пробуждении она, действительно, пытается разгадать сон, лихорадочно листая самый популярный в России « Сонник » Мартына (Мартина) Задеки. Но бесполезно…

Её тревожит сновиденье,
Не зная, как его понять.
Мечтанья страшного значенье
Татьяна хочет отыскать.
Татьяна в оглавленье кратком
Находит азбучным порядком
Слова: бор, буря, ведьма, ель,
еж, мрак, мосток, медведь, метель
И прочая. Ее сомнений
Мартын Задека не решит,
Но сон зловеший ей сулит
Печальных много приключений.
Дней несколько она потом
Всё беспокоилась о том.

Но вот следующая глава, следующий день. Ленский утверждается в решении стреляться с Онегиным:

Когда б он знал, какая рана
Моей Татьяны сердце жгла!
Когда бы ведала Татьяна,
Когда бы знать она могла,
Что завтра Ленский и Евгений
Заспорят о могильной сени;
Ах, может быть, ее любовь
Друзей соединила б вновь!
Но этой страсти и случайно
Еще никто не открывал.
Онегин обо всем молчал;
Татьяна изнывала тайно;
Одна бы няня знать могла,
Да недогадлива была.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №7  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Таким образом, уже на следующий день Татьяна не может воспринять трагический смысл сна. Да что говорить, даже после дуэли ( не «дней несколько», а всего лишь два дня после cна !) Татьяна не вспоминает, что смерть Ленского ей уже снилась. Как же так? Ведь Татьяна – человек исключительной чувствительности, ведь Ленский, жених Ольги, занимает в их семье особое место. Пока понятно лишь одно. Татьяна чрезвычайно быстро забыла «чудный сон» или не придала ему никакого значения. (Как и няня, она оказалась недогадлива). [7]

Более того, под напором потока событий «Сон» стирается из памяти читателя, как бы выпадая из «реальности» романа. Хотя он и «чудный», о нём никогда более не вспоминается. Ни Татьяна, ни поэт не возвращаются к нему и к его значению, как будто и не было никаких пророчеств.

Спрашивается, для чего же вообще нужен «Сон Татьяны», какую он играет роль в романе, если все о нем забыли? У нас есть на этот счет гипотеза, подсказанная Пушкиным.

Магический кристалл

…Промчалось много, много дней
С тех пор, как юная Татьяна
И с ней Онегин в смутном сне
Явилися впервые мне –
И даль свободного романа
Я сквозь магический кристалл
Еще не ясно различал.

Это предпоследняя строфа романа. «Смутный сон» … «Магический кристалл»…

открыть спойлер
Что есть «магический кристалл»? В широком иносказательном смысле – это воображение поэта. Но Пушкин, несомненно, знал и конкретный смысл этого термина. Словарь языка Пушкина определяет его как «Шар из прозрачного стекла, употреблявшийся при гаданье». [8] «Magic crystal», хрустальный шар специальной конструкции, был изобретен Джоном Ди (John Dee, 1527–1608), английским математиком и астрологом елизаветинского периода, прототипом шекспировского мага Просперo. Джон Ди предсказывал будущее, толкуя образы, увиденные им в этом шаре. Не всякий мог увидеть и понять образы магического кристалла. Джон Ди считал свои способности недостаточными и работал с медиумом Келли, дар которого он высоко ценил. Медиумы видели образы и транслировали свои видения, но и забывали их исключительно быстро: иначе бы они утратили свою способность «видеть».

Современная американская энциклопедия Collier’s утверждает: “Even today … the transparent sphere of the fortuneteller is a crystal ball”, т.е. «магический кристалл». [9] Так в чём же наша гипотеза?.
Святки. Поздний вечер.

... Татьяна любопытным взором
На воск потопленный глядит.
Он чудно вылитым узором
Ей что-то чудное гласит…
И
...Татьяна на широкий двор
В открытом платьице выходит
На месяц зеркало наводит…
И
... Татьяна поясок шелковый
Сняла, разделась и в постель
Легла. Над нею вьётся Лель,
А под подушкою пуховой
Девичье зеркало лежит.

Восковые узоры, отражающие поверхности, зеркала, много зеркал. И главное из них – «Сон»-зеркало, поставленное между «Реальностью» и «Далью» романа и позволяющее увидеть будущее: смерть Ленского от руки Онегина (глава шестая) и замужество Татьяны (главы седьмая и восьмая). «Сон» отражает будущее по законам зеркального отражения: во сне «ближнее» будущее оказывается «ближе» к пробуждению, совсем недалеко от которого (2 дня) отстоит трагедия – убийство на дуэли.

Так Пушкин создаёт свой «магический кристалл», таинственную комбинацию отражений, и с медиумом-Татьяной проникает в «даль романа».

Конструировалось ли это заранее и сознательно? По-видимому, нет. Роман рос как дерево. Главы публиковались постепенно. Варианты развязки менялись. Работая над последними главами, Пушкин в письме Вяземскому искренно удивлялся замужеству Татьяны: «Вообрази, какую штуку выкинула со мной Татьяна: замуж вышла». Но «муж»-медведь, родственник Онегина, присутствует уже в пятой главе.

Татьяна – не просто гадающая девственница. Она – одна из ипостасей пушкинской Музы, явившейся ему «барышней уездной, с печальной думою в очах, с французской книжкою в руках». Пушкин любит Татьяну настолько, что, отождествляя ее с Музой, доверяет ей, сну Музы, самое дорогое – свободу творчества, свободу своего романа. По нашей гипотезе, это – один из смыслов «Сна». Есть и другие.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №8  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:57 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
ПРЕОБРАЖЕНИЕ ТАТЬЯНЫ

Татьяна видит во сне себя. Она – во власти быстро меняющихся переживаний. Сон разделен на две части, одна из которых связана с медведем, другая – с Онегиным в шалаше.

Сон. Медведь

Как начинается «Сон Татьяны»?

Ей снится, будто бы она
Идет по снеговой поляне,
Печальной мглой окружена;
В сугробах снежных перед нею
Шумит, клубит волной своею
Кипучий, темный и седой
Поток, не скованный зимой…

Символика пространства: белизна-чистота, поляна-пустота, – говорят о девственности, нейтральности состояния героини, окруженной мглой-незнанием или, скорее, мглой-безнадежностью в ее печальном одиночестве. Это состояние во сне соответствует настроению Татьяны в период после дуэли Онегина с Ленским и перед принятием решения ехать в Москву. Пространство, в котором движется Татьяна, гомогенно и не определено, в нем нет ни структуры, ни направления. Только ручей придает этому пространству смысл. Во сне Татьяна ропщет на ручей «как на досадную разлуку». Если переход через ручей – замужество, то разлука, на которую ропщет Татьяна – это расставание с родными местами, с которыми Татьяна начинает прощаться задолго до отъезда в Москву.

Она перебирается на другую сторону реки, опираясь на медведя, но потом стремительно убегает от него. Так бегут от смертельной опасности.

открыть спойлер
То длинный сук ее за шею
Зацепит вдруг, то из ушей
Златые серьги вырвет силой;
То в хрупком снеге с ножки милой
Увязнет мокрый башмачок;
То выронит она платок;
Поднять ей некогда; боится,
Медведя слышит за собой,
И даже трепетной рукой
Одежды край поднять стыдится...

Она бежит. Ее царапают и чуть не душат ветки деревьев. Из ее ушей с силой вырываются серьги. Как же надо бежать, чтобы серьги из ушей вырывались! Она бежит босиком, по колено в снегу; длинное платье мешает ей, но ей стыдно его приподнять, будто медведь – мужчина, который может быть соблазнен видом обнаженной женской ноги. Можно ли считать этот бег намеком на жизнь Татьяны после свадьбы? С натяжкой – да. Не исключено, что потери Татьяны во время бега в лесу символически соответствуют потерям девушки, переселенной из свободы девичества на лоне природы в мир условностей света. Заметим, что Татьяна выезжает на светский раут в столицу зимой. Она боится

На суд взыскательному свету
Представить ясные черты
Провинциальной простоты,
И запоздалые наряды,
И запоздалый склад речей;
Московских франтов и цирцей
Привлечь насмешливые взгляды!...
О, страх! нет, лучше и верней
В глуши лесов остаться ей.

Страхи Татьяны здесь сопряжены прежде всего с ее внешностью. В лесу она теряет серьги, башмачок, платок. Они не помогают, а мешают в жизненном беге, её платье не соответствует окружающей ее среде. Оно слишком длинно и неудобно.

Наконец, Татьяна успокаивается, «бесчувственно-покорна», в лапах медведя. C ним всё связано так или иначе. Медведь – помощник. От медведя Татьяна бежит, страшась его. Наконец, в его объятиях она «не шевельнётся, не дохнёт». Он кладет ее как ребёнка на порог шалаша, в котором находится «кум»-Онегин. Череда переживаний Татьяны в этой части сна представляется как

1 активность = решимость (переход через ручей )
2. страх ( бегство от медведя)
3. пассивность = покорность в объятиях медведя


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №9  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 14:59 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Сон. Часть вторая. Шалаш и любопытство.

Когда Татьяна приходит в себя в сенях шалаша, любопытство превозмогает страх: «глядит она тихонько в щелку». [10] Любопытство вообще свойственно Татьяне. Кажется, это мало замечено критикой. Традиционно, со ссылкой на то, что «куклы даже в эти годы Татьяна в руки не брала», ее детство представляется не детским, будто она всю жизнь так и сидела у окна и читала французские книжки. Пушкин, конечно, стремился отметить непохожесть своей героини на других девочек ее возраста: ее независимое мышление, воображение, любовь к чтению. Но то, что вместо кукол Татьяну интересуют «страшные рассказы» отнюдь не означает, что она не была ребенком. Хорошо известно, в какой степени все ужасное и таинственное привлекает и завораживает детей. Любопытство влечет Татьяну всегда на грань, и она ее иногда переходит, оказываясь в ситуации, либо опасной, либо не вполне приличной для девицы. Она пишет Онегину, она входит в его дом. Можно провести параллель между заглядыванием в шалаш и посещением дома Онегина. Ее приближение к усадьбе напоминает блуждания по белоснежной поляне во сне. [11] Татьяна забредает туда случайно и случайно же заглядывает в душу героя, читая его пометки на книгах. В одном из ранних вариантов романа она даже читает дневник Онегина. Детскость и наивность Татьяны до приезда в Петербург подчеркиваются и поэтом, и Онегиным. В восьмой главе, вспоминая прошлое, и Татьяна говорит о себе как о ребенке. [12]

В шалаше Татьяна видит чудовищ и их предводителя Онегина. Именно по причине своего несдержанного детского любопытства она привлекает их внимание. Чудовища ужасают Татьяну. Она успокаивается в объятиях Онегина, демона-хозяина, отгоняющего «шайку домовых».

Итак, цепочка переживаний Татьяны во второй части сна:
1. Активность=любопытство у двери
2. Страх перед чудовищами
3. Пассивность=чувственная покорность в объятиях Онегина.

Очевидно подобие этой цепочки той, которую мы нашли в первой части сна. Несколько изменились оттенки: решимость стала любопытством, покорность –чувственностью. Но, в сущности, цепочка одна и та же:

открыть спойлер
АКТИВНОСТЬ – СТРАХ – ПАССИВНОСТЬ

2. Чувства и времена. Их связь.

В разделе «пророческий сон» мы показали, что сон – это путешествие Татьяны во времени, сначала – в «дальнем» будущем с «мужем-медведем», потом – в «ближнем», где и происходит ссора Онегина и Ленским. Наконец, она возвращается в «явь» – просыпается. Проанализировав динамику переживаний Татьяны во сне, мы приходим к выводу, что путешествие во времени и смена чувств связаны общей логикой (см. Диаграмма 1).

ЯВЬ
(Крещенский вечер)

«СОН»

«Дальнее будущее»
Ближнее будущее
ЯВЬ

(Утро)

СОН ТАТЬЯНЫ (Диаграмма 1)

Здесь прослеживаются закономерности. «Сон» – это цикл : «Явь» – «Далёкое будущее» – «Близкое будущее» – «Явь». Активность (решимость ли, любопытство ли) – необходимое условие для входа в будущее. Чтобы что-то произошло, чтобы будущее было отличным от настоящего, нужно проявить активность и привнести какие-то изменения. «Сон» проявляет то, что Татьяна решительна, что она – созидатель своей судьбы.

Пребывание в будущем сопряжено со страхами (ужас перед медведем, перед
чудовищами). За страхом следует пассивность (покорность в объятиях медведя или Онегина). Как только героиня успокаивается, покорствует , происходит нечто внезапное («вдруг»), и бытие вокруг меняется. «Вдруг» – это ответ на пассивность. «Вдруг... шалаш убогий», на порог которого медведь кладет Татьяну. Или «вдруг Ольга входит, за нею Ленский …повержен Ленский».

И далее Татьяна как бы выпроваживается из того времени, в котором она пребывает. Она сходит по лестнице времён: с «дальнего» будущего – на порог «ближнего», а затем –из «ближнего» будущего в настоящее, в «явь».

Таким образом, активность (решимость, любопытство) вознаграждается: открывается доступ в будущее. А вот пассивность наказуема. Пассивность предшествует «изгнанию» из того времени, в котором она пребывает; за пассивностью немедленно следует «спуск» на ступеньку ниже, на «порог» иного, более «низкого» времени, и, наконец, возврат в настоящее – пробуждение.
Такова удивительная логика «Сна Татьяны». Это путешествие в пространстве «чувств и времён», где чувства – двигатели. Цикл эмоций движет череду событий и цикл времён.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №10  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 15:00 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Болезнь любви

Влюбленность Татьяны описана Пушкиным как тяжелая болезнь с подробным перечислением симптомов. Вот Татьяна гуляет по саду, гонима «тоской любви»:

И вдруг недвижны очи клонит,
И лень ей далее ступить.
Приподнялася грудь, ланиты
Мгновенным пламенем покрыты,
Дыханье замерло в устах,
И в слухе шум, и блеск в очах…
Вот она над письмом к Онегину:
Татьяна то вздохнет, то охнет;
Письмо дрожит в ея руке;
Облатка розовая сохнет
На воспаленном языке

Ожидая Онегина, «она дрожит и жаром пышет». А вот после свидания:

Татьяна бедная горит;
Ее постель и сон бежит;
Здоровье, жизни цвет и сладость,
Улыбка, девственный покой.
Пропало все, что звук пустой.

И далее:

Увы, Татьяна увядает,
Бледнеет, гаснет и молчит!
Ничто ее не занимает,
Ее души не шевелит.

открыть спойлер
Вот Татьяна на своих именинах, сидя против Онегина:

И, утренней луны бледней
И трепетней гонимой лани,
Она томительных очей
Не подымает; пышет бурно
В ней страшный жар; ей душно, дурно;
Она приветствий двух друзей
Не слышит, слезы из очей
Хотят уж капать; уж готова
Бедняжка в обморок упасть…

Бледность и жар! Частичная потеря слуха! Но – шутки в сторону! – это настоящая болезнь, а не «забавы старых обезьян» восемнадцатого века.

«Яд желаний»

Появление и проявление чувственности (страсти, «желанья») – знак особой фазы «любовной болезни». Татьяна растет среди русской природы, западных романов и народных обычаев. Она готовит себя к любви. Пушкин иронически-ласково описывает ее книжное образование, его односторонность и искусственность. Романы, которые читает Татьяна, воспитывают чувства и моральные качества. Поведение облагораживается, восприятие становится тонким, развивается воображение. Из романов же Татьяна черпает знание о желаниях.

Ты пьешь волшебный яд желаний,
Тебя преследуют мечты:
Везде воображаешь ты
Приюты счастливых свиданий;
Везде, везде перед тобой
Твой искуситель роковой


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №11  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 15:01 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Но это все еще желания, а не желанье-страсть, «угрюмый, тусклый огнь желанья».

Влюбленность Татьяны описана Пушкиным в богатых чувственных терминах, но это знание и восприятие поэта, а не героини. Татьяна – предмет желания самого поэта. Он смотрит на нее восхищенными глазами: «К плечу головушкой склонилась./ Сорочка легкая спустилась/ С ее прелестного плеча…» – и следит, как пробуждается ее чувственность. Но Татьяне невдомек, что существует «желанье», не вышколенное культурой. Лишь во сне Татьяна узнает, что значит быть предметом сладострастного вожделения. Лишь после сна она выскажет своё желанье явно.

Погибну, – Таня говорит, –
Но гибель от него любезна,
Я не ропщу: зачем роптать?
Не может он мне счастья дать.

«Дом в лесу» и преображение

Когда говорят о «преображении» Татьяны, обычно имеют в виду ее преображение в восьмой главе. Скромная деревенская девочка стала неприступной богиней. Но мы – о другом, не внешнем, а внутреннем , душевном преображении от романтической чувствительности «желаний» к чувственности и, наконец, к решимости «погибнуть», т.е. безоглядно уступить влечению. Это преображение происходит в «Сне» и оно вызвано исключительно важным событием. Но что же это за событие? И как оно инициировало преображение? По нашему мнению, то, что происходит в «шалаше убогом» – ключевой и самый загадочный момент сна, «тайник в тайнике». Вокруг Татьяны – чудовища. Кто они?

открыть спойлер
Один в рогах с собачьей мордой,
Другой с петушьей головой,
Здесь ведьма с козьей бородой.
Тут остов чопорный и гордый,
Там карла с хвостиком, а вот
полужуравль и полукот.
Еще страшней, еще чуднее:
Вот рак верхом на пауке,
Вот череп на гусиной шее
Вертится в красном колпаке,
Вот мельница в присядку пляшет
И крыльями трещит и машет;
Лай, хохот, пенье, свист и хлоп,
Людская молвь и конский топ!

По Лотману, весь эпизод в шалаше основан на русской фольклорной традиции, сочетающей свадебные образы «с представлением об изнаночном, вывернутом дьявольском мире»...Тут не свадебные гости сидят по скамейкам, а лесная нечисть.

Не жених, а Хозяин, главарь шайки. К тому же, «свадьба – это одновременно и похороны». [13] Действительно, в шалаше «крик и звон стаканов как на больших похоронах». С другой стороны, комментируя рисунки чудовищ, которые сделал Пушкин (череп, мельница), Лотман замечает, что такие образы имеют западно-европейское происхождение, не относятся к русской фольклорной традиции, не поддерживаются «русской иконографией и фольклорными русскими текстами». [14]

В «Снах Пушкина» Гершензон даёт примечанием «любопытное сообщение» Боцяновского о том, что облики чудовищ заимствованы Пушкиным частью из русской лубочной картины конца XVIII века «Бесы искушают св. Антония», частью из картины Иеронима Босха «Искушение св. Антония». [15]

Кого же понимать под этими монстрами? Гостей на завтрашних именинах, где Онегин чертит «в душе своей» их карикатуры? Действительно, среди них есть «уездный франтик Петушков», который ассоциируется с чудищем «с петушьей головой». А, может быть, это Московское светское общество, которое сперва не заметило Татьяну, а потом сделало ее центром внимания и предметом восхищения? Набоков указывает на параллель между разгулом, царящим в шалаше, именинами Татьяны и балом, на который прибывает Онегин в восьмой главе. [16] Однако он относит эту закономерность не к содержанию сна, а просто к беглой, стремительной пушкинской технике: так поэт изображает суматоху сборища. Может, это знаменитый «Арзамас» с его символикой? [17] Разбойники во главе с Онегиным-Дубровским? Или это «тайное общество», декабристское или около-декабристское, возглавляемое Онегиным-Чаадаевым; именно с ним отождествлял Онегина пушкиновед Ю. Оксман. [18] А, может быть, это духи книг из онегинской библиотеки, сидя в которой после отъезда Онегина, Татьяна пытается постичь его душу?

Из всех возможных интрепретаций этой сцены, лотмановская «свадебно-похоронная», опирающаяся на русский фольклор, представляется наиболее доказательной, но не единственно возможной. По-видимому, Лотман-комментатор Онегина не ставил своей задачей понять влияние эпизода в шалаше (и сна в целом) на эволюцию образа Татьяны. Далее мы постараемся развить свою фольклорную версию, в чём-то пересекающуюся с лотмановской, а в чём-то отличную от неё.

Ключевой символ этой трактовки – «дом в лесу», позаимствованный нами из классической книги В. Проппа Исторические корни волшебной сказки. [19] «Большой дом», иначе «мужской дом»,– особый институт, присущий родовому строю. Большой дом является центром сборищ союза посвящённых мужчин. «Братство имеет свою примитивную организацию, оно выбирает старшего». [20] Как и чудовища в шалаше, «лесные братья» в сказке имеют животный облик, «посвященные и живущие в мужских или лесных домах часто мыслились и маскировались животными». [21]

Символ «дом в лесу» подразделяется на две категории: «большой дом» и «маленькая избушка» и является органической частью обряда посвящения, сохраненного народной сказкой. «Большой дом» выполняет следующую функцию в обряде посвящения: «...в известных случаях часть мужского населения, а именно юноши, начиная с момента половой зрелости и до вступления в брак, уже не живут в семьях своих родителей, а переходят жить в большие, специально построенные дома.... Здесь совершаются пляски, церемонии, иногда хранятся маски и другие святыни племени. Иногда на одной площадке имеются два дома: один маленький (в нем производится обрезание) и один большой. Женатые в нем обычно не живут». [22] И далее: «...посвящение иногда производилось в лесном шалаше или в избушке, после чего посвящяемый или возвращался в семью, или оставался жить тут же, или переходил в большой мужской дом». [23]

Но что же такое посвящение, иначе говоря, «инициация» (от лат. initiatio - совершение таинств, посвящение)? Большая Советская Энциклопедия дает следующее определение – это «распространённая в родовом обществе система обычаев, связанных с переводом юношей и девушек в возрастной класс взрослых мужчин и женщин» [24]. Пропп утверждает, что хотя женщины не допускались к обряду посвящения мужчин, в «мужском доме» они всегда были: «мужской дом запрещен женщинам в целом, но этот запрет не имеет обратной силы: женщина не запрещена в мужском доме. [25] Это значит: в мужских домах всегда находились женщины (одна или несколько), служившие братьям женами». [26] «Женщины могли принадлежать всем, могли принадлежать некоторым или одному по их выбору или по выбору одного из братьев. Они «представляли временную собственность молодых людей»» (цит. Webster H. Primitive secret societies, Р. 169). [27] «Женщины пребывают в домах только временно, впоследствии они выходят замуж». [28]

Пропп отмечает, что народная сказка не сохранила различия между большим и малым домами. Представляется, что и в «Сне», так же как и в сказке, шалаш «объединяет» оба эти дома. По нашей трактовке, Татьяна заглянула именно в такой «дом в лесу». Невольно она стала свидетелем какой-то мистерии, и, оказавшись «женщиной в доме», превратилась в объект притязаний для многих. Её защищает «хозяин»-Онегин, отныне она будет принадлежать только ему.

Когда происходит самое страшное и монстры кричат «моё! моё!», протягивая к Татьяне бурлескно-фаллические усы, щупальцы, руки, хоботы и другие конечности, вожделея ее, Татьяна узнает, что значит быть объектом животного сладострастия. Это смертельно ее пугает, и когда Онегин произносит «мое!» спасая ее от чудовищ, заклинание из письма «Кто ты: мой Ангел ли хранитель/ Или коварный искуситель» находит ответ и двойное воплощение.

Только теперь Татьяне открывается полное значение этой фразы, повидимому, позаимствованной из книжки.

Во сне ей открывается оборотная, можно сказать, анти-романтическая сторона желания, знание об истинной природе и проявлении желания в реальном, не-книжном мире. Это знание помогает ей узнать реальную силу своего собственного желания и в соответствии с этим сделать определенный выбор. Проснувшаяся Татьяна уже не та девушка, что легла в постель с зеркальцем под подушкой Tолько после сна Татьяна определяет себя как источник желания: «Погибну, ...но гибель от него любезна». Татьяна преобразилась. Говоря попросту, Татьяна повзрослела. Из одинокой девственной юности она вступает во взрослую жизнь женских переживаний, начинает думать и поступать как женщина. Чувствительность преобразилась в чувственность. Не изменилось одно её свойство – решительность. [29] Оно присуще Татьяне всегда – до «Сна» и после.

Конечно, нельзя говорить о буквальном «посвящении» героини в «женщины». Глубинное («хтоническое») знание, закодированное в ужасах сна, подсказывает Татьяне поведение вне рамок традиционного свадебного обряда (сватовства и замужества). В соответствии с древними традициями она может стать временной женой Онегину.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №12  СообщениеДобавлено: 13 дек 2013, 15:05 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Гибель и «гибель»

Поэт предостерегал Татьяну и пророчил ей гибель ещё до письма Онегину:

Татьяна, милая Татьяна!
С тобой теперь я слезы лью:
Ты в руки модного тирана
Уж отдала судьбу свою.
Погибнешь, милая; но прежде
Ты в ослепительной надежде
Блаженство темное зовешь,
Ты негу жизни узнаешь…

Да! «Гибель», т.е. безоглядная уступка влечению, близка! Татьяна сама говорит о ней дважды: в письме Онегину, до чудного сна: «Рассудок мой изнемогает и молча гибнуть я должна». И в конце именин – после сна: «Погибну, – Таня говорит, –но гибель от него любезна». Есть разница между «Рассудок мой изнемогает и молча гибнуть я должна» и «Погибну... но гибель от него любезна»! Первое – общее место романтической чувствительности, след чтения любимых романов. Второе – очень смело, полностью осознанно и ни чем не уступает – по своей определённости– знаменитому «Но я другому отдана/ Я буду век ему верна». [30]

Татьяна приняла решение уступить влечению, не думая ни о каких последствиях и, главное, осознавая, что счастье невозможно. Известно пушкинское

Есть упоение в бою
И бездны мрачной на краю…
Все, все, что гибелью грозит
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслаждения –
Бессмертья, может быть, залог. [31]

открыть спойлер
(Последняя строчка бездонно глубока: Розанов писал об этом). Такое упоение свойственно и Татьяне: «Погибну... но гибель от него любезна». Pанее, тоже: «Тайну прелесть находила и в самом ужасе она…»

Татьянина решимость «погибнуть» выражена ясно и твердо. Но это проходит мимо внимания читателей по двум причинам. Во-первых, традиционно Татьяна воспринимается прежде всего как воплощенная «чистота», как образ высокой нравственности. Во-вторых, «гибель» Татьяны не состоялась. Ее предотвратило стечение обстоятельств: смерть Ленского на дуэли и отъезд Онегина. Решение «погибнуть» должно было бы потребовать от Татьяны активного действия, которое бы изменило её будущее , но смерть Ленского прерывает ход событий. Происходит вот что: Ленский, полагая , что Онегин – искуситель Ольги, возмущается:

Он мыслит: «Буду ей спаситель,
Не потерплю, чтоб развратитель
Огнем и вздохов и похвал
Младое сердце искушал;
Чтоб червь презренный, ядовитый
Точил лилеи стебелек;
Чтобы двухутренний цветок
Увял еще полураскрытый.

Возмущение это звучит нелепо и мелодраматично для читателя, потому что читатель знает – реальной опасности для Ольги нет. Но обвинительные тирады Ленского вторят пушкинской строфе, относящейся к Татьяне – … «Ты в руки модного тирана/ Уж отдала судьбу свою» (и т.д.), в которой также фигурирует слово «яд». Парадоксально то, что Ленский спасает честь Татьяны, которая под угрозой (о чем он не знает), пытаясь спасти честь Ольги, которая вне опасности. Реальная гибель Ленского предотвращает возможную «гибель» Татьяны. В следующий раз Татьяна увидит Онегина только после замужества. («Она не будет его видеть; она должна в нём ненавидеть убийцу брата своего»). Это происходит в «яви». А во сне? То же самое

Онегин тихо увлекает
Татьяну в угол и слагает
Ее на шаткую скамью
И клонит голову свою
К ней на плечо…

Татьяна ничуть не сопротивляется. Но…входит Ленский, ссорится с Онегиным и гибнет от его руки. Это финальный момент сна, где слиты готовность Татьяны к «гибели» и предотвращающая ее гибель Ленского. «Гибель» Татьяны не состоялась, но погибла надежда на возможность любви, погиб Ленский

Во «Сне» Татьяна преобразилась, но происшедшая катастрофа отбросила тяжёлый отсвет на её судьбу. Всё дальнейшее – под знаком глубокого, незабывающегося потрясения. Отсюда – вынужденное и поспешное решение выйти замуж («для бедной Тани все были жребии равны»). Отсюда – мотивы светской подозрительности в её последнем разговоре с Онегиным. «Как с Вашим сердцем и умом быть чувства мелкого рабом?» Мелким чувством, «обидной страстью» она называет любовь Онегина. Чтобы выжить, она должна была превратиться в неприступную холодную богиню. Или притвориться ею.

Рассуждая обо всём этом, мы боимся, что сойдём с наших узких и запутанных аналитических троп и угодим на богатую почву «занимательного литературоведения». Для этого у нас нет ни храбрости, ни таланта.

Необходимые выводы

Итак, мы представили читателю наше понимание «Сна Татьяны». Это отнюдь не «загадочная картинка» типа «Где тигр?», которую искал у Пушкина Гершензон, или «Найдите, что спрятал матрос», которую любил Набоков ( «Другие берега»). [32]

Это – нервный узел романа, в котором сплетаются две определённости: определяется «даль» романа и, преображаясь, определяется душа Татьяны. Это и зеркальная конструкция, необходимая Пушкину («магический кристалл»).

И глубокий миф о законах путешествия и преображения женской души в «Другой Реальности».

Но во всей конструкции романа со «Сном» связано и другое – горечь упущенных возможностей: « А счастье было так возможно», «Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана»… Героине было дано пророчество, но она его не разгадала, вообще забыла …Её душа преобразилась, но под давлением внешних трагических обстоятельств отклонилась от своего движения.

В конечном счёте, «Сон» – преддверие основного смысла «Евгения Онегина», древней истории о том, как две души, постигающие друг друга, странствуют, стремятся к соединению и не соединятся никогда, никогда!


Автор: Марина Черткова
http://ifirld.ucoz.ru/news/evgenij_oneg ... 3-07-15-80


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №13  СообщениеДобавлено: 20 дек 2013, 15:58 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Вот достойная версия-толкование СНА ТАТЬЯНЫ:

limej.ru›…121-stat…Simvolika_v_romane_A…Pushkina…

Символика в романе А. С. Пушкина "Евгений Онегин" (сон Татьяны) (вариант 2)
Резчикова И. В
.

"...Символический сюжет - сон Татьяны Лариной - следует рассматривать как один сложный символ, представляющий собой систему чувственных образов (означающее), выбор и соотношение которых значимо. Наша задача - определить означаемое в рамках установленного автором и народной традицией контекста.

Очевидно, что система чувственных образов изоморфна структуре значения сна. Принципом организации системы чувственных образов является пространственно-временной континуум. Сон Татьяны - некая символическая действительность, созданная на основе ряда опорных символов: снег, лес, ручей, мост, медведь, избушка, Онегин. Они подобраны таким образом, что образуют пространство и сюжет сна: Татьяна, перейдя через мост и встретив медведя, бежит по заснеженному лесу и попадает в хижину Онегина. Остановимся на толковании опорных символов.

Один из важнейших символов сна - "зима" и слова, которые можно объединить в тематическую группу с общей семой 'холодный': "снег", "сугроб", "лед", "метель". Согласно сюжету сновидения, Татьяна идет сначала по "снеговой поляне", затем по "жердочкам, склеённым льдиной", переходит протекающий в сугробах ручей, "не скованный зимой", и попадает в заснеженный лес, где "дороги нет; кусты стремнины Метелью все занесены, Глубоко в снег погружены". Первое значение данных символов - 'смерть'. Если в народных представлениях лето, солнечный свет, тепло и огонь ассоциировались с радостью и жизнью, то зима со всеми своими атрибутами - снегом, льдом, метелью - с печалью и смертью. Например, в народной загадке о земле и снеге: "Ни хилела, ни болела, а саван надела". Или о снеге: "Увидел мать, умер опять". Так, в описании смерти Ленского надвигающаяся кончина героя сравнивается с глыбой снега, которая катится с вершины горы: "Так медленно по скату гор, На солнце искрами блистая, Спадает глыба снеговая…Младой певец нашел безвременный конец". Смерть друга не оставляет Онегина и во сне: "…на талом снеге, Как будто спящий на ночлеге, Недвижим юноша лежит". Как модель, это семантическое отношение является источником символизации сюжетных перипетий и деталей сна.
Быть скованным льдом - значит быть скреплённым смертью. По сюжету сна Татьяна переходит ручей по мостику: "Две жердочки, склеены льдиной, Дрожащий, гибельный мосток, Положены через поток…". Разгадка этого символа в описании могилы Ленского, где две сосны действительно "скреплены смертью", т.е. под ними похоронен Ленский: "Две сосны корнями срослись; Под ними струйки извились Ручья соседственной долины", "и слышен говор ключевой, - Там виден камень гробовой В тени двух сосен устарелых". В связи с этим "гибельный" означает "предвещающий гибель".

открыть спойлер
Снег не просто деталь сна, это принцип организации пространства, поэтому оказаться в заснеженном лесу - значит попасть в царство смерти, т.е. в потусторонний мир, мир душ. Данное значение подкрепляется другим символом - лес. Лес символизировал блаженные райские сады, где должны водвориться после смерти души праведных. Деревья - души усопших (вспомним традиционное сравнение человека с деревом в русских народных песнях, загадках, сказках). Кроме того, смерть ассоциировалась не только с холодом, но и с мраком, а значит и со сном, что нашло отражение, например, в выражении "спать вечным сном" или пословице "сон смерти брат". Не удивительно, что, уснув, Татьяна попала сразу в царство мертвых.

Если лес - царство душ, то хозяин леса - хозяин царства душ. Издревле хозяином леса считался медведь, которого называли и "лесником", и "лесным чертом", и "лешим", и "лесным архимандритом". Медведь - хозяин леса, а значит и проводник в царстве мертвых. Ручей, через который Татьяна проходит в лес, символизирует границы царства мертвых. Считалось, что души умерших, чтобы попасть в загробный мир, должны были сначала переправиться через океан, реку или ручей. Связь ручья с идеей смерти подкрепляется семантикой мостка, предсказывающего смерть Ленского. Гибель поэта разлучило Татьяну и Онегина: "еще одно нас разлучило… Несчастной жертвой Ленский пал…". Вот почему "как на досадную разлуку Татьяна ропщет на ручей…".

Если первое значение символов "зима", "снег", "сугроб", "метель" вносит в толкование сновидения тему смерти, то второе значение, наоборот, - тему брака. Снег - символ плодородия. Считалось, что снег, как и дождь, дарит земле и человеку силу плодородия. Поэтому белый снежный покров нередко в древности сравнивали с белым покрывалом невесты: "Мать-Покров! Покрой землю снежком, меня молоду платком (женишком)". По-видимому, глубокий снег, сугробы, в которых Татьяна вязнет, падает и где её настигает и берет её на руки медведь, предвещает будущее замужество.

Тему брака продолжают и следующие два символа - мост через ручей и медведь. Перейти девушке через ручей - значит выйти замуж. Об этом древнем мотиве сна Татьяны писал А.А. Потебня в статье "Переправа через воду как представления о браке". В этой статье упоминается древнее святочное гадание на жениха: "Делают из прутиков мостики и кладут его под подушку во время сна, загадывая: "Кто мой суженый, кто мой ряженый, тот переведет меня через мост. Медведь, который, подав лапу, переводит героиню через ручей, гонится за ней и, поймав, приносит её к хижине Онегина - будущий жених Татьяны, то есть генерал. Значение 'медведь-жених' издревле связано с тем, что в сознании народа медвежья шкура символизировала богатство и плодородие, и А.С. Пушкин подчеркивает, что медведь был "косматый", "большой взъерошенный". В записях, собранных А. Баловым в Ярославской губернии: "Медведя видеть во сне предвещает женитьбу или замужество". В одной из подблюдных песен: "Медведь-пыхтун По реке плывет; Кому пыхнет во двор, Тому зять в терем" (добавлю от себя, что медведь *"мёд ведающий" связан с Велесом (Власием) - М.)

Если медведь - жених-генерал, то весь лес "в своей нахмуренной красе" символизирует светское общество (дерево - символ человека). Значение 'лес как светское общество' возникло, по-видимому, на основе метафоризации семы 'холодный': холодный - значит бездушный, фальшивый. Поэтическая традиция конца XVIII - начала XIX веков не редко эпитет "холодный" ставила рядом со словом "свет". В романе автор писал о Ленском: "от хладного разврата света еще увянуть не успев, Его душа была согрета Приветом друга, лаской дев". Еще одна деталь подтверждает наше предположение. Медведь приносит Татьяну к хижине Онегина со словами "Здесь мой кум". И действительно, в Москве, на приеме, генерал знакомит Онегина, "родню и друга своего", с Татьяной - своей женой. Возможно, Пушкин обыгрывает переносное значение слова "кумовство": "служебное покровительство своим друзьям, родственникам в ущерб делу (неодобр.)".

Таким образом, все три символа (снег, ручей с мостком, медведь) многозначны и вводят в толкование сна Татьяны одновременно две темы, определившие судьбу Татьяны, - смерть Ленского и брак с генералом.

6.jpg

Главный символ сна Татьяны - хижина Онегина. Согласно сюжету сна, обессиленную преследованием Татьяну медведь приносит к "шалашу": "Вдруг меж дерев шалаш убогой; Кругом всё глушь; отвсюду он Пустынным снегом занесен, И ярко светится окошко…" Из контекста мы узнаем, что "шалаш" - вполне благоустроенная хижина, с сенями, столом и лавками, и что хозяин дома - Онегин - что-то празднует в компании страшных чудовищ, которых А.С. Пушкин называет "шайкой домовых". Хижина - "убогий домик, избушка, лачуга" Онегина. Слово произошло от древнерусского "хиўжа" (дом, жилье, по всей видимости, бедное, или хилое). Одно из значений слова "хижа" - шалаш. Вот почему в древнерусском языке и говорах (например, сибирских) слова "шалаш" и "хижина" могли называть один и тот же денотат. Домовой - "дух хранитель и обидчик дома"). Действительно, большинство выбранных Пушкиным животных для изображения демонов имеют определенное отношение к культу русского домового. Так, например, на месте закладки фундамента новой избы, закапывали голову петуха (ср.: "другой с петушьей головой"), чтобы задобрить домового. Кошка и коза ("ведьма с козьей бородой" и "полукот") - животные, которые имеют шерсть - символ достатка и плодородия. Именно поэтому они посвящены духу дома. Шерстью козла окуривали избу, если домовой "сердился", а без кошки не обходилось ни одно новоселье. Таково значение слов "хижина" и "домовой" в контексте сюжета сна Татьяны. Обратимся к их символическому значению.
Первое значение определено макроконтекстом произведения: хижина - дом самой Татьяны, а домовые - гости на её именинах. Названия некоторых демонов-"гостей" Онегина имеют прямую связь с гостями Татьяны на именинах. Так, некто с "петушьей головой" ассоциируется с "уездным франтиком Петушковым". Или, например, в "карле с хвостиком" легко узнать Харликову ("карла" зашифровано в фамилии гостьи путем перестановки букв). "Череп на гусиной шее" в красном колпаке напоминает мосье Трике, ночевавшего в фуфайке и старом колпаке. Самого Онегина А. С. Пушкин сначала называет "гостем" и только потом "хозяином". Сходно само описание пира демонов в хижине Онегина и гостей на именинах Татьяны. В сне Татьяны: "Лай, хохот, пенье, свист и хлоп, Людская молвь и конский топ!"; на именинах: "В гостиной встреча новых лиц, Лай мосек, чмоканье девиц, Шум, хохот, давка у порога…". Второе значение символов "дом" и "домовые" наиболее важно для раскрытия значения сна: "хижина" - Онегин, "домовые" - реалии его внутреннего мира. Дом как оболочка для очага (огонь в очаге - душа) ассоциировался с телом человека как оболочкой души. Так, например, в детской загадке про дом: "Стоит Вахромей, брови нахмурил". В загадке про окна в доме: "Стоит Фекла, глаза мокры".
В современном русском языке соотношение 'дом-человек' отражено, например, в выражении "не все дома".
Символ "дом - человек, его душа" легло в основу центрального образа стихотворения М. Ю. Лермонтова "Мой дом": "До самых звезд он кровлей досягает, И от одной стены к другой Далекий путь, который измеряет Жилец не взором, но душой". В описании тела застреленного Ленского: "Теперь, как в доме опустелом, Все в нем и тихо, и темно; Замолкло навсегда оно. Закрыты ставни, окна мелом Забелены. Хозяйки нет. А где - Бог весть. Пропал и след". Здесь "дом" - тело без "хозяйки", то есть души. Таким образом, Татьяна, попав в царство душ, находит самую главную для неё - душу Онегина. Ведь именно тайна характера этого человека заставила её гадать на святки.
Семантическое отношение "дом - человек" является источником символизации не только многочисленных деталей дома, но и действий героев, их положения в пространстве. Хижина Онегина - зашифрованный в системе символов сложный психологический портрет главного героя. Вот детали этого необычного портрета.
1.Управление "домовыми" - властность Онегина. Если "домовые", - реалии внутреннего мира Онегина, то весь эпизод управления демонами символизирует властность сложной натуры героя: "Он знак подаст - и все хлопочут; Он пьет - все пьют и все кричат; Он засмеётся - все хохочут; Нахмурит брови - все молчат". Эта же мысль и в эпиграфе к "Евгению Онегину": "Проникнутый тщеславием, он обладал сверх того ещё особенной гордостью, которая возбуждает признаваться с одинаковым равнодушием в своих как добрых, так и дурных поступках, - следствие чувства превосходства, быть может, мнимого". Обращение Онегина с демонами можно сравнить с описанием властного царя из оды "Вольность" А.Н. Радищева: "Я властию могу дарить; Где я смеюсь, там всё смеется; Нахмурюсь грозно, всё смятется; Живешь тогда, велю коль жить". 2. Смотреть на дверь изнутри дома - избегать самого себя. ("Онегинза столом сидит И в дверь украткою глядит"). Возможно, речь идет о хандре Онегина, заставившей его, "томясь душевной пустотой", охладеть к жизни и ненавидеть самого себя. Так, перед дуэлью: "В разборе строгом, На тайный суд себя призвав, Он обвинял себя во многом".
3. Смотреть в дверную щель хижины снаружи - пытаться понятьвнутренний мир Онегина. Согласно сюжету, Татьяна сначала "глядит тихонько в щёлку", потом "немного растворяет дверь" и, наконец, проникает в дом. Так символически описывается постепенное понимание Татьяной характера Онегина. Именно с этой целью после смерти Ленского и отъезда Онегина Татьяна отправится в поместье Евгения.
4. Проникнуть в дом - стать предметом мыслей и чувств. Появление Татьяны в хижине символизирует будущую любовь к ней Евгения. Интересно, что в своём сне уже влюбленный Онегин (VIII глава) видит тот жесюжет: "сельский дом - и у окна Сидит она… и всё она!". Появление в хижине Ленского, Ольги и весь эпизод убийства, по-видимому, символизирует тяжкое переживание Онегиным своей вины, муки совести: "Оставил он своё селенье, …где окровавленная тень Ему являлась каждый день". Образ убитого Ленского будет преследовать Онегина в упомянутом выше сне: "То видит он: на талом снеге, Как будто спящий на ночлеге, Недвижим юноша лежит, И слышит голос: "Что ж? Убит".
5. Исчезновение "домовых" - избавление от прежних пороков. "Шайка домовых" сначала "смутилась", то есть встревожилась, а потом и вовсе скрылась после того, как Татьяна проникла в хижину. Очевидно, любовь к Татьяне изменила внутренний мир героя, избавив его от "демонов".
6. Разрушение дома - болезнь Онегина. В финале сна "хижина шатнулась". В VIII главе влюбленный Онегин действительно заболеет: "Бледнеть Онегин начинает…Онегин сохнет - и едва ль Уж не чахоткою страдает". Однако можно предположить, что шатающаяся хижина символизирует не столько болезнь как физиологическое явление, сколько огромную душевную трагедию, которую Онегин переживает в финале романа, осознав безнадежность своей любви к Татьяне. Интересно, что на эпизоде разрушающейся хижины сон обрывается так же неожиданно, как на эпизоде объяснения Татьяны и Онегина обрывается весь роман.
В символике дома снова прослеживается тема смерти Ленского. Потухший "светильник" - смерть: "Вдруг ветер дунул, загашая огонь светильников ночных". Это еще одна модификация огня как символа души. На его основе была создана эмблема погашенного факела - мотив, традиционный для поэзии XVIII века.
Танцующая в присядку мельница - место смерти Ленского. Действительно, дуэль Онегина и Ленского состоялась за мельницей. Кроме того, народнопоэтическая традиция сравнивала работу жерновов с битвою (Ср. в "Слове о полку Игореве": "На Немиге…молотят цепами булатными, на току жизнь кладут, веют душу от тела",).
Итак, сон Татьяны можно разбить на две части: 1) события в лесу до появления хижины Онегина, 2) события в хижине. В первой части опорные символы имеют два значения, связанные с темами смерти и брака; каждое из них развивает свою сюжетную линию символического значения сновидения. Первое значение символов вносит в толкование сновидения тему смерти. Это не только предсказание смерти Ленского и печаль от разлуки с Онегиным, но и проникновение Татьяны в царство душ, где её проводник-медведь подводит к самой главной душе - Онегину. Второе значение вносит тему брака: Татьяна выйдет замуж за генерала и будет жить в светском обществе, но брак для неё окажется несчастьем. Как мы видим, первая часть сна рассказывает исключительно о судьбе Татьяны. Вторая часть сна - события в хижине - посвящены Онегину, его внутреннему миру, будущей судьбе. Семантическое соотношение "дом-человек" является источником символизации многочисленных деталей дома, а также действий героев - Онегина, Татьяны, демонов и др. В результате мы многое узнаем о характере главного героя: властолюбив и горд, при этом избегает себя и ненавидит. Кроме того, открываются некоторые подробности его будущего: любовь к Татьяне и избавление от "демонов", муки совести и болезнь, физическая и нравственная. Тема смерти Ленского характерна и для второй половины сна: мы узнаем о месте дуэли".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №14  СообщениеДобавлено: 20 дек 2013, 15:59 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Итак, Татьяна ПРОСНУЛАСЬ... И нашла в себе силы жить дальше и - что важно - остаться самой собой.

В конце романа Татьяна говорит опомнившемуся и стоящему перед ней на коленях Онегину, что ей «ВСЕ БЫЛИ ЖРЕБИИ РАВНЫ».
Перечислим женские жребии в патриархальном обществе, где балом правят пародии на мужчин и альфа-самцы. Что делать Женщине, если у нее нет возможности выбрать любимого мужчину себе под стать? Или лучше так: какие возможности предлагают ей патриархальные установки сознания?

Вариантов несколько (с допущением на реалии наших дней):
- уйти в монастырь и сделаться невестой Христовой
- остаться старой девой на родительском иждивении
- сойти с ума
- утопиться
- пойти в бордель и стать шлюхой, либо заколачивать бабки в модельном бизнесе и порноиндустрии
- стать бизнес-вумен
- обернуться ведьмой и приворожить объект желания, а с обидчиками расправиться самым жестоким способом, но при этом, так сказать, покончить с собственной душой
Татьяна Ларина в итоге выбирает последний, единственно разумный вариант: выйти замуж за того, кого НЕ любит. Ведь и имя и фамилия её говорят о том, что она ответственна за свой род, который не должен прерваться. И дело тут не в венчанном браке. Женщине, как раньше, так и теперь болезненно и трудно пробиваться сквозь асфальт мужской цивилизации в одиночку, без мужской опоры. Татьяну (на этот раз выбор, увы, не за ней), которой жизненно необходим сильный покровитель, выбирает альфа самец – богач генерал, изувеченный в сраженьях. К тому же он КУМ Онегина, а именно тот самый медведь из СНА, который показал влюбленной Тане, кто на самом деле есть её друг сердечный. Медведь – славянский тотем, относящийся к Велесу. Не удивлюсь, если фамилия у генерала ВЛАСОВ. При нем Татьяна становится светской богиней, что сразу же замечает Онегин – и полузасохший вампир ползет к ней, вымаливая хоть каплю любви у женского божества, но не тут-то было… Татьяна распознает мелкость его чувства и дает от ворот поворот, да и генерал уж на подходе, гремит шпорами. И в эту «минуту злую» для Онегина Пушкин оставляет его… Минута зла ещё и тем, что генерал, заставший Онегина в спальне жены, скорее всего, вызовет его на дуэль и вряд ли промахнётся… Генералы Власовы это вам не поэты Ленские, нервы у них крепкие, глаз прицелен, да и рука твёрже…

открыть спойлер
P.S. Пушкин вскользь замечает, что письмецо Танино, где она Онегину в любви объяснялась, тот сохранил. Вот так: Наполеоны наполеонами, а живая душа даже в пародии человеческое пробуждает.

7.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №15  СообщениеДобавлено: 20 дек 2013, 16:07 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 27 окт 2012, 15:39
Сообщения: 1148
Пол: женский
Оптимизма насчёт судьбы самой СИЛЬНОЙ и ЛЮБИМОЙ Пушкиным героини у меня нет, поверьте... БЕДА её в том, что она продолжает любить очеловеченную ею пародию на мужчину. Она так и говорит: "Я вас люблю, к чему лукавить?"... Ведь она девочка совсем, Таня... Замуж её выдали лет в семнадцать (а, может, и раньше)... И вот, в двадцать с небольшим она уже СВЕТСКАЯ БОГИНЯ, обладающая тем особым магнетизмом, на который летят как мухи на мёд и женщины, и мужчины... И никто не знает, что эта богиня буквально "умирает" вместе с Онегиным, который вообще не живёт... И, если не случится у Тани новой любви-избавительницы, то исход в общем-то один... Надежды на то, что ей внушит такую любовь генерал "Власов" в общем-то нет, хотя... всё бывает...

ОЧАРОВАННОСТЬ и ЗАКОЛДОВАННОСТЬ русских женщин - это чисто русский феномен? В ТЕМНИЦЕ ТАМ ЦАРЕВНА ТУЖИТ... Интересно, ЗАКОЛДОВАННАЯ замечает того, кто ей "верно служит"? Вряд ли... Но ОН СЛУЖИТ, утверждает Пушкин, который сам был БУРЫМ ВОЛКОМ для бедных Лиз, Татьян и для мадонны Наталии... Вот и забрезжил свет во мраке...

Еще выкладываю МЕТАМОРФОЗЫ ТАТЬЯНЫ в картинках, среди которых есть ОДНА, что избавляет от ОЧАРОВАННОСТИ (каждая женщина видит её по разному, по-своему)... Кто захочет избавиться, тот найдет... Только не стоит выводить на принтере и делать из неё икону - иначе попадёте в волчий плен. Достаточно одного взгляда на картинку...
Итак, она звалась Татьяной.

Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью ее румяной
Не привлекла б она очей.
Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой...

1.jpg 2.jpg 3.jpg

открыть спойлер
4.jpg 5.jpg 6.jpg

7.jpg 8.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.

Текущее время: 30 сен 2020, 03:03

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron