К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 20 ноя 2019, 08:11

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
Сообщение №16  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:55 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
КАЗНА АЗИАТСКОЙ ДИВИЗИИ

Вот уже более 70 лет не поддается разгадке тайна пропавшей казны Азиатской дивизии, одного из легендарных кладов времен гражданской войны. Молва утверждает, что эти несметные сокровища зарыты где-то в монгольской степи. Однако неоднократно выезжавшие туда экспедиции так и не смогли их разыскать. А в начале 1930-х годов харбинский журналист Коробов, очевидно, что-то знавший о кладе, предупреждал в газете тамошних русских эмигрантов «Рупор»: «Не вами спрятано — не вам и достанется, господа! Ценности, оставшиеся после Унгерна, перейдут к тем, кто раскроет тайну исчезновения главной кассы Азиатской дивизии. Ключ же от этой тайны находится в Гумбуме, одном из буддистских монастырей в Тибете».

Начало этой истории относится к лету 1917 года, когда генерал-майор Роман Федорович Унгерн фон Штернберг отбыл из Петрограда в Забайкалье в качестве эмиссара Керенского, чтобы укрепить среди казаков доверие к Временному правительству. Обратно барон не вернулся. Он стал сподвижником атамана Сибирского казачьего войска Григория Михайловича Семенова, преемника «Верховного правителя Российского государства» адмирала Колчака, расстрелянного в 1920 году по постановлению иркутского ревкома. Атаману тоже не повезло: разбитый Красной Армией, он бежал в Маньчжурию.

Но получивший чин генерал-лейтенанта Унгерн продолжал борьбу. В начале зимы 1920 года конная Азиатская дивизия, сформированная им из казаков, монголов и бурятов, вторглась в оккупированную китайцами Внешнюю Монголию. Пока растянувшаяся на многие километры армия барона — конница, пехота, артиллерия, обозы — медленно продвигалась по безводной желтой степи, сам он во главе передового отряда вышел к монгольской столице Урге.

В бинокль Унгерн жадно вглядывался в затейливое кружево кровли дацана Узун-хурэ. Потом перевел окуляры на двор, где рядом со священным молитвенным колесом Будды китайские солдаты в пепельно-серых мундирах устанавливали пулемет. Барон стиснул зубы: эти косоглазые хунхузы дорого заплатят ему за такое святотатство.

открыть спойлер
Он верил, что с взятием Урги начнется осуществление его грандиозного плана — создание собственной империи, которая будет простираться от Тибета до тунгусской тайги. И Колчак, и Семенов не понимали простую истину: красные — это азиаты. Поэтому воевать с ними следует не по-европейски, как, скажем, с немцами, а по-азиатски. То есть поднять против них дикие полчища азиатов. Для этого нужно самому стать новым Чингисханом. Ведь не зря же его фамилия Унгерн так созвучна здешним названиям и именам — Урга; Узун-хурэ, великий святой Санаг-Убугун. Это — перст Судьбы.

Будучи дальновидным политиком, барон Унгерн объявил себя защитником желтой веры. И даже торжественно принял ее, пройдя церемонию посвящения в буддистском монастыре. Правду говоря, обряд не доставил ему большого удовольствия, поскольку тамошний настоятель лама Дамба Дорки заставил барона как сына Будды побрататься, испив из одной пиалы, с другим сыном Будды — прокаженным, чьи руки были покрыты отвратительной коростой. Впрочем, большая политика требует жертв.

Зато, когда он освободил их императора Богдо Гэгэна из китайского плена и после захвата Урги вернул тому власть над всей Монголией, в Урзун-хурэ благодарный властитель пожаловал генералу титул вана, а вместе с ним четыре высшие привилегии: право иметь желтые поводья на лошади, носить такого же цвета халат и сапоги, ездить в зеленом паланкине и прикалывать к фуражке трехочковое павлинье перо.

Желтый цвет — это солнце. Зеленый — земля, пробуждающаяся весенняя степь. Три очка в радужных перьях означают третью степень земного могущества — власть, имеющую третий глаз, чтобы читать в душах людей.

Пятую привилегию «Облаченный в желтое, Направляющий свой путь желтым», как витиевато назвал Унгерна император, присвоил сам себе: забирать в казну своей Азиатской дивизии все отбитое у китайцев золото, поскольку это был желтый металл. В числе других трофеев туда попала и метровая статуя Будды из чистого золота. Впрочем, даже не она представляла главную ценность в легендарном кладе барона-буддиста.

Когда позднее ЧК вело розыск казны Азиатской дивизии, ее сотрудники установили интересные факты. Из сохранившихся финансовых документов следовало, причем взятые в плен штабные офицеры Унгерна подтверждали это на допросах, что касса дивизии действительно располагала огромными суммами как в денежной наличности — в основном в золотых монетах русской чеканки и в китайских, серебряных, так и в драгоценных камнях. Эти деньги предназначались на текущие нужды и выплату жалования. Но значительно большую часть наличности составляла контрибуция, собранная с монголов китайцами якобь за неуплату долгов купцам и ростовщикам из Поднебесной, в сумме около 15 миллионов рублей в царских золотых. Их Унгерн считая своим личным капиталом, которым мог распоряжаться по собственному усмотрению.

Но вернемся в 1921 год. Как это ни парадоксально, взятие Урги стало предвестником конца генерал-лейтенанта Романа Федоровича Унгерна. В осуществление своего стратегического плана он решил совершить марш на север: поднять казачьи станицы, провести мобилизацию в бурятских улусах, выгнать красных из Верхнеудинска, дойти до Читы и договориться с японцами. Затем повернуть коней на юг, разгромить китайцев, занять тибетские монастыри и договориться с англичанами. После этого барон намеревался воткнуть свой бунчук среди развалин Каракорума, древней столицы монголов, и воздвигнуть на этом месте столицу своей будущей империи.

Сначала ему сопутствовал успех. Тесня отряды самообороны красных, его конники захватили улус Цежей, станицу Атамано-Николаевскую, вышли на Мысовский тракт. 31 июля Унгерн увидел вдали заросшие камышом низкие берега Гусиного озера — до Верхнеудинска оставалось восемьдесят верст.

Дальше начались неудачи. Против Азиатской дивизии были брошены регулярные части Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Под станицей Келтуринской они наголову разбили колонну генерала Резухина, поспешно отступившего на юг. Еще раньше бежали от Маймачена монгольские чахары Баяр-гуна. А через неделю и сам Унгерн, столкнувшийся в ночном бою с частями Народно-революционной армии и партизанами Щетинкина, ушел обратно в Монголию, куда за ним последовал экспедиционный корпус 5-й армии под командованием большевика Писарева. Началось безостановочное преследование изрядно потрепанной Азиатской дивизии.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №17  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
Вторую неделю Роман Федорович вел свой отряд на запад. За это время дважды нагоняли их партизаны Щетинкина и два раза теряли. Конники Унгерна текли по степи, как весенний поток по горному склону, — обходя камни — улусы, где могла поджидать их засада, и опять сливаясь вместе в безопасных ложбинах. Кони вконец отощали: когда в последний раз с боем уходили от Щетинкина, их невозможно было перевести в галоп. До предела измотанные люди засыпали в седлах прямо на ходу.

На самом Унгерне эта бесконечная скачка никак не сказывалась. Он был по-прежнему неутомим и быстр в движениях. Лишь отросла мягкая светло-рыжая бородка, выглядевшая на обожженном солнцем лице какой-то ненастоящей, словн» сделанный из пакли артистический парик. Да почернел от грязи его неизменный монгольский халат с русскими генеральскими погонами.

А вот мысли у барона были невеселыми. Как профессиональный военный он прекрасно понимал, что на сей раз задуманный освободительный поход против красных не удался. Значит, сейчас главное уйти от погони и сберечь казну, чтобы потом было на что снарядить новое войско: закупить оружие и боеприпасы, продовольствие, лошадей, фураж, выплатить жалование солдатам.

То, что дивизионную кассу нужно надежно спрятать, не вызывало сомнений. Вопрос только в том, кому доверить столь ответственную миссию. Унгерну вспомнилась слышанная от монголов назидательная легенда. Когда Бог сотворил мир, он сначала сделал человека с душой черной, как ворон. Потом подумал, что это нехорошо: с такой душой человек пойдет прямо в ад. Сломал его, сделал другого с душой белой, как лебедь. Подумал, подумал — опять нехорошо. Как такой человек будет резать барашков? С голоду умрет. Опять сломал, третьего сделал. Дал ему душу пеструю, как сорока. От него все люди пошли. У одних много черных перьев, у других — белых. У его казаков оперение было слишком черным, чтобы доверить им золото. У монгольских чахаров — слишком белым. Остаются буряты.

открыть спойлер
Унгерн вызвал к себе подъесаула Ергонова, бурята, командовавшего эскадроном его личного конвоя, и долго инструктировал. Поставленная генералом задача была очень трудной, если вообще выполнимой. Предстояло доставить в Хайлар, а оттуда поездом в Харбин 24 ящика, в каждом из которых было три с половиной пуда золотых монет, а также обитый железом семипудовый сундук барона. В случае явной опасности захвата дивизионной казны красными ее следовало надежно укрыть. Для этого Унгерн указал на карте несколько подходящих мест на пути следования.

Ночью, взяв с собой 16 верных солдат-бурятов, Ерго-нов незаметно покинул лагерь. Позднее нашлись свидетели, видевшие в одном из бурятских улусов маленький отряд конников, сопровождавших тяжело нагруженные арбы. Грязные, усталые, некоторые с окровавленными повязками, они не остановились там на дневку, а лишь насильно взяли 38 свежих лошадей и проследовали дальше на запад.

Чтобы дать отдых едва переставлявшим ноги коням, в сопках отряд расположился на дневку. Поели, не разводя огня, выставили часовых и легли спать. Ночью покинули Романа Федоровича последние казаки. А чахары, посоветовавшись, под утро связали своего вана, бросили его поперек седла и не спеша поехали навстречу 35-му кав-полку, который уже замаячил на горизонте неровной цепочкой головного эскадрона.

Барона Унгерна увезли в Иркутск, а затем отправили в Новониколаевск (теперешний Новокузнецк). Там за него взялись чекисты. То угрозами и побоями, то обещаниями сохранить жизнь они добивались, чтобы пленник указал место, где спрятал «несметные сокровища». Но Унгерн молчал. Поняв, что этот орешек им не по зубам — ни за что не расколется, верный офицерской чести, не будет просить пощады, чекисты передали белого генерала в Сибирский ревтрибунал, который приговорил его к «высшей мере социальной защиты» — расстрелу. 15 сентября 1921 года председатель Сибирской ЧК Иван Павлуновс-кий собственноручно привел приговор в исполнение, выстрелом в затылок прикончив генерал-лейтенанта Романа Федоровича Унгерна фон Штернберга.

Между тем в самой Монголии из-за клада Унгерна произошел форменный скандал. Его предыстория такова.

В 1920 году после взятия в марте месяце Иркутска и разгрома Колчака стало ясно, что победа большевиков в Сибири и на Дальнем Востоке предрешена. Тогда же родился план распространения их контроля на Монголию при сохранении ею формального суверенитета. Дело в том, что в 1915 году в старинном городе Кяхте на русско-китайской границе было подписано трехстороннее соглашение, по которому Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела Монголии и не вводить туда свои войска. Однако высокие договаривающиеся стороны не могли и предположить, что к власти в России придут большевики и придумают трюк, позволяющий игнорировать ранее взятые международные обязательства. Если советских лидеров не устраивало какое-нибудь соседнее правительство, сколачивалось еще одно — «революционное», а затем в ситуации искусственно созданного двоевластия никого не представлявшие самозванцы, якобы «выражая волю трудового народа», призывали себе на помощь Красную Армию.

Этот прием был успешно использован на Украине и в Грузии. Пришла очередь Монголии. В конце февраля 1921 года стараниями Сибирского бюро ЦК РКП(б) в Кяхту были доставлены несколько групп едва знакомых друг с другом монголов. А 13 марта эти заговорщики объявили о создании Временного народного правительства, в которое от имени народа, то есть от своего собственного, сами себя и выбрали. Естественно, оно провозгласило лозунг «освобождения страны».

После этого 21 июня на территорию суверенной Монголии вступили регулярные части Красной Армии — экспедиционный корпус под командованием Константина Неймана. 6 июля они взяли Ургу. В тот же день туда пожаловало Временное народное правительство, возглавляемое типографским наборщиком Дамидины Сухэ. Через четыре дня после настоящей драки из-за министерских постов было объявлено, что отныне оно не временное, а постоянное. А на следующее утро монгольский народ узнал, что у него есть «великий вождь Сухэ-батор» и что под его руководством в стране произошла революция.

Казалось бы, московский сценарий был разыгран, как по нотам. Но вскоре возникли непредвиденные осложнения. В свое время Сухэ-батору и его команде было обещано, что, как только удастся захватить полевую кассу Азиатской дивизии, часть денег будет передана монгольскому правительству, так сказать, «на обзаведение». И вот новоиспеченный министр финансов Данзан, выждав некоторое время, решил напомнить командованию советского экспедиционного корпуса: Урга взята, имущество унге-ровских войск в руках победителей, но обещанных денег монгольское правительство до сих пор так и не получило. В ответ, к своему неудовольствию, Данзан услышал, что трофеи действительно захвачены большие, однако если говорить о звонкой золотой монете, то с ней придется подождать. Произошла досадная осечка. Ставка делалась на то, что будет отбита казна Унгерна. Но она исчезла, неизвестно когда и каким образом. Ведутся поиски, к сожалению, пока безрезультатно.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №18  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
Данзан воспринял эту новость с недоверием и начал собственное расследование. Его итоги оказались неутешительными. Удалось установить, что место захоронения ценностей могло быть известно лишь самому Унгерну да двум десяткам преданных ему людей. Барона большевики пустили в расход, а никого из его доверенных лиц разыскать не смогли.

К этому остается добавить, что по меньшей мере с десяток не афишировавшихся их организаторами экспедиций — монгольских, советских и совместных — занимались в разное время поисками клада Унгерна. С китайской стороны границы в районе озера Буир-Нур и реки Халхин-Гол тоже колесили по степи вольные кладоискатели из числа русских эмигрантов. Однако успехом никто похвастаться так и не смог.

Выходит, казна Азиатской дивизии окончательно утеряна?

Для столь категоричного вывода, пожалуй, нет оснований. У «золота Унгерна» обнаружился... польский след. И вовсе не потому, что предки одной из ветвей его рода в 1526 году были приняты сеймом в состав польского шляхетства и получили Герб. Просто по случайному стечению обстоятельств к судьбе барона и его сокровищ оказались причастны трое поляков.

В преклонном возрасте, если они доживают до него, отставными разведчиками и вообще людьми, причастными к секретным операциям, нередко овладевает «мемуарный зуд». Им хочется поведать миру, какими значительными фигурами они были. Конечно, при этом не обходится без преувеличений. Однако в их воспоминаниях есть и реальные факты из категории тех, что принято называть тайнами.

Итак, первый источник — это некий пан Антоний-Фердинанд Оссендовский, «литератор, путешественник, ученый», как значилось на его визитной карточке. В жизни этого человека было много самых невероятных приключений, встреч, событий. В мае 1920 года он совершил поездку через всю Монголию и был гостем Унгерна. Перед расставанием, по словам Оссендовского, барон вручил ему мешочек с золотыми монетами достоинством 5 и 10 рублей. Эти деньги поляк должен был передать жене Унгерна, проживавшей в то время в Пекине. А еще генерал предоставил в его распоряжение свой шестиместный «фиат».

открыть спойлер
Позднее Оссендовский описал это путешествие в своих мемуарах. Там можно, в частности, прочесть о посещении вместе с Унгерном Гандана — священного города буддистских монахов-лам. Причем барон в присутствии поляка якобы вручил настоятелю завещание и план тайника, в котором спрятаны полторы тонны золота. В завещании было сказано, что, если в течение пятидесяти лет не объявятся законные наследники, все золото должно быть употреблено на распространение ламаизма.

Когда знакомишься с рассказом Оссендовского, возникает сомнение. Почему вдруг Унгерн проникся таким доверием к неизвестно откуда взявшемуся гостю? И вообще, что заставило этого пана отправиться путешествовать по охваченной войной Монголии?

Ответ прост: польский «литератор», очевидно, был тайным эмиссаром спецслужб Антанты, которому поручили посмотреть на месте, что собой представляет новый вождь контрреволюции на Дальнем Востоке и стоит ли вкладывать в него деньги. И тогда все становится на свои места: и несвойственная Унгерну откровенность, и поручение к жене, и предоставление личного «фиата».

Что же касается места захоронения клада, то есть свидетельства очевидцев любопытного случая, героем которого был Оссендовский. Однажды на Рождество, будучи гостем у своего тестя, известного польского кардиолога Ягельского, под влиянием винных паров «путешественник» сделал неожиданное признание. Подойдя вдруг к книжному шкафу и скользнув глазами по корешкам, он взял с полки книжку своих мемуаров.

«Здесь, на странице 104-й — важно заявил Оссендовский, — помещена фотография того места, где ждут своего владельца огромные ценности. Эту фотографию я сделал сам. Где именно? Скажу так: где-то у истоков Амура». Итак, первое место клада — истоки Амура, хотя не исключено, если верить Оссендовскому, что мог быть заложен и другой тайник или даже несколько, поскольку после отъезда поляка события приняли неожиданный оборот.

Конечно, к сообщению «литератора, путешественника, ученого» можно относиться по-разному. Но многое из того, что он рассказывает об Унгерне и своем пребывании в гостях у командира Азиатской дивизии, в основном соответствует действительности. Убедиться в этом можно, сравнив тот или иной эпизод из его книги с соответствующими фрагментами из воспоминаний других участников тех же событий

Вторым источником является Камиль Гижицкий, ополячившийся татарин из Галиции, которому довелось служить при штабе Азиатской дивизии До этого он воевал против красных сначала как легионер Отдельного Чехословацкого корпуса, а затем в рядах сформированной в Новониколаевске 5-й Сибирской дивизии генерала Чумы. Инженер по образованию и специалист по взрывному делу по военной профессии, Гижицкий пользовался полным доверием Унгерна, поручавшего ему ответственные задания, требовавшие изобретательности и умения держать язык за зубами.

Гижицкому повезло: после разгрома Азиатской дивизии он сумел избежать плена и в конце концов вернулся в Польшу, где в 1929 году во Львове вышла книга его воспоминаний «По Урянхаю и Монголии». Этот человек из ближайшего окружения Унгерна прямо ничего не говорит о местонахождении клада. Единственное, что он позволяет себе, так это как бы между прочим высказать предположение искать его следует вблизи озера Буир-Нур, в одной из бесчисленных, заполненных илом и жидкой глиной лощин, которые монголы называют лагами. Распорядиться, чтобы золото было зарыто в земле, Унгерн не мог, утверждает Гижицкий Ибо он чтил ламаистские обычаи, которые запрещают копать землю, считающуюся святой.

Автор воспоминаний отмечает, что барон даже носил сапоги с загнутыми кверху носами, дабы ненароком не нарушить ламаистского запрета.

Значит, искать нужно не у истоков Амура, а вблизи озера Буир-Нур?

Как удалось установить историку Адольфу Дихтяру, это противоречие только кажущееся.

Известно, что Амур образуется в результате слияния двух рек — Шилки и Аргуни. Значит, с географической точки зрения у него два истока. И если во Внешней Монголии принято считать, что Амур — это продолжение Шилки и Онона, то во Внутренней Монголии, входящей в Китай, с не меньшим основанием видят начало Амура в Аргуни. Оссендовский прекрасно ориентировался в географии Монголии и вот эти-то географические нюансы как раз и брал в расчет, когда привязывал местонахождение клада к истокам Амура.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №19  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:57 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
На Хенгейском нагорье, откуда берет свое начало Онон, путешественник не был. Следовательно, если Унгерн доверил ему тайну клада, поляк мог сделать свой снимок только по дороге из Урги через Тамсак-Булак и Амгалан в Хайлар, переправившись через реку Халхин-Гол. Поэтому, говоря об истоках Амура, он имел в виду верховья Аргуни.

Далее, если взять крупномасштабную карту, то на ней видно, что вблизи своего устья Халхин-Гол делится на два рукава- левый впадает в озеро Буир-Нур, правый — в речку Орчун-Гол, соединяющую озера Буир-Нур и Далайнор, а последнее, в свою очередь, соединено протоком с Аргунью. Так что никаких расхождений между Оссендовс-ким и Гижицким нет. Истоки Амура, о которых говорит первый, и озеро Буир-Нур, относящееся, как указывается в географических справочниках, к бассейну Амура, это одни и те же места.

Наконец, есть еще и третий источник — Казимек Гроховский. По специальности горный инженер, он долгое время занимался разведкой месторождений золота в южной части Барги, вел геологические исследования на востоке Монголии. После Октябрьского переворота осел в Харбине, где в 1920-е годы стал директором гимназии, в которой учились дети поляков, эмигрировавших из большевистской России. Тогда же начал собирать всевозможные материалы о поляках на Дальнем Востоке, на основе которых написал книжку, изданную в 1928 году в Харбине.

Унгерн тоже попал в поле зрения Гроховского. Вернее, не столько сам барон, сколько его сокровища, которые не давали покоя многим харбинским эмигрантам. На основании рассказов лиц, хорошо знавших командира Азиатской дивизии, Гроховский пишет, что в связи с неудачным началом похода на север первое, что счел необходимым предпринять Унгерн, так это отправить дивизионную кассу из района боевых действий в безопасное место на востоке. После нескольких дней пути маленькая группа солдат, сопровождавшая ценности, наткнулась на отряд красных. Завязалась перестрелка. Унгерновцы поняли, что исполнение приказа барона зависит от быстроты их коней, и постарались оторваться от красных. Во время поспешного бегства им пришлось пару раз даже добивать собственных раненых из опасения, что те Могут выдать секрет их миссии.

открыть спойлер
Однако погоня настигала. И вот примерно в 160 километрах к югу от Хайлара, посовещавшись, они решили закопать золото. На слегка всхолмленной равнине, поросшей редкими кустами, нашли небольшую лощину, в которой и спрятали его.

Таким образом, в результате независимых изысканий Гроховского появляется дополнительное уточнение местонахождения клада — в 160 километрах (или, скорее всего, верстах, ибо ни русские, ни тем более монголы метрической системой мер в то время не пользовались) к юго-западу от Хайлара. Но это как раз и будут окрестности озера Буир-Нур.

Площадь района вероятного захоронения «золотого клада Унгерна» составляет около 600 квадратных километров. На первый взгляд кажется, что найти его там, пожалуй, потруднее, чем иголку в стоге сена. Однако при использовании современной техники, в частности новейших магнитометров для съемки с воздуха, эта задача вполне может быть решена.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №20  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:57 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
ТАЙНА ЗОЛОТА УСТАШЕЙ

Шли последние дни войны. Под ударами частей Народно-освободительной армии Югославии и Красной Армии остатки разгромленных германских войск и их союзников — хорватских усташей и домобранов — поспешно отступали в Австрию.

В начале мая 1945 года остатки небольшого подразделения домобранов (армии созданного в апреле 1941 года Независимого Хорватского Государства), которым командовал капитан Августин Гавран, вышли к полотну железной дороги неподалеку от словенского города Целье. На рельсах стоял длинный, в 35 вагонов, эшелон, на открытых платформах которого стояли орудия и пулеметы. Судя по форме солдат, суетившихся вокруг эшелона, это была какая-то зенитная воинская часть усташей — хорватских эсэсовцев. Поезд только что подорвался на партизанской мине, и паровоз и два головных вагона, изуродованные взрывом, валялись под откосом...

Усташей было более сотни. Одни из них находились в боевом охранении, другие окапывались на поросшем травой лугу между железнодорожной линией и шоссе, а третья группа на расстоянии четырех-пяти метров от шоссе копала глубокую яму шириной около метра. Из двух закрытых вагонов усташи выносили и складывали в яму светло-серые алюминиевые ящики, ярко блестевшие на солнце. Ящики имели длину около 80 сантиметров и ширину около 20 сантиметров. Сложив ящики в яму, солдаты закопали ее и тщательно замаскировали, ликвидировав все следы...

Что же было в этих ящиках?

открыть спойлер
«Усташский полковник, командир части, сказал мне, что поезд вез золотой запас и государственные деньги, которые должны были быть использованы для финансирования усташского движения в эмиграции».

Это сенсационное заявление Августин Гавран, 82-летний житель Загреба, сделал в 1997 году, тем самым нарушив молчание, длившееся более полувека. Бывший домо-бранский капитан уже не помнит, сколько было всего ящиков с драгоценностями, помнит только, что они находились в двух вагонах, были сложены в три ряда и занимали пространство от пола до потолка.

После сообщения Гаврана средства массовой информации Словении и Хорватии охватила «золотая лихорадка». Действительно, во время войны в казну усташского.

Независимого Хорватского Государства (НХГ) поступило немалое количество золота и различных драгоценностей, в основном награбленного у евреев и конфискованного во время «акций устрашения». Нередко жертвы усташей пытались откупиться от своих палачей драгоценностями, чтобы спасти жизнь, однако случалось, что их все равно отправляли на тот свет. В 1945 году части руководителей НХГ удалось эмигрировать из страны, а вместе с ними исчезло и «золото усташей»...

Признания Гаврана пролили первый луч света на тайну «золота усташей». Постепенно стали появляться новые подробности. Бывший капитан припомнил, например, такую деталь: неподалеку от ямы с таинственными ящиками тогда же были похоронены погибшие от взрыва партизанской мины машинист паровоза, кочегар, один офицер-усташ и еще какой-то человек — кто именно, Гавран уже забыл. Зато он хорошо помнит, как полковник, командир усташей, сказал ему тогда, что эшелон должен был идти через Марибор, но вынужден был свернуть на Целье, так как появились слухи о том, что вблизи Марибора видели советские танки.

В поисках свидетельств и подтверждений слов Гаврана кладоискатели и журналисты немедленно кинулись в Целье. Место, указанное Гавраном, было тщательно осмотрено, но определить, где находится клад, не удалось. После опроса местного населения пявились новые свидетельства. Рассказ жительницы села Прожинска Васа Антонии Гаешек почти дословно совпал с рассказом домобранско-го капитана, кроме одного: она не видела ящиков с золотом. Впрочем, даже если они и были, окрестные жители не могли бы их увидеть, так как усташи, которые три дня пробыли в их селе, разгружая вагоны, никого не подпускали к подорванному поезду, обнеся его заграждением из веревок. Действительно, взрыв партизанской мины уничтожил паровоз и два вагона, в результате чего, по словам крестьян, погибли машинист и два солдата, которых уста-ши и похоронили где-то около железной дорога Некоторые жители Прожинской Васы знали о том, что партизаны заминировали железнодорожный путь, и заблаговременно ушли в лес, чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей.

Старожилы припомнили и тот факт, что позднее территория вдоль железной дороги в этом месте была засыпана шлаком. Впрочем, среди местного населения бытовало мнение, что усташи заминировали сокровища, поэтому никто не рисковал искать яму с таинственными ящиками.

Тем не менее поиски продолжаются. Уже высказываются опасения, что в случае если рассказ Гаврана окажется истиной и сокровища будут найдены, то это может вызвать трения между Хорватией и Словенией. По мнению хорватской прессы, клад является государственным достоянием Хорватии и принадлежит хорватскому народу. Хотя чего делить шкуру неубитого медведя...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №21  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:58 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
ПРИЗРАК «ЯПОНСКОГО ЗОЛОТА»

Пока в Европе энтузиасты ищут следы «нацистского золота», на другом конце света, в Юго-Восточной Азии, ведутся не менее интенсивные поиски «японского золота», легенды о котором рассказывают на Филиппинах и Тайване, в Индонезии и Вьетнаме...

Имя легендарного японского генерала Томоюки Ямаситы, прозванного за коварство и агрессивность, проявленные при оккупации британских колоний в Индокитае, Тигром Малайи, со времен второй мировой войны прочно связано с загадочным кладом.

Ямасита, чья блестящая операция по захвату Сингапура вошла в военные учебники, в годы войны был фактическим правителем всех захваченных Японией территорий Юго-Восточной Азии. Огромный поток реквизированных японцами сокровищ из буддийских монастырей, подвалов сингапурских торговых контор и гонконгских банков, лавок филиппинских торговцев, сокровищниц брунейских и малайских правителей стекался в подвалы «Форта Сантьяго» в Маниле на Филиппинах, где располагался штаб генерала Ямаситы. Отсюда сокровища должны быть отправлены в Токио.

В конце войны Ямасита был командующим императорскими силами на Филиппинах. Помимо значительного количества золота, поступившего из Японии для нужд филиппинского гарнизона, в распоряжении Ямаситы находились награбленные на оккупированных территориях золото и драгоценности, которые уже ожидали отправки в Японию, когда американцы внезапно высадились на Филиппинах и, поддерживаемые отрядами филиппинских повстанцев, начали стремительно наступать на Манилу.

Эвакуировать сокровища уже не было возможности, и Ямасита приказал спрятать награбленные на захваченных территориях запасы золота и других ценностей — всего на сумму от 20 до 100 миллиардов долларов.

открыть спойлер
Сокровища были укрыты примерно в 170 местах на всей территории Филиппин. Часть золота была размещена в специально сооруженных для этой цели глубоких шахтах в труднодоступных районах Принимавшие участие в захоронении сокровищ военнопленные и местные рабочие были расстреляны

С той поры «сокровища Ямаситы» стали голубой мечтой тысяч кладоискателей, которые вот уже полвека с завидной целеустремленностью прочесывают джунгли Филиппин. И хотя время от времени звучат голоса скептиков, реальность не дает однозначного ответа на загадку японского генерала.

К тому же нашелся живой свидетель тех дней — 84-летний бывший майор военной разведки императорской армии Микио Мацунобэ, который, по его словам, сам закапывал ценности в джунглях под огнем наступавших американских войск. Мацунобэ утверждает, что не менее 10 тысяч золотых монет весом 35,3 грамма каждая были доставлены им лично в конце войны из Японии в распоряжение генералы Томоюки Ямаситы. Однако сразу же после этого американцы высадились на острове Лусон, что помешало потратить привезенные деньги. Командование отступавших японских войск приказало частично закопать золото в районе города Багио, а частично распределило по отдельным подразделениям. Во время отчаянных, безнадежных последних боев японцы пытались прятать эти монеты в скалах, в наспех отрытых ямах.

По мнению отставного майора, уже после войны многие мелкие «самодельные» клады, зарытые в последние дни боев, были найдены американцами и местными жителями. Сам Мацунобэ еще в 1950-х годах пытался отыскать золото, однако потерпел неудачу, поскольку плохо помнил место, где оно было закопано.

По мнению Мацунобэ, золото генерала Ямаситы действительно было спрятано японской армией на Филиппинах, однако его было несравнимо меньше, чем утверждают поклонники этой захватывающей легенды. Всего, полагает бывший майор, японцы могли спрятать на Филиппинах от 2 до 6 тонн золота.

В 1988 году в полузасыпанных подземных ходах под старинной крепостью Форт Сантьяго в Маниле, где в годы войны располагался штаб императорских войск, работала группа кладоискателей во главе с отставным офицером американских частей особого назначения («зеленые береты») Чарльзом Макдугалдом. Как утверждал Макдугалд, в подземельях форта Ямасита приказал спрятать часть находившегося под его контролем золота на сумму до 7 миллиардов долларов. Однако поиски закончились неудачно: внезапный обвал заживо похоронил в подземных лабиринтах крепости двух искателей сокровищ.

Некоторый свет на судьбу сокровищ Ямаситы пролили интервью вдовы бывшего президента Филиппин Фердинанда Маркоса и нескольких в прошлом высокопоставленных чиновников его администрации. Как рассказал в одном из интервью бывший губернатор провинции Кири-но Орландо Дулай, на протяжении всего периода правления Маркоса под непосредственным контролем президента велись интенсивные поиски кладов Ямаситы, и за двадцать лет своего правления Маркосу удалось обнаружить около трети всех запрятанных сокровищ. В обстановке сверхсекретности золото и ценности вывозились за рубеж, где поступали на личные счета Маркоса в иностранных банках. Этим объясняется феноменальное богатство семьи Маркое. Дулай утверждает, что в начале 1970-х годов самолично видел, как извлеченные из тайника драгоценности, среди которых были золотые слитки, драгоценные камни и золотые статуэтки Будды, были извлечены из шахты и погружены на три грузовика. «Извлекались сокровища в основном ночью, под охраной филиппинских военнослужащих и под надзором нескольких японцев — офицеров императорской армии», — отметил бывший губернатор. По его словам, Маркое иногда присутствовал при извлечении кладов.

Вдова Маркоса Имельда прямо заявляла, что золото Ямаситы — источник огромного состояния ее семьи. По ее словам, Фердинанд Маркое наткнулся на захоронения сокровищ еще в конце войны, когда руководил партизанским отрядом, действовавшим в глухом горном районе Филиппин. Еще до своего избрания на пост президента Маркое занимался бизнесом с драгоценностями, но держал свои дела в секрете, поскольку размеры найденных им сокровищ были «астрономическими».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №22  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:58 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
Бывшая первая леди Филиппин рассказала, что когда она впервые обнаружила в доме золотые слитки, то приняла их за какие-то кирпичи (слитки были покрыты слоем свинца) и выбросила на помойку. Она сообщила также, что Маркое хранил золото в тайниках, устроенных в стенах его дома.

Однако филиппинские власти скептически отнеслись к рассказам Имельды — они посчитали, что вдова Маркоса просто попыталась таким образом с помощью таинственного золота объяснить происхождение семейного состояния и отвести предъявленные ей обвинения в том, что в течение 20 лет она помогала покойному супругу «искать сокровища» в государственной казне. Судебные власти Филиппин давно обвиняют семейство Маркое в расхищении государственных средств на сумму около 5 миллиардов долларов. По мнению главного прокурора Филиппин Франсиско Чавеса, миф о «сокровищах Ямаситы» используется только для того, чтобы «скрыть совершенно явный случай коррупции и мошенничества против филиппинского народа».

Между тем следы «золота Ямаситы» всплыли... в Нью-Йорке. Летом 1991 года окружной апелляционный суд Манхэттена принял к производству иск гражданина Филиппин Роджера Роксаса к холдинговым компаниям в Нью-Йорке, принадлежавшим покойному филиппинскому диктатору Фердинанду Маркосу. Истец требовал выплатить ему возмещение за сокровища, отобранные у него при правлении Маркоса.

По словам Роксаса, подручные диктатора отняли найденную им в 1971 году большую статую Будды из чистого золота. Он утверждает, что статуя являлась частью обнаруженного им клада золотых слитков и драгоценных камней, награбленных и спрятанных японскими военными во время оккупации Филиппин в ходе второй мировой войны. Оказавшись в тюрьме, Роксас под пытками рассказал, где находится клад. На вырученные от его продажи средства супруги Маркое скупили в Нью-Йорке и Европе несколько компаний, владеющих недвижимостью.

Так «клад Ямаситы» найден? Скорее всего, да — но не весь. Напомним, что золото японского генерала было размещено более чем в 170 точках на всей территории Филиппин, и вряд ли все тайные хранилища удалось обнаружить. Поиски клада Ямаситы продолжаются, и периодически появляются сведения о новых находках — впрочем, не все они подтверждаются...

открыть спойлер
Последний всплеск интереса к «сокровищам Ямаситы» случился в феврале 1995 года. Как сообщили информационные агентства, на севере Филиппин в 500 километрах от Манилы в море на 20-метровой глубине был обнаружен упакованный в пластик огромный полусферический слиток платины весом около двух тонн.

Сообщение вызвало панику на международном рынке драгоценных металлов. Резко пошли вниз цены на биржах в Нью-Йорке и Гонконге. Однако вскоре выяснилось, что паника была преждевременной: экспертиза показала, что платина составляет всего около 0,0005 процента от общего веса загадочной полусферы и на филиппинском рынке Металлолома за нее можно выручить лишь 500 долларов. Как предполагают эксперты, это всего-навсего подводная часть причала.

Странную «железку» обнаружил в море и принял ее за платину некий японец, именующий себя «сыном соратника генерала Ямаситы». Он возглавлял одну из многочисленных команд кладоискателей, охотящихся за этими сокровищами. Однако в группе кладоскателей начались распри из-за находки, и загадочную полусферу забрал себе один филиппинский бизнесмен, не пожелавший делиться с товарищами. Оскорбленный японец донес на коллегу в Национальное бюро расследований (НБР) Филиппин, которое конфисковало находку и передало ее на экспертизу. Именно заявление директора НБР Эпимако Веласко вызвало ажиотаж на биржах.

Несмотря на отрицательный результат экспертизы, на Филиппинах поговаривали, что это всего-навсего ловкий ход, предпринятый НБР, чтобы сбить интерес к кладу Ямаситы и не будоражить ситуацию на биржах. Как бы то ни было, в истории с золотом Тигра Малайи по-прежнему никакой ясности нет.

Но не только Филиппины привлекают искателей «японского золота». Интенсивные поиски сокровищ, награбленных японскими оккупантами в странах Юго-Восточной Азии в годы второй мировой войны, ведутся и на островах Ару, что в восточной части индонезийского архипелага. Как полагают, именно там незадолго до капитуляции Японии были спрятаны несметные богатства, в том числе золотые слитки, бриллианты и украшения из драгоценных камней и металлов на миллионы долларов, которые командование японских оккупационных войск рассчитывало использовать в будущем для закупок оружия. Группы охотников за сокровищами ведут поиски ценностей с использованием современной электронной аппаратуры. Однако пока нет никаких сведетельств о том, что сокровища найдены.

Кладоискатели давно и безуспешно ведут поиски золотой статуи японского императора времен второй мировой войны на острове Серам, расположенном в группе Молуккских островов, на востоке Индонезийского архипелага. Полагают, что статуя использовалась во время религиозных ритуалов для поднятия боевого духа японских оккупационных войск, которые были сосредоточены на острове Серам для вторжения в Австралию. В 1990 году искателям сокровищ удалось обнаружить один из ходов в потайной тоннель, где, по некоторым данным, золотая статуя императора была спрятана незадолго до капитуляции Японии. Однако раскопки были прерваны, так как оползень завалил вход в туннель.

Несомненно, что легенды о «японском золоте» имеют под собой реальную почву и какие-то находки, очевидно, были сделаны. Поэтому поток кладоискателей, обшаривающих леса и горы индонезийских и филиппинских островов, не иссякает. Время от времени мир облетает очередная «сенсация», лопается как мыльный пузырь, и снова вокруг поисков «японского золота» наступает тишина. До следующей сенсации...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №23  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:58 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
БОГАТСТВА ВОЖДЕЙ МАЛАГАНЫ

Легенда о вождях Малаганы родилась после длительного периода засухи. С 1987 по 1992 год в долине реки Каука в юго-западной Колумбии не выпало ни одного дождя. Уровень грунтовых вод понизился до такой степени, что местами в русле реки обнажилась земля. В конце октября 1992 года, когда некий сельскохозяйственный рабочий выравнивал почву для посадки сахарного тростника, его орудие труда за что-то зацепилось. Человек наклонился к земле и вдруг увидел сверкавшее золото. Он тотчас раскопал первую могилу обширного древнего кладбища, которое распростерлось на площади 25 квадратных километров и сохранило останки культуры, до той поры неизвестной.

«Это самое крупное археологическое открытие, связанное с доколумбовой эпохой, за последние десять лет», — рассказывает Клеменсия Пласас, директор Музея золота в Боготе. Озеро, которое занимало эти земли в четвертичную эпоху, оставило после себя очень плодородные наносные почвы, с низкими затопляемыми зонами и террасами, пригодными для развития древних городов. «В окрестных горах уже было обнаружены следы наиболее крупных доколумбовых цивилизаций, — продолжает Клеменсия Пласас, — Сан Августин и Тьеррадентро, или Калима. Но долина до сих пор хранила свои тайны».

Найденные случайно вожди Малаганы (названной по имени деревни неподалеку от города Кали, около которой были выкопаны сокровища) сразу стали жертвами золотой лихорадки. Против систематических грабежей, в которых участвовали как профессиональные грабители, так и простые жители окрестных деревень и торговцы предметами искусства, практически не было никаких средств защиты. «На фотографиях можно увидеть даже двух монашенок, разрывающих яму», — удивляется Клеменсия Пласас. За несколько дней место древнего кладбища стало похожим на взрытый кротами пригорок. Когда в конце 1993 года специалисты Колумбийского института антропологии прибыли на место, чтобы разработать программу его спасения, было разрыто уже более 500 могил. При этом, конечно же, полностью была нарушена структура археологических елоев.

открыть спойлер
Прибыв 8 февраля, археологи не смогли проработать на месте больше десяти дней. Ни полиция, ни армия не могли обеспечить им безопасность от грабителей, угрожавших расправой. Каждую ночь вся работа, сделанная за день, систематически разрушалась грабителями. Несмотря на это, археологи успели собрать некоторую информацию о структуре, размерах и содержании могил. В прямоугольных, глубиной от 1,5 до 3 метров, захоронениях зачастую попадались камни для дробления маиса, которые употреблялись, по-видимому, в качестве настила для «пола» Вокруг вытянутых в длину скелетов лежали многочисленные дары: антропоморфные керамические вазы, раковины и бусы из горного хрусталя. Встречались также отдельные бусины, различные по размеру и форме, помещенные в небольшие сосуды, а иногда даже вставленные между челюстями захороненного человека.

Нередко в могилах можно было найти и останки животных, чаще всего это были змеи или кошки. И, конечно, здесь лежали многочисленные предметы из золота, самого ценного металла для представителей древних доколумбовых культур, поскольку для них оно символизировало Солнце, которому поклонялись. Извлеченные археологами предметы, различного предназначения и ценности, свидетельствовали об обществе с высоко развитой иерархической системой и четко определенной социальной структурой. Так, найденные в захоронениях нагрудные латы и маски предназначались лишь для знатных членов сообщества и кациков (вождей и старейшин индейского племени), которые использовались во время исполнения особых ритуалов и церемоний.

Из первых раскопок археологи не смогли почерпнуть большей информации о культуре Малаганы. Следы были перепутаны, связи между объектами и различными археологическими уровнями нарушены.

Но в конце марта на место вновь прибыла археологическая экспедиция, поддержанная на этот раз Фондом археологических исследований (Fian) Республиканского банка, самым крупным меценатом в Колумбии, владельцем Музея золота.

В течение восьми месяцев археологи тщательно исследовали зону площадью 5000 квадратных метров, расположенную на северо-востоке от деревни, куда еще не успели добраться грабители. Результаты исследований, прежде всего серия датировок радиоуглеродным методом, позволили наконец восстановить историю этого места. Оно было заселено людьми с 1500 года до н. э., и по-видимому, две доколумбовые культуры предшествовали культуре Малаганы, возраст которой датирован между 150 годом до н. э. и 70 годом н. э.

В течение двух лет эксперты работали над собранными данными, пытаясь установить связи, объединявшие три культуры долины Кауки. Им в помощь была предоставлена и коллекция, хранящаяся в Музее золота в Боготе. В то время как археологи копали, хранители музея старались выкупить то, что было разграблено «Мы думаем, что получили обратно 30 процентов пропавших предметов погребального имущества — то есть 114 предметов из золота и лишь незначительную часть керамики, — объясняет Клеменсия Пласас — Большая часть была приобретена частными коллекционерами. Но я надеюсь, что в течение нескольких ближайших лет мы сможем увидеть их в музее».

Сравнивая стили и элементы иконографии, специалисты пришли к выводу: даже если существовали точки соприкосновения с другими культурами, а именно — с цивилизацией Калима, расположенной на самом западной хребте Андских Кордильеров и с современной ей цивилизацией Сан-Августин, то предметы, найденные в Малагане тем не менее относятся к абсолютно новой культуре. В Музее золота вождям Малаганы сейчас отведен постоянный зал экспозиции. Что же касается самого места древнего кладбища, то археологи снова были вынуждены покинуть его. С 1993 года затянулись длительные дожди, и грунтовые воды поднялись до обычного уровня, бывшее место раскопок покрылось метровым слоем грязи. После длительной засухи в долине реки Кауки наступил сезон дождей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №24  СообщениеДобавлено: 27 ноя 2013, 20:59 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
НАХОДКА В ШВЕЙЦАРСКОМ БАНКЕ

Сенсационных материалов о нацистском золоте в швейцарских банках в германских средствах массовой информации в последние месяцы опубликовано немало. Но лишь недавно, пожалуй, впервые появилась подробная информация о человеке, действия которого и привели к столь шумному международному скандалу.

Когда 28-летний швейцарец Кристоф Мейли 8 января 1998 года отправился на рутинное ночное дежурство в банк «Швейцарский банковский союз», больше известный как УБС, где он работал охранником, он не предполагал, к каким коренным изменениям в его жизни приведет эта ночь. Теперь швейцарец вместе с женой и двумя детьми скрывается в США, где он объявлен героем, швейцарские власти желали бы его допросить, шеф банка УБС с удовольствием засадил бы своего вахтера в тюрьму, а большинство граждан Швейцарии считает Мейли предателем отечества. Так или иначе, но за одну ночь из скромного вахтера он превратился в известного всему миру человека.

По словам Мейли, во время дежурства в банке январской ночью он обратил внимание на мешки с какими-то банковскими бумагами, предназначенными для уничтожения. Среди них Мейли обнаружил досье, которое, по его разумению, не должно было оказаться в жерновах машин, уничтожающих бумаги. Перелистывая бухгалтерские книги, вахтер натолкнулся на такие слова — «принудительная продажа недвижимого имущества с публичного торга еврейской собственности» в 1939 и 1942 годах.

Если в тот момент банковский охранник и не знал, что его находка приведет Швейцарию к крупнейшему политическому скандалу за всю ее послевоенную историю, то он уж точно представлял, что находящееся у него на руках досье уничтожать нельзя. Мейли спрятал документы под курткой и сумел незаметно вынести их из банка.

Мейли отнес банковское досье в израильскую культурную общину города Цюриха. По принадлежности, так сказать. И грянул скандал, а в адрес банковского охранника от соотечественников посыпались угрозы.

открыть спойлер
После опубликования материалов из досье, которые ясно доказывают, что швейцарские банки тесно сотрудничали с нацистами и наживались на жертвах холокоста, Мейли пришлось крепко задуматься о своей жизни на родине. 30 апреля нынешнего года Мейли, его жена Жозефина и дети Мириам и Давид неожиданно вылетели в Нью-Йорк. Нью-йоркский сенатор Альфонс Д'Амато оплатил перелет, а американские политики и еврейские союзы организовали Кристофу Мейли прием, как настоящему герою, назвав его «Вильгельмом Теллем XX столетия».

На днях корреспонденту газеты «Берлинер моргенпост» с большим трудом удалось встретиться с бывшим швейцарским охранником в Нью-Йорке. Адвокат Мейли Эд Фаган со всеми предосторожностями привез журналиста на встречу. Причем так, что тот до сих пор не может с уверенностью сказать, в каком месте они встречались. Во всяком случае, на недоуменный вопрос германского журналиста, зачем все это, Эд Фаган ответил: «Вы должны понимать: счастье, что Кристоф вообще еще жив».

Конечно, угроза со стороны сограждан Мейли звучала не раз. И это вполне объяснимо: для швейцарцев их банки, что для индусов — коровы священны. Но маловероятно, чтобы на фоне разразившегося международного скандала была реальная угроза для жизни Мейли в Швейцарии. Скорее, наоборот.

«Это правда, — пишет «Берлинер мортенпост», — что, по мнению некоторых экспертов, бывший охранник может знать слишком много».

Даже если он рассматривается швейцарской стороной как уголовник, он знает, что не он, а УБС нарушил закон, когда захотел уничтожить досье.

Мейли знал также, что своей находкой он добавляет Нюрнбергскому процессу недостающую главу. В Нюрнберге американцы никак не могли понять, откуда у Гитлера столько денег, что можно было вести затяжную войну. Документы, найденные Мейли, отчасти раскрывают эту тайну — швейцарские банки не задумывались, когда получали экономические прибыли от убийства евреев.

Теперь Мейли с гордостью говорит, что он первый швейцарец, который когда бы то ни было просил у США политического убежища. После того, как американский конгресс и президент Билл Клинтон вынесли решение о предоставлении швейцарцу и его семье этого статуса, позволяющего им длительное время пребывать на территории США, Мейли и его семью ожидают еще и «Грин кард» — «зеленую карту», дающую право на работу. «Кто, — вопрошает «Берлинер моргенпост», — может осудить молодого человека за то, что он хочет жить там, где его акция воспринимается как служение человечеству, а не предательство отечества?»

Мейли и его семья не остались в США без помощи. Одна еврейская группа поддержки помогает швейцарской семье в их новой жизни. Еврейская организация передала Мейли в качестве вознаграждения 50 тысяч швейцарских франков, а американский миллиардер в области торговли недвижимостью Джо Уилф, один из переживших холо-кост благодаря Шиндлеру, предоставил семье Мейли бесплатную квартиру.

На этом можно было бы поставить точку, однако, судя по разворачивающимся событиям, делать это пока рано. Как стало известно, Мейли хочет в ближайшем будущем получить гражданство США и потребовать от своего бывшего работодателя — швейцарского банка УБС — не только извинения за то, что его беспардонно вышвырнули с работы, но и возмещения убытков за причиненный ему моральный урон в твердой валюте.

Его адвокат Эд Фаган не называет конкретной суммы, однако ни для кого не секрет, что в США за ранение души обидчику приходится расплачиваться очень большими суммами. Особенно, по мнению «Берлинер моргенпост», если у заявителя имеются друзья, которые могут организовать давление. Такие, например, как Альфонс Д'Амато. Этот политик, который является также председателем банковской комиссии сената, готов пригрозить УБС, что права банка на ведение дела в США могут пострадать, если швейцарский банк быстро не извинится перед его хорошим другом Кристофером Мейли и не возместит последнему причиненный ущерб.

Как подчеркивает германская газета, кто знаком с Д'Амато, тот знает, что этот человек очень серьезно относится ко всему, что он говорит. Поэтому для швейцарского банка определенно стало бы выгодной инвестицией выплата своему бывшему охраннику в виде возмещения за нанесенный моральный урон суммы в пару миллионов американских долларов, которая могла бы обеспечить семье Мейли старт в новой жизни в США.


Источник: http://www.metallsearch.ru/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №25  СообщениеДобавлено: 11 июл 2015, 13:05 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 26 ноя 2013, 18:26
Сообщения: 204
Пол: мужской
Cокровища корабля Гросвенор: Трон для Нептуна

15 июня 1782 года в порту Тринкомали провожали грузопассажирское судно Ост-Индской компании «Гросвенор», отправляющееся к берегам Англии. На его борту находились офицеры и чиновники, закончившие работу в колонии, многие из них были с семьями. Кроме людей, «Гросвенор» вёз в специально оборудованной каюте очень ценный груз. Капитан рассчитывал благополучно обогнуть мыс Доброй Надежды и через три недели прибыть в порт назначения. Но этого не произошло.

10.jpg

Сокровища, так и не потрясшие Англию

Тогда наличие на корабле ценного груза держалось в большом секрете. Только капитан Коксон знал о содержимом ящиков в потайной каюте. Он позволил себе лишь однажды намекнуть в письме супруге о том, что везёт сокровища: «Я скоро прибуду с сокровищем, которое потрясет всю Англию». И он не лукавил. На борту находилось 19 ящиков алмазов, рубинов, сапфиров и изумрудов на сумму 517000 фунтов стерлингов, золота в слитках на сумму 420000 фунтов стерлингов, монет на 717000 фунтов стерлингов и 1450 слитков серебра.

Но главной ценностью было не это. Из колонии в Англию переправляли восьмое чудо света — легендарный Павлиний трон из резиденции Шах-Джахана, Великого Могола. Правление Шах-Джахана прославилось возведением Тадж-Махала в Агре, Соборной мечети в Дели, но самым ярким достижением стал Павлиний трон. Это было настоящее произведение искусства индийских ювелиров: золотой трон с двухметровой спинкой, инкрустированной драгоценными камнями. По бокам трона располагались два павлина, хвосты птиц были так же щедро усыпаны драгоценными камнями, но не беспорядочно, а повторяя природный рисунок. Золотой балдахин опирался на 12 золотых стоек, а огромный, в 100 каратов, кроваво-красный рубин завершал это великолепие.

открыть спойлер
11.jpg

Павлиний трон считался священной реликвией и тщательно охранялся от глаз иноверцев. Лишь одному из них однажды довелось увидеть это чудо. Этим человеком был французский ювелир Тавернье, впоследствии оценивший артефакт в 6 млн. фунтов стерлингов. Он уверял, что никогда в жизни не видел ничего подобного.

Кораблекрушение

Капитан был спокоен и чувствовал себя уверенно, команда работала слаженно, пассажиры были дисциплинированны и не доставляли особых хлопот. Единственное, что немного омрачало путешествие, — это переменчивый ветер, который то ускорял ход корабля, то заставлял его стоять на месте. Ну и, пожалуй, груз ответственности за перевозимые сокровища торопил капитана домой.

Казалось бы, ничего не предвещало трагедии. 4 августа 1782 года выдалось солнечным и тихим. Ненавязчивый ветер был попутным. По прикидкам капитана, «Гросвенор» уже пересёк Индийский океан и находился в 100 милях от восточного побережья Южной Африки. По всем расчётам, к вечеру следующего дня должен был появиться мыс Доброй Надежды. Но неожиданно ночью погода испортилась и начался шторм. Капитан в уверенности, что корабль находится на безопасном расстоянии от берега, не стал принимать каких-то серьёзных мер, он просто велел убрать паруса и назначил дополнительных матросов нести вахту.

Утром следующего дня, пока пассажиры ещё спали, прямо по курсу корабля неожиданно появился мыс. Вахтенный немедленно сообщил об этом капитану. В панике тот выскочил на палубу и стал отдавать приказы, пытаясь повернуть судно против ветра, но оно уже накренилось и его неудержимо несло на рифы. Вскоре раздался страшный треск и грохот — корабль получил большую пробоину и стал тонуть. Кому-то из команды удалось бросить якорь и закрепить канат за выступ рифа. Люди, цепляясь за него, перебирались на риф, но многие из них срывались и тонули в бушующей воде. Когда утром шторм слегка поутих, подсчитали потери. Оказалось, что из 350 человек, находившихся на корабле, в живых осталось 123 человека, в том числе 20 женщин и детей.

Под толщей воды

Какой бы тайны ни делали из фуза «Гросвенора», всё равно слухи о сокровищах достигли Америки и Европы. И спустя пять лет к месту гибели судна потянулись любители наживы в надежде добыть со дна сказочное богатство. Но море продолжало хранить свою добычу.
В 1800 году англичане Александр Линдсей и Сидней Тёрнер наняли 30 ныряльщиков-малайцев и стали обследовать место катастрофы. Небольшой улов они всё же поимели. Однако около 1000 золотых и серебряных монет и немного колец смогли лишь частично покрыть их расходы. На том экспедиция и закончилась.

Более серьёзное мероприятие по поиску сокровищ было поручено капитану Баудену адмиралтейством Великобритании в 1842 году. Его задачей было, используя силу прилива, разработать план подъёма судна. С этой целью на место катастрофы направили военный корабль, на борту которого находились военные инженеры — специалисты по глубинным работам. На все это ушёл почти год. Экспедиция не смогла добраться до сокровищ — затонувший корабль был наполовину занесён песком. Однако удалось выяснить точное место нахождения судна под водой — в глубоком котловане между двумя рифами. К тому же со всех сторон корабль был окружён подводными камнями. Доложив начальству, что подъём судна со дна невозможен, и передав его точные координаты, военный корабль убрался восвояси.

К сожалению, целый год кропотливого труда Баудена пропал даром. Его последователям пришлось заново отыскивать корабль. В 1905 году был учреждён специальный синдикат по подъёму «Гробвенора». Синдикат предлагал своё решение этой задачи. От берега к судну надо проложить канал, по нему-то корабль и подтащить к суше. Для реализации этого плана в место гибели «Гросвенора» были снаряжены три судна, оснащённые современной техникой. Однако попытки сделать канал усложнялись постоянными наносами песка из-за частых штормов. То есть все, что было сделано сегодня, завтра оказывалось погребённым под новой толщей песка. Немного повезло искателям лишь в 1906 году, когда удалось добыть 250 золотых монет и 13 пушек. Под предлогом, что сокровище уже совсем рядом, синдикат собрал с пайщиков деньги и приобрёл землесосный снаряд. Но сила прибоя оказалась мощнее новомодной техники. Убрав тонну песка, рабочие взамен получали две тонны от моря. А после гибели двух водолазов и выплаты их семьям офомной компенсации совет директоров признал предприятие безнадёжным и убыточным. Так синдикат закончил своё существование.

Последние метры

Сокровища «Гросвенора» продолжали будоражить умы кладоискателей. И вот в 1921 году американским миллионером Питом Крайном была организована очередная контора по добыче золота с погибшего корабля. Трудно сказать, что двигало миллионером: жажда наживы или ему не давали покоя лавры Шлимана, раскопавшего Трою. Было решено снова прорыть тоннель с берега до остова корабля и пробираться к сокровищам снизу. Для реализации этой задачи к месту катастрофы прибыла целая флоталия. Первые 40 м тоннеля уходили под землю под большим углом до той точки, откуда он мог проходить горизонтально, параллельно морскому дну. Породу из него удаляли с помощью взрывчатки. Когда удалось пробить первые 210 м породы, стало ясно: днище «Гросвенора» находится всего лишь в нескольких метрах, что подтверждали пробы фунта, в которых были обнаружены частички тикового дерева и свинца.

Два года велись работы по прокладке тоннеля, но он трижды рушился. За это время были потрачены немалые средства, в том числе и на жильё рабочим, складские помещения. Кроме того, место гибели судна находилось в 130 милях от железной дороги, и доставку необходимого оборудования порой приходилось ждать по три месяца. И вот когда до желанной добычи оставались считанные метры, разразился кризис, денежные фонды синдиката были исчерпаны, работы прекращены. А время сделало своё дело — координаты «Гросвенора» были утеряны.
Но экспедиции в те места продолжали идти одна за другой. Они то находили корабль, то теряли его. Интересно, что в одной из них принимал участие знаменитый писатель Артур Конан Дойл, правда, удача не улыбнулась и ему.

Надо сказать, что «Гросвенор» до сих пор притягивает к себе охотников за кладами. Последние 50 лет чаще всего поисками сокровищ промышляло местное население, но добыча их была небогатой: монеты и ювелирные украшения. Недавно со дна были подняты ещё несколько пушек и медная дощечка с именем одного из погибших пассажиров, что является очередным доказательством того, что на дне лежит именно «Гросвенор». И, конечно же, там, где есть сокровища, пусть даже потенциальные, появляются и их «владельцы» с весьма сомнительными правами. И каждый из них имеет на руках документы, подтверждающие исключительное право. Так, например, на Павлиний трон претендует король Пондоланда — места, где произошла гибель корабля. Может быть, поэтому, несмотря на современные технические достижения, власти не торопятся поднять «Гросвенор». Ведь по справедливости придётся вернуть нафабленное колонизаторами единственному законному владельцу — народу Индии.

Всего с момента гибели корабля со дна было поднято порядка 800 золотых монет и около половины пушек. Но основное сокровище и его тайну Индийский океан хранит до сих пор.



Источник: http://nashaplaneta.su/blog/cokrovishha ... 7-03-75907


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ]  На страницу Пред.  1, 2

Текущее время: 20 ноя 2019, 08:11

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron