К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 15 дек 2017, 02:26

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 15 ] 
Автор Сообщение
Сообщение №1  СообщениеДобавлено: 16 май 2013, 17:25 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
УПРАВЛЯЕМЫЙ ХАОС

Валентина Федотова

Упование на хаос социальных процессов как источник креативного разнообразия не учитывает, что из хаоса в обществе не всегда рождается порядок , что порядок может родиться без нас, после нас, совсем не такой, какой мы хотим. Отсюда появляется идея управляемого хаоса, который сочетает неустойчивость и избирательную разрушительность с творением новых желательных процессов. Эта методика отчасти применена на оранжевых революциях. Следует только помнить, что без внутреннего недовольства властью, без депривации населения, его игнорирования она не может сработать. Но может быть использована для частных целей. Например, для провозглашения чрезвычайного положения в целях удержания власти, что опасно и грозит победой хаоса над любыми целями. Так что сценарий-проект управляемого хаоса может локально применяться, но последствия его применения могут быть ужасающими. Риск настолько велик, что нет цены, ради которой стоит играть с огнем.

_____________________________________________________________________________________________________


Интерес к проблеме хаоса появился под влиянием работы И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», вышедшей на Западе в 1979 г. (в переработанном виде в 1984 году) и переведенной в России впервые в 1986 году и в последующих изданиях. В этой книге, имеющей серьезные философские идеи, но сделанной в основном на материале физики и химии (специальности бельгийского ученого И. Пригожина), хаос рассматривался как следствие динамической неустойчивости сложных систем. Понятие сложности явилось центральным в теории хаоса. Новым же явилось давно забытое старое: хаос обладает не только разрушительной силой, но может стать источником порядка. Это похоже на античный взгляд на хаос как нечто животворное.

Основанием для подобного вывода явилось то, что понятие закона, доставшееся в наследие от науки XVII , соответствует простым системам и присущей им динамике , периодичности процессов. Закон всегда огрубляет процессы перехода. Детерминистское описание, согласно авторам этой работы, неадекватно описанию неустойчивых систем или периоду неустойчивости. По-существу, речь идет не столько об усложнении систем, сколько о возрастании значимости и необходимости учета их сложности и неустойчивости, о смене методологии физических наук, которые начинают учитывать человекоразмерность систем (В.С. Степин), нашу включенность во Вселенную, наше воздействие на предмет познания. Пригожин и Стенгерс указывают, что их идеи имеют значение и для исторических наук. Однако различия между естественно-научным пониманием и социальными науками ими проведены не были.

открыть спойлер
Следствием этого стали восторженные идеологизации адептов идеи рождения порядка из хаоса. Автору доклада не раз приходилось слышать на всевозможных семинарах о том, что хаос отныне не страшен, что из него обязательно родится порядок. Как и водится, в России в духе незнания середины началa отрицаться разрушительная роль хаоса. Во многих трактовках увлеклись квазиприродностью общества и потеряли ту человекоразмерность, которая и делает системы сложными.

Так, социальный порядок 90-х многими воспринимался как животворный хаос. Мной он трактовался как анархический порядок, обеспечивающий простую адаптацию и ведущий к убыванию сложности системы. Тем самым проводились различия не только между порядком и хаосом, но и анархией и хаосом, вводились типы предпорядков (анархический, апатический, формально-рациональный). Они соответствовали неустойчивости и ее стремлению повысить способность к адаптации за счет убывания сложности. Вместо демократии и рынка, провозглашенными сложной целью посткоммунистической социальной системы, преобладали цели адаптации в условиях аномии (деструкции и рассогласования ценностей), ведшие к анархия, включавшей в себя слабость центральной власти, отсутствие действенных институтов и распад коллективных представлений, а так же русские проявления анархии — самопомощь и кооперация (прямо по П. Кропоткину), бунт против чуждой интеллигентской культуры (прямо по М. Бакунину). Отличие анархии от хаоса определялось тем, что она сама была рожденным из хаоса типом порядка, тогда как хаос сам по себе порядком никак быть не может. Использовались положения О. Хеффе об отличии тотальной неупорядоченности хаоса от частичной неупорядоченности анархии.

Аномия сменяется, условно говоря, ценностями стабильности и безопасности, что рождает апатию и то, что я называю апатическим порядком. Но далее возникает своего рода новая ценность, выраженная в требовании эффективности, что побуждает меня предсказывать формально-рациональный порядок, более регулятивный, чем конститутивный.

Выстраивается, таким образом, более сложная, чем в природе, цепочка: хаос — анархия и другие типы предпорядков — порядок более стабильного типа.

Социальные теории так же используют идею сложных систем, их неустойчивости и потенциальной нестабильности. В книге «Хорошее общество» я ссылаюсь на З. Баумана и Ю. Хабермаса. Первый отмечает невозможность полной упорядоченности столь сложной системы, как общество. Хабермас говорит, что в простых системах действуют естественные добродетели, такие как симпатия, доброжелательность, сострадание. В сложных же системах нужны, по его мнению, искусственные добродетели, такие, как справедливость.

Упование на хаос социальных процессов как источник креативного разнообразия не учитывает, что из хаоса в обществе не всегда рождается порядок , что порядок может родиться без нас, после нас, совсем не такой, какой мы хотим. Отсюда появляется идея управляемого хаоса, который сочетает неустойчивость и избирательную разрушительность с творением новых желательных процессов.

Среди сценариев развития целесообразно различить:

сценарии- образы , в данном случае креативной силы хаоса, отмеченный выше;
сценарии-тренды , улавливающие возможную тенденцию слома привычной линии процесса в точке бифуркации и переход на новый аттрактор, т.е. процесс с иными законами развития. При этом квазиприродность концепции рождения порядка из хаоса не действует в обществе полностью из-за активной позиции субъекта.
Основополагающим пунктом идеи рождения порядка из хаоса у Пригожина и Стенгерс выступает закон сохранения энергии в природе, который и создает воспроизводство нового порядка, новой системной устойчивости, обеспеченной фундаментальной инвариантностью, «которая (в силу закона сохранения энергии. — В.Ф .) кроется за всеми трансформациями, происходящими в природе». Следовательно, порядок в природе имеет фундаментальное значение и не является островком в море хаоса . Убывание энергии в одном месте и вызванная этим неустойчивость вызовет прибавление энергии в другом месте и повышение устойчивости, т.е. новый порядок. В обществе же закон сохранения энергии не действует. Из этого следует, что хаос может занимать большее место и сдерживается усилиями людей. Вероятность хаоса в обществе очень высока, и ответом на эту всегдашнюю угрозу является деятельность стремящегося к самосохранению человечества. И поэтому здесь порядок прерывается очагами или потоками хаоса, а не наоборот.

Сценарии-тренды могут выявить опасность нарастания хаоса, потери устойчивости социальной системой.

Сценарии-проекты. В основном они касаются преодоления локального хаоса и недопущения хаоса в масштабах локального общества или всего человечества и, в этом смысле, управления в условиях хаоса. Проблема преодоления хаоса возникает в случаях голода, эпидемии, пандемии, войн, террористических атак, революций, бунтов, природных катастроф, глобализации локальных несчастий, аварий на атомных электростанций. Опасностей хаоса так много, что об использовании хаоса для достижения других целей можно говорить в явном виде, пожалуй, только в случае терроризма.

Изучение этих процессов веками обходилось без применения теории хаоса и синергетики. «Синергетика представляет собой современную теорию эволюции больших, сверхсложных, открытых, термодинамически неравновесных, нелинейных динамических систем, обладающих обратной связью и существующих квазистационарно лишь в условиях обмена веществом, энергией и информацией с внешней средой», — определяет синергетику редактор книги «Синергетическая парадигма». К таким системам относится и общество, и культура. Совершенно понятно, что они изучались раньше и без синергетики. Например, П. Сорокину принадлежит громадный том исследования влияния голода на человека, его психику, общественную структуру. Только рост этатизма против роста анархии масс и индивидуалистически-анархического общества, где нет ни норм, ни правил, ни морали, в условиях голода может гарантировать выживание большего числа людей. Понятно, что синергетика и теория хаоса могут дать иные методы анализа и главным образом, как представляется, — иной язык. Термин «синергетика» был предложен одним из основателей этого нового научного направления Г. Хакеном, который искал греческое название совместной деятельности, общей энергии что-то сделать, самоорганизующихся систем, порождающих новые структуры.

Однако в последнее время речь все чаще идет об «управляемом хаосе». А. Суриков пишет: «Киргизский всадник во дворце Акаева — нечто еще невиданное на постсоветском пространстве. На первый взгляд, перед нами живое творчество революционных масс. На самом деле, это и так, и, одновременно, далеко не так». Автор данной статьи считает, что имеется модель управляемого, т.е. ограниченного, доведенного до определенных степеней и не более, хаоса, которую США использовали против СССР, СНГ, Китая, применили для развала коммунизма.

Другой автор В.П. Семенко считает, что концепция «управляемого хаоса» была применена Западом на основе методик М. Гелл-Манна и особенно С. Манна, который нашел следующие средства создания такого хаоса для незападных стран:

содействие либеральной демократии:
поддержка рыночных реформ;
повышение жизненных стандартов у населения, особенно у элиты;
вытеснение ценностей и идеологий.
Автор этой статьи полагает, что доктрина «управляемого хаоса» - главный элемент глобализма, выстраивающий из хаоса точку начала нового аттрактора неравновесного порядка.

Т. Полянников, Г. Прокопов подтверждают роль С. Манна в экспорте революций: «Стивен Манн (р. 1951) в 1973 г. закончил Оберлинский колледж (степень бакалавра по немецкому языку), в 1974 г. получил степень магистра по немецкой литературе в Корнуэльском университете (Нью-Йорк), с 1976 г. — на дипломатической службе. Начинал карьеру в качестве сотрудника посольства США на Ямайке. Затем работал в Москве и в отделе по вопросам Советского Союза при Госдепартаменте в Вашингтоне. Он работал в Операционном Центре Госдепартамента (круглосуточно функционирующем кризисном центре), а также с 1991 по 1992 гг. — в офисе секретаря по обороне, охватывавшем вопросы России и Восточной Европы. В 1985–1986 гг. был стипендиатом Института Гарримана по исследованиям Советского Союза (Harriman Institute for Advanced Soviet Studies) при Колумбийском университете (здесь получил степень магистра по политологии). Был первым временным поверенным в делах США в Микронезии (1986–1988 гг.), Монголии (1988 г.) и Армении (1992 г.). В 1991 г. с отличием закончил Национальный военный колледж (National War College) в Вашингтоне. В 1992–1994 гг. был заместителем посла на Шри-Ланке. В 1995–1998 гг. работал директором отдела Индии, Непала и Шри-Ланки при Госдепартаменте США. С 1998 по май 2001 г. был послом Соединенных Штатов в Туркменистане. С мая 2001 г. Стивен Манн является специальным представителем президента США в странах Каспийского бассейна. Он — главный представитель американских энергетических интересов в этом регионе, лоббист проекта АБТД.

Для нашего обсуждения существенно, что по результатам обучения в Национальном военном колледже Стивен Манн подготовил статью, получившую большой резонанс в военно-политическом сообществе: «Теория хаоса и стратегическая мысль». Она была напечатана в главном профессиональном журнале армии США (Mann, Steven R. Chaos Theory and Strategic Thought // Parameters (US Army War College Quarterly), Vol. XXII, Autumn 1992, pp. 54–68)».

Хотя такие широкомасштабные технологии абстрактно возможны, на мой взгляд, их применение противоречит концепции сложности. Простая система может устоять даже при сильном возмущении, сложная система может оказаться в состоянии хаоса даже при слабом возмущении, и при этом уверенности в управлении хаосом отсутствует полностью. Невозможно дозирование хаоса. На примере революций известно, что никому не удавалось остановить их каток. Концепция критичности выросла из представления о критическом возмущении: одна песчинка — не буря, две песчинки не буря. А с какой-то песчинки начнется песчаная буря?

Кроме того, претензии США на мировое лидерство объясняются тем, что единственная сверхдержава берет на себя бремя противостояния мировому хаосу или, как говорит И. Най, « bound to lead », вынуждена быть лидером, при этом, как мы видим, создавая вокруг себя дополнительный хаос (Ирак).

Но возьмем цитату Манна из самой знаменитой его работы, его статьи «Теория хаоса и стратегическая мысль» в военном журнале « Parameters » за 1992 год. Он пишет: «…критичность описывает динамический процесс, ненадежно стабильный, который даже сейчас содержит в себе целый ряд будущих катастрофических преобразований… Самоорганизованная критичность, напротив, дает нам увидеть огромное множество акторов критического состояния, которые с неизбежностью придут к какой-либо одной форме приходящей мимолетной стабильности после катастрофического изменения порядка». В качестве примера приводится крушение СССР после катастрофического преобразования порядка.

В статье Манна «Реакция на хаос» Манн обсуждает самоорганизованную критичность. Здесь он как раз подчеркивает опасность небольшого возмущения для сложной системы. В международных отношениях, по его мнению, нет порядка (на мой взгляд, есть анархический порядок). Ностальгия по биполярному порядку невозможна. Сейчас новый мировой порядок. Модель самоорганизованной критичности характеризует политическую среду. Самоорганизованная критичность — не метафора, а реальность. «Идея хаоса и критическое оперирование ей на социальной арене становится все более приемлемой… достижения политики обычно метастабильные. Факт, что мы видим мир подверженным критичности не говорит о том, как использовать этот факт». Рецепт Манна: «Мы должны быть открыты путям ускорения и эксплуатации критичности, если это служит нашим национальным интересам, например, разрушая иракскую военную машину и государство Саддама». Он выдвигает национальный интерес своей страны в качестве приоритета перед международными целями.

Манн показывает, что ХХ век несколько раз был связан с критическтими возмущениями больших систем, к которым и относится и распад СССР. И его нелюбовь к СССР очевидна. «Мы уже запустили ряд политик, которые ускоряют хаос, понимаем мы или нет: продвижение демократии, требование рыночных реформ и распространение массовых коммуникаций через частный сектор. Критичность говорит нам, что всякая стабильность в критической среде является метастабильностью. Одно из последствий этого утверждения, что мы не можем принимать продолжающуюся стабильность США как величину постоянную… Это честь для нас победа над хаотической природой посредством искусства дипломатии, войны, но предпосылкой является наша способность видеть мир таким, какой он есть, а не таким, каким бы мог быть». Считая цепные реакции любого размера частью интегральной динамики, Манн отмечает, что механизм, который вызывает небольшие изменения таков же, как механизм больших изменений. Сложные системы не достигают равновесия, а переходят из одного метастабильного состояния к другому. Поведение международных акторов — пример хаотического взаимодействия. Манн считает неверным ответ Горбачева о целях его правления как стремления к динамизму. Он считает, что так нельзя отвечать. Сначала президент Буш сказал, что Советский Союз не может распасться, не выполнив полностью свои обязательства. Потом США осознали выгоду для себя распада СССР, но первоначальные стремления были направлены на поддержание порядка и интенции к стабильности.

М. Гелл-Манн в статье «Простое и сложное», предваряющей цитируемую книгу, отмечает важность устойчивого развития. Оно для него не сводится к окружающей среде, экономике и демографии, а так же к политике, военному делу, дипломатическим, институциональным вопросам, а зависит от идеологических вопросов и выбора жизненного стиля. Он более осторожен в одобрении любого пути осуществления национальных интересов и считает, что необходима глобальная политика для обеспечения более надежного будущего.

Так что, как я и предполагала, технология организации хаоса не проповедуется ни Манном, который все же явный «неокон», ни Гелл-Манном, по крайнем мере в рассмотренных текстах, из-за опасения глобального хаоса и угрозе национальным интересам США.

Но методика раскрыта и отчасти применена на оранжевых революциях. Следует только помнить, что без внутреннего недовольства властью, без депривации населения, его игнорирования она не может сработать. Но может быть использована для частных целей. Например, для провозглашения чрезвычайного положения в целях удержания власти, что опасно и грозит победой хаоса над любыми целями.

Так что сценарий-проект управляемого хаоса может локально применяться, но последствия его применения могут быть ужасающими. Риск настолько велик, что нет цены, ради которой стоит играть с огнем.



_______________________

Пригожин И., Стенгерс И. Прядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М: Эдиториал УРСС, 2000.

Хеффе О. Политика. Право. Справедливость. Основопложения критической теории права и государства. М.: Гносиз. 1994. С. 122–128; 133–136.

Федотова В.Г. Хорошее общество. М.: Прогресс-Традиция,. 2005.

Пригожин И., . Стенгерс И. Указ соч. С. 104.

Синергетическая парадигма. М.: Прогресс-традиция, 2002 С. 8.

Сорокин П. Голод как фактор. Влияние голода на поведение людей, социальную организацию и общественную жизнь. М .: Academia, 2005. С .410–482.

Синергетике 30 лет. Интервью с профессором Г. Хакеном. Проведено Е.Н. Князевой // Вопросы философии 2000. №3. C . 53 -6 1 .

Суриков А. «Управляемый хаос». http // zavtra . ru / cgi // veil / data / zavtra /05/593/43/ html .

Семенко В.П. Перед лицом «управляемого хаоса». С. 3.

Полянников Т., Прокопов Г. «Бархатный сезон» Технология и геостратегия «новых революций» // Кто есть кто. 2005. № 3.

Mann S.R. Chaos Theory in Strategic Thought // Parametes. Autum 1992. P. 62. Цит. по: M.S.G. Nitzschke. United States Marine Corps Vietnam: A Complex Adaptive Perspective

Mann M. The Reaction to Chaos. — In : Complexity, global Politics, and National security. Ed. by D. Aberts and Th. J. Czerwinekl. Washington:National Defense Univesity.



Источник: http://spkurdyumov.narod.ru/fedot.htm

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №2  СообщениеДобавлено: 16 май 2013, 17:30 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЯЕМОГО ХАОСА –
ОРУЖИЕ РАЗРУШЕНИЯ СУБЪЕКТНОСТИ РАЗВИТИЯ


В.Е. Лепский

Обоснована точка зрения, что технологии управляемого хаоса – это новый неконтролируемый международными организациями вид оружия массового поражения, инструмент в миропроектной борьбе. Рассмотрены исходные посылки, методологические основы и задачи концепции управляемого хаоса. Особое внимание уделено задаче разрушения субъектности развития. Проведен анализ использования технологий управляемого хаоса в разрушении субъектности развития России. Предложен вариант ответа на вопрос: «Почему система национальной безопасности России адекватно не реагировала на технологии управляемого хаоса?» Обоснована актуальность проблемы международного правового регулирования использования технологий управляемого хаоса, инициатором ее постановки могла бы выступить Россия.

_____________________________________________________________________________________________________


Сегодня Россия пытается встать на путь выхода из глубокого кризиса, охватившего политическую, экономическую, социальную и духовную жизнь страны. Это проявляется с 2002 г. в призывах ее руководства к обществу, бизнесу и государству перейти на инновационный путь развития, а также в выделении достаточно больших финансовых средств на такое развитие. Однако инновационное развитие топчется на месте. Значит дело не в деньгах, а в чем-то другом.

Основная причина низких темпов перехода страны на инновационный путь развития связана, на наш взгляд, с недооценкой проблемы субъектности российского развития, в силу чего в ряде случаев проекты носят ярко выраженный характер неконтролируемых бизнес-проектов в интересах узкой группы лиц. В них слабо представлена социальная ориентация в интересах граждан России, кому по закону принадлежат основные ресурсы, используемые в проектах инновационного развития [1]. В то же время иного выбора у страны нет. Инерционный и сырьевой сценарии – путь в пропасть. Только на основе инновационного развития Россия может обеспечить экономический рост, конкурентоспособность, безопасность, достойное качество жизни ее населения, стать одним из мировых лидеров, поэтому жизненно важно набрать должные его темпы.

открыть спойлер
Ясно и другое: без консолидации всех ветвей власти, интеллектуально-духовной элиты и общества в целом инновационное развитие России обречено на провал. Если раскол между властной элитой и рядовыми россиянами будет углубляться, не помогут никакие проекты.

Для качественного изменения ситуации нужны новые высокие гуманитарные технологии, а также проекты формирования и соорганизации стратегических субъектов российского развития, что составляет суть вызова интеллектуальным силам страны. В данной статье поднимается проблема анализа технологий разрушения субъектности развития, которые, на наш взгляд, эффективно были применены в России, в частности, как технологии управляемого хаоса. Эта проблема нас интересует не для поиска врага или вскрытия какого-либо «заговора», а для детализации технологий разрушения субъектности и последствий их применения, для дальнейшей постановки проблемы их нейтрализации и ликвидации последствий. Мы надеемся, что данная статья будет полезна тем, кто попытается остановить процессы разрушения субъектности развития страны и организовать процессы становления субъектности инновационного развития. Сможет ли Россия перестать быть жертвой управляемого хаоса? Сегодня это главный вопрос, определяющий наше будущее.

1. К истокам понятия «динамический хаос»

Хаос древнейшая гуманитарная категория мифологии и философии, которая в ХIХ в. дополнилась естественнонаучным пониманием статистического (теплового) хаоса, а в ХХ в. еще и динамического хаоса в детерминированных системах и когнитивного хаоса в теории сложности. Любой эволюционный процесс выражен чередой смен противоположных состояний - порядка и хаоса, которые соединены фазами перехода к хаосу (гибели структуры) и выхода из хаоса (самоорганизации). Повышенный научный интерес к проблеме хаоса появился под влиянием работы И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», вышедшей на Западе в 1979 г. (в переработанном виде в 1984 г.) и переведенной в России впервые в 1986 г.

В этой книге, имеющей серьезные философские идеи, но сделанной в основном на материале физики и химии, хаос рассматривался как следствие динамической неустойчивости сложных систем. Понятие сложности явилось центральным в теории хаоса. Новым же явилось давно забытое старое: хаос обладает не только разрушительной силой, но может стать источником порядка [2].

Использование парадигмы «динамического хаоса» позднее было перенесено и на анализ трансформирующегося общества и привлекло внимание многих исследователей. Интерпретация хаоса как системной структуризации нелинейных изменений и бифуркаций позволяет выявлять парадоксы социального развития. Этот подход требует не только формализованного представления, но и адекватного методологического обеспечения [3]. В контексте данной статьи важно отметить, что этот подход может использоваться как для социального созидания, так и для асоциального разрушения и геопо- литических манипуляций.

2. Исходные посылки и задачи концепции «управляемого хаоса» в мировой экономике и мировой политике

В 70-е годы прошлого столетия стали вырисовываться очертания процессов, ориентированных на формирование Нового мирового порядка. Основными идеологами и участниками этих процессов выступили Римский клуб, а в дальнейшем Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, фабрики мысли типа «Рэнд корпорейшн», Институт Санта Фе и др. Разработанные ими общие принципы были конкретизированы в работе МВФ, Всемирного банка, ВТО и др. [4].

Фактически без объявления и широкой огласки была организована нового типа мировая война, в которой применялись средства создания в национальных экономиках и социальной сфере управляемого хаоса. Это парадоксальное понятие предполагает, что в хаос превращалась экономическая и социальная жизнь стран, которые становились жертвой этой войны. А сами агрессоры, которые сидели у пульта управления этим оружием, держали хаос в стане противника под контролем, для них он был целенаправленно созданным особым порядком. Этот новый вид боевых действий подробно описал один из его разработчиков и экспертов Стивен Манн, который лично участвовал в создании многих очагов управляемого хаоса в разных точках мира (в том числе и в СССР). Он прямо говорит о необходимости «усиления эксплуатации критичности» и «создании хаоса» как инструментах обеспечения национальных интересов США.

В качестве механизмов «создания хаоса» у противника он называет «содействие демократии и рыночным реформам» и «повышение экономических стандартов и ресурсных потребностей, вытесняющих идеологию».

Согласно С.Ману, существуют следующие средства создания хаоса на той или иной территории:

содействие либеральной демократии;
поддержка рыночных реформ;
повышение жизненных стандартов у населения, прежде всего в элит
вытеснение ценностей и идеологии [5].
Эти ключевые положения и реализуются в настоящий момент на постсоветском пространстве в ходе постперестроечных перемен, венчаемых «оранжевыми революциями». Это и создает ту специфическую среду расслабленного национального духа разлагающегося государства и национально-культурные традиции, в которой весьма комфортно чувствуют себя всевозможные экстремистские движения.

Деидеологизация, идейный плюрализм, сбрасывание «балласта» ценностей, резкое повышение материальных запросов, прежде всего в элите, потеря управляемости экономикой, беспредел «демократических», якобы самостийных, движений (часто имеющих этноконфессиональную окраску) — все это сознательно, на четко и подробно разработанной научной основе внедряемые составляющие «управляемого хаоса», служащие главной цели — демонтажу ныне существующих национальных государств, традиционных культур и цивилизаций. На их место должно, по замыслу глобалистов, прийти нечто совершенно новое, а именно — общество, состоящее из людей со стертой исторической памятью (что, в свою очередь, достигается при помощи особых технологий, относящихся в основном к сфере СМИ и образования).

В основу организации управляемого хаоса положена перестройка массового сознания и мировоззрения посредством жесткого воздействия современных средств манипуляций всей духовной сферой человека с применением информационных и социально-культурных технологий. Это – мировая информационно-психологическая война. В ходе ее было достигнуто разрушение культуры солидарности, широкое внедрение культа денег и социал-дарвинистских стереотипов в представления о человеке и обществе. Способность больших масс населения к сопротивлению, самоорганизации и развитию была резко снижена.

Технологии управляемого хаоса – это новый неконтролируемый в настоящее время международными организациями вид оружия массового поражения для установления мирового порядка в интересах стороны его применяющей. Технологии управляемого хаоса – это инструмент в миропроектной борьбе.

Анализ последствий воздействия данного рода технологий позволяет выделить две основные задачи организаторов их использования.

Во-первых, задача сокращения численности населения, не представляющего интерес для организаторов нового мирового порядка. Неолиберальные реформы приводят к демографической катастрофе, снижая рождаемость и вызывая скачок смертности. Сексуальная революция, пропаганда гедонизма и потребительства, индивидуализм резко сокращают рождаемость. Социал-дарвинизм и равнодушие к бедствию ближних лишают людей воли к жизни и подстегивают смертность. Формирование огромного социального дна из нищих, бездомных и беспризорников создало ненасытный механизм «эвтаназии» – эти категории людей быстро умирают. А «дно» втягивает в себя все новые контингенты [4].
Во-вторых, задача ослабления или разрушения национальных государств, с перехватом управления этими государствами со стороны транснациональных корпораций, транснациональных преступных синдикатов, наднациональных органов и организаций, подконтрольных инициаторам запуска технологий управляемого хаоса. При решении этой задачи имело место совмещение «мягких форм» технологий управляемого хаоса с варварскими военными агрессиями (например, Югославия, Ирак). Как следствие, эти процессы должны вести к концентрации контроля над финансовыми, военными и информационными ресурсами мирового сообщества со стороны организаторов управляемого хаоса.
Аргументом обоснованности такого рода тенденции служат результаты анализа экономических аналитиков, которые показывают, что рост экономики ведущих стран достигается не за счет развития производства, а посредством перераспределения богатства между сильными и слабыми странами. Достигается это с помощью резкого ослабления национального государства (обычно после затягивания его в долговую ловушку), приватизации и скупки всех видов национальных ресурсов, включая природные [6].

При этом и национальное государство под давлением международных финансовых институтов начинает служить инструментом такой глобализации – прежде всего, проводя приватизацию и сокращая расходы на социальные нужды и на поддержание таких нациоальных систем, как наука и культура. Государства же организуют потоки массовой нелегальной миграции рабочей силы, делая ее совершенно бесправной и резко удешевляя ее цену [4].


Результатом решения двух рассмотренных задач является решение более скрытой, но самой важной для организаторов управляемого хаоса задачи разрушения субъектности развития стран, попавших под воздействие технологий управляемого хаоса. Фактически это скрытая форма уничтожения конкурентов в самых доходных экономических сферах, каковыми в настоящее время и в будущем являются высокие технологии. Уже сегодня доходы от высоких технологий превышают доходы от сырьевой и энергетической сфер, в ближайшие годы разница будет нарастать на порядки.

В данной статье в центре внимания оказывается именно задача разрушения субъектности развития, поскольку поставленный нами и разделяемый многими специалистами диагноз состояния нашей страны, неспособной в течении более чем двух десятилетий перейти на инновационный курс развития – бессубъектность российского развития [7,8].

Эта болезнь поразила в той или иной степени всех основных участников реформационного процесса (государство, общественные и политические сообщества, социальные институты). Главные ее симптомы: блокировка рефлексии; неспособность адекватно воспринять и оценить сложившуюся ситуацию, подняться над нею, самоопределиться и самоидентифицироваться; отсутствие смелых, хорошо обдуманных «прорывных» идей и готовности, умело взаимодействуя с другими субъектами, их реализовать. Указанные симптомы «грубо и зримо» проглядывают в образе мышления и действий всех основных субъектов современной России, в том числе и власти, что достаточно точно фиксируется аналитиками:

государство не является четко выраженным субъектом управления и развития, не сформировало стратегию развития (понимаемую и принимаемую большей частью населения), не обеспечило нормальных условий жизни своим гражданам и соблюдения основных конституционных прав;
существенную роль в управлении всеми сферами экономики и общественной жизни играют коррумпированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы;
«средний класс» атрофирован, дезорганизован, не включен в реальные механизмы управления и развития;
политические партии и движения в основной своей массе имеют бутафорский характе
общественные (не политические) образования слабо организованы и практически не влияют на социальные процессы;
граждане в подавляющем большинстве социально пассивны, имеют трудноразрешимые проблемы с самоидентификацией (государственной, этнической, семейной и др.).
Для того чтобы успешно лечить главную болезнь России – бессубъектность, необходимо разобраться в механизмах разрушения субъектности, одним из которых являются технологии управляемого хаоса.

3. Методологические основы технологий управляемого хаоса

В последние десятилетия в науке происходят принципиальные изменения, связанные, согласно мнению академика В.С.Степина, со становлением постнеклассического этапа ее развития, Не принимая во внимание этих изменений, мы рискуем упустить из виду принципиальные изменения в понимании рациональности в науках об управлении и организации.

Традиционное представление об управлении родилось в контексте классической науки, и оно ограничилось парадигмой «субъект-объект». Неклассический тип научной рациональности учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективноистинного описания и объяснения мира. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя имплицитно определяют характер знаний (определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире).

В контексте неклассической науки развитие представлений об управлении в основном связано с преодолением ряда ограничений парадигмы «субъект-объект». Естественнонаучные традиции содержат в себе ряд скрытых постулатов [9].

Постулат первый: «Теория об объекте, имеющаяся у исследователя, не является продуктом деятельности самого объекта». Этот постулат фиксирует доминирующее положение исследователя по отношению к объекту. Утверждение, что «природа не злонамеренна», является одной из форм осознания этого постулата. Постулат второй: «Объект не зависит от факта существования теории, отражающей этот объект».

Второй постулат порождает возможность говорить о свойствах и законах, присущих вещам. Они существуют объективно и лишь фиксируются исследователем.

В соответствии с этими постулатами отношения между исследователем и объектом описываются схемой «субъект-объект». Этот же тип отношений был положен в методологические основы построения кибернетики. Принципиальная ограниченность этого подхода в теории управления отчетливо проявилась при попытках моделирования социальных систем, конфликтных взаимодействий, процессов общения, социальных и психологических феноменов, в которых поведение объекта оказывалось существенно зависящим от отношений с исследователями, от «модели ситуации, которую строил объект», от целей объекта и исследователя и их взаимных представлениях.

Переход в управлении от парадигмы «субъект – объект» к парадигме «субъект – субъект» ведет к новым представлениям об управлении; появляются рефлексивное управление [9], информационное управление [10], управление активными системами [11] и др.

Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. В нем учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями, решается задача осмысления ценностно-целевых ориентаций субъекта научной деятельности в их соотнесении с социальными целями и ценностями.

Такое понимание постнеклассической научной рациональности предполагает введение в контекст любых научных исследований «полисубъектной среды», на фоне которой они проводятся. Среды, которая включает в себя наряду с различными типами субъектов совокупность ценностей мирового культурного развития; среды, которая сама рассматривается как саморазвивающаяся система. Ключевой для теории управления в рамках постнеклассической науки становится парадигма «субъект – полисубъектная среда».

В рамках этой парадигмы основным типом управления становится полисубъектное управление. Исходные посылки и рефлексивные модели полисубъектного управления были впервые сформулированы В.А.Лефевром [9].

В контексте постнеклассической рациональности под управлением понимается не жесткая детерминация систем, а «мягкие формы управления» - создание условий для их развития. В саморазвивающихся системах имеет место система онтологий [12], в которой находят место различные механизмы социальных воздействий: управление (в контексте классической и неклассической науке), организация, модерирование, медиация, поддержка, стимулирование и др.

Парадигма управления «субъект - полисубъектная среда» может использоваться не только для управления развитием социальных систем, но и для их разрушения и снижения способности к развитию. Ярким примером является концепция «управляемого хаоса», которая базируется на самых современных научных представлениях.

4. Технологии управляемого хаоса в разрушении субъектности развития России

Сегодня в России исследованы и обозначены механизмы появления болезни «бессубъектности» и разрушения государственности. Это – внешний перехват инициатив в реформировании отечественной экономики путем некритического использования западных моделей (неадекватных российским условиям); доминирование сырьевой ориентации; создание режима благоприятствования для бурного роста коррупции в системе государственного управления, проникновения в него финансово-промышленных группировок и криминальных структур; ангажирование отдельных лидеров российской системы управления и их использование для управления страной «извне»; навязывание либерального императива «невмешательства» государства в социальное строительство в качестве гаранта неотвратимости подлинно демократических преобразований, и другие.

Все рассмотренные признаки вписываются в механизмы «концепции управляемого хаоса».

Проведенный нами анализ позволил выявить эскиз обобщенной схемы «концепции управляемого хаоса»:

Предварительная подготовка к организации «управляемого хаоса», предпочтительно в условиях возникновения острых политических и экономических кризисов.
Организация «управляемого хаоса».
Формирование новой организованности для внешней управляемости.
Частичная потеря внешней управляемости.

Антикризисная самоорганизация или дальнейшая хаотизация?

Рассмотрим примеры технологий реализации «концепции управляемого хаоса» в России с 90-х годов до настоящего времени. Предварительная подготовка к организации «управляемого хаоса». Формирование сети агентов влияния для обеспечения процессов организации хаоса и последующего перехвата управления. Подготовка команды «чикагских мальчиков», в основном из выпускников местных вузов, организация их стажировки в американских университетах. Им дают необходимые знания экономического анализа предприятий и отраслей народного хозяйства с целями их будущей приватизации и покупки транснациональными корпорациями. «Чикагские мальчики» становятся сначала преподавателями в ВУЗах, а потом переходят на работу в правительство, часть из них получают возможность стать олигархами.

Очень важно, чтобы эти люди были небогаты, умны, циничны, алчны и космополитичны. Они не должны любить свою Родину. Они не должны жалеть свою страну. Они не должны охранять и образовывать свой народ, помогать ему. Такие слова как «совесть», «патриотизм», «помощь» должны быть вычеркнуты из их лексикона и стать ругательными. Одни должны любить себя и свои будущие особняки и яхты. Другие - любить свои безумные идеи и будущие Нобелевские премии. «Чикагским мальчикам» следует избегать популярности, и влиять не на народ, а на официальных правителей. Они должны быть догматично преданы идее «разгосударствления экономики», «свободного рынка» а также послушны заокеанским друзьям и международным финансовым организациям [13].

Подготовительный этап обеспечивал создание кадрового резерва «властной элиты», готовой к разрушению субъектности развития своей страны.

Организация «управляемого хаоса».

Механизмы разрушения субъектности развития через организацию «управляемого хаоса» рассмотрим в контексте их влияния на параметры простейшей модели субъектов инновационного развития [1]. Не претендуя на полноту, приведем примеры конкретных воздействий, направленных на разрушение в России отдельных базовых качеств субъектности развития (целеустремленность, рефлексия, коммуникативность, свобода влияния на события в стране, способность к развитию).

Нейтрализация целеустремленности развития:

разрушение сложившейся и как-то работающей системы управления страной, прежде всего за счет внедрения кадрового резерва «чикагских мальчиков» и их лоббирования [14];
инфекция коррупцией, формирование культа денег [8];
бюрократизация государственной системы [4];
отстранение научного сообщества от управления страной и ее развития [1, 21];
актуализация системы мифов: «рынок сам все отрегулирует», «административно-командная система – это зло», «все западные товары лучше отечественных» [14, 15].
Блокировка рефлексии:

массовый экспорт культовых организаций (образовательных, например, «Лайф Спринг» и др.; религиозных, например, сайентология и др.) [16];
экспорт политических технологий «блокировки рефлексии» в избирательные кампании [17, 18];
превращение СМИ в субъектов рыночной экономики [19];
насаждение примитивной массовой культуры [20] и др.
Разрушение коммуникативных связей:

индивидуализация через неолиберализм, атомизация общества;
разрушение связей ближайшего социального окружения (через культовые организации, снижение качества жизни у большей части населения и др.) [16];
разрушение транспортных магистралей внутри страны [1];
разжигание межэтнических и межконфессиональных противоречий [4, 14];
чрезмерное расслоение общества на богатых и бедных (создание коммуникативных барьеров) [4, 14];
блокировка противодействию разрыва связей между поколениями [15] и др.
Ограничение свободы влияния на события:

широкое внедрение манипулятивных технологий в избирательные кампании (известны случаи прихода к власти партий, фактически не имеющих программы) [17, 18];
насаждение неолиберальной идеологии, а как следствие индивидуализма и «атомизации» общества [4, 14];
насаждение культа денег и системы примитивных ценностей (предложенная З.Бжезинским технология разрушения концепции бытия) [8];
свертывание независимых СМИ [14];
стимулирование сверхвысокой коррупции и криминализации общества [4, 14] и др.
Ограничение возможностей развития:

разрушение отечественной науки и образования [1, 21];
организация системы мероприятий по деиндустриализации страны - разрушительная приватизация довела многие предприятия, в том числе стратегические, до банкротства, после чего они выкупались по демпинговым ценам, после чего либо влачили жалкое существование, либо окончательно разрушались, чтобы не создавать конкуренции транснациональным корпорациям, а также разрушение профессионального образования [1, 4, 14];
блокировка контроля за вывозом капитала из страны [14];
вовлечение в грабительский вариант кредитной зависимости от международных финансовых систем [4, 14];
блокировка противодействию импортной зависимости в жизненно важных сферах [14];
призывы руководства страны к модернизации и переводу страны на инновационный путь развития, без разработки адекватных стратегий развития и формирования субъектов их реализации [21];
блокировка активного участия общества в развитии страны [14, 21] и др.
Как следствие системного воздействия на базовые качества субъектности в России, была сформирована бессубъектность развития, и, прежде всего, инновационного развития. Для восстановления субъектности необходимо (но не достаточно) восстановление соответствующих базовых качеств [1, 15].

Формирование новой организованности для внешнего управления. После выполнения основных задач организации «управляемого хаоса», формирования бессубъектности управления и развития были созданы благоприятные условия для создания «ручной властной элиты» и формирования новой организованности для внешнего управления. Приведем примеры технологий работы с властной элитой: активное использование и лоббирование заранее сформированных и ангажированных представителей властной элиты;

монополизация власти коррумпированными чиновниками;
установление контроля над властной элитой (мониторинг зарубежных счетов и финансовоэкономических нарушений представителей властной элиты и др.);
активное массовое включение представителей властной элиты в международные общественные структуры (Ротари Клуб, People to People International, фонд Маршалла и др.).

При этом продолжалась активная работа по дальнейшему «оболваниванию» населения. Насаждение примитивной массовой культуры (например, телепередачи типа «Дом-2» и др.). Блокирование законопроектов по наведению порядка в информационной сфере (законопроекты «Об информационно-психологической безопасности», «О защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» и др.).

Последовательно продолжался развал науки и образования [21]. Частичная потеря внешней управляемости. Условия «управляемого хаоса», способствуя формированию высочайшей коррупции, создают также предпосылки усиления властной элиты, которая начинает стремиться к повышению уровня своей самостоятельности.

Этому, в частности, способствовали следующие факторы:

осознание самодостаточности властной элиты;
осознание потенциальных личных проблем при развале страны;
озабоченность сохранением своих материальных активов;
угрозы мирового финансово-экономического кризиса;
ослабление и отвлеченность на другие проблемы внешнего управляющего.

Как следствие, наблюдается повышение самостоятельности властной элиты. В частности, это проявилось во внешней политике через ориентацию на многополярный мир, активном предотвращении агрессии Грузии против Южной Осетии, в разработке стратегических планов до 2020 года, в жесткой позиции в «газовой войне», в резком расширении состава партнеров в экономической и военной сфере и др.

Антикризисная самоорганизация или дальнейшая колонизация? Мировой финансовоэкономический кризис и вовлеченность в военные конфликты в определенной степени отвлекает внимание Запада от России и способствует созданию благоприятной ситуации для восстановления субъектности развития. У страны появляется шанс вырваться из «объятий» стратегов «управляемого хаоса».

Сможем ли мы им воспользоваться и стать одним из лидеров инновационного развития? Если нет, то нам уготована участь сырьевого придатка, фактически статус колонии, реальная потеря суверенитета.

Особенности использования технологий управляемого хаоса в некоторых странах.

В России технологии управляемого хаоса носили относительно «мягкий» и долгосрочный в реализации характер, чем в ряде других стран, что определялось в значительной степени наличием ядерного оружия и объектов повышенной опасности. Специфика использования технологий управляемого хаоса на Украине связана с ориентацией на разжигание национализма, что создало возможности организации более динамичных процессов разрушения субъектности развития, чем в России.

Специфика использования технологий управляемого хаоса в Косово была связана со столкновением на небольшой территории больших проектов и интересов, стоящих за ними субъектов (проект «Великая Албания», исламский проект, мафиозный проект наркотрафика, террористический проект, военно-энергетический проект) [24].

В Ираке, Афганистане, Югославии, Грузии и других странах была также своя специфика, однако полученный результат везде одинаков – разрушение субъектности развития.

5. Почему система национальной безопасности России адекватно не реагировала на технологии управляемого хаоса?

В России концепции и доктрины национальной и отдельных направлений безопасности базируются на законе РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-I «О безопасности» (с изменениями от 25 декабря 1992 г.). Безопасность понимается как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Этот закон отражает культуру обеспечения безопасности социальных систем сложившуюся в нашей стране в середине прошлого века; основные ее признаки проявляются в следующих неявных установках:

авторитарность подхода к безопасности, доминанта самодостаточности государства для решения любых проблем безопасности;
установка на дистанцирование личности, общества и государства, игнорирование механизмов сборки
(субъектообразования);
установка на статичность интересов личности, общества и государства;
«окопная логика», фокусировка внимания на состоянии защищенности от угроз, а не на способности адекватно действовать в динамично изменяющихся условиях;
игнорирование проблемы безопасности гармонии социально-политической и экономической организации с традициями российской цивилизации;
игнорирование проблемы безопасности легитимности власти и идентификации граждан;
игнорирование проблемы безопасности системы национальных проектов;
игнорирование проблем безопасности инновационного развития;
игнорирование стратегичности социальных систем как базового критерия их безопасности [22].
Эти установки позволяют оставлять вне поля внимания системы национальной безопасности главный фактор выживания страны в современных условиях – способность к развитию. Очевидно, что в начале XXI века эти установки архаичны, остро встает проблема формирования современного методологического обеспечения национальной безопасности России, поскольку она для своего сохранения должна становиться на путь интенсивного развития.

«Стратегия национальной безопасности до 2020 года» ориентирована сделать шаг на установление взаимосвязи проблем безопасности и развития. «Главную идею этого документа можно кратко определить как безопасность через развитие» - так сформулировал сущность Стратегии Д.Медведев на заседании Совета безопасности 24 марта 2009 г. В тексте самой Стратегии сказано, что «концептуальные положения в области обеспечения национальной безопасности базируются на фундаментальной взаимосвязи и взаимозависимости Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года и Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года».

Однако эти позитивные установки остаются не обеспеченными реальными планами и ответственными субъектами их осуществления. Более того, в Стратегии неадекватно оценивается сложившаяся ситуация как в стране, так и в мировом сообществе, что находит свое отражение в утопических прогнозах ближайшего будущего России. Сетуя на «низкитемпы перевода национальной экономики на инновационный тип развития», авторы Стратегии похоже не знают, что такой «перевод» еще даже не начат (хотя и продекларирован высшим политическим руководством) [23].

Как следствие, этот документ не позволяет адекватно реагировать на бурные изменения современного мира, которые бросили вызов сложившимся в XX веке концепциям безопасности социально-экономических систем. Эти изменения в первую очередь связаны с процессами формирования постиндустриального общества, процессами глобализации, снижением роли государств и увеличением роли «скрытых» субъектов социального управления. Указанные изменения в XXI веке становятся фундаментальными, поэтому и способность систем к изменениям должна быть все более глубинной и масштабной. Нами с позиций субъектно-ориентированного подхода было предложено рассмотрение проблем безопасности в неразрывной связи с проблемами развития [22].

Обеспечение безопасности социальных субъектов – это обеспечение их способности к социальному воспроизводству и развитию в условиях динамично изменяющейся среды, а также защищенность их проектов жизнедеятельности и развития. Обеспечение национальной безопасности – это обеспечение способности граждан, общества и государства к совместному социальному воспроизводству и развитию в условиях динамично изменяющейся среды, а также защищенность стратегических и обеспечивающих
национальных проектов.

В настоящее время принято выделение частных направлений безопасности с привязкой к сложившимся областям знания: экономическая, военная, информационная безопасность и др. Такой подход вызывает справедливую критику у ряда специалистов по безопасности. Предлагаемый пересмотр понятия безопасности предопределяет и иные основания для выделения направлений безопасности, ориентированных на способность субъектов к социальному воспроизводству и развитию, например, онтологической, идентификационной, инновационной, рефлексивной и др.

Заключение

В последние десятилетия все чаще приходится констатировать формирование в крайне короткие сроки бессубъектности развития в различных странах мирового сообщества (Чили, Россия, Югославия, Украина, Грузия, Афганистан, Ирак и др.). Причины ее возникновения в каждом конкретном случае имеют свою специфику, однако во всех случаях просматриваются некоторые общие черты, которые можно объединить в рамках концепции управляемого хаоса. Происхождение этой концепции обусловлено тем, что под эгидой привнесения “демократии” организаторы настойчиво выстраивают на свое усмотрение мир, не гнушаясь для достижения своих целей прибегать к созданию в “непослушных недозревших” странах и регионах режима “управляемого хаоса”.

Организаторы (пользователи) управляемого хаоса ориентированы, на наш взгляд, на достижение двух основных целей: перехват управления в стране или регионе и блокирование потенциальной и реальной способности к развитию, прежде всего инновационному развитию.

Фактически «концепция управляемого хаоса» - это новая форма колониальной политики, превращение ряда стран в обслуживающий придаток «избранных» государств или сообществ. При этом предполагаются и реализуются неравноправные, грабительские отношения товарообмена и присвоения собственности «колоний».

В конечном итоге, результатом применения «концепции управляемого хаоса» является организация «бессубъектности» в стране или регионе, на который направлены воздействия организаторов «управляемого хаоса».

Негативные последствия от воздействия такого «мягкого» оружия по масштабам вполне соизмеримы с принятыми представлениями о воздействиях оружия массового поражения. Использование технологий управляемого хаоса явно противоречит принятым международным нормам о невмешательстве во внутренние дела государств. Эти аргументы дают основания для постановки проблемы запрета и организации международного контроля над использованием технологий управляемого хаоса. Россия в последние десятилетия была активным инициатором правового регулирования в сфере международной информационной безопасности, сегодня она могла бы выступить также инициатором в сфере международного правового регулирования использования технологий управляемого хаоса.



________________________

Литература

1. Лепский В.Е. Субъектно-ориентированный подход к инновационному развитию – М.: «Когито-Центр», 2009. – 208 с.
2. Пригожин И., Стенгерс И. Прядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М: Эдиториал УРСС, 2000.
3. Малинецкий Г. Хаос. Тупики, парадоксы, надежды // Компьютера. 1998. №47.
4. Батчиков С. Глобализация – управляемый хаос. http://derzava.com/art_desc.php?aid=177
5. Mann S.R. Chaos Theory in Strategic Thought // Parametes. Autum 1992. P. 62. Цит. по: M.S.G. Nitzschke. United States Marine Corps Vietnam: A Complex Adaptive Perspective Mann, Steven R. Chaos Theory and Strategic Thought // Parameters (US Army War College Quarterly), Vol. XXII, Autumn 1992, pp. 54–68.
6. Перкинс Д. «Исповедь экономического убийцы», М., «Претекст», 2007.
7. Лепский В.Е. Становление стратегических субъектов: постановка проблемы // Рефлексивные процессы и управление. Том2,
№1, 2002. С.5-23. http://www.reflexion.ru/Library/Lepsky_2002_1.htm
8. Ипполитов К.Х., Лепский В.Е. О стратегических ориентирах развития России: что делать и куда идти // Рефлексивные про-
цессы и управление. Том 3. N1. 2003. С.5-27. http://www.reflexion.ru/Library/Ippol_2003.htm
9. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Сов.радио, 1973.-158с.
10. Кононов Д.А., Кульба В.В., Шубин А.Н. Информационное управление: принципы моделирования и области использования //Труды ИПУ РАН. Т. XXШ. - М.: ИПУ РАН. 2004. С. 5-29.
11. Бурков В.Н., Кондратьев В.В. Механизмы функционирования организационных систем. М.: Наука, 1981.-384с.
12. Лепский В.Е. Онтологии субъектно-ориентированной парадигмы управления и развития / Рефлексивные процессы и управ-
ление . Сборник материалов VI Международного симпозиума 10-12 октября 2007 г., Москва / Под ред. В.Е.Лепского.-М. «Когито- Центр», 2007. С.59-61.
13. Н. Кляйн Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф.- М.: Добрая книга. 2009. – 656с.
14. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Россия под властью плутократии. История черного десятилетия. (Серия: Национальный инте-
рес.) – М.: Алгоритм, 2003. – 480 с.
15. Проблема субъектов российского развития. Материалы Международного форума «Проекты будущего: междисциплинар-
ный подход» 16-19 октября 2006, г. Звенигород / Под ред. В.Е.Лепского. М.: «Когито-Центр», 2006. – 232 с. http://www.reflexion.ru/Library/Book2006.pdf
16. Лепский В.Е., Степанов А.М. Особенности рефлексивных процессов в культовых организациях // Рефлексивные процессы и
управление. 2002, N2. С. 59-72. http://www.reflexion.ru/Library/J2002_2.pdf
17. Информационно-психологическая безопасность избирательных компаний /Под редакцией Брушлинского А.В. и Лепского В.Е. М.: Институт психологии РАН, 1999.-98с.
18. Лепский В.Е. Рефлексивный анализ политического PR в России: аспект построения гражданского общества // Рефлексивное
управление. Сборник статей. Международный симпозиум 17-19 октября 2000 г., М.: изд-во “Институт психологии РАН”, 2000.
19. Лепский В.Е. Субъектно-ориентированная парадигма СМИ: гармония информационной безопасности и развития Рос-
сии / Информационная и психологическая безопасность в СМИ: В 2-х т. Т.1: Телевизионные и рекламные коммуникации / Под
ред. А.И.Донцова, Я.Н.Засурского, Л.В.Матвеевой, А.И.Подольского.-М.: Аспект Пресс, 2002. С.19-29. http://www.reflexion.ru/Library/Lepsky2002_b.doc
20. Емельянов Г.В., Лепский В.Е., Стрельцов А.А. Проблемы обеспечения информационно-психологической безопасности России //Информационное общество. 1999. N3. С.47-51. http://www.reflexion.ru/Library/Lepsky_1999_d.htm
21. Методологические аспекты инновационного развития России. Проектно-аналитическая записка Клуба инновационного
развития Института философии РАН по итогам работы КИР за 2009 год // Рефлексивные процессы и управление. Том 9, № 1-2,2009. С. 5-28. http://www.reflexion.ru/Library/J2009_1-2.pdf
22. Лепский В.Е. Развитие и национальная безопасность России // Экономические стратегии. 2008. №2. С. 24-30.
23. Кортунов С.В. Россия в мировой политике после кризиса // Мировая политика в условиях кризиса: Учеб. Пособие для студентов вузов / Под ред. С.В. Кортунова. – М.: Аспект Пресс, 2010. С. 398-401.
24. Овчинский В.С. «Независимость» Косово в зеркале теневой политики: Аналитический доклад. - М.: ИНФРА-М, 2008.-32с.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №3  СообщениеДобавлено: 16 май 2013, 17:36 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
МОЖЕМ ЛИ МЫ ПРИМЕНЯТЬ СИНЕРГЕТИКУ
В НАУКАХ О ЧЕЛОВЕКЕ?


Герман Хакен

Приблизительно двадцать пять лет назад я задал вопрос: «имеет ли самоорганизация общие законы?», и предложил изучать этот вопрос внутри новой дисциплины, которую я назвал синергетикой. Слово "синергетика" пришло из греческого языка и означает науку о сотрудничестве, кооперации. Вопрос, существуют ли в ней общие законы или принципы, казался несколько удивительным и возможно даже шокирующим, потому что допускалось, что части системы могут быть совершенно различного характера, в диапазоне, скажем, от молекул в жидкости до человеческих индивидуумов в обществе

_____________________________________________________________________________________________________

1. Цели синергетики

Многие объекты, изучаемые в науках о человеке, могут так или иначе рассматриваться как системы. Такие объекты состоят из многих частей, взаимодействующих друг с другом более или менее сложным образом. Примерами могут служить общество, которое составляют люди, организм с его клетками, мозг с его нейронами или, например, в физике жидкость, состоящая из молекул. Через кооперацию отдельных частей у системы появляются новые качества, поэтому многие из этих качеств выявляют эффекты самоорганизации. В то время как скульптор, работая, формирует лицо статуи, организуя его структуру, лицо живого человека рождается непосредственно, а именно самоорганизацией клеток тела.

Приблизительно двадцать пять лет назад я задал вопрос: «имеет ли самоорганизация общие законы?», и предложил изучать этот вопрос внутри новой дисциплины, которую я назвал синергетикой . Слово "синергетика" пришло из греческого языка и означает науку о сотрудничестве, кооперации. Вопрос, существуют ли в ней общие законы или принципы, казался несколько удивительным и возможно даже шокирующим, потому что допускалось, что части системы могут быть совершенно различного характера, в диапазоне, скажем, от молекул в жидкости до человеческих индивидуумов в обществе.

Мы рассматриваем системы, которые могут формировать пространственные, временные или функциональные структуры. Эти структуры формируются непосредственно самими системами без какого-либо вмешательства извне. Такие структуры, конечно же, формируются в процессе развития растений или животных, но их можно найти и в неодушевленном мире физики и химии. Мы сфокусировали свое исследование систем на таких ситуациях, где качественные изменения системы происходят в макроскопических масштабах. Ниже я покажу, что я подразумеваю под качественными изменениями, а также то, что я подразумеваю под макроскопическими масштабами. Принципы синергетики можно применить к многочисленным системам, которые относятся к большому спектру дисциплин, и это дало возможность создать новые приложения и подходы.

открыть спойлер
Позвольте мне упомянуть некоторые из известных примеров: в физике – формирование паттернов движения в нагреваемых снизу жидкостях; появление лазерного луча, который имеет совершенно другие свойства, чем свет обычных ламп; в химии – формирование крупномасштабных пространственных или пространственно-временных паттернов; в биологии разработка моделей морфогенеза, формирование паттернов движения людей, модели человеческого восприятия и электрического тока в мозге, модели когнитивных процессов, типа принятия решений, и, заключают этот ряд примеров, модели биологического развития. Далее приложения стали возможны в области психологии и психотерапии, например в изучении изменения поведенческих навыков. Математизация экономических процессов – еще один пример дальнейшего расширения области применения синергетики.

2. Понятия синергетики

Стартовой точкой для всех исследований в области синергетики является адекватное описание состояния системы на разных уровнях. На макроскопическом уровне мы описываем поведение субъектов, например, пешеходов на улице – можно проследить движение каждого отдельного пешехода и затем отобразить движения этих субъектов на некоторой диаграмме. На мезоскопическом уровне мы можем выделить некоторую область на улице, в которой все еще будут какие-то пешеходы, но эта область уже меньше по сравнению с целой улицей. Затем можно определять среднее число и среднюю скорость пешеходов в такой области.

Наконец, на макроскопическом уровне можно посмотреть, существуют ли особые паттерны крупномасштабного поведения пешеходов, например, когда на одной стороне улицы движение происходит в одном направлении, а на другой стороне – в другом направлении. Эти примеры, конечно, чрезвычайно просты. Читатель должен иметь в виду, однако, что описание таких состояний системы на различных уровнях может относиться к совершенно разным количествам объектов, а также к абстрактным понятиям, например, к мнению или поведению людей или целых социальных групп. Описание поведения системы на различных уровнях может быть выполнено с помощью так называемого вектора состоянии.

Следующее понятие, используемое в синергетике – управляющий параметр, который может быть представлен как одиночным, так и несколькими управляющими параметрами. Их количество фиксировано и налагается па систему извне – управляющие параметры не меняются по мере изменения системы. Примером снова может быть среднее число пешеходов, которые должны двигаться по некоторой улице, например, около выхода станции метро. Можно ожидать, что поведение отдельных пешеходов может быть совершенно разным в зависимости от плотности пешеходного потока.

Синергетика фокусирует свое внимание на тех ситуациях, в которых поведение системы изменяется качественно при изменении управляющих параметров. Как изменится движение пешеходов, когда плотность их потока внезапно увеличится? И изменится ли оно качественно вообще? Например, когда плотность низка, пешеходы будут двигаться независимо друг от друга, но при более высокой плотности потока они уже начинают группироваться или увеличивать темп своего движения.

Если структура сохраняется при изменении условий среды, т. е. управляющих параметров, то эта структура называется устойчивой или структурно устойчивой. Но если структура изменяется, мы говорим об относительной неустойчивости. Как было сказано прежде, синергетика фокусирует свое внимание на качественных изменениями тех случаях неустойчивости, которые вызваны изменением параметров управления. В условиях нового управляющего параметра система сама создает специфические структуры, что и называется самоорганизацией.

Как показано математически в синергетике, во многих случаях поведение системы, близкое к таким точкам неустойчивости, может зависеть от поведения очень немногих переменных, можно даже сказать, что поведение отдельных частей системы просто определяется этими немногими факторами. Эти факторы называются параметрами порядка, и здесь нужно избегать представления о том, что эти параметры заботятся только о порядке; они могут также представлять или управлять беспорядочные, хаотические состояния или управлять ими.

Параметры порядка играют доминирующую роль в концепции синергетики. Они «подчиняют» отдельные части, т. е. определяют поведение этих частей. Связь между параметрами порядка и отдельными частями системы называется принципом подчинения. С определением параметров порядка практически описывается поведение системы. Вместо того, чтобы описывать поведение системы посредством описания отдельных ее частей, нам нужно иметь дело или описывать поведение только параметров порядка. Другими словами, мы получаем здесь огромное информационное сжатие. Такое информационное сжатие, между прочим, типично для любого языка.

Параметр порядка действует подобно кукольнику, который задает танец марионеток, но решающее различие между кукольником и параметром порядка заключается в том, что отдельные части в свою очередь сами генерируют параметр порядка своим коллективным поведением. Мы говорим здесь о круговой причинной связи. В технических системах такая круговая причинная связь известна как обратная связь. Однако, в отличие от технических систем, в которых параметр порядка фиксирован с самого начала (инженером), например, в форме устройства управления, в синергетических системах параметры порядка создаются отдельными частями системы.

Ниже мы коснемся некоторых конкретных примеров для параметров порядка в науках о человеке. Для систематического представления опишем сначала поведение параметров порядка, поскольку от них исходят типичные виды поведения систем. Понятие информационного сжатия, упомянутое выше, исходит из принципа подчинения и дает огромное преимущество для описания поведения сложной системы в относительно простых условиях.

Как показала синергетика, существует фундаментальное различие между поведением параметров порядка и подчиненных частей с течением времени. Параметры порядка реагируют на возмущения извне медленно, а части – быстро. Можно было бы даже сказать: параметры порядка живут дольше, части же живут меньше (в своей поведенческой динамике).

3. Поведение параметров порядка

а) Один параметр порядка. Состояние одного параметра порядка мы традиционно отражаем в символической форме позицией шарика на холмистой поверхности. Когда шарик находится «в глубокой ямке», имеется только одно состояние параметра порядка. Это состояние устойчиво. После каждого возмущения шар возвращается в позицию равновесия.

При изменении управляющего параметра поверхность может искажаться, делая более плоской нижнюю часть углубления. Когда мы считаем, что параметр порядка все еще подчинен маленьким случайным событиям, называемым колебаниями, это означает, что шарик будет кататься подобно шарику при игре в крокет, с довольно большими задержками на плоской нижней части. А это значит, что если колебания параметра порядка станут довольно большими, мы будем иметь дело с критическими флуктуациями.

Так как параметр порядка все еще подвержен колебаниям, флуктуации могут при широком плоском дне ямки отодвинуть шарик далеко от первоначальной точки равновесия. Это явление называется критическими колебаниями. В то же время шарик все-таки возвращается к позиции равновесия, только очень медленно - явление, называемое критическим замедлением. Когда значение управляющего параметра превзойдет критическое, может появиться новый ландшафт - с двумя минимумами (ямками). Вышеупомянутая позиция шарика станет непостоянной, шарик теперь может скатиться в любой из двух минимумов (т. е. имеет место нарушение симметрии). В этой ситуации маленькое колебание решит, в каком направлении будет двигаться шарик. Система может спуститься только в левый или правый минимум, что должно нарушить симметрию.

б) Два параметра порядка. Значение некоторого управляющего Параметра в случае двух параметров порядка можно представить в форме ландшафта, изображенного на рис. 1.

Изображение

[i]Рис.1. Визуализация эффекта гистерезиса


Если посмотреть на верхний ряд рисунка, в левой части мы увидим, что шарик, представляющий состояние параметра порядка, сидит в самой низкой ямке. Средняя часть показывает, как с изменением значения управляющего параметра ландшафт искажается, но шарик все еще сидит в старой позиции.

Наконец, по мере дальнейшего увеличения параметра управления, ландшафт приобретает «правую» форму. В правой части ряда изображено, как шарик теперь занял новую позицию, указывающую, что параметр порядка и, таким образом, система в целом изменила свое состояние.

Теперь изменим управляющий параметр в противоположном направлении и проследим это по нижнему ряду рис. 1. Достаточно интересно, что в средней части шарик остается в разной позиции при одном и том же значении управляющего параметра. Мы «делали снимки» состояния системы при одних и тех же (трех) значениях управляющего параметра, однако последовательность, в которой мы задали эти значения, сыграла роль в состоянии системы при промежуточном значении управляющего параметра. Таким образом, состояние системы зависит от ее истории – из каких предыдущих состояний пришла система к настоящему состоянию.

Для одного и того же значения управляющего параметра существуют два возможных состояния. Такая двойственность перспектив в развитии системы и задержка, инерционность системы в переходе к качественно другому состоянию называется гистерезисом и появляется как раз потому, что существуют два, а не один параметр порядка. Другим примером двух параметров порядка являются колебания системы в пределах некоторых значений, называемые ограниченными циклами. В социальных науках легко найти множество систем, демонстрирующих явления гистерезиса и ограниченные циклы.

в) Три параметра порядка. В случае трех параметров порядка ситуация может быть подобна ситуации с двумя параметрами порядка, т. е. существованию фиксированных точек, но могут появляться и ограниченные циклы. Наконец, и это очень важно, когда есть три параметра порядка, они могут также демонстрировать совершенно неправильное движение, называемое детерминированным хаосом (рис.2).

Изображение

Рис.2. Знаменитый аттрактор Лоренца. Изменение состояния трех параметров порядка показано с помощью кривой в трехмерном пространстве с параметрами порядка х, у, z. Точка, характеризующая параметры порядка, двигается по указанной кривой и переходит нерегулярным образом из левого к правому круговому движению.

В этом случае три параметра порядка изменяются необычным способом. Здесь становится очевидной проблема предсказуемости системы. Тогда говорят о чувствительности к начальным условиям. Механический пример для этой чувствительности к начальным условиям дает небольшой стальной шар, которому позволяют скатиться по почти вертикальному лезвию бритвы.

Совершенно ясно, что в зависимости от позиции центра тяжести стального шара и наклона лезвия бритвы траектории движения будут совершенно разными.

В одном случае траектория будет идти налево, в другом случае - направо. Если мы визуализируем механизм, по которому стальной шар снова и снова скатывается, мы можем обнаружить ряд траекторий, в каждом случае принимают разную форму. Таким образом, мы получаем представление о хаотическом движении. В контексте этой статьи подчеркнем, что это механическое изображение служит только для визуализации, но само хаотическое поведение параметров порядка опирается на математические, т. е. абстрактные отношения.

4. Пример: язык

Чтобы найти параметры порядка, мы руководствуемся базисной идеей (упомянутой выше) о том, что параметры порядка изменяют свое значение медленно, в то время как подчиненные части изменяются быстро. Так как язык нации живет, конечно, намного дольше, чем любой человек, этот язык – кандидат на параметр порядка, и мы ясно здесь видим связь между параметрами порядка и подчиненными ему людьми. Когда рождается младенец, он, скорее всего, будет расти в среде языка его или ее родителей. В терминологии синергетики младенец подчиняется языку и затем несет его далее в себе, когда вырастает.

Здесь мы видим типичный эффект круговой причинной связи. Язык порабощает человека, а индивидуум несет язык в себе, можно даже сказать, что сотрудничество людей делает дальнейшее существование языка возможным. Это – типичное поведение субъектов и параметров порядка в синергетике. Язык имеет и другие свойства параметров порядка, а именно, может быть конкуренция между языками, так, как это случалось в более ранние времена между английским языком и немецким в Соединенных Штатах, где, в конечном счете, победил английский язык.

Бывает сосуществование языков, как, например, в Швейцарии, где имеется несколько языков; или сотрудничество между обычным языком и научным языком, где существование научного языка стало возможным за счет одного современного и/или даже нескольких древних языков, типа латинского и греческого.

Язык служит не только для связи, он может стать характерной особенностью группы и может стать даже секретным языком для определенной субкультурной или даже преступной группы. Детальное изучение некоторых языков (типа высокого языка и диалектов) методами синергетики проводилось группой ученых под руководством Wildgen.

Общие результаты синергетики могут использоваться также для обсуждения того, как появились языки или их разнообразие. Для этого мы должны изучить формирование параметров порядка более подробно. Как показано в синергетике, параметры порядка могут появляться или изменять свои значения при изменении управляющего параметра. При определенных условиях наблюдаются критические колебания, конкретно означающие способ генерации новых параметров порядка – снова и снова для случайных событий –которые временно существуют, растут и пропадают в ходе конкуренции друг с другом. При все еще более благоприятных условиях эта конкуренция обостряется, и один из параметров порядка выигрывает соревнование. Устанавливается упорядоченное состояние.

Если мы всерьез используем это описание в вопросе о происхождении языков, то приходим к следующим выводам. При благоприятных обстоятельствах, например, при физиологической возможности производить специфические звуки, наши предшественники издавали их сначала случайно. Позже такие звуки могли относиться к некоторым объектам или событиям, как это наблюдается, скажем, в поведении обезьян. Корреляция между звуками и объектами или событиями не могла быть в начале однозначной. Имелась, по-видимому, конкуренция между различными значениями одних и тех же звуков. Со временем корреляция между звуком и значением стала более сильной, и звуки стали более специфическими.

В конечном счете, некоторый набор звуков со специфическими корреляциями с событиями был принят всей группой. Другими словами, установился параметр порядка. Отсюда мы можем описать развитие мозга, языка и, возможно, поведение социальных групп. Но что наиболее интересно в контексте синергетики – так это тот факт, что формирование звуковых систем первоначально основано на случайных событиях. Дальнейшие случайные события могли изменить существовавшие языки, когда группы были отдалены друг от друга. Хорошо известно и в исследованиях развития языков, и во многих типичных синергетических системах, что параметры порядка развиваются по-разному, когда системы подразделены на пространственно отдаленные подсистемы.

Понятие параметров порядка может применяться в лингвистике многими способами. Я приведу два примера: значение слова может рассматриваться как параметр порядка. Как хорошо известно, имеются слова, которые имеют двойное значение (Wildgen [2]). Их значение становится уникальным только в контексте специфического предложения. Например, слово «банка» может быть сосудом для пищи или родительным падежом для организации, выдающей кредиты. В контексте синергетики мы можем сказать, что у таких слов имеется внутренняя симметрия, и что эта симметрия нарушается при использовании слова в предложении, внутри которого это слово содержится, т. е., нарушается контекстом. Таким образом, мы можем представить понимание текста как создание иерархии параметров порядка посредством последовательности нарушения симметрии.

Иногда в некоторых шутках, по крайней мере, нарушение симметрии происходит в конце предложения, что и обеспечивает наше удивление через непредвиденную интерпретацию или связь. Понятие параметров порядка помогает также понимать процесс исправления ошибок, например, опечаток букв в слове. Фактически такие ошибки могут быть исправлены так называемой ассоциативной памятью, которая, в свою очередь, может быть реализована синергетическим компьютером, действие которого мы опишем вкратце ниже. Как мне кажется, понятие параметров порядка позволяет избегать проблемы «ветвления» решений, которые могут стать настолько сложными, что не смогут обрабатываться любым компьютером или человеком. Здесь нужны другие понятия, и ниже я дам пример того, как с такими сложными системами можно иметь дело посредством синергетического компьютера.

5. Параметры порядка в социологии

Следуя опять идее о том, что параметры порядка отличаются от подчиненных частей по масштабу времени действия, мы приходим к списку, приведенному в табл.1.

Изображение
Табл. 1.

Я думаю, что эти связи более или менее очевидны, поэтому в контексте этой статьи я бы хотел обсудить более подробно только несколько случаев. В теории науки понятие парадигмы в смысле, предложенном Thomas S.Kuhn [З], играет важную роль. В интерпретации синергетики, парадигмы есть нечто иное, как параметры порядка. Они генерируются спонтанно. Сначала они могут даже конкурировать до тех пор, пока победившая парадигма заменит предыдущую.

Как только научная парадигма установлена, она принимается учеными и студентами; они работают под этой парадигмой и находятся в ее подчинении.

Ограниченный объем статьи не позволяет мне здесь углубиться в этот интересный случай более подробно. Национальный характер может также рассматриваться как параметр порядка, по этому поводу я обращаю особенное внимание на статью Bateson [4], хотя Bateson, конечно, не был знаком с понятием параметров порядка. Интересно отметить, что Bateson намеренно описывает национальный характер набором противопоставляемых свойств, например, «властные» и «послушные». В экономике Adam Smith представил концепцию «направляющей (управляющей) руки». Эта направляющая рука, конечно, нечто иное, как параметр порядка, что можно даже показать математически. Но это требует, чтобы экономика была управляемой.

6. Конкуренция параметров порядка

Принцип конкуренции параметров порядка мы обычно иллюстрируем на примере подогреваемой жидкости, в которой бурление происходит в виде завихрений жидкости. Сначала мы имеем состояние жидкости в форме двух противоположно направленных завихрений. Каждый из этих циркулирующих паттернов управляется специфическим параметром порядка. По мере развития начального состояния, начинается конкуренция между параметрами порядка, и побеждает параметр порядка, который относится к более сильной циркуляции. Это приводит к тому, что победившее завихрение заставляет все больше жидкости циркулировать («бурлить») в этом направлении. Тем самым, после того, как один параметр порядка выиграл соревнование, он порабощает систему в целом. Другими словами, частично упорядоченная система была приведена в полностью упорядоченное состояние через этап конкуренции параметров порядка. Наше описание может легко быть обобщено на модели нескольких завихрений жидкости, циркулирующих изначально в различных (более двух) направлениях и их параметров порядка.

Конкуренция параметров порядка и упорядочивание системы за счет доминирования одного из них характерна для многих социальных и психологических процессов - таких, как общественные настроения, мода, принятие правил и обычаев или распознавание образов.

Что происходит в процессе распознавания образов? Мы утверждаем, что точно то же самое, а именно, некоторые черты лица, подобно носу и глазам, можно показать человеческому мозгу или компьютеру, чтобы определить исходное состояние этого образа. Вычисляется соответствующий параметр порядка, который конкурирует со всеми другими параметрами, выигрывает соревнование и дополняет особенности образа, заданные в начале эксперимента, другими особенностями, характеризующими образ в целом. Таким образом может быть распознано лицо и даже добавлена фамилия, если это требуется [6).

Всю процедуру можно привести в математическую форму (алгоритм). Например, если представлен ряд лиц (или других образов), возможен процесс распознавания образа, нахождения нужного лица, где часть лица представлена как вектор, сравниваемый с образцом [6] . Обратите внимание, что процесс распознавания использует все сохраненные образы одновременно. Также легко можно распознать зашумленные образы.

Изображение

Рис.3. Известная игра восприятия «Ваза или лица?»

Очевидными становятся другие возможности – например, автоматическое исправление ошибок в словах с помощью компьютера. Синергетический компьютер может также обучаться распознаванию выражения лица, и может также работать с гистерезисом (рис.1), особенно на неоднозначных образах. На рис.3 приведен известный пример неоднозначного образа – известная игра восприятия «Ваза или лица?» В одном случае распознается ваза, но постепенно восприятие изменяется и уступает восприятию двух лиц. В свою очередь, последнее восприятие далее постепенно изменяется, вновь на рисунке появляется ваза, и так далее.

7. Oт распознавания образов к познанию: принятие решений

Вернемся к идее о том, что зрительное распознавание образа может служить метафорой для понимания человеческих когнитивных способностей. Типичная проблема, встающая перед людьми – принятие решений. Мы встречаемся с ней в нашей личной ежедневной жизни, также как и в экономике и в организации кампаний. Информация относительно проблемы, по которой мы должны принять решение, как правило, неполна, а проблема часто плохо изложена в математических терминах. Очень часто требуется принять решение в конфликтной ситуации. Каждое решение влечет за собой риск. Процесс принятия решений подразумевает, что существует многоальтернативный выбор и репертуар действий. В изучении этих проблем использовались и количественные, и качественные методы и, конечно, имеется обширная литература по принятию решений. В этом разделе мы хотим по-новому посмотреть на эту проблему, проведя аналогию между принятием решений и распознаванием образа. Как правило, существует расхождение между тем, что известно и тем, что необходимо знать для принятия решения о каком-то действии. В идеальном случае известные данные совпадают с требуемыми данными. Однако, чаще всего известных данных недостаточно.

Чем мы восполняем неизвестные данные? Наша основная идея в том, что мы часто полагаемся на подобие между данной ситуацией и предыдущей ситуацией, из репертуара которых мы должны выбирать. Но поиск сходства - это как раз распознавание образа, подобно тому, как описано выше, возможно, на более высоком когнитивном уровне. Более конкретно, мы предлагаем вывести следующие аналогии между распознаванием образа и принятием решений (табл.2).

В распознавании образа, как и в принятии решений, мы можем идентифицировать единственный образ или решение, соответственно. Но в ряде случаев мы колеблемся между двумя или более образами, или между двумя или более решениями. Эти колебания, как известно, не так уж необычны в нашей повседневной жизни, и здесь мы опять можем увидеть фундаментальный механизм человеческих когнитивных способностей.

Изображение

Табл. 2. Соответствие между элементами процесса распознавания образа и принятия решений

Возникает очень важная аналогия, если вспомнить эффект гистерезиса, на который мы натолкнулись в исследованиях распознавания образа (см. рис. 1). Появление этого эффекта в принятии решений означает следующее: человек продолжает делать то, что он делал в последний раз даже при изменении обстоятельств.

Аналогию между распознаванием образа и принятием решений можно далее продолжить, если вспомнить наши компьютерные эксперименты по распознаванию картинок, составленных из нескольких лиц. Как только часть картины была распознана, наше внимание переходит на другие объекты.

В ходе принятия решения много альтернативный выбор соответствует ситуации со сложными картинками и концентрацией внимания, которая была при распознавании образа: первый выбор мы делаем на основе того, что находится в фокусе нашего внимания. Когда мы сталкиваемся с неудачей выбора, параметр внимания относительно этой попытки принимает значение ноль.

Затем мы делаем новую попытку, основанную опять?таки на концентрации нашего внимания на другом объекте, и так далее. В зависимости от нашего предыдущего опыта может существовать иерархия параметров внимания, с помощью которых осуществляются психические процессы, начиная с самого высокого уровня восприятия.

Суммируя эти идеи, мы можем сказать следующее: описанные механизмы распознавания образа могут транслироваться в подобные же механизмы принятия решений.

Это может быть выполнено не только на качественном уровне, но также количественно, на уровне компьютерных алгоритмов по аналогии с синергетическим компьютером. Совершенно очевидно, что наш анализ ни в коем случае нельзя считать полным, не меньшую важность могут иметь и другие аналитические стратегии. Здесь нужно упомянуть модели искусственного интеллекта и особенно экспертные системы. Обсуждаемая здесь проблема усложняется, когда возможные решения и объекты становятся чрезвычайно многочисленными, а принятие решений, в конечном счете – очень трудным. Мы полагаем, что эта проблема ветвления решений может быть также решена с помощью предложенного выше подхода, потому что, как и при распознавании образа, в параллельных процессах также выявляются параметры порядка.


_________________________

Список литературы

Haken Н. Синергетика, An Introduction, Springer, Berlin, 1983.

Wildgen W. Ambiguity in linguistic meaning in relation to perceptual multi-stability, in: Ambiguity in Mind and Nature, P.Kruse, M.Stadler (eds.), Springer, Berlin, 1995.

Kulin T.S. The Structure of Scientific Revolution, University of Chicago Press, Chicago, 1970.

Bateson G. Morale and national character, in civilian morale. Society tor the Psychological Study of Social Issues. Second Yearbook, ed. Goodwin Watson, Boston: Houghton, Mifflin Co. (for Reynal and Hitchcock, New York), 71, 91, 1944.

Kohonen Т. Associative Memory and Self-Organization, 2nd. ed., Springer, Berlin, 1987.

Haken H. Synergetic Computers and Cognition, Springer, Berlin, 1991.



Источник: http://spkurdyumov.narod.ru/Haken7.htm

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №4  СообщениеДобавлено: 16 май 2013, 17:39 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
СИНЕРГЕТИКА: НАЧАЛА НЕЛИНЕЙНОГО МЫШЛЕНИЯ

С.П. Курдюмов, Е.Н. Князева

Человек страстно желает увидеть свое собственное будущее, представить себе будущее человеческого рода, человеческой цивилизации. Что нас ждет? Как ориентироваться в современном сложном, чрезвычайно неустойчивом мире? Как прогнозировать общие тенденции развития сложноорганизованных социоприродных систем? На каких принципах должна строиться управленческая деятельность человека, чтобы она была эффективной, по крайней мере, имела надежду на успех? Каковы формы сближения независимых государств и крупных регионов мира? Каковы пути интеграции Запада и Востока, Севера и Юга? В каких образах мыслимо перспективное единство человечества? Как эти, так и другие вопросы, касающиеся будущего и перспектив развития сложноорганизованных систем, изучаются в русле нового научного направления - синергетики, которая, на наш взгляд, может выступить в качестве методологической основы для прогностической и управленческой деятельности в современном мире.

_____________________________________________________________________________________________________


Исследовательский инстинкт глубоко укоренен в человеческой природе. Человеку всегда было свойственно стремление превзойти самого себя, свои достижения и результаты. Человек страстно желает увидеть свое собственное будущее, представить себе будущее человеческого рода, человеческой цивилизации.

Что нас ждет? Как ориентироваться в современном сложном, чрезвычайно неустойчивом мире? Как прогнозировать общие тенденции развития сложноорганизованных социоприродных систем? На каких принципах должна строиться управленческая деятельность человека, чтобы она была эффективной, по крайней мере, имела надежду на успех? Каковы формы сближения независимых государств и крупных регионов мира? Каковы пути интеграции Запада и Востока, Севера и Юга? В каких образах мыслимо перспективное единство человечества? Как эти, так и другие вопросы, касающиеся будущего и перспектив развития сложноорганизованных систем, изучаются в русле нового научного направления - синергетики, которая, на наш взгляд, может выступить в качестве методологической основы для прогностической и управленческой деятельности в современном мире.

открыть спойлер
Синергетика ориентирована на поиск неких универсальных законов эволюции и самоорганизации сложных систем, законов эволюции открытых неравновесных систем любой природы. Футурологическая деятельность оформляется и институционно. Традиции Римского клуба широко известны. В 1990 году в Вене была создана Академия изучения будущего, в качестве ректора основателя которой выступил известный теоретик системного анализа Э. Ласло. В Лондоне в течение ряда лет издается международный журнал «Futures» («Перспективы»), который ориентирован на развитие методов и практики долгосрочных прогнозов, принятия решений и политической деятельности в отношении будущего человечества, социальной организации, экономики, технологии, политических структур.

Опыт фьючерсных исследований накоплен в Брюссельской научной школе Нобелевского лауреата И. Пригожина, в Институте теоретической физики и синергетики Г. Хакена (Штутгарт), в других научных школах, прежде всего специализирующихся в области нелинейного анализа, теории систем, теории самоорганизации (синергетики). В настоящей статье мы опираемся на многолетние исследования нескольких научных школ и в первую очередь научной школы в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН и в Институте математического моделирования РАН. В статье представлены лишь некоторые методологические и мировоззренчески важные следствия, полученные в результате философского осмысления и обобщения аналитико-математических расчетов и математического моделирования процессов в открытых нелинейных средах

Вместе с тем мы понимаем, что конкретное применение выявляемых закономерностей эволюции и самоорганизации к области экономики, политики и управления требует дополнительного изучения. С позиций синергетики, скорее, возможна критика способов управления вообще, нежели выдача новых рецептов взамен старых.
Изменение мировоззренческих ориентиров Основной урок большевизма в России состоит в том, что представление об обществе как абсолютно пластичной, податливой для управляющих воздействий среде есть опасная иллюзия. Иллюзорно представление, будто субъект социального реформаторства может выступать в качестве архитектора и скульптора общественных структур, создаваемых по определенному проекту, по необходимости корректируемому. Всегда нужно учитывать соотношение управленческих усилий власти и собственных внутренних тенденций самоорганизации общества.

Гегель в «Философии истории» писал о «хитрости разума», о неожиданном обнаружении всеобщего за частными страстями и интересами индивидов. «Во всемирной истории благодаря действиям людей вообще получаются еще и несколько иные результаты, чем те, к которым они стремятся и которых они достигают, чем те результаты, о которых они непосредственно знают и которых они желают; они добиваются удовлетворения своих интересов, но благодаря этому осуществляется еще и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится в них, но не сознавалось ими и не входило в их намерения»
Имеет место некая ирония истории. История как бы насмехается над действиями тех реформаторов, которые пытаются сконструировать в социальной среде нечто, не отвечающее ее природе, навязать среде путь эволюции без учета ее собственных внутренних эволюционных тенденций. В таких случаях общество попадает в «капкан истории», приходит к труднопоправимому кризисному состоянию. Получается нечто, подобное ситуации, выраженной А. Грибоедовым так: «Шел в комнату, попал в другую...».
Синергетика в ее нынешнем виде еще не способна строить конкретные и действенные модели выхода из кризисных ситуаций, в особенности экономических, политических, экологических. Такого рода моделирование является задачей соответствующих ученых-специалистов (экономистов, политологов, социологов, экологов). Но синергетика способствует становлению нового видения мира, если угодно, новой идеологии. Подобной идеологии, выведенной из знания законов эволюции, самоорганизации и самоуправления сложных систем, сегодня явно не хватает. Она отвечает потребностям общечеловеческого масштаба, а не просто естественно возникшим в России чаяниям найти замену утраченным идеологическим установкам.

Синергетика развеивает многие из прежних мифов, стереотипов управленческой и реформаторской деятельности.

Во-первых, становится очевидным, что сложноорганизованным социоприродным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать раскрытию их собственных тенденций развития, как выводить системы на эти пути. Важно знать законы совместной жизни природы и человечества, их коэволюции. Важно, например, понять тенденции геополитической интеграции регионов России, стран СНГ и стран мирового сообщества, происходящей по законам построения эволюционного целого.
Во-вторых, синергетика свидетельствует о том, что всякая сложно-организованная система имеет, как правило, не единственный, а множество собственных, отвечающих ее природе путей развития. Отсутствие жесткой предопределенности, наличие альтернатив сужают основу для позиции пессимизма эсхатологического толка. Укрепляется надежда на возможность выбора путей дальнейшего развития, причем таких, которые устраивали бы человека и одновременно не являлись бы разрушительными для природы. Вместе с тем. хотя путей развития может быть очень много, их количество не бесконечно. Возможны, реализуемы в данной нелинейной системе далеко не все те направления, которые представляются желательными субъекту конструкторской, реформаторской, созидательной и т. п. деятельности. Знание ограничений, того, что в принципе нельзя осуществить в данной системе, знание своего рода эволюционных правил запрета — это само по себе чрезвычайно ценное для человека знание. Человек знает, например, что нельзя изобрести вечный двигатель, черпать энергию из ничего. И тогда он уже не будет тратить материальные средства, время и собственные усилия впустую.
В-третьих, синергетика демонстрирует нам, что хаос может выступать механизмом самоорганизации и самодостраивания структур, удаления лишнего, механизмом выхода на относительно простые структуры-аттракторы эволюции

Применительно к экономике эта идея была всесторонне развита теоретиками рыночного хозяйства, прежде всего Ф. Хайеком. Он говорит о превосходстве «спонтанного расширенного человеческого порядка, создаваемого рыночной конкуренцией», над централизованным управлением . «,.Невидимую руку", о которой в свое время писал А. Смит, по мановению которой из хаоса разнонаправленных интересов и действий индивидов возникает порядок, с точки зрения Хайека, «правильнее было бы определить как невидимую или не поддающуюся непосредственному восприятию структуру (pattern)». Речь идет о том, что есть определенный спектр возможного, спектр возможных форм организации и ничего иного в качестве метастабильно устойчивого не может быть сконструировано в данной системе (среде).

Под структурами-аттракторами понимаются здесь те способы (формы) организации процессов в открытых нелинейных средах разной природы, те относительно устойчивые макросостояния, на которые выходят процессы эволюции в этих средах в результате затухания, исчезновения промежуточных, или переходных, явлений.

Можно согласиться с Хайеком в том. что разнообразие индивидов, их интересов и действий, их автономность, несовпадение друг с другом прогрессивны, выступают мощным стимулом для ускорения культурной эволюции. Но всемерно подчеркивая роль механизма спонтанного вырастания рыночного порядка из разнообразия волевых устремлений и поведенческих актов индивидов и групп, Хайек не упоминает о наличии другого, в некотором смысле противоположного, механизма эволюции. Согласно нашему пониманию законов эволюции и самоорганизации сложных систем - и в этом наше отличие от концепции Хайека, - механизмы слепого и жесткого отбора, беспощадной конкуренции и выживания сильнейших, механизмы чисто рыночного типа, не являются единственно возможными. Существует путь многократного сокращения временных затрат и материальных усилий, путь резонансного возбуждения желаемых и — что не менее важно - реализуемых на данной среде структур.

Возможен также путь направленного морфогенеза - спонтанного нарастания сложности в открытых нелинейных средах, Последний представляет собой некий аналог биологических процессов морфогенеза и «штамповки» типа редупликации ДНК.

Что касается социального управления, человечеству предстоит научиться описывать, рассчитывать оптимальные для себя и вместе с тем осуществимые «сценарии» развертывания событий и контуры грядущего. Зная будущее желательное состояние и следуя естественной тенденции самоорганизации системы, человечество в состоянии сократить время выхода на структуру-аттрактор, на будущую форму организации. Тем самым можно миновать многие зигзаги постепенного эволюционного пути, ускорить эволюцию. Это еще один мировоззренческий ориентир, задаваемый синергетикой.

Образцы нелинейного мышления

Благодаря интенсивному развитию нелинейного анализа и наших представлений о самоорганизации намечается поворот от одномерного, линейного мышления, характерного для мира классической науки, к мышлению целостному (холистическому), многомерному, нелинейному. Через синергетику обнаруживают себя тенденции сближения новейших достижений науки и традиционных образов культуры, науки Запада и древних холистических учений Востока.

Поскольку синергетика сегодня важна прежде всего своим методологическим содержанием, своими «идеологемами» в позитивном смысле этого слова, представляется целесообразным сформулировать мировоззренческие следствия синергетических исследований в самом общем виде — в виде неких образцов, принципов мышления. Это — образцы эволюционного, нелинейного, интегративчого мышления. Вплоть до настоящего времени многих пугает хаос. Ведь еще в мифологии первородный хаос уподоблялся мраку, темному Мировому океану, неразличимой пучине, всепоглощающей и зияющей бездне. Хаос мыслится как сугубо деструктивное начало мира. Кажется, что он ведет в никуда.

Довольно прочно укоренен миф о том, что единичное человеческое усилие, усилие гражданина государства или члена научного (культурного) сообщества не может иметь видимого влияния на ход процессах. Причем есть зримый образ — вихрь, например вихрь гидродинамический. Вихрь состоит из элементов среды, является частью сплошной, непрерывной среды. И вместе с тем он имеет определенную геометрическую форму, границы, как-то локализован на среде и, кроме того, может эволюционировать, передвигаться и перестраиваться в среде. истории, что деятельность отдельного человека несущественна для картины макросоциальных процессов. Синергетика раскрывает природу хаоса в его двойственности, амбивалентности. Он созидателен и разрушителен одновременно.

Синергетика показывает, когда, при каких условиях малые флуктуации, случайности могут быть существенными, действия отдельных людей могут определять становление макросоциальных образцов поведения. Это имеет место в особых состояниях социальной среды, в состояниях ее неустойчивости, когда включаются механизмы нелинейной положительной обратной связи, т. е. механизмы автокаталитического типа, быстрого, самоподстегивающегося роста. Тогда среда способна макроскопически реагировать на малые, случайные события на микроуровне. Тогда осуществляется связь макро- и микроуровней среды, микрофлуктуации могут разрастаться в макроструктуры, т. е. хаос выступает в качестве конструктивного начала.

Каким образом происходит объединение независимых структур разного уровня развития в единую сложную структуру? Хаос выступает здесь как средство усложнения организации, как средство гармонизации темпов развития различных фрагментов сложной структуры. В неолиберальных экономических моделях предполагается, что рыночный обмен продуктов труда и информации как некий аналог хаоса выполняет конструктивную роль, в том числе для синхронизации, выравнивания темпов развития стран мирового сообщества. Но в то же время известно, что сложные структуры, находящиеся на более высоких ступенях развития (как говорят математики, вблизи обострения), становятся неустойчивыми по отношению к. малым возму- щениям. Развитые структуры демонстрируют тенденции к распаду из-за влияния малых флуктуаций. Тот же хаос становится разрушающим началом.


До сих пор весьма распространено представление о том, что развитие является поступательным, не имеет альтернатив. К истории, убеждены некоторые, не применимо сослагательное наклонение. Если и были альтернативы в прошлом или таковые будут открываться в будущем, то все они — всего лишь случайные отклонения от магистрального течения, подчинены этому течению, определяемому объективными законами универсума. Все альтернативы в конечном счете сводятся, вливаются, поглощаются главным течением событий.

Синергетика приводит к осознанию глубинной необратимости развития, его многовариантности и альтернативности как в исторической ретроспективе, так и в перспективе. Это представление отнюдь не тривиально. Согласно синергетическому видению мира, альтернативы истории, разные пути развития исторических событий существуют объективно, определяются внутренними характеристиками самой социальной среды, а не просто, как принято думать, различными возможными действиями и событиями жизни людей, пусть даже исторических личностей, вождей.

Нелинейное мышление, вводимое синергетикой, - это готовность к появлению нового, к выбору из альтернатив, к неожиданному разрастанию незначительных флуктуаций в макроструктуру, а также понимание возможности ускорения темпов развития, инициирования процессов быстрого, нелинейного роста. Новое возникает в результате флуктуаций как эмерджентное, т. е. напредсказуемое и невыводимое из наличного, и в то же время новое «запрограммировано» в виде спектра возможных путей развития, спектра относительно устойчивых стуктур-аттракторов эволюции. Вновь возникающее, являясь шагом вперед, всегда оказывается
в некоторой степени и шагом назад относительно предыдущего состояния.

Нелинейное мышление есть понимание недостаточности схемы последовательной и постепенной кумулятивности в развитии. Процесс развития сочетает в себе, с одной стороны, тенденции расхождения, дивергенции, повышения разнообразия, а с другой - тенденции схождения, конвергенции, свертывания этого разнообразия, повышения избирательности, канализации развития.

Ритмические колебания, пульсации, по-видимому, характерны не только для живой, но и для неживой природы. Известны колебательные режимы в химических реакциях, например в реакции Белоусова-Жаботинского. Это — так называемые «химические» часы. Согласно одной из космологических гипотез, если скрытая масса вещества во Вселенной больше некоторой критической, то сегодняшняя стадия расширения наблюдаемой Вселенной должна смениться стадией сжатия. Развиваются представления о пульсационном развитии Земли (по многим ее эндо- и экзогенным процессам) и синхронной с ним эволюции жизни на планете. Земля то расширяется, то сжимается, как будто она дышит.

Пульсирует человеческое сердце, а равно и все живое подвержено ритмической смене состояний, смене дополнительных режимов функционирования: ассимиляции и диссимиляции, синтеза и распада, сна и бодрствования, отдыха и активной работы. В науке периодически происходят научные революции. Отдельные культурные эпохи дают нам плеяды талантов, и мы можем наблюдать феномен, названный В. Вернадским «пульсацией талантливости». Общества периодически сотрясаются социальными катаклизмами. Быть может, эту закономерность лучше выражает поэтический образ, данный М. Волошиным: «Революции - эти биения кармического сердца - идут ритмическими скачками и представляют непрерывную пульсацию катастроф и мировых переворотов».

Есть основания надеяться, что синергетика близка к выявлению некоторых подробностей механизма этих пульсаций, механизма переключений взаимодополнительных режимов функционирования сложных систем. Относительно простые и абстрактные нелинейные математические модели несут в себе глубоко содержательные, конкретные идеи. Для широкого класса математических уравнений обнаруживаются общие свойства. В их основе лежит фундаментальная модель с источником и диссипацией, т. е. модель взаимного соревнования, игры двух начал: начала, создающего неоднородности в открытой нелинейной среде, и начала, рассеивающего неоднородности. В зависимости от преобладания того или другого начала возможны два типа развития процессов в среде: волны схождения (LS-режим) и расхождения (НS-режим) интенсивно протекающего процесса.
.
Кроме того, показано, что сложные модели, описывающие бесконечномерные хаотические системы, например турбулентность, на развитых, устоявшихся, асимптотических стадиях вырождаются в простые модели. На этих стадиях системы могут быть описаны уравнениями, допускающими инвариантно-групповые решения. Иначе говоря, хотя процессы в система (средах) могут быть чрезвычайно сложными и запутанными, направления, тенденции, цели развития, структуры-аттракторы эволюции могут быть описаны относительно просто.

Один из наиболее впечатляющих результатов нелинейного анализа или, иначе, режимы с обострением, под которыми в математике понимаются такие процессы, когда величины неограниченно возрастают за конечное время (время обострения). В основе режима с обострением лежит нелинейная положительная обратная связь. Отсюда вытекает ряд мировоззренчески важных следствий. Локализация хаоса в определенной форме, возникновение структуры в LS-режиме, представляет собой аналог закона инерции в механике. С этим связано представление о существовании разных темпомиров, структур, развивающихся с разной скоростью, т. е. имеющих разные моменты обострения. и математического моделирования процессов - открытие в ИПМ имени М. В. Келдыша РАН феномена инерции тепла, локализации тепла (горения) в определенной форме, волн схождения и повышения интенсивности горения (LS-режима с обострением) в открытой среде с диссипацией энергии. Тогда как здравый смысл подсказывает нам, что тепло может только растекаться, распространяться, диффундировать по пространству, математическое моделирование открывает возможность иного хода процессов, указывает на существование в мире противоположного начала. Выдвинуто парадоксальное предположение о том, что в открытых средах с сильной нелинейностью возможно взаимное переключение волн расхождения и схождения (HS- и LS-режимов с обост-
рением), что глубоко аналогично китайскому символу инь - ян.

Удивительна возможность — хотя бы на некоторых этапах и в некотором приближении зеркального обращения хода процессов в открытых нелинейных средах, т. е. как обращения стрелы времени. Мир пульсирующий, мир, имеющий свои «ритмы жизни», подверженный периодическим колебаниям типа инь - ян, предположительно
в большей или меньшей степени — на всех уровнях его иерархической организации, такая картина мира соответствует синергетическому
видению.

Классический, традиционный подход к управлению сложными системами основывался на линейном представлении об их функционировании. Согласно этому представлению, результат внешнего управляющего воздействия есть однозначное и линейное, предсказуемое следствие приложенных усилий, что соответствует схеме: управляющее воздействие - желаемый результат. Чем больше вкладываешь энергии, тем больше будто бы и отдача.

Однако оказывается, что многие усилия бывают тщетными, «уходят в песок» или даже приносят вред, если они противостоят собственным тенденциям саморазвития сложноорганизованных систем. Можно резонансно возбуждать правильные структуры в нелинейной среде, которые почти идеальны, близки к аттракторам эволюции. Причем резонанс — это не привычное нам взаимное усиление, параллельных воздействий, движений, колебаний, а эффективность малых, но топологически правильных; воздействий.

Реформаторскую деятельность поэтому следует понимать не как произвольное сочетание и перераспределение элементов инертного социального материала по какому-то измышленному проекту, а как инициирующее возбуждение среды субъектом и последующее самовыстраивание и самодостраивание структуры (в соответствии с внутренними потенциями среды) в направлении к одному из аттракторов — базисных макросоциальных состояний.

Порядок «железный» и порядок живой «Две опасности не перестанут угрожать миру: порядок и беспорядок» —- это предупреждение, высказанное французским поэтом и мыслителем П. Валери в 1919 году, вряд ли когда-либо потеряет свою актуальность.

Действительно, общество всегда испытывает страх перед беспорядком. БОЛЬШИНСТВО российского населения сегодня пугает нарастающий социальный хаос, увеличение дезорганизованности, вызванное разрушением привычных геополитических и экономических связей. Тревожат непредсказуемость развития кризисной ситуации и то. что экономическая и политическая реформы еще не стали всецело необратимыми. Состояние хаоса в Поднебесной, народного волнения, бунта представлялось чрезвычайным, недопустимым в древних китайских государствах, управляемых по строгим предписаниям конфуцианства. Хорошо известны слова В. Гёте о том, что лучше несправедливость, чем беспорядок.

Это утверждение может быть понято так, что социальный беспорядок может породить только наихудшую несправедливость, наибольшее беззаконие. Однако не меньшую опасность для общества представляет и порядок - жесткий порядок тоталитарной общественной системы. Ибо этот порядок строится на подавлении элементарных проявлений свободы и самостийности индивидов, действий, расходящихся с жестко установленными образцами поведения. Если использовать терминологию Г. Хакена, то можно сказать, он строится на «порабощении» элементов системы «параметрами порядка», а именно — на порабощении человека надиндивидуальными структурами.


На сегодняшний день понятие «социальный порядок» недостаточно прояснено. Необходимо отойти от примитивных представлений о социальном порядке и от спекуляций вокруг этого понятия сторонников авторитаризма. Существуют порядок авторитарного общества, порядок, основанный на тотальном контроле над обществом, с одной стороны, и порядок, возникающий как следствие нестесненного осуществления процессов социальной самоорганизации и саморазвития,- с другой. Порядок на уровне макросоциального состоятия может основываться на максимальной свободе, самостийном действии, разнонаправленности интересов и их реализаций на микроуровне, т. е. на уровне индивидов. Именно последний тип социального порядка дает возможность обществу динамично функционировать и развиваться.

Теория самоорганизации показывает несостоятельность идеи о возможности полного и всеохватывающего упорядочения и контроля над социальными процессами субъектом управляющей и реформаторской деятельности. Любой социальный субъект всегда имманентен социальной системе. Всякое управляющее воздействие со стороны субъекта лишь включается в процесс социальной самоорганизации. Оно вносит определенное возмущение в социальный процесс, но никогда полностью не
подчиняет этот процесс.

Более того, включение в социальный процесс субъектного управляющего воздействия может внести дополнительную степень дисбаланса и неурегулированности в естественные связи, а также в процессы самоорганизации. Прямое организующее воздействие, даже успешное по каким-то одним выбранным показателям, может в то же время увеличивать степень дезорганизации по ряду других параметров.

Всем известно, что попытки установить всеохватную плановость экономики породили лишь ее грандиозную дезорганизацию. Большое количество актов управляющего воздействия, направленных на всеобъемлющее и целесообразное упорядочение общества, выступает само по себе в качестве дезорганизующего фактора.

Теория самоорганизации убедительно показывает, что некоторая доля хаоса, стихийности, внутренней неопределенности, выражающаяся, в частности, в рыночных механизмах,— это не зло. Напротив, это конструктивный фактор в процессах самоорганизации социальной среды. Стихия рынка, рыночный хаос, действует подобно ножу скульптора, который отсекает, убирает все лишнее, способствуя естественному выстраиванию динамично развивающейся социальной структуры.

Необходимы постоянный разброс и разнообразие элементов (подсистем), неурезанный, относительно противоречивый спектр индивидуальных и групповых интересов и действий, которые потенциально содержат в себе формы приспособления к различным вариантам будущего. Разнообразие обеспечивает гибкость системы, возможность быстро реагировать и адаптироваться к изменяющимся внешним условиям. Разнообразие элементов в системе делает ее устойчивой к многовариантному будущему.

Данный вывод не есть следование политической конъюнктуре и популярному умонастроению в социуме, как это может показаться на первый взгляд. Нам хотелось бы подчеркнуть, что за ним лежит улавливаемая еще тысячелетия назад объективная закономерность мироустройства вообще и социальной организации в частности. В подтверждение этого сошлемся на один из восточных памятников — «Го Юй», относящийся к V веку до н. э. Входящие туда тексты представляют собой одно из наиболее полных изложений конфуцианской политической теории. Много в нем звучит исключительно современно, злободневно и в то же время как нечто непреходящее.

Вот один из наиболее показательных отрывков. «Хуань-гун спросил: «Ждет ли дом Чжоу гибель?» Историограф Бо ответил: «Он уже почти на краю неизбежной гибели». В Тай-ши говорится: «Небо непременно следует тому, чего хочет народ». Ныне чжоуский ван, отстранив от себя мудрых и прославленных, благоволит к клеветникам, развратникам и невежам, ... приближает к себе порочных, глупых, дурных и упрямых, отвергает создающее гармонию и предпочитает единообразие. А ведь гармония, по существу, рождает все вещи, в то время как единообразие не приносит потомства. Уравнивание одного с помощью другого называется гармонией, благодаря гармонии все бурно растет, и все живое подчиняется ей. Если же к вещам одного рода добавлять вещи того же рода, то тогда вещь исчерпывается, от нее приходится отказываться» (выделено нами.— Авт.). Свертывание разнообразия в обществе пагубно. Единообразие не создает гармонии и нежизнеспособно.

Говоря о конструктивности рыночных механизмов, мы вовсе не хотим убедить читателя в том, что рынок является панацеей от всех бед. Напротив, мы хотим показать разные, противоречивые стороны рыночного хаоса, разные механизмы эволюции, в том числе - в некотором смысле - и альтернативы рынку. Ясно, что чисто стихийный, нерегулируемый рынок недостаточен, и требуется включение механизмов его регулирования.

Во-первых, рыночный хаос слеп. В качестве одного из путей эволюции в открытой неравновесной системе (среде) остается термодинамическая ветвь, т. е. именно то состояние теплового хаоса, к которому, согласно второму началу термодинамики, идут процессы в замкнутых системах.
Во-вторых, запустив рыночные механизмы, можно долго (в течение десятилетий) ждать спонтанного выхода на желаемые структуры-аттракторы.
В-третьих, нерегулируемый рынок слишком опасен в неустойчивом, разбалансированном мире в условиях грозящих глобальных катастроф — экологической,
биологической (СПИД), ядерной и т. д. Живой порядок самоорганизации — это порядок пульсаций, балансирования, колебаний между относительным доминированием государственного централизованного начала и стихией рынка, между кооперативностью, обобществлением собственности и ростом форм вы-
ражения автономного интереса и действия. Это следует из глубокой методологии разделения по времени двух противоположных начал мира, двух режимов развития процессов и необходимости их периодического переключения.
Иными словами, можно предположить неизбежность периодического чередования тенденций социализации экономики и социальных отношений (коллективизма, обобществления форм собственности, уравнительного распределения через социальные фонды) и их капитализации (индивидуализации), тенденций интеграции в среду, в класс, в человечество и обособления, локализации, личного интереса. На политическом уровне это может выражаться, как об этом свидетельствует история, в виде периодической смены, чередования относительного преобладания демократических и республиканских умонастроений, парламентских фракций и т. п., лейбористов и консерваторов, либералов-рыночников и этатистовтоталитаристов.

Резонансное возбуждение. Условия быстрого нелинейного роста Жесткий закон конкуренции, отбора, выживания сильнейших лежит в основе механизма выхода на устойчивые формы социальной организации. Диссипативные процессы, «выедание», затухание «ненужного», «нежизнеспособного» на хаотической основе конструктивны для вывода социальной системы (среды) на структуры-аттракторы эволюции. Так протекала в течение сотен миллионов или даже нескольких миллиардов лет биологическая эволюция. Такова многовековая история становления современных рыночных обществ Запада. Но этот путь, судя по всему, не является железной необходимостью.

Мы знаем, что для всякой сложноорганизованной системы путь эволюции, как правило, неединственен. Кроме того, мы не должны забывать о том, что живая природа научилась многократно сокращать время выхода на нужные структуры посредством матричного дублирования - ДНК. Подобный механизм для открытых нелинейных систем называется резонансным возбуждением.

В принципе, существует возможность строить формы социальной организации не методом слепого отбора, многократных проб и ошибок, не следовать постепенному и долгосрочному пути становления и развития общества рыночного типа. Иначе мы сейчас, в конце XX века, начнем повторять всю эволюцию капиталистического общества, которая протекала 400—500 лет. У нас нет этих 500 лет. Поэтому нам необходимо резонансно возбудить надлежащие формы социальной организации. Нужно свернуть в десятки, в сотни раз длительный и многотрудный путь эволюции. Колоссально сократить время перехода, разруху, духовные и материальные лишения этого периода. Миновать драматизм извилистого пути «выживания сильнейших». А для этого нужно знать, что должно быть возбуждено, какой тип структур и чего в принципе нельзя осуществить на нашей среде.

Может быть, основная ошибка в практике построения социализма состояла в том, что осуществлялась попытка построить на социальной среде нечто ей не свойственное, те структуры, к которым она еще не готова, которые не адекватны этой среде, не могут устойчиво в ней функционировать. При изменении социальной (экономической, политической) среды, по-видимому, должны меняться и спектр возможных в ней структур-аттракторов, а также формы и характер объединения простых структур в сложную систему. На новой среде могут открываться новые пути эволюции, делаться возможными новые формы объединения, новые комплексы структур. По всей вероятности, можно перестраивать социальную среду, специально готовить ее для последующего резонансного возбуждения желаемых структур. А перестроить социальную среду - значит изменить ее функционирование в каждой точке, в каждой локальной области.

Синергетика свидетельствует о том, что некоторые элементарные правила поведения в каждой ячейке среды могут определять картину ее макрозастройки. Существует глубокая связь микро- и макроуровня. Структура, например, может иметь фрактальный характер: ее часть (фрагмент) самоподобна более крупной части (фрагменту) и структуре в целом. Социальной монадой, или «атомом», является, по-видимому, человек как самостийный индивид, как гражданское лицо. Или в качестве социальной монады может выступать также семья. Изменение умонастроений и устремлений индивида и/или изменение климата в семье может вести
к изменению социально-психологического климата всего общества.

В качестве неотъемлемой части нынешнего процесса модернизации, реформирования российского общества необходимо укоренение либералистского сознания. То есть демократическая социальная система может возникнуть, если будет иметь в качестве своего базиса либерал истское сознание каждого индивида, его соответствующее отношение к государству и к другим социальным структурам. В отличие от стран Азии, в том числе бывших советских республик

Средней Азии, в которых частично сохранились остатки патриархальных и клановых отношений, для России характерна по преимуществу атомизированная и непатриархальная семья. Отсутствие патриархальности способствует развитию чувства свободы индивида в семейных отношениях. Но известен и другой, противоположный, пример —это Япония. Следование традициям, почитание своего рода, своих корней, развитое чувство семейственности и частичное перенесение коллективистских, в некотором роде семейных, отношений на свое предприятие, свою фирму - не это ли дает преимущество японцам в их экономическом соревновании с США и странами Западной Европы? Судя по всему, элементарные структуры в обществе, в частности тип организации семьи, существенно определяют характер макросоциальных процессов. Именно микроповедение людей, этические регулятивы, которым они следуют в повседневной жизни, влияют на возникающие макросоциальные структуры, на их устойчивость. Вместе с тем остается открытым вопрос о том, какого рода базовые элементы, какого рода семья в большей степени выступают в качестве стимулов для устойчивого и динамичного социального развития.

Синергетика дает — правда, пока только на математических моделях - еще одно мировоззренчески важное представление. А именно, представление о том, как можно было бы инициировать процессы ускоренного и самостимулирующегося экономического роста. Определить условия быстрого роста - одно из настоятельных требований сегодняшнего дня.

Можно сформулировать некоторые правила, соблюдение которых необ- ходимо для установления режимов с объемной нелинейной положительной обратной связью, т. е. режимов самоподстегиваюшегося развития процессов и усиления их интенсивности по всему пространству среды. Владея немногими ключевыми параметрами сложной системы и контролируя их, а также зная эти правила в общем виде, можно стимулировать бурные процессы роста, аналоги «экономического и технического чуда».

Как свидетельствует опыт уже имевших место в истории экономических скачков, для этого нужно прежде всего крупное первоначальное вливание капитала за достаточно короткое время. Таковым было, к примеру, вливание американского капитала в послевоенные годы в экономику Японии, а также, согласно известному плану Маршалла, и в экономику стран Западной Европы. Кроме того, для быстрого развития самостоятельных предприятий и фирм необходимо, чтобы скорость роста капитала была пропорциональна не первой степени капитала, а, по крайней мере, капиталу в квадрате (нелинейный рост). Тогда развитие происходит по асимптотическому закону: «бесконечность» достигается за конечное время, скажем, за несколько лет, и развитие начинает само себя поддерживать и стимулировать.

Отсюда вывод: необходимо всячески стимулировать инвестирование в производство. Государственная политика должна быть направлена на создание условий как для притока капитала со стороны, так и на активизацию собственных средств. Целесообразно, например, ограничить налог на прибыль самостоятельных предприятий и фирм, в особенности освобождать от налога ту часть прибыли, которая вкладывается в дальнейшее развитие производства, а не продается. Если постоянно уравнивать, отбирать через налоги значительную долю прибыли у самостоятельных предприятий, то никогда не произойдет выхода на режим с обострением, на собственный путь развития экономической среды. Чтобы наладить процесс устойчивого и быстрого экономического саморазвития, не надо бояться усиления нелинейностей, неоднородностей на уровне экономического развития различных предприятий. Ибо при определенной степени связи, при определенной топологии взаимодействия, в принципе, возможно гармонизировать и объединить в одну систему части, сильно рассогласованные, объекты с различной степенью развития.

Таким образом, согласно новому пониманию механизмов самоорганизации и эволюции сложных систем - и в этом основное наше расхождение со взглядами Ф. Хайека,— в качестве альтернативы и дополнения к рынку могут выступать резонансное возбуждение структур и инициирование процессов бурного, нелинейного роста. Нетривиальным, конструктивным для понимания эволюции сложных социальных систем является здесь следующее.

Во-первых, в среде потенциально содержатся определенные архитектуры структур, и лишь соответствующее этой архитектуре воздействие имеет надежду на успех. Для другой среды, для среды с другими характерными макропараметрами, это будет другая архитектура, а стало быть, и другие способы ее резонансного возбуждения.
Во-вторых, синергетика показывает, что существует необычный эффект: не величина воздействия, а его распределение, пространственная и временная организации требуются для эффективного управления.
В-третьих, для инициирования процессов бурного, ускоренного роста необходимо включение механизмов нелинейной положительной обратной связи,
приводящих к режимам с обострением. Быстрое развитие - это не экспоненциальный рост, а рост в режиме с обострением, когда величины неограниченно возрастают за конечное время. Это - необходимое, хотя еще не достаточное, условие для создания феномена типа «экономического чуда».

На пути к единению

Еще древние говорили, что мир идет к единству. Он идет к некой сверхорганизации или суперорганизму. Быть может, синергетические принципы построения эволюционирующего мира позволят нам понять, как, какими путями мир идет к единству. Синергетика вводит новый принцип соединения частей в целое — установление общего темпа развития в объединяемых частях. Кроме того, при создании топологически правильной организации из более простых структур (при определенной степени взаимодействия структур и при определенной симметрии архитектуры создаваемой единой структуры) осуществляется выход на новый, более высокий уровень иерархической организации, т. е. делается шаг в направлении к сверхорганизации.

Тем самым ускоряется развитие той структуры, которая интегрируется в сложную.

Возможно, эти тенденции проявляются в интеграции, характерной для страны Европейского Экономического Сообщества. В настоящее время укрепляются и связи России с Западом. Но в то же время мы являемся свидетелями процессов постепенного распада многовековой империи, национально-государственной дифференциации, самоопределения наций и их национального обособления. Внутри России ныне проявляют себя тенденции к выделению, обособлению крупных экономических регионов, таких как Европейская Россия, Сибирь, Дальний Восток. Стремление регионов к обособлению имеет прежде всего экономическую и геополитическую основы.

Подобно тому как в определенной мере закономерно обусловлен процесс дифференциации России на крупные геополитические целостности и укрепление их экономического суверенитета, в перспективе неизбежна и «сборка» новой федерации, связанная с макропереструктурированием регионов России. Причем вовсе не обязательно эта «сборка» будет происходить из тех же самых элементов. Распавшиеся структуры могут объединиться по-новому, более эффективно, более адекватно собственным тенденциям самоструктурализации социальной среды.

Из теории самоорганизации следует, что открытые системы с сильной нелинейностью, скорее всего, пульсируют. Они подвержены естественным колебаниям развития: тенденции дифференциации сменяются интеграцией, разбегание — сближением, ослабление связей — их усилением. По-видимому, мир идет к единству не монотонно, а через пульсации, посредством чередования распадов (хотя бы частичных) и все более мощных объединений.

Кроме надежды, что процесс распада сложной системы не исключает возможности дальнейшего объединения, синергетическое видение несет еще и нечто более конструктивное.

Во-первых, дело в том, чтобы сократить время выхода на нужные структуры. Это та же самая, обсуждаемая выше идея убыстрения эволюции посредством резонансного возбуждения.
Во-вторых, относительно перспективы объединения синергетика говорит, что существуют законы архитектурно правильного объединения структур разного возраста, т. е. структур, находящихся на разных стадиях развития, в гармоническое целое. Существуют оптимум объединения, мера связи частей в целое.
Каков путь объединения? Прежде всего на основе понимания механизма переключения противоположных режимов, режимов интеграции и дезинтеграции, дифференциации частей, можно сказать, что возобновление связей, вероятно, произойдет на основе прежних прерванных каналов, будет иметь место «растекание по старым следам».

На начальной стадии становления сложной структуры важна топологически правильная ее организация. При интегрировании структур разного возраста в сложную структуру по законам нелинейного синтеза имеет место дефект мощности (или дефект энергии), т. е. экономия энергии и всяческих затрат. Начальная стадия объединения, казалось бы, ослабляет ход развертывания процессов в открытой нелинейной среде.

Однако сама топологически правильная организация структур приводит к тому, что приближается момент обострения, момент максимальног развития структуры. Во всей объединенной области устанавливается новый, более высокий темп развития. Целое развивается быстрее составляющих его частей. Выгоднее развиваться вместе, ибо это приводит к экономии материальных (в частности энергетических), духовных и иных затрат.

Применительно к рассматриваемой проблеме можно сделать вывод о том, что объединенный, надлежаще построенный рынок ускоряет развитие входящих в него суверенных государств. Поэтому путь создания новой федерации в России и шире - путь все большей интеграции независимых государств в мировое сообщество в известной мере предопределен.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №5  СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 08:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИИ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ


Интервью И. Москалева с Клаусом Майнцером - директором Академии им. Карла фон Линде, заведующим кафедрой философии науки Технического университета Мюнхена, президентом Немецкого общества сложных систем и нелинейной динамики.

Мир становится все сложнее. Сегодня исследовательские и инновационные проекты выходят за рамки классических дисциплин, например, физики, химии, биологии или техники. Наши дети и молодежь должны быть подготовлены к нелинейному и сложному миру. Они должны его воспринимать. Изучение «эффекта бабочки» ни в коем случае не позволяет людям быть боязливыми и апатичными: «О Боже, нам вообще ничего нельзя сделать, а то могут произойти катастрофы!». Это было бы абсолютно неверно. Напротив, необходимо, чтобы люди учились мыслить, действовать и вести хозяйственную деятельность в соответствии с принципами устойчивого развития, т.е. мы должны учитывать разнообразные последствия нашей деятельности. Восприятие сложности и идеи устойчивого развития должно войти в плоть и кровь людей. Это является важной предпосылкой системы образования и воспитания в будущем

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Клаус Майнцер - Доктор философских наук, Директор Академии им. Карла фон Линде и заведующий кафедрой философии науки Технического университета Мюнхена, президент Немецкого общества сложных систем и нелинейной динамики. Член ряда престижных международных научных организаций Германии, Швейцарии, США. Один из крупнейших в мире специалистов в области теории сложности, теории хаоса, теории познания и искусственного интеллектаю В 2009 г. в Росии вышла книга «Сложносистемное мышление» - перевод издания " Thinking in Complexity . The Computational Dynamics of Matter , Mind , and Mankind ", выдержавшей 5 изданий в Германии с 1994 по 2007 гг. и переведенной на китайский, японский и польский языкию Автор более 20 монографий, в том числе таких получивших широкую известность книг, как "Сложность" (2008), "Творческая случайность. Как в мире возникает новое?" (2007), "Симметрия и сложность. Дух и красота нелинейной науки" (2005), "Философия компьютера" (2003), "Искусственный интеллект. Основы работы разумных систем" (2003).

Москалев Игорь Евгеньевич - кандидат философских наук, заместитель заведующего кафедрой управления социальными экологическими системами Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

открыть спойлер
- Уважаемый профессор Майнцер, Вы пишите о непрерывном усложнении нашего мира, о том, что сложность и нелинейность являются наиболее замечательными свойствами эволюции материи, разума и человеческого общества. Действительно, все сложней становится современная техника, на рынке появляются новые товары и услуги. Однако для того, чтобы пользоваться современным компьютером, совсем не обязательно владеть языками программирования. Водить автомобиль можно, и не зная формулировок физических законов. Так все-таки усложняется ли современный социум или наоборот упрощается (примитивизируется), концентрируя интеллект и капитал в определенных узкопрофессиональных сферах?

- Действительно , мир становится все сложнее . Это связано с усложнением наших инструментов. Раньше обществу служили простейшие машины. Представьте себе рычаг и подъемные блоки времен Античности и Средневековья. В эпоху Нового времени технические устройства становятся еще более сложными . Если ранее машины основывались только на законах статики, то теперь к ним добавляются динамические законы механики. Подумайте, например, о точных часовых механизмах XVII - XVIII веков как первых примерах технических автоматов. В XIX веке возникло учение о теплоте (термодинамика), которое привело к появлению паровых машин. Процесс Карно, связанный с превращением тепловой энергии в движение, вдохновил инженеров на создание машин, близких к идеальной. Это развитие привело к появлению в конце XIX века двигателей внутреннего сгорания Дизеля и Отто, что позволило механизировать общество.

С появлением машин и моторов общество стало сложнее и разнообразнее. Индустриальное общество пришло на смену аграрному. В России этот процесс политически связан с Октябрьской революцией. Однако с нарастающей сложностью технологии становятся все менее доступными для понимания отдельному человеку. Уже паровая машина является достаточно мудреным устройством. Я даже не берусь предположить, сколько современных школьников не способны их понять.

Имеются в виду принципы, лежащие в основе этой техники. Такие физические законы как закон сохранения энергии или второе начало термодинамики. Вообще вся техническая термодинамика и двигатели внутреннего сгорания. Люди едва успевают обучаться обслуживанию этих машин. Подумайте, например, о многих водителях, которые управляют автомобилями. Лишь немногие разбираются в технических процессах. Также и закон рычага – гениальное изобретение античности – многие использовали, но лишь такие, как великий Архимед, понимали его принцип действия.

В этом смысле знание, которое стоит за техническим и цивилизационным развитием, постоянно усложняется. Тем не менее, люди всегда могли к нему приспособиться. Причина в том, что обслуживание технических систем всегда было настолько простым, насколько это было возможно сделать. Это является главным условием для восприятия техники человеком.

Сегодня у нас есть Интернет и компьютер. Каждый может читать необходимые иконки на экране. По сути это язык зрительных образов, который можно выучить посредством определенных стимулов и реакций. С его помощью можно использовать технические приборы, не разбираясь в сложных компьютерных программах.

Мы убеждены в том, что обслуживание технологии должно быть организовано как можно проще, хотя стоящие за этим системы становятся все сложней. Мы доверяем небывало сложной машинерии, на которой держится наше общество. Это касается не только техники, о которой я сейчас говорил, но также социальных и экономических систем.

Как и для технических систем, мы можем рассмотреть историю развития систем социальных и экономических. Начиная с возникновения в Античности и в эпоху Средневековья простых обществ, основанных на обмене, затем раннего капитализма эпохи Ренессанса. Параллельно с этим развивается естествознание и техника. (Вспомните, например, Галилея и Леонардо да Винчи). С ранним капитализмом в математике появляется процентное исчисление, теория математических последовательностей, рядов и сходимости, которая особенно тесно связана с понятием «ускорение» в механике.

С банковским миром возникает сложная экономическая машина, которая ведет к таким экономическим инновациям, как страхование, биржевая деятельность и финансовые рынки. Экономическая машина связана с развитием все усложняющейся социальной системы. Подумайте о системе управления нашим обществом, в которой в одиночку вообще нельзя разобраться. Мы вынуждены ей доверять. Но для того чтобы целое было нам подвластно, уровень управления социальной системой должен быть организован предельно просто.

Правда удается это нам не всегда. В среднем люди сегодня не умнее и не глупее, чем раньше. IQ выводится из среднестатистического распределения в соответствии с кривой Гаусса. Можно предположить, что по биологическим основаниям распределение умственных способностей на протяжении нескольких поколений остается постоянными. И если это так, то уровень обслуживания и управления техническими, экономическими и социальными системами должен оставаться простым. Как и раньше, лишь немногие будут иметь представление о сложном механизме нашей социальной, экономической и технической системы.

Уже Макс Вебер говорил о том, что мир труда стал настолько разнообразным, что все мы работаем в рамках своих узкопрофессиональных специализаций. В то же время в повседневной жизни эти системы должны оставаться общедоступными. Если я как профессор университета специализируюсь в одной области, то в другой являюсь дилетантом. Я это замечаю каждый раз при заполнении налоговой декларации – что в Германии является довольно трудной задачей, практически не решаемой без специальных консультантов. При этом в демократическом обществе данная система социального обслуживания должна быть доступна как для уборщицы, так и для профессора.

– Сложные системы способны к самоорганизации – рождению порядка из хаоса. В то же время, усложняясь, мир становится все более хрупким. Как Вы считаете , возможно ли достижение предела сложности ?

– Да. Прежде всего, существуют границы сложности в математическом смысле, т.е. границы сложности можно определить математически. Здесь подразумеваются границы логической вычислимости. Они связаны, например, с теоремой Гёделя о неполноте, доказывающей, что формальные системы, в которых можно определить основные арифметические понятия, принципиально не полны. Тем самым, подразумевается, что они охватывают не всю истину: всегда есть утверждение, истинность которого не может быть определена с помощью формальных алгоритмов (в том числе, компьютерных программ).

Таким образом, всегда есть «слепые пятна», которые такая формальная система не может описать. Эта великая мысль, была доказана Гёделем математически. Однако в принципе человек может такие формальные системы расширить настолько, что они будут описывать известные «слепые пятна». Однако и в расширенной системе снова появятся «слепые пятна», которые можно будет описать в еще более расширенной формальной системе и т.д.

Мы можем предлагать все более строгие и подробные формализмы, как, например, в информатике, однако принципиально невозможно создать супермашину, способную определить всю истину. Мы будем вынуждены постоянно совершенствовать наши машины, но никогда не получим супермашину.

Это ведет нас к другой принципиальной границе – границе предсказательной силы теорий. Принципиально невозможно сделать долгосрочный прогноз развития системы, которая обладает свойством универсальной вычислимости . В этом есть нечто фундаментальное. «Принципильно» означает здесь, что мы не можем создать такой суперкомпьютер, который бы позволил сделать нам эти предсказания.

Универсальной вычислимостью обладают универсальные машины, которые способны моделировать любые машины и алгоритмы. В принципе, каждый офисный компьютер в какой-то мере представляет такую машину, поскольку на нем могут быть запущены различные компьютерные программы. В этом отношении каждый компьютер выполняет то же, что, по меньшей мере, могла бы выполнять универсальная машина. Разумеется, универсальные машины представляют некоторый идеальный логико-математический концепт в отличие от наших реальных компьютеров с конечной памятью и ограниченным ресурсом работы.

Логико-математический концепт идеальной машины восходит к британскому логику Алану Тьюрингу. Поэтому сегодня говорят об универсальной машине Тьюринга. Если некоторая машина обладает свойством универсальной вычислимости, то невозможно предсказать результаты ее развития. Основанием является знаменитая «проблема остановки» Тьюринга. Не существует алгоритма, с помощью которого компьютерная программа могла бы решить остановится ли она после некоторого числа шагов, закончив вычисления, или будет продолжать работать и процесс вычисления не закончится. Если бы можно было сделать долгосрочный прогноз развития системы методами универсального вычисления, то можно было бы также предсказать, прекратится ли развитие системы. Поскольку речь идет об универсальной системе, которую может смоделировать любая компьютерная программа, то была бы решаема проблема остановки и для любой компьютерной программы – вопреки выводу Тьюринга.

Это предел нашей способности познания. Этот вывод просто гениален с точки зрения философии и математической логики. Это величайшее открытие XX века, которое можно сравнить только с теорией относительности и квантовой механикой. В отличие от физики этот вывод был получен посредством простого размышления.

Свойство универсальной вычислимости не столь необычно, как может показаться. Недавно мы с моим коллегой сумели доказать, что этим свойством обладают даже относительно простые системы. Примером являются так называемые клеточные автоматы, открытие которых связано с именами Дж. фон Неймана и Конрада Цузе – пионеров компьютерных технологий . Принцип работы клеточных автоматов настолько прост, что его может понять даже ребенок. Представьте себе клеточное поле как на шахматной доске. Каждую клетку будем рассматривать в качестве элементарного автомата, который способен менять свое состояние (например, принимать черный или белый цвет). Простые правила определяют то, как конкретный автомат (клетка) будет менять свое состояние (т. е. свой цвет) в зависимости от состояний своих соседей (других клеток). В результате совместного выполнения этих правил с течением времени возникает цветной узор, который может напоминать рост многоклеточных организмов, например, морских кораллов.

Отдельные правила совсем просты. Например, если у одной клетки 4 соседние клетки черного цвета, то эта клетка должна стать белой. Коллективное применение данного правила в некоторых случаях может привести к очень сложным структурам, и их развитие непредсказуемо. Они обладают свойством универсальной вычислимости. В этом случае долгосрочное прогнозирование принципиально невозможно по логико-математическим основаниям. Практически, если бы многочисленные клетки головного мозга обладали свойствами универсальной вычислимости, то их динамика была бы также непредсказуема.

Здесь возникают границы предсказуемости, которые следуют из теории хаоса и теории сложных систем. Хаотические системы (например, неустойчивая погода) чувствительны к малейшим изменениям начальных условий («эффект бабочки»). Системы с незначительно различающимися начальными условиями вначале ведут себя схожим образом. Затем начинает экспоненциально нарастать вычислительная емкость, что практически исключает возможность дальнейшего прогнозирования. Поэтому прогноз погоды можно делать только на ближайшие 2-3 дня.

В теории сложных динамических систем указываются точные границы сложности для возможных прогнозов, что демонстрируют модели динамических систем в природе, экономике и обществе. Эти проблемы я рассматриваю в своей книге о сложных системах, которая была переведена на русский язык. Непредсказуемость всегда также означает ограничение возможностей управления. (Представьте себе, например, сложность нашего мозга). Поэтому подобные рассуждения имеют не только теоретическое, но и огромное практическое значение.

– Как тогда, по Вашему мнению, система образования может учитывать возрастающую сложность? Должен ли реформироваться университет? В правильном ли направлении идут изменения? Как Вы оцениваете современные реформы, например, Болонский процесс?

– Мы должны сегодня готовить наших детей и нашу молодежь к сложному миру. Это, конечно, не означает, что сегодня людям требуется больший объем мозга для хранения все большего количества знаний. Если наши интеллектуальные способности статистически имеют такое же распределение, как и у предыдущих поколений, то все зависит от того, что именно мы изучаем и как мы изучаем. Раньше многие способные люди лишь в силу своего социального статуса были вынуждены заниматься простым неквалифицированным трудом. При сегодняшних возможностях получения образования они могли бы стать врачами, инженерами и менеджерами. Таким образом, все зависит от того, как мы используем наш интеллект. Поскольку и сегодня существуют естественные границы для получения знаний (в том числе и для способных людей), то люди изучают лишь самое важное в различных дисциплинах. Поэтому мы должны крайне внимательно следить за тем, что мы прививаем нашим детям и ученикам.

Процесс обучения связан со сложностью. Я уже упоминал о механике, которая была основой науки XVIII - XIX вв . В основе самой механики лежи т принцип каузальной причинности, согласно которому каждое действие имеет одну единственную причину. В философии познания XVIII - XIX вв. каузальное мышление было на переднем плане. Однако в эпоху сложных систем классическая каузальная схема изменяется .

В классическом понимании причина и следствие всегда пропорциональны: Малая причина (например, толчок маятника) ведет к маленькому действию. Но это верно, когда взаимодействуют только два фактора. Математически это описывается легко решаемыми линейными уравнениями. В сложном мире со многими взаимодействиями причина и следствие перестают быть пропорциональными. Если во время прогулки по лесу в жаркую сухую погоду кто-то бездумно выбросит окурок, то это может вызвать пожар, от которого пострадают жители миллионного города.

Другой пример, это недавний экономический кризис. Он возник из небольшого конфликта на рынке ценных бумаг на восточном побережье Северной Америки. Многие банки слишком легко раздавали кредиты клиентам, не обладающим достаточным собственным капиталом. Эти кредиты шли на покупку ценных бумаг, которые были объектом рыночных спекуляций. Когда в конце концов все рухнуло, то благодаря глобализации банковской системы случился «эффект бабочки», который ввел банки всего мира в штопор. Например, Банк Баварии также испытал большие трудности. Это типично для нелинейных сложных систем.

Или вернемся к системе образования. Наши дети и молодежь должны быть подготовлены к этому нелинейному и сложному миру. Они должны его воспринимать. Изучение «эффекта бабочки» ни в коем случае не позволяет людям быть боязливыми и апатичными: «О Боже, нам вообще ничего нельзя сделать, а то могут произойти катастрофы!». Это было бы абсолютно неверно. Напротив, необходимо, чтобы люди учились мыслить, действовать и вести хозяйственную деятельность в соответствии с принципами устойчивого развития ( englisch : sustainable development ), т.е. мы должны учитывать разнообразные последствия нашей деятельности.

Идея устойчивого развития непосредственно связана со сложностью и нелинейностью. Принцип устойчивости развития возник в сельском хозяйстве как требование использовать такое количество ресурсов (например, древесины), какое может быть снова выращено (например, в качестве лесных посадок). Однако идея у стойчивости развития может быть перенесена и в экономику, и в технику. Сегодня, рассматривая какую-то проблему, мы думаем о ее сложных взаимосвязях, включая вопросы этики и ответственности.

Приведу один пример. Я участвую в про екте автомобильного концерна BMW. Проект посвящен устойчивому развитию и внедрению идей теории сложности в систему образования. Прежде всего, речь идет о подготовке руководящих кадров. Руководители в экономике, политике и государственном управлении должны быть готовы к сложности, нелинейности и к обеспечению устойчивого развития. Это целое отдельное направление концерна BMW , поскольку в будущем автомобильная продукция должна учитывать сложные взаимосвязи факторов внешней среды, экологии, энергетики и наших взглядов на жизнь.

Но речь здесь идет не только о руководящих кадрах. Это понимание университет должен пробуждать уже у студентов , т.е. у будущих инженеров, экономистов, ученых естественнонаучного профиля и у «гуманитариев», преподавателей и врачей. Примечательным в программе BMW является то, что идея устойчивого развития должна быть внедрена даже в школы и детские сады. Восприятие сложности и идеи устойчивого развития должно войти в плоть и кровь людей. Это является важной предпосылкой системы образования и воспитания в будущем.

В ЕС в системе университетского образования действуют критерии болонского процесса, согласно которым студенты должны наравне со своей основной специальностью получать также определенные кредиты в междисциплинарных областях знания. Предлагаемые междисциплинарные курсы посвящены вопросам методов и теории познания, которые выходят за рамки их собственной специальности. На этих занятиях студентов побуждают изучать методологические основания других дисциплин и сопоставлять с собственной специальностью.

Эт о имеет практическое значение, так как сегодня исследовательские и инновационные проекты выходят за рамки классических дисциплин, например, физики, химии, биологии или техники. Возьмем, например, тему энергии. Тема энергии сегодня не является исключительно предметом физики. Это также проблема экономики и экологии. Она связана с рынком труда, социальными и политическими вопросами.

Инновации тоже выходят за рамки узкопрофессиональных сфер. Например, инновации в окружающей среде. Проблемы окружающей среды и экологии являются сегодня не только предметом биологии, но затрагивают также экономику и социальные вопросы.

На этих принципах должна быть основана система образования. Поэтому междисциплинарные подходы имеют здесь ключевое значение.

– Профессор Майнцер, расскажите, пожалуйста, в этой связи об опыте Академии им. Карла фон Линде при Техническом университете города Мюнхена, директором которой Вы являетесь.

Задачей Академии им. Карл фон Линде является разработка междисциплинарных курсов для всех дисциплин, преподаваемых в Техническом университете Мюнхена.

С начала XX века в соответствии с идеями М.Вебера профессиональное образование становится все более специализированным. Однако этого становится не достаточно в современном сложном мире. Технический университет Мюнхена готовит, прежде всего, специалистов инженерно-технической сферы. По причине своего узкоспециализированного образования инженеры и ученые до сих пор не были подготовлены к управленческой деятельности. Сегодня руководство и управление необходимо на всех уровнях промышленного предприятия. Поэтому возникает потребность в дополнительном образовании. Дополнительное образование касается социально-коммуникативных навыков, вопросов этики, ответственности. Инженер – это не шестеренка в механизме предприятия, а тот, кто определяет технический процесс и еще несет ответственность.

Поскольку мы ж ивем в техногенной ци вилизации, то инженеры и естествоиспытатели, прежде всего, обращают внимание на сложность естественнонаучных и технических взаимосвязей. Они должны понимать сложные процессы в техническом мире также как и врачи, разбирающиеся в сложном организме. Руководство людьми и менеджмент требуют других компетенций и способностей по сравнению с техническим планированием и конструированием. Эти социогуманитарные знания могут и должны приобретать студенты всех специальностей. Юристы, экономисты и социологи традиционно были более подготовлены к решению управленческих задач, так как в процессе своего профессионального обучения они осваивали необходимые коммуникативные и социальные навыки.

Так быть ни в коем случае не должно. По моему опыту, студенты, обучающиеся по инженерно-техническим и естественнонаучным специальностям, на много раньше и чаще начинают свободно общаться по своим темам и делать презентации. Гуманитарии же, напротив, обычно читают заранее подготовленные рукописи, так как придают большое значение устным формулировкам. Ученые естественники и инженеры исходят из того, что для понимания проблемы ее необходимо формулировать просто и представить на модели или чертеже. Письменное же описание у них вызывает затруднения.

В образовании самое главное — это определить естественные способности учащихся и мотивировать их на решение междисциплинарных вопросов. Так мы должны мотивировать инженеров связывать технические процессы с решением задач управления, пониманием бизнес- процессов и умением строить взаимоотношения на предприятии. На основе этого студенты должны научиться принимать стратегические решения и работать в команде. Это и есть настоящее руководство !

Именно этому учат в Академии им . Карла фон Линде. Концепция, которая у нас играет важную роль называется „Leading Engineer“ или „Lead.ing.“ (Это игра слов. английское „ leading “ – лидерство и немецкое сокращение „Ing.“ слова Ingenieur – инженер ). Таким образом получается ведущий инж енер или инженер-руководитель. В немецкой индустриальной культуре это хорошо укоренилось. Особенно в машиностроении. Да, можно с уверенностью сказать, что образ немецкой экономики традиционно определялся машиностроением и электротехникой. И по сей день машиностроение и электротехника играют главную роль в экспорте Германии. Эти отрасли производства считаются мотором немецкой экономики .

Если человек получил инженерное образование в этих областях, то он обладает существенно большим пониманием состояния дел и потребностей фирмы, чем менеджер из другой сферы. Наш экономический кризис кроме всего прочего был связан с тем, что фирмами руководили наемные менеджеры. Эти менеджеры не имели никакого отношения к продукту и отрасли (например, машиностроению, электротехнике). Как менеджеры они ориентировались в большей мере на краткосрочный заработок. Получив крупные гонорары и отступные, они переходили на другие фирмы независимо от их результатов. Это менеджмент , который не связан с устойчивым развитием фирмы .

Человек ненадолго приходит в качестве наемного менеджера, зачастую из другой профессиональной сферы, хорошо зарабатывает и перепрыгивает на новое место работы. Такой менеджер не чувствует никакой ответственности за предприятие. Ответственность предполагает, что человек идентифицирует себя с организацией и имеет представление о ее продукте. Только в таком случае возможен долгосрочный, устойчивый успех. В этом состоит идея „Lead.ing“. Успех, традиция и история немецкой промышленности связаны с тем, что люди, работающие на этих предприятиях, идентифицировали себя через эту индустриальную культуру и несли ответственность.

Примером может служить изобретатель холодильного оборудования Карл фон Линде (1842-1934), именем которого названа наша Академия. Изначально он работал профессором Технического университете г. Мюнхена и преподавал машиностроение. В конце XIX в. он основал фирму, которая и сегодня существует под названием „ Linde Group “. Одним из его учеников был Рудольф Дизель (1858-1913) – изобретатель двигателя. Он также основал фирму по производству моторов, которая существует и сегодня под названием MAN . Линде и Дизель были изобретателями, преподавателями и предпринимателями, которые идентифицировали себя со своим предприятием, знали свой продукт и несли ответственность. Я думаю, что концепт „Lead.ing.“ в будущем будет иметь ключевое значение для успешного и устойчивого развития индустриальной культуры.

– Смыслы и ценности – это параметры порядка самого высокого уровня, определяющие целостность социальной системы. В эпоху глобальных трансформаций затрагивается именно эта сфера. Работая со студентами TU M u nchen , как основными субъектами общества будущего, какие основные черты этого поколения Вы могли бы отметить? Какие параметры порядка определяют эту среду?

– Я знаком с различными поколениями – во-первых, это мое собственное поколение, затем, поколение моих родителей, бабушек и дедушек, наконец, как преподаватель университета, я работаю с различными поколениями студентов. Мой опыт связан, прежде всего, с Германией. Хотя возможно, в какой-то мере, он касается вообще всей западной культуры и, наверное, даже России, но об этом лучше судить Вам. Моим первым наблюдением было поколение моих родителей в послевоенной Германии 1950-х. Послевоенное поколение Германии не сильно интересовалось политикой. Ведущий западно-германский социолог Хельмут Шельски в то время написал книгу «Скептическое поколение». Это было связано с шоком от периода нацизма, когда общество было полностью политизировано. В то время маятник качнулся в сторону «скептического поколения». Люди стали аполитичными и устремились в переустройство и экономику.

Коньюктура и экономический рост были силами интеграции западногерманского общества. Действительно, пришло так называемое экономическое чудо социально ориентированного рыночного хозяйства. Многие люди были полностью заняты тем, что создавали свое скромное состояние. Это касается и моих родителей. Они недавно умерли. Им было за 80. Я часто размышля ю об их жизни. В юности они застали нацизм и войну. Они хотели все это забыть как можно скорее. Они больше ничего об этом не хотели слышать и были полностью сосредоточены на восстановлении хозяйства и профессиональной карьере.

Затем пришло мое поколение . Маятник качнулся в обратную сторону. Поколение студентов 1960-х и начала 1970-х было сильно политизировано. Они, например, хотели понять, что произошло в Германии во времена так называемого Третьего Рейха, в период нацизма. Как могли происходить все эти зверства! Родители и более старшее поколение должны быть привлечены к ответственности! Система образования в университете критиковалась как устаревшая. Они хотели изменить мир и критиковали капитализм. Это было типично для данного идеологизированного поколения .

Если рассмотреть экономическое развитие того времени, то здесь впервые начинается некоторое снижение темпов роста. Нельзя непрерывно расти. Процессы развития, подобные западной Германии в 1950-е годы мы наблюдаем сегодня в Китае. В Китае сейчас неслыханный рост и все сконцентрировано на экономике. Экономический рост стоит на переднем плане. Прекращается рост и возникает первый провал, возникает осознание кризиса. Я нахожу интересным то , как коррелируют оба эти фактора .

В 1970-е государство зачастую реагировало в соответствии со сложившейся ко нъюнктурой, стремясь достичь глобального управления экономикой в смыс ле Кейнса. Много средств было вложено в строительство новых университетов. На моей родине в Северной Рейн Вестфалии практически каждый крупный город получил по университету. Как, например, Бохум, Дюйсбург, Дортмунд, Билефелд и др. Создавалось много новых кафедр и даже не хватало профессоров, чтобы их занять – неудовлетворенный спрос в образовании . Это были 1970- е .

В 1980-е гг. все стало уже труднее. Я это заметил сам по своей собственной карьере. Стало все сложнее получить место в университете. Усилилось экономическое давление на студентов последующих поколений. Студенты начали все сильней концентрироваться на заработке. Идеологическая ориентация стала спадать. Особенно с 1990-х годов, с устранением и деологической блокады в конфликте между Востоком и Западом.

Сегодня мы имеем ситуацию, при которой молодежь рассматривает университет только как место получения образования, чтобы затем как можно скорее найти хорошо оплачиваемую работу. В этом тоже есть определенная опасность. В мои студенческие годы университет еще имел репутацию места, где обсуждаются и дискутируются вопросы, важные для всего человечества. Местом, где обучают гуман изму, как представлял это Гумбольдт. Проще говоря, интеллигенция сегодня идет в у ниверситет не для того, чтобы сформироваться там как личность в смысле Гумбольдта. Благодаря обучению в университете сегодня хотят получить, прежде всего, высокооплачиваемую и престижную работу. Сам же университет не может предложить такую заработную плату. Есть большая опасность того, что наша интеллигенция из университета переместится в экономику. Для молодых академиков, ориентированных на исследовательскую деятельность, там также найдется интересная работа. Например, такие большие фирмы как Bayer или Siemens, имеют свои исследовательские лаборатории.

Для научно-исследовательской деятельности это означает, что фундаментальные исследования уходят на второй план. Их место занимают прикладные исследования, ориентированные на конкретные продукты. С точки зрения университета в этом, конечно, есть опасность. Если мы рассмотрим историю развития науки начала XX в., то это было время фундаментальных исследований, особенно в физике и химии со многими знаменитыми именами Нобелевских лауреатов. Тогда были намечены приоритетные направления исследований XX столетия. Сегодня мы имеем исследования узко специализированные и зачастую ориентированные на конкретный продукт. Исследования, нацеленные на то, как из открытия или изобретения сделать рыночный продукт, превратить инновацию в деньги и прибыль. Именно так сегодня думают многие студенты технического университета. Если кто-то сегод ня ориентирован на исследования, то он должен также определить конкретные возможности применения своих результатов. И здесь не следует все сводить лишь к получению прибыли. С этой установкой могут быть также связаны большие возможности для будущего всего человечества. У поколения, которое так прагматично и практично есть шансы преодолеть неотложные проблемы. Подумайте, например, о таких болезнях, как рак. Я могу заниматься биохимией, чтобы прояснить химические основы жизни. Но я также могу заниматься биохимией, чтобы получить лекарства против рака. Есл и так будут мыслить многие способные и одаренные исследователи, то шансов достичь прогресса в этой области будет больше. То же относится и к исследованиям в области окружающей среды и энергетики. Эта ориентация современной молодежи на практику типична для нашего времени.

– Здесь все будет зависеть от поставленных целей. Однако для того, чтобы ставить правильные цели, человек должен находиться на более высоком уровне понимания. Для этого необходимо иметь не только практичный склад ума, но и обладать философской рефлексией. Человек должен понимать смысл своей деятельности, предвидеть возможные последствия, ответственно относиться к будущему.

Это, конечно, совершенно верно. Но я хотел обратить внимание на те шансы, которые связаны с практически мыслящим поколением. Для того чтобы ответить на Ваш вопрос, я вернусь к теме устойчивого развития. Если удастся убедить современное поколение в том, что хорошая маркетинговая стратегия, хорошее решение проблемы успешны только в случае, если они соответствуют требованию устойчивого развития, если они учитывают все взаимосвязи и последствия, то тогда у нас будут прекрасные шансы. Если удастся внушить инженерам, что автомобиль будущего, должен иметь не только мощный мотор, но и учитывать проблемы окружающей среды. Если энергетики поймут, что успешными являются только решения, соответствующие идее устойчивого развития, а не стратегии, ориентированные на краткосрочную прибыль, тогда это будет большим успехом практической философии.

Тогда у нас будет поколение, которое думает о глобальных взаимосвязях – в смысле философской рефлексии и в то же время видит конкретные проблемы. Это должно у нас получиться .

Это был бы синтез двух аспектов. Я начал со своего поколения, которое философствовало о глобальных перспективах. Теперь я говорю о современном целеустремленном и прагматичном поколении. Если мы их совместим – на основе идеи устойчивого развития, то это будет прекрасная перспектива для будущего.

– Российская система науки и образования исторически строилась по образу немецкой системы. Сегодня в России достаточно остро стоит вопрос о роли РАН. Обсуждается в прессе вопрос о том, должна ли наука (фундаментальная наука) стать исключительно университетской (в тесной связке с производствами), как в США, или все-таки стоит сохранить существующую систему научных школ в институтах РАН, которые, в свою очередь, вследствие этой неопределенности действительно испытывают большие трудности (как в плане кадров, так и материально-технического оснащения). Как подобные вопросы решаются в Германии? Действительно ли сегодня в Германии речь идет о формировании национальной академии наук?

– Различные системы академий можно было увидеть при воссоединении Германии. В ГДР была советская система образования. В Восточном Берлине находилась центральная академия наук. Однако это понимание академии отличалось от принятого в Западной Германии. В Западной Германии каждая федеральная Земля имеет свою академию, к которой на основе отбора привлекаются университетские профессора по различным дисциплинам. Это и сегодня практикуетс я в научных академиях. Науки традиционно разделяются на историко-гуманитарные и естественнонаучные.

По этим направлениям делаются научные доклады, проводятся научные дискуссии, выполняются исследовательские проекты. Непосредственные научные исследования ведутся в университетах, институтах Общества Макса Планка, Фраунгоферовском институте и др. Совсем иначе, чем в Академии наук бывшей ГДР, в которой была сосредоточена вся исследовательская деятельность. Научные дисциплины в ней также распределялись по подразделениям .

Проблема состоит в том, что вследствие постоянного изменения и развития науки такое традиционное разделение устаревает. Современный исследовательский кластер полностью противоречит дисциплинарной структуре научного знания XIX и начала XX вв.

В качестве примера я возьму исследовательский кластер Технического университета г. Мюнхен, выделяющийся в рамках программы ФРГ по поддержке науки и исследований в университетах так называемой Exzellenz-Initiative. Я отношусь к кластеру COTESYS (Cognition in Technical Systems). Речь здесь идет о развитии когнитивных способностей технических систем, в особенности, о создании человекоподобного робота. Над проектом работают ученые-когнитивисты и исследователи мозга совместно с инженерами, биофизиками, математиками и информатиками. В традиционных академиях эти специальности разделены и междисциплинарная коммуникация, которая связана с совместными исследовательскими проектами, затруднена. Это является существенным недостатком традиционной классификации научного знания.

В Германии появилась совершенно новая академия, которая больше не имеет такого разделения. Это немецкая национальная академия технических наук ( ACATECH ). Она была основана помимо традиционной Немецкой национальной академии естественных наук и медицины Leopoldina. В отличие от традиционной академии, Академия технических наук должна учитывать взаимосвязь науки, техники и политики. Она создана для осуществления консультационной деятельности в политике и экономике. Ее членами являются не только представители технических наук, но и представители ведущих предприятий, ученые социогуманитарных сфер, которые рассматривают социальные аспекты развития техники. С этим, конечно, связаны и стратегии развития отдельных Земель. Исследовани я существенно зависят от налоговых сборов и промышленных фондов. Здесь должны приниматься политические решения, в какие сферы исследований следует инвестировать средства, какие рынки для определенной Земли наиболее устойчивы и перспективны.

Раньше в классическом понимании академии были исключительно местом научной рефлексии, где зачастую работали профессора пенсионного возраста. Сегодня экономика и общество тесно связаны с исследовательскими задачами, поскольку от них может зависеть будущее страны. Это должно учитываться и в академиях. В отличие от Российской академии наук значительные научные исследования в Германии проводятся не в академиях, а в университетах, Макс-Планк-Институте (фундаментальные исследования), Фраунгофер-Институте (прикладные исследования), Лейбниц-Институте (междисциплинарные исследования).

Российская академия наук – это централизованно управляемая организация, в которой концентрируется вся научная деятельность страны. В этом есть прекрасный классический аспект, поскольку здесь потрясающе продемонстрировано единство науки. Это напоминает мне представление Лейбница, который хотел заложить в основание своей академии связь теории с практикой (theoria cum praxi). Российская академия наук может обратиться к своей впечатляющей традиции со времен Екатерины II , которая собрала в академии величайших ученых Европы. Или вспомните о Ломоносове – русском Лейбнице. Такие традиции определенно что-то значат. Однако, наверно, можно объединить одно с другим и создать в будущем более гибкие системы, чтобы упростить организационную бюрократию и иерархию. О вопросах организации стоит подумать, чтобы прийти к лучшим решениям для будущего России.

Мюнхен, август 2010
Источник: http://spkurdyumov.narod.ru/maymosk.htm

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №6  СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 08:58 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
НЕЛИНЕЙНАЯ ДИНАМИКА
ТЕОРИЯ ДИНАМИЧЕСКОГО ХАОСА И СИНЕРГЕТИКА
(ПЕРСПЕКТИВЫ И ПРИЛОЖЕНИЯ)


Александр Лоскутов

Первоначально понимание сложных систем (например таких, как биологические) было связано с представлением о том, что их невозможно описать при помощи математических моделей. Более того, долгое время жизнь рассматривалась как антипод неорганической природы. Сегодня, однако, происходит все более активное проникновение физических методов и подходов в биологию. Оказывается также, что основные формы кооперативного поведения, свойственные живым организмам, имеют свои аналоги среди неорганических систем. Любой живой организм представляет собой иерархию достаточно автономных подсистем, в которой исходящие от верхнего уровня сигналы управления не имеют характера жестких команд, подчиняющих себе активность всех индивидуальных элементов более низких уровней. Вместо этого от высших уровней иерархии поступают сигналы, которые предопределяют переходы подсистем от одного режима функционирования к другому.


Самоорганизация

Первоначально понимание сложных систем (например таких, как биологические) было связано с представлением о том, что их невозможно описать при помощи математических моделей. Более того, долгое время жизнь рассматривалась как антипод неорганической природы. Сегодня, однако, происходит все более активное проникновение физических методов и подходов в биологию. Оказывается также, что основные формы кооперативного поведения, свойственные живым организмам, имеют свои аналоги среди неорганических систем. Любой живой организм представляет собой иерархию достаточно автономных подсистем, в которой исходящие от верхнего уровня сигналы управления не имеют характера жестких команд, подчиняющих себе активность всех индивидуальных элементов более низких уровней. Вместо этого от высших уровней иерархии поступают сигналы, которые предопределяют переходы подсистем от одного режима функционирования к другому. Иерархическое устройство сложных живых систем, представляющих собой ансамбль связанных подсистем более простого строения, позволяет избежать неустойчивостей и нежелательной динамики, которые неизбежно возникают в сложных системах с жестким централизованным управлением.

открыть спойлер
Наиболее очевидная особенность биологических систем заключается в том, что они способны к самоорганизации, то есть спонтанному образованию и развитию сложных упорядоченных структур. Это не противоречит законам термодинамики, поскольку все живые биологические системы не являются замкнутыми и обмениваются энергией с окружающей средой. Энтропия, служащая мерой беспорядка, может уменьшаться в открытых системах с течением времени. Необходимая предпосылка эффектов самоорганизации заключается, кроме того, в наличии потока энергии, поступающего в систему от внешнего источника и диссипируемого ею. Именно благодаря этому потоку система становится активной, то есть приобретает способность к автономному образованию структур. Очевидно, что эффекты самоорганизации не могут быть исключительным свойством биологических объектов и должны наблюдаться в той или иной форме также в системах неорганического происхождения.

Большой интерес представляют распределенные среды, которые построены из дискретных элементов, локально взаимодействующих друг с другом и, таким образом, представляющих приближение естественных пространственно протяженных систем. Хотя разнообразие таких сред чрезвычайно велико, число математических моделей, используюемых для описания процессов образования и развития структур в таких системах, не столь значительно. По-видимому, даже когда отдельные элементы системы (например, живые клетки) обладают сложной внутренней структурой, вся их сложность не проявляется во взаимодействиях между ними, и с точки зрения макросистемы они функционируют как достаточно простые объекты с малым числом эффективных степеней свободы. В противном случае никаких упорядоченных структур в системе обычно не возникает.

Задача нелинейной динамики и синергетики состоит в нахождении и подробном исследовании тех базовых математических моделей, которые исходят из наиболее типичных предположений о свойствах отдельных элементов, составляющих систему, и законах взаимодействия между ними. Поскольку главным отличительным свойством изучаемых сред являются протекающие в них процессы самоорганизации, синергетику можно также рассматривать как общую теорию самоорганизации в средах различной природы. Термин "синергетика" (от греч. synergeia - совместное действие, сотрудничество) был предложен в начале 70-х годов немецким физиком Г. Хакеном.

Динамический хаос

Где лежит граница между регулярной, но сложно организованной структурой (то есть порядком) и беспорядком? Часто под беспорядком подразумевается проявление системой качественно нового режима - хаоса. Критерием появления такого режима может служить устойчивость возникающих в системе образований по отношению к малым возмущениям. Если такая устойчивость отсутствует, детерминированное описание теряет смысл, и необходимо использовать статистические методы.

Однако, как показали многочисленные исследования, статистические законы, а вместе с ними и статистическое описание относятся не только к очень сложным системам с большим числом степеней свободы. Дело здесь не в сложности исследуемой системы и не во внешних шумах, а в появлении при некоторых значениях параметров экспоненциальной неустойчивости движения.

Впервые эта концепция получила строгое обоснование на простейшей модели статистической механики - бильярде (рис. 1). Хорошо известно, что к системам, отвечающим бильярдам, сводится ряд задач статистической физики. По существу, математический плоский бильярд представляет собой обычный бильярд, только с произвольной конфигурацией стола и без луз. Оказывается, что в зависимости от формы границы даже чисто детерминированная система из двух шаров (!) может обладать свойством хаотичности

Какие же законы управляют хаосом? Возможно ли создать математический аппарат, позволяющий непротиворечиво описывать хаотическую динамику и предсказывать появление хаоса в тех или иных системах? Наконец, можно ли найти методы предсказания поведения хаотических систем? Ответами на эти и ряд других вопросов занимается так называемая теория динамического (или детерминированного) хаоса, являющаяся одним из разделов нелинейной динамики. К настоящему времени разработаны методы классификации различных типов хаоса, найдены закономерности его развития, созданы техники, позволяющие отличить (например, в эксперименте) хаос от белого шума, и т. п. Более того, было обнаружено и строго обосновано, что сложное пространственно-временное поведение распределенных сред с громадным числом степеней свободы может быть адекватно описано нелинейными системами небольшой размерности.

Как известно, математическим образом установившихся периодических колебаний является предельный цикл. Простым примером здесь может служить обычный часовой маятник.

Циклы могут быть устойчивыми и неустойчивыми. Устойчивые циклы являются примерами аттракторов, поскольку они "притягивают" все близкие траектории. Физически это означает, что при отклонении от таких колебаний система спустя некоторое время вновь возвращается к ним. Колебания маятника - устойчивый цикл.

Если же система проявляет хаотические свойства, это соответствует наличию в ее фазовом пространстве более сложного, чем цикл, образования: странного (иногда говорят: хаотического) аттрактора. Странный аттрактор - это множество очень сложной геометрии, к которому притягиваются проходящие вблизи от него траектории. Данное понятие впервые было введено в известной работе Д. Рюэля и Ф. Такенса "О природе турбулентности" в 1971 году.

Исследования нелинейных динамических процессов в математике и физике показали, что хаотическое поведение в системах с небольшим числом степеней свободы весьма типично. Таким образом, проблема предсказуемости стала общей для многих направлений современной науки. В связи с этим в последнее время стало интенсивно развиваться новое направление в нелинейной динамике и синергетике, посвященное проблемам предсказуемости поведения хаотических систем, управления их динамикой и возможности подавления хаоса. На этом пути удается найти подходы к таким приложениям, как обработка информации, скрытая связь (то есть пересылка зашифрованных сообщений), стабилизация неупорядоченных сокращений сердечной мышцы и дефибрилляция, прогноз динамики финансовых рынков и др.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №7  СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 08:59 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
Стабилизация хаотических колебаний и обработка информации

Хаотические динамические системы имеют замечательное свойство: они весьма податливы и чрезвычайно чувствительны к внешним воздействиям. Более того, динамикой хаотических систем можно управлять, то есть посредством слабых воздействий переводить такие системы из режима хаотических колебаний на требуемый динамический режим (тем самым, стабилизируя их поведение). Существует два основных способа стабилизации: без обратной связи и с обратной связью. Первый способ называется подавлением хаоса, второй - контролированием хаоса (controlling chaos).

Методы хаотической динамики дают возможность при относительно малых энергетических затратах создать устройства принципиально нового типа, способные запоминать, шифровать и обрабатывать заданную информацию. Один из подходов к этому основан на том, что хаотические аттракторы содержат, как правило, бесконечное множество неустойчивых циклов. Для ряда систем разработаны методы, позволяющие либо стабилизировать эти циклы, либо создавать новые. Это является ключом к решению проблемы обработки информации и организации динамической памяти на основе использования систем с подавленным хаосом.

Рассмотрим динамическую систему с хаотическим аттрактором. В такой системе предельные циклы будут неустойчивыми. Каждому элементу алфавита поставим в соответствие один из циклов. В типичном хаотическом аттракторе имеется неограниченное число неустойчивых циклов. Значит, в принципе (без учета шума) таким способом может быть закодировано неограниченное число слов, причем записанная информация будет скрыта, ибо неустойчивые циклы практически ненаблюдаемы. Однако систему можно возмутить так, что нужный нам цикл станет устойчивым. Это позволяет извлечь закодированную информацию.

Опишем одну из реализаций этой идеи. Возьмем какую-либо динамическую систему с хаотическим аттрактором. Поставим в соответствие каждому стабилизированному (с помощью некоторого возмущения) циклу определенный символ алфавита. Вместо символа мы передаем на приемник стабилизирующее возмущение. Приняв возмущение, приемник применяет его к "зашитой" в нем той же самой динамической системе, и "смотрит", какой цикл при этом возник. А возникнет, разумеется, тот самый цикл, который обозначен переданным символом.

открыть спойлер
Но какая разница - передать сам символ или возмущение, стабилизирующее соответствующий ему цикл? Во-первых, для многих хаотических систем можно разработать эффективный сценарий поиска возмущений, приводящих к стабилизации цикла, проходящего через заданные точки. Эти точки можно выбрать случайным образом - тогда и стабилизирующее возмущение будет выглядеть как случайная последовательность параметров. Во-вторых, в ряде систем одному и тому же циклу (то есть символу) соответствует не одно, а целая область стабилизирующих возмущений. При каждой передаче этого символа можно выбирать параметры из этой области тоже случайным образом! Поэтому в передаваемой последовательности не будет повторений, связанных с кодированием идентичных символов алфавита, и отличить этот сигнал от шума будет невозможно; к тому же "противнику" для расшифровки необходимо знать конкретный вид динамической системы, который в данном случае является ключом.

Предлагаемый метод был реализован на компьютере на основе квадратичной дискретной динамической системы, действие которой состоит в итеративном применении отображения

x -> a*x*(1 - x)

(параметр a принадлежит интервалу (0,4]). Он позволил создать экспериментальную систему шифрования символов, вводимых с клавиатуры персонального компьютера. Кратко опишем эту систему.

При использовании компьютера типа IBM PC с операционной системой MS-DOS каждый символ, вводимый с клавиатуры, кодируется целым числом (ASCII-кодом), принадлежащим отрезку [0,255]. Каждому символу можно поставить в соответствие последовательность из трех целых чисел - десятичных цифр ASCII-кода n1, n2, n3. Например, символу A с ASCII-кодом 65 отвечает тройка чисел n1 = 0, n2 = 6, n3 = 5. Каждому из этих трех чисел ставится в соответствие последовательность параметров, стабилизирующая цикл периода ni + 2. Полученная в результате такого кодирования последовательность транслируется на приемник, в котором находится дешифратор. На дешифраторе последовательность параметров преобразуется в последовательность целых чисел, соответствующих периодам циклов. Из каждого полученного целого числа необходимо вычесть 2. Теперь, сгруппировав эти числа по три, легко получить ASCII-код символа и, таким образом, сам символ.

Изображение
рис. 2

Результаты работы кодирующей программы представлены на рис. 2. и 3. На рис. 2 изображены четыре различных варианта кодирующих последовательностей параметров для слова CHAOS. На рис. 3 графически представлена последовательность параметров, кодирующая строку из десяти одинаковых символов "c".

Изображение
рис. 3

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №8  СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 09:00 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
Временные ряды

Наиболее интригующим и заманчивым приложением теории нелинейных систем с хаотическим поведением является прогнозирование динамики порождаемых ими временных рядов. Как известно, большинство систем (природных, таких, например, как атмосфера, или искусственных, таких, например, как биржа), в силу их сложности, не могут быть смоделированы с достаточной точностью. Однако их можно описать на основе наблюдения за ними. Наблюдаемая (сигнал, реализация) - это функция от времени, по которой судят о процессе в исследуемой системе. Иными словами, наблюдаемая - это временной ряд. Например, для атмосферы в качестве наблюдаемой может выступать изменение температуры, для биржи - ежедневный курс ценных бумаг и т. п. Если такую наблюдаемую определенным образом обработать, при некоторых условиях возможно с большой точностью произвести оценку будущего значения временного ряда, зная только (!) предыдущие значения. Наблюдаемой может быть курс доллара, сейсмозапись или динамика солнечной активности. При этом оказывается, что методы теории вероятностей зачастую работают хуже, чем методы теории динамических систем.

При каких условиях возможен такой прогноз? В рамках современной теории размерности и теории динамических систем можно, в принципе, отличить шум (случайный процесс) от детерминированного поведения. Опираясь на некоторые дополнительные определения, для наблюдаемой можно определить так называемую размерность (емкость). Если окажется, что емкость - величина конечная, то (при выполнении еще ряда условий) наблюдаемая описывается конечномерной системой обыкновенных дифференциальных уравнений. Если далее удается (хотя бы частично) восстановить явный вид этих уравнений, то прогнозирование становится возможным. Таким образом, по единственной наблюдаемой, в принципе, возможно восстановить многие свойства поведения динамической системы и получить представление о ее аттракторе.

открыть спойлер
Динамическое моделирование финансовых временных рядов

В последнее время все большее внимание уделяется исследованию и прогнозированию финансовых временных рядов с использованием теории динамических систем. Это достаточно новая область, которая представляет собой популярный и активно развивающийся раздел математических методов экономики.

Финансовый временной ряд - это последовательность, описывающая поведение определенного рыночного процесса, например, курс ценных бумаг или соотношение валют. В ряде работ был проведен анализ некоторых финансовых рядов и показано, что многие из них имеют конечную емкость. Таким образом, эти ряды могут быть описаны обыкновенным дифференциальным уравнением конечного порядка. Для прогнозирования динамики временного ряда нужно восстановить "правую часть" этого уравнения. В некоторых работах проводились оценки длины временного ряда, необходимой для такого восстановления. Оценки показывают, что в большинстве случаев имеющихся данных недостаточно.

Для решения этой проблемы можно предложить несколько подходов. Остановимся на одном из них, который использует модели формирования цен финансовых активов, созданные в теории финансов. Это в ряде случаев может дать вид искомых уравнений. После этого остается определить значения нескольких параметров, которые ищутся из условия оптимального приближения решения уравнения к имеющимся данным. Такая методика иногда позволяет сократить объем необходимых для прогнозирования данных на порядки.

Восстановленные дифференциальные уравнения определяются на основе следующих допущений.

Все инвесторы являются рациональными. При этом верны обычные предположения относительно поведения рациональных инвесторов, а именно:
при равных ожидаемых доходностях портфеля инвесторы предпочитают портфель с меньшим уровнем риска; наоборот, при равных уровнях риска инвесторы предпочитают портфель с большей ожидаемой доходностью;
под уровнем риска понимается дисперсия доходности портфеля.
Таким образом, увеличение риска может быть оправдано только увеличением доходности.
Инвесторы имеют разный горизонт инвестирования. Иными словами, некоторые инвесторы (спекулянты) оценивают активы с точки зрения их краткосрочной (несколько дней) доходности; другие (стратегические инвесторы) ориентированы на получение дохода в долгосрочной перспективе (несколько лет). Между этими крайними случаями также существует непрерывный спектр инвесторов. Кроме того, необходимо сделать еще несколько (вполне реалистических) допущений о конкретном виде ряда зависимостей: как инвесторы определяют доходность своих активов, как меняются со временем финансовые возможности инвесторов и т. д. В совокупности, все эти допущения позволяют довести моделирование до замкнутого дифференциального уравнения и неплохо прогнозировать некоторые временные ряды. В качестве примера рассмотрим курс акций компании IBM. На рис. 4 показана разность между значениями этого ряда и рассчитанными из построенной модели величинами. Прогнозируемое значение ряда отличается от реального не более чем на 35 процентов. Следует учесть, что, во-первых, выбранный временной ряд является очень коротким, то есть фактически имеются сильно ограниченные сведения о его динамике; во-вторых, влияние начальных условий весьма велико; в-третьих, на торги могут влиять какие-то внешние условия, не включенные в модель.

Изображение
Рис. 4.

Таким образом, при выполнении определенных предпосылок можно предложить достаточно эффективный механизм описания коротких финансовых временных рядов. Существуют и другие подходы к моделированию и прогнозированию таких рядов, использующие более тонкие методы теории динамических систем, но объем статьи не позволяет их здесь рассмотреть.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №9  СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 09:02 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
Подавление хаоса и сердечная аритмия

Знание закономерностей самоорганизации дает возможность управлять динамикой реальных биосистем. Недавно открыты принципиально новые методы стабилизации работы сердца при появлении аритмий, а также смертельно опасных фибрилляций.

Сердечная мышца (как и любая другая мышечная ткань) относится к так называемым возбудимым системам. При подаче импульса в такую систему от места его приложения начинает распространяться возмущение - волна возбуждения: поступивший импульс передается от элемента к элементу. Обычно после возбуждения каждый элемент не способен сразу же возбудиться вновь. Как правило, существует определенное "время релаксации", называемое периодом рефрактерности, во время которого элемент как бы восстанавливается. Это приводит, с одной стороны, к упорядоченному пространственному распространению волны возбуждения, а с другой стороны, при частой подаче импульсов (или при большом периоде рефрактерности) часть из них окажется блокированной.

При описании ряда возбудимых сред часто прибегают к аппроксимации исходной системы совокупностью отдельных возбудимых элементов, локально взаимодействующих друг с другом. Каждый такой элемент способен находиться в одном из трех состояний - покоя, возбуждения и рефрактерности. Из состояния покоя элемент может перейти в возбужденное состояние, в котором будет находиться определенное время. Затем он переходит в состояние рефрактерности и только потом вновь в состояние покоя. Таким образом, переход в возбужденное состояние оказывается возможным лишь из состояния покоя. Хотя такая модель является определенным приближением, она очень хорошо воспроизводит основные явления в возбудимых средах, в том числе и тканях сердца.

Изображение
Рис. 5.

открыть спойлер
Предположим, что имеется однородная возбудимая среда, в которой все элементы обладают идентичными свойствами. Тогда частота возбуждения всех таких элементов будет одинаковой. Если некоторую область такой среды начать периодически возмущать, то в этой области возникнет источник концентрически расходящихся волн возбуждения. Такой источник называют ведущим центром, или пейсмекером (рис. 5). Если в возбудимой среде есть два или несколько пейсмекеров, то пейсмекер меньшей частоты генерации с течением времени подавляется пейсмекером большей частоты. Иными словами, имеет место конкуренция между пейсмекерами. В идеальном случае через определенное время во всей среде останется только один пейсмекер. Кроме пейсмекеров, в возбудимых средах возможно появление иных источников возбуждения - спиральных волн, которые представляют собой "вращающиеся" спирали (рис. 6). Все спиральные волны имеют одинаковую частоту. Поэтому они всегда сосуществуют между собой, но гасят ведущий центр, являющийся более медленным автоволновым источником. Кроме того, спиральные волны представляют собой главный тип элементарных самоподдерживающихся структур в однородных возбудимых средах. Подобно вихрям в сверхпроводнике или сверхтекучем гелии, они чрезвычайно устойчивы. Появление нескольких источников возбуждения в сердечной мышце в настоящее время связывается с опасными нарушениями нормальной работы сердца - аритмией. При большом числе аномальных источников наступает фибрилляция.

Изображение
Рис. 6.

Допустим, что в некоторой среде имеются только основной и дополнительные ведущие центры. Даже такая простая ситуация в зависимости от частоты поступления импульсов и времени рефрактерности может привести к очень сложному поведению среды. В частности, может возникать хаотическая динамика.

Причиной некоторых нарушений нормальной работы сердца может служить взаимодействие и конкуренция между нормальным ("естественным") ведущим центром и аномальным (то есть дополнительным) центром, который по тем или иным причинам может возникать в сердечной ткани. Нормальный ведущий центр называется синусным центром (узлом), а аномальный - смещенным. Нормальный центр находится в правом предсердии, а смещенный - в желудочке. Эти два центра участвуют в работе сердца, и их взаимодействие приводит к нарушению ритмичных сокращений.

Как показывают исследования, такого рода аритмии могут быть эффективно описаны относительно несложными динамическими системами. Методы управления такими системами, о которых речь шла выше, позволяют ожидать, что вполне возможно практически воплотить идею вывода сердечной мышцы с данной патологией на требуемый режим. По-видимому, необходимо лишь подобрать внешние возмущения небольшой амплитуды и соответствующей частоты.

Много более опасное нарушение сердечного ритма - фибрилляции - обусловлено появлением, вследствие различных причин, множества небольших волн в сердечной ткани. Например, могут возникать спиральные волны, вращающиеся в противоположных направлениях.

Современные методы выведения сердца из состояния фибрилляции являются очень жесткими (подача короткого электрического импульса громадного напряжения и большого тока). Развитие нелинейной динамики и синергетики позволило понять, что такое силовое воздействие вовсе не обязательно. Часто вполне достаточно слабых электрических воздействий непосредственно на сердечную мышцу. Именно, если в среде имеются спиральные волны с противоположными направлениями вращения, то, подбирая фазу и частоту внешнего воздействия, можно добиться движения центров двух волн навстречу друг другу и их аннигиляции. Недавно эта задача была математически исследована достаточно полно. Теперь слово за тщательными экспериментальными исследованиями.


___________________________

Литература

[1] Лоскутов А. Ю., Михайлов А. С. Введение в синергетику. - М.: "Наука", 1990.

[2] Jackson E. A. Perspectives of Nonlinear Dynamics. Vol. I, II. - Cambridge Univ. Press, Cambridge, 1989, 1990.

[3] Manneville P. Dissipative Structures and Weak Turbulence. - Academic Press, London, 1990.

[4] Шустер Г. Детерминированный хаос. Введение. - М.: "Мир", 1988.

[5] Берже П., Помо И., Видаль К. Порядок в хаосе. - М.: "Мир", 1991.

[6] Ахромеева Т. С., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г., Самарский А. А.. Нестационарные структуры и диффузионный хаос. - М.: "Наука", 1992.

[7] Loskutov A. Chaotic dynamics of chemical systems. - In: Mathematical Methods in Contemporary Chemistry. Ed. S. I. Kuchanov. - Gordon and Breach, USA, 1995, p. 181-265.

[8] Mikhailov A. S., Loskutov A. Yu. Chaos and Noise. - Springer, Berlin, 1996.

[9] Гласс Л., МэкиМ. От часов к хаосу. Ритмы жизни. - М.: "Мир", 1991.

[10] Журнал "Физическая мысль России". 1997, т. 2/3, стр. 1-112.

Автор: АЛЕКСАНДР ЛОСКУТОВ биография и другие статьи автора
Рубрика: "ТЕМА НОМЕРА" еще статьи из рубрики

Источник:http://spkurdyumov.narod.ru/Loskutov11.htm

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №10  СообщениеДобавлено: 19 июн 2013, 10:04 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
СИНЕРГЕТИКА И ВОСТОК

Т.П. Григорьева

Эволюция, самоорганизуясь, ведет к Свободе, через индивидуализацию, завершение отдельных сущностей, и человеку остается осознать этот процесс и действовать в согласии с ним. Человек станет свободным, если перестанет угнетать другое в угоду своему малому “я”. Вот чему учит синергетика и вот откуда неадекватная реакция на нее. Но синергетика возникла не по прихоти или своеволию ученых, она как раз и делает это своеволие невозможным, ибо исходит не из того, что считалось неукоснительным, а из законов Бытия или онтологической Справедливости. Это стало возможным вследствие самоорганизации самой науки, которая перестает быть функцией, способной постигать лишь частные законы, относительную истину. Это обусловит смену не только логики научного познания, методики, но и языка науки. На смену однозначному понятию приходит многозначный символ, “иероглиф”.. А если языком науки становится символ, то она неизбежно сближается с искусством, с духовными учениями, религиями, которые во главу угла ставят Истину. Это не значит, что что-то будет существовать за счет чего-то, что сотрется грань между ними, нет, здесь возможно лишь неслиянное и нераздельное совместное действие или служение. Это значит, что ученый не сможет обходится без искусства, а религиозный деятель не будет пренебрегать научным знанием, реализуя идею “положительного всеединства”. Наверное, тогда и произойдет преображение мира, когда аттрактор, великий аттрактор, совпадет со всеобщей Энтелехией или предназначением мира к Свободе. По-крайней мере, так я себе представляю синергетическую перспективу, ее идеальный образ

“Да будет свет; покайтесь, ибо
приблизилось царствие небесное.
Покайтесь, да будет свет”.

/Бытие, 1, 31/

Собственно, почему “синергетика”? От духовного слова “синергия”, со-энергетичность, соединение двух типов энергии: небесной и земной, Божественной и человеческой, - двух планов Бытия.1. Их единство, как правило, упускалось из виду теми, кто определял движение мысли и склонен был признавать что-либо одно - или Небо, или Землю, или дух или материю. /Еще на памяти борьба идеализма и материализма как основной закон философии; эта псевдоидея дорого нам обошлась; впрочем, как и всякая идея, потворствующая борьбе/.

открыть спойлер
Если Свобода первична, есть конечная цель человеческого существования, то противопоставление одного другому делает эту Свободу невозможной в принципе. Естественно, не свободу стихии, а свободу разума, - как условие самостояния человека. “И познаете истину, и истина сделает вас свободными” /Ин., 8, 32/. Рассекая Целое на части, отходят от Истины, от основ Бытия или от самих себя. Лишь немногим - мудрецам, пророкам - открывалось единство того и другого, закон Целого, единичного как явленного Единого. Открывалась оно и Св.Августину: “Бог привел все к единому порядку; этот порядок и делает из мира “единое целое” - universitas. Эту целостность человек “разрывает”, предпочтя ей, из личной гордости и личных симпатий, “одну часть”, “мнимое единство”; он, таким образом, ставит “часть” выше “целого”, достоинством, принадлежащим “целому”, он облекает “часть”” /Исповедь Блаженного Августина, 111, 8, 16/.

Этим, в сущности, все сказано, но именно “часть” продолжала править миром, оберегая его от Свободы. Время от времени интуиция Целого осеняла великие умы: “Мною движет глубокое чувство того, что все рождающееся в душе, будучи истечением единой силы, составляет одно большое целое и что все единичное, словно овеянное тою же силой, должно нести на себе признаки своей связи с этим целым”.1. В.И.Вернадский верил в целостность сущего, что требовало иной логики, целостного знания, языка символа - в соответствии с “современной вселенскостью жизни”. Это были великие, но единичные умы. Новизна наступающей ситуации в том, что наступило время “положительного всеединства” (“полной свободы составных частей в совершенном единстве целого” - по Вл.Соловьеву). Надо думать, изжила себя система тотального противостояния, силовой вариант истории, порождаемый дуализмом мышления. Кто эту новизну ситуации не принимает во внимание, останется вне Эволюции или за пределами Бытия. Научная мысль приходит к выводу, что есть нечто третье, основа того и другого, духа и материи, - это Энергия, и что односторонность, принцип мышления “или то, или это” не в состоянии отразить истинную картину мира, ответить на вопросы современности. Начался поиск “нового понятия, отвечающего реальности” /Вернадский/2.

Вильгельм фон Гумбольдт. Избранные труды по языкознанию. М., 1984, с. 176.
Предустановленной встрече Божественной и человеческой энергии посвящена книга под ред. С.С.Хоружего “Синергия” (М., 1995) : “Здесь (в исихазме) кроется свой образ человека и свой дискурс, способ рассуждения и мышления, которые, будучи в полной мере раскрыты, могли бы, возможно, инициировать переход мысли и культуры в новую, энергийную парадигму” /с.5/.
Этот поиск и привел, в частности, к восточным учениям, прежде всего Индии и Китая, чему немало свидетельств в научных трудах. Попробую показать, что же привлекло ученых, в частности, в древнекитайской традиции. Согласно этой традиции в основе духа и материи лежит энергия, которая постоянно видоизменяется, принимает разные формы. Все есть ци, вселенская энергия, она то сгущается и образует “вещи”, то разрежается, переходит в чистую энергию без каких-либо примесей. “Единое ци пронизывает все, поэтому мудрый ценит Единое” - говорит даосский мудрец Чжуан-цзы.

Изначальная энергия светоносна, извечна, подчиняется своим законам, призванным реализовать все положительные потенции. (В нашем представлении, это - божественная энергия). Каждому витку истории соответствует свой тип энергии, или инь-ци /темное, холодное, мистическое начало; стремление к сжатию, покою/; или ян-ци /светлое, теплое, творческое начало; стремление к движению, расширению/. В процессе социальных неурядиц, неправедной жизни людей изначально светлая энергия омрачается. Начинает преобладать один из двух видов энергии, но, теряя своего напарника, способность к равновесию, этот вид энергии начинает саморазрушаться. Обе энергии могут нормально функционировать лишь взаимодействуя, уравновешивая друг друга, в противном случае, неизбежно вырождаются: из высшей, светоносной превращается в низшую, разрушительную стихию. Как сказано в “Речах царств” /”Го юй”, 780г. до н.э./ по случаю землетрясению в долине трех рек царства Чжоу: “Чжоу стоит на краю гибели. Сами по себе небесные и земные ци нарушить порядка не могут. Если они преступили его, то только потому, что люди нарушили порядок. Когда ян сокрыто и не может проявиться, когда инь подавлено и рвется наружу, тогда происходят землетрясения. Вот и теперь три реки стали жертвой землетрясения в результате того, что ян, утеряв свое место, подавило инь. Потеряв свое место, ян встало на место инь, и течение рек не могло не нарушиться”.1.

Потрясения ХХ века свидетельствуют о том, что ян утратило свое место, неуравновешенное инь, утратило свою природу: огненное ян, отпав от Разума, превратилось в разрушительную стихию невиданного масштаба в процессе войн и революций. К концу ХХ века низшее ян или энергия агрессивности принимает форму национальных столкновений, которые ни к чему хорошему не приводят, или в форму телевизионного и физического террора. Все это свидетельствует об утрате всякой связи с изначальной Реальностью. В этой ситуации не остается ничего другого, как изменить сознание, вернуть ему уравновешенность, освободить от синдрома страха перед другими. Таково требование наступающей фазы Эволюции, нового эона, поворачивающего от разъединения к соединению всех мыслимых и немыслимых пар. На поверхности это выглядит, как Встреча запада и Востока, прошлого и настоящего, или - разума и чувства, веры и науки, религии и искусства, и этот ряд можно продолжить до бесконечности.

Естественно, наука, если она жива, не может не отвечать на вызов современности, не искать выхода из тупиковой ситуации. Так появилась СИНЕРГЕТИКА, принципиально отличная от классической науки, имевшей дело с линейными объектами - в соответствии с типом мышления. Противопоставив человека-субъекта всему остальному миру, наука нарушила закон Целого, онтологическую Справедливость. Синергетика же, которая имеет дело с нелинейными, открытыми состемами, опирается не на волю человека (хотя без нее не обходится), не на представления человека о сущем, а на волю Вселенной, сняв тем самым роковое противоречие между субъектом и объектом, наблюдателем и наблюдаемым в духе целостного подхода, что переворачивает все бытующие до сих пор представления.

На буддийско-даосском Востоке этот подход называют Срединным Путем, что значит следовать Пути мирового становления, не расходиться с предустановленным порядком, вселенским ритмом, не отклоняясь ни вправо, ни влево, ибо Истина в Середине или в Центре (Чжун). Крайности же, всякая односторонность, ведут к гибели. “Срединность (Чжун) - великий Корень Поднебесной. Равновесие (Хэ) - Путь Поднебесной” - сказано в древнекитайском трактате “Чжун юн” (Постоянства достигает тот, кто пребывает в Центре, 1, 2,4).1. Здесь важно иметь в виду, что Равновесие-Хэ (что переводят, как “гармония”) подразумевает именно неравновесное или пульсирующее состояние, которое, соответствуя природному ритму, обеспечивает устойчивость, потому и называют “Путем Поднебесной”.

Не преодолевать, тем более не уничтожать одно во имя другого, скажем, прошлое во имя будущего: разрушать прошлое, значит разрушать будущее. Время едино, лишь на поверхности одно переходит в другое. Истинно выстроить что-то можно лишь имея извечную Основу. Поэтому мудрец ценит Единое и следует Естественности (Цзыжань): не навязывает Природе своего образца, а берет ее за образец; не поучает Природу, а учится у нее. В синергетике это называется законом самоорганизации. У Лаоцзы звучит, как: “Человек следует законам Земли. Земля - законам Неба. Небо следует Дао, а Дао - самому себе (Цзыжань, можно перевести, как “самоорганизуется”)2.

1.Китайские трактаты цит. по: Сочинения китайской классики. Чжун юн, т.4, Токио, 1967.
2. “Даодэцзин”, 25. Сочинения китайской классики, т.6. Токио, 1968.

1. Методологические трудности

Почему же ученые, философы, за некоторым исключением, с трудом воспринимают новую науку, выросшую из высокой традиции? Науку, которая обещает выход из ситуации распада, ориентирует на единение всех разрозненных пар, т.е. формирует целостное видение, столь необходимое для спасения мира?

1. Что мешает уму воссоединить то, что предназначено друг другу, осознать неразрывность единого и многого, знакомого уже древним? Все в основе своей едино, - уверяли они, и лишь на поверхности принимает разные формы. “Я нашел, что над моей изменчивой мыслью есть неизменная и вечная Истина”, - говорит Св. Августин /Исповедь, У11, 17, 23/. А Лаоцзы в первой же строке “Даодэцзина” напоминает: “Явленное Дао не есть Постоянное Дао”. И пусть Св.Августин имеет в виду Христа: “Я есмь путь и истина, и жизнь” (Ин., 14, 6), а Лаоцзы - моральный Закон Вселенной - Дао, который изначален, все предопределяет и ведет мир к совершенному Добру, цель у них одна - достижение небесного образца через очищение, преодоление страстей человеческих, о чем дальше и говорит Лаоцзы: “Кто не позволяет страстям овледевать собой, тот видит

1. Можно вспомнить хотя бы статью в “Независимой газете” (от 5 марта 1996г.).

“Независимость” от чего и для чего - хотелось бы спросить. Статья Ю.Д.Ничипоренко называется “Куда ни кинь, всюду ян и инь”. Очень остроумно, а главное - верно: всюду инь и ян и никуда от них не денешься. Главное, чтобы не было чего-то одного, тогда и получается перекос, то самое низшее ян. Янский грех, - повсюду грех, и на Западе, и на Востоке, - можно смирить иньской мудростью, что и делает Сергей Павлович Курдюмов: ищет выход не только для физики, но и для нас грешных, чтобы неуравновешенная энергия не перешла последнюю черту. Тогда уж будет необратимость, но отрицательного свойства, т.е. вниз, прямо в ад кромешный. Чтобы этого не произошло, ученый не перестает повторять: “У человечества нет другого выхода, как ясно понимать механизм самоорганизации сложных систем и знать эволюционные правила запрета, чтобы обеспечить будущее человечеству”.

Что недоступно обычному взору, открывается измененному сознанию в состоянии полного сосредоточения. Поверхностному, частичному видению недоступна Истина, ибо Истина есть Целое. То есть знание проявленного, феноменального мира не позволяет судить об истинных законах Бытия, правильно строить свои отношения, предвидеть наступающую мировую ситуацию, чтобы действовать в согласии с ней. Это и есть мудрость - видение всеобщих связей. В заботе о будущих поколениях древние мудрецы Китая, “совершенномудрые” создали “Книгу Перемен” /Ицзин/, где расписали 64 ситуации мирового процесса и как человеку вести себя в каждой из них, чтобы не выпасть из Целого, не прийти в противоречие с законами Бытия.

Греческая наука в большей степени доверяла видимому миру, опиралась на эмпирический опыт, т.е. на явленное Дао, которое не есть Постоянное Дао, абсолютный Закон. Похоже, их не тревожило несоответствие феноменального мира истинно-сущему. Греки верили, что человеческий ум может не только познавать сущее, но и изменять мир по своему усмотрению. “Вместе все вещи были. Ум же их отделил и привел в порядок”. И хотя для Анаксагора Ум-Нус божествен, человек у греков мало отличался от богов или боги от человека. И потом из века в век ученые, понимая, что открывают относительную истину, все же склонны были выдавать ее за абсолютную, часть за целое.

Иначе складывались отношение человеку с миром на буддийско-даосском Востоке. Там думающие признавали источником сущего Небытие, понимая его как полноту непроявленного мира, ибо все явленное временно, частично и в этом смысле недостоверно. “Все вещи в Поднебесной рождаются из Бытия, а Бытие рождается из Небытия” (Даодэцзин, 40). И это мало похоже на унаследованное отношение к Небытию, Ничто на Западе. Мне уже приходилось писать, что в одном случае Ничто внушало ужас, как абсолютный конец, исчезновение, как страшная бездна, в котрой все исчезает. В лучшем случае - это инертная материя, нуждающаяся в участии Кормчего или Нуса. На Востоке же Небытие - это потенция Света и Покоя, доступные просветленному уму. Это как бы до-бытие, а не после-бытие, то, что над двойственностью - Целое, основа сущего, буддийская Пустота-Шунья. Этим словом обозначали “Ноль”, - полноту непроявленного мира, что, видимо, принципиально отличается от понимания нуля, как и точки, в западной науке, судя уже по высказываниям Аристотеля. “Нелепо при этом считать пустотой точку: она должна быть местом, в котором имеется протяжение осязаемого тела” /Аристотель, Физика, 4, 7/. В другом месте Аристотель называет точку “началом линии”, а не сжатой Вселенной, как полагают буддисты. И не удивительно, что на Западе возобладало линейное мышление, которое рано или поздно должно было прийти к “голографическому” своим собственным путем - через развитие науки и техники, через ЭВМ, о чем уже в 80-е годы пишут наши ученые. 1.

С одной стороны, эмпирическая действительность не дает представления об истинно-сущем, ибо все дефиниции иллюзорны, - говорят буддисты; с другой, нирвана и есть сансара, эмпирическое бытие, - они недвойственны говорят буддисты Махаяны и не только школы Срединного Пути (Мадхьямика). Явленное Дао не есть

1.См.Т.С.Ахромеева,С.П.Курдюмов,Г.Г.Малинецкий “Парадоксы мира нестационарных структур”,серия МАТЕМАТИКА, КИБЕРНЕТИКА, 1985/5.

Постоянное Дао, но они одного происхождения, одного истока, - напоминает Лаоцзы, - соотносятся как внешнее и внутреннее, глубинное и поверхностное, но одно не понять без другого: вечное без временного и временное без вечного. И “Православие полагает стяжание благодати актуальным соединением тварных энергий человека и нетварной Божественной энергии. Соединение же значит единое, согласное действие обеих энергий, их взаимную со-действенность, “со-энергетичность”” /Синергия, с. 108/.

Взгляд на сущее как несущее определил и восточную “теорию познания” /хотя, в строгом смысле, это и не “теория” - она неотделима от практики, и не “познание”, - оно неотделимо от переживания, вчувствования/, как принцип недвойственности, непротиворечивости, непротивопоставления одного другому, ибо в своей основе все Едино. В их языке отсутствует само понятие “противоположности”. Говоря словами третьего патриарха чань /япон.дзэн/ Сэн Цаня /У11в./: “Нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего... Одно во всем, и все в одном” /”Доверяющее сердце”/. Все беспрепятственно сообщается между собой. Пребывая в полном покое, в Пустоте, не имея помех в виде каких-то установок ума, все становится самим собой, проявляет свою природу. “Совершенный путь, - продолжает Сэн Цань, - подобен бездне, где нет недостатка и нет избытка. Лишь оттого, что выбираем, предпочитаем, теряем его. Не привязывайтесь ни к чему внешнему и не живите во внутренней пустоте. Когда ум покоится в единстве вещей, двойственность сама собой исчезает”.

Одних безднасоединяет с Небом, других - разъединяет с Богом. “В Христовой Церкви ты найдешь бездну, найдешь и горы: найдешь малое число хороших людей - ведь гор тоже мало - бездна же широка: она означает множество худо живущих” /Св.Августин. На псалмы, 3, 5, 10/. И в “Исповеди”: “бездна призывает бездну” /Х111, 13, 14/. С. Хоружий комментирует вековую “Ситуацию”: “Христианская онтология имеет в своей основе универсальную модель реальности - модель онтологического расщепления, где существуют два горизонта бытия: подлинное и совершенное бытие (Абсолютное, Бог) и бытие, в том или ином смысле несовершенное, недостаточное, ущербное; между ними - различие сущностей или природ, онтологическая дистанция, бездна” /Синергия, с.47/. Все это говорит о коренном различии в понимании изначального, вследствии которого в душах одних зародился страх перед бездной Ничто, в душах других - полное доверие ему и стремление уподобиться Ничто или Целому, где нет различий и предпочтений, где все Едино и ждет своего часа, ждет участия человека. В одном случае можно говорить о дуальной, в другом - о недуальной модели мира, которые обусловили соответствующий тип мышления, психологии, логики, культуры, исторического ритма.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №11  СообщениеДобавлено: 19 июн 2013, 10:05 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
2.Знание и незнание Великого Предела

Итак, тип европейской цивилизации предопределен дуальной моделью мира и соответствующей логикой, сформулированной еще Аристотелем, которая вплоть до ХХ века идентифицировалась с логикой вообще. “Невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении... это, конечно, самое достоверное из всех начал” /Аристотель. Метафизика, 3, 3/. И сравните с Ланкаватара сутрой, где Будда говорит ученику: “И все же, Махамати, что же значит “недуальность”? Это значит, что свет и тень, длинный и короткий, черное и белое - суть относительные названия, Махамати, они едины, как нирвана и сансара. Все вещи нераздельны, одного нет без другого”.

Живучесть логики аристотелевского типа имеет свои причины. С одной стороны, можно объяснить просто - логикой обыденного сознания. Мир делится на субъект и объект, чтобы субъект мог пользоваться объектом по своему усмотрению. Раздвоение, таким образом, сделало возможным господство-подчинение, существование одного за счет другого, что делало Свободу невозможной в принципе, ибо Свобода есть Целое и доступна лишь целостному уму. Целостный ум не сражается, ибо ни в чем не испытывает нужду. Греки провозгласили власть одного над другим естественным правом, природным началом /достаточно вспомнить “Политику” Аристотеля/, положили начало “борьбе” как способу существования сущего. Мудрейший из философов Гераклит признает: “Следует знать, что борьба всеобща, что справедливость в распре, что все рождается в в распре и по необходимости” (В, 80). А Лаоцзы скажет: “Дао совершенномудрого - это деяние без борьбы”, “Он не борется, благодаря чему он в мире непобедим” /Даоэцзин, 81, 66/.

Но есть, видимо, и другая причина, которую можно назвать Божьим промыслом. Раздвоение на каком-то этапе было необходимо, без раздвоения сущего не появилась бы наука, которая имеет дело с объектами, не развилась динамичная по духу цивилизация, предоставившая в распоряжение людей совершенную технику. Правда, все это служит скорее лишь физическому человеку, что тоже немаловажно, хотя есть лишь условие его самостановления, лишь бы цель и средство не поменялись местами, наука и техника привели бы к цивилизованной жизни, а не к “цивилизованному варварству”. На это и надеялись древние, тот же Гераклит: “Не понимают, как расходящееся с самим собой приходит в согласие, самовосстанавливающуюся гармонию лука и лиры” /В, 51/. Собственно, интуиция древних претворяется современной наукой с ее идеей самоорганизации и Великого Единения.

открыть спойлер
Тем не менее, путь к этому был труден и во многом не преодолен, хотя и греки, и христианские пророки предупреждали о неминуемом возмездии за ложные дела, но это не смущало умы, жаждущие благ земных. Логика обусловила смену одного другим, - от мифа перешли к Логосу ( как будто можно перейти от извечного). И Логос сузился до логики, теряя целостность, и Слово, которое “было в начале” и было Богом, сузилось до оболочки слов, которые утратили свою божественную силу и затмили сознание. Из века в век эта тенденция - от великого к малому - предопределяла ход событий. Массовое сознание менее всего радело о расширении внутреннего бытия и заботилось о совершенстве житейском. Ничто не могло свернуть массу с избранного пути. “В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал” (Ин., 12, 46)

Так продолжалось, пока не пришло разочарование в самом превратно понятом “прогрессе”, не давшему человеку того, ради чего он явился в этот мир. Все говорило о духовном кризисе, религиозные конфликты в том числе. Наступило всеобщее разочарование, “великое отрицание”, эпоха нигилизма. Возникает движение “антикультуры”, антисциентизм, сомнение в нужности самой науки, механической цивилизации, не сделавших человека счастливее. Это не могло не вызвать коренных перемен в сознании, а, стало быть, и в науке, в духовной сфере. О нравственном законе как основе человеческого существования напоминали новые пророки, ратующие за жизнь без насилия, достойную истинного человека: Т.Карлейль, Г. Торо, Р.Эмерсон, Л. Толстой, А. Швейцер, Ганди.1. Всех не перечислишь.

1. Фондом “За выживание и развитие человечества” задумана серия “Новых пророков”, и вышла уже 1-я книга:Торо-Толстой-Ганди-Эмерсон. /Спб., 1996/, и очень важно, чтобы серия была продолжена.

Это уже не редкие мудрецы, а духовное сообщество, противостоящее общему потоку тех, кто продолжает жить с закрытыми глазами, не удручая себя мыслями о том, что ждет их впереди. И об этом сокрушался Эмерсон: “Общество не любит правды и творчества, оно предпочитает им ничего не значащие слова и условности. Большинство людей придумали ту или иную повязку себе на глаза и накрепко привязались к какой-нибудь группе”. Но есть выход: “Поднимаясь над страстями, душа созерцает целостность и вековечную причинную связанность, постигает независимость Истины и Блага, и в нее вселяется успокоение, ибо она уверяется, что все идет хорошо” 1.

В чем же причина того, что “Ось зрения, - по Эмерсону, - не совпадает с осью вещей, и поэтому последние выглядят не прозрачными, но непроницаемыми. Причина того, что миру недостает единства, что он лежит в развалинах и нагромождениях, состоит в утрате человеком единства с самим собой”. 1.

Мне уже приходилось писать, что Запад не знает Великого Предела /кит.Тайцзи/, регулирующего вселенские энергии, направляя сущее к наилучшему порядку: доходя до какой-то точки, явление как бы начинает обратный путь, чтобы не выродиться в односторонность, не выпасть из Целого, не превратиться в свою противоположность. “Великое Дао - оно в бесконечном движении не достигает Предела. Не достигая Предела, возвращается к истоку” /Даодэцзин, 25/. В эмпирическом мире все движется “туда-обратно” (шунь-ни), - пульсирует, подобно вдоху-выдоху, приливу-отливу. “Изменения есть

1. Ральф Эмерсон. Эссе. Генри Торо. Уолден, или жизнь в лесу. М.,1986, 64.

образ движения туда-обратно” - сказано в древнем комментарии к Ицзину “Сицычжуань” (1,9) 1. Само движение двуедино (по принципу электрического тока), двигаясь туда-сюда по горизонтали, восходит одновременно по вертикальной оси или двойной спирали: “То инь, то ян и есть Дао. Следуя этому идут к Добру” /”Сицычжуань” / 1. Помните, Хэ - Равновесие, Путь поднебесной, есть неравновесное состояние: чего-то больше, чего-то меньше. Чередование инь-ян и позволяет восходить к абсолютному Добру или Благу. Идя вперед, смотрят назад (шунь - правильный, ни - обратный порядок), так что поворот назад не есть катастрофа (“ни” близко понятию “хаоса” в синергетике, момент перестройки), а есть необходимая фаза развития, чтобы одностороннее движение не привело к самоистреблению сущего. Одно прибывает, другое убывает, чтобы могло пульсировать целое на уровне макро- и микромира, от клетки до галактики. Недаром к учению о взаимодействующих инь-ян столь велик интерес ученых. Физики сравнивают его с волновой теорией. Нильс Бор использовал модель инь-ян в качестве эмблемы, дополнив латинским изречением - “противоположности дополняют друг друга”. Осознание недвойственности, непротиворечивости сущего и позволило ученому открыть “квантовый механизм”, квантовую природу мышления.

В строгом смысле, инь-ян не противоположности, ибо присутствуют друг в друге. Сейчас нередко прибегают к изображению этой модели: два полуизогнутых полушария в одном круге, наподобие зародыша. На темной, иньской половине - светлая точка ян, на светлой, янской половине - темная точка инь. Они взаимопроницаемы: винь есть потенция ян, в ян есть потенция инь. (Потому я и определяю китайскую модель, как “белое станет черным, черное станет белым”, в отличие от европейской - “белое или черное” и индийской - “белое и есть черное, черное и есть белое”, они недвойственны, их различие иллюзорно.

Собственно, пульсация инь-ян не есть цель, а есть путь к цели. Цель же - достижение абсолютного Покоя, Постоянства, - по Лаоцзы: “Достигни предельной пустоты, утвердись в покое, и все вещи будут сами собой чередоваться, останется лишь созерцать их возвращение. Хотя вещей неисчислимое множество, все они возвращаются к своему истоку. Возвращение к истоку назову Покоем. Это значит - возвращение к велению Неба” (Даодэцзин, 16). И продолжает: “Поэтому мудрец пребывает в Постоянстве, делает добро, спасает людей. Пребывая в Постоянстве и делая добро, спасает все существа, не отбрасывает их. Это и называется быть Просветленным” (Даодэцзин, 27). Иначе говоря, цель - достижение внутренней невозмутимости, преодоление колебаний, волнения дхарм, - сказали бы буддисты. Это делает человека абсолютно независимым от превратностей жизни, истинно свободным. Потому комментаторы “Даодэцзина”, говоря о Дао-человеке, о великом Дэ, воплощении великого Дао, вместо иероглифов “шунь-ни” (туда-сюда) пишут “суй-шунь”, что значит полное слияние с Дао, пребывание в истинном покое, или - внешнее движение при внутренней невозмутимости обретает максимальную силу воздействия. Потому Лаоцзы и говорит: “Покой есть главное в движении”; изменчивое подчиняется закону Неизменного, Покою, Постоянству.

Но к этому же состоянию успокоения ума ради соединения с Божественной энергией устремлены усилия христианских подвижников: “Ум в особом акте синтеза мыслит все сразу” (Иером. Софроний) - только на Востоке не назовут это “синтезом”, не зная “анализа”, а назовут “анатманом” - “не-я”, полным самозабвением себя внешнего ради пробуждения внутреннего Я; назовут “не-умствованием”: когда замолкает малое, вторичное “я”, эго, тогда говорит истинный, внутренний человек. На буддийском Востоке назовут это Просветленностью, в христианском мире - Спасением, но суть одна - освобождение от вторичного, неистинного. С. Хоружий приводит мнение современного греческого богослова Х. Яннараса: “Спасение... не юридическое оправдание поступков. Греческий термин... означает: я становлюсь Целостным, я достигаю полноты своего существования” /Синергия, с. 58/. Но то же самое можно сказать и о Дао-человеке и о бого-человеке). Вывод Яннараса логически вытекает из осмысления порога Ничто, бездонного молчания как высшего момента в восточной апофатике, в отличие от западной негативной теологии, которая отождествляет Ничто с полным неприятием, отрицанием бытия.

Вспомним, что Лейбниц пришел к мысли о “предустановленной гармонии”, осознав целостность мира через целостность, завершенность ее индивидуальных сущностей, монад, - “вечной части нашей нравственной природы”. Каждая монада реализует заложенную в ней программу, и это не противоречит китайскому пониманию внутренней формы - “ли”, или идее о мгновенных проявлениях в единичных сущностях вечного Дао, морального закона Вселенной, который обойти невозможно, а главное не нужно, ибо он ведет сущее к Благу. 1.

Наконец, вспомним еще раз Гумбольдта, его мысль о том, что “в индивидуальности заключена тайна всего бытия”, или о том, что “объективная истина проистекает от полноты сил субъективно индивидуального”. То есть если нечто достигает полноты, завершенности , т.е. становится свободным, то пропадает разница, ущербность отдельного: всё следует единому закону. И значит, разделение мира на субъект и объект приводит к тому же, к Целому, когда отдельное достигает полноты, субъект достигает совершенства и уже не может противостоять объекту. Само по себе пропадает отношение к объекту как к чему-то второстепенному, подневольному, пропадает сам объект как противоречащий природе Целого. И получается, что, действительно, и противоположные в чем-то пути ведут к Единому по мере своего завершения или по воле Бытия. Это и делает неизбежной Встречу, в том числе, Запада и Востока. Но эта Встреча не могла бы состояться, если бы одно уподобилось другому и нечем было поделиться.

Время подтверждает, что ,действительно, на половине ян (западная парадигма) присутствует иньская точка, которая способна то расширяться, то сужаться, и, наоборот, на иньской половине (восточная парадигма) никогда не исчезала янская точка, которая также могла то расширяться, то сужаться, но не могла исчезнуть совсем. Значит, неизбежна их Встреча, Запада и Востока (как неизбежна встреча непараллельных прямых в бесконечности). “Запад и Восток есть в каждой вещи”. И хочется перефразировать эти слова Гегеля: “Запад и Восток есть в каждом человеке”. Пусть окружными путями, но и Запад не мог миновать Великого Предела (Ахиллес догнал черепаху). Не потому ли, что Великий Предел есть закон Бытия, “в нем обе формы коренятся” - по Чжу Си, - момент Встречи инь-ян. И человеку предстоит понять этот Закон или мудрость и действовать в согласии с нею. Конечно, можно и не учитывать законы Бытия, упорствовать в неведении и двигаться не туда, все дальше от себя, но тогда придется повторять путь до тех пор, пока не откроются глаза души.

В наше время уже немало признаков Прорыва в инобытие: “Проходит лик мира сего”. Проходит и момент “остановки”, “эпохе”. Гуссерль для того и отвергал стереотипы, воздержаться от суждений, чтобы иметь паузу, дать возможность эйдосу самовыявиться. Предлагал довериться тому, что японский философ ХХ века Нисида Китаро назвал “чистым опытом”, без каких-либо спекуляций, - логикой Небытия, абсолютной непредвзятости - как путь к истине.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №12  СообщениеДобавлено: 19 июн 2013, 10:06 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
3.Логика Небытия или Целого

Переживаемые наукой перемены, встреча логики-интуиции, меняют отношение к сущему. Наука приобретает универсальный характер. Может быть, впервые ученые, преодолевая научный эгоцентризм, задумали понять Природу, исходя из нее самой, из законов Бытия, а не из своих представлений о нем. Проблема Бытия актуализируется, предопределяя методику познания в философии, в физико-математических науках. Действительно, можно сказать, что развитый ум прошел этап “остановки” и вновь расширяется “иньская точка” или интуитивное, целостное знание; на сей раз в сфере науки срабатывает принцип “разрастания малого” в нелинейной среде. “Создается новая своеобразная методика проникновения в неизвестное, которая оправдывается успехом, но которую образно (моделью) мы не можем себе представить”. (Кстати, и это препятствие преодолевается школой Курдюмова благодаря “нелинейному мышлению”: “Группой исследователей ИПМ им. М.В.Келдыша совместно с учеными из МГУ развивается представление, что в открытой нелинейной среде без изменения ее собственных параметров, но при варьировании только характера начального воздействия на нее, могут возникать разные структуры, выступающие в качестве аттракторов, целей развития. Цели развития, конечные наиболее устойчивые ее состояния, уже заложены потенциально в нелинейных свойствах Среды. Понятие “нелинейность” начинает использоваться все более широко, приобретает мировоззренческий смысл”. 1.

1. С.П.Курдюмов, Е.Н.Князева. У истоков синергетического видения мира. - Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М., 1994, с. 171.

Само рождение синергетики свидетельствует о том, что происходит не столько смена парадигмы, что бывало и раньше, сколько смена вектора движения. Оно уже не ограничивается горизонтальными связями, а тяготеет более к необратимости, движению по вертикальной оси, от Земли к Небу. Одно движение по горизонтали, туда-сюда, естественно, не меняет качества жизни, дает лишь количественное накопление того же. И именно это представление, породившее идею “вечного возвращения”, долгое время господствовало. “Путь вверх и вниз один и тот же” - по Гераклиту /В 60/, что обусловлено было восприятием Космоса, как замкнутого, конечного, в отличие от китайцев, признававших беспредельность и открытость Вселенной и всеобщую тенденцию к восхождению или совершенству: “то инь, то яно и есть дао. Следуя этому, идут к Добру”. Т.е. все само по себе движется к высшему Бытию, и человеку следует осознать это, чтобы стать совершенным. Греки, главным образом, шли от Земли-Геи, китайцы - от Неба, его божественного повеления. Вертикальная ось неподвижна, извечна, “колесо движется, потому что ось неподвижна” - говорят даосы. Это близко тому, что в синергетике называется законом необратимости.

открыть спойлер
Меняется, таким образом, вся система взглядов, и представление о самой Эволюции, которая обретает целевую устремленность: к Духу, к расширению сознания, внутреннего бытия личности. Высвобождение индивидуальных сущностей предполагает их “локализацию”, “прерывность”, т.е. переосмысление превратно понятой эволюции, “прогресса”, как однолинейного движения по горизонтали. До сих пор История двигалась от соединения к разъединению и наоборот, - вслед за сознанием, в котором, как и в науке, доминировало что-нибудь одно: или идея Единого, или идея многого. На это обратил внимание А.Пуанкаре: “...наука всегда обречена перилдически переходить от атомизма к непрерывности, от механицизма к динамизму и обратно и почему эти колебания никогда не прекратятся... в какой же фазе колебания мы находимся теперь, хотя мы и уверены, что через некоторое время окажемся в противоположной фазе.

И вот я, не колеблясь, утверждаю, что в данный момент мы продвигаемся в сторону атомизма, а механицизм преображается, уточняется” 1. И так оно и было в те годы, когда литература заговорила об “атомизации” личности, обрекающей ее на бездомность. Так оно и было, видимо, двадцать пять веков назад, как видел это Эмпедокл в мистическом прозрении:

“То, Любовью влекомые, сходятся в стройный порядок,
То Враждой ненавистной вновь гонятся врозь друг от друга,
Чтобы в единое целое снова затем погрузиться.
Так, поскольку единство рождается без перерыва
В множества недрах, а множество вновь прорастает вединстве,
Вечно они возникают, и нет у них стойкого века.
Но поскольку обмен сей никак прекратиться не в силах, -
Вечно постольку они существуют в недвижимом круге” 2.

Ну, а в древнем комментарии к Ицзину сказано: “К чему Поднебесной размышления? Все, что расходится, возвращается к Единому. Солнце заходит, луна восходит. Солнце и луна действуют друг на друга, и рождается Свет. Холод уходит, тепло приходит,тепло уходит, холод приходит; тепло и холод действуют друг на друга, и год завершается. Что уходит, искривляется, что приходит, выпрямляется. Кривое и прямое действуют друг на друга, и приносят пользу... Кто следует Справедливости, приобщается к Духу, у того все свершается. Он успокаивает свою душу и достигает высшего Добра” 1.

1. Анри Пуанкаре. О науке. М., 1983, с. 491.
2. Эмпедокл. О природе, 26. Цит. по: Генрих Якубанис. Эмпедокл: философ, врач и чародей. Киев, Синто, 1994, сс. 74-75.

Уникальность наступившей ситуации, или нового эона, эволюционного витка, в осознании одновременности того и другого: то, что на материальном, земном уровне разрозненно, то на духовном, небесном уровне едино. Недаром идея прорыва, “прерывности” привлекала внимание русской мысли уже в начале века. Вспомним чаяния Павла Флоренского: “С началом текущего века научное понимание претерпело сдвиг, равного которому не найти, кажется, на все протяжении человеческой истории. Эти два признака суть прерывность и форма... Непрерывность изменений имеет предпосылкою отсутствие формы: такое явление не стянуть в одну сущность изнутри. Эволюционизм, как учение о непрерывности, существенно подразумевает и отрицание формы, а следовательно - индивидуальности явлений” (“Пифагоровы числа”).

И это была довольно сильная умственная тенденция, видимо, вызванная предчувствием Свободы, которая первична, имманентна Бытию, невозможная без индивидуализации, завершенности каждой сущности и, естественно, прежде всего человека, самоспасение которого дает спасение всему. Примерно за двадцать лет до Флоренского, в 1906 году, японский литератор Окакура Какудзо писал в “Книге о чае”: “Х1Х век с его идеей эволюции приучил нас думать о человечестве, не думая о человеке. Коллекционер усердно собирает образцы, чтобы представить период или школу, забывая о том, что одно прекрасное произведение искусства может научить нас больше, чем многочисленные примеры посредственной работы целого периода или школы”.

1. Сицычжуань 2, 22. - Книга Перемен, Сочинения китайской классики, т.1, Токио, 1966, с. 537.

Осознание недвойственности сущего делает возможным воссоединение двух разрозненных половин, т.е. целостное видение и целостное существование на любом уровне. Происходит переход от искусственных конструкций, составленных из частей, к естественной самоорганизации сущего; отпадает понятие “части”, которая, по определению, не может быть свободной. При устранении дуализма “два” предстает как “одно” или целое, которое сообразуется с небесным замыслом, что дает о себе знать в процессе индивидуализации Единого и универсализации единичного. Можно определить сущностные признаки этого процесса, дающего о себе знать в любой мыслимой сфере. Скажем, переход от внешнего к внутреннему, от количественного критерия к качественному - вслед за переосмыслением закона причинности. По убеждению Пуанкаре, “Всякое событие, сколь бы оно ни было незначительно, имеет свою причину, и бесконечно мощный дух, беспредельно осведомленный в законах природы, мог бы его предвидеть с начала веков”.

И, действительно, Будда “предвидел”, что причина и следствие так же недвойственны, и всякое событие имеет свою причину или каждая причина порождает свой “плод” /япон. инга, что переводят иногда, как карма: “что посеешь, то и пожнешь”, и не было такого случая, чтобы этот закон не сработал/. Сама причина при синергетическом мышлении перемещается из внешней сферы во внутреннюю, ее ищут не во внешнем, механическом воздействии, а в саморазвертывании внутренней формы, имманентной сущему. Если причина внутри, то невозможен прежний детерминизм, нельзя предугадать ход событий, можно лишь довериться ему, продумать возможные пути самоорганизации и выбрать оптимальный аттрактор. В этом смысле наука допускает вмешательство в природные процессы: угадать правильный аттрактор, как бы подыгрывая Природе, готовой служить человеку, если он послужит ей или начнет почтительно к ней относиться (что, впрочем, в большей степени нужно самому человеку: Природа может без него обойтись, а человек без Природы - нет).

Вспомним, еще Гегель был уверен, что в природе все бесконечно повторяется и лишь дух восходит. Против этого противопоставления, против “отвлеченного знания” восстала русская мысль, объявив “Борьбу за Логос”, как это сделал Вл.Эрн: “Нужно осознать мысль в Природе и Природу в мысли. Вернуться к Природе, как сущему... Осознать ее как самостоятельно сущее”. И дальше - “... осознавая Природу как сущее, и, выходя тем самым из плоскостного понимания мира, свойственного рационализму, мы не доходим еще до самого корня мысли... он там, где лежит творческая причина самой природы... в том божественном Логосе, которым сотворено все существующее” 1.

Что уж говорить о таком явлении, как русский космизм, веривший, что каждый атом - живая структура, и вся Вселенная, пульсирует, как живое существо, очищая и высветляя космическое пространство, одухотворяя материю. “В этом бесконечном числе разной величины подъемов и падений сказывается биение общемирового пульса, великая динамика природы, различные части которой созвучно резонируют одна с другой” 2. И в этом суть синергетики: то, что считалось мертвым, становится живым, а живое требует к себе особого отношения.

Отсюда смещение доминанты: не столько наблюдение над внешним объектом, сколько сосредоточенность на внутренней форме, на тонком мире, на том сущностном, что невидимо присутствует, что греки называли “эйдосом”, а китайцы - “ли”. То есть, научное знание расширяется до сферы духовного знания и значение этого трудно переоценить.

1. Вл. Эрн. Борьба за Логос. М., 1915, сс. 318, 355.
2.А.Л.Чижевский.Земное эхо солнечных бурь.М.,1973, с. 43.

Итак, согласно китайским учениям, “ли” - внутренняя форма, внутренняя структура, определяющая природу, характер вещи, - фвляется ее центром, душой. Присутствие души и делает вещь-явление целостной, неповторимой, - индивидуализирует сущее. Процесс индивидуализации, как уже говорилось, отличает наступающую фазу Эволюции. Происходит взаимовстреча расторгнутых когда-то половин на всех уровнях: Неба-Земли, Духа-Материи, Чувства-Разума, Человека-Природы, - или обожение сущего. Человек встречается с самим собой, со своей забытой сущностью, не в общепринятом смысле, а в истинном: с той, без которой он не может состояться как Целый человек. Н.Бор называл это встречей “актера и зрителя”: “... вся система понятий классической физики... основана на некоторой предпосылке... что можно отделить поведение материальных объектов от вопроса о их наблюдении... Мы должны обратиться к совсем другим областям науки, например к психологии или даже к особого рода философским проблемам, с которыми уже столкнулись такие мыслители, как Будда и Лаоцзы, когда пытались согласовать наше положение как зрителей и как действующих лиц в великой драме существования” 1.

И эта мысль датского физика и не менее философа есть проявление все той же потребности - соединения разрозненного, субъекта и объекта, чтобы предотвратить распад мировой субстанции. Обретая целостность, каждая сущность обретает Свободу. Обретая Свободу, не посягает на свободу другого, сосуществует с другими неслиянно и нераздельно. Этот высший тип единства, когда каждый сохраняет свою индивидуальность, что и позволяет ему сообщаться с другими сущностями, - единство в духе, его не обнаружишь в эксперименте, оно вряд ли доступно вычислению, логическому обоснованию, но доступно интуиции. Значит, и логика обретает свою утерянную половину, ту, которая позволяла древним прозревать высшую Истину. Ее, эту высшую сущность, можно разве что возлюбить, понять сопереживая (войдя в один темпомир, где сосуществуют структуры разного возраста, - скажут синергетики, но, может быть, это и есть неуловимая “любовь” или жэнь Конфуция: иероглиф, состоящий из человека и “двойки”: человек призван соединять сущее, не посягая на его природу). А японский поэт скажет: чтобы нарисовать сосну, надо стать сосной, почувствовать ее душу, биение ее сердца, прийти с ним в созвучие.

Внимание теперь привлекает не сам предмет, - статичный, неподвижный, - сколько то, что с ним происходит - процесс, движение энергии. Сама энергия едина, потому важно понять, какую форму она в данный момент принимает и куда направится в следующий, - что можно ждать от ее следующего воплощения. Так, не ограничиваясь вторичными, видимыми признаками, можно узнать не относительную, а абсолютную истину, - увидеть вещь в ее подлинности, в ее Таковости, как говорят буддисты.

Если причина внутри явления, то меняется отношение к внешнему миру, он, собственно, перестает быть внешним. Человек чувствует свою причастность к нему, зависимость от него, свою единосущность с ним. Не человек и мир, а мир в человеке и человек в мире, - они родственны. Зависимость - не от произвола субъекта и не от механической причины, а от высшего Закона, который направляет сущее к Благу. При этом каждая вещь следует своему предназначению, своему ли. Все само по себе, и все едино в Духе.

Получается, что мир подобен не моноцентрической модели, тем более - не антропоцентрической, а полицентрической или “сингулярной” /по выражению Бердяева/. Это значит, что центр везде, в каждой точке. И сама эта точка не нуждается в опоре, ибо связана с высшим Бытием, - есть целое, микромир. Всякое же целое открыто другому целому, едино с ним в высшем, не в физическом или механическом смысле. В незаконченном “Словаре символов” Павла Флоренского “точка” определяется как символ единого, недвойственного: пустота и полнота, свет и тьма, единица и нуль, мир видимый и невидимый одновременно. (Естественно, такой “Словарь”, указующий на Свободу, как смысл и цель Бытия, не мог в те годы появиться, а его автор жить).

Собственно, точка - коррелят Небытия, вспышка Вакуума, который теперь переосмысляется на восточный лад, как полнота непроявленного мира, потенциальное бытие неисчерпаемых возможностей. Это и свертывание энергий инь-ян в Великом Пределе - Тайцзи, чтобы в полном покое обновиться. На Востоке представление об изначальности Небытия, у которого нет точки отсчета, и не могло привести к дискурсии, к последовательному причинно-следственному ряду и к логике, отсюда вытекающей: все здесь и теперь. Точка - мгновенное проявление Единого, соединяя Небо и Землю, преисполнена высшей энергией. Каждая из них - центр Бытия. Сколько точек, столько и сущностей, не сцепленных линией, свободных, способных проявить себя неожиданным образом (“неожиданным”, если смотреть снизу, где незаметна жизнь Целого). Каждая из них свободно соединяется с Абсолютом, что и позволяет этим точкам не распадаться, не впадать в дурное множество, как это происходит, когда обрывается связь с Высшим, как его ни назови. В Аватамсаке сутре мир предстает, как бескрайняя сеть Индры, украшенная драгоценными камнями, которые блестят при восходе солнца так, что каждая драгоценность отражает все остальные.

Или, как скажет буддийский монах Фа-цань (643-712): “Когда один представляет всех, каждый индивид, соответственно, есть центр Вселенной. Когда индивид А - господин, все остальные индивиды и природа, т.е. весь мир - его вассалы. В то же время А - вассал по отношению к Б и С. Т.е. каждый индивид одновременно и господин и вассал... Один идентичен многим, многие идентичны одному. Мир творится каждым существом. Индивидуум и мир взаимно создают друг друга. Но если многие соединяются в одном, значит, каждый индивид есть центр Вселенной”. 1. В Дзэн эта мысль обретет формулу - “одно во всем, и все в одном”.

Преодоление линейности и закрытости, которых и нет в природе, переход от схемы к жизни, от объекта, которым можно распоряжаться по своему усмотрению - препарировать, разъединять, соединять (“правильно мыслить, - по Аристотелю, - значит разделять разделяемое и соединять соединяемое”): все живое и требует к себе соответствующего отношения, - такой взгляд может в корне изменить человека. Все резонирует друг на друга: в одном месте тронешь, в другом может отозваться болью. Можно сказать, преодоление дуализма пробуждает Совесть.

Субъект соединяется с объектом, наблюдатель с наблюдаемым, и все меняется. Физико-математическая наука соединяется с онтологической Справедливостью, и это несет ей спасение. Кажется, Эйлеру принадлежит мысль: “Даже в области физики материальное отступает перед духовным”. А Эмерсон более века назад сказал в “Природе”: Аксиомы физики выражают на ином языке этические законы”. Т.е. наука становится нравственной, к чему до сих пор она относилась более, чем спокойно, полагая, что всякое субъективное вмешательство, даже из высших соображений, помешает ее объективности.

Преодоление двойственности, увековеченного стремления разделять, опровергать, привычка к негативизму, умалению другого, - требует великих усилий духа. В свое время Шеллинг в лекциях по “Философии языка и слова” сетовал, что “внутренняя двойственность” столь “укоренена в нашем сознании, что даже, когда мы наедине с собой или думаем, что мы наедине, мы все же неизменно мыслим как бы вдвоем и обнаруживаем это в своем мышлении и должны признать наше сокровенное глубочайшее бытие по существу своему драматическим”. 1. Но в религиозной практике, скажем, исихастской, нет места этому драматическому противоречию: в молитвенном состоянии, в божественном безмолвии, происходит встреча энергий, стяжание благодати. “Когда соединение сформировалось, деятельным началом в нем является только энергия Божественная благодать. Лишь она действует. Но она может действовать лишь в человеке, может выражать, выявлять себя в наличном бытии лишь его действиями - и дело энергий человека, если угодно, самоустраниться: дать благодати вселиться и действовать в человеке. Человек должен стать открытым, “прозрачным” для благодати” / Синергия, с. 109/.

И это очень похоже на буддийский идеал анатмана - “не-я”: чтобы стать собой, узреть себя истинного, свою светлую природу Будды, нужно забыть себя, - себя внешнего, свое эго. Если твое сознание проснулось, то увидишь иллюзорность и своего эго, и многое из того, что ценил в прежней жизни, как это, как это произошло с японским философом, приобщившимся к Дзэн, Нисида Китаро. Ему открылось в опыте, что “Наше истинное Я есть изначальная субстанция Вселенной. Когда мы узнаем себя подлинного, мы не только воссоединяемся со всем человечеством, но становимся едины с изначальным универсумом, воссоединяемся в духе с Божественным Разумом”. Так претворяется дзэнское ощущение “одного во всем, и всего в одном”.

И это всеобщий закон: Истина открывается лишь забывшему о себе, преодолевшему свои пристрастия. Таково условие спасения ли освобождения и в буддизме, и в христианстве, и даже в современной науке в ее высшем проявлении. Значит, сколько ни кружит человечество, ни шарахается из стороны в сторону, рано или поздно в лице своих лучших представителей, приходит к тому же, - к Единому. Но это потребовало переосмысления мирового порядка: не линейного, а многомерного, не закрытого, конечного, а открытого бесконечного, где все существует одновременно, не в прямолинейной последовательности, - что доступно лишь целостному мышлению.

Восточные мудрецы не упрощали лик Вселенной, но верили в его проницаемость, если ум, отпущенный на свободу, может соприкасаться с ним непосредственно, прямо. В созерцательном состоянии раскрывается “цветок Истины”, все озаряется изначальным Светом, когда ум пробужден, становится целым, в отличие от частичного и условного рассудка. Дхармы - элементы бытия, моментальные “вспышки” в феноменальном мире длятся единственный миг (кшана).1

1. Преодоление двойственности можно понимать и как искупление первородного греха богоотступничества, - отпадения от Единого. А можно понимать, как изменение “оси сознания”, которая приходит в соответствие с “осью вещей” (Эмерсон). Уже принцип дополнительности Н.Бора открыл совместимость казавшегося несовместимым: волна и корпускула одновременные свойства света, а по сути - универсальный закон “как бы двойного бытия”. Все одновременно едино, волнообразно, бесконечно, и все - индивидуально, точечно, мгновенно, - как учит буддийское учение о дхармах.

Некоторые школы буддизма считают, что кшана - мельчайшая частица времени - и есть единственная реальность. Ю.Н.Рерих, гововоря о картине мира в буддизме Махаяна, акцентирует внимание на наличии двух структурообразующих начал: прерывность и непрерывность, точечное (корускулярное) и линейное (волновое). Они комплементарны, присущи одному и тому же явлению. Сознание - это мгновенное проявление океана бессознательного, “притом что в каждом моменте присутствует весь временной ряд - прошлое, настоящее, будущее.”. Каждое мгновение (кшана) есть сжатая Вселенная и сжатая Вечность.: время и пространство так же недуальны, присутствуют друг в друге.

Итак, если все целостно, существует само по себе самый короткий миг, появляется спонтанно и одновременно, то тут неприемлем прежний способ познания, характерный для классической физики. Поэтому проблема методологии науки становится столь насущна. И можно понять интерес к восточной методике целостного подхода, слабого, точечного воздействия, как, скажем, в иглоукалывании: ни анализа, ни синтеза, а восстановление циркуляции энергии в организме. Веками на Востоке развивали способность ощущать пульсацию энергии, видеть невидимое. Как говорит об этом в Предисловии к переводу на японский “Даодэцзина” Лаоцзы тот же Нисида Китаро: “ Разве не скрыто в основе восточной культуры стремление видеть форму бесформенного, слышать голос беззвучного?! Наши сердца постоянно стремятся к этому”. (В духе популярной в Японии Сутры Сердца: “Форма и есть Пустота, Пустота и есть Форма”).

Уже в Ицзине изучение понимается как наблюдение за “небесными письменами”, вхождение в ритм естественных Перемен, которому повинуется и природа, и человек, как ненарушение вселенских законов. Естественно, свой образ действия они называют недействием, Недеянием, суть которого в ненасилии над Природой, над любой сущностью или - действием, который согласуется с мировым порядком и с особенностью каждого мгновения переживаемой ситуации. Собственно, у них и не могло возникнуть понятия случайного или не-случайного: то, что случайным кажется человеку, не случайно для Неба, Небесного повеления, испытующего человека. Человеку остается понять его волю. Особенность мышления китайцев хорошо прочувствовал Карл Густав Юнг (именно прочувствовал, интуитивно, ибо не знал китайского, но проник глубже многих китаистов). “То, что мы называем случайностью, для их мышления является, судя по всему, главным принципом, а то, что мы превозносим как причинность, не имеет никакого значения... Их, видимо, интересует сама конфигурация случайных событий в момент наблюдения, а вовсе не гипотетические причины, которые якобы обусловили случайность. В то время как западное мышление тщательно взвешивает, анализирует, отбирает, классифицирует, вычленяет, китайская картина мгновенно все сводит к незначительной детали, ибо все ингредиенты и составляют наблюдаемый момент... Этот необычный для нас принцип я назвал синхронностью... и он диаметрально противоположен нашей причинности. Древние китайцы смотрели на космос, как современный физик, который не может отрицать, что его модель есть не что иное, как психофизическая модель мира”. 1.

И как ни отличаются японцы от китайцев, в этом не рациональном подходе они близки. В последнее время японцы много размышляют о несовпадении способов восприятия вещей между ними и европейцами. Так ученый Нагасима Нобухиро пишет, что для западного типа мышления характерна “коммуникация максимального сообщения” тогда как для японского мышления - “коммуникация минимального сообщения”. В первом случае неизбежной становится анализ и упорядочивание информации, которая должна стать ясной, определенной, логически убедительной, так что над ней не приходится ломать голову, - все готово для восприятия. Тогда как характерная для японцев “коммуникация минимального сообщения” предполагает способность схватывать целое или сущность передаваемого и выразить ее в немногих словах, но таких, который способны как бы вызвать взрыв всей информации в уме того, кто ее получает. Самая совершенная информация, по мнению того же ученого, бессловесна, или внутренний разговор с самим собой, что характерно для современных японцев, и что несомненно навеяно дзэнской формой общения: передача желаемого “вне слов”, “от сердца к сердцу”, и даже “вне письменных знаков”/фурю мондзи/. Стяжение в точку характерно для дзэнской поэзии: семнадцать слогов хокку /трестишия/ могут вызвать озарение-сатори, полную просветленность ума. Можно “ткнуть” ум ученика прямо в Истину, и она раскрывается нетривиальным путем: становится видимым невидимое и слышимым беззвучное. И это, видимо, близко той методике, поиском которой занимается новая наука, той необычной методике, которая позволяет выбрать правильный аттрактор, чтобы направить движение к лучшему из возможных вариантов, - остальное самодостроится.

Потому и должны быть интересны нам такие не-классические философы, как Нисида Китаро. Он пережил Озарение-Сатори, после чего его пронзила мысль, что “все сейчас существующее и есть сама Реальность (Татхата - Таковость). От чувства со-присутствия в мире и родилась его известная книга “Размышления о Добре”, как следствие “чистого опыта”, непосредственного переживания “реального Бытия”. Он вдруг понял, что все в этом мире движется “оттуда и туда”. Будда Татхагата “приходит и уходит Так”, самоестественно, как Будда Махавайрочана-Великое Солнце самоестественно наполняет все своей энергией.

Нисида потому и отвергал логику Аристотеля, что она не является “логикой конкретного бытия”, и противопоставил ей логику Небытия или Целого, которая позволяет представить вещи в их Таковости, в “чистом опыте”, абсолютно непредвзято. 1. Он отрицал и аристотелевское определение индивида: являющееся субъектом не является предикатом”. В изначальной сущности пребывает истинное Я человека, и все вещи, взаимопроникаясь, существуют в благом единстве. Когда же Я отделяется от мира, от которого родилось, то ему некуда дется, и оно теряется, впадает в отчаяние. Потому степень процветания народа зависит от степени расширения сознания, внутреннего бытия личности.

Итак, логика Небытия - это логика Целого, истинно-сущего или изначальной Свободы, тогда как на Западе преобладала логика бытия, т.е. проявленного мира, который относится к непроявленному как часть к Целому. Потому и говорят, что Истина открывается тому, кто забыл о себе, отринул все внушенное, не навязывает малого большому, свой неизбежно ограниченный опыт вселенскому порядку. Потому и можно назвать эту логикой логикой Свободы, свободного самовыражения каждой сущности, будь-то человек, слово, звук, цвет. Синергетики называют этот тип логики “троичной”, как это делает Сергей Павлович Курдюмов, говоря о выходе математики за рамки формальной логики и о рождении логики Троичности. 1. “Одно рождает два. Два рождает три. Три рождает все сущее” - по Лаоцзы. Надо думать, первая фаза - чувственное Единое, потом разделенное на два, ради возможности оперировать с ним, потом два вновь соединились под угрозой полного распада, но уже не на чувственной почве, а устремившись вверх, к божественному Единому. Три или Триединое - за гранью двойственности, или логика Целого, позволяющая множеству не распадаться.

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №13  СообщениеДобавлено: 19 июн 2013, 10:07 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
4. Синергетика и восточные учения

Если все пути ведут к Одному - “свойство Дао возвращение к истоку” - то и неудивительно, что современная наука, синергетика, почти по всем параметрам сближается с восточными учениями. “Ключевые идеи” синергетики: “самоорганизация, открытые системы, нелинейность”. 1. Все это присуще и восточной мудрости, суть которой в непротивопоставлении одного другому, в следовании естественному порядку. Мудрецы более всего оберегали этот порядок, не приписывая Природе того, что ей не свойственно. Если нарушишь волю Неба, то все усилия что-либо понять, окажутся тщетными.

Теперь наука ставит ту же задачу: понять законы Бытия, исходя из самого Бытия, а не из априорных представлений о нем. Но если совпадают намерения, не могут не совпадать и выводы, ибо Истина едина и открывается единому сознанию, что и позволяло нашим философам говорить о всеединстве в строении космоса, как у Е.Н.Трубецкого: “Все мои переживания и ощущения, а стало быть, и все мои восприятия красок вселенной объемлются абсолютным сознанием и содержатся в нем в контексте всеединой Истины. Стало быть, в этом контексте всякое мое ощущение становится элементом всеединого откровения... Откровение это заключается не в самом моем ощущении, не в субъективном переживании моей психики, а в сверхпсихическом смысле переживаемого. Смысл же этот открывается не всякому, а имеющему очи видеть”. 2.

Поистине, все пути ведут к единому, но особенность нынешней ситуации в некоем фазовом совпадении, когда структуры “разного возраста” встречаются в одном темпомире, что позволяет думать, что ритм выше времени, если этот ритм задается внутренней формой, т.е. изначален. Притом возникающая картина оживает, она объемна, голографична: все точки сопряжены, резонируют, и каждая отражает целое. 1

1.Е.Н.Трубецкой. Избранное, М., 1997, с. 169..

Какую бы сторону этой сложноорганизованной системы мы ни взяли, убедимся в том, что “все в одном, и одно во всем”. И ничем нельзя пренебречь, если все имеет свою внутреннюю форму, а, стало быть, и свое вселенское назначение. Потому однородная Среда и порождает неоднородные структуры, что “явленное Дао не есть Постоянное Дао”. Причина рождения новой структуры внутри, не вовне, самопроявляется, ибо заложена в неисчерпаемых возможностях Ничто. Эта невидимая внутренняя форма и придает каждому явлению целостный характер, а у Целого свои законы: открытость, неравновесность, нелинейность, самоорганизация или независимость от внешней причины: живя по своим законам, не мешает жить другим.

открыть спойлер
Естественно, одно целое отлично от другого целого, Природа избегает подобий. Индивидуальные сущности не объять одной линией, одной схемой, ибо они образуют многоликий мир, где все со-возникает, со-существует, неслиянно и нераздельно, напоминая о себе в мгновенных, точечных проявлениях. Такое извечно подвижное состояние Среды “порождает квантовый эффект” - говорят физики, не подозревая, что много веков назад говорили о том же, называя это вспышками дхарм, которые возникают из непроявленности, Пустоты /Шунья/, их невозможно предвидеть, но можно им довериться, и даже снять их вибрацию успокоением сознания или Просветленностью, - избавиться от всякой зависимости.

1. “Процессы обмена происходят не только через границы самоорганизующейся системы, но в каждой точке данной системы”, - Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М., 1994, с. 14, с. 20.

А разве закон самоорганизации не свидетельствует о том, что природа разумна и о том, что каждая сущность устремлена к своей реализации, завершению, или - к Благу, что открылось уже Аристотелю. “Материя есть возможность, форма же - энтелехия”; “форма - цель, а закончено то, что достигает цели” /”О душе”/. Притом цель означает не всякий порядок, “но наилучший”. Более того, энтелехия и есть душа каждой сущности: “душа же есть суть бытия и форма (логос) не такого тела, как топор, а такого естественного тела, которое в самом себе имеет начало движения и покоя” /”О душе”/. Значит, тот, у кого нет души, не может достичь совершенства, как бы ни старался. 1. Цель Пути-Дао, которое ведет к совершенному Добру, приблизить человека к изначально чистой природе, избавляя его от суетных мыслей и чувств, успокоив взбаламученную энергию, которая затмевает изначальный Свет, т.е. привести в соответствие внешнюю форму с внутренней. Тогда и проявится изначально благая природа сущего, когда человек достигнет целостности, завершенности. Целое и есть Истина. В зерне заключена вселенная, - говорят буддисты; любая часть круга обладает той же ценностью, что и центр круга. В буддизме нет понятия центра и периферии, главного и второстепенного. Целое соединяется только с целым, часть нарушила бы единство, соединяется самоестественно, - нет надобности воздействовать силой. Отсюда Путь ненасильственного саморазвертывания мира, где все находит свое место.

1. Не случайно понятие “энтелехии” на долгое время было предано забвению: оно не укладывалось в антропоцентрическую модель самодеятельного человека, способного переделывать мир по своему усмотрению; не отвечало дуалистическому мышлению. И так же не случайно возрождается к энтелехии интерес при устремленности к Целому.

Если все в Природе подчиняется высшему Разуму, то не может не быть Морально. Если нет раздвоения на субъект и объект, то не может быть и существования одного за счет другого, саморазрушения сущностей: посягающий на свободу другого сам лишается свободы. Потому в буддизме Мудрость-Праджня едина с Состраданием-Каруной, - одного нет без другого: мудрости без сострадания, как и сострадания без мудрости. Всякое неуравновешенное состояние превращается в свою противоположность: сострадание без мудрости ввергает народ в пучину бедствий.

Если все самоорганизуется, отпадает надобность в диктате. Когда это будет осмыслено, в корне изменится самоосознание человека. Измененное сознание, ощутившее вкус свободы, приведет к обновленному самоощущению в любой сфере, к высвобождению отдельного, будь это слово, звук, язык общения, язык искусства. Не своеволие, а самовыявление собственной сути вернет жизнь культуре, восстановит ее софийную природу - сообщать всему живой ритм, уравновешивая начала, приобщать материальные изваяния к духовному истоку, реализуя “предустановленную гармонию”, помогая миру выйти из затянувшегося хаоса к высшему порядку. /Говоря словами синергетики, сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития, можно лишь вникать в них и действовать сообразно, устраняя препятствия с пути к совершенству, что на Востоке называлось Недеянием, а в христианском мире - умным деланием/.

Действительно, если все самоорганизуется, т.е. само по себе выбирает наиболее удобный путь реализации своей энтелехии, то человек своим вмешательством может помешать этому процессу, но может и помочь, угадав направление, аттрактор Эволюции. Попадая в поле притяжения аттрактора, Среда неизбежно следует ему, как наиболее устойчивому состоянию. Но сознание может быть соорентировано и на ложный аттрактор /всевозможные мифы, навязчивые идеи/, что так же неизбежно уводит с эволюционного пути и ведет к катастрофе, которую может предотвратить смена аттрактора. Потому синергетики полагаются не на силовое воздействие, а на правильную топологическую конфигурация, архитектуру, резонансное воздействие на сложную среду (С.П.Курдюмов). Т.е. самоорганизующаяся Вселенная или пути Эволюции предоставляют свободу выбора, рассчитывая на понимание разумного и гуманного человека. Если Вселенная - живой организм, то она не может не пульсировать соответственно биению своего сердца. А работа этого сердца находится в зависимости от поведения человеческого рода, - по закону обратной связи. Наблюдения над резонансными особенностями позволяет регулировать процесс пульсации энергии ( как можно регулировать температуру больного или здорового организма). Но если ложный посыл или неправильный диагноз приведет к статике, закреплению в одной точке равновесия (Во времена Гомера “гармонию” могли воспринимать как “скрепы”), то это нарушит циркуляцию энергии и приведет систему к краху.

Именно на законе подвижного равновесия /кит.Хэ, япон.Ва/ держится традиционная культура японцев, чем можно объяснить ее удивительную устойчивость, неподверженность времени. Именно благодаря ощущению неизменной Основы: “Без неизменного не было бы Основы, без изменчивого не было бы обновления” /фуэки-рюко/ ее устремленность к Покою. Говоря словами Курдюмова, “чем более высоко развита система, тем сильнее ее нелинейность, тем менее выражены ее колебания, подъемы и спады. И согласно китайским учениям, пульсация инь-ян постепенно затихает, исполнив свое назначение: в Великом Пределе инь-ян как бы вновь сворачиваются для нового рождения. По словам современного китайского философа Цзинь Юэминя (1895-1984): Беспредельное (у цзи) или Небытие (у) порождает все вещи. Непрерывно меняясь, мир движется к Великому Пределу (Тайцзи), который воплощает Истину, Добро и Красоту”.

Итак, Эволюция, самоорганизуясь, ведет к Свободе, через индивидуализацию, завершение отдельных сущностей, и человеку остается осознать этот процесс и действовать в согласии с ним. Человек станет свободным, если перестанет угнетать другое в угоду своему малому “я”. Вот чему учит синергетика и вот откуда неадекватная реакция на нее. Но синергетика возникла не по прихоти или своеволию ученых, она как раз и делает это своеволие невозможным, ибо исходит не из того, что считалось неукоснительным, а из законов Бытия или онтологической Справедливости. Это стало возможным вследствие самоорганизации самой науки, которая перестает быть функцией, способной постигать лишь частные законы, относительную истину. Это обусловит смену не только логики научного познания, методики, но и языка науки. На смену однозначному понятию приходит многозначный символ, “иероглиф”.. А если языком науки становится символ, то она неизбежно сближается с искусством, с духовными учениями, религиями, которые во главу угла ставят Истину. Это не значит, что что-то будет существовать за счет чего-то, что сотрется грань между ними, нет, здесь возможно лишь неслиянное и нераздельное совместное действие или служение. Это значит, что ученый не сможет обходится без искусства, а религиозный деятель не будет пренебрегать научным знанием, реализуя идею “положительного всеединства”. Наверное, тогда и произойдет преображение мира, когда аттрактор, великий аттрактор, совпадет со всеобщей Энтелехией или предназначением мира к Свободе. По-крайней мере, так я себе представляю синергетическую перспективу, ее идеальный образ.


Т.П. Григорьева

Источник: http://spkurdyumov.narod.ru/TPGRIGORYEVA.htm

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №14  СообщениеДобавлено: 01 апр 2015, 08:03 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
«РОЛЬ СИНЕРГЕТИКИ В ФОРМИРОВАНИИ НОВОГО МЫШЛЕНИЯ»
Г.Н. ДУЛЬНЕВ


Геннадий Николаевич Дульнев — доктор технических наук,
профессор Санкт-Петербургского Государственного Института Точной Механики и Оптики


В синергетике есть очень много нерешённых проблем, она находится в состоянии интенсивного развития. Главный вывод синергетики в том, что единство мира требует и единства науки, объединения не только различных ветвей естествознания, но и гуманитарной сферы. В современном естествознании происходят интенсивные процессы гуманизации, многие специалисты-естественники всё более занимаются обществоведением, что, возможно, приведёт к появлению новой парадигмы. Но и в гуманитарных науках всё более принимается логика естественных наук. Появление синергетики и её синтезирующий характер, объединяющий многие отрасли знаний, как бы предвиден в Агни Йоге: В школах должен быть введён предмет синтез науки. Из него учащиеся усмотрят, как тесно связаны многие отрасли познания… Они поймут, что каждый учёный соприкасается с целым рядом научных областей[7]. По-видимому, в XXI веке возникнет новая мета-наука, объединяющая гуманитарные и естественнонаучные знания. Наука о сохранении цивилизации людей на Планете, наука о развитии Человека и сохранении всего живого.

1. Состояние, науки на пороге XXI века

Успехи науки в конце XX в. привели к миру, в котором наивысшим триумфом считается атомная энергетика, космическая и ракетная техника, кибернетика, лазер, компьютеры, чудеса современной химии и бактериологии… И в то же время этот мир для человека обернулся кошмаром, т.к. он разодран на части политикой и идеологией, живёт под угрозой экологического кризиса. Человек в этом мире — это какая-то биологическая машина, приводимая в движение инстинктивными интересами звериной природы. Подчёркивается индивидуализм, эгоистичность, конкурентность, выживание наиболее приспособленных. В этом мире нет подлинного признания высших ценностей духовной пробуждённости, чувства любви, стремления к справедливости, эстетической потребности. Потеряна гармония человека и природы, которая присутствовала в опыте древних цивилизаций. Так примерно охарактеризовал итоги нашей цивилизации американский психолог С.Гроф в своей книге [1] .

открыть спойлер
2. Наука и религия, их конфликт и синтез

В древности представление о человеке было более здоровым и более возвышенным, чем наше. Мы раздробили воспитание тела, ума и души. Наши естественные науки достигли большой высоты и в то же время совершенно утратили человеческую душу и её воздействие на окружающее. Религия перестала удовлетворять требованиям разума; медицина не хочет знать ни о душе, ни о духе человека. Древний мир не допускал, чтобы эти понятия разделялись. Во всех областях им принималась тройная природа человека – тело, ум, душа.

Человеку свойственно задавать вопросы «как?», «зачем?», «почему?». За первый вопрос ответственна наука, и он поддаётся изучению, второй – прерогатива веры. Метод науки – эксперимент, её задача регистрировать новые факты и строить модели, позволяющие объяснить эти факты.

Метод религии основан на откровении, проистекающем непосредственно из Высшего сознания или от более высоких Сущностей. Основные догмы религии должны восприниматься на веру. В недрах религиозных учений разрабатывались две очень важные проблемы: моральный кодекс и эзотерические знания.

Возможно, отдельно рассмотреть и философию. Если наука базируется на опытных фактах, то философия оперирует с понятиями. Метод философии размышление, логика, анализ и синтез. Этот подход характерен и для науки, поэтому естественно, что в недрах философии зарождались многие науки и сама теория познания.

Искусство связано с эмоциональной сферой, дополняет другие пути познания и ближе по методологии к религии. В искусстве громадную роль играет эмоциональное начало, позволяющее проникнуть в неизвестное, когда бессознательно исследователь охватывает бесконечное множество фактов и угадывает правильное решение [2] .

Можно привести много примеров использования в науке постулатов, основанных на вере, или внезапного озарения при решении какой-либо задачи. Иными словами, методы религии и науки взаимно проникают друг в друга.

Приведённый анализ методов, используемых в построении картины мира, показывает, что решение этой задачи можно получить при комбинированном подходе, используя методы науки, религии и искусства.

Картина мира или миропонимание включает в себя представление о человеческой природе, месте человека во Вселенной и смысле его существования. Именно поэтому одна наука не в состоянии быть единственным и даже главным источником при построении картины мира. В познавании мира важен гармоничный подход, который был утерян при развитии европейской науки в ХVII – ХХ веках.

В конце XIX века французский философ Э.Шюре отмечал утерю этой гармонии и так охарактеризовал конфликт науки и религии: «Но с тех пор как церковь, неспособная защитить свои основные догматы от возражений науки, заперлась в них словно в темнице без окон, противопоставляя разуму веру, с тех пор как наука, опьянённая своими открытиями в мире физическом…, с тех пор как философия, сбитая с толку и бессильно застрявшая между наукой и религией…, глубокий разлад появился в душе общества и в душе отдельных людей».

Религия отвечает на запросы сердца, отсюда её мистическая сила, наука на запросы ума, отсюда её непревзойдённая мощь. Но прошло уже много времени с тех пор, как эти две силы перестали понимать друг друга.

Религия без доказательства и наука без надежды стоят друг против друга, недоверчиво и враждебно, бессильные победить одна другую [3] .

К концу XX века это положение практически не изменилось, но на пороге XXI века многим людям разных профессий, в том числе и учёным ясно, что синтез науки, религии, искусства неизбежен.

3. Синергетика — наука об универсальном эволюционизме

В формировании нового мышления в XXI веке большую роль должна сыграть синергетика.

При создании картины мира возникает необходимость опираться на научные дисциплины интегрального характера. Последние должны охватывать объекты и субъекты косного (физического), живого (биологического) миров и социума. В восьмидесятых годах нашего века возникла такая наука, которая получила название синергетика, что в переводе с греческого означает совместное кооперативное действие. Эта наука носит интегрирующий характер, объединяя общими законами разные области наук: физику, химию, биологию, психологию, социальные науки, астрономию, философию и т.д. В частности, синергетика впервые сформулировала универсальные законы эволюции, справедливые как для физического (косного), так и для биологического (живого) миров и социума.

Синергетику можно определить по-разному, например:

наука о самоорганизации физических, биологических и социальных систем;
наука о неустойчивых состояниях, предшествующих катастрофе и их дальнейшей эволюции (теория катастроф);
наука об универсальных законах эволюции Природы.
Рассмотрим, как смотрела наука XIX века и первой половины XX века на эти проблемы.

Косный мир эволюционировал согласно второму началу термодинамики, т.е. его развитие сопровождалось ростом энтропии, что приводило к выравниванию всех градиентов в Природе. Иными словами, выравнивались температуры, давления, энергии и т.д., и косный мир необратимо следовал к состоянию равновесия, к серому, однородному хаосу.

Опыт показывает, что развитие живого мира подчиняется прямо противоположным законам, а именно: энтропия может падать, что приводит к росту порядка, разнообразия форм, непрерывному обогащению живого мира. Всё, чем отличается живой мир от серого, однородного хаоса возникло и существует из-за падения, оттока энтропии в окружающую среду или отрицательной энтропии. Ею питается всё живое и всё созданное жизнью, а значит наука и искусство [4] . Большая неясность существует во взглядах на эволюцию социума, диапазон которой слишком велик: от фатальной гибели социума до его совершенства и слияния с божественной сущностью. Естественно предположить, что в единой Природе должны соблюдаться единые законы эволюции . Синергетика пытается сформулировать эти законы. Ниже будет в тезисной форме сформулирована картина мира, основанная на принципах синергетики.

4. Эмпирические обобщения

Академиком В.И.Вернадским был введён термин «эмпирическое обобщение» (ЭО). Этим термином принято называть некоторое утверждение, не противоречащее нашему опыту [5] . В основе синергетики, как заметил академик Н.Н.Моисеев, лежит некоторое количество эмпирических обобщений, перечислим основные из них [6] .

ЭО-1: Вселенная представляет собой единую саморазвивающуюся систему.

Это утверждение позволяет интерпретировать все процессы развития в качестве составляющих единого мирового эволюционного процесса Суперсистемы «Вселенная».

ЭО-2: В процессах развития Вселенной присутствуют случайные факторы, и процессы протекают в условиях некоторого уровня неопределённости. Стохастичность пронизывает все этажи организации мира. Приходится постулировать отсутствие тождественно протекающих процессов. Лишь похожесть, близость, но не тождественность.

Во Вселенной существует наследственность, настоящее и будущее зависят от прошлого, но не определяются им.

ЭО-4: В мире властвуют законы, являющиеся принципами отбора. Они выделяют из возможных виртуальных состояний некоторое множество допустимых.

Эмпирические обобщения ЭО-2, ЭО-3 и ЭО-4 по существу совпадают с дарвиновской триадой: изменчивость, наследственность, отбор. Это позволяет использовать термин эволюционизм в синергетике.

ЭО-5: Принципы отбора допускают существование бифуркационных состояний, в которых невозможно предсказать путь дальнейшей эволюции, т.к. новое русло эволюционного развития в значительной степени определятся неконтролируемыми факторами в точке бифуркации.

Дарвиновская эволюция предполагает плавное, почти предсказуемое развитие процесса; новый взгляд на эволюцию в косном, живом и социальном мирах отличается от дарвинского учётом стохастики, неопределённости, бифуркационных механизмов.

Приведённые постулаты пригодны для описания любых процессов, протекающих на всех уровнях организации материи.

Человек есть часть единой системы, и для него также действуют представленные эмпирические обобщения. Наблюдатель субъективно воспринимает мир, и в картине мира, которую он рисует, неизбежно присутствует неопределённость и элемент субъективности. Человек изучает мир не извне, а изнутри, т.е. его представление о мире является представлением части о структуре целого. Именно отсюда возникают сложности в функционировании общественного сознания.

Из рассмотренных выше эмпирических обобщений следует ряд важных следствий. Из стохастичности мира (ЭО-5) следует необратимость эволюции и времени, т.е. вероятность повторения какого-либо прошлого состояния равна нулю.

Далее стохастика и бифуркация приводят в процессе эволюции к непрерывному росту разнообразия и сложности форм. Кажется, что Природа даёт возможность проявиться каким-то новым формам организации.

В процессе самоорганизации непрерывно происходит разрушение тех или иных существующих структур, дающих материал для возникновения новых. Происходит замещение менее стабильных более стабильными структурами, более приспособленными к данной конкретной обстановке. Закрепление новых форм организации происходит вследствие их конкуренции, т.е. отбора по множеству различных критериев. В этом состоит тот универсальный механизм рынка, который реализуется в обществе.

Общий эволюционный процесс как процесс самоорганизации, несмотря на его стихийность, обладает определённой направленностью: идёт рост разнообразных форм, сложности структур. Это утверждение сохраняет силу для любых объектов мира и в том числе для общественного развития.

5. Мир линейный и нелинейный

Основные результаты в европейской науке были получены для систем, находящихся в условиях, близких к равновесию. Такие системы однозначно реагируют на сильные возмущения, возвратясь к состоянию равновесия. Частицы в таких системах взаимодействуют на близких расстояниях и никак не связаны с удалёнными частицами. Становление и развитие математического аппарата было приспособлено для обслуживания систем, эволюция которых происходит довольно спокойно.

Мы живём в мире неустойчивости и необратимости, в мире эволюции и катастроф, где развитие и разрушение идут рядом.

Но если такую систему сильно удалить от состояния равновесия, при обмене её с окружающей средой энергией, веществом и информацией (открытая система), положение кардинально меняется, мы приходим в иной мир. Там господствует неустойчивость, малейшие флуктуации не гасятся, а начинают расти, образуя новые структуры, возможна перестройка всей системы и её поведения, т.е. сценарии эволюции, становятся неоднозначными. В таких системах возможны согласования, когда частицы как бы устанавливают связь друг с другом на больших расстояниях, значительно превышающих влияние межмолекулярных взаимодействий.

Такое кооперативное согласованное поведение можно встретить в системах, образованных из молекул, клеток, нейронов, социальных групп и т.д. Это приводит к образованию высокоупорядоченных структур из зародышей, находящихся в хаотическом состоянии. Исследование процессов эволюции, приводящих к такому состоянию, проводится в синергетике.

Остановимся на термине система, в который можно вложить разный смысл. Приведём его определение, данное выдающимся русским физиологом П.К.Анохиным: «Системой можно назвать только такой комплекс… компонентов, у которых взаимное действие и взаимоотношение принимают характер взаимосодействия компонентов на получение… полезного результата». Иными словами, в этом определении заложено свойство синергетичности элементов.

Остановимся на некоторых весьма впечатляющих выводах и утверждениях синергетики.

В большинстве наук все влияния окружающего нас мира принято разделять на детерминированные и случайные процессы. Это можно встретить и в такой классической науке как механика, и в таких современных, как кибернетика, радиотехника, информатика. При этом выдвигалось такое обоснование: стохастический характер процессов объясняется огромным числом элементов системы и их многочисленными степенями свободы (многомерностью). Однако оказалось, что даже поведение одной частицы, описываемой законами механики Ньютона, может оказаться неопределённым. Недавно было показано, что весьма простые детерминированные системы низкой размерности (n = 3) принудительно могут иметь существенно случайные стохастические движения без каких-либо внешних влияний. Это явилось сенсацией в научном мире и существенно меняет взгляд на эволюцию в Природе.

В синергетике есть очень много нерешённых проблем, она находится в состоянии интенсивного развития. Главный вывод синергетики в том, что единство мира требует и единства науки, объединения не только различных ветвей естествознания, но и гуманитарной сферы. В современном естествознании происходят интенсивные процессы гуманизации, многие специалисты-естественники всё более занимаются обществоведением, что, возможно, приведёт к появлению новой парадигмы. Но и в гуманитарных науках всё более принимается логика естественных наук. Появление синергетики и её синтезирующий характер, объединяющий многие отрасли знаний, как бы предвиден в Агни Йоге: В школах должен быть введён предмет синтез науки. Из него учащиеся усмотрят, как тесно связаны многие отрасли познания… Они поймут, что каждый учёный соприкасается с целым рядом научных областей [7] . По-видимому, в XXI веке возникнет новая мета-наука, объединяющая гуманитарные и естественнонаучные знания. Наука о сохранении цивилизации людей на Планете, наука о развитии Человека и сохранении всего живого.


--------------------------

[1] Гроф С. За пределами мозга, изд. Трансперсонального института, 1993, с. 497
[2] Вуль А.С. Основы эниологии, гл. I: Пространство-время, М.: РИО газеты позиция, 1993, с. 47
[3] Шюре Э. Великие посвящённые. Второе издание, М.: Книга-Принтшоп, 1990, с. 490
[4] Волькенштейн М.В. Энтропия и информация, М.: Наука, 1986, с. 191
[5] Вернадский В.И. Размышления натуралиста: Научная мысль как планетарное явление, М.: Наука, 1977, Кн. 2, с. 191
[6] Моисеев Н.Н. Современный рационализм, М.: МГВП КОКС, 1995, с. 376
[7] Агни Йога, Братство, М.: Русский духовный центр, 1992, с. 331



Источник: http://spkurdyumov.ru/what/rol-sinerget ... yshleniya/

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №15  СообщениеДобавлено: 01 апр 2015, 08:13 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 09 ноя 2012, 14:24
Сообщения: 1091
Имя: Михаил
Пол: мужской
Город: родной
КОНЦЕПЦИЯ САМООРГАНИЗАЦИИ. СИНЕРГЕТИКА
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ


Синергетика (от др.-греч. совместная деятельность) — междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является изучение природных явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем (состоящих из подсистем). «…Наука, занимающаяся изучением процессов самоорганизации и возникновения, поддержания, устойчивости и распада структур самой различной природы…» Синергетика изначально заявлялась как междисциплинарный подход, так как принципы, управляющие процессами самоорганизации, представляются одними и теми же (безотносительно природы систем), и для их описания должен быть пригоден общий математический аппарат. С мировоззренческой точки зрения синергетику иногда позиционируют как «глобальный эволюционизм» или «универсальную теорию эволюции», дающую единую основу для описания механизмов возникновения любых новаций подобно тому, как некогда кибернетика определялась, как «универсальная теория управления», одинаково пригодная для описания любых операций регулирования и оптимизации: в природе, в технике, в обществе.

Первое использование данного термина связано с докладом профессора штудгартского университета Г. Хакена «Кооперативные явления в сильно неравновесных и нефизических системах» (в 1973 году). Западногерманское издательство «Шпрингер» в 1975 году заказывает Хакену книгу. Уже в 1977 году монография под названием «Синергетика» выходит на немецком и английском языках. В 1978 году книга была переиздана, а вскоре вышла на японском и русском языках. Издательство «Шпрингер» открывает серию «Синергетика», в которой выходят все новые и новые труды.

Начиная с 1973 года, с той конференции, на которой впервые прозвучал этот термин, научные встречи по теме «самоорганизация» проходят каждые два года. К 1980 году было уже выпущено пять объемных сборников докладов этих конференций. А известнейший и старейший форум физиков – Сольвеевский конгресс в 1978 году был целиком посвящен проблемам самоорганизации. В нашей стране впервые конференция по синергетике прошла в 1982 году.

открыть спойлер
Научные школы (течения) в синергетике.

В синергетике к настоящему времени сложилось уже несколько научных школ. Эти школы окрашены в те тона, которые привносят их сторонники, идущие к осмыслению идей синергетики с позиции своей исходной дисциплинарной области, будь то математика, физика, биология или даже обществознание.

В числе этих школ – брюссельская школа лауреата Нобелевской премии И. Р. Пригожина, разрабатывающего теорию диссипативных структур, раскрывающую исторические предпосылки и мировоззренческие основания теории самоорганизации.

Интенсивно работает также школа Г. Хакена, профессора Института синергетики и теоретической физики в Штутгарте. Он объединил большую группу ученых вокруг шпрингеровской серии книг по синергетике, в рамках которой к настоящему времени увидели свет уже более 60 томов.

Классические работы, в которых развивается математический аппарат для описания катастрофических синергетических процессов, принадлежат перу российского математика В. И. Арнольда и французского математика Р. Тома. Эту теорию называют по-разному: теория катастроф, особенностей или бифурикаций.

Среди российских ученых следует упомянуть также академика А. А. Самарского и члена –корр. РАН С. П. Курдюмова. Их школа разрабатывает теорию самоорганизации на базе математических моделей и вычислительного эксперимента на дисплеях компьютеров. Эта школа выдвинула ряд оригинальных идей для понимания механизмов возникновения и эволюции относительно устойчивых структур в открытых (нелинейных) средах (системах).

Широко известны также работы академика Н. Н. Моисеева, разрабатывающего идеи универсального эволюционизма и коэволюции человека и природы, работы биофизиков, членов-корреспондентов РАН М. В. Волькенштейна и Д. С. Чернавского.

Такое разнообразие научных школ, направлений, идей свидетельствует о том, что синергетика представляет собой скорее парадигму, чем теорию. Это значит что она олицетворяет определенные достаточно общие концептуальные рамки, немногочисленные фундаментальные идеи, общепринятые в научном сообществе, и методы (образцы) научного иследования

Основные положения синергетики

Наш мир, всё, что доступно в нём наблюдению. претерпевают непрерывные изменения – мы наблюдаем его непрекращающуюся эволюцию. Все подобные изменения происходят за счёт сил внутреннего взаимодействия, во всяком случае, никаких внешних по отношению к нему сил мы не наблюдаем. Согласно принципу Бора, существующим мы имеем право считать лишь то, что наблюдаемо или может быть сделано таковым. Следовательно, подобных сил не существует. Таким ообразом, всё, что происходит вокруг нас, мы можем считать процессом самоорганизации, то есть процессом, идущим за счёт внутренних стимулов, не требующих вмешательства внешних факторов, не принадлежащих системе. К числу таких процессов относится также и становление и действие Разума, ибо он родился в системе в результате её эволюции.

Итак, весь процесс эволюции системы – процесс самоорганизации. Мир всё время меняется. Мы не можем утверждать, что процесс самоорганизации направлен на достижение состояния равновесия (под которым понимается абсолютный хаос), у нас нет для этого опытных оснований, гораздо больше данных для утверждения обратного — мир непрерывно развивается, и в этом изменении просматривается определённая направленность, отличная от стремления к равновесию.

Для описания основ процесса самоорганизации удобно (хотя и заведомо недостаточно) использовать терминологию дарвиновской триады: наследственность, изменчивость, отбор, придав этим понятиям более широкий смысл.

Изменчивость в этом более широком смысле – это вечно присутствующие факторы случайности и неопределённости. Без предположения о непрерывно действующих случайных факторах, постоянная эволюция системы, сопровождающаяся появлением новых качественных особенностей, по-видимому, невозможна.

Что касается термина «наследственность», то он означает лишь то, что настоящее и будущее любой системы в мире зависит от его прошлого. Степень зависимости той или иной системы от прошлого может быть любой. Эту степень зависимости условимся называть памятью системы. Во вполне детерминированных системах прошлое однозначно определяет будущее (возможно и обратное – по настоящему определить прошлое). Такие системы – системы с бесконечной памятью (абсолютной наследственностью). Это абстракция, но она хорошо интерпретирует некоторые процессы в неживом мире – например, то движение планет, которое мы наблюдаем (конечно, лишь на некотором, конечном, правда очень большом, интервале времени.

«Память системы» в реальных системах в том смысле, как мы её определили, чаще всего оказывается ограниченной: и бесконечная память и её отсутствие — лишь абстракции, которые удобны для интерпретации. Примером системы, лишённой памяти, является развитое турбулентное движение.

Понятие «принципов отбора» является самым трудным среди понятий дарвиновской триады. Процессы самоорганизации следуют определённым правилам, законам. Это утверждение — некое эмпирическое обобщение, вопрос о происхождении этих правил лежит вне рационализма, как и вопрос о рождении Вселенной.

К числу таких законов относятся прежде всего законы сохранения и 2-е начало термодинамики (да и другие законы тоже). Таким образом, среди мыслимо допустимых процессов в неживой природе существуют (наблюдаемы, или доступны наблюдению) лишь определённые классы движений, подчиняющиеся определённым правилам. Подобные же правила существуют в природе и обществе. Вот эти правила и называют принципами отбора. Иными словами, принципы отбора — это те же самые законы физики, химии, биологии, законы общественного развития, которые из мыслимо допустимых движений «отбирают» те, которые мы и наблюдаем.

Итак, Вселенная — непрерывно эволюционирующий объект (как и любые его составляющие). Но внутренние стимулы и возможности развития Вселенной, определяющие процессы самоорганизации, ограничены реальными рамками, берегами допустимых эволюционных каналов.

Язык дарвиновской триады при таком расширении смысла чрезвычайно универсален. С его помощью можно описать широкий круг явлений, описать качественный характер происходящего. Но и его возможности ограничены, его необходимо расширять, наполнять новыми понятиями.

В первую очередь целесообразно ввести понятие механизмов, то есть совокупности правил и интерпретаций, описывающих характер протекания процессов или их классов, выделяя в качестве самостоятельных понятий те или иные явления, которые будем относить к основам языка. Эти интерпретации, опираясь на те или иные понятия триады, не заменяют их, но обогащают первоначальный смысл и, как следствие, словарный запас языка.

Рассмотрим пример Леонардо Эйлера (конец XVIIIв.). Рассмотрим колонну, находящуюся под нагрузкой. Если эта нагрузка не очень велика, то у колонны существует единственное положения равновесия – вертикальное. При этом малое изменение внешних воздействий не изменит данного положения равновесия. Пусть колонна находится под действием случайных порывов ветра, тогда она в силу свойств упругости будет колебаться около своего вертикального положения.

Если увеличивать нагрузку, то амплитуда и частота колебаний будут меняться, но их характер будет тем же – колебания около того же положения равновесия. Однако это продлится лишь до тех пор. пока нагрузка не достигнет некоего критического значения. После этого вертикальное положение равновесия потеряет устойчивость (причём мгновенно). Вместо него появится множество новых положений равновесия. Их совокупность представляет собой поверхность, образованную вращением полуволны синусоиды. Если порывы ветра сохраняются, то колонна будет продолжать колебаться около нового положения равновесия, но около какого – предсказать невозможно, причём невозможно в принципе, т. к. это будет зависеть от случайного порыва ветра в момент потери устойчивости. Описанное явление, открытое Л. Эйлером, носит название бифурикации, термин ввёл А. Пуанкаре), а момент потери устойчивости – моментом бифурикации.

Таким образом, при малых вертикальных нагрузках колонна обладает бесконечной памятью – фиксируя её положения в данный момент времени, мы можем восстановить все её предыдущие состояния (зная, конечно, поведение ветра). в момент бифурикации система полностью «теряет память». Будущее зависит только от изменчивости ветровой нагрузки. Другой пример – мы бьём молотком по камню. От каждого удара тот деформируется, и мы можем предсказать характер каждой деформации, но мы не можем сказать, на сколько и каких осколков разлетится камень, когда мы его разобьём.

Явление бифурикации типично для большинства процессов, развивающихся во времени. Момент бифурикации – некая абстракция, как и полная потеря памяти. Бифурикация – тоже процесс, протяжённый во времени, но длящийся весьма малый его интервал, в течение которого происходит качественная перестройка свойств системы, и определяющее значение в характере дальнейшего развития имеют случайные факторы. В этих условиях память системы резко уменьшается. Процессы бифурикации мы наблюдаем и в развитии живого вещества и в общественной жизни. Революционные процессы – типичные процессы бифурикации – ни в одной революции никому не удавалось предсказать характера постреволюционного развития.

Сказанное выше позволяет дать следующую, достаточно универсальную схему эволюционного процесса. На начальном этапе эволюции происходит медленное развитие свойств системы. Этот процесс более или менее предсказуем. В какой–то момент или внешнее воздействие достигает критического значения, или происходит кумуляция внутренних сил (или то и другое вместе). При этом параметры системы начинают быстро изменятся, ранее стабильное состояние резко снижает уровень стабильности, и возникает возможность разных путей развития. В этой ситуации даже незначительное воздействие может перевести эволюционный процесс на новые рельсы, развитие потом пойдёт по совсем другой линии. Наступит новый «спокойный участок», который в какой- то момент опять может смениться новым процессом бифурикации.

Бифурикационный механизм играет важнейшую роль в общей эволюционной схеме. Именно он является источником роста разнообразия различных форм организации материи, а следовательно, и непрерывно возрастающей сложности её организации. Кроме того из-за вероятностного характера бифурикационного процесса, эволюция не может иметь обратного хода, точнее, вероятность обратного хода эволюции стремится к нулю, а это имеет отношение к другому фундаментальному факту – отсутствие обратимости не только эволюции, но и времени. В этом проявляется общая направленность общего эволюционного процесса.

Итак, мы нарисовали некоторую, достаточно общую схему процессов самоорганизации, в общих чертах справедливую как для неживой материи, так для живого вещества и общества. Несмотря на общность, эта схема позволила выявить такую особенность эволюционных процессов, как их направленность. В своей массе они идут в сторону усложнения организации Вселенной и роста разнообразия организационных форм. Дарвин писал, что это имеет место для живого мира. Как мы видим, это справедливо для любых процессов самоорганизации, в том числе и для Вселенной в целом.

В процессе самоорганизации происходит непрерывное разрушение старых и возникновение новых структур, новых форм организации материи, обладающих новыми свойствами. Причём это качественно не те же самые образования, отличающиеся только геометрическими размерами, формой или другими физическими особенностями. Во Вселенной возникают уникальные образования, непрерывно возникают новые перестройки (бифурикации), в результате которых рождаются качественно новые структуры, не имевшие до сих пор аналогов. Они обладаю новыми неповторимыми свойствами. А как эти свойства связаны со свойствами исходных элементов, из которых составлены системы? Это очень глубокий вопрос, который имеет как философское, так и практическое значение.

Процессы объединения элементов идут непрерывно и на всех уровнях организации материального мира – в неживой и живой природе, и в обществе. Этот процесс универсален – тенденция к кооперативности пронизывает все этажи мироздания. Поэтому имеет право на существование гипотеза о том, что процесс возникновения новых форм организации материи определяется столь же фундаментальными законами, как и законы сохранения, и которые в общем случае не сводятся к анализу простых взаимодействий, существующих среди элементов рождающейся системы. Механизмы, которые определяются этими законами, назовём «механизмами сборки».

В результате действия механизмов сборки возникают новые образования, обладающие новыми свойствами. В некоторых случаях эти свойства можно предугадать, опираясь на свойства элементов этих систем и, иногда, некоторые другие соображения, например, т. н. принцип минимума диссипации энергии. Однако так бывает далеко не всегда.

Простейший пример этому – вода. Она обладает аномальной зависимостью плотности от температуры, и это свойство мы не можем вывести из свойств атомов (или молекулярных свойств) водорода и кислорода, которые более или менее известны. Таким примерам нет числа, особенно когда мы переходим в сферу живого вещества и общественных отношений. Феномен жизни, видимо, невозможно свести к физико-химическому взаимодействию составляющих элементов живого организма. Свойства Разума, вероятнее всего, несводимы к свойствам нейронов, из которых состоит мозг. Объяснить поведение толпы свойствами входящих в неё людей – тоже практически невозможно.

Методологические проблемы синергетики

Трудно или даже невозможно назвать область знания, в которой сегодня не проводились бы исследования под рубрикой синергетики. Для публикаций на тему синергетики характерно то, что в них нередко приводятся авторские трактовки принципов синергетики, причем трактовки довольно разнородные и не всегда достаточно аргументированные. Причиной этого является отсутствие достаточной определенности относительно основных положений синергетики и возникающей отсюда необходимости уточнения статуса излагаемого материала. В настоящей работе предпринимается попытка оценить существующую ситуацию и сделать посильный шаг в направлении развития методологии синергетической концепции и построения в дальнейшем на ее основе определенной технологии.

Мы говорим о концепции и технологии. Почему не о теории? Дело в том, что если понимать под теорией «систему идей в области знания, форму научного знания, дающую целостное представление о закономерностях и существенных связях действительности», то о построении такой теории в отношении синергетики можно говорить, и она в определенной мере существует и сегодня. Однако областью явлений, из которых возникло современное понимание синергетики, является физика, теоретическая физика квантовых явлений. Именно это происхождение и связь синергетики с точными науками делает, в первую очередь, правомочным называние ее научным направлением. Для естественнонаучной теории вышеприведенное понимание теории является, очевидно, недостаточным. Кроме системы идей, эксперимента, моделирования, анализа и синтеза и широком понимании, необходимы также, в частности: конструктивный формализм, предсказательность, определенность круга явлений действительности, на которые распространяется теория. Говорить же сегодня о создании для синергетики специфического теоретического базиса физико–математического ранга по меньшей мере преждевременно. Следует учитывать и то, что современному этапу прогресса науки и техники свойственна опора на технологии не в меньшей степени, чем на теории, поскольку почти повсеместно приходится иметь дело с информационными объектами, которые несоизмеримо превосходят возможности непосредственного оперирования ими человеком. В качестве инструментов выступают технологические информационные средства, а не непосредственный невооруженный человеческий ум.

«Коварство» существующей ситуации имеет начало в «провокационности» тезиса, провозглашенного Г. Хакеном. Термин «синергетика» введен Г. Хагеном для обозначения междисциплинарного направления, в котором результаты его исследований по теории лазеров и неравновесным фазовым переходам должны были (и это произошло) дать идейную основу для плодотворного взаимосотрудничества исследователей из различных областей знания. Очевидно, что методологии разных областей знания столь различны, что их общность может быть реализована лишь на концептуальном уровне. Подтверждением того, что замысел Г. Хакена был в определенной мере неопределенен и субъективен, являются свидетельства некоторых ученых, в беседах с которыми Г. Хакен говорил, что называние предложенного им научного направления «синергетикой» случайно и непринципиально. Трудно, однако, согласиться с мнением, что название непринципиально, и что синергетику можно было бы с неменьшим успехом назвать Х–наукой. В конечном счете, начинание Г. Хакена, оказалось плодотворным именно благодаря естественно понимаемой ассоциации синергетики с самоорганизацией.

Сегодня в условиях когда синергетика приобрела значения движущего начала в научных исследованиях, приходится беспокоиться о том, чтобы не был утерян научный статус синергетики как междисциплинарной области знания. Реальная опасность заключается в том, что, с одной стороны, по ряду причин в общественном мнении может сложиться отношение к синергетике как к общемировоззренческой концепции, граничащей с дилетантизмом. С другой стороны, имеются тенденции отождествлять синергетику с тем или иным узким направлением исследований в физике, теории систем, также в областях прикладных исследований. Наиболее желательной альтернативой представляется выработка структурированного категориального базиса синергетики и других атрибутов, свойственных теоретическому знанию, которые позволили бы дополнить существующие представления более строгим их изложением Далее мы попытаемся показать, что сказанное является не только благим пожеланием.

Итак, можно констатировать, что синергетика имеет проблемную и междисциплинарный характер. Сообщения на тему синергетики, сопровождаются дискуссиями, во время которых нередко поднимаются вопросы о том, что же такое синергетика и как определить характеризующие ее методы исследования и содержание. Более примечательным, чем возникновение разногласий в ходе дискуссий, является, однако, то, что осмысление содержания различных областей знания в контексте синергетики: с одной стороны, дает нетривиальный взгляд на содержание этих областей, а с другой — обнаруживает их системную взаимосвязь и приводит к взаимополезным контактам специалистов. Есть все основания полагать, что и при наличии многих неопределенностей и разногласий, синергетика имеет продуктивное системообразующее значение для научного познания и оказывает прогрессивное активизирующее воздействие на научное сообщество.

Сказанное можно дополнить тем, что сегодня позитивным фактором оказывается, как раз, неопределенность относимого к синергетике содержания. Если следовать тому, что говорят о синергетике Г. Хакен и другие признанные ее идеологи, то обращаясь к более широкой сфере явлений — к феномену самоорганизации и к вообще процессам в среде и направлении от хаоса к порядку, — мы находим синергетику как достаточно ограниченную подобласть, из которой, как ни парадоксально следует исключать такие высшие проявления самоорганизации как эволюцию и развитие. Это доказательно показывается в работах Руденко А. П. То, что соответствующий факт остается завуалированным, способствует утверждению синергетики в качестве, хотя в значительной степени символической, но действенной основы для творческого взаимодействия физиков, химиков, биологов и нейробиологов, также специалистов других специальностей, включая гуманитарные, в направлении развития теоретической базы для едва ли не самого интересного, важного и сложного феномена природы — самоорганизации. Этой теме более всего посвящена и настоящая работа. Одна из задач, перед которой мы находимся — структурировать категориальный базис, очерчиваемый понятиями: синергетика, самоорганизация, система, эволюция, развитие.

Что касается упоминавшихся выше вопросов относительно идентификации синергетики, то помимо того, что связано именно с синергетикой, их существование объясняется, в частности, тем, что понятия, относящиеся к уровню распивающихся гносеологических категорий, к числу которых принадлежит и синергетика, эволюционируют, поскольку в ходе познавательного процесса происходит трансформация относимого к ним содержания. Кроме того, для синергетики как дисциплины, претерпевающей становление, имеет выраженное значение то, что свойственно вообще научному познанию. Велико значение фактора мировоззренческих допущений в научно–исследовательской деятельности ученого. Даже в одной области исследований, личностное видение проблемы и аксиологические ориентации исследователя определяют во многом его индивидуальную установку на предмет и способы исследования. Несовпадение мнений и оценок является поэтому совершенно естественным.

Более общее значение имеет то, что каждая научная парадигма на деле достаточно условна, и подавляющая часть принципиальных споров по научным проблемам происходит из–за взаимного непонимания, обусловленного скрытым характером фундаментальных допущений. В синергетике названные факторы усиливаются, во–первых, потому что дискутируют обычно специалисты разных областей знания, и, во–вторых, ввиду отсутствия пока что устоявшегося солидарного мнения по этим вопросам со стороны научных авторитетов. Если бы сегодня поставить вопросы о дефинициях для физики, математики и т. д., то споров и разногласий было бы не меньше, а больше, чем в отношении синергетики.

Вопрос о том, что такое синергетика, является одновременно продуктивным и некорректным. Он инициирует переосмысление понятия с учетом новых результатов и веяний. Вместе с тем, говоря о «синергетике» можно иметь в виду: (а) терминологический аспект — происхождение и смысл термина; (б) физическую реальность (аспект и содержание), обозначаемую термином; (в) содержание научного знания, относимое исключительно или частично к синергетике, включая ее методы исследования; и, наконец, (г) интуитивный смысл, следующий из разнообразных сведений и дискуссий, руководствуясь которым, исследователь упорядочивает материал и представляет его научной аудитории. Некорректность состоит в том, что дискутирующие стороны нередко имеют в виду разное.

Разнесенные в перечислении «а» (термин) и «г» (подразумеваемый смысл) находятся в действительности в органической связи. Термин, воспринимаемый как слово естественного языка, которое, в свою очередь, мыслится адекватным некоторому содержанию, — такой термин обладает огромным систематизирующим потенциалом по отношению к содержанию, и это подчеркивал, в частности, А. Пуанкаре. Подобное произошло и с «синергетикой» — словом, которое, строго говоря, не является естественным словом никакого современного языка, но которое, тем не менее, находит естественный отклик в понимании исследователей.

Дальнейшее рассмотрении имеет целью обозначить: экстенсионал (объем понятия) синергетики, сложившийся де–факто; выявить системообразующие принципы синергетической концепции, обозначить границы ее возможного расширения. Рассмотрение проводится в условиях открытости вопроса о том, что такое синергетика, и направлено на идентификацию многообразного содержания, относимого к этой области.

Выявление методов и предмета исследований, характерных для синергетики, кроме того, что это представляет самостоятельный научный интерес, способствует более продуктивному применению синергетической концепции для решения конкретных проблемных задач в различных областях знания.

Поводя итог сказанному, можно констатировать, что путь становления синергетики является противоречивым, однако именно противоречивость и даже парадоксальность является движущим началом как для содержания, исследуемого синергетикой, так и для самой синергетики.

Объем понятия

Как уже говорилось выше, термин «синергетика» введен Г. Хакеном для обозначения междисциплинарного направления, в котором, как он и предполагал, результаты его исследований по теории лазеров и неравновесным фазовым переходам смогли дать идейную основу для плодотворного взаимосотрудничества исследователей из различных областей знания. Синергетика Г. Хакена в нестрогом смысле имеет предшественников: Ч. Шеррингтон, называвший синергетическим согласованное действие нервной системы при управлении мышечными движениями; Улам, говоривший о синергии, в форме непрерывного сотрудничества между компьютером и оператором; И. Забуский, пришедший к выводу о необходимости единого синтетического подхода к нелинейным математическим и физическим задачам. Однако притом, что имеется неформальная связь явлений, названных «Синергетика», по существу содержания предшественники Г. Хакена говорили лишь о частных примерах.

Практически изначально (от Г. Хакена) синергетика нашла содержание для себя и привнесла новые идеи: в теорию лазеров и термодинамику неравновесных процессов, и теорию нелинейных колебаний и автоволновых процессов; в теорию бифуркации и теорию структурной устойчивости; в теорию катастроф. Претерпело развитие понятие хаоса, вошел в обиход термин детерминированный хаос, имеющий конкретный физико–математический смысл. Значительно расширилась область применения синергетики в связи с развитием теории фракталов. В русле синергетики нашли интерпретацию и свое решение задачи из областей физики, кинетической химии, биологии, геологии, материаловедения и др. Следует отметить распространение самим Г. Хакеном идей синергетики на биологические явления: переходы между паттернами в биологии и возможности исследования биологической эволюции как процесса самоорганизации в сложной системе. В контексте синергетики проводятся сегодня социальные и гуманитарные исследования, также исследования применительно к человекомерным системам и антропной сфере.

С синергетикой устойчиво ассоциируются такие физические объекты и явления как: аттракторы, бифурикация, самоорганизация (когерентная, континуальная и в других смыслах и интерпретациях), хаос и детерминированный хаос, открытие системы в неравновесном состоянии, фракталы, диссипативные процессы. Вместе с тем, сегодня нельзя говорить о сложившейся категориальной схеме и о целостности концепции синергетики.

В связи с распространением идей синергетики на широкий круг явлений, полезно оценивать, в какой мере то или иное действие такого рода является доказательным научно–обоснованным шагом, а в какой это ни к чему не обязывающий взгляд по аналогии. Действие авторитета становится здесь в ряде случаев не обязывающим, а разрешающим. Рискуя быть непонятым, выскажем суждение, которое но форме может быть воспринято как критика в адрес Г. Хакена, хотя, очевидно, какая–либо критика изначально неправомерна и бессмысленна. В конечном счете, сегодня более всего важен результат — вызванный резонанс, широкое движение взаимного сотрудничества ученых и специалистов в направлении исследования явления самоорганизации. Вместе с тем, совершенно необходимо критическое отношение к конкретным оценкам и суждениям. Речь идет о том, что в работах Г. Хакена рассматриваются, с одной стороны, физические объекты и системы, имеющие строгое математическое описание. С другой стороны — рассматриваются, например, биологические макросистемы, на которые принципы и выводы, полученные для физических систем можно переносить лишь условно, по аналогии. Формулы и диаграммы, будучи символами точного знания, являются для биологических систем образными метафорами.

Можно было бы высказать сожаление, что сам Г. Хакен является в этом примером для многих из своих последователей. Однако и здесь мы имеем парадоксальное явление. Именно снятие строгих ограничений, возможность примерить к различным неформализованным областям знания принципов синергетики и критериев самоорганизации, оказалось плодотворным и стало позитивным фактором. Необходимо, вместе с тем, отдавать себе отчет в том, что в рассмотрении биологических систем мы имеем Г. Хакена — не физика теоретика, но мыслителя, а иногда даже художника.

Иллюстрацией к сказанному являются слова Г. Хакена о применении понятия энтропии к биологическим системам, где, как пишет Г. Хакен, «возникает в некотором смысле новый тип информации, связанный с коллективными переменными или параметрами порядка. Это навело нас на мысль, — пишет Г. Хакен, — назвать ту часть информации, которая относится к параметрам порядка и отражает коллективные свойства системы, синергетической информацией». Что же касается самих параметров порядка, то они обретают новый смысл, превращаясь в носителей информации — «информаторов».

Идентификация синергетики

К выработке определения синергетики мы подойдем как к задаче идентификации. С одной стороны имеются некоторые определения и суждения о синергетике, с другой — разнообразное содержание, которое специалисты относят к области синергетики. К тому, что говорилось о контактах специалистов, надо добавить и то, что специалисты разных профилей выделяют в качестве главных признаков синергетики то, что характерно именно их специализации. В одном случае, это когерентные взаимодействия, в другом, фрактальность структуры, также, прогрессивная эволюция или бифурикационные явления и другое. Группы специалистов разных направлений полагают, что синергетика более всего соотносится с тем, чем они занимаются: нелинейная динамика, лазерная физика, теория диссипативных структур, материаловедение и другое.

Ряд авторитетных авторов высказывается о синергетике как о новой научной парадигме. Например говорится: «Предельно краткая характеристика синергетики как ноной научной парадигмы включает в себя три основные идеи: нелинейность, открытость диссипативность». Более общей является следующая трактовка: «Синергетика является теорией эволюции и самоорганизации сложных систем мира, выступая в качестве современной (постдарвиновской) парадигмы эволюции».

Заслуживающим внимания представляется следующее определение:

«Синергетика — (от греч. synergetikos — совместный, согласованный, действующий), научное направление, изучающее связи между элементами структуры (подсистемами), которые образуются в открытых системах (биологических, физико–химических и других) благодаря интенсивному (потоковому) обмену веществом и энергией с окружающей средой в неравновесных условиях. В таких системах наблюдается согласованное поведение подсистем, в результате чего возрастает степень ее упорядоченности, т. е. уменьшается энтропия (самоорганизация). Основа синергетики — термодинамика неравновесных процессов, теория случайных процессов, теория нелинейных колебаний и волн».

Через многие разночтения просматривается фундаментальная проблема — проблема связи и соотношения понятий синергетики, самоорганизации, системы, развития и эволюции. То, что синергетика понимается многими исследователями, включая и ее основоположника Г. Хакена, как учение о самоорганизации, является непреложным фактом. В отношении самоорганизации Г. Хакен пишет: «Полезно иметь какое–нибудь подходящее определение самоорганизации. Мы называем систему самоорганизующейся, если она без специфического воздействия извне обретает какую–то пространственную, временную и функциональную структуру. Под специфическим воздействием мы понимаем такое, которое навязывает системе структуру или функционирование. В случае же самоорганизации система испытывает неспецифическое воздействие. Например жидкость, подогреваемая снизу, совершенно равномерно обретает в результате самоорганизации макроструктуру, образуя шестиугольные ячейки».

Сказанное можно дополнить, например, следующим определением:

«Самоорганизация, целенаправленный процесс, в ходе которого создается, воспроизводится или совершенствуется организация сложной динамической системы».

Синергетика и самоорганизация

В определенной части своего смысла синергетика и такие понятия как самоорганизация, саморазвитие и эволюция имеют общность, которая позволяет указать их все в качестве результатов синергетического процесса. В особенности самоорганизация устойчиво ассоциируются сегодня с синергетикой. Однако такие ассоциации имеют двоякое значение. С одной стороны, эффект самоорганизации является существенным, но, тем не менее, одним из компонентов, характеризующих синергетику, с другой — именно этот компонент придает выделенный смысл всему понятию синергетики и, как правило, является наиболее существенным и представляющим наибольший интерес.

Не только результаты, а и условия, причины и движущие силы самоорганизации имеют альтернативы. Так, в рассмотрении И. Р. Пригожина применительно к диссипативным структурам речь идет о когерентной самоорганизации, альтернативой для которой является континуальная самоорганизация индивидуальных микросистем, разработанная и предложенная А. П. Руденко. Главным достоинством «континуальной» самоорганизации, предложенной А. П. Руденко, является то, что именно такой подход позволяет провести рассмотрение связи самоорганизации и саморазвития. В соответствии с развитыми взглядами сущность прогрессивной эволюции состоит в саморазвитии континуальной самоорганизации индивидуальных объектов. Показывается, что способностью к саморазвитию и прогрессивной эволюции с естественным отбором обладают только индивидуальные микрообъекты с континуальной самоорганизацией и что именно прогрессивная химическая эволюция способна быть основанием для возникновения жизни.

Итак, исходя из существующих традиций, опираясь на основополагающий замысел Г. Хакена и ранее приведенную мною формулировку, можно предложить следующее определение:

СИНЕРГЕТИКА — (от греч. synergetikos — совместный, согласованно действующий) — научное направление, изучающее процессы образования и массовых (коллективных) взаимодействий объектов (элементов, подсистем): (1) происходящие в открытых системах в неравновесных условиях; (2) сопровождающиеся интенсивным обменом веществом и энергией подсистем с системой и системы с окружающей средой; (3) характеризуемые самопроизвольностью (отсутствием жесткой детерминации извне) поведения объектов (подсистем), сочетающейся с их взаимосодействием и (4) имеющие результатом упорядочение, самоорганизацию, уменьшение энтропии, также эволюцию систем.

Расширенная формулировка, включающая «нефизическое» содержание:

Представляется целесообразным отклонится от стремления к определению именно синергетики и констатировать то, чем реально занимаются специалисты в связи с исследованиями по синергетике. В связи с этим предлагается следующее определение:

Синергетическая концепция самоорганизации

Объектами исследования являются открытые системы в неравновесном состоянии, характеризуемые интенсивным (потоковым, множественно–дискретным) обменом веществом и энергией между подсистемами и между системой с ее окружением. Конкретная система погружена в среду, которая является также ее субстратом.
Среда — совокупность составляющих ее (среду) объектов, находящихся в динамике. Взаимодействие исследуемых объектов в среде характеризуется как близкодействие — контактное взаимодействие. Среда объектов может быть реализована в физической, биологической и другой среде более низкого уровня, характеризуемой как газоподобная, однородная или сплошная. (В составе системы реализуется дальнодействие — полевое и опосредствованное (информационное) взаимодействие.)
Различаются процессы организации и самоорганизации Общим признаком для них является возрастание порядка вследствие протекания процессов, противоположных установлению термодинамического равновесия независимо взаимодействующих элементов среды (также удаления от хаоса по другим критериям). (Организация, в отличие от самоорганизации, может характеризоваться, например, образованием однородных стабильных статических структур.)
Результатом самоорганизации становится возникновение, взаимодействие, также взаимосодействие (например, кооперация) и, возможно, регенерация динамических объектов (подсистем) более сложных в информационном смысле, чем элементы (объекты) среды, из которых они возникают. Система и ее составляющие являются существенно динамическими образованиями.
Направленность процессов самоорганизации обусловлена внутренними свойствами объектов (подсистем) в их индивидуальном и коллективном проявлении, а также воздействиями со стороны среды, в которую «погружена» система.
Поведение элементов (подсистем) и системы в целом, существенным образом характеризуется спонтанностью — акты поведения не являются строго детерминированными.
Процессы самоорганизации происходят в среде наряду с другими процессами, в частности противоположной направленности, и могут в отдельные фазы существования системы как преобладать над последними (прогресс), так и уступать им (регресс). При этом система в целом может иметь устойчивую тенденцию или претерпевать колебания к эволюции либо деградации и распаду.
Самоорганизация может иметь в своей основе процесс преобразования или распада структуры, возникшей ранее в результате процесса организации.

Приведенное развернутое определение является если и не вполне совершенным, то все–таки необходимым шагом на пути конкретизации содержания, которое относится к синергетике, и выработки критериев для создания моделирующей самоорганизующейся среды.

О соотношении синергетики и самоорганизации следует вполне определенно сказать, что содержание, на которое они распространяются, и заложенные в них идеи неотрывны друг от друга. Они, однако, имеют и различия. Поэтому синергетику как концепцию самоорганизации следует рассматривать в смысле взаимного сужения этих понятий на области их пересечения.

Заключение (общенаучный и общественный контекст синергетики)

Всякое новое начинается как ересь – И кончается как ортодоксия.
К. Лоренц



В настоящее время общая методология науки переживает период, который совмещает в себе черты эволюции и кризиса. Современная наука, значительно укрепив свою базу за прошедшее столетие, может позволить себе более либеральный подход к включению в сферу своего рассмотрения содержания, не имеющего строгой объективной основы. Позитивный смысл этого действия заключается во включении в поле внимания существующих фактов и практик, реально нуждающихся в интеллектуальном анализе. Однако ввиду фактической неготовности науки к исследованию этого содержания объективными методами, процесс сопровождается появлением «нетрадиционных» и «неклассических» наук, симбиозов научного и ненаучного знания и других явлений, которые естественны сами по себе для человеческой познавательной деятельности, но далеки от именно научного знания. Важно то, что при этом происходит наработка подходов к малоисследованному, реально существующему содержанию. Можно указать, например, на крайне актуальную задачу объективного исследовании субъективной реальности, на подступах к которой трудятся психологи, нейрофизиологи и разработчики систем виртуальной реальности и компьютерной анимации. Сама постановки задачи выглядит терминологически противоречивой. Однако это реальная, крайне важная задача, в основе решения которой лежит изучение и осмысление процессов самоорганизации в нейробиологической, информационной и понятийной средах.

Современная наука достаточно сильна накопленным потенциалом научного знания и имеет определенную устойчивость ввиду зависимости финансовых и интеллектуальных вложений в нее со стороны общества от практической полезности получаемых результатов. Тем не менее, смешение научного знания с элементами обывательского доверия и даже мистики может ослаблять в какой–то мере науку как форму общественного сознания. Сказанное имеет для синергетики значение, поскольку в нее более, чем в другие области происходит «слив» невостребованной обществом познавательной активности. Эта роль своеобразного отстойника имеет, очевидно, свои плюсы и минусы. Необходимо лишь отметить, что существующая ситуация должна ясно осознаваться авторитетными учеными, руководителями и спонсорами.

В заключении отметим следующее. Проблематика, содержание, методы исследований и результаты, относимые к синергетике характеризуются неоднозначными оценками и неопределенностью. Вместе с тем, синергетика как научное направление исследований является востребованной обществом. Значительное количество результатов исследований в разных областях знания соотносится исследователями с синергетикой. Контекст синергетики дает возможность плодотворно взаимодействовать ученым разных специализаций на языке системного осмысления и поиска новых решений. Приведенные определения синергетики, полученные преемственным образом, могут конструктивно применяться при решении конкретных задач. Можно предположить, что в связи с существующими и грядущими результатами в кинетической химии, нейробиологии, транспьютерном нейрокомпьютинге и в других областях сформируется более определенный теоретический и аксиоматический базис синергетики, благодаря чему, в частности, и критика в ее адрес станет более конструктивной и продуктивной. Несомненно, при всем том, что синергетика полноценно «работает» сегодня как категория научного знания.

Список источников

Сайт С.П. Курдюмова СИНЕРГЕТИКА

1. Хакен Г. «Синергетика» М 1980

2. Данилов Ю. А., Кадомцев Б. Б. Что такое синергетика// Нелинейные волны. Самоорганизация. М.: Наука, 1983.

3. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. — М., 1986. Те же. Время, хаос, квант. — М., 1994.

document.title+=’ — Концепция самоорганизации. Синергетика’;


Источник: http://spkurdyumov.ru/what/koncepciya-s ... lozheniya/

_________________
Уважаемые читатели! Для того чтобы отображались все картинки необходима регистрация.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 15 ] 

Текущее время: 15 дек 2017, 02:26

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron