К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 21 окт 2020, 05:57

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 66 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
Сообщение №46  СообщениеДобавлено: 20 окт 2014, 07:53 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ТИЛЬМУН: ЗЕМЛЯ РАКЕТ


Вне всякого сомнения, эпическая поэма о поисках Гильгамешем бессмертия послужила основой многочисленных сказаний и легенд о царях и героях, тоже искавших вечную молодость. Мифологизированная память человечества хранит информацию о том, что на земле когда-то существовало место, где люди могли присоединиться к богам и избежать смерти.

Почти 5000 лет назад царь Урука Гильгамеш сетовал на гибель своих подданных и на невозможность человеку дотянуться до небес. Он просил бога Уту (Шамаша):

Позволь ступить на эту землю мне, позволь добыть мне шем.И там, откуда отлетают колесницы, позволь мой путь начать…

Как уже отмечалось выше, термин «шем» обычно переводился как «имя» (то, благодаря чему запоминают»), но на самом деле это слово обозначало ракету: Енох исчез в своем «имени», когда был вознесен на небо. Через пятьсот лет после Гильгамеша египетский фараон Тети обращался к богу с точно такой же просьбой:

Гибнут люди, нет у них «имени»…(О боже),

Протяни свою руку царю Тети,Забери своего царя Тети на небеса, Дабы не умер он среди людей.

Целью Гильгамеша был Тильмун — земля, где взлетали ракеты. Куда же он направился, чтобы попасть в Тильмун? Туда же, куда и Александр Великий, объявивший себя фараоном и сыном бога, — в землю Дуат.

Потому что мы приходим к неизбежному выводу, что это одно и то же место.

открыть спойлер
Земля, где они надеялись найти Лестницу в Небо, находилась на Синайском полуострове.

Признавая возможность того, что подробности, приведенные в египетской Книге Мертвых, действительно относятся к географии Египта, некоторые ученые предположили, что маршрут посмертного путешествия фараона проходил вдоль Нила, от святынь Верхнего Египта до храмов Нижнего Египта. Однако древние тексты однозначно указывают о путешествии вне границ страны. Путь фараона лежал на восток, а не на север; после пересечения Красного моря и лежащей за ним пустыни он оказывался за пределами не только Египта, но и Африки. Большая часть опасностей — как реальных, так и «политических» — была связана с перемещением из владений Гора в «земли Сета», то есть в Азию.

В эпоху Древнего Царства, которой датируются Тексты пирамид, столицей Египта был Мемфис. Древний религиозный центр Гелиополь располагался на небольшом расстоянии к северо-востоку от Мемфиса. Путь из этих религиозных центров на восток вел через цепочку озер, изобилующих тростником и камышом. За ними лежала пустыня, горный перевал и Синайский полуостров, небо которого было местом решающей схватки между Гором и Сетом, а также между Зевсом и Тифоном.

Предположение, что путешествие фараона в загробный мир действительно связано с Синайским полуостровом, подтверждается тем фактом, что Александр Македонский повторял не только маршрут фараона, но и сознательно копировал Исход евреев из Египта под предводительством Моисея.

Как и в библейской истории, исходным пунктом путешествия стал Египет. Далее нужно было преодолеть водную преграду — Красное море, воды которого расступились перед израильтянами, и они перешли его по дну. Александр в своих походах также сталкивался с водной преградой, которая называлась Красным морем. Как и в Книге Исхода, великий полководец попытался преодолеть ее пешком: по одной версии была построена дамба, а по другой на помощь призвали молитвы. Неизвестно, была ли эта попытка успешной, но вражеская армия утонула в подступивших водах — точно так же, как были поглощены водами моря египтяне, преследовавшие народ Израиля. Израильтянам по пути из Египта пришлось сражаться с врагами, которые именовались амалекитянами, а в христианской версии истории Александра Великого вражеская армия, которую победил великий полководец при помощи «вод Красного моря», тоже состояла из амалекитян.

После преодоления водной преграды — ее библейское название «Ям Саф» в буквальном переводе означает «море/озеро камыша — путь проходил через пустыню по направлению к священной горе. Примечательно, что гора, к которой направлялся Александр, называлась Муса — гора Моисея, имя которого на древнееврейском произносилось как Моше. Именно на этой горе Моисей встретился с ангелом, который говорил с ним из пламени (горящего куста); похожий эпизод описывается и в легендах об Александре Великом.

Еще одна параллель просматривается в истории о Моисее и рыбе из Корана. Местоположение «вод жизни» в Коране описывается как «слияние двух морей». Вход в подземное царство египтян, куда отправлялся после смерти фараон, находился в том месте, где река Осириса разделялась надвое. В легендах об Александре Македонском поворотной точкой его поисков стало место слияния двух подземных рек, где находился сверкающий «камень Адама» и где божественные существа посоветовали царю повернуть назад.

В стихах Корана также нашла отражение традиция приравнивать Александра к Моисею, называя его «двурогим» — здесь имеется в виду библейский рассказ о том, что после встречи с Богом на горе Синай лицо Моисея сияло и испускало два «рога» (буквально: луча) света.

Известно, что события библейского Исхода разворачивались на территории Синайского полуострова. Вывод из всех этих удивительных совпадений может быть только один — и Александр, и Моисей, и фараоны шли из Египта на восток, на Синайский полуостров. Туда же, как нам предстоит убедиться, направлялся и Гильгамеш.

Чтобы достичь земли Тильмун, Гильгамеш во время своего второго путешествия воспользовался «судном маган», то есть египетским. Его маршрут от берегов Месопотамии мог лежать только через Персидский залив. Обогнув Аравийский полуостров, он попал бы в Красное море (египтяне называли его морем Ур). Однако целью его путешествия был не Египет, а Тильмун. Может быть, он рассчитывал высадиться на западном побережье Красного моря — в Нубии? Или на восточном берегу, то есть в Аравии? Или его путь лежал к Синайскому полуострову? (См. карту на рис. 2.)

К счастью для наших исследований, Гильгамеш попал в беду. Вскоре после начала путешествия его корабль был потоплен разгневанным богом. Гильгамеш не успел удалиться от Шумера на большое расстояние, поскольку Энкиду (именно его присутствие на борту стало причиной гибели судна) умолял его пешком вернуться в Урук. Однако Гильгамеш, твердо решивший попасть в землю Тильмун, продолжил свой путь по суше. Если бы конечная цель его путешествия находилась на побережье Красного моря, ему пришлось бы пересечь Аравийский полуостров. Но вместо этого герой направился на северо-запад. Этот факт не подлежит сомнению, поскольку после преодоления пустыни Гильгамеш наткнулся на признаки цивилизации вблизи лежащего в низине моря. Там располагался город, а на его окраине — постоялый двор. Хозяйка постоялого двора предупредила Гильгамеша, что море, которое он собирается переплыть, называют «водами смерти».

Для выяснения цели первого путешествия Гильгамеша ориентиром нам служили кедровые леса Ливана, а во втором путешествии таким уникальным ключом может стать «море смерти». На Ближнем Востоке, а также во всем Древнем мире существовал лишь один такой водоем, сохранивший свое название и по сей день: Мертвое море. Это действительно самый «низкий» водоем на земле — его уровень на 1300 футов ниже уровня моря. Кроме того, его воды до такой степени насыщены солями и минералами, что в нем не водятся ни животные, ни растения.

Город на берегу «моря смерти» окружала стена, а его главный храм был посвящен богу луны Сину. За городской стеной располагался постоялый двор, хозяйка которого проявила гостеприимство, впустив Гильгамеша и снабдив его ценной информацией.

В этом сюжете просто невозможно не заметить сходства с известной библейской историей. Когда сорокалетние странствия народа Израиля по пустыне подошли к концу, настало время вступить на землю Ханаана. Выйдя из Синайской пустыни, израильтяне обогнули с востока Мертвое море и дошли до места, где в него впадает река Иордан. Когда Моисей поднялся на возвышавшийся над равниной холм, он увидел — как в свое время Гильгамеш — сверкающие воды «низкого» моря. На противоположном берегу реки Иордан стоял город Иерихон. Город преграждал путь израильтянам в Ханаан, и они выслали шпионов, чтобы те осмотрели оборонительные сооружения. Хозяйка постоялого двора, располагавшегося вне стен города, приветливо встретила их и снабдила необходимой информацией.

В переводе с языка Библии название «Иерихон» означает «лунный город» — то есть город, посвященный богу Луны, или Сину…

На наш взгляд, это был тот самый город, до которого за пятнадцать веков до Исхода добрался Гильгамеш.

Но существовал ли Иерихон в 2900 году до нашей эры, когда Гильгамеш отправился в свое путешествие? Археологи пришли к выводу, что поселение людей на этом месте существовало еще за 7000 лет до нашей эры, а в 3500 году до нашей эры — то есть еще до прибытия Гильгамеша — это был уже крупный и богатый город.

Отдохнув и восстановив силы, Гильгамеш продолжил свое путешествие по намеченному маршруту. Выяснив, что он находится у северной оконечности Мертвого моря, герой спросил хозяйку постоялого двора, можно ли пересечь водное пространство на лодке, а не огибать море по суше. Если бы Гильгамеш предпочел сухопутный маршрут, он повторил бы путь израильтян — только в обратном направлении; он желал попасть как раз туда, откуда они пришли. Когда корабельщик в конечном итоге переправил его через «воды смерти», герой оказался — по нашему мнению — на южном берегу Мертвого моря, как можно ближе к Синайскому полуострову.

Отсюда он должен был следовать «обычным путем» — маршрутом, по которому двигались караваны, — к «великому дальнему» морю. И вновь библейский текст дает нам ключ к идентификации географических названий, поскольку в Священном Писании «Великим» называется Средиземное море. Углубившись в южные засушливые районы Ханаана, то есть пустыню Негев, Гильгамеш должен был идти на запад и высматривать два каменных столба. По словам Уршанаби, здесь он должен был повернуть к городу под названием Итла, располагавшемуся на некотором удалении от Великого моря. За Итлой лежала запретная земля, принадлежавшая четвертому региону богов.

Но чем была Итла: «городом богов» или городом людей?

Как показывают события, описанные лишь в частично сохранившейся хеттской версии, и тем, и другим. Это был «священный город»: в нем бывали многие боги. Однако он был доступен и для простых смертных, поскольку дорога к нему была обозначена. Гильгамеш здесь не только отдохнул и переоделся, но и получил овцу, которую он ежедневно приносил в жертву богам.

Такой город упоминается в Ветхом Завете. Он был расположен на границе южного Ханаана и Синая, у прохода на центральную равнину полуострова. Святость города подтверждается его названием — Кадеш, что значит «священный»; в отличие от своего северного тезки, он именовался Кадеш-Варни (с учетом шумерских корней это название можно перевести как «Кадеш сияющих каменных столбов»). В эпоху библейских патриархов он относился к землям Авраама, который «поднялся оттуда к югу и поселился между Кадесом и между Суром».

Этот город также известен нам по ханаанским легендам о богах, людях и поисках бессмертия. Как мы помним, Данэль просил бога Эла подарить ему наследника, который воздвиг бы в его честь памятную стелу в Кадеше. В другом угаритском тексте мы читаем, что сыну Эла по имени Шибани («Седьмой») — упоминающийся в Библии город Беершева («колодец семи»), возможно, назван в его честь — было поручено воздвигнуть памятную колонну в пустыне Кадеш.

Действительно, и Шарль Вироллод и Рене Дюссо, которые в журнале «Syria» первые опубликовали и расшифровали тексты из Угарита, пришли к выводу, что местом действия многих эпических поэм была «область между Красным и Средиземным морями». Бог Баал, любивший ловить рыбу в озере Сумхи, охотился в «пустыне Алош», которая ассоциировалась с финиковыми пальмами (рис. 104). Как отмечали Вироллод и Дюссо, это географическое название связывает угаритскую легенду с событиями Исхода. Израильтяне (Числа, 33) отправились из Мерры (место горьких источников) и Елима (оазис финиковых пальм) в Алош.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №47  СообщениеДобавлено: 20 окт 2014, 07:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
105.jpg

Дополнительные свидетельства того, что Эл и младшие боги жили в местах, связанных с Исходом, можно найти в тексте, который исследователи назвали «Рождение милосердных и прекрасных богов». В первых же строках поэмы указывается место действия — «пустыня Суффим». Вне всякого сомнения, это пустыня, окружающая Ям Суф («Камышовое море»).

Ханаанские тексты дают нам еще один ключ. Обычно глава ханаанского пантеона в них носит имя Эл («верховный», «высший») — скорее родовое название, чем имя собственное. Однако в упомянутом выше тексте Эл называет себя Йерах, а свою супругу Нинхал. Слово «Йерах» в семитских языках обозначает Луну (этот бог больше известен под именем Син), а «Нинхал» — это семитское произношение имени НИН.ГАЛ — супруги шумерского бога Луны.

Исследователи выдвигали многочисленные версии происхождения названия самого полуострова — Синай. Среди получивших наибольшее распространение на этот раз была и самая очевидная — то есть буквальный перевод названия, который звучал как «принадлежащий Сину».

Знак полумесяца (рис. 72) был эмблемой бога, во владениях которого находились Крылатые Врата. Мы выяснили, что известное обилием влаги место на перекрестье дорог в центре Синайского полуострова до сих пор носит имя супруги бога луны — Нинхал.

Все это позволяет сделать вывод, что «земля Тильмун» — это не что иное, как Синайский полуостров.

Анализ географии, топографии, геологии, климата, флоры и истории Синайского полуострова подтверждает нашу догадку и проясняет роль Синая в делах богов и людей.

открыть спойлер
Месопотамские тексты указывали, что земля Тильмун располагалась в «устье» двух водных пространств. И действительно, Синайский полуостров, чья форма напоминает перевернутый треугольник, начинается в том месте, где Красное море разделяется на два залива — Суэцкий на западе и залив Эйлат (Акаба) на востоке. Египетские рисунки владений Сета, куда древние египтяне помещали подземное царство Дуат, представляли собой перевернутый Синайский полуостров со всеми его характерными географическими особенностями (рис. 105).

106.jpg

Древние тексты говорят о том, что Тильмун была горной страной. Южную часть Синайского полуострова занимают высокие горы, центральные области — это высокогорное плато, а на севере к средиземноморскому побережью спускаются песчаные холмы. Прибрежная полоса с незапамятных времен служила «мостом» между Азией и Африкой. Египетские фараоны использовали ее для вторжения в Ханаан и Финикию, а также для того, чтобы угрожать империи хеттов. Аккадский царь Саргон утверждал, что дошел до побережья Средиземного моря, три раза обогнул «морские земли» — то есть земли на средиземноморском побережье — и завоевал Тильмун. В восьмом веке до нашей эры ассирийский царь Саргон II заявлял, что завоевал земли «от Бит-Яхина на берегу Соленого моря до самой границы Тильмуна». Мертвое море израильтяне и по сей день называют Соленым морем — еще одно подтверждение того, что страна Тильмун лежала где-то поблизости.

Несколько ассирийских царей упоминали поток Египетский как географический ориентир во время их военных походов в Египет. Саргон II упоминает его после рассказа о захвате Ашдода, города филистимлян на берегу Средиземного моря. Правивший после него Эсархаддон хвастался, что обложил данью царя Тильмуна Канайяха. «Поток Египетский» — это библейское название большого и разветвленного вади на Синайском полуострове, которое теперь называется вади Эль-Ариш. Сменивший Эсархаддона Ашурбанипал утверждал, что подчинил себе земли от Верхнего моря (Средиземного) до страны Тильмун, которая на Нижнем море (Красном).

Во всех случаях география и топография земли Тильмун полностью совпадает с географией и топографией Синайского полуострова.

Климат Синайского полуострова с тех далеких времен практически не изменился — если не считать естественных ежегодных колебаний. Сезон дождей (нерегулярных) продолжается здесь с октября по май, а в остальное время на полуострове не выпадает ни капли воды. Недостаток влаги позволяет отнести всю территорию Синайского полуострова к категории пустынь (меньше десяти миллиметров осадков в год). Однако высокие вершины гор на юге зимою покрыты снегом, а в узкой прибрежной полосе грунтовые воды находятся на глубине всего лишь одного фута от поверхности земли.

Типичной особенностью полуострова являются вади, или сухие русла рек. В южной части Синая вода после сильных, но непродолжительных дождей устремляется на восток (в залив Эйлат) или на запад (в Суэцкий залив). Именно здесь расположена большая часть живописных, похожих на каньоны вади с цветущими оазисами. Однако большая часть выпадающих на полуостров осадков уносится в Средиземное море через разветвленное вади Эль-Ариш и огромное количество притоков, которые на карте выглядят как кровеносная система, отходящая от гигантского сердца. В этой части Синайского полуострова глубина вади колеблется от нескольких дюймов до нескольких футов, а ширина — от нескольких футов до мили (после сильного дождя).

Но даже в сезон дождей осадки выпадают крайне нерегулярно. Внезапные ливни сменяются долгими периодами засухи. Поэтому надежды на обилие воды в дождливый сезон или сразу же после него не всегда оправдываются. Вероятно, именно в такую ситуацию попали израильтяне во время Исхода, когда в середине апреля покинули Египет и через несколько недель оказались в Синайской пустыне. Когда выяснилось, что воды, на которую они рассчитывали, нет, то дважды потребовалось вмешательство Бога, показавшего Моисею, где нужно ударить по скале, чтобы из нее забил источник живительной влаги.

Бедуины, кочующие по территории Синая, могут повторить это чудо, если найдут подходящий грунт на дне пересохшего русла. Секрет заключается в следующем: во многих местах выстилающие дно вади скалы лежат на глинистом основании, которое задерживает воду, легко просачивающуюся через каменистое дно. Поэтому опыт и удача позволяют найти воду под пересохшим руслом всего лишь в нескольких футах от поверхности.

Может быть, это искусство кочевников и есть сотворенное богом чудо? Новейшие открытия на Синайском полуострове способны пролить свет на эту загадку. Израильские гидрологи (из Вейцмановского института) обнаружили на большой глубине в центральной части Синая — как в пустыне Сахара и некоторых пустынях Нубии — «ископаемую воду», то есть остатки доисторических озер другой геологической эпохи. Огромный подземный резервуар с запасами воды, способными (по оценкам ученых) удовлетворить потребности населения всего Израиля на протяжении ста лет, занимает площадь 6000 квадратных миль, вытянувшись широкой полосой от Суэцкого канала до израильской пустыни Негев.

Несмотря на то что средняя глубина залегания воды составляет 1000 метров, источник этот является субартезианским, и вода под собственным давлением поднимается до уровня 300 метров ниже поверхности земли. Разведочные скважины, которые бурили египтяне на северной равнине (в Нахле) в поисках месторождений нефти, обнаружили не нефтеносный слой, а этот подземный резервуар. Последующее бурение подтвердило этот удивительный факт: на поверхности земли раскинулась бесплодная пустыня, а под землей — озеро кристально чистой воды, вполне доступной для современного бурового оборудования.
Неужели нефилим, уровень технологии которых позволял совершать космические полеты, не знали об этом? Может быть, именно эта вода, а не та, что скопилась в пересохшем русле, забила струей после того, как Моисей ударил в указанную Господом скалу? «И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою… жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ». Воды оказалось столько, что ею смогли утолить жажду и люди, и домашние животные. Для того чтобы продемонстрировать величие Бога, Моисей взял с собой свидетелей, и чудо произошло «в глазах старейшин Израильских».

Шумерский миф, в котором рассказывается о земле Тильмун, описывает очень похожее событие. В результате засухи в стране наступили тяжелые времена. Поля не родили, скот было нечем кормить, животные страдали от жажды, люди погрузились в молчание. Нинсикила, супруга правителя земли Тильмун по имени Эншаг, жаловалась своему отцу Энки:

Вот дал ты мне Дильмун-город, дал ты мне город…

А что мне в твоем дарении?

В моем городе нету воды в каналах…

Там девушка не умывается, водой из окна не плещется…

Изучив проблему, Энки пришел к выводу, что единственное средство исправить положение — это подвести к городу подземные воды. Судя по всему, они залегали на большой глубине и добраться до них, вырыв обычный колодец было невозможно. Поэтому Энки придумал план, согласно которому слой скальной породы преодолевался при помощи ракеты, пущенной с небес.

Отец Энки Нинсикиле так отвечает: «Отныне и вовеки под солнцем,Когда солнце Уту в небесах восстанет… Ракету крепко к „груди“ своей он привяжетИ направит ее с высоты на землю…Город твой водой изобилия тебя напоит. Дильмун водой изобилия тебя напоит. Твои колодцы с водою горькой да станут колодцами с водою сладкой!

В точности следуя инструкциям Энки, Уту/Шамаш добыл воду из подземного источника:

И вот солнце Уту в небесах встало. По путям просторным вода побежала…Ракету крепко к «груди» своей он привязалИ направил ее с высоты на землю…Город водой изобилья ее поит, Дильмун водой изобилья ее поит…

Возможно ли, чтобы пущенная с небес ракета пронзила землю и вывела на поверхность питьевую воду? Предвидя недоверие читателей, автор древней поэмы клянется, что все так и было. Чудо свершилось, и в стране Тильмун «вода в полях, вода на нивах, в борозде рост дает зерну-злакам», а город стал «домом прибрежным, пристанью всей страны».

Таким образом, в этой легенде дважды подтверждаются параллели между страной Тильмун и Синаем: во-первых, это существование огромного подземного резервуара с водой, скрытого под слоем горных пород, а во-вторых, непосредственная близость к Уту/Шамашу (руководителю космопорта).

Кроме того, на Синайском полуострове производились все товары, которым славился Тильмун.

Здесь находились россыпи драгоценных камней, например, высоко ценившегося в Шумере голубого лазурита. Достоверно известно, что египетским фараонам доставляли сине-зеленую бирюзу и зеленый малахит именно из юго-западной части Синайского полуострова. Самые первые разработки бирюзы в настоящее время носят название Вади-Магарах — или «Вади Пещер»; в этом месте скалистые берега сухого русла были прорезаны туннелями, в которых рудокопы добывали драгоценные камни. Впоследствии добыча бирюзы велась также в местечке Серабит-эль-Кадим. В Вади-Магарах были найдены египетские надписи, датируемые эпохой Третьей Династии (2700—2600 годы до нашей эры); считается, что именно в это время египтяне начали размещать гарнизоны в копях и вести добычу драгоценных минералов на постоянной основе.

107.jpg

Археологические находки, а также древние египетские рисунки с изображением фараонов, побеждавших и пленявших «азиатских кочевников» (рис. 106), убедили ученых, что египтяне лишь совершали набеги на копи, разработанные ранее семитскими племенами. И действительно, египетское название бирюзы — мафкат (именно поэтому египтяне называли Синайский полуостров «страной Мафкат») — происходит от семитского глагола, означающего «добывать, откапывать». Эти копи находились во владениях богини Хатхор, которую еще называли «Госпожой Синая» или «Госпожой Мафката». Это была великая богиня древности, одна из первых небесных божеств египтян, носившая титул «Коровы» и изображавшаяся с коровьими рогами на голове (рис. 7 и 106). Ее имя, Хатхор, передавалось иероглифом сокола внутри контура, и современные исследователи интерпретируют его как «дом Гора» (Гор обычно изображался в виде сокола). Однако в буквальном переводе Хатхор означает «дом Сокола», что подтверждает наши выводы относительно местоположения и функций «земли ракет».

В Британской энциклопедии сообщается, что бирюза добывалась на Синайском полуострове еще в четвертом тысячелетии до нашей эры и что это были одни из первых крупных копей в мире. В то время шумерская цивилизация только зарождалась, а до появления цивилизации в Египте оставалась еще тысяча лет. Кто же тогда организовал эти горные разработки? Египтяне приписывают эту заслугу То-ту, богу науки.

В этом своем убеждении, а также в ассоциации Синайского полуострова с Хатхор египтяне следовали шумерским традициям. По свидетельству шумерских текстов добычу полезных ископаемых ануннаками организовал Энки, почитавшийся ими как бог знаний, а страна Тильмун еще в «допотопные» времена была отдана во владение Нинхурсаг, сестре Энки и Энлиля. В юности она была очень красива и возглавляла медицинскую службу нефилим. Однако в пожилом возрасте она получила прозвище Корова и, будучи покровительницей финиковой пальмы, изображалась с двумя коровьими рогами на голове (рис. 107). Сходство между ней и Хатхор, а также между принадлежащими этим богиням землями очевидно и не требует дальнейших объяснений.

108.jpg

Синайский полуостров также считался важным источником меди, и существуют свидетельства, что египтяне получали этот металл в основном в результате набегов. Для этого им требовалось проникнуть в глубь полуострова, и один из фараонов Двенадцатой Династии (во времена Авраама) хвастался, что исследовал чужие земли, добравшись до границ неизведанного. Его люди не упускали ни малейшей возможности захватить добычу.

В результате недавних исследований, проведенных на Синайском полуострове израильскими учеными, были обнаружены многочисленные свидетельства, что в эпоху Древнего Царства, то есть в третьем тысячелетии до нашей эры, Синай был густо заселен семитскими племенами, занимавшимися выплавкой меди и добычей бирюзы, которые оказывали сопротивление вооруженным отрядам фараонов, пытавшимся проникнуть на их территорию. «Мы смогли установить существование довольно большого металлургического предприятия… Медные рудники, поселки рудокопов и плавильни… раскинулись на большой территории от западных районов южного Синая до самого Эйлата на берегу залива Акаба», — сообщали исследователи (Бено Ротенберг «Sinai Explorations 1967—1972»).

Эйлат, который в Ветхом Завете известен под именем Эцион-Габер, действительно был «Питтсбургом Древнего мира». Около двадцати лет назад Нельсон Глюк обнаружил в Тимне, к северу от Эйлата, медные копи царя Соломона. Добытая руда доставлялась в Эцион-Габер, где ее переплавляли и очищали в одном из самых больших (если не самом большом) металлургических центров древности.

Археологические находки в который раз подтвердили сведения, содержащиеся в Библии и месопотамских текстах. Ассирийский царь Эсархаддон хвастался, что обложил данью царя Тильмуна Канайяха. В Ветхом Завете среди народов, обитающих на юге Синайского полуострова, упоминаются и кениты — это название в буквальном переводе означает «кузнецы, металлурги». Племя, из которого Моисей взял себе жену, когда покинул Египет и скрывался на Мине, называлось кениты. Р. Дж Форбс («The Evolution of the Smith») указывал, что встречающееся в Библии слово «каин» (кузнец) происходит от шумерского КИН («тот, кто придает форму»).

Фараон Рамзес III, занявший египетский трон уже после Исхода, сделал запись, в которой рассказывается о вторжении на земли плавильщиков меди и разорении металлургического центра Тимна-Эйлат.

Спутник Гильгамеша Энкиду был приговорен богами провести остаток жизни на медных рудниках Тильмуна, и именно сюда Гильгамеш хотел привезти своего друга на «египетской лодке» — Страна Копей и Земля Ракет были разными частями одного региона. Таким образом, наши выводы совпадают со свидетельствами древних источников.

Прежде чем продолжить реконструкцию исторических и доисторических событий, важно найти дополнительные доказательства, подкрепляющие наш вывод о том, что Тильмун — это шумерское название Синайского полуострова. До недавнего времени ученые отвергали эту точку зрения, и поэтому нам придется проанализировать альтернативные гипотезы и попробовать показать их несостоятельность.

В научном мире превалирует точка зрения, впервые высказанная П. Б. Корнуоллом («On the Location of Tilmun»): Тильмун (иногда это название произносится как «Диль-мун») — это остров Бахрейн в Персидском заливе. Основой для этой версии служит в основном надпись ассирийского царя Саргона II, который утверждал, что среди правителей, плативших ему дань, был «Упери, царь Дильмуна», жилище которого находилось посреди «моря, где встает солнце» в тридцати двойных часах плавания. Эти слова воспринимались как свидетельство островного расположения Тильмуна, и ученые, придерживавшиеся этой точки зрения, считали, что «море, где встает солнце», — это Персидский залив. В конечном итоге они пришли к выводу, что искомым островом является Бахрейн.

Однако в этой интерпретации имеется несколько слабых мест. Во-первых, не исключено, что на острове могла находиться только столица Тильмуна: древние тексты не оставляют сомнений, что существовало и государство, и город под названием Тильмун. Во-вторых, в других ассирийских текстах под городами, расположенными «посреди моря», подразумевались прибрежные города, расположенные в бухте или на мысе, но никак не на острове (например, Арвад на средиземноморском побережье). Если же «море, где всходит солнце» означает водное пространство к востоку от Месопотамии, то это не может быть Персидский залив, который находится к югу, а не к востоку от Междуречья. Кроме того, остров Бахрейн находится слишком близко от Месопотамии, и до него не нужно плыть тридцать двойных часов. Бахрейн удален от портовых городов южной Месопотамии всего на 300 миль, а за шестьдесят часов даже неспешного плавания можно преодолеть гораздо большее расстояние.

Другой большой проблемой при идентификации Тильмуна как острова Бахрейн является перечень товаров которыми славилась эта страна. Даже во времена Гильгамеша не вся территория земли Тильмун считалась запретной. В отдельных ее районах приговоренные к каторжным работам трудились в темных и пыльных рудниках, добывая медь и драгоценные камни, составлявшие славу Тильмуна. Из Тильмуна в Шумер, имевший с ним тесные культурные и торговые связи, поставлялись ценные породы дерева. А сельскохозяйственные районы — именно для них просила воду Нинсикила в приведенном выше мифе — снабжали весь Древний мир высококачественным луком и финиками.

На острове Бахрейн ничего этого нет — за исключением «обычных фиников». Поэтому для того, чтобы обойти эту проблему, сторонники идентификации Тильмуна с Бахрейном придумали сложную теорию. Джеффри Бибби («Looking for Dilmun») и его единомышленники предположили, что Бахрейн был своего рода перевалочным пунктом. Товары, соглашались они, действительно доставлялись из других земель, но торговые суда не везли их прямо в Шумер. Выгрузка производилась на острове Бахрейн, откуда знаменитые шумерские купцы транспортировали их в портовые города Месопотамии. Поэтому когда шумерские писцы регистрировали происхождение товара, они писали «Тильмун», имея в виду (как считала эта группа исследователей) Бахрейн.

Но почему суда, проплывшие большие расстояния, не могли преодолеть остаток пути до Месопотамии, а предпочитали более хлопотную и дорогую разгрузку в Бахрейне? Кроме того, эта теория вступает в прямое противоречие с утверждениями правителей Шумера и Аккада, что в их городах бросали якорь суда из Тильмуна. Царь Ур-Нанше, правивший в Лагаше через двести лет после Гильга-меша, оставил запись о том, что корабли из Тильмуна привезли ему дань в виде дерева. Название «Тильмун» в этой надписи (рис. 108) узнается по пиктограмме «ракета». Первый правитель Аккада Саргон хвастался, что на верфях Аккада он строит суда из Мелуххи, суда из Магана и суда из Тильмуна.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №48  СообщениеДобавлено: 20 окт 2014, 07:57 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
109.jpg

Совершенно очевидно, что суда из Тильмуна доставляли товары прямо в порты Месопотамии, как того требовали логика и экономическая целесообразность. Аналогичным образом в древних текстах имеются свидетельства прямого экспорта из Месопотамии в Тильмун. В одной из записей мы читаем о грузе из пшеницы, сыра и очищенного ячменя, направлявшемся из Лагаша в Тильмун (приблизительно в 2500 году до нашей эры); ни о каком перевалочном пункте на острове там не упоминается.

Один из основных противников теории Бахрейна Сэ-мюэл Н. Крамер («Dilmun, the «Land of Living») подчеркивал, что в месопотамских текстах Тильмун описывается как «далекая земля», путешествие в которую связано с определенным риском. Это описание никак не подходит расположенному поблизости от побережья острову, на который можно без труда попасть по спокойным водам Персидского залива. Крамер также обращал внимание на тот факт, что различные месопотамские тексты помещали Тильмун неподалеку от двух водных пространств, а не одного моря. В одном из аккадских текстов говорится, что Тильмун расположен «у истоков двух вод».

Опираясь на другое указание, в котором говорится, что Тильмун находится «там, где всходит солнце», Крамер пришел к выводу, что, во-первых, Тильмун это не остров, а во-вторых, что он должен располагаться восточнее Шумера — ведь солнце встает на востоке. Единственное место, подходящее под все древние описания, — это район, где встречаются Персидский залив и Индийский океан. В качестве возможных вариантов Крамер рассматривал Белуджистан или окрестности реки Инд.

открыть спойлер
Нерешительность самого Крамера была обусловлена хорошо известным фактом — многочисленные шумерские и аккадские тексты с перечислением стран и земель не упоминают Тильмун в связи с такими восточными землями, как Элам или Аратта. В этих списках рядом стоят Мелухха (Нубия/Эфиопия), Маган (Египет) и Тильмун. Географическое соседство Египта (Маган) и Тильмуна подтверждается в концовке мифа «Энки и Нинхурсаг», когда боги объявляют Нинсикилу владычицей Магана, а Эншага «господином Тильмуна». Подтверждает это соседство и удивительный текст, который можно рассматривать как автобиографию Энки; при описании деяний Энки, помогавшего людям восстановить цивилизацию после Великого потопа, Тильмун вновь перечисляется рядом с Маганом и Мелуххой.

Земли Маган и Дильмун Взглянули на меня, на Энки, Подчалили Дильмун-ладью к суше, Нагрузили Маган-ладью до небес, Магилум-ладья Мелуххи Везет золото и серебро…

Но если Тильмун расположен по соседству с Египтом, то что может означать утверждение о месте, «где всходит солнце»? Ведь солнце всходит на востоке от Шумера, а не на западе (где находится Синай).

Ответ прост: смысл древних текстов совсем иной. Они не утверждают, что здесь «всходило солнце» — в этом месте «поднимался в небо Шамаш». Земля Тильмун располагалась не на востоке, а там, где Уту/Шамаш (бог, небесным символом которого считалось Солнце, а не само Солнце) поднимался в небо на своей ракете. В эпосе о Гильгамеше об этом сказано со всей определенностью:

Он слыхал о горах, чье имя — Машу…

Что восход и закат стерегут ежедневно…

Люди-скорпионы стерегут их ворота…

При восходе и закате Солнца они охраняют Солнце.

Именно в этом месте боги поселили Зиусудру — в далекие землях, в «стране Тильмун», где восходит Угу.

Гильгамеш — ему не было позволено построить собственный «шем», и он хотел лишь побеседовать со своим предком Зиусудрой — пришел именно сюда, на гору Машу в Тильмуне, то есть на гору Мусы (Моисея) на Синайском полуострове.

Современные ботаники были поражены разнообразием флоры Синайского полуострова — они обнаружили там тысячи видов растений, от трав до высоких деревьев, причем многие из них были уникальными. При наличии воды — в оазисах, на небольшой глубине под прибрежными песчаными дюнами или в сухих руслах рек — эти деревья и кустарники проявляли удивительную живучесть, приспосабливаясь к климату и гидрографии Синайского полуострова.

Северо-восточные районы Синая могли быть источником высоко ценившегося лука. Одна из его разновидностей, отличающаяся высоким зеленым стержнем, называется «scallion» — по названию порта, откуда этот деликатес доставлялся в Европу. Это Аскалон, расположенный на средиземноморском побережье Синая к северу от «потока Египетского».

Одно из деревьев, наиболее приспособленных к уникальным природным условиям Синайского полуострова, — это акация. Она адаптировалась к высокой скорости испарения влаги и растет лишь вдоль вади, используя подземные воды на глубине до 1 метра. В результате дерево способно пережить десять засушливых лет без единой капли дождя. Древесина акации высоко ценилась в древности: по свидетельству Ветхого Завета, именно из нее был изготовлен Ковчег Завета, а также другие части Скинии. Древесину акации использовали шумерские цари при строительстве дворцов и храмов.

Широко распространены на Синайском полуострове и тамариски — кустарники, растущие по берегам сухих русел. Их корни уходят глубоко в землю, и поэтому тамариски могут расти даже там, где вода насыщена солью. После особенно сильных дождей тамарисковые рощи наполняются белыми крупинками сладкого вещества, которое представляет собой выделения живущих на деревьях насекомых. Бедуины и по сей день называют это вещество библейским названием — манна.

Однако в большинстве случаев Тильмун в древности ассоциировался с финиковой пальмой. Это дерево и в наши дни остается самой главной сельскохозяйственной культурой Синая. Оно практически не требует ухода, снабжая бедуинов плодами (финиками). Листья и семена пальмы идут на корм верблюдам и овцам, ствол используется как топливо, ветками устилают крыши, а из волокон коры изготавливают веревки и нити.

Из месопотамских источников нам известно, что в древности Тильмун экспортировал финики. Плоды были такими крупными и вкусными, что их присутствие специально оговаривалось в рецептах блюд для богов. Так, например, в одном из текстов рассказывается, что для богов Урука ежедневно требовалось «108 мер обычных фиников, фиников из Тильмуна, а также фиг и изюма». Ближайшим городом на сухопутном маршруте из Синая в Месопотамию был Иерихон. В Библии его называют «городом фиников».

В ближневосточных религиях финиковая пальма использовалась как символ, иллюстрирующий представления о богах и людях. Псалмопевец говорил: «Праведник цветет, как пальма». Пророк Иезекииль, описывая виденный им во сне восстановленный Иерусалимский храм, рассказывает, что там были «херувимы и пальмы: пальма между двумя херувимами…». В то время Иезекииль жил среди изгнанников, которые были силой привезены в Вавилон из Иудеи, и, вне всякого сомнения, был знаком с месопотамскими изображениями херувимов с финиковой пальмой (рис. 109).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №49  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 10:36 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
Люди-скорпионы стерегут их ворота…

При восходе и закате Солнца они охраняют Солнце.

Именно в этом месте боги поселили Зиусудру — в далекие землях, в «стране Тильмун», где восходит Угу.

Гильгамеш — ему не было позволено построить собственный «шем», и он хотел лишь побеседовать со своим предком Зиусудрой — пришел именно сюда, на гору Машу в Тильмуне, то есть на гору Мусы (Моисея) на Синайском полуострове.

Современные ботаники были поражены разнообразием флоры Синайского полуострова — они обнаружили там тысячи видов растений, от трав до высоких деревьев, причем многие из них были уникальными. При наличии воды — в оазисах, на небольшой глубине под прибрежными песчаными дюнами или в сухих руслах рек — эти деревья и кустарники проявляли удивительную живучесть, приспосабливаясь к климату и гидрографии Синайского полуострова.

Северо-восточные районы Синая могли быть источником высоко ценившегося лука. Одна из его разновидностей, отличающаяся высоким зеленым стержнем, называется «scallion» — по названию порта, откуда этот деликатес доставлялся в Европу. Это Аскалон, расположенный на средиземноморском побережье Синая к северу от «потока Египетского».

Одно из деревьев, наиболее приспособленных к уникальным природным условиям Синайского полуострова, — это акация. Она адаптировалась к высокой скорости испарения влаги и растет лишь вдоль вади, используя подземные воды на глубине до 1 метра. В результате дерево способно пережить десять засушливых лет без единой капли дождя. Древесина акации высоко ценилась в древности: по свидетельству Ветхого Завета, именно из нее был изготовлен Ковчег Завета, а также другие части Скинии. Древесину акации использовали шумерские цари при строительстве дворцов и храмов.

Широко распространены на Синайском полуострове и тамариски — кустарники, растущие по берегам сухих русел. Их корни уходят глубоко в землю, и поэтому тамариски могут расти даже там, где вода насыщена солью. После особенно сильных дождей тамарисковые рощи наполняются белыми крупинками сладкого вещества, которое представляет собой выделения живущих на деревьях насекомых. Бедуины и по сей день называют это вещество библейским названием — манна.

Однако в большинстве случаев Тильмун в древности ассоциировался с финиковой пальмой. Это дерево и в наши дни остается самой главной сельскохозяйственной культурой Синая. Оно практически не требует ухода, снабжая бедуинов плодами (финиками). Листья и семена пальмы идут на корм верблюдам и овцам, ствол используется как топливо, ветками устилают крыши, а из волокон коры изготавливают веревки и нити.

Из месопотамских источников нам известно, что в древности Тильмун экспортировал финики. Плоды были такими крупными и вкусными, что их присутствие специально оговаривалось в рецептах блюд для богов. Так, например, в одном из текстов рассказывается, что для богов Урука ежедневно требовалось «108 мер обычных фиников, фиников из Тильмуна, а также фиг и изюма». Ближайшим городом на сухопутном маршруте из Синая в Месопотамию был Иерихон. В Библии его называют «городом фиников».

открыть спойлер
В ближневосточных религиях финиковая пальма использовалась как символ, иллюстрирующий представления о богах и людях. Псалмопевец говорил: «Праведник цветет, как пальма». Пророк Иезекииль, описывая виденный им во сне восстановленный Иерусалимский храм, рассказывает, что там были «херувимы и пальмы: пальма между двумя херувимами…». В то время Иезекииль жил среди изгнанников, которые были силой привезены в Вавилон из Иудеи, и, вне всякого сомнения, был знаком с месопотамскими изображениями херувимов с финиковой пальмой (рис. 109).

110.jpg

Наряду с Крылатым Диском (символом Двенадцатой Планеты), одним из самых распространенных изображений Древнего мира было изображение древа жизни. Феликс фон Люшау еще в 1912 году («Der Alte Orient») показал, что греческие, ионийские (рис. 110а) и египетские (рис. 110b) колонны представляют собой стилизацию древа жизни, представлявшегося в виде финиковой пальмы (рис. 110с). Это подтверждает предположение, что «плоды» жизни из легенд и мифов были не чем иным, как особым сортом фиников. Мотив финиковой пальмы как символа жизни можно обнаружить даже в мусульманском Египте — в узорах, украшающих главную мечеть Каира (рис. 110d).

Многие серьезные работы — например, «De Boom des Levens en Schrift en Historie» Генрика Бергемы и «The King and the Tree of Life in Ancient Near Eastern Religion» Дж Уинденгрена — продемонстрировали, что представление о таком дереве, растущем в Обители Богов, распространилось с Ближнего Востока по всему миру и стало догматом всех религий.

111.jpg

Источником всех этих изображений и легенд служили шумерские описания Земли Жизни:

Тильмун,

Где старуха не говорит: «Я старуха»,

А старик не говорит: «Я старик».

Шумеры, мастерски использовавшие игру слов, называли «землю ракет» ТИЛ.МУН, но этот термин также мог интерпретироваться как «Страна Жизни», поскольку одно из значений корня ТИЛ — «жизнь». На шумерском языке древо жизни называется ГИШ.ТИЛ, но корень ГИШ также обозначает сделанный человеком, или искусственный, объект. Таким образом, ГИШ.ТИЛ может интерпретироваться как «проводник к жизни» — то есть ракета. В произведениях искусства мы также сталкиваемся с людьми-орлами, которые приветствуют не финиковую пальму, а ракету (рис. 60).

Параллели становятся еще очевиднее, если вспомнить, что в греческом религиозном искусстве омфалос ассоциировался с финиковой пальмой. На древнем рисунке из Дельф хорошо видно, что копия омфалоса, установленная рядом с храмом Аполлона, располагается у финиковой пальмы (рис. 111). Поскольку в Греции финики не растут, это было искусственное дерево, изготовленное (по мнению ученых) из бронзы. Ассоциация омфалоса с финиковой пальмой, вероятно, имела глубокий символический смысл, поскольку другие греческие оракулы изображались точно так же.

Выше мы уже отмечали, что омфалос служил связующим звеном между греческим, египетским, нубийским, ханаанским оракулами и подземным миром Дуат. Теперь мы обнаружили, что этот «сияющий камень» связан с финиковой пальмой — деревом, которое растет в Земле Жизни.

112.jpg

113.jpg

Рис. 112

И действительно, в шумерском тексте, который сопровождается изображениями херувимов, есть такое заклинание:

Темно-коричневое дерево Энки я держу в руке; Пальмовое дерево, великое дерево пророчеств, я держу в руке.

На одном из месопотамских рисунков изображен бог, держащий «пальмовое дерево, великое дерево пророчеств» (рис. 112). Он преподносит этот Плод Жизни царю в «месте четырех богов». Мы уже встречались с этими четырьмя богами в египетских текстах и рисунках: это боги четырех сторон света, расположенных у Лестницы в Небо в Дуате. Мы также видели, что шумерские «ворота в небо» отмечены финиковой пальмой.

У нас больше не осталось сомнений, что целью поисков бессмертия в древности был космопорт — где-то на Синайском полуострове.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №50  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 10:39 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ

НЕУЛОВИМАЯ ГОРА


Где-то на Синайском полуострове нефилим построили новый космопорт — вместо старого, разрушенного Потопом. Где-то на Синайском полуострове смертные — избранные, получившие божественное благословение — получали возможность взойти на гору. Здесь страж в облике человека-птицы приказал Александру Великому повернуть назад, поскольку земля, на которой он стоял, принадлежала Богу. Здесь Господь сказал Моисею, чтобы тот остановился, потому что под ногами у него священная земля. Здесь люди-скорпионы испытали Гильгамеша своими парализующими лучами и убедились, что он не был простым смертным.

Шумеры называли это место горой МАШУ — Горой Священной Барки. В легендах об Александре Македонском это гора Мусы — то есть гора Моисея. Одинаковое описание и назначение вкупе с одинаковым названием дают основание предположить, что во всех случаях речь идет об одной и той же горе, служившей ориентиром конечной цели. В таком случае мы, возможно, нашли ответ на вопрос, где именно на Синайском полуострове находятся «небесные врата». Может быть, это обозначенная на всех картах «гора Исхода», или «гора Синай» — самый высокий пик среди гранитных вершин на юге полуострова?

Исход народа Израиля из Египта ежегодно отмечается праздником Пасхи. Исторические и религиозные документы изобилуют ссылками на Исход, на скитания по пустыне и на Завет, заключенный на горе Синай. Людям постоянно напоминают о Богоявлении, когда весь народ израильский увидел над священной горой бога Яхве во всем его величии. Однако местоположение этой горы специально скрывалось — чтобы не превратить ее в место паломничества. В Библии нет ни одного свидетельства, что кто-либо пытался повторно подняться на гору Синай. Единственное исключение составляет пророк Илия. Через четыре столетия после Исхода он вынужден был спасаться бегством после убийства четырехсот жрецов Баала на горе Кармель. Направляясь к горе Синай, Илия заблудился в пустыне. Ангел Господень оживил его и перенес в пещеру на склоне горы.

В настоящее время не требуется помощь ангела, чтобы добраться до горы Синай. Современный паломник — как и его предшественники на протяжении прошлых веков — держит путь к монастырю Св. Екатерины (рис. 113), названному в честь египетской христианской мученицы, тело которой ангелы принесли на соседнюю гору. После ночевки в монастыре паломники на рассвете начинают подъем на вершину Джебел Муса, то есть горы Моисея. Это южный пик горного массива, расположенный в двух милях от монастыря, — «традиционная» гора Синай, с которой ассоциируется богоявление и десять заповедей (рис. 114).

открыть спойлер
Подъем на вершину довольно долог и труден — необходимо преодолеть 800 метров. Добраться туда можно двумя путями: осилить 4000 ступенек, высеченных монахами на южном склоне горы, или проделать более легкий и длинный путь по восточному склону массива, а затем подняться по последним 750 ступеням лестницы. Монахи рассказывают, что именно в этой точке пересечения маршрутов Илия лицезрел Господа.

115.jpg

На том месте, где Моисею были вручены Скрижали Завета, стоят христианская часовня и мусульманская мечеть — обе маленькие и довольно примитивные. Соседняя пещера почитается как «расселина скалы», в которую Бог поместил Моисея, когда проходил мимо (Книга Исхода, 33:22). Источник на пологом склоне считается тем самым, из которого Моисей напоил скот своего тестя. Таким образом, все события, имеющие отношение к священной горе, монахи ассоциируют с определенными местами на пике Джебел Муса и в его окрестностях.

С пика Джебел Муса открывается вид на другие вершины гранитного массива, частью которого является эта гора. Здесь паломника ждет удивительное открытие — священная гора ниже некоторых своих соседей!

Для подкрепления легенды о святой Екатерине монахи прикрепили к фасаду главного здания монастыря табличку, которая гласит:

Монастырь 5012 футов

Гора Моисея 7560 футов

Гора Св. Екатерины 8576 футов

116.jpg

Убедившись, что гора Св. Екатерины действительно выше всех — это на самом деле самая высокая точка полуострова — и поэтому правильно выбрана ангелами для захоронения тела мученицы, испытываешь легкое разочарование, поскольку факты противоречат давнему убеждению, что Бог привел народ Израиля в запретные земли, чтобы появиться перед ним и вручить законы не на самой высокой вершине.

Неужели Господь ошибся в выборе горы?

В 1809 году шведский ученый Иоганн Людвиг Буркхардт прибыл на Ближний Восток по поручению Британской ассоциации поддержки исследований внутренних районов Африки. Изучив арабские и мусульманские обычаи, он надел на голову тюрбан, облачился в арабское платье и сменил имя на Ибрагим Ибн Абд Алла — «Авраам, сын слуги Аллаха». В результате он сумел проникнуть на запретные для «неверных» территории, открыв древние египетские храмы в Абу-Симбеле, а также расположенный в Трансиордании город в скалах Петра.

15 апреля 1816 года он выехал на верблюде из города Суэц, который находится на берегу Суэцкого залива. Он намеревался пройти маршрутом Исхода и выяснить истинное местонахождение горы Синай. Повторяя предполагаемый путь народа Израиля, он двинулся на юг вдоль западного побережья полуострова. На расстоянии от десяти до двадцати миль от берега начинались горы, заслонявшие прибрежную равнину с несколькими сухими руслами рек и горячими источниками, один из которых был любимым местом отдыха фараонов.

Двигаясь на юг, Буркхардт фиксировал все географические и топографические особенности местности, а также расстояния. Он сравнивал местность и ее название с описанием и наименованием остановок на маршруте Исхода, которые упоминаются в Библии. В том месте, где заканчивается известняковое плато, природа создала песчаный пояс, отделяющий плато от нубийских песчаников и служащий дорогой, которая пересекает Синайский полуостров. Здесь Буркхардт повернул в глубь полуострова И через некоторое время двинулся на юг, к гранитному нагорью, подойдя к монастырю Св. Екатерины с севера (как современные путешественники, предпочитающие самолет).

Некоторые из его наблюдений заслуживают особого интереса. Буркхардт выяснил, что этот район славится превосходными финиками; монахи ежегодно отправляют коробку местных фиников в дар константинопольскому султану. Подружившись с местными бедуинами, путешественник удостоился приглашения на праздник в честь «святого Георгия» — бедуины называют его «Эль-Кидхер», или «Вечнозеленый».

Буркхардт поднялся на пики Св. Екатерины и Мусы, а также тщательно исследовал их окрестности. Особенно его поразила гора Умм-Шумар — всего лишь на 60 метров ниже горы Св. Екатерины — к юго-западу от пиков Св. Екатерины и Мусы. Издали вершина горы сияла «ярким белым светом», что объяснялось наличием частичек слюды в гранитных скалах. Пик контрастировал с темной поверхностью сланца и бурого гранита в нижней части горы и окружающей местности. Кроме того, с этой вершины открывался вид на Суэцкий залив и залив Акаба (Эйлат). В монастыре Св. Екатерины Буркхардт обнаружил записи, свидетельствующие о том, что гора Умм-Шумар издавна служила убежищем для монахдв. В пятнадцатом веке через это место проходили караваны с зерном и другими продуктами из монастыря в Эль-Тор, поскольку здесь пролегала кратчайшая дорога к побережью.

Возвращался Буркхардт через Вади-Фиран и его оазис — самый большой на Синайском полуострове. Там, где сухое русло спускается с гор и достигает прибрежной зоны, путешественник взобрался на одну из самых высоких на полуострове (ее высота более 6800 футов) величественную гору Сербаль. Здесь он нашел остатки святилищ и оставленные паломниками надписи. Дальнейшие исследования позволили выяснить, что на протяжении многих веков основной центр монашества на Синае находился не в монастыре Св. Екатерины, а в Вади-Фиран, неподалеку от горы Сербаль.

Когда Буркхардт опубликовал свои записки («Travels in Syria and the Holy Land»), его выводы произвели настоящую сенсацию среди ученых и библеистов. Он утверждал, что истинная гора Синай — это не пик Мусы, а пик Сербаль.

Вдохновленный работами Буркхардта, французский граф Леон де Лаборде совершил два путешествия по Синайскому полуострову, в 1826 и 1828 годах; его основным вкладом в изучение этого региона стали («Commentaire sur L'Exode») превосходные карты и рисунки. В 1839 году его примеру последовал шотландский художник Дэвид Роберте его великолепные рисунки, сочетавшие удивительную точность с полетом фантазии, вызвали интерес к этим местам (еще до изобретения фотографии).

Следующая крупная экспедиция на Синай была организована американцами Эдвардом Робинсоном и Элайей Смитом. Как и Буркхардт, они выехали из Суэца на верблюдах, вооруженные его книгой и картами Лаборде. Было начало весны, и путешественникам потребовалось тринадцать дней, чтобы добраться до монастыря Св. Екатерины. Здесь Робинсон тщательно проанализировал легенды, бытовавшие среди монахов. Он выяснил, что в Фирране действительно располагалась самая крупная монашеская община во главе с епископом, которой подчинялись монастырь Св. Екатерины и несколько других монастырей на юге Синая. Устные предания и письменные источники свидетельствовали о том, что в первые столетия христианской эры ни гора Мусы, ни монастырь Св. Екатерины не числились среди святых мест и что монастырь Св. Екатерины вышел на первый план только в семнадцатом веке, когда другие, не защищенные крепкими стенами монашеские поселения стали добычей завоевателей и разбойников. Изучив местные арабские предания, Робинсон обнаружил, что библейские названия «Синай» и «Хорив» ничего не говорят бедуинам; ассоциировать их с той или иной горой стали только монахи из монастыря Св. Екатерины.

Значит, Буркхардт был прав? Робинсон («Biblical Researchers in Palestine, Mount Sinai and Arabia Petraea») обнаружил некоторые несоответствия в маршруте, который, по мнению Буркхардта, привел народ Израиля к горе Сербаль, и поэтому не стал открыто поддерживать новую теорию. Однако он поделился сомнениями относительно идентификации горы Мусы и обратил внимание на близлежащую вершину, которая показалась ему более подходящей на роль горы Синай.

Возможность того, что давняя традиция отождествлять гору Мусы с горой Синай была ошибкой, не давала покоя и такому известному египтологу и основателю научной археологии Карлу Ричарду Лепсиусу. Он пересек Суэцкий залив на лодке и причалил в Эль-Торе («Бык») — портовом городе, где обычно высаживались на берег христианские паломники, направлявшиеся к монастырю Св. Екатерины и горе Мусы, прежде чем мусульмане превратили его в главную остановку и пункт санитарной обработки на маршруте из Египта в Мекку. Неподалеку высилась величественная гора Умм-Шумар, которую Лепсиус сначала рассматривал как возможного конкурента горам Мусы и Сербаль. Однако после тщательных исследований и осмотра местности он сосредоточился на загадке, которая остается неразрешенной и в наши дни: Муса или Сербаль?

Его находки были опубликованы в «Discoveries in Egypt, Ethiopia and the Peninsula of Sinai 1842—1845» и «Letters from Egypt, Ethiopia and Sinai», причем последняя работа (перевод с немецкого) включала в себя полный текст его отчетов королю Пруссии, под чьим патронажем была организована экспедиция. Лепсиус высказал сомнения относительно горы Мусы почти сразу же, как только прибыл на место: «Удаленность этого района, большое расстояние от оживленных дорог и местонахождение на высоком горном хребте, — писал он, — …делает его необыкновенно привлекательным для отдельных богомольцев, но по той же причине он непригоден для многочисленного народа». Он был убежден, что сотни тысяч «сынов Израиля» просто не выжили бы среди пустынных гранитных скал на протяжении довольно длительного промежутка времени (почти год), когда народ под предводительством Моисея оставался у горы Синай. Самые старые монастырские предания относятся к шестому веку нашей эры, и поэтому не могут служить достоверным источником информации.

Гора Синай, подчеркивал он, возвышалась над пустынной равниной; в Священном Писании ее также называют горой Хорив, что означает «сушь». Пик Мусы расположен среди других гор, и эта местность не страдает от недостатка воды. С другой стороны, прибрежная равнина вблизи горы Сербаль вполне удовлетворяет необходимым условиям — она достаточно велика, чтобы вместить тысячи израильтян, наблюдавших за богоявлением, а соседний оазис Вади-Фирран является единственным местом, способным прокормить всех этих людей и их скот в течение года. Более того, лишь наличием этого плодородного оазиса можно объяснить неожиданное нападение амалекитян (в Рефидиме, неподалеку от горы Синай); в окрестностях пика Мусы нет такого плодородного места, за которое стоило бы сражаться. Моисей привел свой народ к горе в поисках пастбищ для скота — эти пастбища он мог найти в Фирране, но никак не на пустынной горе Мусы.

Но если не гора Мусы, то почему гора Сербаль? Помимо ее «правильного» местоположения в Вади-Фирране, Лепсиус обнаружил и конкретные доказательства. С восхищением описывая гору, он сообщал, что на ее вершине обнаружил впадину, вокруг которой пять пиков выстроились полукругом, образовав нечто вроде короны. В центре этой впадины он наткнулся на развалины древнего монастыря. Именно в этом углублении, предположил Лепсиус, и явился Господь во всей своей славе — за богоявлением наблюдал народ Израиля, собравшийся на равнине к западу от горы. Что касается нестыковок в маршруте Исхода, которые обнаружил Робинсон в версии Буркхардта, то Лепсиус предложил альтернативный маршрут к горе Сербаль, свободный от этих противоречий.

Выводы такого авторитета, как Лепсиус, противоречили устоявшимся взглядам в двух пунктах: во-первых, он настойчиво отвергал отождествление горы Синай с пиком Мусы, а во-вторых, он поставил под сомнение маршрут Исхода, который раньше считался общепризнанным.

Последовавшие за публикацией его работ споры не утихали на протяжении четверти века и побудили взяться за перо других исследователей, в частности Чарльза Фостера («The Historical Geography of Arabia; Israel in the Wilderness») и Уильяма Г. Бартлета («Forty Days in the Desert on the Track of the Israelites»). Они высказали новые предположения, догадки и сомнения. В 1868 году британское правительство совместно с Фондом изучения Палестины организовало полномасштабную исследовательскую экспедицию на Синай. Группу возглавляли капитаны Чарльз У. Уилсон и Генри Спенсер Палмер из Королевских инженерных войск; в состав ее входил также известный востоковед и арабист профессор Эдвард Генри Палмер. Официальный отчет экспедиции («Ordnance Survey of the Peninsula of Sinai») был дополнен работами обоих Палмеров.

Предыдущие исследователи отправлялись в непродолжительные экспедиции по Синайскому полуострову, в основном в весеннее время. Экспедиция Уилсона и Палмера отбыла из Суэца 11 ноября 1868 года и вернулась в Египет 24 апреля 1869 года, пробыв на полуострове с начала зимы до следующей весны. Поэтому одним из первых открытий экспедиции стал тот факт, что зимой на юге Синайского полуострова очень холодно, а выпавший в горах снег делает этот маршрут очень трудным — возможно, непроходимым. Самые высокие пики, такие, как Муса и Сербаль, остаются под снегом на протяжении всех зимних месяцев. Израильтяне — никогда не видевшие снега в Египте — должны были провести в этих местах почти год. Тем не менее в Библии нет упоминаний ни о снеге, ни о холодной погоде. Капитан Палмер в своей книге («Sinai: Ancient History from the Monuments») приводил археологические и исторические данные (древние поселения, свидетельства египетского присутствия, надписи первым в мире алфавитом), тогда как задача профессора Пал мера («Desert of the Exodus») состояла в формулировании рыводов экспедиции относительно маршрута Исхода и расположения горы Синай.

Несмотря на все сомнения, экспедиция отвергла гору Сербаль и высказалась в пользу пика Мусы — правда, с оговоркой. Поскольку долина перед горой Мусы не могла вместить израильтян, наблюдавших за явлением Господа, Пал-мер предложил разрешить это противоречие следующим образом. Горой Синай был не южный пик массива (Джебел Муса), а северный, Рас-эс-Сафсафе, обращенный к «просторной долине Эр-Раха, на которой могли бы стать лагерем не менее двух миллионов израильтян». Несмотря на сложившуюся традицию, заключил Палмер, «мы вынуждены отвергнуть» пик Мусы как гору десяти Заповедей.

Одни ученые поддерживали теорию профессора Палмера, другие вносили в нее изменения или подвергали критике. Вскоре уже несколько южных пиков рассматривались как кандидаты на отождествление с горой Синай, и предлагались несколько разных маршрутов Исхода.

Но стоило ли ограничивать поиски лишь южными районами Синайского полуострова?

Еще в апреле I860 года «Journal of Sacred Literature» опубликовал революционную гипотезу о том, что священная гора находится совсем не на юге Синая, а на центральном плато полуострова. Анонимный автор статьи обращал внимание, что ее название, Бадиет Эль-Тих, говорит само за себя: оно означает «пустыня скитаний», и местные бедуины считают, что именно в этих местах скитались «сыны Израиля». В статье высказывалось предположение, что гора Синай — это пик Эль-Тих.

В 1873 году географ и лингвист по имени Чарльз Беке (он исследовал и нанес на карту истоки Нила) приступил «к поискам истинной горы Синай». В результате проведенных им исследований выяснилось, что гора Мусы получила свое название в четвертом веке нашей эры в честь монаха Мусы, который был известен своей святостью и умением творить чудеса, а не в честь библейского патриарха Моисея, и что отождествление горы Мусы с горой Синай началось примерно в 550 году. Беке также указывал, что еврейский историк Иосиф Флавий (который записал историю своего народа для римлян после падения Иерусалима в 70 году нашей эры) описывал гору Синай как самую высокую точку на местности, что исключало как гору Мусы, так и гору Сербаль.

Беке задавался вопросом: как вообще израильтяне могли попасть на юг полуострова, миновав египетские гарнизоны и многочисленные рудники? Этот вопрос так и остался без ответа и послужил одним из самых веских аргументов против теории южного расположения горы Синай.

Чарльз Беке не останется в истории как человек, нашедший истинную гору Синай: он пришел к выводу, что гора Синай — это вулкан, расположенный к юго-востоку от Мертвого моря (на что указывает само название его работы, «Discoveries of Sinai in Arabia and Midian»). Тем не менее он поставил множество вопросов, которые способствовали прояснению ситуации и формированию свежего и непредвзятого взгляда на местоположение горы Синай и на маршрут Исхода.

Поиски горы Синай были неразрывно связаны с теорией «южного перехода», или «южного маршрута» Исхода. Согласно этой гипотезе, народ Израиля пересек Красное море (с запада на восток) в самом начале Суэцкого залива. Оказавшись на восточном берегу, беженцы двинулись на юг вдоль прибрежной полосы, а затем повернули в глубь полуострова и направились к горе Синай (этим маршрутом двигался, к примеру, Буркхардт).

Теория южного маршрута имеет глубокие и вполне объяснимые корни и опирается на несколько известных легенд. По свидетельству греческих источников, Александру Македонскому рассказали, что евреи переправились через Красное море в самом начале Суэцкого залива, и царь попытался повторить их «переход».

Следующим великим завоевателем, попытавшимся повторить этот подвиг в 1799 году, был Наполеон. Его инженеры обнаружили, что в устье Суэцкого залива, там, где он вдается в сушу, существует подводный хребет шириной около 600 футов, протянувшийся от одного берега до другого. Отважные местные жители проходили по этому пути во время отлива, когда вода доходила им до плеч, а при сильном восточном ветре морское дно почти полностью освобождалось от воды.

Инженеры Наполеона вычислили подходящее время и место, чтобы император попробовал повторить путь «сынов Израиля», но неожиданная смена направления ветра привела к тому, что в течение нескольких минут подводный хребет скрылся под слоем воды толщиной более 2 метров. Великий император едва избежал гибели.

Этот опыт лишь укрепил убежденность исследователей девятнадцатого века, что чудесный переход через Красное море действительно имел место в самом начале Суэцкого залива. Ветер мог открыть проход, а его внезапное изменение могло стать причиной гибели армии преследователей. На противоположном берегу залива, на Синайском полуострове, располагались местечки Джебел Марр («горькая гора») и Вир Марр («горький источник») — эти имена соответствовали библейскому рассказу, согласно которому после перехода через Красное море израильтяне оказались в Мерре, где вода была горькой. Еще южнее находился оазис Аюн-Мусса — «источник Моисея». Не это ли была следующая остановка Исхода, Елим, запомнившаяся своими чудесными источниками и многочисленными финиковыми пальмами? Таким образом, гипотеза «южного перехода» вполне согласуется с южным маршрутом — независимо от того, где был сделан поворот в глубь полуострова.

«Южный переход» также соответствовал доминировавшим в то время представлениям о Древнем Египте и положением, которое занимали в этой стране израильтяне. Историческим сердцем Египта считалась ось Гелиополь — Мемфис, а рабский труд сынов Израиля якобы использовался при возведении пирамид близлежащей Гизы. Отсюда их путь шел прямо на восток, к Суэцкому заливу и лежащему за ним Синайскому полуострову.

Однако после того, как археологические находки прояснили историческую картину и способствовали точной хронологии событий, выяснилось, что огромные пирамиды Гизы были построены за пятнадцать веков до Исхода, то есть более чем за тысячу лет до того, как евреи попали на территорию Египта. Все большее количество ученых признавали, что израильтяне, по всей вероятности, трудились на строительстве новой столицы, которую примерно в 1250 году до нашей эры основал фараон Рамсес II. Город назывался Танис и был расположен в северо-восточной части дельты Нила. Предполагаемое место обитания израильтян — земля Гошен — теперь тоже переместилось из центральных областей страны на северо-восток.

При прокладке Суэцкого канала (1859—1869), которая сопровождалась сбором топографических, геологических, климатических и других данных, подтвердилось существование естественного разлома, который в предшествующие геологические эпохи соединял Средиземное море на севере и Суэцкий залив на юге. Со временем разного рода причины привели к исчезновению канала, который превратился в цепочку водоемов: заболоченные лагуны озера Манзала, небольшие озера Балла и Тимсах, а также сообщающиеся между собой Большое и Малое Соленые озера. Во времена Исхода все эти озера, по всей видимости, были больше сегодняшних, а Суэцкий залив дальше вдавался в сушу.

Археологические раскопки, сопровождавшие инженерные работы, также подтвердили, что в древности в этих местах существовали два «Суэцких канала», один соединял сердце Египта со Средиземным морем, а другой — с Суэцким заливом. По естественным вади или пересохшим притокам Нила они доставляли «сладкую» воду для питья и орошения, а также были судоходными. Находки ученых подтвердили существование почти непрерывного водного барьера, который в те времена служил восточной границей Египта
.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №51  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 10:41 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
117.jpg

При прокладке Суэцкого канала (в 1867 году) инженеры составили диаграмму (рис. 116) с изображением профиля перешейка в направлении север-юг, на которой отчетливо видны четыре водораздела, в древности служившие в качестве проходов через водную преграду.

Проходы показаны на рис. 115:

(А) Между заболоченными лагунами Манзалы и озером Балла — там, где расположен современный город Эль-Кантара.

(B) Между озером Балла и озером Тимсах — там, где расположен современный город Исмаилия.

(C) Между озером Тимсах и Большим Горьким озером — это место в греко-римскую эпоху было известно под названием Сераперн.

(D) Между малым Соленым озером и устьем Суэцкого залива — перемычка, получившая название Шалуфа.

Через эти места проходили многочисленные торговые пути, соединявшие Египет с Азией и Синайским полуостровом. Не следует также забывать, что переход через Красное море («Камышовое море») не был запланированным: это событие произошло только после того, как фараон передумал и отказался отпустить евреев из Египта. Тогда Господь приказал своему народу повернуть назад к границе пустыни и разбить лагерь на берегу моря. Таким образом, изначально беженцы шли по одному из существовавших проходов. Но по какому?

Руководивший строительством канала де Лессепс высказывал мнение, что израильтяне воспользовались проходом «С» к югу от озера Тимсах. Другие специалисты — например, Оливер Риттер («Histoire de PIsthme de Suez») — на основании той же информации сделали вывод, что это был проход «D». В 1874 году египтолог Генрих Карл Бругш в своем докладе на международном конгрессе востоковедов сообщил, что географические ориентиры, связанные с рабством евреев в Египте и событиями Исхода, идентифицируются на севере страны, и поэтому логика подсказывает, что для Исхода был выбран северный маршрут — проход «А».

После того как Бругш озвучил теорию «северного перехода», выяснилось, что ей уже почти сто лет. Впервые это предположение прозвучало в «Hamelneld's Biblical Geography» в 1796 году, а затем ту же мысль высказывали другие исследователи. Однако именно Бругш, как признавали даже его оппоненты, подтвердил эту теорию блестящим набором доказательств, почерпнутых из египетских памятников. Его доклад был опубликован в следующем году под заголовком «L'Exode et les Monuments Egyptiens».

открыть спойлер
В 1883 году Эдуард Г. Нэвил («The Store City of Pithom and the Route of the Exodus») определил, что Питом, город, в котором трудились израильтяне, располагался к западу от озера Тимсах. Это и другие подобные свидетельства (например, приведенные Джорджем Эберсом в работе «Durch Gosen zum Sinai») позволили сделать вывод, что населенные израильтянами земли находились к западу, а не к северу от озера Тимсах. Город Гошен располагался не на крайнем северо-востоке Египта, а в центре водной границы страны.

Затем X. Клей Трамбал («Kadesh Barnea») выдвинул гипотезу о местонахождении Суккота, начального пункта Исхода, и эта гипотеза получила всеобщее признание. Это было место сбора караванов неподалеку от озера Тимсах, и ближайшим к нему оказался проход «В». Однако израильтяне не воспользовались этим проходом, поскольку, по свидетельству Библии (Книга Исхода, 13:17-18): «Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел [его] по дороге земли Филистимской, потому что она близка… И обвел Бог народ дорогою пустынною к Черемному морю». Таким образом, предположил Трамбал, израильтяне в конечном итоге пришли к проходу «D» и, преследуемые войском фараона, пересекли устье Суэцкого залива.

В конце девятнадцатого века ученые торопились сказать последнее слово в этом вопросе. Точку зрения сторонников «южного перехода» суммировал Сэмюэл С. Барт-лет («The Veracity of the Hexateuch»): море было пересечено на юге, маршрут вел на юг, гора Синай находилась на юге полуострова (Рас-эс-Сафсафе). С не меньшей убежденностью такие ученые, как Рудольф Киттель («Geschichte der Hebraer»), Юлиус Вельхаузен («Israel und Judah») и Антон Джерку («Geschichte des Volkes Israel»), отстаивали мнение, что «северный переход» предполагает «северную» гору Синай.

Одним из главных аргументов сторонников теории «северного перехода» (в настоящее время ее придерживаются большинство ученых) стал тот факт, что Кадещ-Варни, где израильтяне остановились после сорокалетних скитаний по полуострову, был не случайной остановкой в пути, а заранее намеченной целью Исхода. Это место идентифицировалось с плодородными землями Эйн-Кадеш («источник Кадеша») и оазисом Эйн-Кудейрат на северо-востоке Синая. Согласно Второзаконию (глава 1:2), Кадеш-Барни находился в одиннадцати днях пути от горы Синай. Киттель, Джерку и другие исследователи поэтому считали, что истинная гора Синай находится неподалеку от Кадеш-Барни.

В последний год девятнадцатого века X. Хользингер («Exodus») предложил компромисс: проход «С» и южный маршрут. Однако израильтяне повернули в глубь полуострова задолго до египетских рудников с гарнизонами. Их путь проходил через высокогорное плато Эль-Тих, «пустыню скитаний». Затем они повернули на север, пересекли центральную равнину и направились к горе Синай.

В начале двадцатого века фокус исследований и дискуссии сместились к вопросу о маршруте Исхода.

Древний прибрежный путь, который римляне называли «Via Maris», или «морским», начинался в Эль-Кантаре («А» на карте). Он шел через песчаные дюны, но на всем его протяжении имелись источники воды, а финиковые пальмы, удивительным образом росшие среди голых песков, дарили путешественникам сладкие плоды (в сезон) и спасительную тень (круглый год).

Второй маршрут начинался в Исмаилии и шел почти параллельно прибрежному, только в двадцати или тридцати милях южнее, через волнообразные холмы и редкие и невысокие горы. Естественных источников воды здесь было мало, а грунтовые воды находились на большой глубине, под толстым слоем песка и песчаника — для того чтобы добраться до воды, нужно было вырыть колодец глубиной несколько сот футов. Путешественник — даже современный, передвигающийся на автомобиле (асфальтовые шоссе проложены вдоль древних троп), — скоро понимает, что находится в настоящей пустыне.

Со времен глубокой древности «морской путь» предпочитали армии, которые имели поддержку флота; удаленный от берега маршрут — несмотря на то что он был более трудным — выбирался теми, кто хотел обезопасить себя (и укрыться) от морских и береговых дозоров.

Проход «С» мог вести либо к маршруту «В», или к двум дорогам, которые протянулись от прохода «D» через горную цепь к центральной равнине полуострова. Твердая и ровная почва центральной равнины не способствует образованию глубоких вади. Поэтому в сезон зимних дождей многие вади переполняются, в результате чего появляются небольшие озера — посреди пустыни! Вскоре вода уходит, но часть ее просачивается сквозь песок и глину, выстилающие дно вади; в таких местах до нее можно добраться с помощью лопаты.

Северный путь от прохода «В» ведет путешественника через перевал Гиди, мимо северной гряды гор, окружающих центральную равнину по направлению к Беершеве, Хеврону и Иерусалиму. Южный маршрут через перевал Митла по-арабски называется

«Дарб эль-Хадж» — «путь паломников». Именно этим маршрутом шли первые паломники-мусульмане из Египта в священный город Мекку на Аравийском полуострове. Начиная свой путь в районе города Суэц, они пересекали пустыню и попадали в горы через перевал Митла, а затем шли через центральную равнину к оазису Нахла (рис. 117), где был построен форт, постоялые дворы для паломников и резервуары с водой. Отсюда они направлялись на юго-восток к городу Акаба в устье залива Акаба, а затем двигались вдоль побережья Аравии до Мекки.

118.jpg

Какой же из четырех возможных маршрутов — библейских «дорог» — избрали израильтяне?

После того как Бругш выдвинул теорию «северного перехода», исследователи уделяли повышенное внимание тем строкам Библии, в которых говорилось, что Бог не повел свой народ «по дороге земли Филистимской», несмотря на то что «она близка». Этому дается следующее объяснение: «Ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет». Предполагалось, что «дорога земли Филистимской» — это и есть «прибрежный маршрут», по которому обычно двигались торговые и военные экспедиции фараонов и на котором было полно египетских крепостей и гарнизонов.

На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков капитан Королевских инженерных войск А И. Хейнес при содействий Фонда изучения Палестины исследовал дороги и водные ресурсы Синайского полуострова. В опубликованном отчете под названием «The Route of the Exodus» он обнаружил глубокое знание не только библейских текстов, то также работ своих предшественников, в том числе преподобного Ф. У. Холланда (он пять раз приезжал на Синай) и генерал-майора сэра С. Уоррена (который особое внимание уделял источникам воды в «пустыне скитаний» центральной равнины полуострова).

Капитан Хейнес сосредоточился на том маршруте, который не был избран израильтянами. Если не был удобным и доступным путь к цели израильтян, то зачем он вообще упоминался как возможная альтернатива? Хейнес обратил внимание, что в Кадеш-Варни — который считался заранее определенной целью Исхода — действительно легко попасть прибрежным маршрутом. Таким образом, заключил капитан, гора Синай, расположенная на пути в Кадеш, тоже должна находиться поблизости от прибрежного маршрута — независимо от того, использовался он или нет.

Хейнес предположил, что Моисей, сделав вывод о недоступности маршрута «А», вероятно, хотел повести людей прямо в Кадеш по маршруту «В» — с остановкой у горы Синай. Однако преследование со стороны египтян и необходимость переправиться через Красное море вынудили его выбрать маршрут «С» или «D». Центральное плато действительно представляло собой «пустыню скитаний», а Нахла была важной остановкой поблизости от горы Синай — до или после нее. Сама гора должна была находиться в пределах 100 миль от Кадеш-Варни, что соответствует (по оценке Хейнеса) одиннадцати дням, о которых говорится в Библии. Он обратил внимание на вершину Яллак, известняковую «гору огромных размеров, которая лежала, подобно огромной утке», на северном краю центральной равнины — «точно посередине между Исмаилией и Кадешем». Ее название ассоциируется с древним названием Амалек, в котором префикс «Ам» означает «страна».

В последующие годы гипотеза о пересечении израильтянами центральной равнины Синайского полуострова приобрела сторонников; одни (например, Раймоц Вейд <4х Sejour des israelites au desert du Sinai») соглашались с предположением о том, что гора Синай находится вблизи Кадета, другие (как Гуго Грессманн «Mose und seine Zeit») были убеждены, что от Нахлы израильтяне повернули не на северо-восток, а на юго-восток, по направлению к Акабе. Некоторые — Блэк, Белль, Чейни, Дилман, Гардинер, Грац, Гуте, Мейер, Музиль, Петри, Сейс, Штаде — принимали или не принимали лишь отдельные части этой теории. После того как все библейские и географические аргументы были исчерпаны, стало казаться, что разрешить спор можно лишь путем эксперимента на местности. Но как повторить путь Исхода?

Ответ дала Первая мировая война (1914—1918), поскольку Синайский полуостров стал ареной ожесточенных сражений между британскими войсками, с одной стороны, и турками и их немецкими союзниками — с другой. Наградой победителю должен был стать Суэцкий канал.

Не теряя времени, турецкие войска вторглись на Синайский полуостров, и англичане были вынуждены покинуть свои главные административные центры в Эль-Ари-ше и Нахле. Не имея возможности наступать по «морскому пути» — по той же самой причине, что и израильтяне во время Исхода, поскольку Средиземноморское побережье контролировалось вражеским (в данном случае британским) флотом, — турки собрали 20 тысяч верблюдов, которые должны были везти на себе запасы продовольствия и воды во время наступления на Исмаилию по маршруту «В». В своих воспоминаниях командующий турецкой армией Джемал-паша («Memories of a Turkish Statesman, 1913—1919») объяснял, что самой большой проблемой военных операций в пустынях Синая была вода. Пересечь это пространство 25-тысячная армия могла только в сезон дождей.

Затем за дело взялись союзники турецкой армии — немцы. Имея в своем распоряжении моторизованные соединения, они выбрали для наступления в сторону Суэцкого канала твердую почву центральной равнины. При помощи специалистов по водоснабжению они нашли подземные источники и создали сеть колодцев вдоль линии наступления и подвоза припасов. Однако предпринятое в 1916 году наступление закончилось неудачей. Когда в 1917 году в наступление перешли английские войска, они двигались прибрежным маршрутом. В феврале 1917 года они вышли на старую демаркационную линию в Рафахе, а через несколько месяцев взяли Иерусалим.

Воспоминания британского генерала А. П. Уайвелла («The Palestine Campaigns») о сражениях на Синае интересны для нас, в первую очередь, его признанием, что, по оценке британского командования, противник мог найти на центральной равнине полуострова воду не более чем для 5000 человек и 2500 верблюдов. Точка зрения противной стороны изложена в книге «Sinai» Теодором Виегандом и генералом Ф. Крессом фон Крессенштейном. Описание военных действий дается в ней на фоне данных о рельефе, климате, водных ресурсах и истории, причем авторы обнаруживают глубокое знание результатов предыдущих исследований. Неудивительно, что мнение немецких военных специалистов совпадает с точкой зрения английских генералов: через гранитные горы на юге полуострова невозможно провести маршевые колонны, а также большое количество людей и животных. Виеганд и фон Крессенштейн, посвящая целую главу проблеме Исхода из Египта, подтверждают, что «район Джебел Муса не может рассматриваться как местоположение библейской горы Синай». По их мнению, на эту роль больше всего подходила «величественная Джебел Яллек», что совпадало с выводами капитана Хейнеса. Или, добавляли они, это может быть — как предполагали Гуте и другие немецкие исследователи — гора Джебел Магара, расположенная напротив Джебел Яллек, на северной стороне маршрута «В».

Один из британских командиров, который был губернатором Синая после Первой мировой войны, за долгие годы пребывания в этой должности изучил Синайский полуостров лучше любого из своих современников. В своей книге «Yesterday and today in Sinai» С. С. Джарвис также подтверждал, что большое число израильтян (даже если их было меньше 600 тысяч, как предполагал Петри) вместе со своим скотом никак не могли пересечь «нагромождение чистого гранита» на юге Синая — не говоря уже о том, чтобы прожить тут больше года.

К известным аргументам он добавил новые. Выше уже высказывались предположения, что «манна», которая служила беженцам хлебом, представляла собой белые съедобные выделения мелких насекомых, питающихся листьями тамариска. На юге Синая, в отличие от севера, тамариски встречаются редко. Следующий факт связан с перепелками, которые служили источником мяса. Эти птицы из своих родных мест на юге России, Румынии и Венгрии на зиму мигрируют в Судан (южнее Египта), а весной возвращаются домой. Бедуины без труда ловят уставших птиц, когда они появляются на средиземноморском побережье после долгого перелета. Маршрут перепелок не проходит через юг Синайского полуострова — птицы просто не в состоянии преодолеть высокие горы этого региона.

Вся драма Исхода, настаивал Джарвис, разворачивалась на севере Синая. «Камышовое море» — это озеро Сирбонис (Себхет эль-Бардавил по-арабски), от которого израильтяне направились на юго-восток. Гора Синай — это Джебел Халлаль, «самый внушительный известняковый массив, поднимающийся на высоту 2000 футов в центре огромной аллювиальной равнины». Арабское название горы, пояснял Джарвис, переводится как «законный» — еще один довод в пользу того, что именно здесь человечество получило десять заповедей.

В последующие годы основные исследования на эту тему проводились учеными из еврейского университета в Иерусалиме, а также другими высшими учебными заведениями тогдашней Палестины. Сочетая глубокое знание Еврейской Библии и других священных текстов с тщательными исследованиями на местности, они не нашли подтверждения «южной» версии.

Хаим Бар-Дерома («Hanagev» и «Vze Gvul Ha'aretz») соглашался с предположением о северном проходе, но был убежден, что затем Моисей повел израильтян на юг, через центральную равнину к вулканической горе Синай в Трансиордании. Три известных специалиста — Ф. А. Тейльхабер, Дж Шапиро и Бенджамин Майслер («The Graphic Historical Atlas of Palestine: Israel in Biblical Times») — поддерживали гипотезу о «северном переходе» через озеро Сирбонис. Они утверждали, что Эль-Ариш — это не что иное, как плодородный оазис Елим, а гора Халлаль — это гора Синай. Той же точки зрения придерживался Бенджамин Ма-зар («Atlas Litkufat Hatanach» и другие работы). Зев Вилнай, исследователь Библии, исколесивший Палестину буквально из конца в конец («Ha'aretz Bamikra»), тоже склонялся в пользу этого маршрута и этой горы. Иоханан Ахарони («The Land of Israel in Biblical Times») допускал возможность «северного перехода» и был убежден, что израильтяне дошли до Нахлы на центральной равнине, но затем повернули на юг к горе Синай.

По мере расширения дебатов религиозному и научному сообществу стало ясно, что основным нерешенным вопросом является следующий: в том, что касается пересечения моря, факты свидетельствовали в пользу северного варианта, но когда речь шла о горе Синай, то более убедительными выглядели доказательства ее южного местоположения. Это противоречие заставило ученых сосредоточить внимание на единственном оставшемся компромиссе — центральной равнине Синайского полуострова. В 40-х годах двадцатого века М. Д. Кассуто («The Way of the land of the Philistines» и другие работы) способствовал принятию теории центрального плато, показав, что путь, который не был избран («дорога земли Филистимской») — это не прибрежный маршрут, а удаленная от моря дорога «В». В таком случае проход «С», ведущий на юго-восток к центральной равнине, полностью соответствует библейскому рассказу — без длительного перехода на юг полуострова.

Длительная оккупация Синая Израилем после войны с Египтом 1967 года открыла дорогу к беспрецедентным по масштабу исследованиям полуострова. Археологи, историки, географы, топографы, геологи и инженеры исколесили территорию Синайского полуострова буквально вдоль и поперек. Особый интерес представляют работы экспедиций под руководством Бено Ротенберга («Sinai Explorations 1967—1972» и другие отчеты), проводившихся в основном под патронажем университета Тель-Авива. Выяснилось, что на многие города прибрежной полосы наложил отпечаток характер этой местности, служившей своеобразным мостом. На центральном плато Синая исследователи не нашли никаких постоянных поселений — только следы временных стоянок Когда места этих лагерей были нанесены на карту, обнаружилось, что они образуют цепочку, ведущую от пустыни Негев к Египту, которая может считаться доисторическим маршрутом через «пустыню скитаний» (Эль-Тих).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №52  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 10:56 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
Новые исторические данные о Древнем Синае подтолкнули Менахема Хар-Эля, специалиста по библейской географии из Еврейского университета в Иерусалиме, к выработке новой теории («Massa'ei Sinai»). Проанализировав все аргументы, он обратил внимание на подводный хребет (рис. 116) между Большим и Малым Горькими озерами. Здесь достаточно мелко, и если ветер дует в нужную сторону, в этом месте можно перейти водное пространство. Ученый предположил, что израильтяне пересекли водную преграду именно здесь, а затем повернули на юг и, миновав Мерру и Елим, добрались до побережья Красного моря и разбили там лагерь.

Далее Хар-Эль выдвигает самую необычную из своих гипотез: двигаясь вдоль берега Суэцкого залива, израильтяне не все время шли на юг. Они преодолели около двадцати миль до устья Вади-Судр, а затем направились вдоль сухого русла к центральной равнине — через Нахлу к Ка-шеш-Варни. Хар-Эль отождествляет гору Синай с горой Синн-Бишр, которая возвышается на 1900 футов над вади, и предполагает, что сражение с амалекитянами произошло на побережье Суэцкого залива. Это предположение было отвергнуто израильскими военными экспертами, знакомыми с местностью и историей войн на Синае.

Где же нам все-таки искать гору Синай? Нужно вновь обратиться к древним свидетельствам.

Фараон в своем путешествии в загробную жизнь двигался на восток Преодолев водную преграду, он затем направлялся к перевалу в горах. Там находился Дуат — окруженная горами местность в форме овала. «Гора Света» располагалась в том месте, где река Осириса разделялась на два рукава.

На древних изображениях (рис. 16) река Осириса несет свои воды через сельскохозяйственные земли, что подтверждается присутствием пахарей.

119.jpg

Похожие рисунки найдены и в Ассирии. Не следует забывать, что ассирийские цари приходили на Синайский полуостров с противоположной стороны — с северо-востока, через Ханаан. Один из них — Эсархаддон — оставил на своей стеле рисунок, который можно считать картой его похода за «жизнью» (рис. 118). На нем изображена финиковая пальма, которая всегда ассоциировалась с Синаем, сельскохозяйственные районы (плуг), а также «священная гора». В верхней части изображения мы видим самого Эсар-хаддона в святилище верховного бога, у древа жизни. Рядом с деревом изображен бык — тот же самый образ («золотой телец»), который израильтяне поместили у подножия горы Синай.

открыть спойлер
Все это нисколько не похоже на суровые и безжизненные гранитные пики южного Синая. Скорее речь идет о севере полуострова и его главной водной артерии Вади-Эль-Ариш, название которой переводится как «река землепашца». Именно среди ее притоков в окруженной горами долине и находилась гора Синай.

На всем Синайском полуострове есть всего лишь одно место, подходящее под это описание. География, топография, исторические тексты и древние рисунки — все указывает на центральную равнину в северной половине Синайского полуострова.

Даже Э. Г. Палмер, который приложил много усилий для обоснования поворота к Рас-эс-Сафсафе и поддержки «южной» гипотезы, в глубине души понимал, что именно эта бескрайняя пустыня, а не горный пик среди моря гранита была свидетелем богоявления и местом скитаний еврейского народа.

«Самое распространенное даже в настоящее время представление о горе Синай, — писал он в книге «The Desert of the Exodus», — заключается в том, что это отдельно стоящая гора, которая возвышается над бескрайней песчаной равниной, и к которой имеется доступ со всех сторон. Сама Библия, если мы прочтем ее без учета современных открытий, свидетельствует в пользу этой идеи… Гора Синай всегда упоминалась в Библии как отдельно стоящая и легко различимая среди плоской пустынной равнины».

На Синайском полуострове действительно существует такая «плоская пустынная равнина», признавал Палмер, но она не покрыта песком: «Даже в тех районах [полуострова], которые наилучшим образом соответствуют нашим представлениям об этой равнине, — застывший океан, окруженный на горизонте стеной из далеких холмов, — песчаная почва является исключением, и земля там напоминает скорее твердую гравийную дорожку, чем мягкий и податливый песок пляжа».

Палмер описывал центральную равнину. Для него отсутствие песка искажало образ «пустыни», но для нас твердая поверхность, напоминавшая слой гравия, представляется наиболее подходящей для космопорта нефилим. И если гора Машу являлась указателем прохода к космопорту, то она должна была располагаться на его краю.

Неужели многие поколения паломников напрасно совершали путешествие на юг полуострова? И действительно ли почитание гор на юге началось лишь с приходом христианства? Открытия археологов, обнаруживших на этих вершинах святилища, алтари и другие свидетельства того, что эти места считались святыми с древних времен, не дают однозначного ответа на эти вопросы. Многие надписи и рисунки (в том числе иудейский семисвечник), вырезанные на скалах паломниками, поклонявшимися разным богам, говорят о том, что традиция поклонения этим местам уходит корнями в глубокую древность.

Не нова и идея о существовании двух «гор Синай», удовлетворяющих обеим традициям и собраниям фактов. Еще до сознательных усилий по поиску горы Синай, предпринятых в последние два столетия, исследователи Библии и теологи задавались вопросом, не является ли разнообразие названий священной горы, которое встречается в Библии, указанием на то, что таких гор было две, а не одна. В Священном Писании эта вершина называлась «горой Синай», «горой Десяти заповедей», «горой Хорив», «горой Фаран» (во Второзаконии о ней говорится как о горе на Синае, на которой Яхве появился перед народом Израиля) и «горой Божьей» (на ней Господь впервые явился Моисею).

120.jpg

Географическое положение двух последних названий без труда поддается расшифровке. Фаран — это пустыня по соседству с Кадеш-Варни — возможно, центральная равнина. Таким образом, «гора Фаран» должна находиться именно здесь. Именно к этой горе пришли израильтяне. Однако вершина, на которой Моисей впервые говорил с Господом, или «гора Божия», не могла находиться вдали от земли Мадиам, поскольку «Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву». Страна Мадиам располагалась на юге Синая, на побережье залива Акаба и в районе медных копей. «Гора Божия» должна была находиться в соседней пустыне — то есть на юге Синайского полуострова.

Археологами были найдены цилиндрические шумерские печати, на которых изображено явление бога пастуху. На них бог стоит между двух гор (рис. 119), а позади него видна напоминающая дерево ракета — возможно, это библейская «неопалимая купина». Две горные вершины в сцене с пастухом согласуются с таким часто встречающимся в Библии эпитетом бога, как Эль-Шаддади, то есть «бог двух вершин». Это позволяет выявить еще одно различие между двумя священными вершинами: одна представляла собой одиноко стоящую гору посреди пустынной равнины, а другая, по всей видимости, состояла из двух пиков.

Угаритские тексты также различают «гору молодых богов» в окрестностях Кадета и два пика, Эл и Ашера — Шад-Элим, Шад-Ашера-у-Рахим, — на юге полуострова. Именно туда, к «истокам двух вод», удалился на старости лет бог Эл. На наш взгляд, эти тексты описывают южную оконечность Синайского полуострова.

Таким образом, мы пришли к выводу, что на периметре космопорта, расположенном на центральной равнине Синая, находилась гора, указывающая на проход внутрь запретной территории. Кроме того, две вершины на крайнем юге полуострова тоже играли важную роль в полетах нефилим. Это были два пика, которые использовались как ориентиры.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №53  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:00 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ПИРАМИДЫ БОГОВ И ЦАРЕЙ

Где-то в запасниках Британского музея хранится глиняная табличка, найденная в Сиппаре, «культовом центре» Шамаша на территории Месопотамии. На ней бог изображен сидящим на троне под навесом, опора которого имеет форму финиковой пальмы (рис. 120). Другой бог представляет Шамашу царя и его сына. Перед сидящим богом на пьедестале установлена огромная эмблема испускающей лучи планеты. В надписи на табличке упоминаются бог Син (отец Шамаша), сам Шамаш и его сестра Иштар.

121.jpg

Этот сюжет — представление царей или жрецов верховному божеству — знаком нам по многочисленным изображениям и не вызывает удивления. Необычным и загадочным в этом рисунке является изображение двух богов (почти наложенные друг на друга), которые где-то сверху от места событий держат (в обеих руках) шнуры, протянутые к небесной эмблеме.

Кто же эти божественные «держатели шнура»? Каковы их обязанности? Расположены ли они в одном месте, и если да, то почему они держат (или тянут) два шнура, а не один? Где они находятся? Какое отношение они имеют к Шамашу?

Историкам и археологам известно, что в Сиппаре находился верховный суд Шумера; Шамаш же считался богом, который дал человеку законы. Вавилонский царь Хаммурапи, известный своим сводом законов, приказал изобразить сцену, как ему вручает законы сидящий на троне Шамаш. Может быть, два бога, держащие шнуры, тоже каким-то образом связаны с обретением законов? Несмотря на многочисленные споры, ответа на этот вопрос до сих пор нет.

открыть спойлер
117.jpg

На наш взгляд, ключ к разгадке находится в том же Британском музее, но не среди ассирийских экспонатов, а в разделе, посвященном Древнему Египту. В зале, соседствующем с мумиями и другими останками умерших, а также их саркофагами, выставлены фрагменты различных папирусов с текстом Книги Мертвых. Ответ находится здесь — его нужно только увидеть (рис. 121).

Это страница из «Папируса царицы Нехмет» с рисунком, изображающим последний этап путешествия фараона в Дуат. Двенадцать богов, тянувших барку фараона по подземным коридорам, доставили его в последний коридор, или «место вознесения». Здесь его ждал «красный глаз Гора». Фараон сбрасывал земные одежды и возносился на небеса — его перевоплощение символизировал иероглиф жука («воскресение»). Разделенные на две группы боги молятся о благополучном прибытии на Вечную Звезду.

На этом же египетском рисунке мы встречаемся с двумя божественными «держателями шнура».

В отличие от рисунка из Сиппара, на иллюстрации к Книге Мертвых эти божественные существа не теснятся друг к другу, а располагаются в разных концах изображения. Совершенно очевидно, что они находятся за пределами подземного коридора. Более того, рядом с каждым из них располагается помост с омфалосом. Два божественных помощника не просто держат шнуры, но участвуют в процессе измерений.

Это открытие не должно вызывать удивления: в Книге Мертвых говорится о том, что путешествующий по Дуату фараон встречает богов, которые держат веревки и «мерные шнуры».

На память также приходят строки из Книги Еноха. Отправившись вместе с ангелом в земной рай на востоке, Енох «видел в те самые дни, как даны были тем ангелам длинные веревки, и они подняли крылья и полетели, и достигли севера». Когда Енох спросил, что все это значит, сопровождавший его ангел ответил: «Они ушли, чтобы измерять… они несут меры праведных и канаты праведных… эти меры откроют все сокровенное в глубине земли».

Крылатые существа, направляющиеся на север для измерений… Измерения, способные раскрыть тайны земли… Все это перекликается со словами пророка Аввакума, который описывает появление Господа, шествующего с юга на север:

Бог от Фемана грядет и Святый — от горы Фаран. Покрыло небеса величие Его,

и славою Его наполнилась земля. Блеск ее — как солнечный свет;

от руки Его лучи, и здесь тайник Его силы! ПредлицемЕго идет язва,

а по стопам Его — жгучий ветер. Он стал и поколебал землю;

воззрел, и в трепет привел народы…

Было ли измерение Земли и раскрытие ее тайн как-то связано с полетами богов в небе Земли? Пролить свет на эту загадку могут угаритские тексты, в которых говорится, что с вершины Цафон Баал протянул шнур «в небеса и к Престолу Кадета».

В тех случаях, когда речь идет о сообщениях, передаваемых от одного бога к другому, текст начинается со слова «хат». Ученые предположили, что это некий префикс, указывающий на обращение и передающий смысл: «ты готов меня выслушать». Однако в буквальном переводе с семитских языков это слово означает «шнур, веревка». Примечательно, что в египетском языке слово «хат» означает «протягивать, простирать». Комментируя египетский тедст, в котором описываются битвы Гора, Генрих Бругш («Die Sage von der geflugten Sonnenscheibe») отмечал, что «Хат» также является названием места, где расположена обитель крылатых «держателей шнура», а также горы, внутри которой Сет держал плененного Гора.

На египетском рисунке (рис. 21) конические «каменные оракулы» изображены рядом с «божественными обмерщиками». Подобный омфалос, или «сияющий камень», находился в Баальбеке и мог исполнять функции «хат». Каменный оракул имелся и в Гелиополе, египетском городе — близнеце Баальбека. Сам Баальбек служил «местом приземления» богов, а египетские «шнуры» вели к месту вознесения фараонов в Дуате. Библейский Бог — пророк Аввакум употребляет термин «Эл» — измерял землю, пролетая над ней с юга на север. Что это — совпадения или отдельные части головоломки?

Обратимся к рисунку из Сиппара. В нем нет ничего загадочного, если вспомнить, что в «допотопные» времена, когда Шумер был Землей Богов, в Сиппаре располагался космопорт ануннаков, и руководил им Шамаш. Теперь становится понятна роль «божественных обмерщиков»: их шнуры обозначали дорогу к космопорту.

Полезно вспомнить, каким образом 400 тысяч лет назад было определено место строительства первого земного космопорта и основан город Сиппар.

Когда Энлилю и его сыновьям поручили построить космопорт на планете Земля — в Месопотамии, на равнине между двух рек, — они разработали генеральный план, включавший выбор места для космопорта, определение посадочного коридора, а также установку аппаратуры наведения и связи. Через самый заметный природный ориентир Ближнего Востока — гору Арарат — был проведен меридиан, а под углом 45 градусов к нему проложили посадочный коридор, который проходил над Персидским заливом, достаточно далеко от обрамляющих месопотамскую низменность горных хребтов. В точке пересечения этих двух линий на берегу реки Евфрат должен был возникнуть Сип-пар — «город птиц».

Вдоль диагональной линии, составляющей угол 45 градусов с меридианом Арарата, были основаны пять поселений — на одинаковом расстоянии друг от друга. Центральное поселение служило центром управления миссией, а остальные служили указателями стреловидного посадочного коридора; все линии, соединяющие эти города, пересекались в Сиппаре (рис. 122).

123.jpg

Все эти города и сооружения были смыты Великим потопом. После глобальной катастрофы — примерно 13 тысяч лет назад — сохранилась лишь посадочная площадка в Баальбеке. До тех пор пока не был построен новый кос-мопорт, все полеты осуществлялись только из этого места. Неужели ануннаки при посадке рассчитывали лишь на искусство своих пилотов, маневрировавших между горными грядами? Или в Баальбеке у них тоже имелся стреловидный посадочный коридор?

124.jpg

Воспользовавшись фотографиями, сделанными из космоса для Американского агентства по аэронавтике и космическим исследованиям, мы можем взглянуть на Ближний Восток глазами ануннаков (рис. 123). Их целью был Бааль-бек на севере. Какие опорные точки имелись в их распоряжении для того, чтобы обозначить треугольный посадочный коридор? Совсем рядом — на юго-востоке — высились гранитные пики гор южного Синая, самый высокий из которых теперь носит название горы Св. Екатерины. Он мог служить естественным маяком, обозначающим юго-восточную границу коридора. Но какую точку выбрать на северо-западе — точку, которая позволила бы построить северную сторону треугольника?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №54  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:03 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
На космическом корабле ануннаков «небесный обмерщик» внимательно изучает раскинувшуюся внизу панораму Земли и лежащие перед ним карты. Вдали, намного дальше Баальбека, сияет двойная вершина Арарата. Затем он проводит прямую линию, соединяющую Арарат с Баальбеком, и продолжает ее до Египта.

Далее он берет в руки компас. Через самую высокую точку Синайского полуострова проводится дуга окружности с центром в Баальбеке. Там, где эта дуга пересекает линию Арарат — Баальбек, появляется обведенный кружком крест. Затем он проводит две линии одинаковой длины — одна соединяет Баальбек с самым высоким горным пиком Синая, а другая с местом, обозначенным крестиком (рис. 124).

Вот это, говорит «небесный обмерщик», будет посадочный коридор, который выведет нас прямо на Баальбек.

Но, сэр, возразил один из членов экипажа, в том месте, где вы поставили крест, нет ничего, что могло бы служить посадочным маяком!

Нужно построить там пирамиду, ответил командир.

И они продолжили полет, чтобы сообщить о результатах своей работы.

Действительно ли такой разговор имел место на космическом корабле ануннаков? Разумеется, мы никогда об этом не узнаем (разве что когда-нибудь обнаружится табличка с его записью). Мы просто использовали этот прием, чтобы подчеркнуть ряд удивительных, но в то же время неоспоримых фактов:

Уникальная платформа Баальбека существует с незапамятных времен, и ее громада осталась неповрежденной.

125.jpg

Гора Св. Екатерины и сегодня является высочайшим пиком Синайского полуострова, причем с ней (и соседним пиком Мусы) связаны многочисленные легенды о богах и ангелах

открыть спойлер
Великая пирамида в Гизе вместе с двумя соседними пирамидами и Сфинксом расположена на линии, соединяющей Арарат и Баальбек.

Расстояние от Баальбека до горы Св. Екатерины в точности равно расстоянию от Баальбека до пирамид в Гизе.

Следует добавить, что это лишь небольшая часть грандиозной сети сооружений, связанных с космопортом аннунаков, построенным после Потопа. Таким образом, независимо от того, состоялся ли описанный нами разговор на борту космического корабля, пирамиды в Египте появились именно по этой причине.

В Египте очень много пирамид и пирамидальных сооружений — от дельты Нила на севере до Нубии на юге. Однако если речь заходит о «пирамидах», то ученые и туристы имеют в виду не многочисленные копии, вариации и мини-пирамиды последующих эпох, а примерно двадцать пирамид, которые, как считается, были построены фараонами Древнего Царства (приблизительно 2700—2180 годы до нашей эры). Эти сооружения, в свою очередь, можно разделить на две основные группы. К первой группе относятся пирамиды, которые принадлежат фараонам Пятой и Шестой Династий (Унису, Тети, Пепи) — богато украшенные и содержащие надписи, вошедшие в знаменитые Тексты пирамид. Вторая группа — это более древние пирамиды, приписываемые правителям Третьей и Четвертой Династии. Именно эти первые пирамиды таят в себе больше всего загадок Они гораздо больше и совершеннее последующих сооружений и не содержат никакой информации о своем происхождении. Никто не может сказать, кто их построил, как, зачем и даже когда — на этот счет есть только теории и догадки.

126.jpg

В учебниках написано, что первая из великих египетских пирамид была построена правителем Египта по имени Джосер, вторым фараоном Третьей Династии (приблизительно в 2650 году до нашей эры). Выбрав место к западу от Мемфиса на равнине, служившей некрополем (городом мертвых) этой древней столицы, он поручил блестящему ученому и архитектору Имхотепу построить гробницу, которая превзошла бы все известные ему усыпальницы. До этого времени тело умершего фараона помещали в склеп, выдолбленный в каменистой почве, а сверху накрывали гигантской горизонтальной могильной плитой, которая называлась «мастаба» и со временем все увеличивалась в размерах. Как утверждают некоторые исследователи, изобретательный Имхотеп положил на обычную мастаба на могиле Джосера несколько меньших по размеру плит, в результате чего получилась ступенчатая пирамида (рис. 125а). Рядом с ней внутри просторного двора были построены несколько зданий как функционального, так и декоративного характера — молельни, погребальные храмы, склады, дома для слуг и так далее; вся площадка была окружена высокой стеной. Пирамиду и развалины некоторых зданий (рис. 125b) можно и сегодня увидеть в Саккаре — полагают, что это место получило свое название по имени Сокара, «невидимого бога».

В учебниках также рассказывается, что потомкам Джосера настолько понравилась его гробница, что они решили построить себе нечто подобное. Секемхет, предположительно сменивший на троне Джосера, тоже начал строить себе ступенчатую пирамиду, причем тоже в Саккаре. По неизвестным причинам (вероятно, отсутствующим ингредиентом был загадочный гений науки и техники Имхотеп) ее сооружение так и не было завершено. Третья ступенчатая пирамида — а если точнее, то холм с ее разрушенным основанием — была обнаружена на полпути между Саккарой и Гизой. Она меньше предшественниц и вполне логично приписывается исследователями следующему фараону, занимавшему египетский трон, Хабе. Некоторые ученые убеждены, что фараоны Третьей Династии предпринимали еще одну или две попытки построить ступенчатые пирамиды в разных местах, но эти попытки окончились неудачей.

Теперь переместимся на тридцать миль к югу от Саккары — в местность под названием Медум, — чтобы взглянуть на пирамиду, которая по хронологии считается следующей. В отсутствие каких-либо документальных подтверждений логично было бы предположить, что эта пирамида принадлежит следующему фараону, Хуни Однако косвенные признаки позволяют сделать вывод, что при нем строительство было лишь начато, а завершить сооружение пирамиды попытался его наследник Снофру, первый фараон Четвертой Династии.

Эту пирамиду — как и предыдущие — отнесли к классу ступенчатых пирамид Однако по неизвестной причине (не существует даже гипотез на этот счет) строители решили превратить это сооружение в «настоящую» пирамиду с гладкими гранями. Это означало, что внешние стороны нужно было облицевать гладкими плитами, расположенными под острым углом (рис. 126а). Древние строители — опять-таки по неизвестным причинам — выбрали угол 52 градуса. В учебниках истории говорится, что первая попытка сооружения первой настоящей пирамиды закончилась неудачей: внешняя облицовка, каменные блоки и часть внутренних конструкций обвалились, не выдержав огромного веса камня, и упали друг на друга. От этой неудачной попытки осталась лишь часть прочной внутренней конструкции и большой холм мусора вокруг него (рис. 126b).

Некоторые исследователи (например, Курт Мендельсон, «The Riddle of Pyramids») предполагают, что Снофру одновременно строил другую пирамиду где-то к северу от Медума. После обрушения пирамиды в Медуме архитекторы поспешно изменили угол наклона граней уже наполовину построенной пирамиды. Меньший угол (43 градуса) обеспечил большую устойчивость, а также снизил высоту и вес всего сооружения. Это было мудрое решение, и свидетельством тому служит сам факт, что пирамида — получившая вполне подходящее название Скошенной пирамиды — стоит до сих пор (рис. 127).

Воодушевленный успехом, Снофру приказал построить еще одну настоящую пирамиду — рядом с первой. Из-за цвета слагающих ее каменных блоков она получила название Красной пирамиды. Предполагалось, что она должна была стать реализацией замысла, до этого считавшегося неосуществимым: треугольная пирамида имела квадратное основание со стороной 656 футов, а высота ее составляла 328 футов. Тем не менее этот триумф был достигнут с помощью небольшой уловки — грани «первой классической пирамиды» наклонены не под углом 52°, который считался совершенным, а под гораздо более безопасным углом, не превышавшим 44°…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №55  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:05 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
128.jpg

Теперь мы подходим, как предполагают ученые, к кульминации процесса строительства пирамид в Египте.

Снофру был отцом фараона Хуфу (которого греческие историки называли Хеопсом), и из этого следовал логический вывод, что сын принял эстафету от отца и построил следующую настоящую пирамиду, только еще большую по размерам — Великую пирамиду в Гизе. Ее царственная громада стоит там же, где и несколько тысяч лет назад, в компании двух других больших пирамид, приписываемых наследникам Хуфу, фараонам Хафре и Менкауру (Микерину). Три пирамиды стоят в окружении маленьких пирамид-спутников, храмов, надгробных плит, саркофагов и уникального Сфинкса. Несмотря на то что три пирамиды приписываются разным правителям, они, вне всякого сомнения, строились как единый комплекс (рис. 128) — это подтверждается не только ориентацией по сторонам света, но и взаимным расположением. Триангуляция этих трех памятников может быть распространена не только на весь Египет, но и на всю Землю. Впервые в современной истории это осознали инженеры Наполеона: они выбрали вершину Великой пирамиды в качестве фокальной точки, откуда производили топографическую съемку и составление карты всего Нижнего Египта.

129.jpg

Их задачу облегчило то обстоятельство, что пирамиды Гизы располагались точно на тридцатой параллели (к северу от экватора). Весь комплекс громадных памятников Гизы построен на южном краю Ливийского плато, которое протянулось от границы Ливии на западе до берегов Нила на востоке.

Плато Гизы возвышается всего на 50 метров над речной долиной, но с него открывается вид во все стороны — до самого горизонта. Великая пирамида расположена в дальнем северо-восточном краю выступа плато; в нескольких сотнях футах на север и на восток от нее начинаются пески и болота, на которых невозможно построить такое грандиозное сооружение. Чарльз Пиацци Смит, один из первых ученых, определивших точные размеры Великой пирамиды («Our Inheritance in the Great Pyramid»)«Наше будущее в Великой пирамиде» (прим. ред.)., установил, что ее центр находится на широте 29°58'55" — отклонение от тридцатой параллели составляет всего одну шестидесятую часть градуса. Центр второй большой пирамиды находится на расстоянии лишь тринадцати секунд (13/3600 градуса) от тридцатой параллели.

открыть спойлер
Ориентация по сторонам света, наклон граней под идеальным углом 52° (когда отношение высоты пирамиды к периметру равняется отношению радиуса к длине окружности), квадратные основания на идеально ровных площадках — все это свидетельствует о глубоких знаниях в области математики, астрономии, геометрии, географии, строительства и архитектуры, а также об административной возможности мобилизовать необходимое количество рабочей силы для проектирования и осуществления таких масштабных и долговременных проектов. Изумление еще больше усиливается после знакомства со сложными и необыкновенно точными галереями, коридорами, камерами, шахтами и отверстиями внутри пирамид, тайными входами в них (всегда с северной стороны), системой запоров и ловушек. Вся эта структура не видна снаружи и выполнена с удивительной точностью внутри искусственных гор — как будто они строились слоями.

Несмотря на то что вторая пирамида (Хафры) лишь ненамного меньше первой, или Великой пирамиды (высота соответственно 470 и 480 футов, длина основания 707 и 756 футов), именно Великая пирамида привлекала внимание и ученых, и обычных людей с тех самых пор, как человек увидел эти памятники. Она была и до сих пор остается самым большим каменным сооружением в мире. Количество слагающих ее каменных блоков оценивается в пределах от 2 миллионов 300 тысяч до 2 миллионов 500 тысяч: это желтый известняк (основа), белый известняк (гладкая облицовка) и гранит (внутренние камеры и галереи, перекрытия и т д.). Объем Великой пирамиды составляет около 93 миллионов кубических футов, а вес более 7 миллионов тонн — больше, чем объем и вес всех соборов, церквей и часовен, построенных в Англии с начала христианской эры.

130.jpg

Площадка под пирамидой искусственно выровнена, а сама пирамида стоит на тонкой платформе, в углах которой имеются четыре углубления неизвестного назначения. Несмотря на прошедшие тысячелетия, сдвиг континентов, колебания земной оси, землетрясения и огромный вес самой пирамиды, относительно тонкая платформа (менее двадцати двух дюймов) осталась неповрежденной и сохранила свое положение: отклонение от горизонтального уровня не превышает одной десятой дюйма на 758 футов каждой из сторон основания.

Издалека Великая пирамида и две ее соседки выглядят «настоящими» пирамидами, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это своего рода ступенчатые пирамиды, состоящие из последовательно уменьшающихся слоев, или, как их называют ученые, рядов. Современные исследования действительно дают основание считать Великую пирамиду ступенчатой, конструкция которой позволяет выдержать гигантские вертикальные нагрузки (рис. 129). Гладкие наклонные стороны образованы облицовочными плитами, которыми покрыты грани пирамиды. В эпоху арабского владычества эти плиты снимались и использовались при постройке зданий в окрестностях Каира, но часть из них все же сохранилась — у вершины второй пирамиды и у основания Великой (рис. 130). Именно облицовочные плиты определяют угол наклона граней, поскольку это самые большие и тяжелые каменные блоки конструкции. Все шесть сторон каждого камня вырезаны и отполированы с точностью, сравнимой с точностью изготовления оптических приборов — плиты подогнаны не только к блокам внутренней части, на которых они уложены, но и к четырем соседним, образуя идеальную поверхность из известняковых плит площадью двадцать один акр.

132.jpg

В настоящее время у пирамид Гизы также отсутствуют вершины, или так называемые замковые камни, которые имели пирамидальную форму и были изготовлены из блестящего металла или облицованы им — наподобие вершин обелисков. Остается только догадываться, кто, когда и зачем снял их с такой огромной высоты. Известно, правда, что в более поздние времена эти замковые камни, напоминающие бенбен из Гелиополя, вырезались из гранита и украшались специальными надписями. Один из них, венчавший пирамиду Аменемхета в Дашхуре, был обнаружен под слоем земли неподалеку от нее (рис. 131). На нем имелось изображение Крылатого Шара и надпись:

Лицо царя Аменемхета открыто,

Чтобы он мог созерцать Владыку Горы Света,

Когда он проплывает по небу.

Когда в пятом веке до нашей эры Гизу посетил Геродот, вершины пирамид уже отсутствовали, но грани были еще покрыты гладкими облицовочными плитами. Подобно многим предшественникам, греческий историк задавался вопросом, как были построены эти удивительные сооружения, считавшиеся в Древнем мире одним из семи чудес света. Что касается Великой пирамиды, Геродоту объяснили, что только для прокладки дороги к ней, по которой затем доставлялись каменные блоки, потребовалось десять лет тяжелого труда и 100 тысяч человек, каждые три месяца сменявшихся новыми. Сооружение самой пирамиды заняло двадцать лет. Именно со слов Геродота мы знаем о том, что пирамида строилась по приказу фараона Хеопса (Хуфу), но какова была цель этого масштабного проекта, так и осталось тайной. Тот же Геродот приписывает строительство второй пирамиды Хефрену (Хафре), который «построил пирамиду на 40 футов ниже первой при таких же, впрочем, размерах». Геродот утверждал, что «этот царь также оставил пирамиду, хотя и значительно меньше отцовской» — намек на третью пирамиду Гизы.

В первом веке нашей эры римский географ и историк Страбон не только посетил Гизу, но и попал внутрь Великой пирамиды через проход в северной грани, скрытый поворачивающимся камнем. Пройдя по длинному узкому коридору, он дошел до углубления в скальном основании — как многие греки и римляне, проделавшие этот путь до него.

В последующие века люди забыли расположение этого входа, а в 820 году нашей эры арабский халиф аль-Мамун попытался проникнуть внутрь Великой пирамиды, наняв целую армию каменщиков, кузнецов и инженеров, чтобы они прорезали туннель в камне. Двигало им не только научное любопытство, но и жажда наживы: древние легенды утверждали, что внутри пирамиды есть тайная комната с картами неба и земли, а также «оружием, которое не ржавеет» и «стеклом, которое не бьется», спрятанными там в незапамятные времена.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №56  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:09 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
133.jpg

Люди аль-Мамуна принялись дюйм за дюймом пробивать стену пирамиды, нагревая и охлаждая каменные блоки, пока они не начинали крошиться. Работа продвигалась медленно, и халиф уже был готов отказаться от своей затеи, когда рабочие услышали звук падающего камня, свидетельствовавший, что где-то не очень далеко есть пустое пространство. Они возобновили работу с удвоенной энергией и вскоре добрались до наклонного коридора (рис. 132). Поднявшись по нему, люди халифа нашли вход, который не смогли обнаружить при внешнем осмотре. В нижней части наклонного коридора находилось описанное Страбоном углубление — пустое. Отходящая от углубления шахта заканчивалась тупиком.

По мнению искателей сокровищ, их усилия были потрачены впустую. Все другие пирамиды, в которые удалось проникнуть или которые разрушились за прошедшие столетия, имели точно такую же внутреннюю структуру: нисходящий коридор, ведущий к одной или нескольким комнатам. Этого в Великой пирамиде поначалу обнаружено не было. Не оказалось в ней и других секретов…

Однако судьба распорядилась иначе. Попытки прорезать стену пирамиды, которые предпринимали люди аль-Мамуна, привели к расшатыванию кладки, и звук падающих камней заставил их продолжить прокладку туннеля. Когда они уже собирались отказаться от дальнейших поисков, была найдена наклонная галерея с лежащим в ней треугольным камнем. После осмотра потолка выяснилось, что упавший камень предназначался для того, чтобы скрывать от глаз большой прямоугольный блок из гранита, установленный под углом к нисходящему коридору. Может быть, за ним скрывался проход к тайной камере, попасть в которую еще не удавалось никому?

открыть спойлер
135.png

Люди аль-Мамуна не смогли ни отодвинуть, ни пробить гранитный блок и поэтому попытались обойти его. Выяснилось, что это был лишь один из целой группы массивных гранитных и известняковых блоков, которые загораживали вход в восходящий коридор — угол его наклона составлял 26°, то есть был точно таким же, как у нисходящего коридора (ровно половина угла наклона грани пирамиды). Из верхней части восходящей галереи горизонтальный коридор вел в квадратную комнату с щипцовой крышей (рис. 133) и необычной нишей в восточной стене; комната была абсолютно пустой, и в ней отсутствовали какие-либо украшения или надписи. Впоследствии выяснилось, что это помещение расположено в центре оси север-юг пирамиды — значение этого обстоятельства пока остается загадкой. Комната получила название «камера Царицы», которое, однако, основано лишь на романтических легендах и не подтверждено фактами.

В верхней точке восходящий коридор переходил в удивительную по своей сложности и точности Большую Галерею, которая шла под тем же углом 26° еще 150 футов (рис. 134). Утопленный пол по всей длине галереи был обрамлен двумя пандусами, в каждом из которых на равном расстоянии друг напротив друга были сделаны прямоугольные прорези. Стены галереи, высота которых доходила до 18 футов, были сложены из семи рядов каменных блоков, причем каждый следующий ряд на три дюйма выступал за уровень предыдущего, в результате чего галерея сужалась кверху. Ширина потолка в точности равнялась ширине пола между пандусами.

В верхней части галереи огромная каменная плита образует горизонтальную площадку, из которой короткий относительно узкий и низкий коридор (высотой всего лишь 3,5 фута) ведет в так называемую прихожую. Необыкновенно сложная конструкция комнаты позволяла без особого труда (возможно, при помощи обычной веревки) опускать три гранитные стены, чтобы блокировать проход дальше.

Короткий коридор такой же ширины и высоты, как предыдущий, ведет в гранитную камеру с высоким потолком — так называемую камеру Царя. В этом помещении ничего нет, за исключением гранитного блока, напоминающего по форме саркофаг без крышки. Его поверхность тщательно обработана, а по вырезанным пазам можно предположить существование крышки или верхней части. Размеры саркофага свидетельствуют о том, что изготовившему его мастеру были известны фундаментальные математические соотношения. Как бы то ни было, саркофаг был найден пустым.

Неужели эта искусственная гора из камня была воздвигнута лишь для того, чтобы спрятать пустой саркофаг внутри пустой комнаты? Черные отметины от факелов подтверждают слова Страбона, что нисходящий коридор посещался еще много веков назад; если в подземном помещении и хранились сокровища, то их давно уже унесли. Однако в девятом веке нашей эры, когда люди эль-Мамуна проникли внутрь пирамиды, восходящий коридор уже был наглухо заблокирован. Теория о том, что пирамиды представляют собой гробницы фараонов, утверждала, что эти грандиозные сооружения предназначались в основном для защиты мумий фараонов и погребенных вместе с ними сокровищ от грабителей и других непрошеных гостей, которые могли потревожить вечный покой усопших. Соответственно, проходы и коридоры блокировались после того, как саркофаг с мумией фараона помещался в склеп. Тем не менее внутри Великой пирамиды обнаружился закрытый коридор, позади которого ничего не было — за исключением пустого каменного саркофага.

После эль-Мамуна внутрь пирамиды проникали другие правители, ученые и искатели приключений, открывая прочие внутренние помещения и структуры, в том числе две группы шахт, которые одни исследователи принимали за вентиляционные каналы (для кого?), а другие за приспособления для астрономических наблюдений (кто их мог вести?). Ученые продолжают называть каменный ящик внутри пирамиды саркофагом, хотя не существует абсолютно никаких доказательств того, что пирамида служила гробницей фараона.

И действительно, предположение о том, что пирамиды строились в качестве гробниц для фараонов, не подтверждено конкретными фактами.

Внутри первой пирамиды — Джосера — находятся два накрытых мастабой помещения, которые ученые продолжают называть склепами. Впервые в них проник в 1821 году X. М. фон Минутоли, который утверждал, что обнаружил внутри фрагменты мумии и надписи, в которых присутствовало имя Джосера. По его словам, эти находки были отправлены в Европу, но пропали во время морского путешествия. В 1837 году полковник Говард Вайс более тщательно исследовал внутренние помещения пирамиды и обнаружил «груду мумий» (впоследствии их насчитали восемьдесят штук), а также добрался до погребальной камеры, «которая носила имя Джосера», написанное красной краской. Еще через сто лет археологи сообщили о том, что нашли фрагмент черепа, а также свидетельства того, что внутри камеры из красного гранита мог находиться деревянный саркофаг. В 1933 году Дж. И. Куибелл и Дж. П. Лауэр обнаружили под пирамидой подземные галереи с двумя саркофагами — пустыми.

В настоящее время ученые пришли к выводу, что все эти мумии и саркофаги являются более поздними захоронениями, нарушившими священный покой замурованных коридоров и камер. Но был ли в пирамиде погребен сам Джосер — то есть существовало ли когда-нибудь «оригинальное захоронение»?

В настоящее время большинство археологов сомневаются, что Джосера когда-либо хоронили в самой пирамиде или под ней. По всей видимости, он был погребен в грандиозной гробнице, найденной в 1928 году к югу от пирамиды. Попасть в эту «южную гробницу», как ее назвали ученые, можно через коридор, каменный потолок которого имитирует пальмовые деревья. Проход ведет к имитации полуоткрытой двери, за которой находится огромное помещение. Другие коридоры заканчиваются в подземной комнате, стены и потолок которой сложены из гранитных блоков. В одной из стен комнаты вырезаны три ложные двери с изображением, именем и титулами фараона Джосера.

Многие выдающиеся египтологи теперь считают, что пирамида была лишь символическим местом захоронения Джосера и что в действительности фараон был погребен в богато украшенной «южной гробнице». Эту гробницу венчала большая прямоугольная надстройка со сводчатой комнатой, в которой располагалось обязательное святилище — как на некоторых египетских рисунках (рис. 136).

136.jpg

Ступенчатая пирамида, начало строительства которой приписывалось наследнику Джосера Сехемхету, также содержала «погребальную комнату». В ней находился алебастровый саркофаг — тоже пустой. В учебниках написано, что археолог, нашедший эту комнату и каменный саркофаг (Захария Гонейм), пришел к выводу, что до него в помещение проникли грабители могил, которые унесли и мумию, и все остальное. Но это не совсем так. На самом деле мистер Гонейм обнаружил, что вертикальная дверца саркофага закрыта и запечатана штукатуркой, а на крышке все еще лежат остатки высохшего венка. Впоследствии он вспоминал, что «в этот момент волнение достигло наивысшей точки, но когда саркофаг открыли, оказалось, что он пуст и никогда не использовался». Был ли здесь похоронен кто-то из фараонов? Одни ученые по-прежнему верят в это, другие убеждены, что пирамида Сехемхета (об этом свидетельствуют пробки для кувшинов с его именем) была всего лишь кенотафием (пустой, символической гробницей).

Третья ступенчатая пирамида, которую связывают с именем Хабы, также содержит «погребальную камеру», которая оказалась абсолютно пустой: ни мумии, ни даже саркофага. Неподалеку археологи обнаружили подземные сооружения еще одной, неоконченной пирамиды, строительство которой, по всей вероятности, было начато наследником Хабы. В подземной камере из гранита стоит необычный овальный саркофаг, утопленный в каменный пол — наподобие ультрасовременной ванны. Его крышка наглухо запечатана раствором, а внутри ничего нет.

Кроме того, археологи нашли руины трех пирамид поменьше, приписываемых фараонам Третьей Династии. В одной из них подземные помещения до сих пор не изучены. Во второй не удалось найти погребальную комнату, а в третьей эта комната не содержит никаких признаков захоронения.

Ничего не обнаружили и в «погребальной камере» рухнувшей пирамиды в Медуме — даже саркофага. Флиндерсу Петри удалось найти лишь фрагменты деревянного гроба, которые были объявлены остатками саркофага, где находилась мумия Снофру. Современные ученые убеждены, что это останки более позднего захоронения. Пирамида в Медуме окружена многочисленными мастабами эпохи Третьей и Четвертой Династий, в которых хоронили членов царской семьи и других знатных людей той эпохи. Огороженная площадка с пирамидой соединялась со строением меньших размеров (так называемый погребальный храм), которое в настоящее время затоплено водами Нила. Возможно, именно здесь, рядом со священной рекой, покоилось тело фараона.

Следующие две пирамиды еще в большей степени не соответствовали теории пирамид как гробниц. Две пирамиды в Дашуре (Скошенная и Красная) были построены фараоном Снофру. В первой из них обнаружились две «погребальные камеры», а во второй три. Неужели все они предназначались Снофру? Если пирамиды строились как гробницы фараонов, то зачем Снофру целых две пирамиды? Нет нужды говорить, что «погребальные камеры» оказались абсолютно пустыми — в них не было даже саркофагов. После более тщательных исследований, выполненных египетской Службой древностей сначала в 1947, а затем в 1953 году, ученые признали, что «там не было найдено никаких следов царских погребений».

Сторонники теории «одна пирамида для одного фараона» теперь утверждают, что вторая пирамида была построена Хуфу, сыном Снорфу, и у нас есть свидетельство Геродота (и римских историков, опиравшихся на его труды), что именно она и есть Великая пирамида в Гизе. Ее камеры — даже нетронутая камера Царя — были пустыми. Этот факт не должен вызывать удивления, поскольку еще Геродот («История», том II, 127) отмечал, что к гробнице фараона вплотную подступают воды Нила: «…Вода по искусственному руслу образует остров, на котором, как говорят, погребен Хеопс». Значит ли это, что настоящая гробница фараона находится в долине, ближе к Нилу? Неизвестно.

137.jpg

Хафра, с именем которого связывают вторую пирамиду, не был прямым наследником Хуфу. До него страной в течение восьми лет правил Раджедеф. Ученые не могут объяснить, почему для своей пирамиды этот фараон выбрал место, расположенное на некотором удалении от Гизы. По размерам она была в два раза меньше Великой пирамиды и содержала традиционную «погребальную камеру», тоже оказавшуюся пустой.

Вторая пирамида в Гизе имеет два входа с северной стороны вместо обычного одного (рис. 129). Первый вход — тоже необычная особенность — начинается вне пирамиды и ведет к неоконченной камере. Второй вход ведет к камере, расположенной на одной оси с вершиной пирамиды. Впервые в нее удалось попасть Джованни Бельцони в 1818 году, и он увидел внутри пустой гранитный саркофаг со сброшенной на пол крышкой. Надпись на арабском языке свидетельствовала, что кто-то побывал здесь на несколько веков раньше. Неизвестно, нашли что-то арабы или нет.

Третья пирамида Гизы гораздо меньше двух остальных, но обладает многими необычными характеристиками, не встречающимися у других пирамид. Ее основа сложена из самых больших каменных блоков, а нижние шестнадцать рядов облицованы не известняком, а твердым гранитом. Вначале была построена небольшая «настоящая» пирамида, а затем ее размеры увеличили почти в два раза (рис. 129). В результате образовались два входа в пирамиду, а также третий — возможно, пробный, — не законченный древними строителями. В «главную» из ее многочисленных камер впервые проникли Говард Вайс и Джон Перринг в 1837 году. Внутри они нашли украшенный великолепной резьбой базальтовый саркофаг; как и все остальные, он оказался пустым. Однако рядом с ним Вайс и Перринг нашли фрагмент деревянного саркофага с именем «Менка-Ра» и останки мумии — «возможно, фараона Менкаура». Это были прямые подтверждения слов Геродота, который писал, что третья пирамида «принадлежала» «Микерину». Однако современные методы радиоуглеродного анализа позволили установить, что деревянный саркофаг «безусловно датируется Саисским периодом — то есть не ранее 660 года до нашей эры» (К Михаловский «Искусство Древнего Египта»). Таким образом, останки мумии относятся к раннехристианской эпохе и не имеют никакого отношения к первоначальному захоронению.

Имеются сомнения в том, был ли Менкаур непосредственным наследником Хафры, однако доподлинно известно, что его самого сменил на троне фараон по имени Шепсескаф. До сих пор ученые не могут сказать, какая из многочисленных незаконченных пирамид (или настолько непрочных, что их надземная часть не сохранилась) принадлежала Шепсескафу. Однако нам точно известно, что этот фараон был погребен не в пирамиде, а под величественной мастабой (рис. 137), в погребальной камере которой был найден гранитный саркофаг. Внутри побывали древние грабители, которые извлекли из гробницы и саркофага все содержимое.

Первым фараоном следующей — Пятой — Династии был Усеркаф. Он построил пирамиду в Саккаре, рядом с комплексом пирамиды Джосера. Однако она была осквернена как грабителями, так и более поздними захоронениями. Преемник Усеркафа Сахура построил пирамиду к северу от Саккары (в современном Абусире). Она относится к тем пирамидам, которые сохранились лучше всего (рис. 138), но и ее «погребальная камера» оказалась пустой. Тем не менее великолепие ее храмов, а также тот факт, что одна из нижних комнат украшена колоннами в виде финиковых пальм, может указывать на то, что где-то поблизости от пирамиды расположена настоящая гробница Сахуры.

Нефереркара, который взошел на египетский трон после Сахуры, построил свой погребальный комплекс неподалеку от гробницы предшественника. Камера в его неоконченной (или разрушенной) пирамиде тоже пуста. Постройки его наследника обнаружить не удалось. Следующий фараон предпочитал кирпичи из высушенной глины и дерево, а не камень, и поэтому от его пирамиды сохранились лишь жалкие останки. Сменивший его Ниусерра возвел свою пирамиду рядом с пирамидами предшественников. В ней были устроены две камеры, но ни в одной не удалось обнаружить никаких следов захоронения. Ниусерра больше известен своим погребальным храмом, имеющим форму короткого остроконечного обелиска, установленного на усеченной пирамиде (рис. 139). Высота обелиска составляет 40 метров, а его вершина облицована позолоченной медью.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №57  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:11 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
Пирамида следующего фараона не найдена; возможно, она осыпалась и превратилась в холм, занесенная песками пустыни. Пирамида его преемника была обнаружена только в 1945 году. Среди ее подземных помещений имеется и «погребальная камера» — ничем не украшенная и пустая.

Пирамида Униса — последнего фараона Пятой Династии, или, как считают некоторые ученые, первого представителя Шестой Династии — знаменует серьезную смену традиций. Именно в ней Гастон Масперо впервые (в 1880 году) обнаружил Тексты пирамид — надписи на стенах коридоров и камер внутри пирамиды. Четыре пирамиды следующих фараонов Шестой Династии (Тети, Пепи I, Меренра и Пепи II) были очень похожи на пирамиду Униса — как своими погребальными комплексами, так и надписями на стенах. Во всех «погребальных камерах» были найдены базальтовые или гранитные саркофаги; все они оказались пустыми, за исключением саркофага пирамиды Меренра, где обнаружилась мумия. Вскоре выяснилось, что это мумия не фараона, а более позднее захоронение.

140.jpg

Где же в действительности были похоронены фараоны Шестой Династии? Все гробницы правителей этого периода, а также их предшественников расположены на юге, в Абидосе. Этот факт, казалось бы, должен был опровергнуть теорию о том, что гробницы представляли собой кенотафии, а настоящими гробницами служили пирамиды. Однако старые мифы очень живучи.

открыть спойлер
Факты тем не менее свидетельствуют об обратном. В пирамидах Древнего царства никогда не было мумий фараонов, потому что их там и не должно было быть. Имитируя «путешествие к горизонту», фараоны строили маяки, чтобы обозначить дорогу для своей «Ка» к Лестнице в Небо — точно так же, как первые пирамиды, построенные богами, служили для них маяками, когда «они плыли по небу».

Мы полагаем, что фараоны пытались копировать не пирамиду Джосера, а пирамиды богов — то есть пирамиды Гизы.

141.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №58  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:12 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ПОДДЕЛЬНОЕ ИМЯ ФАРАОНА

Подлог как средство достижения славы и богатства не так уж редко используется в коммерции, искусстве, науке и во всем, что связано с древностями. Разоблаченная подделка может принести позор и разорение, а оставшаяся невыявленной — изменить представление об истории.

Мы убеждены, что именно это произошло с Великой пирамидой и ее предполагаемым строителем, фараоном по имени Хуфу.

Систематические и планомерные повторные исследования пирамид, которые были наспех раскопаны полтора столетия назад (а также подвергались многочисленным набегам охотников за сокровищами), заставили усомниться в некоторых сделанных ранее выводах. Считалось, что Эпоха пирамид началась со ступенчатой пирамиды Джо-сера и характеризовалась постепенным приближением к форме «истинной» пирамиды, что в конечном итоге и было достигнуто. Но почему постройка «истинной» пирамиды имела такое значение? Если древние строители постепенно совершенствовали свои навыки возведения пирамид, то почему многие пирамиды, построенные позже пирамид в Гизе, гораздо менее совершенны, чем их предшественницы?

Была ли ступенчатая пирамида Джосера моделью для всех остальных или она сама представляла собой копию с более древнего образца? В настоящее время ученые убеждены, что первая, меньшая по размерам, ступенчатая пирамида (рис. 125), которую Имхотеп воздвиг над мастабой, «была облицована прекрасным белым известняком» (Ахмед Фахри, «The Pyramids»). Однако прежде чем облицовочные работы были завершены, архитектор внес еще одно изменение — он решил увеличить размеры пирамиды. Новейшие данные дают основание предположить, что и окончательный вариант ступенчатой пирамиды имел облицовку и выглядел как «истинная» пирамида. Облицовка, обнаруженная экспедициями Гарвардского университета под руководством Джорджа Рейснера, была примитивной и состояла из глиняных кирпичей. Разумеется, она очень быстро разрушилась, и это стало причиной иллюзии, что Джо-сер построил ступенчатую пирамиду. Более того, археологи выяснили, что глиняные кирпичи облицовки были покрыты побелкой, чтобы имитировать облицовку из известняка.

Кому же пытался подражать Джосер? Где Имхотеп видел «истинную» пирамиду с гладкими гранями и облицовкой известняковыми плитами? И еще одна загадка. Если, как утверждают современные ученые, попытки соорудить в Медуме и Саккаре пирамиду с гладкими гранями и углом наклона 52° не удались и Снофру был вынужден «сжульничать» и построить первую «истинную» пирамиду с углом наклона граней всего лишь 43°, то почему его сын сразу же приступил к возведению гораздо большей по размеру пирамиды с опасным углом наклона граней 52°, причем справился с этой сложной задачей без особых проблем?

открыть спойлер
Если сооружения в Гизе являются всего лишь «обычными» пирамидами в непрерывной цепочке «одна пирамида — один фараон», то почему сын Хуфу фараон Раджедеф не стал строить свою пирамиду рядом с пирамидой отца в Гизе? Предполагается, что в то время двух других пирамид Гизы еще не существовало, и рядом с Великой пирамидой было достаточно свободного места. И если архитекторы и строители отца обладали достаточными знаниями для постройки Великой пирамиды, то почему они не помогли Раджедефу воздвигнуть не менее величественное сооружение — вместо более примитивной и быстро разрушившейся пирамиды, носящей его имя?

Может быть, причина того, что только в Великой пирамиде был обнаружен восходящий коридор, заключается в том, что этот коридор был заблокирован вплоть до 820 года нашей эры, и те, кто копировал пирамиду, просто не знали о его существовании?

Вызывает удивление также отсутствие иероглифических надписей в пирамидах Гизы. Еще сто лет назад Джеймс Бонвик («Pyramid Facts and Fancies») писал: «Кто сможет убедить себя, что египтяне оставили такие грандиозные памятники без всяких надписей — несмотря на то, что испещряли иероглифами любое строение текстами разнообразного содержания?» Это отсутствие обусловлено либо тем, что пирамиды были построены еще до изобретения иероглифического письма, либо тем, что их возвели не египтяне.

Именно эти обстоятельства укрепили нашу убежденность в том, что, когда Джосер и его преемники закладывали традицию строительства пирамид, они копировали уже существовавшие сооружения — пирамиды Гизы. Грандиозные сооружения в Гизе вовсе не являются усовершенствованным вариантом более древней пирамиды Джосера; скорее всего, они служили образцами, которые пытались копировать Джосер и другие жившие после него фараоны.

Некоторые ученые предположили, что маленькие пирамиды-спутники в Гизе на самом деле представляют собой масштабные модели (1:5), использовавшиеся древними строителями точно так же, как их используют современные архитекторы. Вскоре, однако, выяснилось, что это более поздние постройки. Тем не менее мы полагаем, что масштабная модель все же существовала — эта третья пирамида в Гизе, явно несущая в себе следы строительных экспериментов. Затем были построены две большие по размерам пирамиды, служившие ориентирами для ануннаков.

Но как же быть с Менкауром, Хафрой и Хуфу, которые (по словам Геродота) якобы построили эти пирамиды?

Действительно, в храмах и аллее, примыкающих к третьей пирамиде, обнаружились свидетельства, что эти сооружения построил Менкаур — в том числе надписи, в которых упоминается его имя, и несколько великолепных статуй, изображавших его в объятиях Хатхор и еще одной богини. Однако все это позволяет сделать вывод, что Менкаур построил дополнительные здания, пытаясь связать свое имя с пирамидой — но не саму пирамиду. Логика подсказывает, что ануннакам нужны были только пирамиды и они не возводили храмы для поклонения себе самим; только фараону требовался погребальный храм и другие сооружения, ассоциировавшиеся с его путешествием в загробную жизнь.

Внутри самой третьей пирамиды нет ни надписей, ни статуй, ни даже стены с фресками — только ничем не украшенная суровая точность конструкции. Единственное имевшееся свидетельство связи пирамиды с Менкаурой оказалось фальшивым: выяснилось, что фрагменты деревянного саркофага с именем фараона на 2000 лет младше его, а мумия, якобы лежавшая в саркофаге, относится к эпохе раннего христианства. Таким образом, ни саркофаг, ни мумия не могут служить доказательствами, что Менкаур — или вообще какой-либо фараон — имел отношение к проектированию и постройке самой пирамиды.

Вторая пирамида тоже абсолютно пуста. Колонны, поддерживающие картуш (овальная ферма с царским именем) Хафры, были обнаружены только в примыкающих к пирамиде храмах. Ничто не указывает на строителя самой пирамиды.

А как же Хуфу?

За одним-единственным исключением — мы покажем, что это, скорее всего, подделка — свидетельством о принадлежности Великой пирамиды фараону Хуфу служат слова Геродота (и основанные на его работах труды римских историков). Геродот сообщает, что по приказу этого правителя Египта рабы в течение тридцати лет строили пирамиду. Однако по всем имеющимся в нашем распоряжении данным Хуфу занимал трон только двадцать три года. Если он был великим строителем, в распоряжении которого имелись искусные архитекторы и каменщики, то где другие памятники его царствования, в том числе огромные статуи?

Их нет, и это служит свидетельством, что Хуфу вовсе не был великим строителем. Но его посетила блестящая идея — по всей видимости, она родилась при взгляде на обрушившуюся глиняную облицовку ступенчатых пирамид, на рухнувшую пирамиду в Медуме, на поспешное изменение угла наклона первой пирамиды Снофру и недостаточный наклон граней его второй пирамиды. В Гизе стояли уже готовые пирамиды совершенной формы. Не попросить ли у богов разрешения пристроить к одной из них погребальные храмы, которые требовались для путешествия фараона в загробный мир? Святость самой пирамиды нарушена не будет: все храмы, включая Храм Долины, в котором, скорее всего, похоронен Хуфу, находятся снаружи, примыкая к Великой пирамиде, но не касаясь ее. Так Великая пирамида стала пирамидой Хуфу.

Наследник Хуфу фараон Раджедеф не воспользовался идеей отца и построил собственную пирамиду — как Снофру. Но почему он выбрал место для нее к северу от Гизы, а не рядом с пирамидой отца? Простейшее объяснение состоит в том, что выступ плато Гиза был уже занят тремя древними пирамидами и дополнительными сооружениями, построенными рядом с ними фараоном Хуфу…

Став свидетелем неудачи Раджедефа, следующий фараон — Хафра — предпочел вариант Хуфу. Когда ему понадобилась пирамида, он посчитал, что вторая готовая пирамида вполне подходит, и окружил ее своими храмами и пристройками. Его наследник Менкаур связал свое имя с последней готовой пирамидой, так называемой третьей пирамидой Гизы.

После того как все готовые пирамиды закончились, следующие фараоны были вынуждены избрать более трудный путь, то есть пытались строить их… У них, как и у предшественников (Джосера, Снофру, Раджедефа), получались лишь второсортные копии трех древних сооружений.

На первый взгляд наше предположение — что Хуфу и два других фараона не имели никакого отношения к строительству ассоциирующихся с их именами пирамид — может показаться необоснованным. Но это впечатление обманчиво, причем свидетельствует в пользу нашей гипотезы сам Хуфу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №59  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:17 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
1.png

Вопрос о том, действительно ли Хуфу построил Великую пирамиду, ставил в тупик серьезных египтологов еще более ста лет назад, когда был обнаружен единственный объект, имеющий отношение к фараону Хуфу и связывающий его с пирамидой. Как это ни удивительно, этот объект подтверждал, что Хуфу не строил пирамиды — она уже существовала во времена его царствования!

Это свидетельство представляет собой известняковую стелу (рис. 141), которая была найдена Огюстом Мариетом в 50-х годах девятнадцатого века среди руин храма Исиды неподалеку от Великой пирамиды. Надпись на стеле указывает, что этот памятник был воздвигнут фараоном Хуфу, чтобы увековечить восстановление храма Исиды, а также статуй и символов богов, которые правитель нашел разбитыми внутри храма. Начальные строчки надписи, вне всякого сомнения, содержат имя Хуфу:

2.jpg

За этим стандартным обращением, в котором упоминается имя Гора и содержится пожелание вечной жизни фараону, следует удивительное заявление:

142.jpg

По свидетельству надписи на стеле (которая хранится в Каирском музее) Великая пирамида уже существовала, когда на исторической сцене появился фараон Хуфу. Ее хозяйкой считалась богиня Исида — пирамида принадлежала этой богине, а вовсе не Хуфу Более того, Сфинкс — сооружение которого приписывают Хафре и который яко бы был высечен из скалы одновременно со второй пирамидой — в то время тоже стоял на своем месте. Далее в надписи указывается точное местонахождение Сфинкса, а также тот факт, что он был поврежден молнией (это повреждение можно видеть и сегодня).

открыть спойлер
В надписи на стеле Хуфу утверждает, что построил пирамиду царице Хенутсен «рядом с храмом богини». Археологи нашли независимые доказательства того, что самая южная из трех небольших пирамид, располагающихся по бокам Великой пирамиды — ближайшая к храму Исиды, — действительно посвящена Хенутсен, супруге Хуфу. Таким образом, все содержащиеся в надписи на стеле сведения согласуются с известными фактами, однако единственное заявление Хуфу, связанное с сооружением пирамид, заключается в том, что он построил маленькую пирамиду для царицы. Великая пирамида, утверждает фараон, уже стояла на своем месте — как и Сфинкс (можно предположить, что две другие пирамиды тоже).

Свидетельства в пользу нашей теории становятся еще более весомыми, когда в другом фрагменте надписи мы читаем, что Великую пирамиду также называли «Западной Горой Хатхор»:

Вечная жизнь Гору Мездау

Царю Верхнего и Нижнего Египта

Хуфу дарована вечная жизнь!

Для божественной матери своей Исиды,

хозяйки «Западной Горы Хатхор»,

он сделал (эту) надпись на стеле.

Он построил ей Дом (храм) из камня,

обновил богов, которые были найдены в ее храме.

Хатхор, как нам известно, считалась владычицей Синайского полуострова. Если самая высокая вершина Синая была Восточной Горой богини, то Великая пирамида — Западной Горой; обе они служили опорными точками посадочного коридора.

Эта Инвентарная стела, как ее стали называть, имеет все признаки аутентичности. Тем не менее ученые — как во времена, когда она была найдена, так и позже — не могли заставить себя принять неизбежные выводы, следовавшие из древней надписи. Не желая разрушать все здание «пирамидологии», они объявили Инвентарную стеду подделкой — по их мнению, надпись была сделана «через много лет после смерти Хуфу» (цитата из работы селима Хасана «Excavations at Giza»), а Јго имя используется «для подтверждения ложных претензий местных жрецов».

Джеймс Г. Брестед, чья книга «Ancient Records of Egypt» считается классическим исследованием древних египетских надписей, еще в 1906 году отмечал, что «упоминание о Сфинксе и так называемом храме возле него во времена Хуфу с самого начала сделало этот объект предметом особого интереса. Эти упоминания имели бы огромное значение, если памятник является современником Хуфу, однако ортографические (параллельные) данные о его более поздней датировке более чем убедительны». Он не соглашался с ведущим египтологом своего времени Гастоном Масперо, который еще раньше предположил, что если стела и не относится к временам правления Хуфу, то она является копией более древнего и аутентичного оригинала. Несмотря на все сомнения, Брестед все же включил надпись на стеле в число документов Четвертой Династии. А в 1920 году Масперо при работе над своим всеобъемлющим трудом «The Dawn of Civilization» признал содержание надписи на Инвентарной стеле фактическими данными о жизни и деятельности Хуфу.

Почему же специалисты отказываются признать подлинность этого артефакта?

Инвентарная стела была объявлена подделкой только потому, что примерно за десять лет до ее обнаружения стала считаться доказанной идентификация Хуфу как строителя Великой пирамиды. Якобы неопровержимым свидетельством было написанное красной краской имя фараона, обнаруженное в замурованных помещениях над камерой Царя — эту надпись интерпретировали как отметку каменотесов, оставленную в восемнадцатый год правления Хуфу (рис. 142). Поскольку в камеру никто не входил до ее обнаружения в 1837 году, надпись посчитали подлинной; если же Инвентарная стела содержала противоречащее данной теории утверждение, то поддельной, вероятно, являлась именно стела.

143.jpg

Но если мы проанализируем обстоятельства обнаружения надписи краской, а также личности ее первооткрывателей — чего никогда не делалось раньше, — то придем к следующему выводу. Если подделка и имела место, то не в глубокой древности, а в 1837 году от Рождества Христова, и мошенниками были не «местные жрецы», а два (или три) беспринципных англичанина…

История эта начинается с прибытия в Египет — 29 декабря 1835 года — полковника Ричарда Говарда Вайса, считавшегося «паршивой овцой» в аристократической английской семье. В те времена многие офицеры Армии Ее Величества получили известность как «антиквары» (так тогда называли археологов), читая лекции перед избранной аудиторией и наслаждаясь признанием публики. Неизвестно, лелеял ли подобные планы отправившийся в Египет Вайс, но факт остается фактом: посетив пирамиды в Гизе, он пришел в сильное возбуждение от находок, которые ежедневно делали в этом месте и ученые, и дилетанты. Самое сильное впечатление на него произвели теории Джованни Батисты Кавилья, который искал тайную комнату внутри Великой пирамиды.

Через несколько дней Вайс предложил финансировать поиски Кавилья, если тот согласится считать его соавтором. Кавилья ответил категорическим отказом, и обиженный Вайс в конце февраля 1836 года отправился в Бейрут, намереваясь посетить Сирию и полуостров Малая Азия.

Однако долгое путешествие не излечило лихорадку Вайса. Вместо того чтобы вернуться в Англию, он в октябре 1836 года вновь поехал в Египет. Во время своего первого посещения страны он подружился с ловким посредником по имени Дж. Р. Хилл, который в то время служил управляющим на медеплавильном заводе. Теперь Вайса познакомили с «мистером Слоуном», который по секрету сообщил, что у него есть возможность получить «фирман» — концессионную лицензию — от египетского правительства на эксклюзивное право раскопок в Гизе. Получив инструкции, Вайс отправился к британскому консулу полковнику Кэмпбеллу за необходимыми документами. К величайшему изумлению Вайса, в фирмане в качестве его компаньонов были указаны Кэмпбелл и Слоун, а руководителем работ назначался Кавилья. 2 ноября 1836 года разочарованный Вайс выплатил Кавилье первый взнос в размере 200 долларов и отправился осматривать достопримечательности Верхнего Египта.

В своей книге «Operations carried on at the Pyramids of Gizeth» Вайс вспоминает, что вернулся в Гизу в январе 1837 года, «горя нетерпением увидеть, как продвигаются работы». Однако вместо поисков тайной комнаты Кавилья и его рабочие занялись выкапыванием мумий из окружавших пирамиду гробниц Ярость Вайса улеглась лишь после того, как Кавилья пообещал показать ему нечто важное — надписи строителей пирамид!

Раскопки гробниц показали, что древние каменотесы иногда помечали предварительно обработанные блоки красной краской. Такие отметки, сказал Кавилья, он нашел в основании второй пирамиды. Однако когда Вайс внимательно изучил «красную краску», выяснилось, что это естественное обесцвечивание камня.

А как насчет Великой пирамиды? Кавилья, пытавшийся найти воздушные каналы, отходящие от камеры Царя, был убежден, что выше ее располагались тайные комнаты. Одно такое помещение, попасть в которое можно было через узкий лаз, обнаружил в 1765 году Натаниэл Дэвисон (рис. 143). Вайс потребовал, чтобы усилия археологов сосредоточились именно здесь; он был недоволен, что Кавилья и Кэмпбелл больше интересовались мумиями, которые хотел иметь у себя каждый музей. Кавилья зашел так далеко, что даже назвал одну из больших найденных им гробниц «гробницей Кэмпбелла».

144.jpg

Намереваясь сосредоточить руководство в своих руках, Вайс переехал из Каира на место раскопок в окрестности пирамид. «Я хотел сделать несколько открытий, прежде чем вернусь в Англию», — признавался он в своем дневнике 27 января 1837 года. Он задержался у пирамид почти на год, что обошлось его семье в круглую сумму.

В последующие недели разногласия с Кавильей усилились, и Вайс обрушил на него целую лавину обвинений. 11 февраля у них произошла крупная ссора. 12 февраля Кавилья сделал главные открытия в «гробнице Кэмпбелла»: испещренный иероглифами саркофаг и нанесенные красной краской отметки каменотесов на стене гробницы. 13 февраля Вайс уволил Кавилью и приказал ему покинуть место раскопок. Кавилья вернулся к пирамидам лишь на один день, 15 февраля, чтобы забрать свои вещи. В последующие годы он выдвигал против Вайса «бесчестные обвинения», суть которых Вайс не потрудился раскрыть в своих дневниках.

Явилась ли ссора результатом реальных разногласий или Вайс намеренно спровоцировал конфликт, чтобы избавиться от Кавильи?

Как выяснилось, в ночь на 12 февраля Вайс тайно посетил Великую пирамиду. Его сопровождал Джон Перринг, инженер-строитель из египетского департамента общественных работ и египтолог-любитель, с которым Вайс познакомился через состоятельного мистера Хилла. Они исследовали необычную трещину в гранитном блоке над камерой Дэвисона. Стебель тростника, просунутый в расщелину, не согнулся, что указывало на существование пустого пространства над гранитным блоком.

Какие планы вынашивали эти двое во время своего ночного посещения пирамиды? Об этом мы можем только догадываться по последовавшим событиям. Утром Вайс уволил Кавилью и назначил на его место Перринга. В своем дневнике Вайс признается-. «Я твердо решил произвести раскопки над потолком камеры Дэвисона, где рассчитываю найти погребальную камеру». Раскопки Вайса требовали все больше средств и людских ресурсов, и поэтому члены королевской семьи и другие представители знати прибыли взглянуть на находки в «гробнице Кэмпбелла». Внутри самой пирамиды Вайс не мог показать им ничего нового. В отчаянии он приказал своим рабочим просверлить плечо Сфинкса, надеясь обнаружить отметки каменотесов. Потерпев неудачу, Вайс сосредоточился на поисках тайной комнаты.

К середине марта Вайс столкнулся с новой проблемой: его рабочие уходили для участия в других проектах. Полковник удвоил плату, если они соглашались работать и днем, и ночью — он чувствовал, что время уходит. Отчаявшись, Вайс отбросил осторожность и приказал использовать взрывчатку, чтобы пробить проход в каменных блоках, стоявших у него на пути.

145.jpg

К 27 марта рабочие Вайса сумели пробить небольшое отверстие в гранитных блоках. Тем не менее Вайс — что абсолютно нелогично — уволил десятника по имени Паоло. На следующий день qh писал в своем дневнике: «Через небольшое отверстие, пробитое в полость над камерой Дэвисона, я просунул свечу на конце прута и испытал разочарование, убедившись, что эта камера похожа на нижнюю». Он нашел свою «тайную комнату»! (Рис. 144)

Применив порох для расширения отверстия, Вайс 30 марта вошел в открытую им камеру — в сопровождении мистера Хилла. Они тщательно исследовали помещение. Оно оказалось герметично запечатанным — без единого отверстия. Пол его представлял собой необработанную сторону больших гранитных блоков, из которых состоял потолок расположенной ниже камеры Дэвисона. «По всему полу был равномерно распределен какой-то черный порошок, на котором четко отпечатывались все следы». (Природа этого черного порошка, лежавшего «довольно толстым слоем», так и осталась невыясненной.) «Потолок был великолепно отполирован, а его плиты точно пригнаны друг к другу». Совершенно очевидно, что в камеру никто не входил, но в ней не было ни саркофага, ни сокровищ. Она оказалась абсолютно пустой и голой.

Вайс приказал расширить отверстие и отправил сообщение британскому консулу в Египте, объявив, что назвал открытое им помещение «камерой Веллингтона». В своем дневнике он писал, что вечером прибыли мистер Перринг и мистер Мэш, и они вчетвером обмеряли камеру Веллингтона. Именно при выполнении этих измерений обнаружились сделанные в каменоломне отметки. Какая неожиданная удача!

Эти отметки были похожи на надписи красной краской, найденные в гробницах за пределами пирамиды. Почему-то Вайс и Хилл пропустили их, когда исследовали камеру самостоятельно. Однако когда к ним присоединились мистер Хилл и мистер Мэш — гражданский инженер, приехавший по приглашению Перринга, — все четверо стали свидетелями уникального открытия.

Тот факт, что камера Веллингтона оказалась практически идентичной камере Дэвисона, заставил Вайса предположить, что над ней есть еще одно аналогичное помещение. 4 апреля Вайс по неизвестной причине уволил второго десятника, Гиачино. 14 апреля место раскопок посетили британский и австрийский консулы. Они попросили сделать копии с отметок каменотесов. Эту работу Вайс поручил Перрингу и Мэшу, но приказал им сначала скопировать надписи в «гробнице Кэмпбелла» — уникальные отметки внутри Великой пирамиды почему-то могли подождать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №60  СообщениеДобавлено: 10 янв 2015, 11:20 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 10:02
Сообщения: 448
Пол: мужской
Страна: Бессарабия
Город: Одесса
25 апреля при помощи пороха был пробит проход в помещение над камерой Веллингтона (Вайс назвал новую камеру в честь лорда Нельсона)— Она тоже оказалась пустой, а ее пол покрывала загадочная черная пыль. Вайс сообщил, что нашел «несколько отметок каменотесов, нанесенные красной краской на стены, особенно с западной стороны». Все это время мистер Хилл посещал вновь открытые помещения — якобы для того, чтобы написать в них (как?) имена Веллингтона и Нельсона. Двадцать седьмого апреля мистер Хилл — не Перринг и не Мэш — скопировал отметки. Надписи, обнаруженные в камере Нельсона (но не Веллингтона), Вайс приводит в своей книге (рис. 145а).

7 мая был пробит ход в еще одну камеру, расположенную над камерой Нельсона, — это помещение Вайс назвал в честь леди Арбутнот В его дневнике нет упоминаний об отметках, хотя впоследствии они обнаружились здесь в большом количестве. Удивительным в этих отметках было то, что среди них часто попадались картуши, которые могли означать лишь имена царей (рис. 145б). Неужели Вайс наткнулся на надпись с именем фараона, который построил пирамиду?

1.jpg

18 мая доктор Уолни обратился с просьбой «получить копии надписей, найденных в Великой пирамиде, чтобы отослать их мистеру Росселини», египтологу, специализировавшемуся на расшифровке имен фараонов. Вайс категорически отверг эту просьбу.

На следующий день в сопровождении лорда Арбутнота, мистера Бретеля и мистера Рейвена Вайс вошел в камеру леди Арбутнот, и все четверо «сравнили рисунки мистера Хилла с надписями каменщиков в Великой пирамиде, засвидетельствовав точность копирования». Вскоре после этого была обнаружена последняя сводчатая камера, а в ней еще надписи, в числе которых были и царские картуши. Затем Вайс отправился в Каир и доставил в британское посольство заверенные свидетелями копии надписей на камнях, чтобы их официально отправили в Лондон.

открыть спойлер
Он выполнил свою миссию: обнаружил ранее неизвестные камеры и подтвердил принадлежность Великой пирамиды. Внутри обнаруженных в пирамиде картушей было написано имя фараона: Х-у-ф-у

146.jpg

Об этом открытии и сегодня написано во всех учебниках.

Находки Вайса имели огромное значение и были быстро признаны, поскольку он поспешил получить подтверждение их подлинности из Британского музея в Лондоне.

Точно неизвестно, когда именно сделанные мистером Хиллом копии попали в музей и когда Вайс получил заключение специалистов, но он включил это заключение (подписанное экспертом по иероглифическому письму Сэмюэлом Бирчем) в свои записки, датированные 27 мая 1837 года. На первый взгляд тщательный анализ подтвердил предположения Вайса. Имена на картушах можно было интерпретировать как различные варианты имени Хуфу, что подтверждало свидетельство Геродота, который называл Хеопса строителем Великой пирамиды.

Однако вполне понятное волнение заслонило многочисленные оговорки в заключении Британского музея. В нем также содержался ключ, позволивший нам предположить подлог: грубая ошибка фальсификатора.

Начнем с того, что мистер Бирч не был уверен в написании и шрифте многих меток. «Знаки или иероглифы, нанесенные скульптором или каменщиком красной краской на камнях камер Великой пирамиды, по всей видимости, являются метками каменотесов, — отмечает он в первом параграфе своего заключения. — Несмотря на то что эти знаки не очень разборчивы, поскольку написаны наполовину иератическим, или линейно-иероглифическим, письмом, они представляют значительный интерес».

Озадачило мистера Бирча то обстоятельство, что надписи, предположительно относившееся к началу Четвертой Династии, были выполнены шрифтом, который начал появляться лишь по истечении нескольких сотен лет. Для написания иероглифов, которые зародились как пиктограммы — «рукописные картинки», — требовался навык и долгое обучение, и поэтому со временем в коммерческих записях им на смену пришло более простое и быстрое линейное письмо, которое часто называют иератическим. Таким образом, иероглифические знаки, обнаруженные Вайсом, относились к другому периоду. Кроме того, они были плохо различимы, и мистер Бирч с большим трудом прочел их: «Значение иероглифов, следующих за родовым именем в той же строке, что и картуш, не очень понятно… Значки после имени очень неразборчивы». Многие из символов показались ему «очень похожими на иератические» — то есть они относились к гораздо более позднему периоду, чем наполовину иератические. Некоторые из значков были необычными и не встречались ни в одной из надписей, найденных на территории Египта: «За картушем Суфиса (Хеопса), — писал Бирч, — следует иероглиф, аналог которому найти крайне затруднительно». Другие символы также с трудом поддавались идентификации.

Мистер Бирч был также озадачен «странной последовательностью символов» в самой верхней сводчатой камере (названной Вайсом «камерой Кэмпбелла»). Здесь иероглиф, обозначавший понятие «хороший, изящный», использовался в качестве числительного — такое его употребление встречалось впервые. Эти необычные числа предположительно должны были означать «восемнадцатый год» (правления Хуфу).

Не менее загадочными показались ему и символы, следовавшие непосредственно за картушем. Бирч предположил, что это один из титулов фараона, такой, как «повелитель Верхнего и Нижнего Египта». Единственным аналогом этих иероглифов был «титул, обнаруженный на крышке саркофага супруги Амасиса» из династии Саисских царей. Бирч даже не счел нужным подчеркнуть, что фараон Ама-сис правил в шестом веке до нашей эры — через две тысячи лет после фараона Хуфу!

Таким образом, автор сделанных красной краской надписей использовал метод письма (линейный), шрифты (частично иератический и иератический1) и титулы, относящиеся к различным периодам истории Египта, причем не совпадающие с эпохой правления Хуфу, а более поздние. Грамотностью он тоже не блистал: многие иероглифы нечеткие, неполные, находятся не на месте, неправильно используются или вообще неизвестны.

(Год спустя анализировавший эти надписи известный немецкий египтолог того времени Карл Рихард Лепсиус тоже высказывал удивление, что они «были нанесены кистью в виде скорописи и очень напоминают иератические знаки». Некоторые из иероглифов, стоящие после картушей, заявил Лепсиус, абсолютно неизвестны, и он не в состоянии объяснить их.)

Переходя к главному вопросу, относительно которого он должен был высказать свое мнение — личности фараона, имя которого указывается в надписях, — Бирч сделал сенсационное заявление. В надписях, найденных внутри пирамиды, встречаются два царских имени, а не одно!

Возможно ли, чтобы одну пирамиду строили два фараона? И кто они в таком случае?

Сэмюэл Бирч сообщал, что два царских имени, встречавшиеся в надписях, известны египтологам: «Они были найдены в гробницах чиновников, служивших царям этой династии», то есть Четвертой Династии фараонов, которым и приписывали сооружение пирамид в Гизе. Один картуш (рис. 146а) тогда был прочитан как «Суфу» или «Шуфу», а другой (рис. 146б), включавший в себя иероглиф овна, как «Сенехуф» или «Сенешуфу».

Пытаясь проанализировать значение имени со значком овна, Бирч отмечает, что «картуш аналогичен тому, который впервые встречается в камере Веллингтона и был опубликован мистером Уилкинсоном в «Mater. Hieroglyph.», a также мистером Роселлини, прочитавшим фонетические элементы, составляющие имя «Сенешуфо»; по предположению мистера Уилкинсона это имя означает «брат Суфиса».

Египтологи приняли теорию, что фараон мог закончить строительство пирамиды, начатое его предшественником (как в случае пирамиды в Медуме). Не этим ли обстоятельством объясняется присутствие двух царских имен в одной пирамиде? Вполне возможно — но не в данном случае.

Невозможность такого объяснения обусловлена расположением различных картушей (рис. 147). Картуш, якобы принадлежащий строителю пирамиды — то есть Хеопсу/Хуфу, — был найден только в самой верхней камере, получившей название камеры Кэмпбелла. Несколько картушей со вторым именем (современные специалисты читают его как «Хнемхуф») встречаются в камере Веллингтона и в камере леди Арбутнот (в камере Нельсона вообще нет картушей). Другими словами, в нижних камерах присутствует имя фараона, который жил и царствовал после Хеопса. А поскольку пирамиду можно строить только снизу вверх, то расположение картушей означает, что Хеопс, занимавший престол до Хафры, закончил пирамиду, начатую его предшественником. Но это невозможно.

147.jpg

Допустив, что оба имени могли относиться к фараонам, которые в древнем Списке Царей именуются как Суфис I и Суфис II, Бирч попытался разрешить проблему при помощи гипотезы, что оба имени принадлежали Хеопсу — одно было его личным именем, а другое родовым именем. Тем не менее он пришел к выводу, что «присутствие этого (второго) имени в метках каменотесов внутри Великой пирамиды является дополнительным препятствием» — наряду с другими, затрудняющими понимание надписей.

Загадка «второго имени» все еще была не решена, когда полвека спустя самый известный из английских египтологов, Флиндерс Петри, приступил к обмеру пирамид. «Самая вредная теория, касающаяся этого царя (Хнемхуфа), состоит в его отождествлении с Хуфу», — писал Петри в своей работе «Pyramids and Temples of Gizeh», приведя многочисленные аргументы, позволившие и другим ученым высказаться против этой теории. Петри продемонстрировал, что по целому ряду причин эти два имени не могут принадлежать одному правителю. Почему же тогда они встречаются в одной и той же пирамиде? Петри полагал, что единственное правдоподобное объяснение заключается в том, что Хеопс и Хафра какое-то время были соправителями страны.

2.jpg

Никаких доказательств предположения Петри найдено не было, и почти через сто лет после открытия Вайса Гастон Масперо писал, что «присутствие двух картушей, Хуфу и Хнем-хуфу, на одних и тех же памятниках вызывает недоумение у египтологов» («The dawn of Civilization»). Несмотря на многообразие предложенных решений, ответа на эту загадку все еще нет.

Уникальность пирамид Гизы — помимо всего прочего — состоит в полном отсутствии всяких надписей и украшений. Исключение составляют надписи, обнаруженные Вайсом. В чем причина их появления? Если каменотесы не постеснялись оставить надписи красной краской на каменных блоках в замурованных помещениях над камерой Царя, то почему эти надписи отсутствовали в первой камере, открытой Дэвисоном в 1765 году, а обнаружились только в камерах, открытых Вайсом?

Кроме надписей, о которых сообщил Вайс, в различных помещениях пирамиды были обнаружены настоящие отметки строителей — установочные линии и стрелки. Все они нарисованы так, как и следовало ожидать, то есть в правом верхнем углу блоков; при строительстве у помещения еще не было перекрытий, и ставивший метки работник мог сделать это без помех. Однако все надписи — поверх и вокруг отметок строителей (рис. 145) — нанесены вертикально или перевернуты, как будто их автор скрючился в низкой камере (высота камеры леди Арбутнот варьируется в пределах от одного фута четырех дюймов до четырех футов пяти дюймов, а камеры Веллингтона — от двух футов двух дюймов до трех футов восьми дюймов).

Картуши и царские титулы, написанные на стенах камер, были неточными, грубыми и чрезвычайно крупными. Длина большинства картушей составляла от двух с половиной до трех футов, а ширина — примерно фут, причем они занимали наиболее доступную часть каменных блоков, как будто рисовавшему их человеку требовалось все свободное пространство. Они резко контрастируют с точностью, изяществом и удивительной пропорциональностью древних египетских иероглифов, встречающихся в настоящих пометках каменщиков, которые были найдены в тех же помещениях.

За исключением нескольких меток в углу восточной стены камеры Веллингтона, на восточных стенах других камер не было найдено ни надписей, ни других символов — только несколько ничего не значащих линий и фрагмент контура птицы в восточной части свода камеры Кэмпбелла.

Это странно — особенно с учетом того, что Вайс проник в эти помещения именно с восточной стороны. Неужели древние строители предвидели, что Вайс пробьет именно восточные стены, и поэтому не делали на них никаких надписей? Или отсутствие надписей означает, что их автор предпочитал писать на неповрежденных северных, южных и западных стенах, а не на разбитых восточных?

Другими словами, не могла ли загадка иметь следующее решение: надписи были сделаны не в глубокой древности, при постройке пирамиды, а после того, как Вайс пробил дорогу в камеры?

Атмосфера, окружавшая деятельность Вайса в те беспокойные дни, лучше всего характеризуется самим полковником. Главные открытия были сделаны вокруг пирамид, а не внутри. В гробнице Кэмпбелла, найденной ненавистным Кавильей, сохранились не только артефакты, но также отметки каменотесов и написанные красной краской иероглифы. Вайс уже отчаялся совершить открытие. В конце концов он обнаружил ранее неизвестные камеры, однако они явились лишь копией предыдущей (камеры Дэвисона) и были абсолютно пусты. Какой результат принесли все его материальные затраты и усилия? За что его будут уважать и помнить?

Из дневников Вайса нам известно, что он отправил мистера Хилла написать в камерах имена победителей Наполеона, герцога Веллингтона и адмирала Нельсона. Мы подозреваем, что ночью мистер Хилл проник в пирамиду, чтобы «окрестить» ее картушами предполагаемого древнего строителя.

«Два царских имени, — указывал Бирч в своем отзыве, — уже встречались в гробницах чиновников, служивших царям этой династии». Ремесленники фараона, разумеется, знали правильное написание имени своего правителя. Однако в 30-х годах девятнадцатого века египтология находилась в зачаточном состоянии, и никто не мог с уверенностью утверждать, какими иероглифами пишется имя фараона, которого Геродот называл Хеопсом.

Таким образом, мы подозреваем, что мистер Хилл — вероятно, один и, вне всякого сомнения, ночью — проник в только что открытые помещения. При свете факела он сел на корточки и согнулся под низким потолком, пытаясь красной краской скопировать иероглифы с какого-то источника; на неповрежденных стенах он нанес показавшиеся ему подходящими метки. В конечном итоге в камере Веллингтона и камере леди Арбутнот он сделал ошибку в имени фараона.

Какие же иероглифы должен был нарисовать Хилл — с учетом того, что в окружающих Великую пирамиду гробницах эпохи Четвертой Династии встречалось множество имен правителей Египта? Не имея опыта в написании иероглифов, он, по всей видимости, взял с собой книгу, с которой срисовывал знаки. Единственная книга, название которой постоянно встречается в записях Вайса, это «Materia Hieroglyphica» сэра Джона Гарднера. Как указывалось на титульном листе книги, она предназначалась для того, чтобы познакомить читателей с египетским пантеоном, а также преемственностью фараонов с древнейших времен до завоевания Египта Александром Великим. Эта работа была опубликована в 1827 году — за девять лет до «атаки» Вайса на пирамиды — и служила для египтологов стандартным справочником.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 66 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Текущее время: 21 окт 2020, 05:57

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron