К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 26 сен 2018, 06:39

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
Сообщение №31  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:36 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
продолжение..

Книга третья

Философский камень

Ревнивый или великодушный?



“Ревнивым” называют алхимика, который умышленно дает только ложные сведения о своем искусстве; напротив, «великодушным» является тот, кто сообщает о магистерии нечто достоверное. Таким образом; изучающий алхимию должен прежде всего определить, принадлежит ли то или иное сочинение автору «ревнивому» или «великодушному»; но с первого взгляда это сделать довольно трудно. Вообще говоря, существует два типа работ, посвященных алхимии. В одном случае писатель сразу декларирует, что все утверждения герметических философов ложны и, следовательно, создание философского камня представляет собой обычное мошенничество; в другом случае, именуя себя «поклонником науки» или «посвященным» и исходя из предписанных традицией запретов, писатель заявляет, что считает невозможным распространять какие бы то ни было сведения о Деянии, поскольку это и бесполезно, и опасно. Однако некоторые из числа последних авторов, желая несомненно показать себя «великодушными», прибегают к приему, который иcпользовал Дом Пернети в своем «Мифо-герметическом словаре» («Dictionnaire mytho-hermetique»): они подбирают цитаты из лучших трактатов и объединяют их в рубрики, посвященные первичной материи, тайному огню, философской ртути, воде мудрецов и т. д. Очевидно, что подобные цитаты, вырванные из контекста и позаимствованные из сочинений очень разных авторов, в конечном счете приводят несчастного ученика в полное замешательство; сверх того, этот прием небезопасен, поскольку с помощью подобранных цитат читателя подталкивают к неверным выводам: я сам знаком с двумя книгами, в которых даются четкие определения первичной материи, — «к несчастью эти определения совершенно различны.

Я намерен двинуться дальше, поскольку мы достигли эпохи «откровения». Слово «revelation» происходит от латинского re-velare, что означает снимать покров (а не одевать покровом, как утверждают некоторые). Мне кажется, пресловутая необходимость хранить тайну — дело прошлых времен, и я полностью солидарен с мнением Райможа Абельо, который превосходно решает проблему в своем предисловии к трактату «Золото тысячного утра» («L’Or du millieme matin»): «В Книге Притчей Соломоновых говорится: «Слава Божия — облекать тайною дело, а слава царей — исследовать дело.[72] Что же сказать тогда по поводу знаменитой тайны, которую необходимо хранить, ибо во всех сочинениях постоянно звучат угрозы тому, кто осмёлится ее раскрыть? Величайшее разочарование приносят эти пособия по эзотеризму, авторы которых дают нам понять что знают куда больше, чем говорят, но упорствуют в молчании, потому что мы их доверия не достойны, Возникает желание ответить им: «Зачем вы пишете книги? Занимайтесь втайне вашей тайной наукой и не тратьте красноречие свое на нас». И мы готовы даже произнести хорошо известное непочтительное изречение: «Кто умеет делать — делает, а кто не умеет — учит». В сущности, этот запрет, ставший обязательным в силу какого-то невразумительного закона, представляется нам недоразумением. Мы живем в фаустовскую эпоху, которая отвергает догматические запреты и приветствует риск во всех сферах. Да и что это за «мудрость», если высшим критерием для нее служит вульгарное понятие опасности? В конечном счете, наилучшей защитой всегда является сложность самого предмета».

открыть спойлер
Посмотрим теперь, какие доводы могут предъявить сторонники «закрытости» алхимических познаний. Здесь я уступаю слово Бернару Юссону — «поклоннику науки», с которым мы уже встречались. Его мнение имеет особый вес: ведь он сам целых два года работал в лаборатории. «Как мы убедились, великие адепты XV–XVI веков точным, ясным и внятным языком описывали изготовление и очистку небольшого числа субстанций, которые служили исходной базой для их дальнейших опытов, но не были, если называть вещи своим именами, объектом исследования. Начиная с XVII века авторы стали намеренно смешивать два понятия, поскольку труды предшественников и живущих в одно с ними время химиков избавили их от необходимости повторять уже сформулированные указания (которые, строго говорч, не обязательно относились к алхимическому Деянию и обычно приводились в качестве примера). Эти авторы использовали покров либо аллегорический (методом транспозиции) либо символический (путем: перевода: в другой план существования}, что заставляло большинство людей думать, будто «алхимическая тайна» сводится к знанию определенных неорганических субстанций, подвергаемых манипуляциям, и к знанию этих манипуляций. На подобная «тайна», очевидно, раньше или позже неизбежно будет раскрыта. Зачем же сейчас с важным видом хранить молчание или даже проявлять сдержанность? Нет, для алхимиков, сохраняющих верность традиции, это отнюдь же ребячество, а дело чести. В какой-то мере это напоминает поведение древних, которые не выдавали «тайну» Элевсинских мистерий, хотя эта, так называемая «тайна», была известна едва ли не всем, ибо к числу посвященных относились все сколько-нибудь заметные люди. Другой пример подобной тайны — «долг» того или иного братства: если некоторые и выбалтывают его, то остальные свято «хранят» секрет из уважения к его безупречной чистоте» («Два алхимических трактата века» — «Deux traits alchimiques du XIX-e siecle»

Может ли удовлетворить нас такой ответ? Разумеется, нет, так как Бернар Юссон признает, что страшная тайна заключается вовсе не в том, какие вещества используются в алхимическом Деянии. И Раймон Абельо совершенно справедливо отмечает, что алхимия сама по себе защищена от профанации ввиду необыкновенной сложности магистерии. Как мы увидим, знание используемых в Деянии материалов — условие действительно необходимое, но отнюдь не достаточное для создания философского камня. В этом алхимия коренным образом отличается от химии и любой другой науки, где всегда возможно, при соблюдении нужных условий, повторение опыта. Ничего подобного в алхимии нет, скажем это прямо; искусство это родственно земледелию, ибо материя взращивается до более высокой ступени совершенства — если угодно, до определенной стадии созревания. С другой стороны, алхимия родственна — не побоимся этого слова — кулинарии: манипуляции алхимика не имеют ничего общего с «опытами» химика, но зато чрезвычайно похожи на «фокусы» булочника-кондитера, который знает, сколько нужно положить дрожжей, чтобы тесто поднялось, однако в неудачный для себя день может напрочь запороть выпечку или сжечь печь. Поэтому я не вижу никаких разумных оснований и дальше препятствовать публике, равно как и ученым, знакомиться с тайными материалами Деяния. Бернар Юссон, которому я изложил свою точку зрения, ответил мне примерно так: «Я получил устную информацию, не подлежащую распростр-нению. Для меня умолчание является образом жизни». Такой ответ был приемлем для него, но для меня не годился. И я намерен теперь изучить вместе с вами разнообразные субстанции, составляющие алхимическую магистерию, чтобы перейти затем к изучению способов практического создания камня. Разумеется, я должен сделать здесь ту же оговорку, что и Жак Бержье, которому принадлежит следующее уточнение: «Я высказываю лишь свое собственное мнение. Я не прошел инициацию и не вхожу ни в одно тайное общество, но алхимию я изучал почти сорок лет. У меня есть в этой сфере знакомые. Я принимал участие в некоторых опытах». Хотя продолжительность моих занятий герметическим искусством составляет всего около двенадцати лет, что относительно недолгий срок для столь сложного предмета, кое-какие выводы мне удалось сформулировать.

Во-первых, я прочел все, что было сказано о веществах, участвующих в Деянии, авторами, которые сами не были «поклонниками науки». Изложу вкратце их суждения. Луи Фигье: «Две субстанции играют роль семени: обыкновенное золото являет собой мужское начало, а ртуть философов, называемая также первым агентом — женское начало… Единственная трудность в изготовлении философского камня состоит в том, чтобы получить ртуть философов. Как только этот агент найден, все становится, как мы уже убедились, чрезвычайно простым… Однако изготовление этой ртути — задача совсем не легкая. Все алхимики признают, что найти ее — выше человеческих способностей, и достичь цели можно лишь с помощью божественного откровения или благодаря дружбе с адептом, получившим, в свою очередь, дар от Бога». Затем Фигье перечисляет ряд субстанций, в которых, как он говорит, алхимики искали свою ртуть. При чтении этого текста становится ясно, что автор наш путает ртуть философов и философскую ртуть; считает золото первичной материей Деяния; верит, что магистерию легко осуществить, если использовать нужные субстанции; наконец, смешивает суфлеров и адептов, тогда как первые не знали, какие субстанции следует использовать. Итак, мы можем сделать вывод, что Луи Фигье не слишком продвинулся в своих исследованиях практической реализации Деяния. Сверх того, алхимию он считал занятием пустым и обреченным на неудачу.

Обратимся теперь к точке зрения Альбера Пуассона: «Материя Великого Деяния состояла из золота и серебра, соединенных с ртутью и обработанных особым образом. Золото брали как богатое серой, серебро — как содержащее очень чистую ртуть, жидкая ртуть же играла роль соли, третьего члена союза. Эти три субстанции, приготовленные должным образом, помещались в стеклянную реторту — тщательно закупоренное философское яйцо, которое нагревалось затем в печи, получившей название атанор». Был ли искренен Пуассон, когда писал эти строки? Ведь он сам работал в лаборатории и погубил там свое здоровье, скончавшись совсем молодым от туберкулеза. Я склонен полагать, что он сознательно избрал роль «ревнивого», ибо не мог ошибаться до такой степени. Посмотрим теперь, что говорит современный автор Серж Ютен в книге «Алхимия»-вышедшей в серии «Que sais-je?»: «Золото и серебро (иногда к ним добавляли жидкую или обыкновенную, ртуть, которая считалась очень богатой солью, скрытым влиянием, призванным объединить «двух сестер-врагов», серу и ртуть) представляют собой удаленную материю камня. Но их нельзя было использовать сразу, такими, какие они есть: их следовало очистить так, чтобы они стали близкой материей магистерии, то есть смесью извлеченной из золота серы и извлеченной из серебра ртути (правда, некоторые авторы утверждают, что природное золото можно не подвергать очистке). Затем начиналась серия операций с целью добыть из золота и серебра, двух совершенных металлов, две противоположные субстанции. «Золото является самым совершенным из всех металлов: это отец нашего камня, но это еще не материя; материей камня является содержащееея в золоте семя» (Филалет, «Источник химической философии» — «Fontaine de la philosophie chymique»). Вполне понятно, что Серж Ютен, никогда не работавший в лаборатории, излишне доверился авторитету Пуассона и тенденциозным высказываниям Филалета. Последний совершенно правильно говорит, что семя золота является материей камня, но из этого отнюдь не следует, что семя нужно извлекать из самого золота.

Гийом Сальмон, эрудированный автор книги «Библиотека химических философов» (Bibliotheque des Philosophes Chimiques), сам был алхимиком. Но он излагал основные принципы магистерии не на основе своего опыта, а как историк герметической науки. Послушаем его: «Вот каким образом, по утверждению философов, это делается. Ртуть философов (которую они называют женским началом) соединяется и сплавляется с очень чистым золотом (мужское начало) в виде тонких листочков или стружки; затем все это помещается в философское яйцо (небольшую реторту овальной формы. которую следует герметически закупорить, чтобы материя не испарялась); яйцо ставится в наполненную золой миску, которую затем помещают в печь; ртуть, нагретая жаром своей внутренней серы, который усиливается благодаря огню, разведенному снаружи и постоянно поддерживаемому в нужной пропорции и температуре, так вот, повторяю, эта ртуть без усилия растворяет золото и разделяет его на атомы».

В этих нескольких строках выражена вся суть высказывания искреннего и одновременно «ревнивого». Ибо то, что говорит Сальмон, верно лишь для определенной фазы магистерии, а именно для его последней стадии, тогда как автор утверждает, будто речь идет о начальной стадии Деяния. Сверх того, он не уточняет, что следует понимать под «ртутью философов» и «золотом», — и., следовательно, обманывает читателя, ни в чем не солгав.

Рассмотрим теперь точку зрения Жака Бержье, Как мы видели, среди непосвященных авторов он обладает самыми обширными алхимическими познаниями. И действительно, описанный им modus operandi наиболее близок к истине — по крайней мере, в сравнении с известными мне трудами других наших современников. Я не хочу сказать, что он в самом деле дает «рецепт», но операции, которые он описывает и — вполне внятно — объясняет, в значительной степени приближают нас к реальной магистерии и, следовательно, могут послужить основой для критического анализа традиционных сочинений. «Сейчас мы попытаемся, — пишет он, — точно описать последовательность действий алхимика. Мы не претендуем на то, чтобы представить алхимический метод во всей его полноте, однако

полагаем, что наши наблюдения над этим методом представляют определенный интерес. Мы не забываем о том, что высшей целью алхимии является трансмутация самого алхимика, и все его манипуляции призваны осуществить «освобождение духа». Именно по поводу этих манипуляций мы и собираемся сообщить кое-что новое,

Сначала алхимик в течение многих лет занимается расшифровкой старых текстов, в которых «читатель вынужден блуждать, как в закоулках лабиринта, откуда не выберется никогда, ибо не обладает нитью Ариадны, которая могла бы вывести его на верную дорогу, а без этой нити обречен он погрузиться в небывалое умственное смятение». Благодаря терпению, смирению и вере алхимику удается отчасти понять смысл этих текстов. На этой ступени он может приступить к реальным алхимическим опытам. Мы сейчас опишем эти опыты, но нам не хватает одной детали. Мы знаем, что происходит в лаборатории алхимика. Мы не ведаем, что происходит в самом алхимике. Возможно, что это все взаимосвязано.

Наш алхимик начинает с того, что готовит в агатовой ступке однородную смесь из трех компонентов. Первый, составляющий девяносто пять процентов смеси, является минералом: это, например, мышьяковистый пирит, минерал железа с примесями мышьяка и сурьмы. Второй — металл: железо, свинец, серебро или ртуть. Третий — кислота органического происхождения, то есть винная или лимонная. Ему предстоит вручную растирать и соединять эти компоненты в течение пяти или шести месяцев. Затем он нагревает все в тигле. Постепенно увеличивая температуру, он завершает эту операцию примерно через десять лет. Ему следует быть очень осторожным. При нагревании выделяются токсичные газы: пары ртути и особенно мышьяковистый водород, который убил многих алхимиков в самом начале их трудов.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №32  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:37 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Затем он растворяет содержимое тигля в кислоте. Именно в поисках растворителя алхимики былых времен открыли уксусную, азотную и серную кисло ту. Растворение должно происходить при поляризованном свете: либо при слабых лучах солнца, отраженных зеркалом, либо при свете луны. Сегодня известно, что поляризованный свет вибрирует в одном направлении, тогда как обычный свет вибрирует вокруг оси во всех направлениях.

Затем он испаряет жидкость и вновь нагревает твердое тело. Эту операцию ему придется проделывать много тысяч раз в течение нескольких лет. Почему? Мы не знаем. Возможно, ему нужно дождаться момента, когда совпадут наилучшие условия: космические лучи, магнитное поле Земли и т. д. Возможно, нужно дождаться, чтобы в глубинных структурах материи накопилась «усталость», но об этом мы тоже ничего не знаем. Алхимик говорит о «святом терпении», о медленной концентрации «универсального духа». Наверняка, за этими почти религиозными терминами стоит нечто иное…

Продолжим наше описание: через несколько лет, посвященных однообразной работе, которая не прерывается ни днем, ни ночью, алхимик приходит к выводу, что первая фаза завершена. Тогда он добавляет к смеси окислитель: например, калиевую селитру (Отметим, что некоторые изотопы калия являются сами по себе слегка радиоактивными.) В тигле у него находятся сера, извлеченная из пирита, и уголь, извлеченный из органической кислоты; Сера, уголь и нитрат: именно в ходе подобных опытов древние алхимики открыли порох.

открыть спойлер
Он снова начинает растворять и нагревать, не делая никаких перерывов, и так продолжается несколько месяцев, а то и лет. Он ждет знака. Относительно природы этого знака в алхимических сочинениях высказываются разные точки зрения, хотя многие из описанных явлений вполне могли иметь место. Знак возникает в момент растворения. Для некоторых алхимиков — это появление на стенках сосуда кристаллов в форме звезды. Для других — слой окиси на поверхности раствора, который затем разрывается, открывая сверкающий металл, где словно бы отражаются, в уменьшенном изображении, Млечный Путь или созвездия.

Получив знак, алхимик извлекает смесь из тигля и «оставляет ее для созревания», без доступа воздуха и влаги, вплоть до первых дней ближайшей весны. Когда он приступит к следующим операциям целью их будет то, что в старых книгах называл «подготовкой сумерек».

Смесь помещается в прозрачный сосуд из чистейшего стекла, закупоренный особым образом. Имеется совсем немного указаний относительно этого закупоривания, которое называется Гермесовым, или герметическим, Теперь работа заключается в том, чтобы нагревать сосуд, с величайшей осторожностью повышая температуру. Смесь в закупоренном сосуде по-прежнему состоит из серы, угля и нитрата. Ее следует довести до раскаленного состояния, избегая взрыва. Множество алхимиков погибли в ходе этой операции или получили серьезные ожоги. Взрывы отличаются поразительной силой, а температура становится такой высокой, что с точки зрения логики это трудно объяснить.

Целью этой операции является создание в сосуде «'Эссенции» или «флюида» — алхимики иногда, называют их «крылом ворона»…

Алхимик… нагревает сосуд, дает ему остыть, снова нагревает, так продолжается в течение нескольких месяцев или лет. Сквозь кварцевое стекло он наблюдает за вызреванием того, что именуется обычно «алхимическим яйцом» — это смесь, превратившаяся в сине-черную жидкость. Наконец он открывает свой сосуд в темноте, когда светится лишь эта мерцающая субстанция. При соприкосновении с воздухом мерцающая жидкость отвердевает и разделяется на элементы.

Алхимик получает совершенно новые вещества, которые не встречаются в природе и обладают всеми свойствами чистых химических элементов — иными словами, расчленить их при помощи химических способов невозможно.

Итак, наш алхимик открыл свой сосуд из кварцевого стекла и получил — при охлаждении мерцающей жидкости в контакте с воздухом — один или несколько новых элементов. У него остается ещё шлак. Этот шлак он будет промывать в трижды дистиллированной воде на протяжении нескольких месяцев. Затем он поместит эту воду в такое место, куда не проникает свет и не меняется температура. Эта вода обладает необыкновенными химическими и целебными свойствами. Это — универсальный растворитель м легендарный эликсир долгой жизни — эликсир Фауста…

Итак, у нашего алхимика имеется теперь некото-рое количество не встречающихся в природе простых веществ и несколько флаконов с алхимической водой, обладающей свойством значительно продлевать жизнь, омолаживая ткани.

Вот тут он попытается создать из полученных элементов новые комбинации. Он смешает их в своей ступке и расплавит на медленном огне, используя катализаторы, о которых в текстах говорится очень туманно. Эта работа займет у него ещё несколько лет.

Уверяют, будто тогда он получит субстанции, совершенно неотличимые от известных металлов, в частности, металлов — проводников тепла и электричества. Это будет алхимическая медь, алхимическое серебро, алхимическое золото… Другие же, порожденные алхимическими опытами субстанции будут еще более удивительными. Одна из них будет растворяться в стекле при низкой температуре и до момента плавления его. Субстанция эта при соприкосновении со слегка размягченным стеклом проникнет внутрь, придав ему рубиновый цвет с фиолетовым свечением в сумраке. Если же измельчить такое изменившееся стекло в агатовой ступке, то получится порошок, который в алхимических книгах и называется «порошком проекции» или «философским камнем» (Луи Пауэлл и Жак Бержье, «Заря магов».[73]

Написавший эти строки человек явно работал в лаборатории и достиг определенной стадии в осуществлении магистерии. Отдельные неточности в дета лях — например, о моменте введения калиевой селитры или о фазе создания универсального снадобья — показывают, что наш экспериментатор не сумел реализовать Великое Деяние полностью; впрочем, Бержье этого о себе никогда и не говорил. Однако, с учетом всех необходимых оговорок, я считаю этот текст главным руководством для тех, кто решил изучать алхимию: прочитав его, он сможет перейти к традиционным трактатам, поскольку обретет «нить Ариадны», которая не позволит ему сбиться с пути.

Теперь, когда у нас имеется прочная и вполне надежная исходная база, мы можем наконец подступиться к основополагающим понятиям и раскрыть реальное химическое содержание первичной материи, тайного огня и философской ртути.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №33  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:38 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Объект мудрецов


ПЕРВИЧНАЯ МАТЕРИЯ

«Есть минерал, известный настоящим ученым, которые скрывают его в своих трудах под различными названиями. В нем содержится в изобилии элементы устойчивости и изменчивости».

Так говорит алхимик Ле Бретон в своей книге «Ключи к спагирической философии» («Les Cles de la philosophie spagirique»), тем самым присоединяясь к мнению всех прочих философов, которые в этом отношении проявляют полное единодушие: в природе существует некое единственное в своем роде вещество — это и есть объект мудрецов, иными словами, первичная материя магистерии. Обратимся за некоторыми разъяснениями к тем адептам, о которых точно известно, что им удалось создать философский камень. Так, Космополит в трактате «Новый свет химии» («La Nouvelle Lumiere chymyque») указывает: «Это камень и не камень; его называют камнем из-за сходства; во-первых, потому, что в руднике предстает он поначалу истинным камнем, когда его извлекают из недр земли, это субстанция, твердая и сухая, которую можно расколоть на куски и растереть в порошок, как и камень. Во-вторых, потому что после уничтожения формы его, а это не что иное, как зловонная сера, каковую необходимо прежде всего устранить, и после разрушения тех частей, что были составлены и соединены природой, необходимо обратить его в субстанцию единственную в своем роде, проварив на медленном огне согласно законам природы и сделав камнем несгораемым, не подвластным огню, плавким, словно воск: сие может произойти лишь тогда, когда обретет он универсальность свою». С другой стороны, поскольку все философы утверждают, что субстанцию эту нужно искать среди металлов, которые превосходят прочие вещества своим совёршенством и одни лишь способны даровать философскому камню трансмутационную силу, вышеприведенному тексту вполне можно дать следующее толкование: объект мудрецов — это минерал какого-то металла.

В «Беседах короля Калида и философа Морьена» («Entretiens du roi Calid et du philosophie Morien») мы находим такое уточнение: «Это камень низменный, черный, зловонный; он почти не стоит ничего; довольно тяжел… он — откровение и открытие для того, кто его ищет». В книге «Свет, выходящий из тьмы» («La Lumiere sortant des tenebres») мы читаем: «Материя эта уникальна, и бедные повсюду владеют ею так же, как богатые. Всем она известна, но никто ее не знает. В невежестве своем профан смотрит на нее, словно это грязь, или же продает по низкой цене, тогда как бесценна она для истинных философов». Эжен Канселье в предисловии к «Философским приютам» проговаривается: «С нашей стороны не будет слишком большой неосторожностью рассказать, как Фюльканелли поведал нам, что более двадцати лет потратил на поиски этого золота мудрецов, хотя оно всегда было рядом с ним, под рукой и перед глазами. Услышав это искреннее признание, исполненное смирения и даже раскаяния, мы на какой-то момент смутились. Но, по правде говоря, пример Фюльканелли — вовсе не исключение».

открыть спойлер
Итак, речь идет о минерале и минерале самом обычном. Не будем обольщаться указанием на его малую коммерческую стоимость: с того времени, как были написаны некоторые из трактатов, цены значительно изменились. С другой стороны, это позволяет нам отвергнуть всякие поползновения отождествить материю с любым из настоящих металлов — будь то золото, серебро или ртуть.

Но какой минерал выбрать? Изучая самые «великодушные» тексты, легко заметить, что многие адепты давали первичной материи имена различных минералов или указывали, что их объект обладает природой того или иного минерала. Я избавлю читателя от обширного выбора цитат и сразу поделюсь выводом, который представляется мне весьма важным откровением, чуть ли не разглашением тайны, поскольку никогда прежде, полагаю, это не формулировалось столь ясно и четко: первичной материей является одна из разновидностей киновари.

Будьте внимательны, я не сказал «киноварь», иными словами, минерал сернистой ртути. Я сказал «одна из разновидностей киновари», а это означает, что объектом мудрецов является сернистое соединение какого-то из металлов. Кстати, именно в связи с этим Космополит упоминает о зловонной сере, которую следует удалить, (Не следует путать обычную серу с «серой философов», также содержащейся в этом минерале.)

Итак, круг поисков сужается, и здесь уместно будет напомнить, что и в средние века, и в эпоху античной древности было известно только семь металлов, к которым следует все же добавить цинк, мышьяк и сурьму. Итак, дано десять сернистых соединений. Мы рассмотрим их по порядку и постараемся определить, не было ли в трудах того или иного философа указаний относительно одного из них. Как мы увидим, подобное действительно случалось, и не раз; но, к сожалению, такой чести удостоилось несколько минералов, и делать выбор нам все равно придется.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №34  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:40 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Киноварь, или сернистая ртуть (HgS).

Название этого минерала — cinabre — происходит от индийского слова, обозначающего кровь дракона; кстати, кровь дракона — одно из самых распространенных наименований объекта мудрецов. Некоторые авторы намекали или даже прямо утверждали, будто сернистая ртуть — это и есть первичная материя, с которой должен работать алхимик. Это выглядит вполне правдоподобным: ведь речь идет о минерале, включающем в себя знаменитые и столь дорогие сердцу философов серу и ртуть. К сожалению, это слишком уж правдоподобно, чтобы быть правдой; стоит прислушаться к доводам Дома Пернети, изложенным в его «Мифо-герметическом словаре»: «Многие химики весьма опрометчиво приняли обыкновенную природную киноварь за материю Деяния философов, хотя из нее можно извлечь лишь обыкновенную ртуть, а киноварь мудрецов есть ртуть сублимированная, очищенная, обладающая устойчивым красным цветом, — такую ртуть называют они серой». А современный алхимик Камала-Джнана в своем «Словаре алхимической философии» (Dictionanaire de philosophie alchimique) указывает: «Киноварь — минерал сернистой ртути, из которого извлекают серу и ртуть для последующей продажи. Эта сера и эта ртуть суть мертвые тела, убитые огнем, что разделил их сплав. Некоторые философы (в частности, Гермес) говорили, что киноварь и есть materia prima,[74] но это следует принимать лишь как «объект для сравнения», ибо к Руднику мудрецов напрямую подступиться нельзя: сходное не есть подобное, одинаковое не есть идентичное». Именно об этом и сказали мы в самом начале: объект мудрецов — это не киноварь, а одна из разновидностей киновари.


Аргентит, или сернистое серебро (Аg2S).

Этот редкий и дорогой минерал можно сразу же исключить. (То же самое относится к золоту.)


Галенит (свинцовый блеск), или сернистый свинец (PbS).

В «Философских приютах» Фюльканелли мы нашли фразу, которая могла бы указывать именно на этот минерал: «Этот символ имеет то же значение, что буква G,[75] седьмая буква алфавита и начальная в обыденном названии объекта мудрецов, изображенного в середине лучистой звезды». Эжен Канселье в своем собственном сочинении «Алхимия» высказывается сходным образом: «Постижение литеры G означает способность добавить к ней недостающие буквы, чтобы получить название грубой материи, столь знакомой и одновременно столь непостижимой. Естественно, на ум сразу приходит галенит, или природный сернистый свинец, единственное достойное прибежище для низкого металла, в пользу которого высказался древнейший философ Артефий, чьи труды нам теперь доступны благодаря безупречному переводу П. Арно, принадлежащего к рыцарству Пуату: «Сурьма прилежит Сатурну, ибо во всём обладает его природой, но эта Сатурнианская Сурьма прилежит и Солнцу, ибо заключает в себе жидкую ртуть, в которую ни один металл, кроме золота, не погружается».

Эти уникальные в своем роде указания представляются мне крайне «ревнивыми», иными словами, нацеленными на то, чтобы увести неофита на ложный путь; ведь все другие философы в своих сочинениях единодушно утверждают, что свинец по природе своей слишком далек от совершенства золота и не может быть возведен на ту ступень, где проявляется совершенство философского камня.[76]


открыть спойлер
Когелит, или сернистая медь (СuS).

На самом деле существует несколько сернистых соединений этого металла, причем некоторые из них включают в себя и железо. Однако алхимики прошлых веков их совершенно не использовали, в алхимических трактатах я не нашел ни единого упоминания о них.


Олово.

Этот металл не имеет природного сернистого соединения, и мне следовало бы исключить его, но, похоже, именно о нем рассуждает Роджер Бэкон в своей книге «Зеркало алхимии». Адепт уточняет, какова природа олова. «Тело это чистое, несовершенное, состоящее из чистой ртути, устойчивой и летучей, блестящей, белой снаружи, красной изнутри, Сера его обладает теми же свойствами. Олову не хватает лишь небольшого нагревания и варки». Далее он добавляет: «Итак, следует выбрать материю, в коей содержится ртуть чистая, светлая, белая и красная, не вполне совершенная соединенная в должных пропорциях, согласно правилам, с серою, во всем ей подобной». Неужели британский монах был более «великодушным», чем его коллеги? Боюсь, что нет, Напротив, он оказался «ревнивым»: ведь, кроме него никто и никогда не высказывался в пользу олова.


Аурипигмент, или трехсернистый мышьяк (Аs4S6).

Многие суфлеры были обмануты великолепным золотым цветом этого сернистого соединения. Кроме того, некоторым из них было известно, что мышьяк играет какую-то роль в магистерии, хотя они не ведали, что это всего лишь философский синоним соли. Именно поэтому аурипигмент часто принимали за объект мудрецов.


Сфалерит (цинковая обманка), или сернистый цинк (ZnS).

Фюльканелли намекал, что это вполне возможно… Однако, как и в случае с галенитом, мэтр стремился запутать следы.


Пирит (серный колчедан), или сернистое железо

В тексте, процитированном в предыдущей главе, Жак Бержье прямо указывает на этот минерал, о котором философы либо ничего не знали, либо отзывались как о веществе, непригодном для Деяния. Может быть, из «ревности»? Бержье признал серный колчедан объектом мудрецов после того, как изучил множество книг и провел серию лабораторных опытов. Занявшись аналогичным исследованием, я тоже убедился по рассеянным там и сям намекам, что железо отнюдь не считалось совсем уж непригодным для Деяния. Например, Фюльканелли пишет в «Философских приютах»: «В силу близости, определяющей глубинное химическое родство этих тел, логично предположить. что одинаковый дух при одинаковых условиях проявится одинаковым образом. Именно так происходит с железом и золотом, очень близкими друг другу. Когда мексиканские рудокопы находят песчаную почву, ярко-красного цвета, которая состоит в основном из окисленного железа, они приходят к выводу, что где-то недалеко есть золото. Поэтому они считают красную землю рудником и матерью золота, лучшим признаком близости золотой жилы. Но факт этот выглядит довольно странным, если учитыватъ физические различия между двумя металлами. Среди известных металлов золото является самым редким, железо, напротив, самым распространенным: оно встречается повсюду, причем не только в глубине земли, где имеются богатые и многочисленные залежи, но и на поверхности… Из всех минералов самым обыденным и самым дешевым считается серный колчедан».

Эта цитата весьма примечательна, поскольку может служить объяснением намеков старых философов, которые писали в более или менее аллегорической, потаенной манере. В частности, мне сразу же вспомнилось одно высказывание Сендивога: «Если выразиться яснее, это наш магнит или, говоря по-другому, наша сталь… Называют ее магнезией, ибо тайной и магнетической силом своей притягивает она сына Солнца в тот самый момёнт, когда перестает существовать». Магнит, сталь — итак, мы опять-таки находимся в царстве железа. Но не будем торопиться с выводами, поскольку нам предстоит изучить последний минерал, у которого также имеются солидные основания претендовать на звание философской материм.


Стибин, или сернистая сурьма (Sb2S3). (Еще одна разновидность стибина — кермезит — иногда указывается либо через слово kermes (хермесовый дуб), либо через аллегорическое изображение этого дерева.)

Следует прежде всего отметить, что в приведенной выше фразе Артефия прямо упоминается сурьма. Вспомним также, что Василий Валентин посвятил целый трактат — «Триумфальная колесница сурьмы» («Char de triomphe de l’antimoine») — именно этой субстанции, а Филалет назвал одно из своих сочинений так: «Опыты по изготовлению философской ртути посредством сплава из железистой звездчатой сурьмы и серебра» («Experiences sur la preparation du mercure philosophique par le regule d’antimoine martial etoile et l’argent»).

Фюльканелли, в свою очередь, изъясняется в «Философских приютах» следующим образом: «Те из наших, кто наиболее постиг традиционную каббалу, были несомненно поражены связью, существующей между словом путь, или дорога, которое изображается иероглифом в форме цифры 4, и минералом сурьмы, или стибином, на который ясно указывает эта топографическая вокабула. Ибо окись сернистого соединения природной сурьмы называлась у греков Στιμμι или Στιβι, а слово Στιβια означает дорогу, тропу, путь, который избирает исследователь (Στιβευζ) или паломник; именно его попирает он ногами (Στειβω). Как старые, так и современные философы не преминули отметить связь, основанную на точном значении этих слов, и силой своего авторитета способствовали распространению пагубной ошибки, а именно: будто бы обыкновенная сурьма и является тем самым загадочным объектом искусства. Досадное заблуждение, непреодолимое препятствие, преодолеть которое не смогли сотни и сотни исследователей». Не будем делать слишком поспешный вывод о том, что Фюльканелли решительно отвергает вариант с сернистым соединением сурьмы, и прочтем комментарий к этому отрывку, написанный Эженом Канселье в издании «Безмолвной книги» («Mutus Liber»): «Ученик должен проявить здесь крайнюю осмотрительность; хотя решительное предостережение Фюльканелли занимает почти пять страниц, за ним может скрываться намерение лишить недостойных столь прочной, надежной и легко достижимой опоры». А чуть дальше он добавляет: «Мы с полной справедливостью могли бы отнести на свой счет слова старика Дюжоля, который предупреждал, что откровенность часто ведет к предосудительному разглашению тайны».

Теперь нам нужно принять решение: железо или сурьма? Я почти убежден в том, что алхимики использовали оба этих минерала, поскольку каждый из них не чужд Деянию. Но не следует также упускать из виду, что, помимо однородности первичной материи, старые философы чаще всего называли и придавали самое большое значению другому ее качеству — универсальности. Она встречается везде, все ее видели или прикасались к ней, она существовала в трех царствах — растительном, животном и минеральном. Это не может относиться к сурьме, зато превосходно подходит к железу. С другой стороны, зачем нам так ставить вопрос — железо или сурьма. Почему бы не сказать — железо и сурьма, как это делает, кстати говоря, Бержье, предлагая избрать объектом пирит сурьмяного железа, иными словами, железо с примесью сурьмы. На мой взгляд, это и есть искомое решение. (Правильность такого выбора подкрепляется следующим фактом: в 1616 году некий анонимный адепт опубликовал герметическое сочинение «Химическая свадьба» («Les Noces chymiques»), в котором утверждал, что загадку алхимии можно разгадать при помощи каббалистического ключа. Он заменял буквы в слове alchimia их численными эквивалентами: А = 1, L = 12, С = 13, Н = 8, I = 9, М = 13, I = 9, А = 1. В сумме это дает цифру 56. Между тем 56 — атомный вес железа, и самое замечательное состоит в том, что теория атомных весов была открыта гораздо позднее. Но, возможно, нам следует говорить, что она была вновь открыта?

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №35  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:41 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ТАЙНЫЙ ОГОНЬ ИЛИ ПЕРВЫЙ АГЕНТ

«Чтобы удовлетворить любопытство ваше, скажу, что есть единственная и главная субстанция, которая является материей магистерии; материя эта составляет одно, и это одно составлено с ней; и нельзя к ней ничего прибавить, как и что-либо от нее отнять», — отвечает философ Морьен на вопрос короля Калида.

Мы часто встречаем подобное заявление в трудах многочисленных адептов. Некоторые исследователи ошибочно принимали его на веру, полагая, что для Деяния можно использовать лишь те субстанции, в которых содержится первичная материя. Это одна из самых коварных ловушек, расставленных на пути неофита. Разумеется, к материи ничто не должно быть, в строгом смысле этого слова, добавлено, но столь же очевидно, что для извлечения из нее философской ртути необходимо приложить к ней тайный огонь, а этот огонь сам по себе является отчасти чужд камню. Я говорю «отчасти», ибо алхимики на вопрос, состоит ли тайный огонь из тех же компонентов, что и объект мудрецов, отвечают: “и да, и нет”. И, как мы попытаемся доказать, алхимики правы.

Что же представляет из себя этот тайный огонь, эта сухая вода, не смачивающая рук, иными словами, субстанция, которая сжигает без пламени? Сразу же приходят на ум кислота, спирт и некоторые соли. Но почти все кислоты и спирт мы должны исключить, ибо это жидкости, так что остаются слабые органические кислоты и соли. На помощь нам немедленно приходит Василий Валентин: «Соль есть огонь, это вода, не смачивающая рук». Итак, мы вправе заключить, что тайный огонь — это действительно соль, которая предстает перед нами в форме кристаллов — она не смачивает рук, но обладает свойством обращаться в жидкость, так как это одновременно «вода». В другом месте Василий Валентин именует ее «двойным огненным человеком», и подобную двойную сущность соли подчеркивал не он один. Напрашивается очевидный вывод: речь идет о двойной соли некой металлической субстанции, входящей в первичную материю (ибо алхимики заявляют, что компоненты изначальной материи родственны тайному огню), несомненно, в качестве примеси.

открыть спойлер
Посмотрим теперь, называли; ли адепты такую соль, пытались ли ее найти. Попробуем вникнуть в двенадцатый ключ Василия Валентина. Здесь говорится об огне, который пылает отнюдь не в печи, а в чем-то напоминающем бочку; в другом месте адепт утверждает, что это «щелочной раствор, настоянный на дубовой золе или карбонате калия». Однако бочка вызывает в памяти и винный камень отложившийся на ее стенках, и не следует забывать, что в средние века карбонат калия называли солью винного камня. Это вновь возвращает к Жаку Бержье, который по ходу своих опытов применял в качестве первого агента винную кислоту, извлеченную из винного камня.

Равным образом Михаэль Майер в третьей речи об «Убегающей Аталанте» (Atalante fugitive) заявляет: «В сущности, тот, кто отмывает с помощью воды нечистую вещь, приходит к тому же результату, что может быть получен столькими иными способами. Ибо, как говорится в «Цветнике философов» («Jardinier des Philosophes») огнем следует промывать пропотевшее одеяние короля Дуйнеха; и должно сгореть это одеяние от воды». Заметим, что анаграмма имени короля Дуйнеха (Duenech) обозначает «дуб» («chene»), источник пылающей воды.

В «Философских приютах», где Фюльканелли на 171 странице первого тома рассказывает о ртути философов (которая, естественно, не имеет никакого отношения к нашему тайному огню), мы находим следующую фразу: «Некоторые адепты, желая запутать дело, называли его нитратом или селитрой (salpetre = sal petri = соль камня), скопировав знак одного на изображение другого». В другом месте (т. II, с. 231) он добавляет: «Познавшим свойства объекта известно, что универсальный растворитель — это настоящий минерал, сухой и волокнистый с виду, твердой консистенции, тяжелый по весу, с кристаллической структурой. Итак, речь идет о соли, а не о жидкости или текучей ртути. Это камень или каменная соль, отчего и появились такие герметические определения, как селитра или соль мудрости…»

Эжен Канселье тоже говорит о селитре, вернее, о калиевой селитре, и Жак Бержье уже цитировал его слова: «Среди солей, пригодных для изготовления тайного философского огня, особое место, видимо, занимает селитра — по крайней мере, к такому выводу нас приводит этимология. Ибо греческое слово нитрон (νιτρον), которым обозначается азотнокислое соединение калия, называемое в просторечии нитратом, происходит от глаголов νιξω или — промывать, а мы знаем, что философы рекомендуют промывать огнем. Любая очистка и любая сублимация совершалась посредством огненных моющих средств — путем промывки, как писал Никола Фламель. С другой стороны, селитра при соприкосновении с расплавленным веществом «плавится» сама, превращаясь в карбонат калия; она алькализируется (ощелачивается)».

И тут мы вновь возвращаемся к соли винного камня, о которой упоминали прежде. Итак, наш тайный огонь вполне мог быть двойной солью калия, нитратом и тартратом, причем сам калий входит в состав первичной материи, то есть пирита сурьмяного железа, как примесь. В таком случае именно он является солью, связующим звеном между серой и ртутью, ибо калий — это единственный металл из числа устойчивых и распространенных, который по природе своей обладает слабой радио-активностью.

Но внимание: вещества эти нельзя брать как они есть — использовать нужно, согласно выражению алхимиков, философскую селитру и философскую соль винного камня. В очередной раз мы имеем дело с тайной магистерии, которую алхимики всегда упорно скрывали. Впрочем, один из них однажды снизошел до объяснения и сказал мне, что вещество становится философским посредством физики, а не химии. Перечитаем еще раз описание опытов, сделанное Жаком Бержье, обратив особое внимание на применение поляризованного света, и мы окажемся не так уж далеко от искомого решения.

ФИЛОСОФСКАЯ РТУТЬ

«Суфлеры», да и многие алхимики, говоря о философской ртути, приписывали ей самый разный состав: варианты были и самые отвратительные — например, отстоявшаяся моча, кровь новорожденных младенцев и т. п. На самом же деле искать вещество под названием философская ртуть совершенно бесполезно: эта ртуть не существует вне первичной материи и извлекается из нее под воздействием тайного огня. Мы уже убедились, что к первичной материи нельзя ничего добавлять с того момента, как в реакцию вступил первый агент, — это правило, которое не допускает исключений. Следовательно, философская ртуть может происходить только из первичной материи; все опрошенные мною алхимики с этим согласились и признали, что в данном случае главная трудность состоит не в идентификации искомого вещества, а в особых манипуляциях, позволяющих извлечь его из Рудника мудрецов. Впрочем, мы увидим это сами в следующей главе, посвященной практической реализации магистерии

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №36  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:43 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Магистерия

Следует прежде всего уточнить один чрезвычайно важный пункт: магистерия состоит не из одного Деяния, а из трех, совершенно различных. Однако в большинстве алхимических трактатов описываются одно или два из этих трех Деяний, причем так, словно речь идет о Деянии в целом, и авторы никогда даже не намекают, что ими пропущен чрезвычайно важный этап в создании камня. Этого факта уже достаточно, чтобы признать бесполезными все сочинения алхимиков: нет ни одного трактата, в котором все три Деяния излагались бы последовательно и с соблюдением хронологии! Более того, традиционные термины изначальной материи, ртути и серы, которые используются во всех трех Деяниях, в каждой из трех частей магистерии обозначают разные материм! Сообщая об этом, я не только трещу избытком «великодушия», но и очевидным образом вторгаюсь в запретную сферу. Однако если мы хотим убедить людей в реальности и актуальности этого искусства, с алхимии нужно снять покров оккультизма и произвести необходимые разъяснения.

Итак, в одном и том же трактате вы в лучшем случае найдете описание лишь двух Деяний из трех, причем сера Второго Деяния в Первом вполне может называться ртутью. Следовательно, в том, что касается реализации магистерии в целом, мы не должны доверяться одному автору, поскольку о некоторых фазах в его сочинении не будет сказано ни слова. Может быть, следует предпринять попытку воссоздать последовательность операций, подбирая мозаичные кусочки из разных книг? Никоим образом; ведь у каждого философа свои приемы, хитрости и даже пристрастия, далеко не всегда совместимые между собой. Не забудем, что это не научные опыты, которые можно повторять по желанию, а нечто вроде «кулинарных рецептов», теснейшим образом связанных с личностью исследователя.

Поскольку имеется три совершенно различных Деяния, вполне разумно избрать для каждой из частей магистерии в качестве проводника отдельный трактат. Можно, к примеру, начать с Никола Фламеля, продолжить под руководством Василия Валентина и завершить с помощью Бернардо из Тревизо. Нам достаточно установить точное соответствие между названиями тех или иных веществ в трудах каждого из трех философов: здесь требуется неослабное внимание, но ничего невозможного в этом нет. В самом крайнем случае, если какая-то деталь требует уточнения, а избранный нами проводник слишком туманно объясняет те или иные манипуляции, следует обратиться ко второму философу; но эта задача гораздо более сложная, и начинающему лучше от этого воздержаться.

Итак, мы изучим каждую из частей магистерии, используя каждый раз учение одного философа, который кажется наиболее сведущим именно в этой сфере и чьи высказывания отличаются наибольшей ясностью. И начну я с Фюльканелли, чтобы перейти затем к Силиани и, наконец, к Филалету.

открыть спойлер
ПЕРВОЕ ДЕЯНИЕ

Прежде всего необходимо добыть первичную материю; этот пункт выглядит довольно простым и не требующим особых усилий, ибо мы установили, о каком минерале идет речь, — однако на практике все обстоит иначе. В настоящее все минералы подвергаются предварительной химической обработке с целью повысить содержание металла, а это делает их совершенно непригодными для Деяния.[77] Итак, минерал нужно добывать на месте, на руднике, и необходимо получить разрешение на осмотр жилы.

Арман Барбо в «Золоте тысячного утра» («L’Or du millieme matin») не случайно приравнивает «акт овладения материей» к некоему магическому действу со стороны алхимика. Исследователь, оказавшись в нужном месте, движется к избранному им минералу, который, я бы сказал, предназначен ему самой судьбой. Барбо уточняет, что на этой стадии необходимо прибегнуть к помощи астрологии; более того, при выборе жилы и «овладении материей» почти невозможно обойтись без помощи медиума-проводника. Всему этому я охотно верю. В любом случае, руководствуется ли алхимик собственным инстинктом, доверяется ли своему гороскопу или зовет на помощь медиума, первичная материя должна сама выбрать его — точно так же, как он выбирает ее.

Какое количество минерала брать? Что касается Армана Барбо, то ему хватило для работы одного килограмма восьмисот граммов земли, тогда как один из моих знакомых, тоже алхимик, для начала закупил два центнера минералов. Ведь первичную материю приходится освобождать от сернистой породы, и самого металла остается сравнительно мало. Поэтому, я думаю, что сотню килограммов раздобыть, начиная работу, необходимо.

Затем нужно построить печь. Согласно традиции, топить ее нужно древесным углем. Сегодня часто раздаются голоса, что использование газа или электричества в алхимии совершенно недопустимо, но мне кажется, запрет этот покоится на суеверии, на стремлении во всем подражать прошлому. Я же. напротив, думаю, что нагревание с помощью электричества является самым предпочтительным: его можно регулировать и оно не допускает перебоев. Затем следует приступить к созданию тайного огня — в соответствии с тем, как это описано в предыдущей главе; эта операция не алхимическая, а химическая, поэтому весьма желательно заглянуть в какой-нибудь учебник XVII или XVIII веков, где рассказывается об изготовлении соли винной кислоты (тартрата) и прочих субстанций. По этому вопросу Эжен Канселье в своем издании «Безмолвной книги» высказывается так: «Мы хотим дать совет, которым не стоит пренебрегать: не пытайтесь каким-нибудь способом ускорить приготовление тартрата. Двойной фактор времени и терпения играет в данном случае очень важную роль, и самым лучшим будет прочесть превосходное издание книги Никола Лемери с дополнениями Теодора Барона, также доктора медицинских наук («Курс химии»[78]).

Итак, мы можем теперь приступить к Деянию? Нет, поскольку в году существует лишь два, четко указанных в «Безмолвной книге» периода, которые являются особо благоприятными для реализации магистерии;, скажу больше: в другое время начинать дело нет никакото смысла, об этом говорят абсолютно все философы, впрочем, вот совершенно ясный комментарий Эжена Канселье к четвертой иллюстрации «Безмолвной книги»: «В четвертом эстампе содержится ключ к одной из величайших тайн физического Деяния». Космическое излучение изображается в виде громадного веера из прямых лучей, заштрихованных и помеченных точками. Исходит оно из того места на небе, которое располагается точно посредине между солнцем и луной.

Нет другого автора, который с такой же откровенностью указал бы главного агента движения и преобразований, происходящих как на поверхности так и в центре земли. Именно с учетом воздействия этого космического агента алхимия отличается от химии, которая надменно уповает на практику и на аналогии. Тайна эта настолько важна, что Магофон (книготорговец Пьер Дюжоль), хоть и приложил все усилия в попытке сохранить ее, тем не менее написал следующие многозначительные строки: «Без помощи неба труды человека бесполезны. Нельзя сажать дерево или сеять зерно на протяжении всего года. Для каждой вещи есть свое время, философское Деяние называют небесным земледелием; не случайно же один из величайших авторов подписывал свои сочинения псевдонимом Агрикола2, а два других замечательных адепта известны под гименами Большой Крестьянин и Маленький Крестьянин.

Итак, овен и телец на картине, которую мы столь прилежно изучаем, соответствуют двум знакам Зодиака, иными словами, тем весенним месяцам, когда операция по сбору небесных плодов успешно осуществляется — как здесь изображено…

Легко можно понять, что ученый Якоб Сулат предлагает нам собирать именно росу, а не что-либо иное, и напрасно искать утонченный аллегорический смысл в этом откровенном до наивности рисунке. Здесь без всяких экивоков показан тот простейший способ, каким мы сами пользовались всего полвека назад, разве что белье на колышках не развешивали. (См. четвертую иллюстрацию «Безмолвной книги»)

Арман Барбо, со своей стороны, рассказал о том, как в подражание чете алхимиков из «Безмолвной книги» он каждый день на рассвете собирал росу в течение месяцев овна и тельца (с 21 марта по 20 мая), чтобы пропитывать ею свою первичную материю. Таким образом, магистерию следует начинать лишь по завершении этих мёсяцев, то есть в мае и только в мае, ибо в этот момент земля и воздух насыщены космическим излучением, несущим обновление; это условие является обязательным, и незнание его приведет к краху всего предприятия.

Итак, у нас есть удаленная материя камня, тайный огонь, некоторое количество росы и печь; нам понадобятся еще кое-какие инструменты, ступа из агата или другого очень прочного вещества, тигель, несколько колб и реторта. Время года благоприятствует нашим замыслам — пора начинать.

Прежде всего нужно приготовить майскую росу, которая прямо может быть использована только в спагирическом растворе Армана Барбо. Послушаем, что говорит по этому поводу Космополит в книге «Новый химический свет» («Nouvelle lumiere chymyque»): «Ты должен брать то, что есть, но чего не видно до тех пор, пока не возьмется за дело знаток искусства; это вода нашей росы, из которой извлекается селитра философов, каковая всему дает рост и все питает». Это указание мы дополним словами Эжена Канселье: «Под воздействием умело поданного тепла и благодаря своему тонкому нитрату роса облагораживает любую из существующих солей, а в особенности те, что предназначены природой для Великого Деяния» (Не забудем, что нитратом в просторечии именуют селитру, то есть нитрат калия, о котором говорил Жак Бержье, когда описывал свой modus operandi. — Ж.С.)

Полученная таким образом субстанция называется молоком Богородицы.

Теперь наступает черед операций: первая из них состоит в том, чтобы растолочь в агатовой ступке куски первичной материи, смешанной с двойной солью, которая является тайным огнем, а затем пропитать все это солью, извлеченной из майской росы. Фюльканелли в первом томе «Философских приютов» дает пояснения в следующих терминах: «Если желаете вы овладеть грифоном, который является нашим астральным камнем (в данном случае «грифон» и «астральный камень» служат обозначением конечного продукта, то есть философского камня. — Ж.С.) освободив его от мышьяковой оболочки, возьмите две доли девственной земли. нашего чешуйчатого дракона («Девственная земля» и «чешуйчатый дракон» служат обозначением «удаленной материи» камня. — Ж.С.) и одну долю огненного агента, который является тем доблестным рыцарем, что вооружен копьем и щитом (То есть двойную соль, образующую тайный огонь. — Ж.С.) Арес сильнее Овна, поэтому он должен быть в меньших количествах. Измельчите и добавьте пятнадцатую долю той чистой, белой, изумительной, несколько раз промытой, кристаллической соли, о которой вы непременно должны знать, (Речь идет о соли, извлеченной из майской росы, или молоке Богородицы. — Ж.С.) Тщательно смешайте все; затем, помня о крестных муках Господа Нашего, распните тремя железными остриями (Тройное растворение (solve). — Ж.С.), дабы тело умерло и могло возродиться. Сделав это, удалите из трупа самые грубые шлаки; разотрите и размельчите кости; размягчите на слабом огне, помешивая стальной палочкой. Потом бросьте в эту смесь половину второй соли, извлеченной из росы, которая в мае месяце дарует земле плодородие, и вы получите тело более светлое, чем прежде. Повторите все операции три раза; вы доберетесь до рудника нашей ртути (Речь идет о философской ртути. — Ж.С.) и взойдете на первую ступень лестницы мудрецов. Когда Иисус возродился, на третий день после смерти своей, пустую гробницу его занял светлый, одетый в белое ангел…»

Для сравнения я приведу несколько фраз Филалета, в которых описывается та же операция: «Нужно взять от нашего огненного дракона, прячущего в утробе своей магическую сталь, четыре доли; от магнита нашего девять долей; смешай их вместе на огне, пылающем в обличье минеральной воды, над которой всплывет пена, и ее следует удалить. Отбрось скорлупу и возьми ядро; положи его отдельно, подвергни очистке и промой трижды огнем и солью; и свершится это легко, если Сатурн увидел и разглядел красавицу в зеркале Марса». Оба философа объясняют в разных словах одно и то же. Следует отметить, что после трех растворений все операции производятся в тигле; нужно соблюдать крайнюю осторожность, поскольку огненные выбросы могут причинить сильные, нередко смертельные ожоги. Обратимся вновь к Фюльканелли: «Когда услышите вы в сосуде звуки, подобные шипению кипящей воды и глухому ворчанию земли, внутренности которой раздирает огонь, будьте готовы к борьбе и сохраняйте хладнокровие. Вы увидите струйки дыма и сполохи синего, зеленого и фиолетового цвета, сопровождающие серию частых взрывов…» В другом месте прославленный адепт современности заявляет: «Первостепенная истина содержится в словах Лиможона де Сен-Дидье о том, что «камень философов рождается из разрушения двух тел». Мы добавим, что философский камень — или наша ртуть, его приближенная материя — также рождается в бою, в смертельной схватке и гибели двух противоположных по природе субстанций. Таким образом, мы видим, что во всех главнейших операциях искусства два принципа производят на свет третий, и это рождение невозможно без предварительного разрушения их компонентов». Обратите внимание на слово «ртуть», которое Фюльканелли использует, чтобы сбить с толку читателя. На самом деле те два вещества, что были извлечены из первичной материи, а затем подвергнуты разложению, это ртуть и сера философов, а третье вещество, которое мы должны получить в ходе Первого Деяния, это философская ртуть. Поговорим теперь о последней и посмотрим? как Фюльканелли описывает ее извлечение во втором томе «Философских приютов»:

«Эта операция чрезвычайна важна, поскольку ведет к обретению философской ртути — субстанции живой, одухотворенной, произошедшей из чистой серы, которая неразрывно соединилась с обычной небесной водой… Но есть два пути Деяния, определяющие два разных способа оживления первоначальной ртути. Первый способ — короткий и включает в себя лишь одну операцию, в ходе которой следует понемногу смачивать устойчивое вещество, — ибо всякая сухая материя жадно впитывает влагу, — пока повторное плавление летучего вещества не заставит состав разбухнуть, превратив его в массу, напоминающую тесто или густой сироп. Второй способ состоит в том, чтобы развести всю серу в трехкратном или четырехкратном количестве воды. Затем сцедите раствор, высушите осадок и повторно смешайте его с соответствующим количеством новой ртути. Завершив ра створение, следует отделить шлак, если таковой имеется, а жидкость подвергнуть медленной дистилляции в ванночке. Когда излишняя влага испарится, ртуть обретет должную консистенцию, не утеряв своих качеств, и будет готова к герметическому вывариванию».

Не нужно забывать, что философская ртуть появляется в виде соли, которую следует собрать после повторных сублимаций (возгонок).

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №37  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:44 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ВТОРОЕ ДЕЯНИЕ

Итак, первичная материя перешла в стадию приближенной материи Деяния, и теперь необходимо — главным образом, под воздействием извлеченной из нее философской ртути и молока Богородицы — привести ее в стадию ребиса, двойной субстанции, которую впоследствии, по ходу Третьего Деяния, достаточно будет выварить до стадии совершенства. Операции Второго Деяния были описаны несколькими философами — с той оговоркой, что все они делали вид, будто рассказывают о начале магистерии. Среди этих трактатов я выбрал книгу «Разоблаченный Гермес»: мне кажется, Силиани изъясняется с большей ясностью и большей откровенностью, чем другие авторы.

«Первая операция: создание азота или ртути философов.

Я взял материю, в которой содержатся две металлические субстанции (Речь идет о приближенной материи. — Ж.С.); стал, постоянно растирая и медленно суша все это на солнце, понемногу пропитывать ее астральным духом (Синоним молока Богородицы. — Ж.С.), чтобы пробудить в ней два ее внутренних огня, которые к этому моменту словно бы угасли, я повторял это много раз, пропитывая сильнее, суша и растирая, пока материя не обрела вид слегка загустевшего бульона. Тогда влил я в нее новую порцию астрального духа, чтобы он затопил материю, и оставил все это на пять дней, а затем ловко сцедил жидкость или раствор (Это и есть великий принцип алхимических операций: solve et coagula (распускайся и затвердевай). — Ж.С.), который хранил в холодном месте; потом вновь высушил на солнце материю, которой осталось в стеклянном сосуде примерно на три пальца; пропитал, размельчил, высушил и распустил, как делал прежде, и повторял это до тех пор, пока не распустил все, что способно распуститься, старательно сливая раствор в один и тот же хорошо закупоренный сосуд, который я поставил на десять дней в самое холодное место, какое только мог найти. Когда десять дней истекли, я поместил сосуд в зажим на столе, где раствор в течение еще сорока дней подвергался брожению, пока не сформировалась в нем под воздействием внутреннего терла черная материя. Вот тогда произвел я со всем тщанием дистилляцию без огня и, получив бесценную жидкость, затопившую материю и вобравшую в себя внутренний огонь, слил ее в сосуд белого стекла, который хорошо закупорил и поместил в холодное и влажное место.

открыть спойлер
Взял я черную материю и сушил ее на солнце, как уже рассказывал, пропитывая ее астральным духом и прекращая это делать, как только замечал, что материя начинает подсыхать, и давая ей сохнуть самой, и повторял это столько раз, сколько было необходимо, чтобы превратилась материя в подобие черной блестящей смолы. Тогда разложение полностью завершилось, и я устранил действие внешнего огня, дабы не повредить материю и не выжечь нежную душу черной земли. Таким путем перешла материя в конский навоз: по словам философов, в подражание ему следует дать полную волю внутреннему теплу самой материи.

Здесь нужно возобновить действие внешнего огня, чтобы отвердела материя и дух ее. Дав ей высохнуть самой по себе, начинают пропитывать ее — сначала понемногу, потом все сильнее и сильнее — той сохраненной дистиллированной жидкостью, где содержится ее собственный огонь, размельчая, пропитывая и осушая на слабом солнце до тех пор, пока не выпьет она всю свою воду. Таким путем обратится вода целиком в землю? каковая посредством просушки перейдет в белый порошок, называемый также воздухом, ибо рассыпается он, словно пепел, и содержит в себе соль или ртуть философов.

Как мы видим, в этой первой опёрации раствор, или вода, обращается в землю, которая путем испарения, или сублимации, обращается в воздух благодаря искусству, и на этом первая работа завершается.

Нужно взять этот пепел и понемногу распустить его посредством нового астрального духа, оставив после растворения и просушки черную землю, в которой содержится устойчивая сера. Но при повторении операции с этим последним раствором, как уже было нами досконально описано, получаем мы более белую, чем в первый раз, землю, которая является первым орлом, и повторять это следует от семи до девяти раз. Таким путем получаем мы универсальную менструацию или ртуть философов (Будьте внимательны: эта вторая «ртуть философов» не является компонентом изначальной материи, который обозначается таким образом в процессе первого деяния. Здесь речь идет о новой соли, полученной в результате предшествующей операции. — Ж.С.), или азот, с помощью которого извлекается активная и особая сила каждого вещества… Вторая операция: изготовление серы. Извлеченная из обыкновенного золота (Это «золото» обозначает мужское начало смеси. — Ж.С.) тинктура получается путем изготовления его серы, появляющейся в результате философского прокаливания, которое вынуждает его расстаться со своей металлической природой и обращает в чистую землю; прокаливание же не может происходить посредством обыкновенного огня, и нужен здесь только тайный огонь, пребывающий в ртути мудрецов благодаря двойной сути своей; и небесный огонь, поддерживаемый растиранием, проникает в сердцевину обыкновенного золота, тогда как двойной центральный огонь золота, ртутный и сернистый, обретающийся там в бездействии, словно мертвец или пленник, высвобождается и оживает. Тот же самый небесный огонь, после того как он извлек из золота тинктуру, благодаря своим свойствам остужения и замораживания заставляет ее затвердевать, так что становится она совершенной и обретает способность приумножаться м в количестве, и в качестве.

Итак, начать следует с растворения обыкновенного золота в его семенной материи с помощью нашей ртутной воды или нашего азота. Чтобы добиться этого, нужно низвести золото в известь или окись чистейшего красно-коричневого цвета и, промыв его много раз дождевой водой, подвергшейся тщательной дистилляции на слабом огне, слегка обсушить на солнце — вот тогда наступает черед его прокаливания посредством нашего тайного огня, Именно по этому поводу философы говорят: химики обжигают огнем, а мы — водой.

Многократно пропитав и измельчив хорошо прокаленную окись золота, обладающую своей влажностью и смешав с нею соль, или сухую землю, которая не смачивает рук, соединяют их вместе и пропитывают с каждым разам все сильнее, пока не образуется подобие слегка загустевшей каши. Тогда вливают в нее такое количество ртутной воды, чтобы затопила она материю; все это ставят на пять дней в мягкое тепло водяной бани мудрецов, после чего сцеживают раствор в сосуд, который тщательно закупорив, помещают в место влажное и холодное.

Берут не растворившуюся материю и сушат ее в тепле, напоминающем солнечное; когда станет она достаточной сухой, вновь многократно пропитывают и растирают ее, как мы уже описывали выше, чтобы получить новый раствор, который соединяют с первым, затем повторяют все это до тех пор, пока не растворится все, что способно раствориться, и останется только мертвая земля. никакой ценности не представляющая. По завершении операции раствор помещают в хорошо закупоренный стеклянный сосуд, о котором мы уже говорили, и цвет жидкости станет подобен ляпис-лазури. Сосуд надо на десять дней поместить в самое холодное место, какое только можно найти, затем подвергнуть материю брожению, как мы делали в предыдущей операции, и под воздействием собственного внутреннего огня при брожении изливается черная материя; она подвергается тщательной дистилляции без огня, причем отделившуюся при дистилляции и поднявшуюся над черной материей жидкость нужно слить в сосуд, хорошо закупорить его и поставить в холодное место.

Черную землю, отделившуюся при дистилляции от своей жидкости, сушат, затем вновь начинают пропитывать внешним огнем, то есть посредством философской ртути…

Когда материя, по завершении коагуляции, станет белой, путем более сильной просушки с помощью внешнего огня ей придают устойчивость, во всем повторяя ход предыдущей коагуляции, до тех пор, пока белый цвет не обратится в красный, который философы называют элементом ОГНЯ…

Тогда приступают к отделению в материи чистого от нечистого; это последняя стадия возрождения, совершаемая в растворе. Чтобы достичь этого, материю тщательно растирают и помещают в возгонный сосуд на уже указанную высоту в три-четыре пальца, сосуд должен быть из хорошего белого стекла со стенками двойной толщины; туда наливают ртутную воду, которая является нашим азотом, разве-денном в необходимом количестве астрального духа? и нагревают на умеренном огне. добавляя в конце столько философской ртути, сколько нужно, чтобы расплавить материю. Таким способом вся духовная часть материи уходит в воду, а земная часть опускается на дно; раствор сцеживают и помещают на холод, чтобы маслянистая квинтэссенция поднялась над водой и растеклась по поверхности ее, словно масло; а выпавшую в осадок землю отбрасывают как бесполезную, поскольку она держит в заточении целебную суть золота, и отсюда ясно, что нет в ней никакой ценности Растекшееся по поверхности масло собирают с помощью белого голубиного пера, промытого и смоченного водой; это следует делать с крайней осторожностью, чтобы ни капли не потерять, ибо это есть истинная квинтэссенция возрожденного обыкновенного золота, в которой соединились три принципа, отныне ставшие нераздельными.

Полученное таким образом масло представляет собой тинктуру, или серу, или исконный огонь золота, или подлинную окраску; кроме того, это истинное питьевое золото, или универсальное снадобье от всех болезней, угрожающих человечеству (Здесь Силиани становится «ревнивым». На самом деле это снадобье куда более низшего порядка. — Ж.С.). Во время обоих равноденствий нужно взять масла в таком количестве, чтобы слегка окрасилась суповая ложка белого вина или дистиллированной росы: большее количество разрушит влажную основу тела и лишит человека жизни.

Масло это может принимать всевозможные формы: оно предстает в форме порошка, соли, камня, газа и т. д., поскольку легко просушивается благодаря своему собственному тайному огню. Масло это является также кровью красного льва. Древние изображали его в виде крылатого дракона, лежащего на земле.

Наконец, нетленное это масло является золотоносной ртутью. По завершении операции его разделяют на две равные части; одну сохраняют в сухом месте как масло в маленьком, тщательно закупоренном флаконе из белого стекла и используют для пропитки в периоды господства Марса и Солнца, о чем я расскажу в конце третьей операции; вторую часть высушивают, пока масло не, превратится в порошок. и здесь следует действовать в той же последовательности, которая уже была мной указана для сушки и коагуляции камня; затем порошок этот также разделяют на две равные доли, одну из них распускают в четырехкратном количестве философской ртути, чтобы впоследствии использовать для пропитывания оставшегося порошка».

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №38  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:45 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ТРЕТЬЕ ДЕЯНИЕ

Итак, мы обладаем ребисом, который следует теперь довести до совершенства посредством вываривания или, говоря более простым языком, варки. Внешне это несложная операция, но на практике осуществить ее чрезвычайно трудно: нужно поддерживать последовательность температурных режимов; все пойдет прахом, если слишком усилить огонь или, напротив, чрезмерно охладить материю. Многие алхимики, достигшие этой стадии, не сумели продвинуться дальше, хотя и провели долгие годы, склонившись над своей печью.

«Ревнивые» философы обычно вообще умалчивали о первой фазе и поэтому Третье Деяние с самого начала было обречено на неудачу, причем экспериментатор даже не догадывался, почему. Так что мы сейчас расстанемся с Силиани, который заявляет: «Здесь начинается первая стадия, обозначенная именем Сатурна», — из чего со всей очевидностью вытекает, что с этого пункта его трактат становится лживым. Насколько мне известно, только один философ оказался достаточно «великодушным», чтобы указать реальную последовательность смены фаз: речь идет о Филалете, который выказал себя таким «ревнивым» на протяжении всей своей книги, что к концу решился отчасти приоткрыть истину. И теперь мы отправимся вслед за ним, начиная с главы 23 трактата «Открытый вход в закрытый дворец Короля».

«Знай же, во всей нашей работе есть только одна линейная фаза, в ходе которой все нужно варить и переваривать. Однако же в этой фазе имеется несколько других, и ревнивые это утаивали, давая им много разных имен и говоря о них так, будто это различные операции. Но поскольку я обещал быть правдивым и откровенным, то расскажу об этом открыто; и ты сам убедишься, что тут мне нет равных, хотя не в обычае у нас внятно изъяснять дело такой важности.

открыть спойлер
Глава 24.

О первой фазе Деяния, каковая есть фаза философской ртути.


Я начну с фазы ртути; это тайна, о которой ни один философ никогда не говорил. Подумай сам, все они начинали со второй стадии, то есть с фазы Сатурна, и не желали открывать новичку в искусстве, что происходит до того, как появится чернота, каковая является одним из главнейших знаков Деяния. Даже Добряк Бернардо, граф Тревизский, об этом умолчал; ибо учит он в своей притче, что царь, оставив всех посторонних лиц и придя к источнику, входит в источник один, одеяние же свое из золота снимает и отдает Сатурну, который взамен облачает его в черный бархат. Но он не говорит, сколько времени нужно царю, чтобы снять и отбросить это одеяние из золотого сукна, отчего и остается сокрытой целая фаза, которая длится не меньше сорока дней, а часто и пятидесяти. И все это время бедные подмастерья занимаются опытами, не ведая, к чему приведут они. Как только покажется чернота, а потом и другие признаки, указывающие на близость конца Деяния, артист может возрадоваться; но должно признать, что тяжело пребывать в неведении целых пятьдесят дней, не имея проводника и не видя знаков, которые могли бы вселить уверенность в работающих.

Итак, я говорю, что с того момента, как смесь (Так Филалет обозначает ребис в соединении с философской ртутью. — Ж,С.) начинает испытывать воздействие огня в печи, и вплоть до появления черноты длится фаза ртути, то есть философской ртути, которая все это время трудится одна, а спутник ее (обыкновенное золото[79]), остается мертвым, и до меня об этом еще никто не рассказывал.

Когда же ты соединишь эти материи, а именно золото и нашу ртуть, не воображай, как это делают заурядные алхимики, будто Запад (или растворение) Золота произойдет тотчас же. Поверь мне, так быстро это не совершается. Я долго ждал, прежде чем мир и спокойствие воцарились между огнем и водой. И об этом ревнивые вымолвили одно лишь слово, когда в первой работе назвали материю свою ребисом, то есть вещью, составленной из двух вещей, как сказал поэт:

«Ребис един, хоть составлен из двух,
Две вещи слиты в одно
Разлагается он, чтобы в Солнце или в Луне
Изменилось семя, в коем сущность их.

…Возьми вещество, которое я указал тебе то есть обыкновенное золото, и помести его в воды нашего моря, не теряющее теплоты своей, каковую приобрело прежде, в течение многих месяцев, пока трудились над ним и размещали; продолжительное время вываривай это золото на огне, который присущ ему, и ты увидишь, как поднимаются в сосуде твоем пар и роса, которые будут падать нескончаемыми каплями на протяжении дня и ночи. Знай, в этом круговом движении поднимается ртуть такая, как она есть в изначальной своей природе, а вещество остается внизу (на дне сосуда), также в изначальной природе своей, и длится это довольно долго, пока вещество не начнет потихоньку удерживать воду, и тогда сольются вещество и вода воедино, равно как свойства их и качества, существовавшие раздельно, и вещество передаст устойчивость свою воде, а вода поделится летучестью с веществом.

…Таким образом, благодаря посредничеству души, дух примиряется с телом и соединяются они в черном цвете, а происходит это самое большее через пятьдесят дней. Называется эта операция фазой ртути, ибо ртуть совершает круговорот, поднимаясь вверх и падая каплями, тогда как тело золота кипит на дне сосуда, плавая в той же самой ртути. И во время операции этой тело остается в бездействии до тех пор, пока не покажутся цвета, которые станут появляться примерно на двадцатый день, при условии, что кипение совершается дол жным образом и без какого бы то ни было перерыва. Затем цвета эти обретают глубину и умножаются, сменяются и разнообразятся, пока не завершится все это возникновением чрезвычайно черной черноты, а это произойдет на пятидесятый день, если судьба будет благоприятствовать таковому счастью.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №39  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:46 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Глава 25.

О второй фазе Деяния, каковая есть фаза Сатурна, или свинца.


По завершении фазы ртути (каковая состоит в том, чтобы совлечь с царя, то есть с золота, золотые одеяния его, напасть на Льва и так утомить его битвами, что придет он в полное изнеможение) наступает следующая фаза, фаза Сатурна.

…Фазе этой свойственна прямота и линейность в отношении тепла, ибо здесь есть только один цвет — чрезвычайно черная чернота; и нет уже ни дыма, ни ветра, ни других символов и признаков несовершенства, разве что состав иногда покажется слишком сухим, а порой вскипает, вроде расплавленной смолы. О, какое жуткое зрелище! В нем — образ вечной смерти и скорбной физической неподвижности — однако именно это и должно радовать артиста, наблюдающего за ним. Ведь появляется здесь не обычная чернота, а чернота столь глубокая, что кажется, будто она блестит и сверкает.

И если увидишь ты, как материя взбухает, словно тесто, на дне сосуда, возрадуйся, ибо ты должен знать: это — знак для тебя, знак того, что внутри заключен животворящий дух, который в назначенный Всемогущим срок вернет эти мертвые тела к жизни.

Предупреждаю тебя, что здесь следует соблюдать особую осторожность в обращении с огнем и мудро руководить им; скажу тебе откровенно: если в этой фазе подвергнешь ты сублимации какую-то часть своей материи, не уследив за огнем. — работа твоя будет погублена безвозвратно. Так что следуй примеру Добряка из Тревизо и оставайся в заточении сорок дней и сорок ночей, а материя, все еще очень хрупкая, пусть пребывает в сосуде, который являет собой гнездо, где совершается зачатие…

Обыкновенное золото, возвысившись и облагородившись под воздействием нашей ртути, демонстрирует один за другим все заключенные в нем металлические уровни и становится философским золотом, одухотворенным и одухотворяющим.

открыть спойлер
Глава 26.

О третьей фазе Деяния, каковая есть фаза Юпитера, или олова.


Вслед за черным Сатурном следует Юпитер, у которого цвет иной. Ведь когда материя должным образом разложится и сгниет, а в сосуде совершится зачатие, ты увидишь, по воле Господа, то и дело меняющиеся цвета и еще одну сублимацию. Эта фаза недолгая, длится она не больше трех недель. За это время возникнут такие цвета, какие и представить себе невозможно. Изольются тогда дожди, с каждым днем все более изобильные, и, наконец, после этих очень приятных взору вещей, стенки сосуда покроются словно бы белыми волокнами или волосками (Никола Фламель называет это седовласой белизной). Когда увидишь это, возрадуйся, ибо дан тебе знак, что ты счастливо завершил фазу Юпитера…

Глава 27.

О четвертой фазе Деяния, каковая есть фаза Лупы, или философского серебра.


Когда, к концу четвертого месяца, фаза Юпитера завершится, явится тебе знак новолуния, и ты должен знать, что вся фаза Юпитера была для того, чтобы промыть Латон. (Другое наименование ребиса, достигшего этой стадии вываривания. — Ж.С.) Осуществлявший это омовение или промывание дух очень бел и чист по природе своей, однако подвергнутое промыванию тело является чрезвычайно черным из-за примесей: в переходе от черного к белому возникают промежуточные цвета, а когда исчезают они, все становится белым, но совершенно белым не с первого дня; белизна в чрезвычайную белизну переходит понемногу и постепенно.

Ты должен знать, что в этой фазе смесь походит на текучую жидкую ртуть; об этом говорят: мать находится в чреве ребенка, которого родила…

Но до завершения этой фазы смесь явится в тысячах разных обличий. Ибо реки выходят из берегов до любых видов коагуляции, так что смесь будет обращаться в жидкость и отвердевать по сто раз на дню. Лишь в конце получишь ты крохотные белоснежные зернышки, похожие на атомы солнца м такие прекрасные, каких человек никогда не видел.

Воздадим же хвалу бессмертному милосердию Господа, позволившего довести Деяние до совершенства. Ибо получил ты истинную, совершенную тинктуру для белого цвета, хотя высшей ступени она еще не достигла и, следовательно, имеет малую силу, не сравнимую. с той восхитительной мощью, которую обретет при вторичном создании, когда повторены будут все операции низшего порядка

Глава 28.

О пятой фазе Деяния, каковая есть фаза Венеры, или меди.


Здесь внимательно следи за своим огнем, ибо неоспорима максима, что, для обретения совершенства камень должен быть плавким. Так что, если ты подвергнешь его воздействию слишком сильного огня, он обратится в стекло и, расплавившись, соединится со стенками твоего сосуда, и ты уже ничего не сумеешь сделать, и не станет он более совершенным… Такое случается е середины фазы Луны и вплоть. до седьмого или десятого дня фазы Венеры.

Итак, увеличивай пламя лишь понемногу, чтобы от жара не превратилась смесь в расплавленное стекло. Но нагрев не должен быть слишком сильным, чтобы материя плавилась и взбухала сама по себе. Тогда, с Божьей помощью, воспримет она летучий дух, устремленный ввысь, и дух этот вознесет с собою камень, и породит новые цвета. Первой появится зелень Венеры и задержится надолго, ибо полностью исчезнуть ей суждено лишь через двадцать дней. Затем настанет черед синего, потом синеватого или свинцового, а к концу фазы Венеры явится пурпурный оттенок, пока еще бледный и тусклый…

Увидев зелень, знай, что содержит она в себе силу оплодотворения. Потому будь крайне осторожен, чтобы не обратилась приятная зелень в мерзкую черноту от слишком большого жара, и управляй огнем своим осмотрительно, и тогда через сорок дней эта фаза завершится, и увидишь ты возлюбленную силу возрождения и произрастания.

Глава 29.

О шестой фазе Деяния, каковая есть фаза Марса, или железа.


…Доминирующий цвет этой фазы — блики и оттенки оранжевого, смешанного с желтым и постепенно переходящего в грязно-коричневый. Сверх того, появляются здесь блики радужные и цветов павлиньего хвоста, и исчезают они быстро.

В этой фазе состав становится суше, и кажется, будто материя все время норовит скрыться под разными обличьями…

Знай, что наша девственная земля лишь в этой последней стадии способна к тому, чтобы плод Солнца, то есть золото, зародился в ней и созрел. Поэтому ты должен все время поддерживать сильный огонь, и нет сомнения, что на тридцатый день этой фазы увидишь ты оранжевый цвет, который через две недели после первого появления, окрасит всю материю.

Глава 30.

О седьмой фазе Деяния, каковая есть фаза Солнца, или философского золота.


Теперь ты совсем близок к концу своего Деяния, ты его почти завершил. Все содержимое сосуда походит теперь на самое превосходное золото, а молоко Богородицы, которым пропитываешь и орошаешь ты эту материю, принимает ярко-оранжевый цвет…

Подумай о том, что ожидание твое длится почти семь месяцев, так что не годится все разрушить и потерять за какой-то час. Вот почему должно действовать с великой осторожностью, ведь ты совсем близко подошел к концу и совершенству своего Деяния…

Выждав двенадцать или четырнадцать дней, заметишь ты, что в этой фазе Солнца, или философского золота, большая часть материи станет влажной и отчасти даже тяжеловесной; однако не позволит она, чтобы всю ее унес в чреве своем ветер.[80]

Наконец к двадцать шестому дню этой фазы материя начнет высыхать, потом обратится в жидкость, станет тягучей и загустеет, затем снова обратится в жидкость, и так будет повторять по сто раз на дню, пока она не отвердеет комочками, так что вся материя явится в виде крохотных зернышек; после этого соединится в единую массу и на протяжении дня принимать будет самые различные формы, и продлится это примерно две недели.

Наконец, по велению Господа, заблистает твоя материя такими яркими лучами, что ты и представить себе не можешь. Увидев этот свет, ожидай близкого конца своего Деяния, ибо этот желанный конец наступит через три дня, когда вся материя обратится в зернышки крохотные, словно атомы Солнца, и примет такой глубокий красный цвет, что от красноты этой покажется черной, какой бывает кровь здорового человека, если излилась она и свернулась. И ты никогда бы не поверил, что искусство способно придать эликсиру такую окраску, ибо творение это изумительно, и подобного ему нет во всей природе, и нельзя найти в мире что-либо сходное с ним.

1 Аллюзия из «Изумрудной Скрижали».

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №40  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:49 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ (УМНОЖЕНИЕ)

Все эти операции описаны Эйренеем Филалетом с такой ясностью, что нет необходимости их комментировать. Итак, по завершении седьмой фазы, если Господу будет угодно или нам улыбнется удача, мы получим «красную несгораемую серу», которая является истинным, но не вполне еще законченным философским камнем. Его необходимо подвергнуть мультипликации, иными словами, совершить с ним полный цикл операций, произведенных с первичной материей.

Филалет, впрочем, делает в главе 31 следующее уточнение: «Но когда достигнешь ты этого, не обольщайся, будто труды твои закончились и более тебе делать нечего; ибо ты должен еще раз пройти весь путь, все повторить и второй раз совершить полный оборот колеса (иными словами, приступить вновь к тем операциям, которые произвел перед этим), дабы получить из этой несгораемой серы эликсир». Об этом говорят все философы, но они и здесь выказывают себя «ревнивыми», умалчивая о том, следует ли начинать повторный круг с Первого, Второго или Третьего Деяния. Поэтому я должен подчеркнуть, что речь идет о вторичном вывариванми камня в соответствии с фазами Филалета — иными словами, камень с того момента, когда его подвергнут совместному воздействию философской ртути и внешнего огня, начинает играть роль ребиса.

И по завершении этой новой варки счастливый алхимик становится счастливым обладателем истинного целебного снадобья, гомеопатический раствор которого будет служить ему эликсиром долгой жизни. Как мы уже видели в начале этой книги, новый адепт сможет также соединить свой камень с золотом — в пропорции один к четырем — и получить тем самым порошок проекции, необходимый для осуществления трансмутации.

открыть спойлер
Только что изученный нами способ изготовления философского камня называется влажным путем, и практически во всех алхимических трактатах говорится только о нем одном. Однако в некоторых сочинениях упоминается также сухой путь — гораздо более быстрый, но одновременно куда более сложный. Впрочем, Фюльканелли в «Тайне Храмов» (с. 140) пишет: «Немногие алхимики сознаются в том, что существует два пути; один — короткий и легкий — называется сухим, второй — более длинный и неблагодарный — именуется влажным. Это происходит в силу того, что авторы в большинстве своем описывают только более длинный способ — либо потому, что о втором не ведают, либо потому, что умалчивают о нем, не желая открывать его секрет». Дальше он добавляет: «Состоит он (сухой путь) в том, что нужно отваривать небесную соль, которая является ртутью философов, вместе с земным металлическим телом, в тигле и на голом огне в течение четырех дней».

Здесь мы вновь сталкиваемся с привычной запутанностью герметических текстов. Фюльканелли допускает существование двух путей, но объявляет сухой более легким тогда как все другие писавшие о нем философы, напротив, подчеркивают, что он гораздо труднее; сверх того, указанный срок в четыре дня ровным счетом ничего не означает, поскольку нет надежной основы для сравнения.

Я тщательно изучил все тексты, как древние, так и современные, в которых затрагивается данный вопрос, и обнаружил следующее: существует не один и не два, а три пути реализации магистерии Влажный путь был только что описан нами: для проведения необходимых операций требуется примерно три года — при условии, что все опыты завершаются удачно с первого же захода. Сухой путь отнимает всего лишь несколько недель, все операции совершаются в открытом тигле, и тайный огонь играет здесь гораздо более важную роль, чем в предыдущем способе. Для философа, полностью владеющего тайнами герметического искусства, этот путь является более легким, чем и можно объяснить утверждение Фюльканелли; неофиту, напротив, очень сложно и, скорее, даже невозможно использовать такой метод. Наконец имеется еще короткий путь, который продолжается всего три или четыре дня, причем операции совершаются в открытом тигле и с применением очень высоких температур. Этот последний способ выглядит чрезвычайно рискованным ввиду опасности взрывов поэтому доступен он только адептам высшего ранга. Считаю полезным еще раз подчеркнуть, что химические тела, обозначенные терминами «тайный огонь», «молоко Богородицы» и «философская ртуть», не являются одинаковыми для каждого из трех путей.

Итак, для реализации философской магистерии три года — минимальный срок; но не будем забывать, что Дени Зашер, Бернардо из Тревизо, Никола Фламель и многие другие потратили более двадцати лет на ошибки и заблуждения, прежде чем им удалось добиться успеха. Сейчас, во второй половине XX века, Арману Барбо понадобилось более двенадцати лет, чтобы создать свои первые растворы питьевого золота, затем еще шесть лет — чтобы получить снадобье низшего порядка. И никто не знает, сколько времени отнимет у него создание философского камня, если он вообще сумеет это сделать. Итак, нужно исходить из двадцати лет, причем пять из них будет посвящена учению, а остальные пятнадцать — практической работе в лаборатории. Как в былые времена, так и сегодня это — необходимый минимум для осуществления философского Деяния. С другой стороны, мы убедилисъ, какие постоянные усилия необходимы — особенно в ходе Третьего Деяния. Не следует также забывать, что лабораторное оборудование в наши дни обходится дорого, а минералы, из которых извлекается первичная материя, ныне совсем не так дешевы, как в средние века. Итак, к большому нашему сожалению, очевидно, что лишь очень богатый человек может поставить перед собой цель реализации магистерии, посвятив этому двадцать или тридцать лет жизни.

Великие адепты, которым удалось получить философский камень, были людьми богатыми — сейчас мы назвали бы их миллионерами. Раймунд Луллий, Дени Зашер, Бернардо из Тревизо обладали громадным семейным наследством. Альберт Великий имел крупное личное состояние и получил от своего ордена разрешение пользоваться своим богатством до конца жизни. Арнальдо де Виланова стал чрезвычайно модным врачом, и его услуги оплачивались очень щедро. Напротив, Никола Фламель, который жил в честном достатке, с большим трудом сумел реализовать магистерию, а Парацельс, будучи бедняком, так ничего и не достиг. Я сознательно заостряю на этом внимание, поскольку книга моя может пробудить у многих охоту к алхимической деятельности. Пусть знают те, кого соблазнит мечта о магистерии, что им понадобится по крайней мере двадцать лет полной финансовой независимости… (Я должен предупредить будущих алхимиков еще об одном обстоятельстве, о котором не упоминал прежде, так как большинству читателей это не слишком интересно: для работы в лаборатории необходимо досконально знать неорганическую химию. Разумеется, я имею в виду отнюдь не современную хи-мию, утерявшую с алхимией всякую связь. Речь идет о науке, скажем так, XVIII века, которая непосредственно восходит к опытам суфлеров, пытавшихся подражать герметическому искусству. Тогда были прекрасно описаны все операции по сублимации (возгонке), кальцинации (прокаливанию), растворению и т. д., производимые по ходу трех Деяний.)

Наилучшей концовкой для этого практического руководства по осуществлению философского деяния представляются мне слова, которыми завершается трактат Василия Валентина «Раскрытие тайн тинктуры семи металлов» («Revelation des mysteres des teintures des sept metaux»): «Видел я это собственными глазами, прикасался к этому собственными руками, осмыслил это силой своего разума, а посему ничто не может помешать мне в это верить и использовать на протяжении жизни сей, пока не явится смерть, которая всему кладет предел.

…Помимо любви к Господу, подвигнула меня на это привязанность к ближнему моему,[81] коему хотелось мне доказать, что желаю я ему таких же благ, как самому себе. Равно как недругам и злобным преследователям сед божественной науки доказал я, что могу осыпать главу их горящими угольями.

В-третьих же, пусть противники и хулители узнают о человеке, который изведал больше всех других заблуждений и открыл больше всех других тайн природы, дабы поняли они, кто достоин осуждения, а кто хвалы; м еще: да не будет сей великий секрет погребен во мраке или затоплен могучим потоком времени, но воссияет лучами истинного света, избегнув крушения и оказавшись вне досягаемости тупой толпы. Что до публикации сей правдивой и неложной исповеди моей, то много было знающих и безупречных людей, которые могли бы подтвердить истинность всего мною написанного».

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №41  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:53 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Заключение

Королевское искусство



Полагаю, на предыдущих страницах мне удалось убедительно доказать реальность алхимии, так что согласиться с этим должен и самый недоверчивый человек. Однако я знаю, что псевдонаучное мышление, унаследованное от XIX века, никогда не согласится признать неприятную для себя истину. Это присуще многим ученым, не желающим отказаться от привычного образа мыслей, и еще в 1758 году таким людям дал великолепное определение Дом Жозеф Пернети в предисловии к своему «Мифо-герметическому словарю»: «Напрасно герметических философов почитают безумцами; поистине смехотворным выглядит другое: когда дерзко называют объект научного исследования химерой те, кто не сумел проникнуть в науку сию или же ничего о ней не ведает. Так слепой мог бы судить о цветах. Могут ли разумные люди относиться серьезно к подобным критическим замечаниям, если за холодными сарказмом хулителей скрывается обыкновенное невежество? Они вводят в заблуждение тупых читателей, всегда готовых аплодировать им. Следует ли отвечать на их нападки? Нет: их нужно попросту отправить в школу мудрецов. Соломон, не столь напыщенный и самодовольный, как эти су дьи, раздувающиеся от гордости и ослепленные предрассудками, считал достойными всяческого внимания иероглифы, поговорки, загадки и философские притчи, которые должны стать объектом изучения для человека мудрого и осмотрительного».

Впрочем, мне могут возразить, что представленные мной доказательства основаны на свидетельствах тех или иных людей, а на человеческое суждение полностью полагаться нельзя. Это верно, но здесь нам на помощь приходит статистика: если бы я представил два-три сообщения о трансмутации, их можно было бы не принимать в расчет; однако речь идет о множестве таких фактов и еще большем количестве очевидцев. Нужно ли добавлять, что в этой книге я, привел едва лишь половину случаев проекции, следы которых сохранились в истории? Полагаю, здесь уместно будет напомнить слова великого ученого современности Камиля Фламмариона:[82] «Количество подобных свидетельств — за вычетом тех, что были основаны на иллюзии, ошибке или даже розыгрыше — внушает тем большее почтение, что мы по справедливости должны учитывать, средний умственный уровень людей, их рабскую зависимость от чужого — мнения и трусливое; нежелание признавать даже очевидные факты «Дома с привидениями».[83]

открыть спойлер
Камиль Фламмарион, сам столкнувшийся с отсутствием подлинно научного духа у собственных коллег, великолепно обосновал правоту своего подхода на примере метеоритов — этих упавших с неба камней, существование которых наука долго отрицала, Его аргументация представляет для нас двойной интерес: во-первых, она вполне приложима к трансмутации металлов, во-вторых, она выводит на сцену французского химика Лавуазье[84] — главного виновника того, что алхимия была отторгнута официальной наукой.

Итак, Камиль Фламмарион рассказывает нам, что некий аббат Башле увидел камень, упавший с неба прямо к его ногам (явление хорошо известное и всеми признаваемое в наши дни), о чем и сообщил в Академию наук. Сообщение это было отдано Лавуазье на экспертизу. Вот отрывок из его доклада Академии: «Г-ну Фонжеру, г-ну Каде и мне было поручено изучить заявление г-на аббата Башле о камне, который якобы упал с неба во время грозы,

Вероятно, в истории нет другого камня, о котором было бы столько написано самыми различными авторами. Об этом можно судить и по тому, скольким веществам было присвоено наименование громового камня. Однако, невзирая убежденность древних в его реальности, настоящие физики всегда считали существование подобных камней более чем сомнительным. По этому поводу уже высказывался г-н Лемери, чей меморандум опубликован среди прочих докладов Академии в 1700 году.

Если существование громовых камней ставилось под сомнение в эпоху, когда физики почти ничего не знали о природе грома, с еще большим основанием об этом можно говорить сейчас, когда современные физики обнаружили идентичность этого явления с электрическим разрядом. Как бы там ни было, мы намерены со всем вниманием изучить сообщение г-жа Башле; затем мы остановимся на выводах, которые следуют из жего… (Я опускаю сообщение аббата Башле, чрезвычайно подробное и достоверное, но для нас в данном случае излишнее).

Итак, мы полагаем возможным заключить, основываясь исключительно на научном анализе и не приводя других доводов, которым здесь же место, что представленный г-жом Башле камень никоим образом же связан с громом, что он совсем не падал с неба, что он же был также сформирован из минералов, образовавших сплав вследствие удара молнии, как можно было бы предположить; камень этот являет собой одну из разновидностей пирита, в котором нет ничего особенного, кроме печеночного запаха, возникающего при растворении в морской кислоте; такое явление действительно не происходит при растворении обыкновенных пиритов. Самым правдоподобным объяснением, которое наилучшим образом согласуется с законами физики, с приведенными г-ном аббатом Башле фактами и с нашими собственными опытами, кажется нам следующее: в камень, вероятно, присыпанный слоем земли или травой, ударила молния, о которой стали упоминать именно в связи с этим обстоятельством; поверхность камня частично расплавилась под воздействием сильного тепла, но оно оказалось недостаточно продолжительным, чтобы проникнуть внутрь, и поэтому камень не подвергся деформации».

И Камиль Фламмарион заключает: «Этот доклад Лавуазье Академии наук вызывает вполне определенные ассоциации с теми исследованиями, о которых мы говорим. Очевидцы видели собственными глазами, как упал с неба камень; это произошло при свете дня, 13 сентября 1768 года, посреди ровного поля; они подобрали камень, и вот он здесь; его изучают и приходят к выводу… что он с неба не падал! Предубеждение мешает признать истину. Поскольку народные представления о связи этих камней с молнией являются ложными, не возникает даже мысли пересмотреть теорию и допустить хоть на миг, что объяснение может быть другим. Свидетельство отвергается напрочь, и в наши дни по-прежнему благоденствует школа любителей парадокса, по мнению которых, очевидцам доверять нельзя».

Сходная научная. бесчестность привела к тому. что некоторые современные популяризаторы объявили ван Гельмонта и Гельвеция алхимиками, поскольку свидетельства их невозможно опровергнуть. Впрочем, не стоит больше останавливаться на этих софистических уловках, отживших свое время: трансмутация металлов существует, и этот факт никакому сомнению не подлежит.

С другой стороны, весьма знаменательно, что в качестве яркого примера ненаучного мышления Камиль Фламмарион вывел именно Лавуазье, человека, который произвел революцию в химии и отбросил герметическое искусство в сферу средневековых предрассудков. Каким образом он это сделал? Да почти так же, как в случае с камнем, упавшим с неба. Он взял за основу гипотезу Лемери (да, да, того самого Лемери, на авторитет которого он ссылается в своем докладе Академии) о простых веществах и превратил ее в догму, в непреложный химический закон: «Простое тело нельзя разложить никакими известными на сегодняшний день способа-ми». Стало быть, как аббат Башле не мог увидеть упавший с неба камень, ибо небесных камней не существует, так и трансмутация металлов невозможна, поскольку металлы являются простыми не-разложимыми телами. Утверждение категорическое, но столь же категоричен был Арнальдо де Виланова, когда в трактате «Путь Пути» («Chemin du Chemin») писал следующее: «Каждая вещь составлена из элементов, на которые ее можно разложить. Приведем пример несомненный и легкий для понимания: под воздействием тепла лед превращается в воду, значит, это вода. Между тем все металлы превращаются в ртуть; значит, ртуть является исходной материей всех металлов. Далее я объясню, каким способом производится эта трансмутация, дабы опровергнуть мнение тех, кто утверждает, будто форма металлов изменению не подлежит. Они были бы правы, если бы нельзя было превратить металлы в их исходную материю, но я покажу, что такое превращение металлов в исходную материю совершить легко, а следовательно, трансмутацмя является возможной и достижимой». Современная наука признала ошибку Лавуазье, но не согласилась и с мнением мэтра Арнальдо, и прочих адептов. Подобно химику XVIII века, она не желает допустить существование параллельной науки с другими законами, которые поэтому остаются для нее непостижимыми. Современные химики радикально пересмотрели воззрения Лавуазье, но сохранили в неприкосновенности его догмат о невозможности трансмутации металлов алхимическими средствами; однако мы знаем, что подобная трансмутация происходила прежде и происходит сейчас. И я абсолютно уверен, что в один прекрасный и, вероятно, недалекий день реальность алхимии будет признана официальной наукой, как это случилось с небесными камнями, существование которых Лавуазье отрицал, хотя ныне это является общепризнанным фактом.

В своей книге я хотел, прежде всего, осветить практические и осязаемые стороны алхимии, чтобы доказать ее материальную реальность. Ибо многие писатели, которые изучали герметические тексты и пришли к справедливому заключению, что трансмутация металлов не была достойной адепта целью, сделали отсюда вывод, будто алхимик стремился только к духовному совершенству и через магистерию символических описывал этапы своих исканий на пути, где человеческое тело является одновременно и первичной материей, и атанором Деяния. Они придумали и соответствующее название — «духовная алхимия»; подобное искажение смысла стало возможным вследствие невнимательного изучения текстов. Достигнув первого уровня понимания и осознав, что герметический философ не был простым добытчиком золота, они не смогли подняться на второй уровень, где им открылся бы истинный смысл Великого Деяния.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №42  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:54 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Тем не менее мы не должны пренебрегать и символическим аспектом гермегических текстов м опытов. Эта проблема требует пристального внимания, но в рамки настоящего исследования она не укладывается. Отмечу только, что описание каждой стадии магистерии может быть осмыслено на нескольких уровнях: во-первых, это практическая реализация камня; во-вторых, взаимовлияние опыта и человека, производящего опыт; в-третьих, роль адепта в гармоническом развитии Великого Деяния. Например, в том отрывке, где Силиани описывает операции Второго Деяния, мы прочли, чью материю следует пропитывать астральным духом, а философским синонимом последнего служит молоко Богородицы. Из этого следует, что в плане материальном первичную материю действительно нужно пропитывать указанным солевым раствором; однако мы не должны забывать, что на другом уровне молоко Богородицы символизирует Деву Марию, мать Иисуса Христа[85] и, следовательно, адепт должен пребывать в состоянии благодати, наконец — и это уже третий уровень — в перспективе Великого Деяния это указывает на момент, когда божественное вмешательство становятся необходимым, чтобы перевести происходящие в философском яйце процессы из сферы химии в область алхимии.

Имеется и множество других проблем, которые могли бы стать сюжетом этой книги, причем некоторые из них являются столь таинственными, что о них обычно говорят лишь намеками — либо в силу недостаточной информированности, либо из опасения сделать достоянием публики факты, способные серьезно повлиять на экономику и политику. К примеру, в министерстве промышленности и торговли есть отдел, который изучает состояние мирового рынка золота. И один из его сотрудников как-то рассказал одному из моих друзей, что две страны продают необычно большое количество золото, значительно превосходящее по качеству металл, который они могли извлечь из своих недр или из банковских сейфов… С другой стороны, хоть мы и не собираемся возрождать легенду о Девяти правителях, втайне управляющих миром, следует считаться с постоянно возникающими слухами, а порой и утечкой информации о том, что существует некая небольшая группа бессмертных, которые будто бы живут среди нас и неприметно руководят обществом. Помимо прочих качеств эти люди, говорят, обладают способностью перемещаться во времени. Один мой знакомый однажды явился без предупреждения к своему другу-алхимику — из числа подлинных алхимиков, живущих и работающих скрытно от всех, — и застал его за разговором с человеком в одеянии XVII века. Чрезвычайно смущенный, алхимик выпроводил нежданного гостя, с которым был, однако, в самых тесных отношениях; поступил бы он так, если бы его собеседник вырядился в старомодный костюм лишь затем, чтобы пойти на бал-маскарад (впрочем, в полдень это все равно выглядело бы крайне странно)? Обо всем этом и многом другом я больше не скажу ни слова — по очень простой причине: у меня нет никаких надежных сведений на сей счет.

открыть спойлер
Зато у меня есть вполне надежные сведения об алхимии прошлого и настоящего, поэтому я могу утверждать ее неоспоримую реальность. Но возникает вопрос: откуда она появилась? На этой стадии нашего исследования легенда о Гермесе уже не способна нас удовлетворить. Каким образом возникли подобные знания, во многом опередившие нашу официальную науку, в рамках древней цивилизации, где техника находилась в зачаточном состоянии, а теория строения материи просто не существовала? Полагаю, ответ можно найти у физика-атомщика Фредерика Содди, получившего Нобелевскую премию за открытие изотопов. Вот что он пишет в своей книге «Интерпретация радия и учение о радиоактивности» (Le Radium interpretation et enseignement de la radioactivite): «Весьма любопытной представляется, в частности, замечательная легенда о философском камне. которая принадлежит к числу самых древних и универсальных верований, причем происхождение ее не может быть с уверенностью установлено, сколь бы далеко ни углублялись мы в прошлое. Философскому камню приписывали способность не только совершать трансмутацию металлов, но и воздействовать в качестве эликсира жизни. Между тем, каким бы ни был источник этой ассоциации идей, на первой взгляд, лишенной смысла, она в действительности служит чрезвычайно точным и лишь слегка аллегорическим выражением нашего нынешнего видения мира. Не нужно слишком напрягать воображение, чтобы увидеть в энергии жизненную суть физической вселенной; а сегодня мы знаем, что именно благодаря трансмутации выделяются первичные источники физической жизни вселенной. Значит, это древнее сближение трансмутационной силы и эликсира жизни не является простым совпадением? Я предпочитаю думать, что это реликты многочисленных доисторических цивилизаций, едва слышные голоса людей, задолго до нас вышедших на дорогу, по которой мы следуем теперь. Но прошлое это, вероятно, так удалено, что современные ему атомы в буквальном смысле слова успели полностью разложиться…

Предоставим же нашему воображению свободно витать в этих идеальных сферах: предположим, что созданная нами гипотеза верна, и мы можем довериться хрупкому сооружению из легенд и суеверий, оставшихся нам в наследство от доисторических времен. Не попытаться ли нам найти некоторые основания для этих верований в том, что какая-то угасшая и забытая цивилизация овладела не только приобретенными нами совсем недавно познаниями, но обрела еще не ведомые нам способности?»

Это, полагаю, и служит ответом на наш вопрос: алхимия — это память о людях, живших на нашей земле задолго до потопа. С возражением палеонтологов об отсутствии человеческих костей и иных следов такой цивилизации можно считаться лишь в ограниченных временных пределах. После ледникового периода никакие останки сохраниться не могли. Однако мы знаем, что до обледенения полюсов там царил тропический климат, а радикальные изменения произошли в результате какого-то гигантского катаклизма, захватившего всю Землю. Мы вполне можем предположить, что некая цивилизация прошла через все геологические периоды, сохранившись в крохотных этнических группах и, вероятно, в подводных городах. Их обитатели сберегли воспоминания о разрушительной катастрофе (быть может, атомной войне) и, равным образом, о научно-технических познаниях своей великой эпохи. Алхимия и ее родная сестра астрология оказались бы тогда реликтами, крохотными частицами забытой науки, которая погрузилась в глубины коллективного подсознания и всплывала на поверхность лишь благодаря отдельным индивидуумам, получившим божественное откровение.

В конце нынешнего, XX века мы вновь находимся в преддверии катаклизма всепланетного масштаба, и алхимическое Деяние приобретает первостепенную ценность, поскольку это одно из немногих средств спасения человечества, которому угрожает неслыханная опасность в тот момент, когда наша материалистическая, механическая и атеистическая цивилизация уже разрушила связи между людьми и готовится окончательно их уничтожить. Созданные ими машины постепенно поработили их, и мы движемся к цивилизации роботов, где реальная власть будет принадлежать громадным компьютерам, а человек перейдет в добровольное услужение к ним. Некоторые азиатские народы, особенно индусы, могут вырваться из этого ада благодаря йоге и прочим средствам умственной концентрации, но любая попытка внедрить эти средства на Западе — который обречен на гибель — окажется тщетной, ибо они противоречат нашему складу ума. Напротив, алхимический путь дает возможность подняться до состояния просветления, в котором мы перестанем быть игрушками или, называя вещи своими именами, марионетками в руках внешних сил и научимся сами управлять ими. Алхимия также дает нам средство освободиться от земных случайностей, избавиться от страха перед болезнями и продлить нашу жизнь далеко за пределы изначально отпущенного нам, смехотворно короткого срока,

Перед лицом угрожающих нам войн, перед лицом атомной опасности, перед лицом суетливой и шумной современной жизни, перед лицом механизированной цивилизации завтрашнего дня я вижу только два средства спасения: это — молитва или Великое Деяние.

Я уже купил агатовую ступку.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №43  СообщениеДобавлено: 17 июл 2013, 08:55 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
Термины и понятия


А

АВРААМ ЕВРЕЙ — автор книги, которую увидел во сне Никола Фламель.

АГРИКОЛА ГЕОРГ — алхимик XVI века.

АГРИППА ГЕНРИХ КОРНЕЛИЙ — чародей и суфлер XVI века.

АДЕПТ — алхимик, которому предположительно удалось создать философский камень.

АЛХИМИК — человек, работающий в лаборатории над созданием философского камня, но еще не достигший этой цели.

АЛЬБЕРТ ВЕЛИКИЙ (СВЯТОЙ) — адепт, ученый и философ XIII века.

АЛЬКАЭСТ — название, данное Парацельсом универсальному растворителю.

АЛЬТУС — псевдоним Якоба Сулата, автора «Безмолвной книги» («Mutus Liberг»).

АНДРОГИН — наименование первичной материи, которая включает в себя мужское и женское начало (серу и ртуть философов). Ее герметическим синонимом является гермафродит.

открыть спойлер
АРНАЛЬДО ДЕ ВИЛАНОВА — адепт и врач XIII века.

АРТЕФИЙ — адепт XII века.

АРХИМИК — химик, который стремится осуществить трансмутацию прямыми или «особенными» способами.

АСТРАЛЬНЫЙ ДУХ — см. молоко Богородицы.

АТАНОР — печь, в которую помещают философское яйцо во время вываривания философской материи.

АУРИПИГМЕНТ — природный минерал сернистого мышьяка. Его часто и ошибочно принимали за первичную материю Деяния.


Б

БАРБО АРМАН — современный адепт и спагирист.

БЕРЖЬЕ ЖАК — современный популяризатор науки.

БЕРИГАРД ПИЗАНСКИЙ — итальянский философ XVII века.

БЕРНАРДО ИЗ ТРЕВИЗО — адепт XV века. Его называют также Добряк из Тревизо или Бернардо, граф Тревизской марки.

БЁТТГЕР ИОГАНН ФРИДРИХ — алхимик XVII века, который вместо тайны создания золота открыл секрет изготовления саксонского фарфора.

БОЙЛЬ РОБЕРТ — британский физик и химик XVII века.

БЭКОН РОДЖЕР — британский адепт XIII века, монах-францисканец


В

ВАН ГЕЛЬМОНТ ИОГАНН БАПТИСТ — врач и химик XVII века.

ВАРКА — вываривание философской материи в атаноре.

ВАСИЛИИ ВАЛЕНТИН — адепт XV века, монах-бенедиктинец.

ВЕЛИКОДУШНЫЙ — эпитет алхимика, который сообщает подлинные сведения.

ВЕЛИКОЕ ДЕЯНИЕ — это выражение обозначает конечную цель всех алхимических операций, первым подступом к которой является создание философского камня.

ВЕНЕРА — синоним меди.

ВИННЫЙ КАМЕНЬ — тартрат или соль винной кислоты, которую получают из винного камня, снятого со стенок бочки.


Г

ГАРМОНИКА — соль или кислота, пребывающие в «гармонии» с другими элементами магистерии.

ГЕБЕР — арабский адепт VIII века.

ГЕЛЬВЕЦИЙ ИОГАНН ФРИДРИХ — голландский врач XVII века.

ГЕРБЕРТ — французский алхимик X века, родом из Орийяка; был избран папой под именем СильвестраII.

ГЕРМАФРОДИТ — см. андрогин.

ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ — легендарный египетский фараон, которому легенда приписывает создание алхимии и авторство нескольких герметических. трактатов.

ГЕРМЕТИЧЕСКИЙ ФИЛОСОФ — так называют человека, познавшего теорию магистерии.

ГЕРМЕТИЧЕСКИЙ — опирающийся на учение Гермеса.

ГЛАУБЕР РУДОЛЬФ — немецкий алхимик XVII века.

ГОРТУЛЕН — алхимик, прославившийся своими комментариями к «Изумрудной скрижали», которые ему удалось сделать столь же непонятными, как и основной текст!


Д

ДВОЙНОЙ ОГНЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК — выражение Василия Валентина, обозначающее двойную соль, которая образует тайный огонь.

ДЕЯНИЕ — эти словом обозначается либо магистерия в целом, либо одна из ее частей. Различают также Первое Деяние, в ходе которого удаленная материя камня переходит в состояние приближенной; Второе Деяние, которое приводит к появлению ребиса; Третье Деяние, которое завершается созданием философского камня.

ДИ ДЖОН — британский ученый, маг и суфлер XVI века.

ДИГБИ (ШЕВАЛЬЕ) — химик XVII века.

ДРАКОН — обычно этим словом называется сера философов, но в соединениях оно может иметь самые разные значения. Например, чешуйчатый дракон есть не что ргаое, как удаленная материя.

ДУБ — речь идет об обыкновенном дереве. Один из компонентов тайного огня приготовляется из его золы.

ДЮЖОЛЬ ПЬЕР — книготорговец начала нынешнего века, который специализировался на продаже герметических изданий. Он написал несколько алхимических трактатов под псевдонимом Магофон (Magophon).


Ж

ЖИДКОЕ СЕРЕБРО — как правило, это обыкновенная ртутъ, но иногда речь идет о преображенной ртути, полученной в процессе магистерии.

ЖОЛИВЕ-КАСТЕЛО — архимик начала века.


З

ЗАШЕР ДЕНИ — адепт XVI века, уроженец Юго-западной Франции.

ЗЕМЛЯ — выражение «наша земля» служит, как правило, для обозначения первичной материи.

ЗЕФЕЛЬД — алхимик XVIII века.

ЗОЛОТО АЛХИМИЧЕСКОЕ — речь идет о металле, преображенном в золото путем трансмутации, который, впрочем, ничем не отличается от природного золота, ибо имеет только один устойчивый изотоп.

ЗОЛОТО ПИТЬЕВОЕ — медицинское снадобье, открытое Парацельсом.

ЗОЛОТО МУДРЕЦОВ — обычно так называется сера первичной материи; иногда речь идет об удаленной материи,

ЗОЛОТО ОБЫКНОВЕННОЕ — речь идет о металле, который обращается в торговле.

ЗОЛОТО ФИЛОСОФСКОЕ — обычно так называется первичная материя или одна из ее составляющих. Иногда служит синонимом золота философов,

ЗОСИМА ПАНАПОЛИТАНСКИЙ — адепт, который жил в Александрии в III или IV веке н. э.


И

ИОАНН XXII — Папа Римский (XIV век), который издал буллу против алхимиков, хотя сам написал трактат о трансмутации металлов, а оставленные им баснословные богатства были, скорее всего, алхимического происхождения.

К

КАМЕНЬ ФИЛОСОФОВ — синоним первичной материи Деяния.

КАРО РОЖЕ — современный алхимик.

КВИНТЭССЕНЦИЯ — у этого слова есть несколько значений. Оно может указывать на металлическую основу, полученную после растворения. Его используют в качестве синонима Красного Деяния. Иногда так называют кроваво-красную субстанцию, которая возникает в процессе вываривания.

КЕЛЛИ ЭДУАРД — британский суфлер XVI века.

КЕРМЕС — в буквальном значении речь идет об одной разновидности дуба (хермесовый дуб). В философском смысле этим словом обозначается кермезит — минерал, близкий к стибину (серная сурьмяная руда).

КИНОВАРЪ — минерал сернистого соединения ртути, который часто и ошибочно принимали за первичную материю.

КОГОБАЦИЯ — последовательные дистилляции, концентрирующие продукт.

КОЛБА — стеклянный сосуд с длинным горлом.

КОМПОТ — речь идет о содержимом философского яйца; часто пишется компост.

КОРАБЛЬ — синоним сосуда. Этим словом обозначается, как правило, некая емкость из стекла или глины, куда помещается философская материя. Это может быть реторта, колба, склянка и т. д.

КОРОЛЕВСКАЯ ВАННА — жидкость, приготовленная из раствора молока Богородицы и философской ртути; в ней омывается первичная материя, достигшая стадии ребиса (см.).

КОРОЛЪ КАЛИД — халиф или султан примерно XI века, который будто бы увлекался алхимией.

КОСМОПОЛИТ — адепт конца XVI века, которого в действительности звали Александр Сетон.

КУНРАТ АНРИ — герметический философ конца XVI века.

КУПОРОС — не имеет никакого отношения к соли, носящей это имя. Речь идет о философском растворителе, названном


Л

ЛАВУАЗЪЕ АНТУАН ЛОРАН ДЕ — французский химик XVIII века.

ЛАНГЛЕ ДЮ ФРЕНУА НИКОЛА — священник и историк XVIII века.

ЛАСКАРИС — адепт XVIII века.

ЛЕЙБНИЦ ГОТФРИД ВИЛЬГЕЛЬМ — немецкий философ и математик XVII века, скончавшийся в 1716 году.

ЛИМОЖОН ДЕ СЕН-ДИДЬЕ — французский алхимик XVII века.

ЛУЛЛИЙ РАЙМУНД — адепт XIII века, родившийся на Пальма де Мальорке.

ЛУНА — синоним серебра. Может также воплощать одно из двух начал, составляющих изначальную материю; в этом случае употребляется вместе слова «Солнце».

ЛУНАТИЧЕСКИЙ ВУЛКАН — синоним тайного огня.


М

МАГИСТЕРИЯ — совокупность операций, которые приводят к реальному созданию философского камня.

МАГНЕЗИЯ РАСТИТЕЛЪНАЯ — синоним изначальной материи.

МАГОФОН — см. Дюжоль.

МАЙЕР МИХАЭЛЪ — врач и алхимик начала XVII века.

МАЙСКАЯ РОСА — речь идет о полевой росе, которую следует собирать в марте и апреле, а использовать в мае.

МАНЖЕ ЖАН ЖАК — генуэзский врач XVII века, поклонник науки, издавший книгу «Собрание химических редкостей» («Bibliotheca chemical curiosa»).

МАРИЯ ЕВРЕЙКА — супруга александрийского алхимика, который жил в IV веке н. э.

МАРС — синоним железа.

МАТЕРИЯ ПРИБЛИЖЕННАЯ — это выражение обозначает изначальную материю, с которой были произведены все операции первой фазы Деяния.

МАТЕРИЯ ПЕРВИЧНАЯ — естественный минерал, содержащий серу, ртуть и соль философов. Минерал этот покрыт «зловонной серой» (выражение Космополита), которую не следует путать с серой философов.

МАТЕРИЯ УДАЛЕННАЯ — речь идет о необработанном минерале, извлеченном из рудника.

МЕНСТРУАЦИЯ — синоним растворителя.

МОЛОКО БОГОРОДИЦЫ — соль, полученная при помощи майской росы.

МОРХОФ ГЕОРГ — врач и писатель XVII века, поклонник науки.

МОРЪЕН ФИЛОСОФ — римский алхимик из Александрии, который будто бы жил в X или XI веке. Его беседы с королем Калидом (см.) пользуются большим авторитетом, что никак не подтверждает подлинность существования как одного, так и другого.

МЫШЬЯК — в старнинных трактатах, написанных до XVI века, этим словом обозначалась соль философов.


Н

НЕБЕСНОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ — синоним алхимического искусства.

НИТРАТ — синоним селитры.

НИТЬ АРИАДНЫ — указания, позволяющие ученику найти верный путь в лабиринте философских рассуждений. Данную книгу следует считать не трактатом, а своеобразной нитью Ариадны для будущих учеников.

НОСТОК — название водоросли, которая не имеет ничего общего с философским Деянием, хотя некоторые алхимики использовали его для сравнений и тем самым ввели в заблуждение множество суфлеров.


О

ОБЪЕКТ МУДРЕЦОВ — еще одно обозначение первичной материи.

ОГОНЬ ПРИРОДНЫЙ — свойство, присущее любой материи.

ОГОНЬ ПРОТИВОПРИРОДНЫЙ — огонь, получаемый при помощи угля, газа или электричества.

ОГОНЬ ТАЙНЫЙ — двойная соль, приготовленная знатоком искусства. В качестве, синонима используется выражение первый агент.

ОРЕЛ — синоним сублимации (возгонки) у Филалета.

ОСОБЫЙ — этим словом обозначается «особый способ», посредством которого совершается прямая трансмутация металла в золото без применения Универсального снадобья — отсюда и возникло название. Василий Валентин в своих трудах указывает по меньшей мере один из таких способов..


П

ПАВЛИНИЙ ХВОСТ — этим выражением обозначается последовательностъ цветов, сменяющих друг друга в ходу одной из стадий вываривания.

ПАРАЦЕЛЬС ТЕОФРАСТ — швейцарский врач и алхимик XVI века.

ПЕРВЫЙ АГЕНТ — синоним тайного огня.

ПЕРЕНЕЛЛА — жена Никола Фламеля.

ПЕРНЕТИ ДОМ АНТУАН ЖОЗЕФ — французский монах, эрудит и историк XVIII века.

ПЕЧАТЬ ГЕРМЕСА — иначе — герметическая затычка; маслянистая жидкость, покрывающая компот (см.) и не пропускающая воздух.

ПИРИТ (СЕРНЫЙ КОЛЧЕДАН) — природный минерал сернистого соединения железа.

ПЛЕВОК ЛУНЫ — синоним тайного огня.

ПОКЛОННИК НАУКИ — человек, познавший тайны алхимии, но не работавший в лаборатории

ПОРОШОК ПРОЕКЦИИ — эта субстанция создается путем сплава философского камня с тем металлом, который хотят получить; обычно это золото.

ПРОЕКЦИЯ — синоним трансмутации металлов.

ПУАССОН АЛЬБЕР — алхимик и писатель конца XIX века.

ПУТЬ — есть три пути, ведущие к реализации философского магистерства; один называется коротким, второй — влажным, третий — сухим. Они различаются по длительности, сложности м характеру составляющих его операций.


Р

РАБЛЕ ФРАНСУА — французский писатель XVI века, который был монахом-бенедиктинцем, врачом, профессором анатомии и кюре в Медоне, а также, о чем известно гораздо меньше, герметическим философом:

РАЗЕС (РАЗИ) — арабский алхимик и врач, живший примерно в X веке.

РЕБИС — двойная субстанция, которую получают в процессе двух первых Деяний, а в третъем подвергают вывариванию в философском яйце.

РЕВНИВЫЙ — эпитет алхимика, который дает ложные сведения.

РЕТОРТА — алхимическая колба.

РИПЛИ ДЖОРДЖ — британский адепт XV века.

РОЗА И КРЕСТ — тайное общество, основанное алхимиком Христианом Розенкрейцером, фигурой более или менее легендарной.

РОЗЕНКРЕЙЦ ХРИСТИАН — этот алхимик, согласно легенде, жил в XIV веке, достиг ступени адепта и обрел бессмертие. Утверждают, что впоследствии он появлялся в облике Филалета и графа де Сен-Жермена.

РТУТЬ ФИЛОСОФОВ — женское начало, заключенное в первичной материи.

РТУТЪ ФИЛОСОФСКАЯ — соль, извлеченная из первичной материи под воздействием тайного огня.

РТУТЬ — жидкое серебро, которое обращается в торговле. Выражение «наша ртутъ» может обозначать что угодно от первичной материи до философской ртути и т. п.

РУДНИК МУДРЕЦОВ — синоним первичной материи, находящейся в состоянии удаленной.


С

САЛЬМОН ГИЙОМ — алхимик и писатель XVII — начала XVIII века.

САТУРН — синоним свинца.

СЕЛИТРА — нитрат калия, формула KNO3.

СЕНДИВОГ МИХАЭЛЬ — моравский алхимик XVII века, который собрал труды Космополита, женился на его вдове и стал выдавать себя за него.

СЕН-ЖЕРМЕН ГРАФ ДЕ — алхимик и, возможно, адепт XVIII века. Этот человек представляет собой одну из самых интригующих исторических загадок. Говорят, в настоящее время он живет в Венеции!

СЕРА — мужское начало, заключенное в первичной материи.

СЕРЕБРО ЖИДКОЕ — старинное название ртути.

СИЛИАНИ — алхимик XIX века.

СЕТОН АЛЕКСАНДР — см. Космополит.

СНАДОБЬЕ УНИВЕРСАЛЬНОВ — разведенный философский камень. По завершении операций Белого Деяния получаются снадобья низшего порядка.

СОЛНЦЕ — синоним золота.

СОЛЬ — субстанция, посредством которой сера соединяется с ртутью философов. До Василия Валентина и Парацельса соль часто называли мышьяком или же не упоминали о ней вовсе.

СОЛЬВЕ Э КОАГУЛА — в этих двух латинских словах суммируется большая часть операций магистерии, поскольку в процессе двух первых Деяний твердые тела распускаются, а летучие вещества затвердевают.

СПАГИРИЯ — придуманный Парацельсом термин, которым обозначается искусство создания медицинских или химических препаратов алхимическими способами.

СПИНОЗА БАРУХ — голландский философ XVII века.

СТАРИК — выражения «наш старик» или «отец металлов» служат для обозначения Рудника мудрецов.

СТАРКИ ДЖОРДЖ — британский врач XVII века, который познакомился с Филалетом в английской Америке.

СТИБИН — природный минерал сернистого соединения сурьмы.

СУБЛИМАЦИЯ (ВОЗГОНКА) — превращение твердого тела в пар, минуя стадию жидкости.

СУФЛЕР — ложный алхимик, который пытается произвести трансмутацию металлов в золото любыми способами и только с целью наживы. Наша химия родилась из их беспорядочных опытов, по ходу которых были открыты многие новые элементы,

СУХАЯ ВОДА, КОТОРАЯ НЕ СМАЧИВАЕТ РУК— синоним тайного огня. Однако у некоторых авторов это выражение обозначает философскую ртуть


Т

ТИФРО — архимик начала XIX века.

ТРАНСМУТАЦИЯ.(ПРЕОБРАЗОВАНИЕ) — алхимическая операция по превращению одного металла в другой; в современной науке осуществляется только физическим путем.


У

УМНОЖЕНИЕ (МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ) — последняя стадия магистерии, которая усиливает мощь камня. Фактически речь идет об очередном вываривании.

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ РАСТВОРИТЕЛЬ — эта жидкость, называемая также алькаэст, служит растворителем в трех стадиях магистерии; эпитет «универсальный» не означает, что с его помощью можно растворить любую материю.


Ф

ФАЗЫ ФИЛАЛЕТА — семь стадий с последовательной сменой температурного режима в процессе вываривания философского яйца.

ФИГЬЕ ЛУИ — писатель XIX века, автор книг по истории науки.

ФИЛАЛЕТ ЭЙРЕНЕЙ — британский адепт XVII века.

ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ — конечный продукт алхимического Деяния.

ФИЛОСОФСКОЕ ЯЙЦО — этим выражением обозначается стеклянный сосуд, в котором находится философская материя на стадии последнего вываривания.

ФЛАМЕЛЬ НИКОЛА — адепт и общественный писарь XIV века, умерший в начале XV века.

ФЛАММАРИОН КАМИЛЬ — французский астроном и ученый, скончавшийся в 1925 году.

ФОМА АКВИНСКИЙ (СВЯТОЙ) — поклонник науки, теолог и философ XIII века.

ФЮЛЬКАНЕЛЛИ — современный адепт.


Х

ХАОС — название первичной материи на дтадии уда-ленной. У некоторых авторов обозначает любую фазу Дея-ния в любом временном промежутке.

ХИМИЧЕСКАЯ СВАДЬБА — соединение серы и ртути философов в философском яйце.

ХРИСОПЕЯ — технический термин для обозначения трансмутации металла в золото.


Ш

ШАМПАНЬ ЖАН-ЖЮЛЬЕН — иллюстратор трудов Фюльканелли. Скончался в 1932 году.

ШМИДЕР КАРЛ ХРИСТОФ — немецкий профессор-историк XIX века. Его «История алхимии» остается луч-шей книгой из всех опубликованных на эту тему.


Э

ЭЛИКСИР ДОЛГОЙ ЖИЗНИ — философский камень, разведенный в гомеопатических дозах.

ЭСПАНЬЕ ЖАН Д' (ПРЕЗИДЕНТ) — бордосский адепт начала XVII века.


Ю

ЮПИТЕР — синоним олова.

ЮССОН БЕРНАР — современный поклонник науки.



Источник: http://www.razlib.ru/yezoterika/sokrovi ... /index.php

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Текущее время: 26 сен 2018, 06:39

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron