К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 12 дек 2018, 02:21

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
Сообщение №16  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:27 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ГЛАВА VII

ДОБРАЯ ЭТИКА


Зороастризм преимущественно этическая религия. Она естественно следует из теологических предпосылок или, может быть, более точно, теологические предпосылки в ней основаны на существенно нравственном взгляде на жизнь. Для зороастризма, как мы видели, главный и неизбежный факт жизни это зло. Добро есть добро, а зло есть зло, и невозможно одно произвести из другого. Отрицание существования отдельного принципа зла равносильно тому, чтобы вменить зло Богу. Но это немыслимо, следовательно, зло должно быть отдельным принципом. Поэтому зороаст-рийская мораль выражается в трех словах humat, — добрые мысли, добрые слова и добрые дела, и величайшее из них — добрые дела.
В этой главе мы воспроизводим перевод трех текстов. Первые два приписываются Адурбаду, сыну Мараспенда (здесь и далее более правильная транскрипция Махраспенд. — прим. перев.), о характере которого мы скажем несколько слов, а третий взят из "Меног-и-Кхрата" — "Книги Духа Мудрости", образного диалога в форме катехизиса, в котором Дух Мудрости предстает в ответах на вопросы, которые ставит некий мудрец. Я избрал два текста, приписываемые Адурбаду, потому что на него обычно ссылаются, как на последнего толкователя зороастрийской ортодоксии в сасанийское время. Пехлевийские книги, которые пережили его, трактуют его как канон ортодоксии, и Денкарт, претендуя на авторитет своего учения, возводит его к нему.
Адурбад жил в период царствования Шапура II (309—79 гг. до Р.Х.), в то время, когда зороастрийская ортодоксия была еще слабо очерчена. Его главные оппоненты, по-видимому, были фаталисты, зерванитская секта, сделавшая Фатум, или Время, независимым принципом, против которого человек был бессилен. Эта секта отрицала, следовательно, основную зороастрийскую доктрину о свободе человеческой воли, что означало разрушение самой основы зороастрийского дуализма. Чтобы опровергнуть эту и другие секты, Адурбад добровольно принял на себя ордалию расплавленной меди. Металл был излит на его грудь, но он вышел из ордалии невредимым. Память об этом чудесном событии поддерживалась, как. доказательство того, что взгляды Адурбада были единственно правоверными, а таковыми они были объявлены Великим Царем. "После того, как Адурбад стойкостью доказал неизменность своих взгля-дов, Царь заявил перед всеми этими представителями других сект, доктрин и школ мудрости: "Теперь, когда мы видели Религию здесь, на земле, мы не потерпим ложных религий и в этом мы будем исключительно ревностны". И так он и сделал".
открыть спойлер
Данные здесь два текста, приписываемые Адурбаду, должно быть, не являются подлинниками, но, тем не менее, они, по всей вероятности, достоверно представляют взгляды этого великого человека. Однако очень может быть, что они вставлены (в собрание пехлевийских религиозных текстов — прим. перев.), поскольку само имя Адурбада дает гарантию их ортодоксальности и поскольку они зороастрийские по самой своей сути.
В последней главе мы видели, что Религия должна быть приравнена Среднему. Кроме того, оказалось, что основной нотой в этих этических текстах является умеренность. Это мораль аристократического и урбанистического общества. Мы не находим здесь ни рекомендаций к (само)совершенствованию, ни крайностей самопожертвования, ни заповедей любить врагов или обходить иные препятствия, обращая их. Для Адурбада не возникает вопроса о любви к своему врагу — это было бы слишком. Все, что требуется и что диктует благоразумие, это избегать его. Правда, одно или два высказывания Адурбада имеют привкус христианской кротости. "Выкинь из головы все, что прошло и не беспокойся о том, что еще не пришло" — это напоминает христианскую заповедь не беспокоиться о завтрашнем дне. Тесная параллель с Новым Заветом очевидна также в высказываниях: "Не делай другим то, что было бы нехорошо для тебя" и "Когда садишься на званом обеде, не садись на самое высокое место, чтобы тебя не попросили оттуда и не заставили сесть на то, что ниже". Однако, нет причин думать, что тут прямое заимствование, так как параллели легко найти повсюду, например, в буддийских писаниях.
И все же общий тон и окраска высказываний Адурбада совершенно иные, нежели в изречениях Христа. Акцент всегда ставится на умеренность и на исключение крайностей. То, что требуется от человека в первую очередь и в основном, почти наверняка можно назвать здравым смыслом. Хотя фактически слово khrat в этих текстах я перевел повсюду как "мудрость", однако, слово "благоразу-мие" мне кажется ближе к истинному значению, и может быть, лучше было бы перевести его как "здравый смысл". Именно, с точки зрения здравого смысла на жизнь, человек должен наслаждаться добрыми вещами этого мира, в то же самое время приготовляя себя правильным и благоразумным поведением к вечной жизни на Небесах. Аскетизм, с одной стороны, и чистый гедонизм, с другой — это крайности и потому исключаются. Причем первый из двух считается худшим, так как наносит оскорбление Богу, который сотворил мир и сделал его благим и который положил Человеку сражаться со Злом в нем, чего можно достичь, лишь добиваясь все большего процветания для этого мира.
Особенно симпатичны советы Адурбада о том, чем надо заниматься в разные дни месяца; здесь акцент неизменно на необходимости поддерживать себя в состоянии полезной занятости и удовольствия. Тон задается предписанием на первый день месяца: "В день Хормазда пей вино и заключай брак". Жизнь в этом мире для зороастрийца — не изгнание в долину слез, но состояние удовлетворенности и наслаждения. Быть может, наиболее разительной иллюстрацией этого является совет Адурбада на день, посвященный Рашну, божеству, чья функция — посмертный суд над душой. Казалось бы, в такой день человеку следует подумать об ужасной расплате. Отнюдь нет, согласно Адурбаду: "В день Рашну жизнь весела — делай, в святости, все, что хочешь". Превосходный совет!
И все же, хотя Адурбад рекомендует благоразумное снисхождение к своим желаниям добрых вещей этой жизни, он не сулит преувеличенных надежд своим собратьям-мужчинам и вовсе отнимает их у женщин. "Человек, — говорит он, — подобен (кожаному) меху для воды, наполненному воздухом: когда он выкачен — ничего не остается"; или иначе: "они подобны сосункам, существам привычки, которые цепляются за свои привычки". Его взгляды суммированы в совете своему сыну: "Не доверяй и не доверяйся никому и ничему". Что касается женщин: "Не верь женщинам, чтобы у тебя не было причин для стыда и раскаяния. Не поверяй им своих тайн, чтобы усилия твоих трудов не пропали даром". Это не кажется слишком возвышенной точкой зрения на человеческую природу; скорее здесь проглядывает здоровый скептицизм.
Правдивость, великодушие, довольство своей судьбой и благое продолжение рода — вот те добродетели (и цели), которые он стремится внушить. Из пороков он выделяет мстительность, по-видимому, как самый страшный, хотя в не меньшей степени суров он к злословию и клевете, которые указывают на дурное происхождение (род). Весьма свежее впечатление производят также следующие прекрасные слова этого религиозного текста: "Насколько это возможно для тебя, не надоедай своему ближнему". Слова, которые я перевел как "надоедать", буквально означают "причинять страдание речью" (или "огорчать разговорами"), что на английском языке вполне прозрачно. То, что Адурбад считает "назойливого" положительно грешной личностью, делает честь его проницательности, так как из всех форм эгоизма эта — самая разрушительная, равно как и самая бестолковая. Что касается зороастрийца, то для него это грех, ибо это — высшая степень дурных манер, а дурные манеры сами по себе греховны.
"Живи доброй и полезной жизнью, будь внимателен к другим, исполняй свой религиозный долг, возделывай землю, создай семью и воспитай для мира культурных и обра-зованных детей. Помни одновременно, что эта жизнь — только вступление в следующую, и что твоя душа должна будет ответить за дела, сделанные тобой на земле". Таков смысл высказываний Адурбада, сына Мараспенда. Можно возразить, что его мораль весьма напоминает ту, что насаждается в лучших типах британских общественных школ. Это, может быть, и так, но это отнюдь не делает ее хуже.
Наш последний текст из "Меног-и-Кхрата" касается пития вина. Это малая жемчужина изысканной мудрости, и я предоставляю читателю смаковать ее по своему усмотрению, без предисловия и комментария.

СОВЕТЫ АДУРБАДА, СЫНА МАРАСПЕНДА
(Пехлевийские тексты, стр. 58—71)
"(1) Рассказывают, что у Адурбада не было детей от его тела и что поэтому он отдал всю свою веру богам. И что незадолго до того, как для Адурбада был рожден сын, он назвал его Зартушт (Зороастр), поскольку Зартушт, сын Спитама, имел прямой и честный нрав, и сказал: "Явись, мой сын, чтоб я мог научить тебя цивилизованному поведению (frahang)".
(2) Мой сын, думай о добродетели и не обращай свои мысли ко греху, ибо человек живет не вечно, и духовные вещи должны быть значительно более желанны.
(3) Выкинь из головы все, что прошло, и не беспокойся о том, что еще не пришло.
(4) Не полагай свою веру и доверие на царей и принцев.
(5) Не делай другим то, что не было бы хорошо для тебя.
(6) Будь прямодушен (или "сохраняй самостоятельность ума") среди правителей и друзей.
(8) Избегай любого, кто подходит к тебе в гневе или вражде.
(9) Всегда и везде возлагай надежду на богов и дружи с такими людьми, которые будут тебе полезны.
(10) Стремись всеми силами к тому, что от богов и Амешаспентов и, если нужно, отдай свою жизнь за них.
(11) Не доверяй своих тайн женщине.
(12) Выслушивай все, что ты слышишь, но не повторяй это без разбора.
(13) Не отпускай от себя жены и детей, кроме как для доброго воспитания (frahang), чтобы забота и прискорбное раздражение не пришли к тебе и не вызвали сожаления.
(14) Не раздавай милостыни, пока не придет сезонный праздник.
(15) Давай быстрый ответ лишь когда это согласно с умеренностью.
(16) Никогда и никого не уязвляй насмешкой.
(17) Не делись своими тайнами с заблуждающимися. (18) Желчного не бери спутником в путешествие. (19) Легкомысленного не делай своим советчиком. (20) Не води компанию с богатым за своим столом. (21) Не занимай у человека дурного нрава или низкого рода и не одалживай ему, ибо ты тяжко поплатишься в выгоде, и он всегда будет у твоих дверей или будет слать посыльных в твой дом, и оттого тебе придется страдать от великих потерь. (23) И его, того, кто дурного нрава, не вызывай также в суд, себе на помощь. (24) Не показывай завистнику своего имущества. (25) Не вверяйся ложному суду в присутствии правителей. (26) Не слушай слов клеветников и лгунов. (27) Не проявляй чрезмерного рвения в наказании других. (28) Не затевай ссору на празднике. (29) Не бей ближних. (30) Не старайся ради положения.
(31) Советуйся с людьми из благородной семьи, опытными в делах, смышлеными и доброго нрава; делай их своими друзьями. (32) Очень постарайся, чтобы в битве на тебе не было тяжкой ноши. (33) Избегай мстительных в позиции силы.
(34) Не вступай в спор с писцом. (35) Болтуну не поверяй своих интересов.
(36) Высоко уважай мудрого, чье состояние возвышенно, спрашивай его мнения и прислушивайся к нему.
(37) Никому не говори ложь. (38) Не принимай имущества у того, кто не знает стыда. (39) Никогда не иди на риск сознательно. (40) Не клянись ни в чем, будь то истинное или ложное.
(41) Когда соберешься строить дом, сначала оцени его стоимость. (42) За женщиной, которая должна стать твоей женой, ухаживай сам. (43) Если у тебя уже есть имение, начинай покупать более орошенную освоенную землю, ибо даже если она перестанет приносить доход, все же основной капитал останется.
(44) Насколько можешь, не надоедай своему ближнему. (45) Не пытайся мстить другим или вызвать у них убытки. (46) Распоряжаясь своей собственностью, будь щедр, насколько это возможно (для тебя). (47) Никого не обманывай, чтоб не иметь скорби от этого. (48) Храни высокое уважение к своим старшим, делай многое для них и слушай, что они говорят. (49) Одалживай только у родственников и друзей. (50) Лелей женщину, которая скромна и отдается в браке умному и знающему мужу, ибо умные и знающие подобны земле, которая приносит все виды плодов, если однажды семя брошено в нее.
(51) Будь прост в своей речи. (52) Никогда не говори без размышления. (53) Давай взаймы лишь при согласованных условиях (pat adhven). (54) Нежно возлюби мудрую и скромную женщину и проси ее руки. (55) Выбирая зятя, возьми доброго по натуре, честного и испытавшего жизнь, даже если он беден, ибо богатство придет к нему от богов. (56) Не смейся над старшими в своей семье, ибо ты подчинен им. (57) Не сажай в тюрьму гордого и безжалостного, но подбери ему стражей из больших людей и поставь над ними умного человека.
(58) Если у тебя есть сын, пошли его в школу грамоты, пока он еще мальчик, ибо искусство чтения и письма чрезвычайно приятно видеть. (59) Говори кратко и только после многих размышлений, ибо есть время, когда лучше говорить, а есть время, когда лучше хранить молчание, но в целом молчать лучше, чем говорить. (60) Избери человека, который правдиво передает (твои слова), своим посланником. (61) Не назначай покупного раба над истинными и верными слугами. Трать соразмерно своим средствам. (62) В своей речи будь вежлив. (63) Храни учтивость в беседе. (64) А в своих мыслях сохраняй праведность. (65) Не расхваливай себя; только так ты сможешь исполнить дела благочестия. (66) Когда не являешься в присутствие царей и принцев, приходится оставаться в немилости. (67) Ищи совета у добрых людей зрелого возраста. (68) Ничего не принимай от вора и ничего не давай ему, лучше прогони его прочь. (69) Имея страх пред адом, наказывай других лишь по размышлении. (70) Не верь и не доверяй никому и ничему.
(71) Используй авторитет в благих целях, чтобы ты, таким образом, мог достичь доброго положения. (72) Будь без греха, чтобы быть бесстрашным. (73) Будь благодарным, чтобы быть достойным благих вещей. (74) Будь прямодушен, чтобы быть верным. (75) Говори правду, чтобы быть правдивым. (76) Будь скромен, чтобы иметь много друзей. (77) Имей много друзей, чтобы наслаждаться добрым именем. (78) Будь с добрым именем, чтобы жить легко. (79) Избери лучшую долю и возлюби свою Религию, чтобы быть спасенным (ahrov). (80) Думай о состоянии своей души, чтобы идти к Небесам. (81) Будь великодушен, чтобы прийти в Рай (garodhman).
(82) Не соблазняй жен других мужей, ибо это прискорбный грех для твоей души. (82) Не поддерживай низких и неблагодарных, ибо ты не познаешь от них благодарности. (84) Не разрушай свою душу, поддавшись гневу или мести. (85) Когда чувствуешь безотлагательное желание сделать или сказать (что-нибудь), то скажи вежливо и произнеси молитву, ибо никто (и) никогда не ударит тебя в спину, если ты произносишь молитву, и не заразит грязным дыханием, если говоришь вежливо. (86) Не обращайся первым к низкорожденному. (87) Чтобы внимательно следить, что происходит в собрании, не садись рядом с упорствующим в заблуждениях, чтобы самому не оказаться заблудшим. (88) На званом обеде не старайся занять самое высокое место, чтобы тебя не попросили оттуда и не заставили сесть на то, что пониже. (89) Не полагайся на собственность и добро этого мира, ибо имение и добро этого мира вроде птицы, которая летает с дерева на дерево и не останавливается ни на одном. (90) Почитай своего отца и мать, прислушивайся к ним и будь послушен им, ибо пока у человека живы его отец и мать, он подобен льву в джунглях, который не знает страха ни перед чем; но тот, у кого нет ни отца, ни матери, подобен вдове, ограбленной мужами, которая ничего не может поделать и которую все люди презирают. (91) Выдай свою дочь замуж за умного и знающего человека, ибо умный и знающий подобен земле, которая дает много зерна, раз только семя засеяно в нее.
(92) Если тебя никто не оскорбил, то и ты не оскорбляй никого. (93) Не доходи до ярости и необдуманности в своей речи, ибо разгоряченный и не обдумывающий свои слова подобен огню, напавшему на лес и сжигающему все подряд: и птиц, и рыб, и ползающих тварей. (94) Не сотрудничай с человеком, который дурно обращается со своим отцом и матерью и которым они не довольны, чтобы твоя справедливость не обратилась в несправедливость и чтоб не лишиться друзей и приятного общения с людьми. (95) Из ложной скромности и стыда не доставляй свою душу в Ад. (96) Не произноси ничего, что имеет сомнительный смысл. (97) Когда сидишь в собрании, не садись рядом с лгуном, чтоб тебе самому не пострадать от этого. (98) Принимай вещи легко (букв. "будь легконогим") (что, вероятно, соответствует русскому "будь человеком легкой руки" — прим. перев.), чтобы быть желанным гостем. (99) Вставай до рассвета, чтоб твои труды успели зацвести. (100) Не делай нового друга из старого врага, ибо старый враг вроде черной змеи, которая не забывает старых обид за сто лет. (101) Но возобновляй свою дружбу со старыми друзьями, ибо старый друг подобен старому вину, которое, чем старше, становится все лучше и пригоднее для принцев. (102) Хвали богов и радуйся от всего сердца, ибо именно от них ты получишь прибыль в добрых вещах этого мира. (102) Не ругай человека царственного ранга, так как во всех областях есть чиновники охраны, которые издают указы о том, что хорошо для царских подданных.
(104) Я скажу тебе, мой сын, что мудрость — величайший и наилучший помощник в человеческих делах, ибо если богатство рассеется и утратится и вымрет домашний скот, то мудрость останется. (105) Стремись прочно стать на якорь в своей Религии, ибо довольство — это высшая мудрость (danakih)и величайшая духовная надежда. (106) Всегда держи в уме (свою) душу. (107) Не отказывайся от своего долга, чтобы сохранить свое доброе имя. (108) Береги руки от воровства, ноги — от хождения путями, лишенными долга, а ум — от незаконных желаний (varan), ибо кто имеет обычай добродетели, получает свою награду, а кто совершает грех — получает свое наказание. (109) Кто роет яму своим врагам, падает в нее сам.
(110) Добрый человек живет легко, а злой страдает от расстройства и прискорбных бед. (111) Бери в жены юную женщину. (112) Пей вино умеренно, ибо тот, кто пьет вино без меры, впадает во множество грехов. (113) У змеи, как ты хорошо знаешь, много уловок, поэтому не задень ее неосторожно, иначе она укусит тебя и ты тотчас умрешь. (114) Даже если ты хорошо знаешь водоем, не спеши лезть в бурную воду, чтоб она не унесла тебя, и не настигла тебя смерть. (115) Ни при каких обстоятельствах не будь вероломным в договоре, чтобы тебе не пришлось держать за это ответ. (116) Не кради от имущества других, и не храни краденного и не добавляй его к своему, ибо тогда твое собственное имущество расстроится и пропадет, потому что, когда ты забираешь то, что тебе не принадлежит и хранишь его, и добавляешь к своей собственности ... [пропуск в тек-сте]... (117) ... не радуйся, ибо люди, подобно поверхностному слою воды, полны воздуха. Когда он выпущен, ничего не остается. Люди подобны сосущим младенцам, существам привычки, которые цепляются за свои привычки.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №17  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:28 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ДЕЛА ДОЛГА, КОТОРЫЕ СЛЕДУЕТ ВЫПОЛНЯТЬ
В РАЗНЫЕ ДНИ МЕСЯЦА


(119) В день Хормазда пей вино и женись. (120) В день Вохумана одевай новую одежду. (121) В день Ардавахишты иди в Храм Огня. (122) В день Шахревара веселись. (123) В день Спендармат паши землю. (124) В день Хордата рой каналы для орошения. (125) В день Амердата сажай кусты и деревья. (126) В день Дадхв-пат-Адура мой голову и стриги волосы и ногти. (127) В день Адура (Огня) отправляйся на прогулку и не пеки хлеб, ибо это прискорбный грех. (128) В день Апана (Вод) воздерживайся от воды и не тревожь вод. (129) В день Хвара (Солнца) отведи своих детей в школу грамоты, чтоб они стали образованными и мудрыми. (130) В день Маха (Луны) пей вино, и собери для беседы своих друзей, и проси блага у Царя Луны.

(131) В день Тира (Сириуса) посылай детей учиться стрельбе из лука, единоборству и верховой езде. (132) В день Гоша (Быка) осматривай (хлева и) конюшни и приучай своих быков к плугу. (133) В день Дадхв-пат-Михра мой голову и стриги волосы и ногти, и собирай виноград для вина и кидай его под пресс, чтоб вино было доброе. (134) В день Михра, если ты несправедливо обвинен кем-то, встань перед Михрой (Митрой) и проси у него справедливости и взывай к нему. (135) В день Сроша проси благодеяния благословенного Сроша ради спасения души. (136) В день Рашну жизнь весела — делай в святости все, что хочешь. (137) В день Фравардина не давай никаких клятв; в этот день благословенны жертвы Фравашам, чтоб они были наиболее приятны (им). (138) В день Вахрама закладывай фундамент своего дома, чтобы он был быстро построен, и иди на войну и на битву, чтобы ты мог вернуться с победой. (139) В день Рама призови свою жену и делай с ней, что положено, и наслаждайся; отдавай также, если есть, прошение судьям, чтобы ты мог достичь желаемого. (140) В день Вата (Ветра) ограничь себя в словах и не предпринимай ничего нового.

открыть спойлер
(141) В день Дадхв-пат-Дена делай все, что тебе нравится, приведи свою жену на свою четверть (к себе), стриги волосы и ногти и одевайся. (142) В день Дена (Религии) убивай вредных зверей и гадов. (143) В день Арта купи новую вещь и принеси ее в дом. (144) В день Аштата допусти своих кобыл, коров и самок вьючных животных к их самцам, чтоб это пошло им во здравие. (145) В день Асмана (Неба) отправляйся в долгий путь, чтоб вернуться целым и невредимым. (146) В день Замдата (Земли) не принимай лекарств. (147) В день Мараспенда чини свою одежду, шей ее и одевай ее, и возьми в постель свою жену, чтобы дитя острого ума и доброго нрава родилось от вас. (148) В день Анахрана (Бесконечного света) стриги волосы и ногти и прими в постель свою жену, если хочешь породить исключительного ребенка. (149) Не будь слишком весел в добрые времена и не слишком расстраивайся, когда придет дурное время, ибо добрая удача Времени оборачивается неудачей, а неудача Времени оборачивается доброй удачей, и не существует "подъема", за которым не следовал бы "спад", и не бывает "спада", за которым не следовал бы "подъем".

(150) Не будь обжорой (vazanik), когда ешь свою пищу. Ни чересчур проворен, стараясь попасть на пиры и званые обеды к великим, чтобы тебе не возвращаться с них пристыженным. (152) Ибо есть четыре вещи, которые наиболее вредны для тела смертных и вызывают у них ошибочные идеи о своем теле. Одна из них — слава силы. Другая — роскошь гордеца, которая побуждает его искать повода для ссоры с человеком правильных устоев (handat). Третья — пустая блажь престарелого мужа ребячливого нрава, который женится на девочке-подростке; и тот же случай с молодым человеком, который сочетается со старой женщиной. (153) Тебе должно быть известно, что любовь ближнего происходит от уравновешенного ума (bavandak-menishnih), а добрый нрав — от деликатности в разговоре. (154) И поверь мне, мой сын, что из всех вещей, которые приходят на помощь человеку, мудрость — наилучшая".

НЕКОТОРЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ АДУРБАДА,
СЫНА МАРАСПЕНДА
(Пехлевийские тексты, стр. 144-153)
"(1) Это те из высказываний Адурбада, сына Мараспенда, которые он сказал людям, будучи на смертном одре. Он учил их (в таком духе): "Запомните то, что я скажу сейчас, с наибольшими подробностями (pat dakhsnak) и поступайте соответственно. Не копите для дня, когда вы, может быть, окажетесь в нужде, ибо то, что вы накопили ... кроме как ... нужда не пощадит. (2) (Изо всех сил) стремитесь накопить лишь праведность (ahrayih), т.е. праведные дела, ибо из всех вещей, которые можно накопить, лишь правед-ность — истинное добро.
(3) Не давайте приюта мести в ваших мыслях, чтобы вас не достали ваши враги. (4) Рассмотрите, какому вреду, горю, разрушению вы подвергаете себя, если поразите своих врагов в мщении, и как эта месть до конца жизни будет угнетать вас, отягощая ваше сердце (varom). Не сражайте ваших врагов в мщении, ибо ясно, как, что тот, кто выкинет из (своего) ума месть, пусть даже за какой-то пустяк, будет избавлен от великих ужасов на Мосту Воздаятеля. (5) Если ты вызван в суд как обвиняемый или истец, говори правду, чтоб иметь большую уверенность в оправдании при разбирательстве дела. (6) Ибо ясно, что давая истинное свидетельство, человек будет спасен, и осужден будет тот, кто лжесвидетельствует.
(7) Проявляй умеренность в еде (и питье), чтобы жить долго; (8) ибо умеренность в еде такое же благо для тела, как умеренность в речи — благо для души. (9) Даже если человек очень беден в части имущества этого мира, он, тем не менее, богат, если в его характере есть умеренность. (10) Уделяй больше внимания (своей) душе, чем брюху, ибо человек, который чувствителен к своему брюху, обычно расстраивает свой дух.
(11) Возьми жену из своей родни, чтобы продлить года своего рода; (12) ибо больше всего беспорядка, и духа мести, и утрат, от которых страдают существа Хормазда, вызвано выдаванием дочерей за сыновей чужеземцев и сочетанием сыновей с их дочерьми. Так вымирает семья.
(13) Строго воздерживайся от поедания мяса коровы и всех домашних животных (gospandan), чтобы тебе не предстать пред суровым осуждением в этом мире и в следующем; (14) ибо, поедая мясо коровы и других домашних животных, ты вовлекаешь свою руку в грех, и следовательно, думаешь, говоришь и делаешь то, что грешно; (15) так как, хотя ты ешь только ртом, ты вовлекаешь в грех и свою руку; ибо, даже если этот верблюд был убит совсем другим человеком и в другом месте, однако, раз ты ешь его мясо, это равно тому, что ты убил его своей рукой.
(16) Оказывай гостеприимство путешественнику, чтобы тебе самому иметь более сердечный прием в этом мире и в следующем; (17) поскольку тот, кто дает, тот и получает более обильно. На званом обеде садись туда, куда укажет тебе хозяин, потому что лучшее место там, где сидит хороший человек.
(18) Не стремись к высоким должностям, так как человек, который добивается высокой должности, обычно расстраивает свой дух.
(19) Живи в гармонии с добродетелью и в несогласии с грехом. Будь благодарен за добрую удачу и доволен в беде. Избегай врага; не причини вреда, когда творишь добрые дела; не помогай злу и не подстрекай его.
(20) Даже если самое горькое горе постигнет тебя, не теряй веры в богов и Религию.
(21) Не радуйся сверх меры, когда тебе сопутствует удача, (22) и не будь слишком удручен, если не повезет.
(23) Будь доволен в беде, умиротворен в несчастье. Не вкладывай свою веру в жизнь, но полагай свою веру на добрые дела, (24) ведь добрые дела хорошего человека — это его защитник, а дела злого человека — его обвинитель, (25) и из мыслей, слов и дел дела — самый совершенный (защитник).
(26) Ибо не было ни одной беды из тех, что выпали мне, Адурбаду, сыну Мараспенда, из которых я не извлек бы шесть видов утешения. (27) Во-первых, когда меня постигает какая-нибудь неудача, я доволен уже тем, что она — не самая худшая. (28) Во-вторых, если несчастье сваливается на мое тело, я благодарен за то, что оно не затронуло душу, ибо лучше, чтоб оно поразило тело, чем душу. (29) В-третьих, я благодарю за то, что из всех бед, предназначенных для меня, по крайней мере одна уже прошла. (30) В-четвертых, я благодарен судьбе за то, что я еще хороший человек, раз проклятый и ненавистный Ахриман и демоны наслали эту напасть на мое тело вследствие моей добродетели. (31) В-пятых, так как кто бы ни совершил злое дело, непременно должен пострадать либо сам, либо его дети, то я благодарен, что сам расплатился за все, а не мои дети. (32) И в-шестых, я благодарен еще за то, что так как весь тот вред, который проклятый Ахриман и его демоны могут причинить созданиям Хормазда, ограничен, то всякая беда, выпавшая на мою долю — это потеря из копилки Ахримана, и он не может наслать ее во второй раз на другого доброго человека.
(33) Строго воздерживайся от грубости, своеволия, неприязни к добрым, гнева, грабежа, клеветы и лжи, чтобы твое тело не стало позорно больным, а твоя душа проклятой.
(34) Не замышляй зла против зла, ибо злой человек сам собирает плоды своих дурных дел. (35) Чтобы вынести что идет от злых, сохраняй в своему уме силу добродетели и сделай ее образцом. (36) (Подумай), был ли когда-нибудь человек, который, связавшись со злыми, не пожалел бы об этом под конец?
(37) Твори добро ради самого добра. Доброта — это реальное благо (nevak), так как даже злые превозносят ее. (38) Делай все то, что тебе известно как добро, и никогда не делай того, о чем ты знаешь, что это — не доброе. (39) Не делай другим то, что не кажется благом для тебя (самого).
(40) Не переоценивай ценности исповеди своих грехов (от) отпущения (mandak) их религиозными судьями, (от) подчинения дисциплинарному кнуту и (от) исполнения ... [пропуск в тексте].
(41) У тебя лишь одно имя, ты — человек. Так не уделяй равного внимания обоим стремлениям (и тела, и души); (42) ибо тело и душа не едины в своих стремлениях. (43) Тело стремится к удовлетворению телесных желаний, а душа — душевных.
(44) Никогда не совершай греха отмщения, но стремись сделать все возможное в добрых делах. (45) Не отказывайся от праведного закона ради (минутной) похоти. (46) Никогда не нападай с яростью на невинных из-за того, что ты на кого-то в гневе. (47) Не будь вероломен в договоре, кроме мести, чтобы не быть пойманным в сети последствий собственных поступков.
(48) Не верь женщинам, чтобы тебе не пришлось устыдиться и раскаяться. (49) Не поверяй женщинам своих тайн, чтобы твои тяжкие труды не пропали даром. (50) Не подчиняйся приказаниям хитрого, чтобы тебе не встретить погибели. (51) Ибо вот четыре вещи, наиполезнейшие для людей: мудрость в соединении с храбростью; веденье, соединенное со знанием, богатство, соединенное со щедростью, и добрые слова, соединенные с добрыми делами. (52) Ибо храбрость, отделенная от мудрости — это сама смерть в человеческом теле, (53) виденье, отделенное от знания, подобно нарисованному изображению тела, (54) богатство без щедрости подобно сокровищу Ахримана, (55) _а добрые слова без добрых дел — это проявленное безверие (ahramoghih).
(56) Есть шесть признаков неверного: внешне он проявляет добрый нрав, но его дела выдают злой характер; он правильно исполняет литургию, но творит зло; он высоко поучает других, а сам скуп, хотя кажется щедрым; он — даятель дурных даров и терпим к злоупотреблениям; его мысли, слова и дела не согласованы.
(57) Помимо шуток (huramih), не говори ничего, что конкретно не относится к делу, а шути лишь тогда, когда для этого есть время и случай. (53) Ибо мудрость стоит на страже языка, плод (обученного) тела — цивилизованное поведение (frahang), а награда добродетели — Небеса, и получение и дарение плодов земли; (59) ибо все формы храбрости нуждаются в мудрости, мудрость — в знании, а знание — в жизненном опыте. Чтобы быть уважаемым, надо иметь доброе имя. Все дела зависят от подходящего времени и места, тогда как богатство нуждается в приобретении и раздаче, а все удовольствия зависят от свободы от страха.
(60) Не слишком радуйся, когда тебя посещает добрая удача, и не печалься чересчур, когда несчастье одолевает тебя, (61) ибо и то, и другое должно случаться с человеком. (62) Будь благодарен богам за все удачи, которые выпадут тебе в этом мире, и раздели их с богами и добрыми людьми. Оставь все заботы об этом богам, ибо все награды, что тебе причитаются, придут сами собой там и то-гда, когда это должно произойти.
(63) Паши землю и делай добро, ибо все люди живут и питаются благодаря возделыванию Спендармат, Земли.
(64) Не сотвори греха против воды, огня, коровы или других домашних животных или против собаки и (всех) видов собаки, чтобы дорога к Небесам и Раю (garodhman) не закрылась для тебя.
(65) Делай добро и держи свои двери открытыми для всякого, кто приходит из недалека или из далека, ибо тот, кто не творит добра и не держит своих дверей открытыми, найдет закрытыми двери Небес и Рая.
(66) Ревностно стремись к культуре (frahang), ибо культура — это украшение в благоденствии, защита в несчастье, готовый помощник в беде, а в нужде становится привычкой. (67) Когда изучишь что-нибудь, применяй это на практике, так как тот, кто много знает, но мало верит, большой грешник. (68) Мудрость ученого человека, если она не сопровождается добротой, оборачивается несправедливостью (sastarih), а его ум оборачивается безверием (ahramoghih).
(69) Ни над кем не насмехайся, потому что насмешник сам становится объектом издевок, он утрачивает свое достоинство (khwarr) и проклинается, и очень редко у него бывает порядочный и способный к воинским подвигам сын.
(70) Ежедневно ходи туда, где собираются добрые люди, чтобы посоветоваться с ними, (71) ибо, кто бы ни ходил туда, где добрые люди собираются на совет, он получает большую долю добродетели и святости.
(72) Ходи в Храм Огня трижды в день и воспевай литургию огню, (73) поистине, тот, кто наиболее часто ходит в Храм Огня и служит литургию огню, получает большую часть мирских благ и святости.
(74) Строго храни свое тело подальше от греха Лжи (содома?), от женщины в период месячных и от симпатии блудницы, чтобы не вовлечь свою душу во вред этого зла, чинимого телом.
(75) Ни на миг не оставляй такого греха, который требует покаяния, (не исповеданным), чтобы чистая Религия поклонников Хормазда не стала твоим врагом.
(76) Смертно (лишь) тело, но душа не исчезает. Делай добро, ибо подлинно существует душа, а не тело; дух, а не материя. (77) Не пренебрегай душой из почтения к телу; из уважения к кому-либо не забывай, что вещи этого мира преходящи. Не желай ничего, за что пришлось бы раскаи-ваться твоему телу и нести наказание душе.
(78) Из привязанности к кому-либо не пренебрегай неустанным вниманием к своей душе, чтобы тебе не пришлось страдать прискорбным наказанием против своей воли".

О ПИТЬЕ ВИНА
(Меног-и-Кхрат, Анклесария, гл. 15, 10—18)
"(10) Что касается вина, то очевидно, что посредством его можно обнаружить добрый или злой нрав. (11) Доброта человека открывается в моменты гнева, а его благоразумие — в моменты страсти (varan), которая расшевеливает неправедность; (12) ибо человек, охваченный гневом, но сохраняющий контроль над собой, выказывает себя добрым; а человек, охваченный страстью, который, тем не менее, управляет собой, показывает, что он обладает характером. Это очевидно без исследованья.
(13) Ибо, когда человек доброго нрава пьет вино, он подобен золотому и серебряному кубку: чем больше на него брошено света, тем он выглядит более светлым и сверкающим. Он становится благочестивее в своих мыслях, словах и делах; деликатнее и изысканнее со своей женой, детьми, коллегами и друзьями, энергичнее в достижениях дел, ревностнее в добродетели.
(14) Но когда человек дурного нрава выпьет вина, он считает себя выше, чем позволяет справедливость, он вступает в ссору с коллегами, проявляет упрямство, начинает злословить и клеветать. Он презирает добрых людей, раздражает жену, детей, наемников, рабов и слуг, и портит праздничный пир добрым людям. Он изгоняет мир и вносит раздор.
(15) Но все люди могли бы стать трезвее через умеренное питье вина. (16) Вот некоторые блага, доставляемые вином, если человек пьет его в меру. Оно разжигает его пищеварительный огонь и переваривает пищу. Возрастает его остроумие, ум, семя и кровь, за- боты улетучиваются, его румянец становится ярче, он вспоминает то, что забыл, оно открывает простор для доброты в его мыслях; обостряется зрение его глаз и слух его ушей, язык становится красноречивее. Он проворнее справляется с делами, которые надо сделать и просмотреть, он сладко спит и встает бодрым и свежим И в награду он добивается доброго имени для своего тела, спасения для своей души и (мирского) признания как хорошего человека.
(17) А вот те недостатки, которые проявляются в человеке если он пьет вино без меры. (18) Его остроумие и ум, семя и кровь уменьшаются. Он губит свою печень и запасает себе болезни цвет лица его блекнет, сила и выносливость слабеют. Он пренебрегает своими молитвами и обетами богам. Его зрение, слух, и красноречие его языка уменьшаются. Он бесчестит свою еду и питье и предается лени. Он оставляет не сделанным все, что он должен был сказать и сделать. Он с трудом засыпает и встает разбитым В воздаяние он причиняет боль собственному телу, своей жене и детям, друзьям и родственникам. Он испытывает неудобство, страдает несчастных последствий и радует своих врагов. Богам он не доставляет никакого удовольствия; бесчестье – удел его тела и проклятие — участь его души".

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №18  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:29 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ГЛАВА VIII

ТАИНСТВА И ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ


Ни мифология, ни этический кодекс не составляют нутра, сердцевины религии. Скорее оно обнаруживается в ритуалах, в этих символических действиях, образно выражающих религиозное послание, которое в случае зороастризма, как и в случае христианства, представляет обещанное бессмертие.
Во всех религиях великие поворотные пункты жизни наделены религиозной значимостью и благословляются особыми ритуалами. Так, в католическом христианстве рождение, переход от юности к возмужанию, бракосочетание и смерть — все это торжественно отмечается соответствующими таинствами. Равно как и вступление в духовенство, которое знаменует посвящение (себя) Богу, скрепляется таинством рукоположения в духовный сан. Природа каждого из этих таинств такова, что человек может пройти через него лишь один раз (кроме последнего помазанья — в том случае, если смерть наступает не мгновенно). Эти пять таинств, однако, скорее являются вехами в религиозной жизни — они не составляют самой этой жизни. Она представлена двумя оставшимися таинствами, которые, поскольку они повторяются бессчетное число раз, составляют действительную религиозную жизнь верующего. Это таинство исповеди, обновляющее душу, умерщвленную грехом, и святое причастие, через которое верующий приобщается к самой божественной жизни.
Соответствующие церемонии для рождения, зрелости, бракосочетания и смерти, т.е. для четырех моментов человеческой жизни, всегда и везде требующих санкции религии, мы находим и в зороастризме. Здесь, однако, существуют особые случаи, и в книге данного направления просто нет места останавливаться на них подробно. Читатель, интересующийся данной темой, может найти всю необходимую информацию у J.J.Mody в его Religions Ceremonic & Customs of the Parses.
В этой главе мы сконцентрируем внимание на тех двух таинствах, которые повторяются бессчетное число раз и потому образуют основу религиозной жизни благочестивого зороастрийца. Это таинство покаяния и таинство бескровной жертвы, ясны, и причащения святых даров, которыми она сопровождается.
открыть спойлер
Публичная исповедь, по-видимому, была правилом в сасанийской Персии, и мы располагаем переводами зороастрийской "общей исповеди". Следуя нашему обыкновению, воспроизводим здесь один из них.
"(3) Я исповедуюсь перед Создателем Хормаздом, перед Амешаспентами, перед Доброй Религией поклонников Хормазда, перед Михрой, Срошем и Рашну, перед ду-ховными богами и материальными богами, перед моим ре-лигиозным судьей и пастырем, перед бессмертным фравахаром (предсущая душа человека, см. выше) Зартушта бессмертной души, перед моим собственным существом (akhw), совестью (den) и душой, перед добрыми людьми, здесь собравшимися; в мысли, слове и деле я раскаиваюсь, я сожалею и исполняю епитимью (to do penance - "исполнять епитимью" далее переведено также словами "распла-чиваться" и "искупать" — прим. перев.).
(5) Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я, возможно, совершил против Хормазда, Господа, против людей и против человечества. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я, может быть, совершил против Вохумана или против животного царства. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я, может быть, совершил против Ардавахишты, огня или различных проявлений огня. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я, может быть, совершил против Шахревара, металлов или различных проявлений металлов. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я мог совершить против Спендармат, земли или разных видов земли. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я мог совершить против Хордата, воды или различных проявлений воды. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я мог совершить против Амердата, растений или различных форм растительной жизни. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я мог совершить против святых огней, расположенных в подобающих местах, и особенно против Фарнбага, Гуснаспа и Бурзин-Михра.
(6) Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за поедание мертвой материи, за глотание ее, или зарывание, или внесение ее в воду или огонь, или внесение воды и огня в контакт с нею. Я раскаиваюсь, сожалею и расплачиваюсь за поедание или глотание отбросов тела, за зарывание их или внесение их в воду или огонь, или внесение воды и огня в контакт с ними. Я согласен нести ответственность и искупление, положенное людям, оскверненным мертвой материей и отбросами тела, и положенное также и мне. Мне известно столько таких случаев, что их не перечесть.
(7) Я раскаиваюсь, сожалею и (готов) к искуплению за неисполнение обряда Солнцу, Луне и огню, за неисполнение обрядов полуденной жертвы, гаханбара или фравартикана.
(8) Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я совершил против моих старших, религиозных судей и пастырей или вождей Магов. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я мог совершить против моего отца и матери, сестер и братьев, жены и детей, родни и знакомых, обитателей мое-го дома, моих друзей и всех остальных, кто тесно связан со мной.
(9) Я (готов) искупить болтовню во время еды и питья. Я (готов) искупить хождение с необутыми ногами. Я (готов) к искуплению за то, что мочился себе на ноги. Я (готов) к искуплению за лживость, за клевету и злословие или за обман. Я (готов) к искуплению за грехи содома, за сожительство с женщиной во время ее месячных, или с проституткой, или со зверем. Я (готов) к искуплению за гордость и высокомерие, за насмешки, за похоть и месть.
(10) Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за все, что я обязан был думать и не думал, за все, что обязан был сказать и не сказал, за все, что обязан был сделать и не сделал. Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за все, что я не должен был думать, но думал, за все, что не должен был говорить, но говорил, за все, что не должен был делать, но делал.
(11) Я раскаиваюсь, сожалею и исполняю епитимью за всякий грех, который я совершил против моих ближних, и за все те, что они совершили против меня.
Я исполняю епитимью за всякий грех, за который я, может быть, ответственен — за все те грехи, которые проклятый Дух Разрушения произвел в своей вражде к созданиям Хормазда, и которые Хормазд провозгласил грехами, и через которые люди становятся грешниками и должны идти в Ад.
(12) У меня нет никаких сомнений ни в истинности и чистоте Доброй Религии поклонников Хормазда, ни относительно Создателя Хормазда и Амешаспентов, ни относительно счета трех ночей, ни реальности Воскрешения и Окончательного Тела. На этой религии я стою, в нее я верю без сомненья, именно так, как Хормазд научил Зартушта, а Зартушт научил Фрашоштара, и Джамаспа, и Адурбада, сына Мараспенда, после того, как тот покорился ордалии и вышел из нее с победой, передав ее через преемство праведным религиозным пастырям, от которых она пришла к нам. Я верую во все, что говорит и мыслит эта религия...
(13) Я исполнил эту епитимью, чтобы смыть мои грехи, чтобы иметь свою долю награды за добрые дела и ради утешения моей души. Я исполнил ее, чтобы путь в Ад был стерт, а путь в Небеса открыт, решив от сего дня и далее больше не грешить, но делать добрые дела. Я исполнил ее, чтоб искупить мои грехи, поскольку они нуждаются в искуплении, и из любви ко всему, что свято. Я отступаю от греха и принимаю добродетель. Я благодарю за добрую удачу и доволен в любом несчастье или неудаче, которая мне выпадет. Я согласен искупить в три ночи после моей смерти любые грехи, которые остались не искупленными в ходе моей жизни. И если случится так, что я покину этот мир без последнего искупления, пусть кто-либо из моих родственников совершит епитимью в мою пользу, я согласен на это.
В мыслях, словах и делах я раскаиваюсь, сожалею и расплачиваюсь за все те грехи, за которые люди могут быть ответственны, и за те, за которые отвечаю только я, и числа их я не знаю, потому что они бесчисленны".
В этой общей исповеди представляют интерес не только искупаемые грехи, но и порядок, в котором они искупаются. Мы читаем в первой главе этой книги, что первыми духовными творениями Хормазда были шесть Амешаспентов, идеальные сущности которых изначально несколько превышали само их существование (в нижнем мире), но которые в дальнейшем не только приняли свои собственные разнообразные личности, но и стали ассоциироваться с разными классами природных явлений на земле. Так, Хормазд связывался с Человеком, Вохуман (Благая Мысль) — с животными, Ардавахишт — с огнем, Шахревар — с металлами, Спендармат — с землей, Хордат — с водой и Амертат — с растениями. Все они затем стали объектами особого почитания, так как были видимыми символами в материальном мире божественных прототипов в Небесах. Таким образом, если грехи против этих естественных объектов упоминаются в первую очередь, то это потому, что грешить против них равносильно греху против их божественных покровителей, что является грехом против самого Бога.
Вторая серия грехов связана с мертвой материей и испражнениями; для нас кажется странной значимость, которую зороастрийцы придают осквернению, вызванному этими субстанциями. Тем не менее, она имеет основание в весьма любопытной теории, согласно которой в тот момент, когда душа покидает тело, труп захватывают и завладевают им демоны, и поэтому, будучи полностью под контролем сил зла, он становится источником мгновенного и смертельно опасного загрязнения. Так что вносить в контакт с такой материей святые элементы огня и воды — ужасное святотатство, это все равно, что нарочно осквернять святую вещь. И, по-видимому, именно по этой причине эти грехи упомянуты первыми, прежде, чем различные грехи, совершаемые против ближнего; это грехи против "материальных богов", против Бога, как он проявляется сам в своем мироздании. Осквернить огонь или воду означает присоединиться к Ахриману в его атаке на материальное творение Бога, это хуже любого греха, который человек может совершить против ближнего, так как это оскорбление самого Бога.
Большинство других исповедуемых грехов имеют параллели в других религиях и соответствуют прегрешениям против пяти вспомогательных из 10 заповедей. Насколько мне известно, однако, нет другой религии, которая считала бы разговор с полным ртом или хождение необутым греховным действием. Это можно объяснить акцентами зо-роастрийцев на хороших манерах и приличном поведении, том аспекте их религии, который ясно виден из нашей последней главы. Так что обе упомянутые выше привычки являются примерами дурного поведения, а для зороастрийца мало разницы между дурно воспитанным и грешником.
Текст показывает, что зороастриец верит не только в то, что наказание положено ему за всякий грех, который он мог совершить, но и что грехи должно исповедовать жрецу, и что верно наложенные им епитимьи смывают их. Если человек умирает без полного искупления своих грехов, то его душа должна нести искупительную кару, исполняя необходимые епитимьи, в течение трех ночей, которые проходят между смертью и судом, или это могут сделать для него его ближайшие родственники. Таким образом, исповедь в зороастризме осуществляет во многом ту же функцию, что и в католицизме. Грехи, чтобы быть прощенными, должны быть исповеданы, и исповедь снова возвращает душу в состояние милосердия, восстанавливает ее в ее естественное состояние дружбы с Богом. Грех для зороастрийца означает оставление человеком его истинного предназначения, которое состоит в его привилегированном положении — быть бойцом передового фронта, сражающимся на стороне Хормазда против злобности Ахримана, а привлечение его на сторону последнего — это измена. Но так как это единичный акт измены, то он все же может быть стерт исповедью и покаянием.
Среди католиков исповедь — это обычное приготовление к святому причастию, т.е. обряду, где верующий принимает часть божественной жизни. В зороастризме мы находим тот же обряд; причем, как в католицизме, где причащение имеет форму принятия святых частиц, которые представляют божество и которые предварительно освящаются и приносятся в бескровной жертве, так и в зороастризме есть подобное бескровное жертвоприношение и участие в жертвенном божестве. Полный отчет о зороастрийской ясне или жертве читатель найдет в XII главе книги Моди. Здесь можно дать лишь очень краткое описание.
Ясна сосредоточена вокруг священного растения Хаомы или Хом, которое первоначально росло в иранских горах и, по-видимому, обладало интоксицирующими свойствами. Но Хаома — много больше, чем растение, это также — бог, сын самого Хормазда. В жертвоприношении Хаома, как растение, является жертвой, но как бог — она сама является жрецом. Она одновременно и жертва, и приносящий жертву, и из ее смерти приходит бессмертие. Таким образом, когда верующий принимает частицу священной Хаомы, он принимает бессмертие, он вкушает вечную жизнь, которая будет его жизнью на Небесах.
Кажется странным, что жертвоприношение Хаомы стало центральной частью зороастрийской литургии, ибо этот культ гораздо древнее зороастризма, поскольку обнаружен и в сестринской цивилизации ведических индусов. Тем более странно, что сам Зороастр, как полагают, нападал на этот обряд, потому что в его дни он был связан с жертвоприношением животных и, вероятно, с многочисленными неподобающими пиршествами. Учреждение этого культа он приписывает Йиме (позднее названным Джамом или Джамшедом), который, согласно древнейшей традиции, был Первочеловеком; со временем эту роль занял Гайомард. Как видно из следующей цитаты, в обряде, который подвергается критике, убивали быка и поглощали его мясо; по всей вероятности, при этом потреблялась и Хаома.
"Йима, — говорит Зороастр, — сын Вивахванта, как сказано в традиции, был одним из тех грешников, ибо чтобы порадовать народ, он давал им куски быка, чтоб они ели его".
Далее, в том же гимне есть несомненная ссылка на Хаому, так как, хотя само слово и не использовалось, но есть слово duraosha, основной эпитет Хаомы, который означает "тот, от кого улетает смерть". Вот этот отрывок:
"Долго Грахма и принцы концентрировали свое внимание и энергию на том, чтоб воспрепятствовать ему (Зороастру), в чем они настойчиво стремились к помощи последователей Лжи и о чем говорилось среди них, что надо сжечь "того, от кого улетает смерть", чтоб помочь зарезать быка".
Здесь Зороастр явно нападает на некую форму жертвоприношения животного, которая, тем не менее, уцелела и проявилась позже в митраическом культе, имевшем столь поразительное распространение во всей Римской империи. Очевидно также, что принесение в жертву животного сопровождалось обрядами, в которых употреблялась Хаома. Что, однако, не совсем ясно, так это то, нападает ли Зороастр на культ Хаомы как таковой, или на некую извращенную форму его. Поскольку для описания Хаомы он употребляет слово duraosha — "тот, от кого улетает смерть", то возникает сомнение, верно ли, что он критикует сам обряд Хаомы, как принято было считать в недавнее время. Если б это действительно было так, он вряд ли употребил бы этот эпитет, который точно описывает свой-ство этого растения даровать бессмертие. В чем Зороастр действительно обвиняет своих врагов, так это в сжигании растения Хаомы, что было вспомогательным ритуалом при жертвоприношении быка. Тут можно предположить, что он говорит лишь метафорически, имея в виду воспаление ор-ганов чувств, следующее за принятием интоксицирующего растения. С другой стороны, может быть все проще, и он протестует против буквального сжигания растения, поскольку это не согласуется с обычным ходом этого ритуала, где для выжимания сока Хаомы предварительно толкут его в ступке. Последний отрывок, следовательно, нельзя применить для доказательства того, что Зороастр был противником обряда Хаомы, как такового. Оба цитированных текста определенно указывают, однако, что он сильно противоборcтвовал принесению в жертву быков или коров и к привлечению к этому обряда Хаомы.
Если это так, то было бы слишком долго объяснять тот факт, что хотя жертвоприношения животных повторяются снова и снова на поздних фазах зороастризма, и хотя сам бог Хаома претендует на челюсти, язык и левый глаз жертвенного животного , тем не менее, всегда была оппозиция этому у части ортодоксов. Так, обращаясь к сасанийскому периоду, мы встречаем имя Адурбада, которое было синонимом ортодоксии и ассоциировалось со строго вегетарианской диетой, тогда как Вездигерд II, который почти определенно был зерванитским еретиком, "приумножил жертвоприношение белых быков и лохматых козлов огню".
Итак, вопрос о том, допустимы или нет жертвоприношения животных, не был решен до самого конца сасанийского периода. И тем не менее, ритуал Хаомы представлял центральную часть зороастрийского обряда, по крайней мере со времени составления младшей Авесты. Законность его никогда не вызывала сомнений, и кажется невероятным, чтобы это было так, если бы Зороастр действительно восставал против самого обряда, а не соединения его с принесением в жертву быков.
Создается впечатление, однако, что цель жертвоприношения быка и ритуала Хаомы была одна и та же, именно — достижение бессмертия. А жертвоприношение быка было еще вдобавок обрядом изобилия, ибо, согласно дальнейшей мифологии, вся растительная жизнь произошла от Первозданного Быка, убитого Ахриманом. Но это уже не имеет никакого отношения к цели обряда Хаомы, представляющего сердцевину зороастрийской ясны, которая, как показывает само название, является бескровной "жертвой" бога Хаомы, истинно присутствующего в растении его имени.
Детали обряда, чрезвычайно интересные, в частности, тем, что проливают свет на митраические мистерии, полностью описаны у Моди. Мы коснемся здесь лишь его смысла. Ясна — это и "бескровная жертва", и причащение. Помимо Хаомы, существуют другие приношения, называемые myazd и dron, что изначально, по-видимому, символизирует приношение жидкости и тверди. В наши дни мьязд — это какой-либо плод, а дрона — это "плоский круглый хлебец из бездрожжевого теста, приготовленный из пшеничной муки и коровьего масла". Внешнее сходство с христианской евхаристией здесь поразительно. Но еще более поражает очевидное сходство между бескровной жертвой Хаомы и той же в католической мессе. В каждом из этих случаев Бог предстает одновременно и жертвой, и жрецом , и в каждом случае приношение делается Небесному Отцу от жреца-жертвы. Когда принесение жертвы совершено, плоть убитого Бога вкушается жрецом и распределяется среди народа, и для каждого из всех участников таинства это причастие с Богом является эликсиром бессмертия.
Смысл этого обряда был совершенно ясен авторам Авесты, хотя в дальнейшем он был, как будто, несколько рационализирован. Так, в поздней зороастрийской книге четыре выжимания Хаомы соответствуют четырем пришествиям — самого Зороастра и тех трех его сыновей, рожденных после его смерти, которые придут в конце времени, чтобы вызвать окончательное Восстановление, когда все люди будут сделаны бессмертными . И все же, даже в этой жизни тема бессмертия не утрачена, и в этом смысл таинства обряд Хаомы. Бог умер — символически растолчен в ступке — чтобы человек мог стать бессмертным. В нашей заключительной главе мы увидим, как в последние дни путем последнего жертвоприношения быка будет произведена чудесная Хаома или Хом, которая введет человечество в вечную жизнь. И хотя к тому времени жертвы животных на земле уже нет, она еще существует в Небесах.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №19  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:30 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ГЛАВА IX

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОСМЕРТНЫЙ СУД


В последней главе мы видели, какое поведение ожидалось от зороастрийца в жизни, как в отношении нравственных поступков, так и в отношении исполнения его ритуальных обязанностей. Теперь мы посмотрим, что, согласно его ожиданиям, должно было происходить с его душой после смерти. Зороастрийская доктрина в этом вопросе абсолютно ясна. Она основана на первоначальном авестийском тексте, и этот текст воспроизведен с малыми вариациями во многих пехлевийских книгах. Перевод, приводимый в этой главе, взят из "Меног-и-Кхрата", на который мы уже ссылались выше.
Здесь мало что можно сказать для введения, так как этот текст ясен, нагляден и говорит сам за себя. Всякая человеческая душа, уходя их этой жизни, в течение трех тревожных дней парит в непосредственной близости от мертвого тела, а на четвертый ее запрашивают, чтобы предстать перед судом на "Мосту Воздаятеля", мосту Рашну, "справедливого", который беспристрастно взвешивает ее добрые и злые дела. Если преобладают добрые дела, душе позволяют проследовать в Небеса, а если злые, то ее тащат в Ад. В том случае, когда добрые и злые дела равны, душа уносится к месту, называемому "hamestagan" или "место смешанных". Оно не упомянуто в настоящем тексте, но на него есть многочисленные ссылки в других текстах. Иногда это место сравнивают с Чистилищем, но это сравнение не точно, так как хаместаган не является местом очищения, но скорее местом мягкого исправления, где души страдают от единственного вида страдания — от жары и холода.
Более тесную параллель с христианским Чистилищем представляет зороастрийский Ад, потому что, хотя, строго говоря, он не является местом очищения, все же, он имеет то общее с Чистилищем, что он не вечен и является преддверием перед восхождением души на Небеса. Как место мук, он соответствует христианскому Аду, но, поскольку налагаемые там наказания только временны, он соответствует христианскому Чистилищу. Окончательное очищение от пятен греха происходит в момент Последнего Суда, в конце Времени.
открыть спойлер
И здесь снова тесная параллель с христианством, ибо в обоих религиях душе требуется предстать перед двумя судами: после смерти и перед всеобщим судом в последние дни, когда тела людей воскреснут и воссоединятся с их душами. У зороастрийцев, однако, этот последний суд следует за окончательным очищением от оставшихся пятен греха, после чего все они без исключения предстают безу-пречными. В зороастризме, следовательно, нет никакого вечного наказания, и все люди в конце концов призываются войти в Рай и созерцать божественную славу. Ни один человек не карается вечной мукой за грехи, совершенные во времени.
Значительный интерес представляют слова, адресованные демонами душе осужденного при вступлении в Ад. так как они проливают некоторый свет на зороастрийское понятие греха. "Что ты горюешь, — спрашивают они, — о Хормазде, Господе, и Амешаспентах, и благоуханных и вос-хитительных Небесах, и что за иск иль жалобу имеешь ты от них, коль ты пришел проведать Ахримана и демонов и мрачный Ад; ибо мы будем мучить тебя без всякой жалости и столь долгий срок ты не будешь знать ничего, кроме стра-даний".
Следовательно, грех, если взглянуть с этой точки зрения, — явное извращение, это неспособность различить, кто ваш друг и кто враг. Зороастрийская Религия делает совершенно ясным, что Бог — это друг Человека и никогда, ни при каких обстоятельствах, чтобы там ни случилось, он не может причинить ему страдания. Все зло и все страдания происходят от Ахримана. Таким образом, для зороастрийца признать, что Бог хотя бы только допускает зло, равносильно тому, что приписать ему качества, абсолютно противоположные его природе, такие, которые соответствуют как раз Ахриману. Это равносильно превращению Бога в какого-то демона, что оборачивается наказанием, поскольку в этом случае Ахриману уступают нечто от тех качеств, которые монотеисты обычно приписывают Богу, обеспечивая тем самым подлинный триумф Ахримана, так как, помимо того, что он Разрушитель, он еще и Обманщик, и его обман принимает форму усилия убедить людей, что зло происходит от Бога. Однако, его победа над отдельными душами краткосрочна, потому что в конце все человеческие души, воссоединившись со своими телами, возвратятся к Хормазду, который является их создателем и отцом.
В этой главе мы рассмотрим лишь судьбу индивидуальной души по смерти тела. Дадим слово самому "Меног-и-Кхрату".

"МЕНОГ-И-КХРАТ"
(ред. Анклесария, I, 71—124)
"(71) Не вкладывай свою веру в жизнь, ибо в конце концов смерть заберет тебя; (72) и собака и птица разорвут твой труп, а твои кости падут в землю. (73) Ибо три дня и три ночи душа сидит у изголовья тела. (74) А на четвертый день на рассвете душа, сопровождаемая благословенным Срошем, добрым Вайю и могучим Вахрамом, и противясь Астовидату (демону смерти), злому Вайю, демону Фрезишту и демону Визишту и гонимая активной злой волей Ярости, злодея с окровавленным копьем, достигает высочайшего и ужасного Моста Воздаятеля, к которому должен придти каждый, чья душа спасена, и каждый, чья душа проклята. Здесь ее поджидает много врагов. (75) Здесь душа страдает от злой воли Ярости, владеющей окровавленным копьем, и от Астовидата, который поглощает все сотворенное и не знает насыщения, (76) и здесь она получает поддержку от посредничества Михра, Сроша и Рашну, и вынуждена подчиниться взвешиванию своих дел справедливым Рашном на весах духов, и он не допускает никаких отклонений этих весов ни в какую сторону, ни для спасенных, ни для проклятых, ни для королей, ни для принцев; (77) ни даже на ширину волоса не позволяет он склонить чаши весов из почтения к личности, (78) ибо он отправляет беспристрастный суд и для королей, и для принцев, и для смиреннейшего из людей. (79) И когда душа спасенного проходит через этот мост, то ширина его становится в один парасанг. (80) И душа спасенного благополучно переходит его, сопровождаемая благословенным Срошем. (81) И его собственные добрые дела выходят встречать его в форме юной девы, более прекрасной и светлой, чем все девушки на свете. (82) И душа праведника вопрошает: "Кто ты, ибо никогда на свете не видел я девушки светлее и прекраснее тебя". (83) И форма юной девы говорит в ответ: "Я — вовсе не девушка, но твои добрые дела, о юноша, чьи мысли и слова, дела и религия были добрыми; (84) ибо, когда на земле ты видел кого-то, кто приносил жертву демонам, ты садился (поодаль) и приносил жертву богам. (85) А когда ты видел человека, творящего грабеж и насилие, который приносил горе добрым людям, оскорблял их и накапливал неправедно добытое добро, то ты отказывался принимать у себя такого человека грабежа и насилия; (86) и напротив, ты внимательно заботился о добрых людях, угощал их и оказывал им гостеприимство, и давал милостыню и тому, кто (пришел) из ближних мест, и тому, кто издалека; (87) и ты собирал свое богатство в праведности. (88) А когда ты видел человека, который совершал неправый суд и брал взятки или лжесвидетельствовал, ты садился и произносил свидетельство правильное и истинное. (89) Я — твои добрые мысли, добрые слова и добрые дела, те, что ты думаешь, говоришь и делаешь. (90) Ибо, хотя я и была уважаема, ты сумел взрастить уважение ко мне, и хотя у меня и было доброе имя, ты прославил его еще более, и хотя я и была наделена достоинством (kharromand), ты еще увеличил его".
(91) И когда душа покидает это место, до нее доносится душистый ветерок, более приятный, чем все ароматы. (92) И тогда душа спасенного спрашивает Сроша, говоря: "Что это за ветерок, что никогда на свете я не вдыхала подобного благоухания?" (93) И благословенный Срош отвечает душе праведного, говоря: "Это ветер, веющий с Небес, потому он столь благоуханен". (94) Вслед за тем, с первым шагом он достигает неба добрых мыслей, со вторым шагом — неба добрых слов и с третьим шагом — неба добрых дел, с четвертым шагом он достигает Бесконечного света, где царит всеблаженство. (95) И все боги и Амешаспенты приходят приветствовать его и расспросить, как он себя чувствует, говоря: "Как прошло твое путешествие из того временного, ужасного мира, где столько зла, в этот мир, который не проходит и в котором нет врага, о юноша добрых мыслей, добрых слов и дел и доброй религии?"
(96) И тогда Хормазд, Господь, говорит, говоря: "Не спрашивайте его о его самочувствии, ибо он расстался со своим любимым телом и прошел по опасной дороге". (97) И они подают ему сладчайшую пищу из всех, даже масло ранней весны, чтобы его душа отдохнула после трех дней ужаса Моста, насылаемого (на нее) Астовидатом и другими демонами, (98) и он усаживается на всевозможно украшенный трон.
(99) Ибо это объявлено в откровении, что сладчайшая из всей пищи, предлагаемая небесными богами мужчине или женщине после расставания сознания с телом, это всегда масло ранней весны, и что они сажают (человека) на всевозможно украшенный трон. (100) И навечно и навсегда он поселяется с небесными богами во всеблаженстве навеки.
(101) А когда умирает человек, который проклят, то на протяжении трех дней и ночей душа парит у его головы и плачет, говоря: "Куда мне теперь идти и в ком теперь я найду убежище?" (102) И на протяжении этих трех дней и ночей он видит своими глазами все грехи и нечестие, совершенные им на земле. (103) А на четвертый день демон Визареш приходит и связывает душу проклятого самым постыдным образом и, несмотря на противодействие благодетельного Сроша, тащит ее к Мосту Воздаятеля. (104) Там справедливый Рашн делает ясным душе проклятого, что он (действительно) проклят. (105) Вслед за тем демон Визареш хватает душу проклятого, избивает ее и, обращаясь с ней без всякой жалости, гонит ее Яростью. (106) И душа проклятого вопит громким голосом, издавая стоны и с мольбой произнося множество жалких оправданий; он сильно отбивается, хотя его жизненное дыхание уже прекращено. (107) Когда все его усилия и жалобы оказываются напрасными, и ни боги, и подавно — ни один из демонов не предлагают ему (никакой) помощи, демон Визареш тащит его, против его воли, в самый нижний Ад.
(108) Затем юная дева, которая вовсе не похожа на юную деву, выходит, чтобы встретить его. (109) И душа проклятого говорит этой гадкой девке: "Кто ты? ибо никогда среди отвратительных девок на свете я не видел более гнусной и омерзительной, чем ты". И в ответ говорит ему эта гадкая дева: "Я не девка, но я твои дела, отвратительные деяния, злые мысли, злые слова и дела, и злая религия. (111) Ибо когда на земле ты видел кого-то, кто приносил жертву богам, тогда ты садился (поодаль) и приносил жертву демонам. (112) И когда ты видел человека, который угощал добрых людей и оказывал им гостеприимство и подавал милостыню и тем, кто (пришел) из близких мест, и тем, кто издалека, тогда ты принимался наносить им оскорбления, бесчестил их, не давал им милостыни и захлопывал перед ними свою дверь. (113) А когда ты видел человека, который совершал справедливый суд, или не брал взяток, или давал истинное свидетельство, или говорил в праведности, тогда ты садился и вершил неправедный суд, лжесвидетельствовал и говорил неправедно. (114) Я — твои злые мысли, злые слова и злые дела, которые ты думал, говорил и делал. (115) Ибо, хотя я и была беспутна, ты сделал меня совсем непутевой; и хотя я и была дурной славы, ты опозорил меня еще более; и хотя я и сидела среди не знающих, ты сделал меня и вовсе бессознательной".
(116) Затем, с первым шагом он идет в ад злых мыслей, со вторым — в ад злых слов, и с третьим — в ад злых дел. А с четвертым шагом он оказывается в присутствии ненавистного Духа Разрушения и других демонов. (117) И демоны издеваются над ним и, насмехаясь, говорят: "Что ты горюешь о Хормазде, Господе, и Амешаспентах и благоуханных и восхитительных Небесах, и что за иск и жалобу имеешь ты от них, коль ты пришел проведать Ахримана, и демонов, и мрачный Ад? Ибо мы будем мучить тебя без всякой жалости, и столь долгий срок ты не будешь знать ничего, кроме страданий".
(118) И Дух Разрушения кричит на демонов, говоря: Нечего расспрашивать его о нем, ибо он расстался со своим любимым телом и прошел по этому самому дурному коридору; (119) но подайте-ка ему лучше самую грязную и вонючую еду, которую может произвести Ад".
(120) Тогда они приносят ему яд и отраву, змей и скорпионов и других ядовитых гадов, которые обитают в Аду, и они подают ему их, чтобы есть. (121) И до Воскрешения и Окончательного Тела он должен оставаться в Аду, страдая от многих мук и многих (видов) наказаний. (122) И пища, которую он вынужден там есть, вся как бы сгнила и похожа на кровь.
(123) И Дух Природной Мудрости сказал мудрецу: "Итак, смотри, вот то, что ты спрашивал о поддержании тела и спасении души, и теперь тебе рассказано об этом и ты наставлен мной. (124) Будь внимателен к этим наставлениям и применяй их на деле; ибо это — твой высший путь для поддержания тела и спасения твоей души".

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №20  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:30 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ГЛАВА IX

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОСМЕРТНЫЙ СУД


В последней главе мы видели, какое поведение ожидалось от зороастрийца в жизни, как в отношении нравственных поступков, так и в отношении исполнения его ритуальных обязанностей. Теперь мы посмотрим, что, согласно его ожиданиям, должно было происходить с его душой после смерти. Зороастрийская доктрина в этом вопросе абсолютно ясна. Она основана на первоначальном авестийском тексте, и этот текст воспроизведен с малыми вариациями во многих пехлевийских книгах. Перевод, приводимый в этой главе, взят из "Меног-и-Кхрата", на который мы уже ссылались выше.
Здесь мало что можно сказать для введения, так как этот текст ясен, нагляден и говорит сам за себя. Всякая человеческая душа, уходя их этой жизни, в течение трех тревожных дней парит в непосредственной близости от мертвого тела, а на четвертый ее запрашивают, чтобы предстать перед судом на "Мосту Воздаятеля", мосту Рашну, "справедливого", который беспристрастно взвешивает ее добрые и злые дела. Если преобладают добрые дела, душе позволяют проследовать в Небеса, а если злые, то ее тащат в Ад. В том случае, когда добрые и злые дела равны, душа уносится к месту, называемому "hamestagan" или "место смешанных". Оно не упомянуто в настоящем тексте, но на него есть многочисленные ссылки в других текстах. Иногда это место сравнивают с Чистилищем, но это сравнение не точно, так как хаместаган не является местом очищения, но скорее местом мягкого исправления, где души страдают от единственного вида страдания — от жары и холода.
Более тесную параллель с христианским Чистилищем представляет зороастрийский Ад, потому что, хотя, строго говоря, он не является местом очищения, все же, он имеет то общее с Чистилищем, что он не вечен и является преддверием перед восхождением души на Небеса. Как место мук, он соответствует христианскому Аду, но, поскольку налагаемые там наказания только временны, он соответствует христианскому Чистилищу. Окончательное очищение от пятен греха происходит в момент Последнего Суда, в конце Времени.
открыть спойлер
И здесь снова тесная параллель с христианством, ибо в обоих религиях душе требуется предстать перед двумя судами: после смерти и перед всеобщим судом в последние дни, когда тела людей воскреснут и воссоединятся с их душами. У зороастрийцев, однако, этот последний суд следует за окончательным очищением от оставшихся пятен греха, после чего все они без исключения предстают безу-пречными. В зороастризме, следовательно, нет никакого вечного наказания, и все люди в конце концов призываются войти в Рай и созерцать божественную славу. Ни один человек не карается вечной мукой за грехи, совершенные во времени.
Значительный интерес представляют слова, адресованные демонами душе осужденного при вступлении в Ад. так как они проливают некоторый свет на зороастрийское понятие греха. "Что ты горюешь, — спрашивают они, — о Хормазде, Господе, и Амешаспентах, и благоуханных и вос-хитительных Небесах, и что за иск иль жалобу имеешь ты от них, коль ты пришел проведать Ахримана и демонов и мрачный Ад; ибо мы будем мучить тебя без всякой жалости и столь долгий срок ты не будешь знать ничего, кроме стра-даний".
Следовательно, грех, если взглянуть с этой точки зрения, — явное извращение, это неспособность различить, кто ваш друг и кто враг. Зороастрийская Религия делает совершенно ясным, что Бог — это друг Человека и никогда, ни при каких обстоятельствах, чтобы там ни случилось, он не может причинить ему страдания. Все зло и все страдания происходят от Ахримана. Таким образом, для зороастрийца признать, что Бог хотя бы только допускает зло, равносильно тому, что приписать ему качества, абсолютно противоположные его природе, такие, которые соответствуют как раз Ахриману. Это равносильно превращению Бога в какого-то демона, что оборачивается наказанием, поскольку в этом случае Ахриману уступают нечто от тех качеств, которые монотеисты обычно приписывают Богу, обеспечивая тем самым подлинный триумф Ахримана, так как, помимо того, что он Разрушитель, он еще и Обманщик, и его обман принимает форму усилия убедить людей, что зло происходит от Бога. Однако, его победа над отдельными душами краткосрочна, потому что в конце все человеческие души, воссоединившись со своими телами, возвратятся к Хормазду, который является их создателем и отцом.
В этой главе мы рассмотрим лишь судьбу индивидуальной души по смерти тела. Дадим слово самому "Меног-и-Кхрату".

"МЕНОГ-И-КХРАТ"
(ред. Анклесария, I, 71—124)
"(71) Не вкладывай свою веру в жизнь, ибо в конце концов смерть заберет тебя; (72) и собака и птица разорвут твой труп, а твои кости падут в землю. (73) Ибо три дня и три ночи душа сидит у изголовья тела. (74) А на четвертый день на рассвете душа, сопровождаемая благословенным Срошем, добрым Вайю и могучим Вахрамом, и противясь Астовидату (демону смерти), злому Вайю, демону Фрезишту и демону Визишту и гонимая активной злой волей Ярости, злодея с окровавленным копьем, достигает высочайшего и ужасного Моста Воздаятеля, к которому должен придти каждый, чья душа спасена, и каждый, чья душа проклята. Здесь ее поджидает много врагов. (75) Здесь душа страдает от злой воли Ярости, владеющей окровавленным копьем, и от Астовидата, который поглощает все сотворенное и не знает насыщения, (76) и здесь она получает поддержку от посредничества Михра, Сроша и Рашну, и вынуждена подчиниться взвешиванию своих дел справедливым Рашном на весах духов, и он не допускает никаких отклонений этих весов ни в какую сторону, ни для спасенных, ни для проклятых, ни для королей, ни для принцев; (77) ни даже на ширину волоса не позволяет он склонить чаши весов из почтения к личности, (78) ибо он отправляет беспристрастный суд и для королей, и для принцев, и для смиреннейшего из людей. (79) И когда душа спасенного проходит через этот мост, то ширина его становится в один парасанг. (80) И душа спасенного благополучно переходит его, сопровождаемая благословенным Срошем. (81) И его собственные добрые дела выходят встречать его в форме юной девы, более прекрасной и светлой, чем все девушки на свете. (82) И душа праведника вопрошает: "Кто ты, ибо никогда на свете не видел я девушки светлее и прекраснее тебя". (83) И форма юной девы говорит в ответ: "Я — вовсе не девушка, но твои добрые дела, о юноша, чьи мысли и слова, дела и религия были добрыми; (84) ибо, когда на земле ты видел кого-то, кто приносил жертву демонам, ты садился (поодаль) и приносил жертву богам. (85) А когда ты видел человека, творящего грабеж и насилие, который приносил горе добрым людям, оскорблял их и накапливал неправедно добытое добро, то ты отказывался принимать у себя такого человека грабежа и насилия; (86) и напротив, ты внимательно заботился о добрых людях, угощал их и оказывал им гостеприимство, и давал милостыню и тому, кто (пришел) из ближних мест, и тому, кто издалека; (87) и ты собирал свое богатство в праведности. (88) А когда ты видел человека, который совершал неправый суд и брал взятки или лжесвидетельствовал, ты садился и произносил свидетельство правильное и истинное. (89) Я — твои добрые мысли, добрые слова и добрые дела, те, что ты думаешь, говоришь и делаешь. (90) Ибо, хотя я и была уважаема, ты сумел взрастить уважение ко мне, и хотя у меня и было доброе имя, ты прославил его еще более, и хотя я и была наделена достоинством (kharromand), ты еще увеличил его".
(91) И когда душа покидает это место, до нее доносится душистый ветерок, более приятный, чем все ароматы. (92) И тогда душа спасенного спрашивает Сроша, говоря: "Что это за ветерок, что никогда на свете я не вдыхала подобного благоухания?" (93) И благословенный Срош отвечает душе праведного, говоря: "Это ветер, веющий с Небес, потому он столь благоуханен". (94) Вслед за тем, с первым шагом он достигает неба добрых мыслей, со вторым шагом — неба добрых слов и с третьим шагом — неба добрых дел, с четвертым шагом он достигает Бесконечного света, где царит всеблаженство. (95) И все боги и Амешаспенты приходят приветствовать его и расспросить, как он себя чувствует, говоря: "Как прошло твое путешествие из того временного, ужасного мира, где столько зла, в этот мир, который не проходит и в котором нет врага, о юноша добрых мыслей, добрых слов и дел и доброй религии?"
(96) И тогда Хормазд, Господь, говорит, говоря: "Не спрашивайте его о его самочувствии, ибо он расстался со своим любимым телом и прошел по опасной дороге". (97) И они подают ему сладчайшую пищу из всех, даже масло ранней весны, чтобы его душа отдохнула после трех дней ужаса Моста, насылаемого (на нее) Астовидатом и другими демонами, (98) и он усаживается на всевозможно украшенный трон.
(99) Ибо это объявлено в откровении, что сладчайшая из всей пищи, предлагаемая небесными богами мужчине или женщине после расставания сознания с телом, это всегда масло ранней весны, и что они сажают (человека) на всевозможно украшенный трон. (100) И навечно и навсегда он поселяется с небесными богами во всеблаженстве навеки.
(101) А когда умирает человек, который проклят, то на протяжении трех дней и ночей душа парит у его головы и плачет, говоря: "Куда мне теперь идти и в ком теперь я найду убежище?" (102) И на протяжении этих трех дней и ночей он видит своими глазами все грехи и нечестие, совершенные им на земле. (103) А на четвертый день демон Визареш приходит и связывает душу проклятого самым постыдным образом и, несмотря на противодействие благодетельного Сроша, тащит ее к Мосту Воздаятеля. (104) Там справедливый Рашн делает ясным душе проклятого, что он (действительно) проклят. (105) Вслед за тем демон Визареш хватает душу проклятого, избивает ее и, обращаясь с ней без всякой жалости, гонит ее Яростью. (106) И душа проклятого вопит громким голосом, издавая стоны и с мольбой произнося множество жалких оправданий; он сильно отбивается, хотя его жизненное дыхание уже прекращено. (107) Когда все его усилия и жалобы оказываются напрасными, и ни боги, и подавно — ни один из демонов не предлагают ему (никакой) помощи, демон Визареш тащит его, против его воли, в самый нижний Ад.
(108) Затем юная дева, которая вовсе не похожа на юную деву, выходит, чтобы встретить его. (109) И душа проклятого говорит этой гадкой девке: "Кто ты? ибо никогда среди отвратительных девок на свете я не видел более гнусной и омерзительной, чем ты". И в ответ говорит ему эта гадкая дева: "Я не девка, но я твои дела, отвратительные деяния, злые мысли, злые слова и дела, и злая религия. (111) Ибо когда на земле ты видел кого-то, кто приносил жертву богам, тогда ты садился (поодаль) и приносил жертву демонам. (112) И когда ты видел человека, который угощал добрых людей и оказывал им гостеприимство и подавал милостыню и тем, кто (пришел) из близких мест, и тем, кто издалека, тогда ты принимался наносить им оскорбления, бесчестил их, не давал им милостыни и захлопывал перед ними свою дверь. (113) А когда ты видел человека, который совершал справедливый суд, или не брал взяток, или давал истинное свидетельство, или говорил в праведности, тогда ты садился и вершил неправедный суд, лжесвидетельствовал и говорил неправедно. (114) Я — твои злые мысли, злые слова и злые дела, которые ты думал, говорил и делал. (115) Ибо, хотя я и была беспутна, ты сделал меня совсем непутевой; и хотя я и была дурной славы, ты опозорил меня еще более; и хотя я и сидела среди не знающих, ты сделал меня и вовсе бессознательной".
(116) Затем, с первым шагом он идет в ад злых мыслей, со вторым — в ад злых слов, и с третьим — в ад злых дел. А с четвертым шагом он оказывается в присутствии ненавистного Духа Разрушения и других демонов. (117) И демоны издеваются над ним и, насмехаясь, говорят: "Что ты горюешь о Хормазде, Господе, и Амешаспентах и благоуханных и восхитительных Небесах, и что за иск и жалобу имеешь ты от них, коль ты пришел проведать Ахримана, и демонов, и мрачный Ад? Ибо мы будем мучить тебя без всякой жалости, и столь долгий срок ты не будешь знать ничего, кроме страданий".
(118) И Дух Разрушения кричит на демонов, говоря: Нечего расспрашивать его о нем, ибо он расстался со своим любимым телом и прошел по этому самому дурному коридору; (119) но подайте-ка ему лучше самую грязную и вонючую еду, которую может произвести Ад".
(120) Тогда они приносят ему яд и отраву, змей и скорпионов и других ядовитых гадов, которые обитают в Аду, и они подают ему их, чтобы есть. (121) И до Воскрешения и Окончательного Тела он должен оставаться в Аду, страдая от многих мук и многих (видов) наказаний. (122) И пища, которую он вынужден там есть, вся как бы сгнила и похожа на кровь.
(123) И Дух Природной Мудрости сказал мудрецу: "Итак, смотри, вот то, что ты спрашивал о поддержании тела и спасении души, и теперь тебе рассказано об этом и ты наставлен мной. (124) Будь внимателен к этим наставлениям и применяй их на деле; ибо это — твой высший путь для поддержания тела и спасения твоей души".

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №21  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:31 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
ГЛАВА X

ВОСКРЕШЕНИЕ ТЕЛА И ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ


Как мы уже видели, для зороастрийцев, как и для христиан, индивидуальный суд души после смерти — это лишь предварение заключительного суда в конце времени, когда тело будет воскрешено и воссоединится с душой. Зороастрийская традиция, однако, логичнее христианской, так как в отличие от христианского вечного Божьего приговора над человеческой душой, который окончательно закрепляется за ней, когда она уходит из этой жизни на земле, и просто подтверждается в момент Последнего Суда, в "день гнева, когда даже праведники едва ли могут надеяться", для зороастрийца последний расчет, если так можно выразиться, это лишь предварительная стадия к трем дням очищения в расплавленном металле, после чего проклятые выходят из Ада, и все человечество без исключения воссоединяется в небесах, где оно будет вечно славить Бога. Бог не осуждает свои созданья на вечные муки за грехи, совершенные во времени, сколь бы они ни были ужасны. Они наказываются и наказываются сурово во временном Аду, которым управляют Ахриман и его демоны; но никакой добрый Бог не может назначить вечное наказание своим твореньям, сколь бы тяжки ни были их грехи, ибо это противоречило бы и его доброте и его справедливости. Думать иначе — значит приписывать Богу качества, свойственные Дьяволу, а для зороастрийца это — грубое богохульство. Иегова Ветхого Завета в своей ярости не совместим с его представлением (о Боге), как и деспотичный Аллах Корана. Зороастрийский Бог истинно смягчает справедливость милосердием, в нем нет "ужасной" стороны, и менее всего он способен на гнев — качество, персонифицированное зороастрийцами в виде демона Аэшмы, который, вместе с Азом, является при Ахримане демоном Похоти, самым опасным и самым губительным из всего скопища демонов.
открыть спойлер
Таким образом, завершающее Воскрешение, Фрашакарт или "Восстановление", это не столько заключительный суд, сколько время, когда все существа будут восстановлены и когда все снова будет хорошо. Это — окончательная победа Хормазда над Ахриманом, принципа добра над принципом зла, когда последний теряет силу навечно и навсегда.
Текст, воспроизводимый нами в этой главе, взят из Бундахишна, который мы уже пространно цитировали. Фрашакарт или завершающее Восстановление творения Хормазда и окончательное изгнание Ахримана и его скопища — излюбленная тема авторов пехлевийских книг. Во всех подробностях ее осветили Манушчихар и его брат Затспарам, жившие в IX в. по Р.Х. Причем первый из них дает очень детальный и полный ортодоксальный отчет о последних днях, тогда как второй развивает версию, в которой заметны следы зерванистской ереси. Помимо этих, есть еще два других полных отчета, один из них — в пехлевийском Ривайяте, или "Традициях", а другой — в Бахман Яште. Я избрал перевод Бундахишна, во-первых, потому что он относительно более сжат, во-вторых — потому что он менее сложен, чем у Манушчихара, хотя последний претендует на больший ортодоксальный авторитет, и в-третьих — потому, что он свободен от массы разнородного мифологического материала, который перегружает многие другие произведения, делая их поэтому малопригодными в книге для широкой публики. Переводы Манушчихара и Затспарама, несомненно, превосходны, как литературные произведения, но Бундахишн дает самую суть этой финальной драмы битвы добра и зла в более кратком объеме и потому больше подходит, как завершающий аккорд в этих избранных страницах из зороастрийских текстов, поскольку имеется в виду познакомить читателя со всем существенным в учении зороастрийцев, с их теорией и практикой, их космологией и эсхатологией. Кроме того, адекватная реакция и перевод отчета Затспарама, имеющего высокое достоинство, в связи с грандиозной темой ниспровержения зла и воскрешения всего сущего в вечной жизни, уже приведена в другом месте .
Мы уже отмечали, что в тексте из Бундахишна, где описано поведение первой человеческой пары, поедание пищи считается грехом. Подобное очевидно и в настоящем тексте, где постепенное избавление от привычки есть рассматривается как ведущее к бессмертию; ибо только так может быть побеждено могущество демоницы Аз, представляющей Похоть и Обжорство (не договорено: у зерванитов. — прим. перев.). Я уже уделил значительное место (демонице) Аз в другом месте, но это относилось к зерванистской ереси. В ортодоксальном зороастризме, который, по-видимому, с не меньшим правом связывает Аз с "обжорством" скорее, чем с более объемлющей "похотью", она выступает как демон, несущий основные причины смерти, который, поэтому, является первым препятствием к достижению бессмертия.
Зороастризм не отрицает того факта, что жизнь тела может поддерживаться лишь принятием пищи, т.е. поглощением других жизней и усвоением их в системе организма. Тело, которое должно умереть, характеризуется тем естественным фактом, что оно должно есть, и этот процесс — как раз то, чем Аз живет и длит свое существование. В последние дни, однако, когда сила Ахримана и его демонов значительно уменьшится, человек сможет жить практически "ничем", и это в свою очередь лишит Аз ее естественного подкрепления. В конечном счете человек сможет обходиться вообще без пищи и питья. "Бундахишн" не следует Затспараму, согласно которому Аз, лишенная своего обычного прокормления, продолжает пожирать других демонов и грозит съесть самого Ахримана. Эта версия бытовала, по всей видимости, исключительно у зерванитов, так как более ортодоксальные переводы ничего не говорят об этом. Во всяком случае, в "Бундахишне" Ахриман избавлен от этого самого последнего унижения, и Аз ничего не остается, как совершенно зачахнуть.
Кроме того, в "Бундахишне" окончательное Воскрешение предшествует низвержению Ахримана и демонов, тогда как у Затспарама оно идет вослед. Герой драмы воскрешения Сошианс, последний из посмертных сыновей Зороастра, появляется в последние три тысячелетия последних времен, чтобы осуществить Восстановление. Его имя условно переводится как "Спаситель", буквально же оно означает "тот, кто, приносит благо", что ясно отражено в пехлевийском переводе sutomand, означающем "благотворный" или "полезный". Его предназначение состоит в том, чтобы восстановить человеческие тела из элементов, на которые они распались, и воссоединить их с их душами. Когда это будет сделано, воскрешенные претерпят трехдневную ордалию расплавленного металла, последнее наказание, предстоящее тем, кто осужден, прежде чем они призываются к участию в блаженстве, которое является окончательным уделом всего человечества. Эта ордалия не причинит ни малейшей неприятности тем, кто уже спасен, так как вздымающийся волнами металл покажется им теплым молоком; но осужденные должны испытать всю суровость и реальность этой муки.
Итак, вот уже все человечество полностью очищено от всех пятен и налетов прошлых дурных дел, но оно еще не получило телесного бессмертия. Это может показаться достаточно странным, но последнее осуществляется путем единственного последнего животного жертвоприношения, исполняемого самим Сошиансом. В этом ритуале он дает бессмертие быку Хадхайесу, и из его жира приготовляется белая Хом или Хаома, та самая жидкость, которую верующие получали на земле в таинстве причастия, как залог бессмертия, и которую теперь они получают на самом деле, как эликсир вечной жизни.
Сошианс, рожденный из семени Зороастра, считается героем, а не богом. Следовательно, то, что ему поручено окончательное восстановление мира и воскрешение мертвых представляет акт божественной милости. Бог хочет, чтобы телесное возрождение человечества было осуществлено одним из числа людей. Сошианс берет на себя все бремя ответственности за эту человеческую драму, а Хормазд и его божественные союзники вторгаются лишь для того, чтоб свести собственные счеты с Ахриманом, Дьяволом, и его отвратительным выводком. Каждый из Амешаспентов хватает своего исконного врага и уничтожает его. В конце концов остаются только Ахриман и Аз. Теперь наступает черед Хормазда принести великую жертву, чтобы обеспечить полное поражение этих демонов. И поскольку она совершается, то нечестивая пара поглощается "мраком и тьмой", из которого они уже никогда не вернутся. Ахриман "пал вниз и стал бессознательным, так что ему уже никогда не выйти из этого низкого состояния. Некоторые говорят, что он как бы навечно обессилен, убит, и что никогда уже ни Дух Разрушения, ни его мир не будут существовать".
В отчетах пехлевийских книг, описывающих это финальное поражение Ахримана, нет определенности в том, был он действительно уничтожен своим ниспровержением или нет. В противовес этому ортодоксальный взгляд, как видно, таков, что, поскольку он по определению — материя, то он не может быть реально обращен в ничто. Однако, по единодушному согласию всех источников, он может быть доведен до абсолютной немощи. Его состояние кажется аналогичным состоянию человеческого тела после смерти — оно не уничтожается, но разлагается на бессознательные и бездействующие атомы, которые бессильны восстановить сами себя в единое существо, наделенное силой действовать. Таким образом, нет никакой возможности во-зобновления агрессии Ахримана против уже переустроенного мира.
Так как Ахриман и Аз уничтожены, то "змей Гочихар" — мистический демон, опутывающий небо на протяжении всего "смешанного состояния" (в Авесте — так называемая "эпоха смешения" — прим. перев.), падает на землю и, в конце концов, сгорает в потоке расплавленного металла, где человеческий род очищается. Добрые творенья освобождены теперь навеки от всякой вражды и противодействия и наслаждаются вечной жизнью в состоянии блаженства с Хормаздом и его богами.
На протяжении этой маленькой книги мы видели, что зороастрийцам свойствен чисто земной, здравомыслящий подход. Их концепция Неба не представляет исключения из этого правила. Небо — это просто возвращение к земному состоянию дел, как оно было до того времени, когда Ахриман имел безумие напасть. Оно подобно гигантскому союзу семейств, в котором восстановлен идеал земной жизни, жизни, которая вертится вокруг человеческой семьи, и где муж может однажды насладиться близостью со своей законной женой и обществом своих сыновей и дочерей. Жизнь в Небесах — это естественное совершенство жизни на земле, где тело наслаждается своими естественными удовольствиями, кроме того, что, будучи бессмертно, оно не имеет желания есть, и где душа во весь голос воздает хвалу Хормазду и Амешаспентам. Там вся человеческая семья, навеки воссоединенная, живет в вечном блаженстве.

БУНДАХИШН (ред. Анклесария, стр. 220—228, Джусти, стр. 40—43)
О Восстановлении мертвых и Последнем Теле
"(1) Сказано в Религии, что именно, как Машие и Машиана после того, как они выросли из земли, сначала стали потреблять воду, затем растения, затем молоко и затем мясо, так и люди, когда они близки к смерти, сначала отказываются от мяса и молока, затем от хлеба, но до самой смерти они пьют воду.
(2) Так и в тысячелетие Аушидармаха (последнее тысячелетие перед пришествием Сошианса) сила Аз (ненасытности) так уменьшится, что люди будут удовлетворяться, принимая еду лишь один раз в три дня и три ночи. После этого они откажутся от поедания мяса и будут питаться лишь растениями и молоком домашних животных. Вслед за тем они откажутся и от питья молока, затем и от питания растениями и будут только пить воду. За десять лет до пришествия Сошианса они достигнут состояния, при котором они не будут есть ничего и все же не умрут.

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №22  СообщениеДобавлено: 29 мар 2013, 11:31 
Супермодератор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 23:14
Сообщения: 3934
Имя: Януш
Пол: мужской
Страна: Украина
Город: Одесса
(3) Затем Сошианс восстановит мертвых, как говорит Религия: "Зороастр спросил Хормазда: "Откуда может тело, которое разнес ветер и смыла вода, снова быть сложено вместе; и как будет происходить восстановление мертвых?" И Хормазд дал ответу и сказал: "Когда я устанавливал небо без колонн на невидимой (menok) опоре, чтобы его края широко раскинулись, блестящие, из вещества сверкающего металла, и когда я создавал землю, которая поддерживает все материальное творенье, хотя сама не имеет телесной опоры, и когда я водворял Солнце, Луну и звезды — (эти) формы света — и настраивал их ход в атмосфере, и когда я произвел зерно на земле и широко рассеял его так, чтобы оно вырастало вновь и приносило большой урожай, и когда я окрашивал разноцветными и разнообразными цветами растения и когда я дал им огонь и другие вещи, и он не сжигал их, и когда я формировал эмбрион в материнской матке, подводил к нему питание и изготовлял различные органы — волосы и кожу, ногти и кровь, и сухожилия, и глаза, и уши и множество других, и когда я придал ноги воде, чтобы она могла бежать, и когда я запускал облака в вышине (menokih), чтобы они разносили воды, идущие от земли, и низвергали их дождем там, где им полагается, и когда я сооружал атмосферу (vay), которая раздувается и сжимается, как хочет, движимая силой ветра, и это можно увидеть глазом, но нельзя схватить рукой — когда я создавал каждую из этих вещей, то созидание каждой из них было труднее, чем восстановление мертвых, так как в воскрешении мертвых у меня есть помощь от подобных этим; а когда они еще не были сотворены, у меня не было такой поддержки.
(4) И вот смотри! Если я сотворил то, чего еще не было, то почему же невозможно для меня восстановить то, что уже было? Ибо в то время я запрошу у Духа Земли кости, у воды — кровь, у растений — волосы, у ветра — дух (jan), точно так, как они получили их в первотвореньи".
открыть спойлер
(5) Сначала будут восстановлены кости Гайомарда, затем — кости Машие и Машианы и затем будут восстановлены кости всех остальных людей. Ибо пятьдесят семь лет Сошианс будет восстанавливать мертвых, и все люди будут воскрешены, и те, что были спасены, и те, что были прокляты. И каждый человек восстанет на том месте, где его дух покинул его или где он впервые пал на землю.
(6) И когда боги восстановят все материальное творенье в его соответствующей форме, тогда они придадут людям свойственный им нрав (adhvenak). И от света, который приходит с Солнцем, половину они отдадут Гайомарду, а половину — остальному человечеству.
(7) Затем люди начнут узнавать друг друга, т.е. душа будет узнавать душу, а тело — тело, помышляя: "Это — мой отец", или "Это — мой брат", или "Это — моя жена", или "Это, должно быть, кто-то из моих близких родственников". Затем будет созвано великое собрание Исадвастара, когда все люди на земле будут отстаивать себя на этом собрании, и каждый человек будет видеть свои добрые и злые дела, и спасенный будет отличим от проклятого, как белая овца от черной.
(8) И на этом собрании тот, кто проклят, если в (этом) мире он был другом спасенного, будет укорять его, говоря: "Почему ты не сообщал мне на земле о добрых делах, которые ты делал?" И если правда, что тот, кто спасен, не извещал его, ему придется устыдиться на этом собрании.
(9) Затем они отделят спасенных от проклятых и вознесут первых в Рай(garodhman), а последних бросят обратно в Ад; и в течение трех дней и ночей эти обитатели Ада будут претерпевать наказания там, в своих телах и в своих душах (jan), в то время как спасенные испытают веселье Рая в своих телах на протяжении трех дней и ночей.
(10) Ибо сказано, что в тот день, когда грешники будут отделены от праведников и праведники от грешных, потоки слез прольются из глаз всех людей прямо им под ноги. Когда сына отделят от отца, брата от брата, друга от друга, тогда каждый из людей раскается в делах, которые он сделал, праведные восплачут за осужденных и осужденные восплачут сами за себя. И может быть спасенный отец, у которого сын — грешник, или может быть брат, который из-бавлен, и другой, который осужден.
(11) Те, кто совершил грехи по своей свободной воле, подобно Дахаку, и Афрасиябу, и Ватану, и другие того же рода, совершившие смертный грех, претерпят наказание vamad-adhvenak, но ни один человек не будет подвергнут наказанию, называемому tishram khshafnam (полному наказанию трех ночей).
(12) В то время, когда будет осуществляться окончательное Восстановление, пятнадцать мужей и дев из числа тех благословенных, о ком сказано, что они еще в живых, придут на помощь Сошиансу.
(13) И Гочихар, змей небесной сферы, падет из пределов Луны на землю, и земля будет страдать от боли подобно овце, когда волк сдирает с нее шкуру.
(14) Затем Бог Огня и Бог Айрияман расплавят металлы в холмах и горах, и они потекут по земле подобно рекам. И они побудят всех людей пройти через этот расплавленный металл, и это сделает их чистыми. И тому, кто спасен, это покажется подобным прогулке через теплое молоко, но тот, кто осужден, ощутит его именно как расплавленный металл.
(15) Затем все люди сойдутся вместе в великой радости, отец и сын, и братья, и все друзья. И один будет спрашивать другого: "Где была твоя душа все эти долгие годы? Был ли ты спасенным, или был проклят?" И затем душа увидит свое тело, будет расспрашивать его и отвечать ему.
(16) Все люди станут единым голосом и во всю мощь этого голоса станут возносить хвалу Хормазду и Амешаспентам. К тому времени Хормазд доведет свое творенье до совершенства, и оно не будет нуждаться в его дальнейшей работе над ним.
(17) Когда будет происходить воскрешение мертвых, Сошианс и его помощники исполнят жертвоприношение восставших из мертвых, и в этом жертвоприношении будет убит бык Хадхайес, и из жира этого быка они приготовят белую Хом (Хаому), напиток бессмертия, и дадут его всем людям. И все люди станут бессмертными навечно и навсегда.
(18) Сказано также, что люди, достигшие средних лет, будут восстановлены, как сорокалетние; а тех, кто умер молодым и до расцвета (своих сил), восстановят в их пятнадцатилетнем возрасте.
(19) Всякому мужу будут даны его жена и дети, и сношение со своими женами у них останется, но рождения детей не будет.
(20) Затем по повелению Создателя Сошианс раздаст всем людям воздаяния и награды по их делам. Некоторые из них будут столь благословенны, что он скажет: "Возьмите их в Рай Хормазда, ибо это то, что они заслужили". И они вознесут свои тела, и навечно и навсегда будут расхаживать в них.
(21) И сказано также, что тог, кто на земле не исполнял жертвоприношений, и не заботился о getokhrit (земном искуплении) и не давал одежды из милости тем, кто этого достоин, будет стоять там нагим, и Хормазд ради него будет совершать жертвоприношение, и Дух Гаг снабдит его одеянием.
(22) Затем Хормазд схватит Духа Разрушения, Вохуман (Добрая Мысль) схватит Акомана (Злую Мысль), Ардавахишт — Индара, Шахревар — Савула, Спендармат — Таромат (Надменность), ту, что Нангхатья, Хордат и Амердат схватят Таирика и Заирика, Правдивая Речь — Лживую (Речь), а благословенный Срош схватит Аэшма (Ярость) кровавого знамени.
(23) Тогда останется только Ложь, Ахриман и Аз (Похоть). Сам Хормазд сойдет на землю, как жрец "Зот", с благословенным Срошем, как жрецом "Распиком", и в руке он будет держать священный пояс. Этим гатическим обрядом Ахриман и Аз, разбитые вдребезги их оружием, будут по-вержены в немощь; и через тот же проход в небе, через который они обрушились (на все творенье), они со свистом унесутся во мрак и тьму.
(24) И змей Гочихар будет сожжен в расплавленном металле; и расплавленный металл потечет дальше в Ад. И весь смрад и порча, которые были в Аду, будут сожжены этим расплавленным металлом, и (Ад) будет очищен. И дыра в Аду, через которую напал Дух Разрушения, будет запечатана этим расплавленным металлом, и земля, которая была в Аду, будет вынесена наверх, на широкий простор (этого) материального мира.
(25) Затем последнее Воскрешение произойдет в двух мирах; и согласно своему стремлению, материальный мир станет бессмертным навечно и навсегда.
(26) Сказано также, что земля станет плоской, без холмов и долин. Не будет ни гор, ни хребтов, ни ям, ни высоких мест, ни низких".

_________________
Не ждите чуда извне.
Чудо рождайте в себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2

Текущее время: 12 дек 2018, 02:21

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти:  

 

 

 

cron