К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 27 июн 2019, 10:48

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Автор Сообщение
Сообщение №61  СообщениеДобавлено: 11 сен 2016, 16:28 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Стремление в Шу

Стратагема № 14 — Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу

После битвы у Красных стен в 208 г. завоевательские устремления Сунь Цюаня и Лю Бэя обратились на провинцию Шу. При этом Лю Бэй из-за слабости в военном отношении оказался в невыгодном положении.
Зимой 214 г. Цао Цао напал на Ханьчжун (на юге нынешней провинции Шаньси). Это навлекало угрозу на Лю Чжана, который удерживал в это время Ичжоу в Шу. Он опасался нападения Цао Цао после того, как тот овладеет Ханьчжуном. Поэтому он попросил у Лю Бэя помощи и пропустил его в Шу. Лю Бэй воспользовался этим обстоятельством и ввёл в Шу войска. Через два года он сместил Лю Чжана и аннексировал Ичжоу. Этим он создал предпосылки для основания в дальнейшем царства Шу, одного из трёх царств III в. н.э., и упрочил своё политическое положение. У Лю Бэя не было возможности овладеть областью Шу с помощью военной силы. Но с другой стороны, эта область по стратегическим планам его советника Чжугэ Ляна представляла собой неоценимый опорный плацдарм, который был необходим каждому, кто хотел бы сыграть важную политическую роль. В этой ситуации «возвращением души» «трупу» политических амбиций Лю Чжана явилось приобретение желаемых территорий.


____________

Сущность:
а) Поставить новую цель, возродить к жизни нечто, принадлежащее прошлому.
б) Использовать в современной идеологической борьбе старые идеи, традиции, обычаи, литературные произведения и т.п., переинтерпретируя их для новейшего употребления.
в) Придавать чему-либо, в действительности новому, ореол старины. Стратагема наведения патины.
г) Употреблять новые учреждения для продолжения старых отношений. Использовать новых людей для проведения старой политики. Обувать новые башмаки, чтобы идти по старой дорожке. Наливать старое вино в новые мехи. (Перефразированное выражение из Евангелия (Мф. 9:17, Мк. 2:22) "Не вливают... вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи и вино вытекает, и мехи пропадают. Но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое". То есть по первоначальному смыслу: нельзя создавать что-либо новое, не расставшись со старым, это выражение прямо противоположно сущности Стратагемы № 14.) Стратагема нового фасада.
д) Присваивать чужое добро, чтобы на нём основать своё могущество; идти по трупам. Стратагема паразитизма.
е) Использовать любые средства для выхода из трудного положения. Стратагема возраждающегося феникса.
Никто не побеждает постоянно. Отступления — в порядке вещей. Но речь идёт о том, чтобы сохранить на стадии неудач ясную голову, спокойно проанализировать положение и подобрать подходящий «труп», то есть воспользоваться всеми пригодными обстоятельствами, чтобы вновь взять инициативу в свои руки и превратить поражение в победу


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №62  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:11 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Гнев Фань Цзэна

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

204 г. до н.э. Лю Бан, основатель Ханьской династии, был вытеснен в Синьян (в нынешней провинции Хэнань) своим могущественным противником Сян Юем (232–202 до н.э.). Советник Лю Бана Чэнь Пин (ум. 178 до н.э.) предложил внести вражду в войско Сян Юя с помощью стратагемы «Сеяние раздора». Это показалось Чэнь Пину достаточно лёгким прежде всего потому, что он знал Сян Юя как человека недоверчивого.
Чэнь Пин начал распространять в лагере противника слух о том, будто советники и помощники Сян Юя недовольны тем, что при большой нагрузке они получают недостаточную плату, и потому якобы собираются объединиться с Лю Баном и погубить Сян Юя.
Сян Юй прослышал об этом и рассердился. Желая выяснить обоснованность слухов, он направил посла в лагерь Лю Бана. Лю Бан приготовил пышный пир. Когда посланец Сян Юя пришёл, Лю Бан удивлённо сказал:
— Я думал, вы посланец Фань Цзэна, а вы, оказывается, посол царя Сяна.
После этого он приказал своим людям уйти и предложил послу очень скудную еду. Тот всё доложил своему господину. Сян Юй исполнился недоверия к своему важнейшему советнику Фань Цзэну. «Неужели Фань Цзэн действительно вступил в тайные сношения с Лю Баном?» Немного позже Фань Цзэн посоветовал своему господину Сян Юю наступать на Синьян, но Сян Юй не последовал этому совету. Когда Фань Цзэн узнал, что Сян Юй больше не доверяет ему, он вышел из себя и сказал Сян Юю:
— Ну и оставайся один. Я отправляюсь домой.
И он в ярости покинул Сян Юя, а вскоре после того умер.
В этом случае тигром является Сян Юй, а гора, от которой ему было опасно отдаляться, — советник Фань Цзэн.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №63  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:12 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Источник, помогающий прервать беременность

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

Во время путешествия однажды монах Трипитака и Монах-свинья Чжу Бацзе напились воды из некоей чистой реки. После этого они почувствовали ужасные боли. Затем животы у них стали распухать, и они становились всё толще. В домике у дороги они узнали у одной старухи, что они находятся вблизи от города Женщин в Западном Лян, и что жительницы города пьют из этой реки, чтобы забеременеть. Таким образом, Трипитака и Чжу Бацзе одновременно забеременели от глотка воды. Им оставался лишь один выход. В трёх тысячах миль оттуда находилась гора Разрешения мужественности. В этой горе была пещера Избавления от детей, в которой тёк Абортный источник. Глоток воды из этого источника вызывал прерывание беременности. Однако воду оттуда получить было не так просто. За год до того некий даосский монах по имени Истинный Бессмертный Услужитель захватил пещеру и переименовал её в келью Собрания бессмертных. С тех пор он ведёт себя как хозяин источника и взимает за воду плату деньгами, бараниной, вином и фруктами. Для бродячих монахов, какими были Трипитака и его спутники, такая плата была недоступна. Так что им ничего не оставалось, как вынашивать детей.
Но Царь обезьян Сунь Укун решил добыть воду. Сев на облако, он вскоре достиг горы. У горы он увидел здание, у ворот которого сидел на лужайке старый даос. Обезьяний царь поставил свою кружку, поклонился и попросил воды из источника. Но даос, послушник Истинного Бессмертного Услужителя, заломил высокую цену. «Мы же нищенствующие монахи», — сказал обезьяний царь и попросил допустить его пред лицо Истинного Бессмертного Услужителя.
Когда последний услышал имя Сунь Укуна, в нём воспламенился гнев. Ведь он был братом Царя демонов-быков и дядей чудища Красное Дитя, которому Сунь Укун однажды порядком навредил. Истинный Бессмертный Услужитель загорелся жаждой мести. Он поспешил к воротам, обругал Сунь Укуна и бросился на него с топором. Они дважды сходились в схватке, и оба раза побеждал Сунь Укун, но ему не удалось добыть воду из источника.
Тогда он вернулся в город Женщин и призвал на помощь монаха Ша. Он приказал ему стоять с кружкой у входа в пещеру. Сам же он опять вызовет хозяина источника на бой, а во время боя монах Ша должен проникнуть в грот и зачерпнуть воды. После этого Сунь Укун опять отправился к воротам, размахивая своей железной палицей и крича: «Откройте, откройте!» Страж сообщил господину, что Сунь Укун явился опять. Истинный Бессмертный Услужитель выскочил из пещеры и опять отказал ему в воде. Тогда обезьяний царь кинулся на него со своим металлическим жезлом. Разгорелась новая схватка. Сунь Укун постепенно отводил своего противника вниз по склону. Этим обстоятельством воспользовался монах Ша, чтобы подставить кружку под текущую воду. После этого он вскочил на облако и крикнул обезьяньему царю, что выполнил задание.
Обезьяний царь прекратил схватку и воскликнул:
— Когда я пришёл в первый раз, ты дважды воскликнул, что я никогда не добьюсь воды. Теперь я воспользовался стратагемой «Сманить тигра с горы». Я вовлёк тебя в битву, чтобы мой спутник мог забраться в пещеру и набрать воды.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №64  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:12 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Котёл при Чэньцане

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

На северо-западе Китая варварский народ цян восстал против династии Хань. Юй Сюй, правитель Уду (на территории нынешней провинции Ганьсу), выступил против восставших, но те непрерывно побеждали его. Юй Сюй вынужден был отойти со своими тремя тысячами воинов в изрезанную расщелинами долину близ Чэньцана (в современной провинции Шаньси). Там он приказал устроить укреплённый лагерь. Вступать в битву с цянским войском, насчитывавшим более 10 тыс. человек, он не собирался. Цян отрезали ему все пути к отступлению, и Юй Сюй оказался в ловушке. По-видимому, его могла спасти только стратагема.
Юй Сюй приказал своим воинам кричать, обращаясь к осаждающим: «О воины цян! Мы отправили посланца к императору за помощью. Как только подойдут императорские войска, мы будем с вами сражаться!» Войско цян поверило и решило не дожидаться подхода императорских войск, а заняться грабительскими набегами на соседние области.
Когда Юй Сюй увидел отход цянских войск из долины, он сразу же бросился в погоню. При этом на каждом привале он распоряжался удваивать количество кострищ. Военачальники цянского войска постоянно узнавали через разведку об увеличении числа кострищ в ханьских войсках. Ввиду явного усиления ханьских войск дополнительными отрядами цянские военачальники наконец решили отступать в их исконную область. Об этом Юй Сюй узнал от своей разведки. Он напал на отступающие цянские войска и нанёс им тяжёлое поражение.
То, что Юй Сюй ввёл в заблуждение цянские войска, распространив среди них сведения о подходе императорских войск, явилось средством выманить «тигра» (цянское войско) с «горы» (то есть с опасного для ханьцев, но, по-видимому, удобного для цянских войск поля сражения).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №65  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:13 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Переход через гору Львов-Верблюдов

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

Однажды Трипитака и его спутники подошли к огромной горе, носившей сказочное имя — «Восьмисотмильная гора Львов-Верблюдов». Какой-то старик предостерёг путешественников от дальнейшего продвижения. Он сказал, что около сорока восьми тысяч демонов под предводительством трёх демонских князей рыщут по горе и убивают всякого смертного.
При дальнейшем путешествии обезьяний царь познакомился с неприятными обитателями горы. С двумя из трёх демонских князей он с успехом сражался. Оба побеждённых уже готовы были пропустить через гору Трипитаку и его спутников. Когда они обсуждали это в своём гроте, третий демон сказал:
— Да, пусть они следуют за нами. Тогда они определённо падут жертвой моей стратагемы «Сманить тигра с горы».
— Что ты имеешь в виду под «Сманить тигра с горы»?» — спросил старший из демонских князей.
Третий демонский князь, которого звали Гигантская Птица с Облачной Дороги в Три Тысячи Миль, объяснил свой план, и остальные радостно его одобрили. Третий демон происходил из города Львов-Верблюдов, находящегося за четыреста миль оттуда. Пятьсот лет назад он проглотил этот город вместе с его царём и завладел той местностью, населённой ныне чудищами и демонами. Он слыхал, что Танский двор послал некоего набожного монаха собирать на Западе священные тексты. Танский монах был, по слухам, хорошим человеком, ведшим исполненный чистоты образ жизни в течение десяти поколений. Поэтому кто поест его мяса, тот продлит свою жизнь и не будет подвержен старению. Поскольку Третий демонский князь сам был слишком слаб, чтобы справиться с наделённым магической силой Сунь Укуном, сопровождавшим Трипитаку, он явился на гору и объединился с двумя другими демонскими князьями.
Согласно стратагеме Третьего демонского князя, монаха Трипитаку следовало посадить в паланкин и перенести через гору с помощью восьми чудовищ. Не подозревающий ничего дурного Царь обезьян шёл поодаль. Монах Ша следовал в арьергарде. Монах-свинья Чжу Бацзе тащил поклажу. После четырёхсот миль пути они увидели город, из которого исходил свет. Тут Царя обезьян охватили подозрения. Обернувшись, он увидел, как Третий демонский князь приближается, замахиваясь на него гигантским боевым топором. Сунь Укун немедленно стал обороняться. Завязалась тяжёлая схватка. Одновременно старший демонский князь схватил Чжу Бацзе, а ещё один демонский князь напал на монаха Ша.
В это время восемь носильщиков беспрепятственно внесли Трипитаку в город и там заперли его. Три его спутника не могли ему помочь, потому что вынуждены были сражаться за свою жизнь.
Здесь «тигр» — монах, которого изолировали от «горы», т. е. его спутников и защитников.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №66  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:14 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Просьба о помощи Сунь Цэ

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

В последнее десятилетие династии Хань (206 до н.э. – 220 н.э.) окраинные области Китая оказались под властью множества правителей. К югу от Янцзы, там, где теперь расположен Шанхай, возникло два основных центра, один на юго-востоке, в районе современной провинции Цзянсу, подчинявшийся Сунь Цэ (175 – 200), правителю Гуйцзи, а другой на северо-западе, на территории современной провинции Аньхой, где правил Лю Сюнь, владыка Луцзяна.
Оба этих властелина спорили между собой за единоличную власть над Южным Китаем. К 199 г. Лю Сюнь так далеко распространил своё могущество, что стал представлять непосредственную угрозу для Сунь Цэ.
Что же делать? Многие чиновники и советники Сунь Цэ настаивали на немедленном походе против Лю Сюня и уничтожении последнего в решающей схватке. Но некоторые думали иначе. Они считали слишком опасной прямую конфронтацию с таким сильным противником. Один из них, Чжоу Юй (175 – 210), предпочитал стратагему опосредованной конфронтации; он полагал, что, прежде чем «лезть в тигриное логово», следует «сманить тигра с горы». Сунь Цэ послушался совета Чжоу Юя. Ему были известны личные качества Лю Сюня. Лю Сюнь был алчен, честолюбив и, пожалуй, глуповат. Исходя из этого, Сунь Цэ отправил к Лю Сюню доверенного посланца с письмом и подарками. На пути в Луцзян, где пребывал Лю Сюнь, посланец обнаружил множество военных лагерей. Всё выглядело так, будто предстоит большой военный поход. Чтобы попасть на аудиенцию к Лю Сюню, посланцу пришлось пройти через шеренгу вооружённых до зубов воинов. Будучи допущен к Лю Сюню, он передал ему письмо Сунь Цэ. Письмо гласило:
«Мы с почтением взираем на Вас и желаем добрых отношений с Вами. Но, будучи в постоянных военных заботах, я не имел возможности посетить Вас. Ныне Шан Ляо вновь высылает войска и наседает на плохо защищённые территории к югу от Великой реки. Мы слишком слабы для дальнего похода. Потому мы подаём Вам вместе с подарками это прошение, чтобы побудить Вас к карательному походу и поражению Шан Ляо. Мы полагаем, что, если Вы сделаете это, это будет неоценимой помощью и поддержкой для слабых государств к югу от Великой реки».
Затем посланец передал подарки. Лю Сюнь был весьма тронут почтительностью Сунь Цэ. Он знал, что овладение царством Шан Ляо означало огромную мощь и благоденствие. К тому же Сунь Цэ попросил его о поддержке и послал множество ценных даров. Вне себя от радости, Лю Сюнь устроил в честь посланца роскошный пир. За столом посланец неоднократно поднимал кубок за победу Лю Сюня в предстоящем походе на Шан Ляо. Военачальники Лю Сюня также пили за победу в предстоящей победоносной войне против Шан Ляо. Только у одного штатского чиновника, по имени Лю Е, на лице сохранялась озабоченность. Когда пир окончился, Лю Сюнь спросил его о причине недовольства. Советник сказал:
— Шан Ляо — небольшой город, но окружён прочными стенами. Его трудно взять. Боюсь, что Сунь Цэ применяет против нас стратагему «Сманить тигра с горы». Я предвижу неизбежное поражение.
открыть спойлер
Самодовольный и глупый, Лю Сюнь преисполнился гнева и воскликнул:
— Молчи! Если бы Сунь Цэ действительно решился это предпринять, он не послал бы посланца.
Военачальники хором поддержали Лю Сюня, и поход к Шан Ляо был решён. Город узнал о том, что надвигается армия, и сразу предпринял всё необходимое для обороны. После долгого тяжёлого пути Лю Сюнь приказал усталым войскам обложить город и одновременно напасть со всех сторон. Защитники города, будучи отдохнувшими и полными боевого духа, дали бой измотанному противнику. Бесчисленные стрелы, камни и брёвна встретили взбирающихся на городские стены воинов. Атака армии Лю Сюня окончилась поражением, боевой дух воинов упал ещё ниже. Сунь Цэ сразу же узнал, что Лю Сюнь со своими главными силами осадил Шан Ляо. Только одно маленькое сторожевое войско осталось охранять Луцзян. Тогда Сунь Цэ сказал своим советникам:
— Мы сманили тигра с его горы. Теперь можно сначала овладеть его логовом, а потом легко покончить с ним.
После этого Сунь Цэ ворвался со своей армией в Луцзян, который сдался без боя. Захватив Луцзян, Сунь Цэ вы ступил против главных сил Лю Сюня, падение боевого духа которых достигло глубочайшей точки при известии о падении Луцзяна. Битва кончилась для Лю Сюня катастрофой. После полного поражения он мог лишь взывать к Небу: «Почему я не послушало совета Лю Е? Я попался на стратагему Сунь Цэ «Сманить тигра с горы» и потому впал в ничтожество!» После этого он примкнул к Цао Цао (155 – 220).
Сунь Цэ, в свою очередь, этим легчайшим из своих походов заложил основание позднейшего царства У, одного из трёх царств первой половины III столетия н.э.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №67  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:14 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Путешествие к Сыну Неба

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

Князь У (770 – 774 до н.э.) из Чжэн (в районе нынешней провинции Хэнань) имел двух сыновей. Старший из них, У Шэн, явился на свет перевернутым, то есть вперед ногами. Из-за тяжелых родов его мать его возненавидела. Она страстно полюбила своего второго сына, Дуаня, и хотела, чтобы он унаследовал трон. Но отец, уважая традиции наследования, противился этому; кроме того, старшему сыну нечего было поставить в вину. Поэтому Дуань получил только небольшой удел, а У Шэн был назначен официально наследником и после смерти отца получил его скипетр. Он правил Чжэн под именем князя Чжуана (743 – 701 до н.э.).
Мать, недовольная положением своего любимого сына, попросила нового князя отдать в удел брату большой город Чжи. Князь отклонил её просьбу, так как город этот был слишком значителен. Тогда она потребовала для младшего сына важный город Цзин.
Советник князя Чжай Чжун предостерёг князя, говоря, что по закону самые большие удельные города не должны превышать по размеру трети столицы, а город Цзин этому правилу не отвечает. Как не могут на небе светить два солнца, так не должно быть в государстве двух правителей. Город Цзин расположен в центре страны, его население весьма велико, и в политическом и военном отношении он не уступает столице. К тому же Дуань — любимый сын вдовы князя. Если дать ему этот город, волей-неволей в стране появятся два правителя.
Но князь отвечал, что таков приказ его матери, и отдал Дуаню город Цзин. Перед отъездом Дуань встретился с матерью, посоветовавшей ему готовиться в своей новой цитадели к удобному случаю для захвата трона.
Вскоре Дуань повелел военачальникам западной и северной границ подчиняться его приказам, в том числе в военном отношении, что не подобало ему как удельному владетелю. Затем он оккупировал прилегающие территории и увеличивал свои силы с каждым днём.
Об этом стало известно при княжеском дворе, но сам князь ничего не предпринимал. Один сановник, по имени Гунцзы Люй, посоветовал ему как можно быстрее устранить младшего брата. Но князь ответил:
— Дуань — любимый сын моей матери. Он мой младший брат. Как могу я из-за клочка земли повести себя не по-братски и перечить матери?
открыть спойлер
Гунцзы Люй отвечал, что медлить в решительный момент — верный путь к неудаче. А, потерпев неудачу, раскаиваться будет поздно.
Князь Чжуан вздохнул:
— Ах, я уже неоднократно обдумывал этот вопрос. Конечно, Дуань определённо собирается узурпировать трон. Но открыто он до сих пор не взбунтовался. Если я что-нибудь ему сделаю, мать станет строить против меня козни и весь свет обвинит меня в отсутствии братской любви и почтительности к матери. Единственное, что мне остаётся, — делать вид, что я ничего не понимаю, оставить брата безнаказанным и ждать, пока он не дойдёт до явно бунтовщических действий. Тогда у меня будут доказательства его преступных намерений.
Гунцзы Люй возразил:
— С одной стороны, вы правы. Но с другой стороны, ваш брат с каждым днём становится всё могущественнее. Скоро он будет сильнее вас. Что, если мы побыстрее устроим так, чтобы он обнаружил свои намерения, и тогда уже без колебаний уничтожим его?
И Гунцзы Люй предложил такой способ: князь, который уже давно, боясь нападения со стороны брата, не покидал княжества, должен отправиться на аудиенцию ко двору Сына Неба. В отсутствие князя его брат наверняка попытается напасть на столицу. Он, Гунцзы Люй, будет ждать с войском в засаде близ резиденции Дуаня и, как только Дуань выйдет из города со своими войсками, займёт Цзин. Тогда младший брат потеряет свою опорную базу, и будет несложно обезвредить его.
Князь согласился с этим планом. Он поставил Чжай Чжуна наместником на время своего отсутствия. Мать князя сочла момент благоприятным для исполнения своих планов и отправила к младшему сыну вестника с тайным посланием касательно захвата столицы. Но Гунцзы Люй захватил вестника и убил. Письмо он переслал князю Чжуану, а к его брату отправил другого вестника с письмом сходного содержания. Дуань отослал гонца с ответным письмом к матери. В этом письме он назначал точную дату запланированного военного выступления. Это письмо также досталось Гунцзы Люю. Гонца он отправил к матери князя с фальшивым письмом подобного же содержания.
Теперь у князя Чжуана были в руках вожделенные доказательства. Он попрощался с матерью и с большой помпой отправился в сопровождении личной гвардии ко двору Сына Неба. Одновременно Гунцзы Люй с войском устроил засаду поблизости от города Цзин и там ожидал, когда «тигр» оставит свою «гору».
Дуань вывел из города всех воинов и двинулся на столицу под тем предлогом, что он обязан в отсутствие брата обеспечивать ее безопасность. Город Цзин, в который Гунцзы Люй перед тем заслал своих агентов для возбуждения беспорядков, остался без охраны и был быстро взят.
Дуань узнал в пути о падении Цзина. Он тут же приказал войску поворачивать назад и остановился лагерем за городскими воротами, чтобы подготовиться к штурму. Но его люди были деморализованы. Проникшие тайно в лагерь агенты Гунцзы Люя распространили сведения о предательских планах княжеского брата, вследствие чего ночью половина армии дезертировала.
Дуань попытался бежать с остатком войска в Яньи, но и этот город был уже занят войсками князя. В конце концов, Дуань вернулся в тот небольшой городок, власть над которым не удовлетворяла его ранее. Но войска князя уже приближались. Городок был слишком мал, чтобы противостоять наступлению. Дуаню ничего не оставалось, как покончить с собой.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №68  СообщениеДобавлено: 01 авг 2017, 11:15 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 13 июл 2013, 14:47
Сообщения: 1725
Пол: мужской
Совет под Чэнем

Стратагема № 15 — Сманить тигра с горы на равнину

Хань Синь (ум. 196 до н. э.) прежде служил Сян Юю (232 – 202), главному сопернику Лю Бана (ум. 195 до н.э.) в борьбе за императорский трон после падения династии Цинь в 206 г. до н.э. Впоследствии, однако, он перебежал к Лю Бану, стал военачальником и оказал тому большие услуги. За это Лю Бан дал ему в удел царство Чу. Когда Чжун Лимэй, крупный военачальник Сян Юя, после смерти последнего бежал и Лю Бан начал охоту за ним, Хань Синь укрыл его и не выполнил прямого приказа Лю Бана о его аресте.
В 201 г. до н.э. Лю Бану, уже императору Китая, донесли, что Хань Синь замышляет бунт. Лю Бан воспользовался стратагемой, подсказанной ему его советником Чэнь Пином (ум. 178 до н.э.). Он устроил инспекционную поездку в Юньмын (в нынешней провинции Хубэй) и созвал всех своих удельных князей на совет в уезде Чэнь (нынешняя провинция Хэнань). Когда Хань Синь получил это приглашение, ему ничего не оставалось, как подчиниться. Он боялся обвинения в беспорядках. Чтобы избежать этого, он принудил Чжун Лимэя к самоубийству и с его головой в качестве доказательства своей лояльности явился к Лю Бану, где и был арестован.
В этом примере совет в Чэнь служит для того, чтобы выманить Хань Синя — «тигра» — из его удела Чу («горы») и без труда обезвредить его. При этом Лю Бану наконец удалось лишить его ценного союзника, Чжун Лимэя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 68 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5

Текущее время: 27 июн 2019, 10:48

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти: