К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 21 окт 2019, 20:17

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 132 ]  На страницу Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9
Автор Сообщение
Сообщение №121  СообщениеДобавлено: 17 сен 2013, 08:42 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Будда, основатель единственно бескрово-пролитной мировой религии

Две разницы

Виктор идет рядом со мной, но он идет тоскливо. А я иду рядом с ним и слежу за тем, чтобы идти легко, красиво, с удовольствием. У меня за спиной рюкзачок, под ним легко согнуться, но я рассказываю себе, что это моя физкультурная нагрузка, и иду с ним гордо и красиво, – так, как всегда поднимаю гантели.

Моя соседка, гардеробщица, день за днем на работе тягает тяжелые пальто, а после работы бегает с сумками по магазинам. Она выматывается от этого так, что ее не спасает и летний отпуск. Я же который год тягаю гораздо более тяжелую штангу и бегаю по тем же, что и она, улицам с гантелями в руках, но именно из-за этого чувствую себя так бодро, что в летнем отпуске практически и не нуждаюсь… И она, и я – мы нагружаем свои мышцы работой, и это то, в чем мы схожи. Но она от нагрузки разваливается, а я цвету. Расскажите, пожалуйста, откуда появляется такая разница?

– Оттуда, что я называю это физкультурой и делаю все с удовольствием, а она называет своей тяжкой долей, делает это по необходимости и этим мучается. Осмысление другое. И все.

Потому что, когда я таскаюсь с сумками по магазинам или несу рюкзак с картошкой, я все равно занят физкультурой и здоровья набираю.
Жизнь мимо кайфа

Я был счастлив, а потом отвлекся…

открыть спойлер
Несчастливый

У меня сегодня трудная работа. Эта работа требует творческого подхода и большого внимания. Но я от нее не устаю и люблю ее делать, потому что эта работа – делать себе удовольствие. Делать себе удовольствия – занятие не очень простое, особенно если без привычки. Но я справляюсь.

Вот, например, я только что ел банан – и это было Событием. Я не просто поглощал его, откусывая, жуя и заглатывая, а ел и смаковал его С УДОВОЛЬСТВИЕМ.

Вот я сел на стул. Совершенно не очевидно, что я не мог сесть криво или напряженно-скукоженно; но на этот раз Я СЕЛ С КАЙФОМ. Я сел так, что ПОЛУЧАЛ УДОВОЛЬСТВИЕ от сидения.

Тут два момента: то, что я ТАК сел, и то, что ПИЛ от этого удовольствие. А ведь иногда и сядешь удобно, а не заметишь… И – мимо кайфа.

Я с удовольствием дышал.

Удовольствие от этого действительно огромно – трудно только не забыться, не отвлечься

Интересно, если этой работой я занят постоянно, если делаю ее мастерски и уже привычно, как мне не быть счастливым? И что мешает вам присоединиться ко мне? Покайфуем вместе?

Мир – переполнен удовольствиями. Переполнен удовольствием воздух, дающий возможность мне дышать, переполнено удовольствием тело, такое живое, родное и близкое мне, переполнены удовольствиями цветные, объемные и звучные картинки мира, которые я наблюдаю и проживаю одну за другой… Удовольствия можно черпать горстями, если только не занимать свои руки и свою душу пыльной и пустой ерундой.

О людях талантливых

Талантлив каждый, только каждый в своем. И имя Легион тем, кто прямо-таки развил в себе талант быть Несчастными. Они научились это делать классно. Такие люди ухитряются устроить себе Проблемы буквально на пустом месте, они найдут Кошмар в любой ерунде, а свои Несчастья лелеют, как любимое дитя. Они себе неприятности ищут, создают и, самое главное, потом их воодушевленно переживают.

И этих людей вы вспомните без напряжения. Если все-таки напряглись, включите телевизор и погрузитесь в очередное многосерийное произведение пережЕвательного искусства. Несчастные переживания – золотое дно искусства. И, похоже, вечное.

Талант, тем более красивый талант, всегда привлекал поклонников. А тут с красотой все в порядке: теплая лирика и прозрачность печали… Океаническая глубина безмерного отчаяния… Оргастический взрыв злобы ревности…

А если учитывать эффект катарсиса, то есть способность искусства подтасовывать ценности и представлять зло в привлекательном свете, то мастера быть Несчастными без учеников не останутся.

Однако в этой череде глупостей есть по крайней мере один светлый момент: ведь очевидно, что если есть Талант (и Искусство) быть Несчастным, то также есть (и воспитывается) умение и талант быть Счастливым.

Так? Тогда давайте этим и займемся.

Не мешай мне обижаться!

Только не рассказывайте мне, что ваша душевная погода зависит не от вас. Ваш ВНУТРЕННИЙ мир – это мир ВАШ, и все декорации ставятся и снимаются там только вами.

То, что вы этого не видите, весьма прискорбно.

Впрочем, у взрослых это действительно не всегда разглядишь, а вот на детях это увидеть проще. Слушайте историю.

Ванька как-то решил обидеться на меня и уже надулся. Но ситуация там была настолько смешная, что Шурик, стоявший рядом, просто давился от смеха, ну и Ванька за ним тоже все прыскал и обидеться никак не мог. Хотел, но не мог – Шурик мешался! Но вот Ваня собрался с силами и крикнул брату: «Не мешай!» Шурик убежал, и Ваня благополучно обиделся.

Класс??

Из всех возможных реакций Ваня выбрал для себя обиду. Естественно было смеяться, душа тянулась к смеху, но Ваня решил настаивать на своем решении, на своем выборе: на обиде. Впрочем, через несколько лет, когда обиды будут уже отработаны и выучены, войдут в плоть души, они, конечно, станут «абсолютно естественными».

И Ваня будет искренне возмущаться тем, кто скажет, что свои обиды он выбирает сам.

Да, и уже совсем анекдот: когда мои детишки только учились ходить – и падать, они ко всему прочему не знали еще, как на свои падения реагировать.

Действительно: то вот смотрел на папу, а вот брык – и земля под носом. Было одно – стало другое. И вот он теперь смотрит на родителей и по выражению их лиц пытается осмыслить: это КАТАСТРОФА или ПРИКЛЮЧЕНИЕ?

А мы с мамой сговорились и дружно стали сопровождать каждое падение детишек веселыми криками «Ура!» Результат? Сплошные детишкинские «Ура!» – и никто не плакал.

Можете проверить.

Чудеса, которые делаете вы

В мире своей души вы умеете делать ничуть не меньше, чем любой из детишек. Вы, как и каждый ребенок, – Волшебники и много раз в день совершаете в своей душе великие чудеса: пускаете плакать дождь и возмущаете волны гнева – тем, что поверили в неизбежность дождя и убеждены в правоте возмущения. Вы же рукой стираете тучи, взглядом разгоняете облака, словом успокаиваете разбушевавшееся море – тогда, когда вашей рукой, взглядом и словом движет вера.

Здесь, впрочем, и разгадка: все это делаете не сами вы, а ваша Вера.

Во что поверите, то в вашей душе и будет.

В ВАШЕЙ ДУШЕ ПРОИСХОДИТ ТО, ВО ЧТО ВЫ ВЕРИТЕ

Святая Вера – бюрократ и волшебница

Святая Вера Ивановна – заведующая душевной канцелярией. Как Очень Влиятельное Лицо, именно она и делает погоду в вашем душевном мире. А как все канцеляристы, она жуткий бюрократ и выслушивает, как правило, только тогда, когда вы принесете ей всякие солидные бумаги: обоснования, разрешения, предписания… Бумаги идут под грифами «Договора» и «Программы», должны быть заверены авторитетными печатями и складываются в папки.

Черная папка практически всегда толще Золотой.

«Заказываете счастье? А Разрешение принесли? А, вот ваша Программа – „разрешается при больших заработках». Справка о заработках? А, вот она. Хорошо, вопрос будем рассматривать… Лучше бы у вас было Предписание – ну, там „в связи с рождением сына», например… Ой, подождите – счастье откладывается: теща назвала вас Обормотом, а у вас с ней на этот предмет договорчик. Вам придется или оставить пока у нас свой ордер на самоуважение, или вспылить. Без самоуважения у вас хромота? Сожалею, тогда согласно договору вам назначается срочное раздражение на пять минут. Идите, выполняйте».

Все в руках Святой Веры Ивановны. Есть счастливчики, которые умеют с ней договориться по блату, кто-то пытается ее обмануть. Единицы заставляют работать на себя. Большинство же под ее строгим надзором без устали тоскуют, а в свободное время бегают, зарабатывая себе предписания на удовлетворения и разрешения на радости.

Диалог

Все это хорошо знакомо каждому, я только напомню. Вот беседуют две дамы, всей душой переживающие то, что они с таким тщанием из жизни вычерпывают:

– Я слышала, что у вас чуть не случилось несчастье! – Да-да. Лодка перевернулась, и дети чуть не погибли. Если бы вы знали, как я переволновалась, когда узнала об этом! Вы знаете, что позапрошлым летом так один ребенок утонул? – Кошмар! Как же можно быть таким безответственным? Детей близко нельзя подпускать одних к воде! С ребенка нельзя спускать глаз ни на минуту, иначе с ним может случиться все что угодно! – Да, стоит хоть на минуту позабыть об осторожности… Страшно представить! – Подумать только! Если что-нибудь случится, вы никогда себе этого не простите. Это будет висеть на вашей совести всю жизнь. – Это ужасно, ведь нет никаких сил следить за ними каждую секунду! – Ничего не поделаешь. Это ваш долг, если вы серьезно относитесь к своим родительским обязанностям!

Диалог взят мною из английского разговорника. Значит, не только у нас…

Что делают эти две хорошо воспитанные дамы? – Они договариваются. Они договариваются о том, на что в жизни обращать внимание, как реагировать на детей и связанные с ними неприятности и, главное, как все это надо тяжело переживать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №122  СообщениеДобавлено: 17 сен 2013, 08:43 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Прежде всего это договора с самим собой, а беседа – только взаимная накачка.

Взаимопонимание возникает на лету, разногласия случаются только там, где устанавливается, ЧТО надо переживать тяжело, а ЧТО – очень тяжело: каждая подтягивает другую на что-то запредельное.

Мне это чем-то напоминает соцсоревнование: «План страданий выполним!» – «А мы перевыполним!»

Зачем им такие договора? – Чтобы устроить из своей жизни Фильм Ужасов, высосать из пальца Высокую Трагедию и подготовить себя к участию в Эпической Драме.

А зачем им нужно это? – А это им нужно не ЗАЧЕМ. Это им нужно ПО ПРОГРАММЕ.

Справка:

И договора, и программы определяют, Как сильно, Как долго и Что конкретно при Каких обстоятельствах вам положено переживать в ответ на ЧТО-ТО. Разница между ними в том, что программы вы не принимаете – они «сверху» спускаются вам на исполнение, договора же вы заключаете сами.

Хотя, как правило, по готовым образцам, не всегда добровольно и не всегда во вменяемом состоянии.

Например, произошло ужасное событие: ваш друг сегодня пошел не к вам, а пить пиво. Вначале вы по Программе погружаетесь в страдание, но это как бы автоматом, а потом принимаете самостоятельное решение, например: «А ну его к черту!» А кто-то решит вопрос более кардинально: «Жизнь на этом кончается…»

Жизнь согласится с вами, но кто выигрывает от такого договора?

открыть спойлер
Программы мы получаем в детстве от родителей, они получили от своих, а те – от своих предков. Какой первобытный идеолог сочинял тексты первых программ, предание умалчивает.

Почему бессмысленны договора

За все в жизни приходится платить, за радости – в первую очередь, и поэтому люди трудятся годами: работают, напрягаются, выкладываются. И никто не расскажет им, что договора их ненужные, а программы – дурные.

Договора бессмысленны не только потому, что большинство из них бестолковы. Важнее то, что все они не имеют реальной силы: они могут произвести только мелкие всплески, только трепыхания, но что-либо серьезно изменить они не могут. Дело в том, что Общий Уровень Счастья задают не они, а Генеральная Программа Переживания Жизни. Эту Программу вам впечатали в детстве, и вы не выйдете за ее рамки ни при каких договорах. Сколько Счастья по ней положено, столько вы и получите.

Меньше, может быть, и можешь, а вот больше – нет. Урвав кусок сейчас, завтра столько же потеряешь.

Получение и миллионного наследства, и второго инфаркта вносит только местные возмущения, которые быстро гасятся до фона, заданного Генеральной Программой. Ни существенно повысить, ни понизить заданный уровень никакими обстоятельствами невозможно. Потеря ноги в соответствии со стандартной программой даст Острое Отчаяние сразу и Депрессию попозже, однако спустя несколько месяцев Общий Уровень Счастья всегда восстанавливается до прежней отметки.

Это как при социализме: не делаешь ничего – живешь, как все. Стало совсем плохо – собес тебе поможет. Трудишься как лошадь – заработаешь только моральное удовлетворение. А уровень твоей жизни определяется Генеральной Программой.

Но тогда – зачем трудиться?

Что переживать при Потерях

Если ведешь себя плохо ты, тебя бьет чувство вины. Глупо, но ладно. Когда жизнь устраивает тебе потери – ведет себя плохо она. Но почему же страдаешь снова ты?

Вопрос в пустоту

Как ни старайся, потерь не избежать. Но как на них реагировать? Похоже, что сочинители программ-сценариев наших переживаний не мудрствовали лукаво. У них практически не было разногласий в том, что должно быть на выходе программ под условным названием ПОТЕРИ, чего бы они ни касались – потери кошелька или девственности, смерти кошки или Самых Близких. Известно – в этих случаях человеку должно быть ПЛОХО.

Правда, некоторые программисты ставят под вопрос само понятие ПОТЕРИ, поскольку все Потери при другом кодировании тут же становятся Приобретениями. Но эта версия широкого хождения не имеет.

Разногласия касаются в основном меры и разновидности задаваемых страданий. Если, например, кого-то из домашних вовремя дома нет и он не звонит, по любой стандартной программе это ПЛОХО. Таков Стандарт. Но далее идут индивидуальные вариации – ПЛОХО, но УЖАСНО ли? Или ТРЕВОЖНО? Может быть, просто ОГОРЧИТЕЛЬНО? Или еще вариант – ОБИДНО, что он не звонит?

Правда, некоторые программисты продолжают считать, что необходимость расстраиваться при несчастьях – такое же суеверие, как необходимость умереть для дикаря, которого обязал умереть местный колдун. И что смеяться над этим когда-нибудь будут так же, как над дикостью дикарей.

Всерьез радоваться от хорошего и огорчаться от плохого так же смешно, как миллионеру переживать от приобретения или утраты одной мелкой монетки. Если миллионер от этого страдает, он душевно нездоров.

Дар жизни и наличие меня у меня – мой миллиард. Что с этим может сравниться?

Зачем мы постоянно смотрим на то, чего у нас нет, не видя того, что мы имеем? Почему мы постоянно в прошлом с его глупостями и в будущем с его тревогами? Почему мы обесцениваем то, что нам подарено, и переоцениваем то, что у нас отнято? Почему мы так убежденно бьем себя и других за промахи и так осторожны в радостях?

Этот повседневный идиотизм мы носим в себе. Таковы наши Рабочие Программы.

Кто пачкает мир и как мир отмывается

В мире нет грязи, мир чист всегда и весь. Но люди договариваются о том, что считать грязью, и тогда любой желающий напачкать может произвести грязь согласно договоренности. Он поступает, конечно, плохо, но смыть его грязь легко: достаточно лишь расторгнуть с ним договор.

Он ругается матом, а я слушаю мелодию его речи. Пощечина – только неграмотный массаж. «Ты – говно!» – нет, данный взгляд на меня мне представляется неубедительным. Единственный способ оскорбить – это сказать: «Я тебя оскорбляю!» Как на вас действует это сотрясение воздуха?

Можно ли перепрограммироваться?

Можно все, но не все так просто. Кроме программ произвольных, сменных у всех есть программы зашитые, встроенные, которые отменять и заменять довольно затруднительно. Скажем, острая и не стихающая физическая боль устраивает внутренний ад по такой прямой и жесткой программе, что вместо исключительно затрудненного перепрограммирования дешевле и разумнее избегать обстоятельств, такую боль вызывающих.

Поэтому лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Естественно.

Очень трудно, тем более с налету, менять Генеральную Программу. Ситуативные, рабочие программы менять гораздо легче, но…

Но желающих немного.

Так забот нет: пострадал по программе, и все. А тут пиши программу свою, отлаживай ее… И, главное, за все отвечаешь сам. Боязно.

И поэтому мы живем легко: живем, набитые готовыми дурными программами, которые устраивают нам скупые праздники и щедрые неприятности, большие тревоги и маленькие радости. Хорошая жизнь, только тяжело очень.

А ведь кажется, что Праздник Жизни можно переживать светлее и радостнее. Вот несколько мазков.

В жизни всегда есть место наслаждению

На Востоке существует очаровательная притча о Монахе. За ним гнались два тигра, он оказался на краю скалы, заметил лиану и стал спускаться. Повиснув на ней, он увидел, что один тигр остался наверху, а другой спустился и ждет внизу. А тут еще прибежала какая-то вредная мышка и стала перегрызать лиану. Еще минута – и смерть. Но тут монах увидел прекрасную земляничку, до которой можно было дотянуться рукой. И он сорвал и съел самую вкусную ягоду в своей жизни.

Конец притчи.

…??

Многие этой притчей не удовлетворены, потому что здесь не сказано, спасся ли монах. А мне кажется, это не важно, потому что это не эпизод из приключенческого романа, а притча о мудрости умеющих делать себе праздник. В любом случае завещание он оставить успел:

Не отдавайте Тиграм все внимание – в жизни всегда есть место Землянике.

НИКОГДА НЕ ЛИШАЙТЕ СЕБЯ РАДОСТИ. НИКОГДА!

Если, конечно, этого хотите.

А тех, кто все еще тревожится за судьбу монаха, хочу успокоить: монах, конечно, спасся. Я в этом уверен. В противном случае – кто рассказал бы нам эту притчу?

О чем плакать?

Цветы мне говорят прощай,

Головками склоняясь ниже,

Они твердят, что не увижу

Ее лицо и отчий край.

Есенин

Ее уже нет. Ее нет с вами. Вы любили ее, а она ушла. И вы плачете. Я сочувствую вам, потому что уже привык это делать. Но чем вы принципиально отличаетесь от ребенка, который потерял конфетку и плачет?

Взросление определяется тем, как человек задает вопросы. Вопрос совсем ребенка: «Ну как теперь жить, если нет любимого?» Вопрос взрослеющего ребенка: «Что мне делать, как прийти в себя, если я потерял любимого?» Вопрос Взрослого: «Как мне перестать быть Ребенком и не расстраиваться из-за потери конфеток?»

Впрочем, в печали есть много неповторимой прелести…

Озеро Печали

Тот, кто умеет и любит быть счастливым, найдет счастье во всем. Вот, например, что делать, если перед вами Озеро Печали, и оно тянет вас?

Нормальное большинство в него ныряет – и тонет. Рассудительные все-таки остаются на берегу и Озеро наблюдают как очередной природный объект. А самые веселые смело в него ныряют – и плещутся в сладкой Печали, наслаждаясь ее прозрачностью.

А когда время купания заканчивается, они с Печалью благодарно прощаются и спокойно идут себе дальше.


продолжение следует...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №123  СообщениеДобавлено: 16 окт 2013, 09:33 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
продолжение...

Сказка о Смерти

А человек умирает и распадается; отошел – и где он?

Книга Иова

– Бабушка, а бабушка, а когда ты умрешь?

– А что, внучек?

– А я тогда твою швейную машинку смогу крутить сколько захочется!

Вам какой эпиграф больше нравится?

Взрослые никогда не могут успокоиться, видя, что дети относятся к смерти как-то без всякого уважения. Кто наблюдал, знает: дети с одинаковым интересом готовы исследовать и мертвую лягушку, и мертвую бабушку.

Ненапуганные, конечно, дети. То есть невоспитанные. А ваши, наверное, уже воспитаны – и смерти боятся. До смерти боятся.

Смерть, конечно, достаточно ответственное событие – примерно как переезд в другой город, и, если это предстоит, надо быть готовым.

Ну, там бумаги всякие… Дела завершить…

Но размышлять о переезде годами… И при этом по-прежнему жить бестолковой жизнью… Нет, такое могут позволить себе только взрослые.

То есть дети, которые уже не разрешают себя воспитывать.

Страшная игра в Радость

– А сейчас, детишки, мы будем веселиться…

открыть спойлер
Общий плач

На занятиях в нашем славном «Синтоне» у нас есть очень веселая игра. Хорошая и светлая игра, только иногда страшная очень.

Так, что холод разливается по груди.

О чем она? О радости. На уровне умных разговоров и философского осмысления жизни, то есть на уровне «ля-ля», в нашем славном «Синтоне» рано или поздно все подтверждают, что жизнь – это поток нейтральных событий, что ярлычки «событие», «горе» или «радость» на жизнь навешивают сами люди и что в любом, даже самом печальном, событии можно найти огромное количество плюсов – было бы желание и мудрость.

Ура! Это продекларировали все, то есть каждый, и каждый преисполнен ощущением собственной мудрости.

Но за словами, чтобы они не остались только словами, должно произойти проживание, поэтому народ встает в пары и всем предлагается работа. Предлагаются простенькие ситуации, которые они должны примерить на себя и описать, чем эта ситуация хороша, какие плюсы в ситуации они видят, чувствуют, переживают – или могли бы видеть и чувствовать.

«Вы оказались в паре с этим человеком: чем это хорошо? Плюсы этой ситуации?!»

Ну, тут их хлебом не корми, дай им пообниматься и рассказать партнеру, как им друг с другом славно.

Шаг вправо, смена пары. «Вам идти на улицу, а на улице – проливной дождь, холодный резкий ветер и грязь. Плюсы?»

Лица воодушевленные, друг друга перебивают. Справляются.

Спасибо, попрощались, шаг в сторону, новая пара. «Вы меняли доллары на рубли или наоборот, пошли по левому пути, вас кинули на крупную сумму. Что славного для вас в этой ситуации?»

Хотел бы я, чтобы их переживания в реальности были такими же позитивными, как сейчас… Однако то, что это возможно, сомнений нет.

Попрощались, новая встреча. «Вы сегодня целый день ничего не ели, и это как-то не предвидится. А кушать хочется. Плюсы?»

Как правило, ощущаю в народе некоторое разочарование: ситуация слишком проста. Но пусть «прожуют» ее со всех сторон.

Спасибо, новая встреча. «Вы торопитесь, опаздываете, но вот прямо перед носом ушел автобус. Не правда ли, это замечательно?»

Это всем нравится. Вкусно переживают, как хорошо теперь можно не торопиться, расслабиться, посмотреть на небо. Плюс судьба подарила возможность не работать, а отдохнуть лишние пятнадцать минут – неплохо. Можно порадоваться тому, что вы в этой ситуации не воете несчастно и злобно вслед автобусу, а даже похожи на светлого человека. В целом ситуация – богатое поле для духовного творчества.

Великолепно, попрощались, встретились. «От вас ушел любимый. Вы любили его, он был для вас очень, очень многим – но теперь его с вами нет. Поделитесь радостью!»

В некоторых парах можно наблюдать мгновенную заминку, однако духовно-творческий потенциал народа высок, и вот радости – верю, что не юморные, а реальные, – уже рассказываются. Работают, однако… Но пора уже и поднапрячь.

Спасибо, тепло попрощались с любимым и уходим от него, переживая искреннюю радость. Новая встреча, закрыли глаза. «Кого вы больше любили: маму или папу? Наверное, это был замечательный человек. Так вот: у вас умер кто-то из родителей. Задание то же – есть ли в этой ситуации плюсы? Какие они для вас?»

Если заметили, это более мягкие формулировки. Спросить «Что хорошего в этом?», попросить «поделиться радостью» – не могу. Язык не поворачивается. А народ – думает и говорит. В реальности, как бы ни был замечателен любой из нас, в чем-то каждый из нас труден и неуместен. И когда любой из нас уходит, что-то хорошее с этим всегда приходит. Вот об этом они и беседуют. Спасибо.

Новая пара, закрыли глаза. «Как прекрасна жизнь, как много в ней света и радости! Но вы узнаете, что у вас рак, и жить вам осталось полгода. Как у нас с радостью?»

Господи, как будто все выдохнули. Как будто скинули огромный груз, – я так понимаю, называемый жизнью, – и с восторгом мечтают, как плотно и с кайфом они проведут свои – совершенно свободные! – свои последние полгода. Ишь, размечтались… Пора возвращать к реальности.

Я вынужден попросить вас попрощаться и перейти в новую пару. Внимание, неожиданность, только не расстраивайтесь: «Вы узнаете, что врачи ошиблись, и выздоравливаете!»

Выброс эмоций, где радость перемешана с досадой. Вычерпывать радость, похоже, уже умеют все, только это не всегда хочется…



О чем плакать?

– Папа, не уходи от нас! Папа!……

– Дети, ваш папа умер. Поплачьте…

Я тут плакал

Жизнь прожита – компот выпит. Он даже не разлит, и чашка не разбилась, просто компот в чашке кончился. Да, компот был вкусен, но вы решаете плакать? Да, жизнь была прекрасна, но она кончилась. Вы решаете плакать? – Выпив компот, я обычно не плачу, а встаю из-за стола с удовлетворением.

Когда умирают любимые родители, любящие дети плачут. Но плачут они не об умерших родителях, они плачут о себе, лишившихся собственности и спонсоров внимания.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №124  СообщениеДобавлено: 16 окт 2013, 09:34 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
А еще точнее – плачут по иллюзии, потому что не лишились ничего.

Пока у капли остался океан, можно ли говорить о потерях?

Что стоит за плачем

Было бы сердце, а печали найдутся.

В. О.Ключевский

Моя соседка Юля вздрагивает и вопит по любому поводу. Она терпеть ненавидит крапиву; она, как заранее ужаленная, отпрыгивает даже от упоминания змеи, ужа и готова плакать лишь от мысли, что ее любимая подруга Алиса уедет от нее на три дня раньше.

Мама у нее такая же дерганая. Невроз.

Для нее вздрагивать и ужасаться – естественно, и чем удобнее для этого повод, тем с большим воодушевлением она это делает. А теперь догадайтесь, как она относится к смерти?

– Очень относится. Относится с интересом. Относится с мечтательным ужасом.

И бережностью, как к любимой игрушке. Она даже старается эту игрушку пореже доставать – потому что оттуда, из-за прозрачной занавески, смерть выглядит еще более зловеще и привлекательнее.

Будет смерть – здесь будет плач и крик. Но смерть в данном случае просто удобный повод проорать свои неврозы. Орет – невроз, неблагополучие, несчастье, а смерть – лишь зацепка, которой так удобно воспользоваться.

…Бабушка Лены умерла уже много лет назад, но Лена плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чем плачет Лена? О бабушке? – Нет, о той любви, которую ей бабушка давала, о той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого.

открыть спойлер
Хороший человек Лена. Но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любовь любую, идущую от такого множества людей в ее сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала ее – плакала бы она?

Сенека в подобной ситуации реагировал резко:

«Так что же, – спросишь ты, – неужели я забуду друга?» – Недолгую память обещаешь ты ему, если она минет вместе со скорбью!!!! Скорбь кончается быстро – но память пусть будет долгой. А самая долгая – память, связанная с приятными чувствами. Поэтому, если хочешь об умершем друге помнить долго, пусть твои мысли о нем будут приятны. Совершенно верно, но как-то цинично. Для меня думать об умерших друзьях отрадно и сладко. Когда они были со мной, я знал, что их утрачу. Когда я их утратил, я знаю, что они были со мной».

А это просто мудро.

Смерть и Спектакли

Все формы проходят.

Последние слова Будды

Смерть – это очень просто. Человек родился. Человек умер. Это так же просто, как включили и выключили свет в комнате. Вот свет зажегся и осветил нам кусочек мира. Мы жили в его лучах. А потом свет погас. И все.

Как правило, в таких случаях даже не надо привыкать к темноте, потому что вокруг нас обычно много источников света, а над нами всегда – или солнце, или огромное звездное небо…

Но люди, как правило, не могут жить просто и начинают устраивать Большие Спектакли. Первое действие: «Пришествие Света». Народ собирается, готовится к Событию и переживает: «Вот сейчас… Вот… Я верю, это случится! Свет придет к нам! (Лампочка загорелась.) О, Свет!»

Далее радостные торжества. Каждый год отмечается День рождения Лампочки.

Действие второе: «Трагедия». «Свет, ты будешь с нами вечно! Но почему ты мигаешь?! Меркнешь?! (Лампочка перегорела.) Нет!! Это невозможно! Ах, лампочка погасла… Так безвременно перегорела…»

Все рыдают. Далее организуются поминки на девятый и сороковой день.

Некролог

Умер Козлов Николай Иванович.

Это известие отзовется во многих сердцах: его знали и любили многие, очень многие, для которых он был Учителем. Но те, кто слушал, читал и любил его, не будут грустить или плакать, ибо стержнем всего его учения была заповедь жить сильно, достойно и светло. Заповедь праздновать свою жизнь. В книге его, которая останется в культуре человечества, в «Философских сказках», он оставил уже свое завещание: он хотел, чтобы мы праздновали его смерть, он завещал и свою смерть превратить в человеческую радость.

Каким он был? Он был живым и свободным. Многие спотыкались на том, что он не соответствовал тому высокому образу, который мог сложиться о нем после его книг. Он не был величествен, совершенен и недоступен – он был человеком среди людей, одним из самых житейских среди всех житейских. Душа его парила в небе, но ноги крепко и с удовольствием стояли на земле.

Он был веселым тружеником, празднующим жизнь, но его никто и никогда не видел праздным. Для него самым роскошным развлечением, самым роскошным и уникальным экспериментом была его жизнь, и он жил ее сильно.

Те, кто любили Николая Ивановича, продолжат его дело. Его жизнь. То есть будут просто счастливы.

Писано Н.И. 17 апреля 1995 г. на занятии в Клубе с чувством той высокой радости, которая бывает всегда, когда вспоминаешь об очень близком и любимом тебе человеке.

Мое завещание

Когда я умру – да, когда я умру! – пусть это будет для всех моих близких Большим Праздником. Они праздновали дни моего рождения, пусть продолжают праздновать теперь дни моей смерти. Расшифрую: праздновать – значит улыбаться, радоваться, петь, весело буянить и т. д.

Если им нужна для этого другая упаковка, пусть называют днем Памяти.

Могу предположить, что по такому Важному Поводу соберутся многие, и многие будут очень рады друг друга увидеть. Ну так вот: пусть радуются, не скрывая этого. И пусть радуются тому, что у них оказался для встречи повод.

Так или иначе, я не хочу остаться человеком, воспоминания о котором кого бы то ни было печалили. Все, что связано со мной, должно людей радовать, а не наоборот.

Буду чрезвычайно благодарен всем тем, кто разрешит мне так же светло реагировать на все события, связанные с их жизнью и смертью.

Спасибо

Счастье и свобода

Отпустите Счастье на волю

Человек ведет себя со своим Счастьем очень глупо.

Вначале человек СВЯЗЫВАЕТ свое Счастье с работой, деньгами, семьей, здоровьем и кучей ерунды размером еще меньше. А потом он его насилует-дожимает: вот, на работе успехи, деньги есть, семья приличная, на здоровье не жалуюсь. Счастье, будь со мной! – Если Счастью, прижатому и обложенному со всех углов, деваться некуда, оно тяжело отдается вам и нехотя включает Солнышко.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №125  СообщениеДобавлено: 16 окт 2013, 09:35 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Но о-очень ненадолго.

А чаще всего Счастье ускользает.

Что делать? А просто быть счастливым. Будьте счастливы и НЕ СВЯЗЫВАЙТЕ СВОЕ СЧАСТЬЕ ни с чем! Только тогда, когда вы освободите свое Счастье, оно подарит вам себя.

Для этого, правда, надо еще хорошо себя вести, но на самом деле Счастье не такое уж и привередливое.

НЕ СВЯЗЫВАЙТЕ СВОЕ СЧАСТЬЕ НИ С ЧЕМ. РАЗРЕШИТЕ СВОЕМУ СЧАСТЬЮ ПРИХОДИТЬ К ВАМ СВОБОДНО!

Дела душевной канцелярии

В то время как простые работяги понуро отрабатывают свои пустые договора и грустные программы, в душевной канцелярии иногда происходят и более интересные вещи.

Как мы уже говорили, Святую Веру иногда можно обмануть. Профессионально обучают этому актеров, и умение «действовать в предполагаемых обстоятельствах» есть только другое название навыка подсовывать в канцелярию Святой Веры фиговые справки.

То, что психологи называют рационализацией, является умением сочинять докладные записки под девизом «Почему хорошо то, что Плохо».

Правда, Вера не совсем дурочка, и она закрывает глаза на эти фальшивки только до тех пор, пока ей лень на это вранье реагировать.

открыть спойлер
Маги и шаманы отличаются от прочих смертных тем, что, годами травя свою заведующую канцелярией все более и более нелепыми записками (а иногда и подпаивая ее), они в конце концов сводят Веру Ивановну с ума. И теперь она подписывает им все что угодно.

Правда, в канцелярии теперь кавардак, и нередко оттуда идут совершенно сумасшедшие приказы.

Философ побеждает Веру на своем поле. Когда ему что-то понадобится, он приглашает уважаемую Веру к себе и заводит с ней длинную беседу. Философ обрабатывает Веру мудрыми изречениями, туманными притчами, экзистенциальными доводами, логическими доказательствами и практическими соображениями до тех пор, пока та не сдастся и не признает его просьбу обоснованной.

После чего философ живет картинками, которые сам же и сочинил.

А Хозяин, он же Мастер, действует иначе. Вызывает к себе Веру и дает ей задание, на что она согласно отвечает: «Есть!» Он дает ей задание на душевную погоду, заказывает внутреннюю музыку и хотя бы в общих чертах определяет сценарий душевных событий. После этого ему беспокоиться не надо – Вера справится всегда. Потому что любая Вера – волшебница.

Счастливые рабы и свободное Солнышко

Дух дышит, где хочет.

Свободное слово Евангелия

Ему кажется, что все плохо, – и он расстроен. Я показал ему, что еще не все потеряно, – он успокоился. Я воодушевил его смелыми перспективами – он воодушевился.

Его дурное и темное душевное самочувствие стало светлым и радостным. А он как был рабом обстоятельств, которые программируют его самочувствие, так рабом и остался. Меняется видимая им картинка мира – на него находит другое настроение.

Почему ты счастлив? – Потому что мой лотерейный билет выиграл.

Глупо. Хозяином твоей души становится лотерейный билет…

Почему счастлив я? – Потому что я это выбрал. Мне это нравится.

Можно – и привычно – всему искать внешние обоснования: в серых обстоятельствах искать оправдание своему хмурому утру, в происшедшем найти разрешение на душевное волнение или покой, в лучащихся глазах ребенка отыскать предписание для восхода своего внутреннего солнца… А можно заказывать себе внутреннюю погоду по своему свободному выбору.

Свободно – не значит совершенно без обоснования. Я вижу обстоятельства и, если это входит в мои планы – учту. Нет – нет.

Может быть, обстоятельства со всех сторон подталкивают меня расстроиться. Но мне не надо этого – и я этого не сделаю. Обстоятельства мне не диктуют, а подсказывают. Решение же – мое.

Как живут Взрослые

Конечно, можно жить по дурным верованиям-программам-обоснованиям – то есть как люди.

Или как дети в плохой семье, где от пьяного папы, кроме подзатыльников, ждать нечего.

Можно жить по хорошим программам-верованиям – то есть как умные люди.

Или как дети в хорошей семье, где папа детишек любит и наказывает редко. Но, как бы легко ни выдавались разрешения и какими бы мудрыми ни оказывались предписания, это папины предписания и разрешения, а не выборы и решения ребенка.

А можно жить свободно и весело – так, как живут люди взрослые. Я напомню: когда вы – взрослый человек и захотели взглянуть на солнце, вы идете на улицу, а не к папе за разрешением.

Свободно – это понятно. А почему весело? – Потому что: а зачем вам по-другому?

Удивление

Ставить себе целью: «Добиться в жизни Счастья!» – по-моему, нелепо и странно. С этого просто должно начинаться каждое утро. Встал, умылся, причесался, сделал сам себя счастливым – и поддерживай это в течение дня. Это так же, как причесаться или умыться – как это можно делать целью жизни?

Правильно ли быть счастливым?

«Я буду счастлив в этой жизни!»

– Ты представляешь, КАКОЙ УЖАС? – Ну что я могла поделать??! – Конечно, я расстроилась.

Из коллекции


Любимая игра «человеков с улицы» – доказывать, что вот здесь и вот тут они счастливы быть не могут. Коллекционируя и демонстрируя свои неприятности, они старательно обосновывают свое святое право страдать.

Как правило, им удается сделать это достаточно убедительно – и для себя, и для других.

Люди из Клуба выбирают другие Игры.

– Ты не красива!

Я красива не для всех. Но те, кого ценю я, меня любят и ценят. У меня есть другая красота, и она важнее.

– У тебя бледные тонкие ноги.

Они достаточно ровные, чтобы я ими гордилась.

– Ты занимаешься наукой, но в наших условиях не сможешь реализовать себя. А без этого твоя жизнь будет неполна.

Во-первых, я смогу. Если же нет – то я могу огорчиться за мир, что он не получит от меня того, что я могла бы ему сделать. Это его проблема, а не моя.

– Ты можешь подзалететь, появится ребенок, мама тебя не поймет, да и все планы рухнут. Твоя жизнь будет поломана.

Мой ребенок мне часто снится по ночам, и я очень его хочу. Да, пока у меня другие планы, но если он появится скоро, я буду его любить.

– А если он умрет?

Я соберу все свои силы и буду жить так, как собиралась без него. И потом, я думаю, это будет мой не последний ребенок.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №126  СообщениеДобавлено: 16 окт 2013, 09:37 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
– Ты слабая, тебя легко задавить.

Я была слабой. Теперь я другая, и у меня хватит сил, чтобы жить так, как я хочу – счастливо.

– Я не верю тебе!

А вот это уже ваши проблемы. Я все равно буду счастлива!

В эту Игру мы часто играем в Клубе – с теми, кто к этой Игре готов. Суть ее проста: группа «бьет» играющего по больным и слабым местам, доказывая, что он не сможет держать свое счастье, будет проваливаться в переживания, будет страдать. Задача играющего – выстоять и доказать обратное. Чья победа, определяется по системе Станиславского: «Верю» или «Не верю».

Как показывает опыт, решающими тут оказываются не какие-то особенные аргументы, а душевная сила человека, отстаивающего свое Счастье.

Конечно, это Игра. Но для всех, кто вкладывал в нее душу, это всегда оказывалось чем-то большим, чем Игра.

Это – способ сильной жизни. Это – стиль жизни, когда ты готовишь себя к весьма вероятным обстоятельствам, чтобы потом не делать наивные круглые глаза и не говорить: «Как же так?! Жизнь, я не готов к такому раскладу!»

А кто виноват, что ты не готов?

открыть спойлер
Это – ваша игра с Жизнью, и в нее может сыграть каждый. Сенека отыгрывал ее в своих письмах (и, значит, душе): «Я обеднею – значит, окажусь среди большинства. Буду изгнан – сочту себя уроженцем тех мест, куда меня сошлют. Попаду в оковы – что с того? Разве сейчас я не опутан? Природа уже связала меня весом моего грузного тела. Я умру? Но это значит, что уже не смогу заболеть, не смогу попасть в оковы, не смогу умереть!»

Жизнь бывает к нам внимательна, но не всегда по-доброму – и неприятности нам устраивает. Устраивает неприятности и мне. Спасибо, жизнь – ты подарила мне уже столько сильных уроков! Я действительно не знаю такой ситуации, которая не могла бы меня чему-нибудь, нужному мне, научить.

Как правило, жизнь раз за разом, без устали, учит самым простым вещам: терпению, ответственности, пониманию других, любви.

– Это красивые слова, а если человек лишился и ноги, и жилья, и нет тех, кто будет с ним нянчиться, – тогда как?

– Да как обычно, славно. Вот, например, всю мою жизнь пронизывает страшная трагедия: мне абсолютно реально не хватает второй жизни. Моей одной жизни мне не хватает так же, как не хватает воздуха к концу минуты под водой. Это, безусловно, ужасно, но… – но даже если у меня останется всего один день моей жизни и только половина тела, но душа и дух мои останутся со мной, я буду праздновать этот день, как обычно.

Свою Игру я начинаю и заканчиваю словами:

Я буду счастлив, и никакие внешние обстоятельства не могут помешать мне сделать это. Я в свою душу их просто не пущу. Потому что это мой мир и мое счастье, и на этой территории хозяин – я.

Я буду счастлив – я выбираю это.

Поздравление самому себе

Самое главное, что родители могут передать своим детям – это опыт своего личного счастья.
Л. Жуховицкий

И соответственно:

Все лучшее – взрослым.

Лозунг нашей семьи

Каждое поколение жертвует собой во имя того, чтобы были счастливы их дети. Правда, их дети не счастливы, потому что они жертвуют своим счастьем во имя своих детей. Те, в свою очередь, перебрасывают эстафету будущего счастья вперед – и так далее, дурная бесконечность, то есть история человечества.

А я решил позаботиться в первую очередь о счастье своем. Более того, я сделал себя счастливым. И я не нехороший эгоист, а человек, который воплотил своей жизнью чаяния всех живших до меня поколений. Я взял то, что мои предки так хотели мне передать. И теперь мне есть что передавать дальше, и я буду это делать. Эстафета пойдет вперед – но это уже будет эстафета счастья. Я сделал наконец-то то, чего все они так хотели.

Ура мне.

Естественно, желаю –

Ура вам.

А правильно ли выбирать счастье?

Я так понимаю, что люди от страданий и проблем отказываться очень не хотят и поэтому выдвигают очень умные возражения.

Всегда два и всегда одни и те же, что говорит, видимо, об их очень творческом интеллектуальном процессе.

Первое умное возражение: «Все познается в сравнении. Если у человека не будет страданий, у него не станет и радостей».

Ответ: «Конечно, если мир воспринимать только в убогом черно-белом варианте. Но ведь сколько оттенков даже у страдания: страдание бывает тянущим, бывает острым, пронзающим насквозь, бывает сладким, а бывает и серо-буро-козюльчатым.

У моих детей, когда оно перемешано с баловством и капризами.

У радости – красок еще больше. Мир – цветной, и если я из своей палитры решу убрать одну грязную краску, мир не поблекнет, а только засияет в чистоте».

Второе возражение: «Если у человека на душе будет всегда хорошо, то у него исчезнет стимул к развитию».

Далось им это развитие… Это только современные европейцы между бегущим и счастливым человеком выбирают бегущего…

Впрочем, официальный ответ: «Верно, если человека представлять в виде некоего Осла, который пойдет вперед только тогда, когда его простимулирует морковка перед носом или острая палка, вонзающаяся в зад.

Напоминаю: греческое «стимулюс» и обозначает острую палку, которой погоняют скотину.

Я имею смелость верить, что люди не всегда скоты и по крайней мере некоторые из них иногда идут вперед, потому что душа их полна сил и развиваться им нравится. Более того, они лучше всего творят (и мир, и себя), когда в душе у них сильное солнце.

То есть полное – и даже блистающее! – благополучие.

Впрочем, если вы знаете, что вас лучше стимулируют неприятности, вы можете себе их устроить. И будете бегать, как ужаленный».

А я буду на вас смотреть и улыбаться.

Сказка, которой лучше бы не было

Дорогой ей человек

Я знал, что в жизни Аллочки появился дорогой ей человек.

Был красивый вечер и весна. Аллочка, сильно задержавшись на работе, пришла в Клуб к концу занятий. Она сидела в углу, смотрела на меня, а я любовался на нее. Потом мы пошли домой, она старалась прижаться ко мне, но чувствовалось, что у нее в душе есть ЧТО-ТО еще и что она хочет и боится это высказать. Я не торопил ее, но дал понять, что буду рад поговорить с ней, если она захочет мне что-то сказать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №127  СообщениеДобавлено: 16 окт 2013, 09:38 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Да я просто предполагал, о чем пойдет речь.

Мы не пошли сразу домой, я предложил ей погулять. Она была ЗА. Мы шли, она тянула время, потом напряглась и решилась…

Солнышко, у меня в жизни появился человек, который меня любит. И мне это дорого.

Она боялась это сказать, боялась, что мне будет больно. Я внутренне улыбнулся и помолчал. Мы шли рядом, я смотрел вперед.

– Это Виктор Петрович?

– Да.

– Я думаю, что он очень хороший человек?

– Да, и он меня любит.

– … Хорошо.

Я сказал это после значительный паузы, и так, чтобы Аллочка могла прочитать в этом грусть. Я сделал это намеренно, потому что для нее это было Очень Важно, и я не имел права ее разочаровать. В ее глазах стояли слезы, я обнял ее еще крепче, и она начала ПРО ЭТО плакать.

открыть спойлер
Плакать было про что. Как бы ни были больны юношеские влюбленности, мало кто решился бы выбросить их из жизни и памяти: это наши драгоценности. Мы, бывало, влюблялись в тех, кто не влюблялся в нас, но в нас влюблялись тоже. А в Аллочку не влюблялся никто. Никогда. Она ни для кого никогда не была Единственной, не была Звездочкой, не была Счастьем. Пусть это болезнь, но этим надо переболеть. А она – не переболела.

И поэтому тут она из всей души выбросила, выдохнула: «Солнышко, меня в жизни никто никогда не любил, все мной только пользовались!»

У меня внутри все ёкнуло. Я услышал, как это СИЛЬНО.

Было темно, а наверху были звезды.

Я успокаивал ее, как мог, и внешний плач скоро прекратился. По дороге уже домой мы купили в ночном ларьке бутылку хорошего ликера, дома накрыли маленький стол, включили музыку и сделали праздник. Праздник Аллочки, потому что в ее жизни появился еще один дорогой ей человек.

Потом было лето, и была осень. Все шло, как обычно, только Аллочка стала чаще задерживаться на работе. Меня это, бывало, напрягало – если это было без звонка и я не знал, как поступить с детьми, уходя вечером в Клуб. У меня работы становилось все больше, я прощупывал возможность, чтобы Аллочка оставила свою и еще больше помогала мне, но встретил спокойно-каменное «Нет». Подумав, я согласился с ней: ведь у меня был Клуб, а ее отдушиной была только работа. Деньги там были смешные, но закрыться в четырех стенах нашей семьи и квартиры – нет, это для нее было бы слишком тяжело, она бы это реально не выдержала. И я это принял.

Каждый имеет право на свои развлечения.

Все было, как обычно. Но…

В этот вечер, в конце октября, после ее возвращения из очередной поездки на дачу (к нему), я видел, как она напряжена. Как перед прыжком в пропасть. Это было очень необычно, я постарался ее согреть и расспросить, но она сказала: «Потом». И потом это прозвучало:

Солнышко, я от тебя ухожу.

Солнышко, может быть, я эгоистка, но мне 36 лет, и я хочу, чтобы у меня в жизни ЭТО было!

Аллочка много плакала, я ее утешал.

Так в мою жизнь ворвалась Сказка, которой лучше бы не было.

Разговоры

– Детишки, сядьте, у нас к вам с мамой есть серьезный разговор. (Чуда, не плачь!)

– Детишки, вам Виктор Петрович нравится?

– Да!

– И маме он тоже очень нравится. Поэтому мама решила переехать и жить у него.

– (Ванин голос) А я не хочу!..

– Угу. У вас теперь будет два дома: и тот будет ваш дом, и этот. А сейчас вам надо будет быстро собрать вещи, пока не пришла бабушка. Дело в том, что бабушке все это очень не нравится, она будет ругаться на маму, а на маму ругаться нельзя. Сможете все собрать быстро в свои рюкзаки?

– Сможем.

– Ну вот и молодцы.

Кто он такой?

Начнем с того, что он – тоже человек и ничуть не меньше, чем кто-либо, имеет право на счастье. Ему за 40, он человек очень спокойный, добрый и порядочный, преподаватель вуза и руководитель небольшой фирмы, но главное в том, что по результатам своего жизненного пути уже пришел к выводу: работа работой, а самое главное в жизни – это любовь. И семья. И тут я ему не конкурент.

Монолог Чуды: «Я не дома, а в офисе. Встречи, письма, гости. Дом, как проходной двор, и я хлопочу для всех. А когда люди уходят, все равно наблюдаю мужа только со спины. Он писатель, а мне надоело быть компьютерной вдовой!»

Все правильно, похвалиться нечем: для меня семья была и есть на втором плане. Появляются деньги – я нанимаю помощника-секретаря и покупаю новый компьютер – для работы, а Виктор Петрович собирается покупать машину – для семьи. И расклад очевиден.

Снова Чуда: «Если бы я не встретила В.П., я жила бы как всегда, потому что мы так всегда и жили. Но тут, рядом с ним, я увидела, что возможна другая жизнь…»

Богу – Богово, женщинам – женское… В четверг тут я был с детьми в гостях у одного удивительного человека – у Кирилла Федоровича Леонтовича. Кто он? Он психиатр и просто Человек с большой буквы. Мы были у него дома, то есть в его уникальном клубе-мастерской «Левша», и Ванька токарным станком был просто очарован. Кирилл Федорович в тот вечер был после суток дежурства на «скорой помощи», но, как всегда, плотно окружен кучей детей и детей постарше, которым он дает «свет в окошке». Он для них – Спаситель, но, как и все Спасители до него – без семьи и личной жизни. Какая жена выдержит клуб и мастерскую в своем родном доме, да еще на свои личные средства?

Януш Корчак – человек-подвиг, но мало кто знает или задумывался над тем, что он был всегда одинок. Антон Макаренко… Вы читали его письма любимой, которая годами не находила возможности жить с ним – в колонии? Если сюда приписать еще Альберта Швейцера и других подвижников, то компания окажется просто блестящей.

Отношение

Мое отношение к тому, что Аллочка ушла? – Огромное уважение к Аллочке. Это настоящий сильный поступок, за который человеком можно любоваться. Есть даже маленькая гордость – хочется верить, что этому она научилась у меня.

«И все?..» – Конечно же, нет. Много еще и других хороших чувств.

Что мне люди никак не могут простить, так это как-то слишком разумного отношения к происходящему. Почему я не делаю то, что делают все нормальные люди в подобных ситуациях? Конкретно: «Николай Иванович, почему вы не боролись за семью? Она что, вам не дорога? Или вы Аллочку не любили?»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №128  СообщениеДобавлено: 26 ноя 2013, 08:21 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
У меня секретов нет, слушайте, детишки…

Почему я «не боролся за семью?» – Странная фраза, вполне на уровне «Перестали ли вы пить водку по утрам?» О нашей семье – об Аллочке, детях и себе – я заботился всегда, и дай Бог всем такие семьи. Или здесь имеется в виду, что мне надо было препятствовать уходу Чуды? Я действительно совершенно не препятствовал этому. Мне это даже в голову не пришло: лишать любимого человека свободы.

Я мог бы сделать это жестко и эффективно, у меня есть (по крайней мере было) много в руках ниточек и рычагов. Но мне хочется себя уважать, а это было бы низким поступком. Нет задачи кого-то где-то удержать, есть общая задача – подарить людям больше счастья. А для этого надо посмотреть, где и при каком людском раскладе счастья будет больше.

А здесь – будет? Этого не знает никто, и ровно поэтому Алла имела права на свое решение.

– Чуда, все нормально. У нас же с тобой все хорошо, и ты уходишь не от плохого, а к своему счастью. Если у тебя там все сложится, значит, все хорошо. Если же нет, ничего страшного – ты просто возвращаешься сюда, и у нас будет все по-прежнему хорошо.

– Солнышко, какое вернуться?! Да я же знаю, что у тебя сразу же появится другая женщина. Я же знаю, что возвращаться мне будет некуда!

– … Да, конечно, я один оставаться не буду. У меня сейчас никого нет, но, какая бы женщина ни появилась рядом со мной, она будет знать, что до лета я не свободен. Другое дело, что она тоже имеет право на свое счастье, и с лета место рядом со мной будет ее. Чуда, у тебя есть полгода.

открыть спойлер
А если бы я увидел, что ей там плохо, но она не возвращается из-за разных глупостей (чувство вины перед В.П., передо мной и пр.), я бы вернул ее силой.

А дети?? «Бедные дети…» – ну, я не думаю, что стоит вздыхать и произносить традиционные глупости. Все в порядке. Я успел воспитать своих детей, они умеют жить сильно и радостно, и теперь уже никакие бабушки не сумеют внушить им, что в их жизни произошла Трагедия. Раньше они жили со мной и часто были с мамой в гостях у Виктора Петровича. А сейчас они живут у Виктора Петровича и часто с мамой бывают в гостях у меня. Они смотрят на мир просто и открыто: какая трагедия?? Количество любящих их людей уменьшилось или увеличилось? А обживать новые места – в этом и есть предназначение настоящих мужчин. Они сейчас этим и заняты.

То, что произошло, в мои планы не входило. Мне было бы лучше, если бы Аллочка была со мной. Но если задуматься о том, что она – тоже живой человек и тоже имеет право на счастье, то, похоже, она права. Я – сильный и свои проблемы решу всегда, соответственно… Соответственно один (я) теряет мало, а другие (Чуда и Виктор Петрович – тоже, кстати, вполне живой человек) приобретают много. Детей выносим за скобки, потому что воспитать в них самое главное – умение быть счастливыми – я уже успел, а остальное не вычисляется. Сумма: Алла решила правильно.

Я хотел, чтобы Алла была счастлива? – Она счастлива. «Солнышко, я сейчас ОЧЕНЬ счастлива. Я счастлива спокойно».

Вы этому не рады?



Размышления и разборки



Аллочка ушла не от меня, а к Любимому, но она ушла. И в этом надо разобраться. Ну, что же…

Жили мы хорошо. Мы жили славно.

Великолепный анекдот. Непосредственно перед уходом Аллочки семейный журнал «Очаг» пригласил нас поучаствовать в конкурсе «Счастливая семья», и, если бы не это препятствие, мы, похоже, имели все шансы оказаться в числе если не победителей, то призеров.

НО:

У Аллы были причины сменить семью. Я вообще с трудом представляю на ее месте другую Героиню, которая взялась бы жить рядом со мной. Да нет, все правда, я и теплый и уживчивый, но жизнь со мной трудна. У меня на первом месте – работа, я требователен и к себе, и к другим, и той мягкой расслабленности, которая дорога людям в семье, дома – рядом со мной нет. И моя хорошая Чуда от меня устала.

Усталость росла не только от моего стиля жизни, Аллочке было трудно с детьми – рядом со мной. Как говорила она сама, папа был для них единственным авторитетом. Мои дети сильные и подвижные и требуют сильного управления, а не вялых замечаний или крика. Аллочке это было трудно, она на детей срывалась, а дети отвечали ей так, что она уставала от них еще больше. И получался замкнутый круг…

Аллочка убеждена, что в этом есть и моя вина. Я всегда защищал того, кого обижают: если Ваня обижал Сашу, я защищал Сашу. Если Саша обижал маму, я защищал маму. Но если мама обижала Ваню или Сашу, я защищал их – а маму останавливал. Тут же, как всегда. Но ведь это значит – при детях…

«И дети меня перестали уважать…» – вывод Чуды.

Непосредственно перед уходом были и две Пустые Обиды, которые подтолкнули Аллочку к принятию Решения. Эти ее обиды на меня были действительно пустыми и необоснованными, и уже ПОСЛЕ Аллочка их сняла. НО – но они сыграли свою роль, курок оказался уже спущен.

Расстреляли, а потом выяснилось, что зазря. Извинились и даже сожалели, но человека, простите, уже нет. Так получилось.

А теперь – главное. Главное в том, что Аллочка не получала от меня самого главного для нее – Любви. Той любви, о которой мечтают обычные женщины, воспитанные в романтических традициях. А этого не было. И не будет от меня никогда. Никому.

«Женщине надо, чтобы ее просто любили…» Конечно. Только, пожалуйста, расшифруйте подтекст этой фразы, и она перестанет быть такой красивой. Женщине надо, чтобы ее любили – то есть ей от мужчины нужны внимание и забота. И не просто внимание и забота, а повышенное – побольше, чем всем остальным. Тут важнее даже не «получать много», а «получать больше, чем другие». Не так даже важно, сколько достанется мне, главное, чтобы это не досталось другим…

Красиво?

После этого стандартно идут две отбивки: «А вот и нет!» (но без аргументации) и «А что, мужчине другого надо?!» – Конечно, того же самого. В этом плане мужчина является скотиной ничуть не меньше женщины.

«Меня никто никогда не любил, мною всегда только пользовались…» Пользовались? – Верно. Аллочкой было приятно пользоваться, и я делал это с удовольствием. А в обмен отдавал себя, и отдавал щедро. Мы пользовались друг другом, и мне этого хватало – я уже переболел любовью с переживанием единственности и уникальности.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №129  СообщениеДобавлено: 26 ноя 2013, 08:27 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
За которой, правда, обычно не стоит ничего, кроме обычного ХОЧУ. Хочу получить: тепло, внимание, близость…

У большинства нормальных и хорошо воспитанных людей за словом «Любовь» стоит только острое ЖЕЛАНИЕ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ другим человеком. Слышишь «Любовь» – расшифровывай «Желание». Само же слово «Любовь» выполняет роль Прикрытия, РОЛЬ КРАСИВОЙ ЗАВЕСЫ РАСЧЕТЛИВОГО ЖЕЛАНИЯ и по сути фиксирует лишь НЕЖЕЛАНИЕ ВИДЕТЬ в своих отношениях ЯВНЫЙ ВЗАИМОРАСЧЕТ.

Посмотрите на свои отношения с любимыми и проведите инвентаризацию.

Так вот: Аллочка плакала не о том, что ею пользовались – все пользуются всеми. Она плакала о том, что рядом с ней этого никто не скрывал.

Я этого не скрывал.

И сейчас мне очень хочется верить, что сейчас Аллочка любима и любит. Любима – то есть будет дорогой и желанной всегда, а не только пока отвечает мечтам и потребностям. И что она любит – то есть не уйдет к тому, кто сможет предложить ей больше.

Можно, я эту мысль не буду проговаривать до конца?

Поздняя вставка

Господи, когда же я прекращу пропускать эти красивые романтические глупости? «Хочется верить, что Аллочка любит – то есть не уйдет к тому, кто сможет предложить ей больше»… Ей предложат счастья больше – откажись? Это с каких же пор я стал желать Аллочке дурного?

Чур меня, чур – любовь попутала…

открыть спойлер
Любовь – совсем не синоним «доброго». За этим словом стоит по крайней мере десять различных смыслов, и только несколько из них украшают человеческую жизнь. Любовь как радость и восхищение – да. Любовь как забота – ДА много раз. А вот любовь как ФИКСАЦИЯ НА ЕДИНСТВЕННОМ – вот уж НЕТ. Душа бедна и хватает только на одного – ну ладно, понять еще можно, но для людей рангом выше нищих ставить себе на душу ЗАПРЕТ ЛЮБИТЬ других замечательных, то есть очень многих, людей – и глупо, и безнравственно.

Ты лишаешь себя любви к другим – это добро? Ты отказываешь в своей любви людям, которых мог бы согреть, которые нуждаются в этом кусочке счастья, – как ты можешь совершить такое?

Любовь как ФИКСАЦИЯ НА ЕДИНСТВЕННОМ – это недобрый и изуродованный лик любви.

Нет, я желаю Аллочке ни в какие любови не западать, сохранять всегда украшающее ее здравомыслие и оставаться свободной для правильных решений. И просто для любви.

О душевной боли

Есть ли боль в душе?

Для большинства зрителей, по моим впечатлениям, это один из самых любопытных вопросов. А для меня – самый пустой.

Куда как интереснее и важнее определить свое отношение к Боли. Разглядите веер интерпретаций:

Душа болит, – значит, не компьютер, а живой Человек. Значит, мне родной и близкий.

Душа болит, – значит, просто Человек. А хотелось верить, что выше…

Не важен вопрос: «Есть ли боль?», важен вопрос «Как я отношусь к боли?»

«Если душа болит, – значит, она еще дышит…» – Нет. Душа может быть живой, может дышать – но при этом праздновать, а не болеть. Если моя душа болит, – значит, я еще скотина. Значит, я все еще считаю свои проигрыши и не нахожу в себе души и сознания, чтобы радоваться за тех, кто стал счастлив.

За Аллочку и В.П.

Первое и главное впечатление, когда приехал к ним в гости: удивительное спокойствие и уют, исходящие от них обоих. И еще – они удивительно похожи друг на друга! Такие мягкие, спокойные, домашние…

Они красивы. На них приятно смотреть.

Хотя по дороге к ним, надо признать, переживания были сложнее.

Вообще эта история дает богатый материал к размышлениям о том, чем можно душу задевать. Итак: с самого начала всей этой нравоучительной драмы душа моя двигалась быстро и живо, волновалась, но без боли.

Характерно было возмущение мамы: «В семье трагедия, а он ходит радостный!..»

И вдруг, рассказывая о происшедшем другу, использую фразу: «От меня ушла жена…» – и сразу хлюпанье в горле и слезы на глазах. Это было настолько неожиданно, что после я проверил это экспериментально: произношу «От меня ушла Аллочка» – в душе нормальный свежий ветер, но стоит сформулировать: «От меня ушла Жена» – и в душу врывается Боль.

Меняется одно Слово – и душа рвется. О, великий и могучий!

Еще милый эпизод. Жизнь трудная, лег в два, в пять свело ногу, уже не спалось, сел работать. Закрутился, вошел в день без зарядки и душа. Что со мной было в три часа дня? Да плохо было. Я начал страдать, томиться, потом позвонил Аллочке и начал рассказывать ей что она совсем не подумала обо мне а мне плохо и так далее.

Правда, мне хватило юмора перед этим уточнить, что это касается только моего состояния здесь и сейчас.

Слава Богу, спустя два часа, когда я успел и поспать, и подвигаться, и вылить на себя бодрую воду, душа приняла вполне приемлемые формы.

Итак, что чувствую я? – А что чувствуете вы, когда Судьба закрывает Прошлую и открывает перед вами Новую Страницу?!

Спасибо, Судьба! Чуда, спасибо!

Критическое Приложение

– Я раньше с вами боялась разговаривать, вы мне казались очень умным…

– А теперь?

– А теперь не боюсь.

Вот так

Читательские письма приносят автору много радости, особенно если у него развито чувство юмора. Как я чувствую по письмам, многим читателям видятся прямо-таки евангельские картинки: по мраморным залам Клуба торжественно, но легкой, летящей походкой шествует Сам Козлов Николай Иванович, а за ним торопятся его Подвижники, ловящие Его пронзительные, проникающие в самую душу взгляды и внимающие каждому Его – всегда точному – Слову. А когда я иду на встречу с Новичками, я знаю, какие будут жадные взоры: вот Он, сейчас Он начнет Говорить, сейчас мы причастимся его Окончательной Просветленности!

Тут у меня возникает ощущение, что меня с кем-то путают.

Пожили бы они рядом со мной денек, другой, чайку бы вместе попили, посуетились по глупостям – и увидели, что…

Я НЕ ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Я ЛУЧШЕ – Я ЖИВОЙ

Чем и горжусь.

Богом стать нетрудно: по крайней мере, его представителем на Земле меня пытались сделать уже неоднократно.

Чаще всего женщины и особенно душевно неуравновешенные.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №130  СообщениеДобавлено: 26 ноя 2013, 08:29 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Они при этом, естественно, оказывались Апостолами.

Но я не Бог и не Воплощаю никого, кроме себя. Я совершенно обычный человек, только живу хорошо и пишу красиво. Пишу хорошо и живу красиво. Всего-навсего.

Веселым взглядом психиатра

Грустные наблюдения: я до сих пор ни разу не встретил духовного лидера, который одновременно сумел бы создать вокруг себя серьезную Организацию и не залезал бы на Пьедестал.

Вот безмерно уважаемый мною В.Л. Леви – на пьедестал категорически не лезет, человек среди человеков, – но и Движение не создал. А те, кто создали Движение, Организацию, Секту – не буду их называть, ибо люди мне близко знакомые, – практически все тумбочки под себя подставляют.

Соответственно чувства к ним очень смешанные: уважение – и улыбка, восхищение – и некоторая печаль.

Кто пижонит, бегая всегда с озабоченным видом и радиотелефоном в руке. Кто торжественно восседает с полуприкрытыми глазами действительно в притихшем окружении Сподвижников, готовые общаться лишь с тем, кто признает: его Учителем, а себя – несмышленым Учеником.

Да, практически все они – преинтересные, сильные, неординарные люди, практически все учат Добру. Но каждый – немного по-своему, и поэтому между собой они обычно не дружат.

Разве можно дружить при идейных разногласиях?

открыть спойлер
Они – учителя, готовые учить даже камни. В душе – паранойяльная вера, в уме – зашоренность, в речи – категоричность, прикрытая только Обязательной Любовью к Людям. Эти Гуру и Маги всегда читают лекции, и перед одним человеком обычно с такой же настойчивостью, как и перед многочисленной паствой. Они мало кого слушают. Им не интересны люди, сидящие перед ними: массы – только материал, который должен усвоить известную лидеру Идею. Правду. Одну-единственную. Возражения, как правило, пресекаются – или любовно-жалостливым взглядом: «Не дорос… Еще не готов…», или воодушевленными повторениями того, что Лидер только что рассказывал. И еще раз повторениями.

А мыслящим людям время терять жалко, поэтому они или уходят, или смиряются и возражать перестают, что, собственно, и требовалось. Что теперь увидит Новичок? – Вот умный, а Лидеру не возражает. Значит…

Если же на Лидера наедет такой же упертый, начинается бодание. Осознанно или на фоне малой психиатрии происходит бой – бой за право на духовное влияние. Борьба за Власть.

Обычная человеческая возня.
Так вот:

Все, что написано ниже, представляется мне полностью неправильным, совершенно несправедливым и абсолютно необоснованным. Но дело в том, что писали так люди очень неглупые, и эти люди мне возражали, более того, возражали сильно. Они критиковали меня: мои взгляды, меня, мою жизнь – то есть были внимательны ко мне. Их критика резка – ровно потому, что они уважают меня и доверяют мне. За все это я их люблю и именно поэтому даю им Слово.

Без комментариев. Я бы хотел, но авторы не разрешили. Все думаю: интересно, почему?

Сказ о том, как Фома и Ерема счастье искали

Сказитель – Татьяна С.

Жила-была Вселенная – такое подвижное и шустрое создание. Все в ней крутилось и вертелось с какой-то страшно закономерной силой. Одна ее часть сближалась, соединялась, слипалась, сдружалась, влюблялась, сходилась-женилась, сливаясь в некую Единую и Целостную структуру, летела прямо к Богу в Рай. Одновременно другая ее часть довольно активно взрывалась, распадалась, отдалялась, ругалась, злилась, расходилась-разводилась, рассоединяясь и дробясь на части, катилась прямо к Черту в Преисподнюю. Шаловливым дитем эта Вселенная оказалась. Может ведь в любой момент из-за своей же дурости и неосмысленности сама себя развалить и разрушить.

Но на ее счастье жили-были Фома и Ерема. Жили они, друг о друге ничего не знаючи. Решили как-то Фома и Ерема счастливыми стать. А так как были они мудрецами-философами, то у каждого была своя Правда о Счастье и о том, как несмышленой Вселенной помочь глупостей не наделать.

Еще у них было Понимание того, что Счастье без Любви вряд ли найдешь, а потому была у каждого еще и своя Любовь.

А еще у них было по Хлевику уютному, а в Хлевике по Хрюшечке. Очень уж они своих Хрюшек любили, и те платили им тем же. Днем и ночью ухаживали Фома и Ерема за своими любимицами: по часам вкусное пойло подавали, подстилочку меняли, чтобы уютненько, тепло и мягонько было. Хрюшечкам так хорошо и счастливо было, что оставалось им только толстеть и хрюкать, что они с успехом и делали.

Но на беду или на счастье Заботники ихние задумали еще весь Мир осчастливить. Начали они умные книжки и статьи разные писать и всех вокруг учить, как счастливыми стать. А так как Мир в то время очень уж несчастливый был, работы на этом поприще было видимо-невидимо. Стала забота о Хрюшечках сбои давать: то пойло вовремя не подадут, то не очень вкусное, так как средства на мировые нужды понадобились, а кошелечек свои границы имел; то подстилочку когда надо не подстелют; да и хлевики со временем прохудились, задувать со всех сторон стало.

Видят Хрюшечки такое дело, стали они на жизнь такую роптать. А в это время Молодцы наши додумались еще до того, что для полного Счастья Свобода должна быть. Открыли они в хлевах все двери и окна. И вместе с этим пришла еще одна напасть – стал всякий народ забегать, суетно стало и хлопотно.

Но нет худа без добра – стали Хрюшки свободными, стали гулять по травам-муравам. Появились у них друзья разные, и полюбили они их тоже. И всем им очень уж хорошо стало.

Вот как-то Ереминой Хрюшечке Друг ее возлюбленный предложил от всего сердца свой хлевик. Посмотрела она – он оказался таким хорошим и уютным, с ее ни в какое сравнение не идет.

Посокрушалась Хрюшечка о том, как же это она Ерему одного оставит. Стали они с Еремой совет держать, как быть. А к тому времени Ерема еще придумал, что для полного Счастья Привязанности быть не должно. И не только к чему-либо, но обязательно и друг к другу. Ну, а раз так, решила она особо и не привязываться к Ереме.

А еще Ерема для себя твердо решил, что она не от него уходит, а к Счастью своему, в теплый хлевик, к сытой кормушечке, не понимая, бедная, что со временем и этот хлевик прохудиться может. В общем, благословил он ее, тем более что сам не очень-то и привязан был. А что б Ереме одному особо тоскливо не было, будет он к ним в гости захаживать. На том и порешили. Ушла она на новое место жительства и стала там еще больше толстеть и хрюкать от счастья и удовольствия. А боль от потери близкой и родной Хрюшечки Ерема продышал и наверняка в пятку загнал. Так рухнул их Союз и раздробился на части.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №131  СообщениеДобавлено: 26 ноя 2013, 08:32 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Потом Ерема открыл новую страницу в своей жизни. После чего, наверняка, у него были и другие Хрюшечки.

История начала повторяться. Хотя, может быть, когда-нибудь найдет он ту, которую будет все устраивать. А пока… А пока шелестят страницы.

А как же у нас там Фома поживал все это время? А у Фомы было вот что. Как стало его Хрюшечке плохо, да стала она роптать на жизнь и на другие хлевики поглядывать, начал ей Фома объяснять, что плохо ей не от того, что Фома такой уж не заботливый, а от того, что она уж очень несовершенная. Стоит ей только захотеть и хоть что-то в себе изменить, даже самую малость, сразу все для нее и переменится. А Фома ей в этом поможет. Лучше лишнюю книжку не напишет и отнимет часок-другой от проблемы Мирового Счастья. Не поверила она сначала. Потом подумала-подумала и решила попробовать. Ну, а если не получится, она ведь свободная, как захочет, так и сделает.

Трудное это дело оказалось, но и не бесполезное: если пойло не по часам было подано, стала в весе терять – ну и хорошо; не очень вкусное – стала учиться кушать все подряд; подстилка несвежая – сама себе поменяла, стала двигаться, сало с боков исчезло; ветер в дыру задувает – стала закаляться; народу полно захаживает – стала учиться принимать и любить их всяких, таких, какие есть, и в то же время не давать садиться себе на шею. От такой жизни совсем хрюкать разучилась, научилась быть счастливой в малом. А Фома ей помогает, ради нее сам от многого своего отказался и научился не зависеть от своих желаний даже Мирового значения, да еще от этого удовольствие получать.

Научилась Хрюшечка работать, стала Фоме помогать, хлев их в дом превратился. А Хрюшечка стала стройной и красивой, и не только телом, но и душой. Сама не заметила, как превратилась в Человека. И сделал он ее женушкой своей и назвал Галатеей.

Слились они силою любви своей в Единое Целое по доброй воле, оставаясь совершенно свободными, так как никто никого не удерживал и каждый волен был выбирать, где и с кем ему быть, а также свободными от всех зависимостей, какие только могут быть на свете. И превратились они в Монолит, который ничем нельзя разорвать, разъединить, разбить, расколоть на части, так как души свои они сами связали Любовью и не боялись быть Привязанными.

открыть спойлер
Дом же их наполнился друзьями. Был среди друзей такой, который тоже ей свой хлевик предлагал, а Фоме – чтобы тот потом к ним в гости ходил. На что она ему ответила: «Не разделяй нас любовью своей, так как слиты мы в Единое Целое, а посему лучше присоединяйся к нам, посмотри, как любим мы, научись сам, позови любую Хрюшечку любой толщины и хрюкатости, и силой любви своей создай свою Галатею». Подумал Друг, попробовал, увидел, что это хорошо, и сделал так.

После того много всякого народа было у них, и все делали так. Образовывались пары. Пары дружили и учились друг у друга любить. Рождались у них дети и внуки и тоже делали так, как их родители. Много в этом краю народа человеческого появилось, и все соединены были друг с другом через Любовь в нечто Единое Целое – Монолит, который нельзя развалить, разбить и рассоединить на мелкие частицы. Народ был счастлив в своем Единстве.

А что же случилось с Еремой? Ерема же работал не покладая рук, решая мировую проблему со счастьем. Потоки страждущих и несчастных стекались к нему со всего белого света, так как успел он к тому времени прославиться. У него иногда просто не хватало ни сил, ни времени на всех, но он все же успевал каким-то чудом учить хоть кого-то, хоть чему-то: кого-то он научил не хрюкать, кого-то не толстеть, кого-то покрыться шерстью, чтобы не бояться холода, многих научил своей Свободе. И бегают многие Хрюшки по полям, лугам в диком состоянии, совершенно ни к кому не привязанные. Появились у многих поросята, а у этих поросят – еще поросята. И делали они так, как их родители. Получилось огромное свиное стадо, состоящее из разных пород, более сильных и выносливых, выведенных благодаря огромным усилиям Еремы. Все они были счастливы. А Ерема? Наверное. Ведь жизнь была наполненной. Только чем?..

Вот такая Правда о Счастье была у них. Разная. А секрет заключался в том, что Фома однажды Бога повстречал и Бог ему секрет этот открыл. А замысел Его творений был прост: хотел Он, чтобы очень шустрое и беспокойное создание Вселенная повзрослела наконец, посерьезнела, из своего разрозненно-распущенного состояния стала чем-то целым и собранным, чтобы не гуляла одна ее часть влево, а другая вправо, чтобы отдельные части ее двигались в унисон, пронизанные единым чувством, чтобы соединились они самым ненасильственным на свете способом, а именно нитями Любви, в Единый Организм. А началось бы все с самого малого, с Союза Мужчины и Женщины, кристаллизуясь вокруг них, образуя сообщества. Да будет она пронизана Любовью, счастливая!

Ерема же пока Бога не встретил, а может, и сам не очень хотел, поэтому секрет ему не достался.

… Хорошая эта Сказка. После нее хочется помолчать и в тишине подумать. Побудьте в тишине. Подумайте. Найдите ей место в своем сердце.

Но…

Но я уже привык, что за очень, за слишком красивыми вещами оказываются вещи нередко прозаические и местами вовсе даже некрасивые. Реальность – грубее.

А что там, внутри этой чудесной куклы? Мальчик смотрит, а внутри нее – пакля…

Аркадий Егидес

Мне нравится эта Сказка, и в первую очередь ее литературные достоинства. Более чем интересно было прикоснуться и к работе Фомы, совершенно конкретного и очень живого человека.

К сожалению, Владимира, мужа Татьяны С., волнуют немного другие проблемы.

Прослушиваю кассету:

– Нет, вы мне ответьте: вот у меня есть свой Путь, точнее, я его ищу. А Татьяна мне навязывает Путь свой, а когда я его без оглядки не принимаю, мне идут претензии, что я не ищу сближения. Так чтобы было сближение, я должен сойти с Пути своего или она – со своего? Пути-то у нас – разные!

Здраво и в точку. А далее криво:

– Так вот: почему она не хочет сближаться, идти по моему Пути, искать его вместе со мной?

– А потому что никакого Пути у тебя нет, развиваться ты не собираешься, ничего ты не ищешь!

Как было красиво о семейной паре в Сказке – Монолит! А тут – Грызня…

– Нет, Татьян, я ищу, а ты сама говоришь, что сидишь в Болоте. Так не надо меня туда тянуть, приговаривая о сближении! Куда ты предлагаешь пойти: по твердой Дороге или в Болоте вместе с тобой сидеть?

Голос Фомы:

– Главное – желание сближаться, а это можно делать и в Болоте.

Так хочется верить в Прекрасное! Сказка красива, но чудеса, похоже, случаются редко…

Путевые люди и безвыходные отношения

Существует только два вида любви – платоническая и свинство.

Отто Вейнингер

Тому, кто обжил Мир Человеческих встреч, трудно понять разговоры о Пути Единения. По Пути идут друг к другу те, кто друг от друга далеко, а если мы рядом, то, чтобы оказаться вместе, нам достаточно протянуть друг другу руки и посмотреть в глаза. Мы увидели друг друга и захотели быть вместе – я подошел к ней и открыл ей свою душу, и мы стали вместе.

Правда, в следующий момент я могу обернуться к другому человеку и отойти от нее, и именно это более всего не устраивает Женщину. Ей нужны отношения безвыходные.

Фоме и женщинам не важно, куда Путь. Путь не важен – важно, чтобы мужчина был с женщиной, а женщина с мужчиной.

А что важно вам?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №132  СообщениеДобавлено: 26 ноя 2013, 08:32 
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 01 ноя 2012, 13:59
Сообщения: 509
Пол: женский
Город: Керчь
Прощание

Объяснения

Мой Читатель!

Я не стал менять в книге ничего, что касалось моей милой Чуды, и не предупреждал тебя о том, что во многих случаях настоящее время уже сменилось прошедшим. Но посмотри сам – так лучше.

Ты подошел ко всему так же неожиданно, как и я, как мы всегда встречаем какое-то событие за поворотом.

И очень многое оставил без комментариев – потому что я тебе верю. Потому что, если ты с головой и книгу прочел, тебе комментарии уже не нужны. А если тебе нужны комментарии, то…

То читай книгу еще раз.

Привет!

Пока могу сказать одно: если я и потерял хорошую жену, то приобрел прекрасного друга. Аллочка осталась добрым и порядочным человеком, в чем я никогда и не сомневался. А воздух свеж по-прежнему, и очертания новой Героини при желании разглядеть вовсе не сложно…

Преклонение перед Мудростью

– Кто у вас в семье глава и решает главные вопросы?

– Солнышко думает, что он…

Оказывается, из интервью Аллочки. Ожидали?

открыть спойлер
В первую очередь благодарны Аллочке должны быть мои читатели. Вы ведь хотели, чтобы я писал больше и по тематике богаче? Так вот, только за последний год я пережил и передумал столько, что даже посвежел… А если бы я жил нормально, как люди, то переминался бы по-прежнему.

Ничто так не способствует личностному развитию, как своевременный пинок!

Иногда у меня возникает гипотеза, что Аллочка в очередной раз включила свою Живую Мудрость и сделала то, что в долгосрочной перспективе будет великой общей радостью для каждого.

Она позаботилась в первую очередь обо мне: обо мне, как о Мужчине…

Семейные, сознайтесь: о таком, освобождающем вас от семьи, обороте жизни тихо мечтал каждый из вас. Хоть когда-то…

Она открыла мне дорогу, как Личности. Отойдя в сторону, Чуда дала мне возможность Развития.

Моя жена знала, что между жизнью благополучной, но серой – и жизнью яркой, но трудной я выберу яркую, – и подарила мне жизнь трудную. Да, стало труднее. И я стал расти быстрее. Спасибо.

Она позаботилась обо мне, как о Писателе…

Закрутить меня в такой крутой вираж: классическая интрига, высокая драма и готовое философское эссе, и я – главный герой!

Соответственно, она позаботилась о вас, мои читатели, ведь самые искренние страницы книги родились только благодаря этому Подарку Аллочки.

До свидания!


«Н.И., я понял, что вся ваша книга – это одна большая провокация!»

Правильно, Саша!


Мой Читатель! Мой любимый человек! До свидания.

Будь счастлив, я действительно хочу этого. Мне было легко, когда я разговаривал с тобой через эту Книгу. Я не был болен Серьезностью и, надеюсь, не заразил ею тебя. Я играл с тобой – и, надеюсь, ты отвечал мне тем же.

Спасибо тебе, мой Читатель, что ты был рядом со мной. Хочу верить, что ты не закрывался, не только спорил, но и слушал.

Мой Читатель! Я шел навстречу тебе и смотрел на тебя, как на близкого себе человека. Я не уходил от тебя в безликий стиль и осторожные фразы. Я был искренен. Я хочу попросить у тебя прощения за резкость – мне все время хотелось тебя согреть, но я обещал тебе и себе быть честным. Разреши мне на прощание обнять тебя, потому что я тебя люблю.

Да, в книге я нередко пихался, толкался и царапался, потому что не видел другой возможности разбудить и достучаться до тебя, спящего и беспамятного. Прости меня. Но надеюсь, что кроме тычков ты увидел дороги, которые я показал тебе, что ты ухватился за ту сильную руку, которую я протянул тебе. И пусть звучит в твоей душе та Музыка, красивая и сильная Музыка, которая звучала в моей душе все то время, пока я разговаривал с тобой. Пусть в твоей душе светит то же Солнышко, с которым я жил и живу все это время.

Мне было хорошо с тобой.


Спасибо.

До свидания!




Николай Козлов
"Философские сказки для обдумывающих житье,
или Веселая книга о свободе и нравственности!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 132 ]  На страницу Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9

Текущее время: 21 окт 2019, 20:17

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти: