К ИСТОКУ

о развитии Божественного Начала в Человеке

 

 

Администратор Милинда проводит онлайн курсы по развитию сознания и световых кристальных тел с активацией меркабы. А так же развитие божественного начала.

ОНЛАЙН КУРСЫ

 

 

* Вход   * Регистрация * FAQ * НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ  * Ваши сообщения 

Текущее время: 12 дек 2019, 21:25

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 63 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
Сообщение №46  СообщениеДобавлено: 05 фев 2013, 12:36 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 20:21
Сообщения: 8523
Имя: Надежда
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Деяния Павла

Самое начало памятника не сохранилось. В папирусе Крума уцелело несколько строк, из которых явствует, что повествование начиналось рассказом о предыдущей жизни Савла. Первые уцелевшие фрагменты Гейдельбергского папируса относятся к эпизоду его обращения. Павел получает приказ свыше следовать в Дамаск, а оттуда в Иерусалим. Дамасскую общину христиан он застает "постящейся" и, по-видимому, произносит речь, обращенную к иудеям и получает первые наставления в вере от Иуды Праведного - брата Христова, а затем идет в Иерусалим, держа поначалу путь к Иерихону. По дороге туда апостол встречает огромного льва и крестит его в водах протекавшей поблизости реки, о чем он позднее красочно расскажет христианам Эфеса. Какие-то сцены разыгрываются "в виду Иерусалима", причем в них фигурирует и апостол Петр. Кто-то обращается к Павлу, называя его Савлом:
- Но поскольку верую я во Господе, что желаешь ты <....>, Савл, <...>1.


АНТИОХИЯ (Сирийская?)

Антиохийский эпизод сохраниля почти столь же фрагментарно, как и предыдущие. Павел воскрешает там умершего мальчика - сына Анхара и Пилы2, проповедует Христа как Бога, за что, видимо, подвергается преследованию со стороны местных иудеев. Он покидает город, но жители требуют вернуть его назад. Сохранились обрывки чьей-то речи:

1 К. Шмидт в своей реконструкции помещал фрагменты, связанные с Иерусалимом, значительно ниже - после истории Феклы и пребывания Павла в Мирах и Сидоне, считая, что они связаны с его участием в апостольском соборе 49/50 гг.
2 Согласно более поздним греческим "Деяниям Тита" - сына Панхара и Пилы звали Варнавой.
-... Я < верую также >, <братья> мои, <что> нет другого Бога, кроме <Иисуса> Христа, Сына Того, Кто Благословен и Коему слава <вовеки веков>. Аминь
Но когда <увидели> они, что не вернется он к ним, погнались они за Павлом и схватили его, и привели его в город обратно, обращаясь с ним дурно, швыряли в него камнями, [а потом] изгнали его из города своего и из страны своей.1 Но не мог Анхар воздавать злом за зло.

Далее помещают "Историю Павла и Феклы".

открыть спойлер
ПАВЕЛ И ФЕКЛА

Эта часть "Деяний Павла" дошла до нас более чем в пятидесяти древних манускриптах на пяти разных языках.2 В последние пятнадцать лет она была по меньшей мере трижды опубликована в переводе С. С. Аверинцева с греческого3, а также в переводе Е. Н. Мещерской с сирийского4, однако, чтобы сохранить цельность повествования, приведем здесь ее краткий пересказ.

Бежавший из Антиохии Павел вместе с Димасом и Гермогеном пришел в Иконий. Под впечатлением его проповеди некая Фекла, дочь Феоклеи, решила до конца дней оставаться девой и отвергла жениха, с которым была обручена. Раздосадованный юноша обратился к городским властям, обвиняя Павла в волшебстве, и те заключили апостола в темницу. Ночью, подкупив собственного привратника и тюремную стражу, Фекла проникла к Павлу и "слушала, сидя у ног его, о дивных делах Божьих". Обнаружив ее исчезновение, домочадцы начинают поиски и под утро находят девушку в узилище вместе с чужестранцем. Решением иконийского игемона Павел был подвергнут бичеванию и затем изгнан из города, Феклу же по требованию ее матери приговорили к сожжению заживо на сцене городского театра. Но огонь не причинил ей вреда, а внезапно разразившаяся гроза погасила костер. Оказавшись каким-то образом на свободе и розыскав апостола в пустующем придорожном склепе, девушка попросила его совершить над ней обряд крещения.
1 Сравн.: Деян. 14:19.
2 Elliott J. - 93, 353.
3См.: От берегов Босфора до берегов Евфрата. М., 1987. С. 128-42; То же: М., 1994. С. 120-33; Многоценная жемчужина. М., 1994. С. 153-71.
4 См.: Мещерская Е. Н. Апокрифические деяния апостолов. С. 415-432.
- Потерпи, Фекла, - отвечал Павел, - будет тебе скоро купель (гл. 1-25).
Затем они вместе приходят в Антиохию, где благосклонности Феклы стал настойчиво домогаться некий знатный сириец Александр. Не добившись успеха, он решил действовать через Павла, улещая его подарками и деньгами. Однако Павел сделал вид, будто незнаком с Феклой. Тогда, подкараулив девушку на улице, Александр попытался совершить над ней насилие. Она же, сорвав у него с головы венок и разодрав ему хламиду, криками призывала на помощь куда-то запропастившегося апостола. Сделавшись посмешищем сограждан, Александр начинает мстить. По его доносу Феклу обрекают на растерзание хищным зверям в ближайшие игры. Неправедный суд возмутил всех женщин Антиохии, и, чтобы охранить девушку от надругательств тюремной стражи, принадлежащая к царскому роду антиохийка Трифе-на поселяет ее в своем доме. Когда же наступило время игр и Феклу привели на арену, огромная львица вместо того, чтобы разорвать ее, стала ласкаться к девушке и до последнего дыхания обороняла ее от других зверей. Лишившись своей защитницы, Фекла, призывая имя Христово, бросилась в устроенный на арене и кишащий тюленями водоем, но, к изумлению зрителей, те тотчас же всплыли замертво. Не причинили Фекле вреда и запущенные в водоем другие, более страшные звери. Не удалось и разорвать ее надвое, привязав к быкам - от раскаленных прутьев, которыми понукали животных, загорелись веревки. В тот момент с царственной Трифеной случился обморок, и игемон в страхе за ее жизнь остановил ристания и освободил "звероборицу" (гл. 26-38). Явленные на арене чудеса заставили Трифену уверовать во Христа. Забрав к себе Феклу, она отписала ей все имущество, но, тоскуя по Павлу, девушка провела в ее доме лишь восемь дней и вновь отправилась на поиски апостола. Повстречав его в Мирах и помолившись вместе с ним, она ушла в родной Иконий, где наставила в слове Божием свою мать Фео-клею. А затем, "отойдя в Селевкию и просвятив там многих, сном добрым опочила" (гл. 39-43).


МИРЫ

Описание событий в Мирах сохранилось только в Гейдельбергском манускрипте. Ввиду его плохой сохранности ряд сцен поддается реконструкции лишь в самых общих чертах.


Когда учил Павел слову Божию в Мирах, был там некий муж именем Гермократ, водянкой страдавший. И стоя как-то на виду у всех, говорит он Павлу:
- Нет ничего невозможного для Бога, но особенно для того, Коего проповедуешь ты, ибо когда пришел Он, исцелил многих, ты же - слуга Его. Вот и припадаем мы к стопам твоим - и я, и жена, и дети мои <...>, дабы уверовать мне так же, как ты, в Бога Живого.
Говорит ему <Павел>:
- Дам я тебе <...> безвозмездно, но именем Христа
исцелишься ты у всех на глазах1. <... и открылось чрево его, и вытекло из него много воды, и упал он как мертвый, и даже>2 сказал кто-то:
- Лучше было б умереть ему, чем мучиться так. Но, успокоив толпу, взял его за руку Павел, поднял и , спросил у него:
- Гермократ, <...> хочется ли тебе чего? И отвечал тот:
- Есть хочу.
Взял Павел хлеб и дал есть ему, и сделался он здоров тотчас, и принял благодать крещенья Господня - и он, и жена его.
Сын же его Гермипп, осердившись на Павла, искал случая вместе со сверстниками своими, как бы напасть на Павла и погубить его. Ибо не исцеления отца своего он жаждал, но смерти, чтобы стать ему поскорее хозяином владений его. Дион же, брат его младший, внимал Павлу охотно.
Из-за больших повреждений Гейдельбергского папируса следующие несколько сцен восстанавливаются лишь в общих чертах: Гермипп со своими друзьями совещается как им погубить Павла, а в это время, видимо, откуда-то падает и умирает его младший брат Дион. Гермократ безутешен, так как младшего сына он любил больше всего на свете, но сидя у ног Павла и внимая его проповеди, он словно забывает о смерти Диона.
Когда же мертв был Дион, мать его Нимфа пришла, разорвав одежды свои, к Павлу и села пред Павлом и мужем своим Гермократом. Удивился Павел, узрев ее, и спросил:
1 Ср.: Деян. 3:6. 2 <... и открылось чрево его... и даже> - реконструкция Дж. Эллиота (См.: Elliott I. - 93. Р. 375).
- Зачем <ты сделала> это, Нимфа? Она же сказала ему:
- Дион мертв!
И все, кто толпился там, рыдали, на нее глядя. Взглянул на горюющую толпу Павел и, призвав юношей, так им сказал:
- Ступайте и ко мне сюда его принесите. С тем и пошли они, но Гермипп <отнял> на улице тело и закричал... <утрата листа>
Недостающий фрагмент, вероятно, содержал рассказ о драматическом столкновении Гермиппа и Павла над телом Диона, о возвращении мальчика к жизни и подготовке друзьями Гермиппа покушения на жизнь апостола. Следующий фрагмент сохранившегося текста начинается с явления Павлу ангела.
... Но сказал ему ночью ангел Господень:
- Предстоит тебе нынче, Павел, постоять за тело свое, но <защитит и поддержит> тебя Бог, <Отец> Сына Своего Христа Иисуса.
И поднявшись, пошел Павел к братьям и остался <......>, сказав:
- Что ж видение сие значит?
И, размышляя об этом, увидал он вдруг входящего Гермиппа с обнаженным мечом в руке, а за ним множество юнцов с кольями. И <воскликнул> Павел:
- Не разбойник и не убийца я!1 Бог всего сущего, Отец Христа обратит вспять руки ваши и ввергнет меч в ножны его, и обернется слабостью ваша сила. Ибо я слуга Божий и одинок, и мал, и чужой здесь для всех. Воззри ж, о Господи, на их замысел злобный и не дай мне погуб-лену ими быть.
1Сравн.: Мк. 14:48.
Едва Гермипп замахнулся мечом, свет померк в его глазах. Но вместе с телесным ослеплением к нему тотчас приходят раскаяние и духовное прозрение. Взывая к друзьям, ко всем жителям Мир, к мудрым и глупым, он старается убедить их в ничтожности земных богатств, сетует, что высмеивал и поносил чужестранца, который исцелил его отца и воскресил брата, просит, чтобы они умолили Павла исцелить и его самого. Поскольку речь Гермиппа важна в плане анализа всего произведения, приводим ее сохранившиеся фрагменты.
Когда <...> свой меч <...> на Павла <...>, перестал он вдруг видеть, и оттого <...> кричал громко:
- <...> товарищи, <...> о Гермиппе не забывайте. Ибо я уже <...>, Павел, <...> преследовал я <...> кровь. <...>, о вы, несмышленые, и вы - умудренные, <сколь сей> мир мало значит, <сколь мало > золото < значит> и имущество всякое. Пресыщался я всем, что приятного [в мире] есть, < а теперь> жалок я и с мольбою к вам обращаюсь: Слушайте ж, друзья мои приятели, и все, кто в Мирах живет. Насмехался я над человеком, <спасшим> отца моего, <насмехался над тем> я, кто брата моего поднял, <насмехался> над тем, кто < никакого зла > мне не сделал <...>1
И стоял там Павел, рыдая - и к Богу помыслы устремив, и к людям, ибо тотчас услышал Бог молитву его, человек же, что прежде надменным был, каялся ныне. И, повернувшись, ушел он...
Из-за плохой сохранности оригинала финал этой истории восстанавливается лишь в общих чертах. Через некоторое время изменившийся до неузнаваемости Гермипп оказался у дверей отчего дома. Припадая к ногам прохожих, он умоляет, чтобы те помогли ему вновь обрести зрение. Признав в нем сына, Гермократ и Нимфа заливаются слезами

1 <Насмехался> над тем, кто <никакого зла> мне не сделал <...> - реконструкция К. Шмидта. Дж. Эллиот от нее отказывается (Elliott J. - 93. Р. 375), В. Шнимельхер приводит с оговоркой (Schneemelcher W. Op. cit. P. 366).
И узрели они сына <своего> Гермиппа в <.....> обличье, припадал он к ногам всех [прохожих] и к ногам родителей [собственных], умоляя, будто чужеземный странник, чтоб помогли они исцелиться ему. Опечалившись, плакали родители его перед всеми, кто проходил там, и спрашивали их <иные>:
- Что ж вы плачете, ведь воскрес Дион?
Гермократ распродает свое имущество и оделяет щедрой милостыней вдов и нищих. Молитвы несчастный родителей наконец услышаны, и внутреннему взору слепого юноши было явлено, как к нему подошел Павел (согласно реконструкции К. Шмидта - Христос в облике Павла) и, возложив на него руку, вернул ему зрение. Прозревший тотчас Гермипп рассказывает об этом видении своей матери Нимфе.
"И взяла она за руку его и отвела к вдовам и Павлу".
Далее текст сильно поврежден. Судя по сохранившимся фрагментам, Павел произносит большую проповедь, за которой следует фраза:
"И когда укрепил Павел в вере братьев, которые в Мирах были, отправился он в Сидон".


ПУТЬ В СИДОН

Когда же Павел покинул Миры и собирался в Сидон идти, великая скорбь была среди братьев, в Писидии и Памфилии пребывавших, ибо жаждали они слова и присутствия его святого. И потому последовали за Павлом из Пергии1 Тразимах и Клеон с женами Алиной и Хризой, женой Клеоновой.
Далее в Гейдельбергском папирусе по меньшей мере два листа полностью утрачены, а сохранившийся текст фрагментарен. Описываемые события восстанавливаются приблизительно. Во время путешествия путники, присев отдохнуть под каким-то деревом, замечают языческий алтарь; между Павлом и неким старцем завязывается спор о языческих алтарях. Старик утверждает, что боги жестоко карают тех, кто ими пренебрегает, и приводит много примеров, когда принятие христианства влекло за собой смерть неофита2. Ответ Павла утрачен, но вероятнее всего, автор вложил в его уста обычную для раннехристианской литературы подборку цитат из ветхозаветных текстов, обличающих нелепость поклонения языческим кумирам.

1 Пергия - город в Памфилии. Согласно канонической книге "Деяний апостолов", именно там Павлом и Варнавой была основана первая христианская община Малой Азии (см.: Деян. 13:13-14; 14:25).
2 Так восстанавливают событийную канву Б. Пик (Pick В. The Apocryphal Acts. P. 6) и В. Шнимельхер (Op. cit. P. 335). В реконструкции Дж. Эллиота этот эпизод отсутствует.


СИДОН

Сохранившаяся часть сидонского эпизода начинается с обрывка речи, в которой апостол укоряет горожан в злонравии и напоминает им о каре, постигшей Содом и Гоморру.

<Они же>, не слушая его, схватили их и потащили в <храм Апол>лона, чтобы там взаперти до <утра> держать, пока не соберется город<ской?.....>. В изобилии изысканную пищу им предлагали, но Павел, постившийся третий день1, молился всю ночь напролет и бил по лицу себя,восклицая с печалью в сердце:
- Воззри, о Боже, на угрозы их2 и не допусти погибели нашей, и не дай супостату повергнуть нас, но избави нас [от него], осенив нас ныне милостью благостыни Своей...

Далее текст сильно поврежден, однако ясно, что вследствие молитвы Павла рухнула находившаяся в святилище статуя Аполлона и вместе с ней - половина храма. Павел же и его спутники, очевидно, были схвачены стражей и куда-то привязаны или прикованы.

Ушли они3 и объявили в городе: "Рухнул Аполлон, бог сидонцев, и пол-храма с ним". И сбежались все жители к храму и увидели Павла и спутников его рыдавшими, что пришлось им стать позорищем для всех. И завопила толпа: "Тащите их в театр!"
Дальнейшее восстанавливается лишь приблизительно: для расправы над пленниками в театр вызывают городских магистратов, но (согласно реконструкции В. Шни-мельхера) Павел в ответ на обвинения произносит страстную речь, настолько изменившую настроение толпы, что какой-то сидонецдаже просит немедленно совершить над ним обряд крещения. Затем апостол отбывает в Тир.4
1 Согласно реконструкциям К. Шмидта и Б. Пика, Павел постился три дня, в течение которых он и его спутники оставались в заточении.
2 Сравн.: Деян. 4:29.
3 По всей видимости, стражники.
4 См.: Schneemelcher W. Op. cit. P. 336.


ТИР

Из-за плохой сохранности текстов события, развернувшиеся после прибытия Павла в Тир, вырисовываются очень смутно. Предложенная Шмидтом реконструкция слишком гипотетична и вызывает у современных исследователей большие сомнения1. С уверенностью о них можно сказать лишь следующее: прибывшего в Тир апостола встречает враждебно настроенная к нему толпа иудеев. Чем заканчивается эта сцена, неясно. Во всяком случае, Павел остается на свободе, проповедует Христа, исцеляет больных и изгоняет демонов. В уцелевшем фрагменте его тирской проповеди (Гейдельбергский папирус) есть такая фраза:
"...ибо не Законом человек оправдывается, но делами праведными".
Споры о том, каковы были следующие после Тира пункты маршрута Павла, пока не дали определенного результата; возможно, он посетил Иерусалим2 и наверняка побывал в Смирне, однако о том, что он там делал, при наличном состоянии источников сказать ничего нельзя, поэтому современные реконструкции сразу же вслед за тирским эпизодом помещают события в Эфесе.


1 См.: Schneemelcher W. Op. cit. P. 337.
2 Из Тира в Иерусалим Павел направляется согласно реконструкциям К. Шмидта (PP. P. 119) и Б. Пика (Pick В. The Apocryphal Acts. P. 6).


ЭФЕС

Описание эфесских событий сохранилось в Гамбургском папирусе. Их существенно дополняет исследованный Р. Касье, но еще не опубликованный целиком коптский манускрипт1.

И когда сказал это Павел, отправился он из Смирны в Эфес. И пришел он в дом Аквилы и Присциллы, радуясь что видит братиев своих возлюбленных. А те молились и ликовали, ибо найдены достойными были, чтоб направил стопы свои в дом их Павел. И были там радость и ликованье великое. Провели они ночь в молитвенном бдении, взыскуя <милости2 Божией>, дабы укрепились сердца <их>, и молились они в созвучии стройном.
И явился в дом Аквилы ангел Господень и предстал пред всеми. Трепетали они, пока говорил он с Павлом, ибо открыт был взорам стоявших, слов же, которые говорил он Павлу, никто не слышал. И когда завершил он речь свою к Павлу, смущенные и объятые страхом молчали они. Взглянув на братиев, сказал им Павел:
- Мужи, братия, видели все вы, что приходил ко мне ангел Господень, и сказал он мне: "На Пятидесятницу грядет тебе горе великое, <но возложи на Бога и Христа Его надежды свои, будут Они опорой тебе в испытании том...>3
Но не мог печалиться Павел, Пятидесятницу ожидая, ибо истинный праздник она для всех, кто верит в Христа, для оглашенных и верных4. И была у них радость великая и любви избыток, и псалмопенье и прославленье Христово) дабы укрепились [в вере своей] все слушавшие. Молвил им Павел:-

1 KasserR. Acta Pauli 1959// RHPR40, (1960). P. 45-57. См. также: Hennecke Ed. New Testament Apocrypha, vol. II, Philadelphia, 1965. p. 387-390.
2 "милости" - конъектура наша. Касье реконструирует: "волы".
3 Условность данной конъектуры Р. Касье оговаривает особо, j
4 "...ибо истинный праздник она..." Уже в 40-е гг. I в. в христианской среде возникла проблема отношения к запретам, предписаниям и праздникам иудеев - какие из них следует соблюдать, а от каких необходимо отказаться (См.: Деян. 15:1-20, 28-29; Галат. 15:1-20, 28-29). "Большие" "Страсти Петра и Павла" (гл. 1) сохранили сетования римских иудеев по поводу того, что апостолы "дни праздников пустыми буднями сделали". В иудаизме Пятидесятница - второй из трех главных праздников, первоначально отмечалась как день жатвы, позднее - как память о даровании Закона. Христианами она была переосмыслена как праздник сошествия Святого Духа на апостолов в пятидесятый день после Пасхи (см.: Деян. 2:1-4).
- Внемлите, мужи, братия, что приключилось со мной, когда был я в Дамаске и преследовал в те времена веру Божию. Дух, что <на меня> от Отца сошел, проповедал мне Евангелие Сына Его, дабы мог я жить по нему. И нет, воистину, жизни, кроме как жизнь во Христе. Вступил я в церковь великую с Благословенным Иудою [во главе], братом Господним,1 который первым преподал мне благую любовь веры [нашей].
Покорствовал радостно я благому пророку и <......>
откровение Христа, Который рожден был прежде < всех> : веков. И в то время, как проповедали они Христа, ликовал я во Господе, питаемый словами Его. Когда же способен я стал говорить, нашли меня достойным того. И говорил я с братиями - самим Иудой к тому побуждаемый, - и полюбился я тем, кто слушал меня.
Когда же вечер настал, покинул агапу я, которую вдова Лемма и дочь ее Аммия устроили2. Шел я ночью, думая в Финикии к Иерихону выйти, и большой уже путь проделал. Когда же утро настало, оказалось: идут позади меня Лемма с Аммией, кои агапу устроили, ибо дорог я (?) был <сердцам их?>, так что невдалеке от меня они были (?).3 И вышел вдруг из кладбищенской долины огромный и свирепый лев. Молились мы, и благодаря молитве этой не столкнулись со зверем Лемма с Аммией. А когда завершил я молитву свою, припал к ногам моим зверь. Набравшись духу, взглянул на него я, и говорю:
1 Иуда Благословенный, или Иуда Праведный, - один из братьев Иисуса Христа; согласно церковной традиции, возглавлял христианскую общину Дамаска.
2 Агапы - совместные трапезы первых христиан. Имя Ам-мии в некоторых реконструкциях передано как "Амния".
3 В переводе этой фразы мы следуем конъектурам Р. Касье, галантно заполнившим лакуну манускрипта женскими сердцами (правда, трижды поставившим в своей реконструкции знак ?). Возможно, более осмысленным было бы все же другое чтение: "ибо столь дорог я был для. <них, что не пожелали> они со мной расстаться" или буквально: быть вдалеке от меня.
- Лев, ты чего хочешь? А он отвечает:
- Желаю окреститься!
И восславил я Бога, даровавшего зверю речь и спасение слуге своему. Протекала как раз в том месте река большая. Спустился я к ней, и последовал он за мной. Лемма же с Аммией, словно испуганные орлами голубки, кои за спасением к дому летят, продолжали смиренно молиться, пока [не услышали, как] вознес я Богу хвалу. Да и сам был я в страхе и изумлении, что приходится мне льва, словно вола, вести и крестить водою его. И стоял я на берегу, мужи, братия1, восклицая и говоря: "Ты, пребывающий в высях, призритель убогих и страждущих утешитель, затворивший львиные пасти пред Даниилом, Господа нашего Иисуса Христа мне пославший, дай избегнуть нам лютости зверя, дабы исполнил я предначертанное Тобой". И помолившись так, взял я этого льва за гриву и с именем Иисуса Христа погрузил его трижды в воду. Когда же вышел на берег он, отряхнулся и сказал мне: "Да пребудет с тобою милость Его!". И ответствовал я ему: "И с тобою тоже!"
1 Фрагмент текста, начиная от слов "Спустился я..." и до "...мужи, братия", Р. Кассье в своей реконструкции опускает, ссылаясь на большие повреждения оригинала. Приводим его по реконструкции Дж. К. Эллиота (Elliott J. - 96. Р. 140-141).
Убежал радостный лев в пустыню, и явлено было мне в сердце моем, что встретила львица его, но не отдался он ей, а... прочь пустился
Вот и вы, Аквила с Присциллой, уверовавшие в живого Бога и услыхавшие <.....> проповедуйте <....>
Когда же рассказал это Павел, примкнуло к вере великое множество [народа], и потому возревновали архонты, и <весь дом > Аммии искал смерти Павла1. И была в том городе некая жена, сделавшая много добра эфесянам. Звали ее Прокла. Крестил он ее со всеми домочадцами вместе.
Далее текст поврежден. Судя по сохранившимся фрагментам, речь идет об успехе проповеди Павла и росте числа эфесских христиан, но с приближением Пятидесятницы над апостолом стали сгущаться тучи

... и пошел по городу ропот: "Человек этот богов сокрушает и говорит: "Еще узрите вы, как сгорят они все в огне!" <....>
Когда же вышел Павел, схватили его люди, принадлежавшие городу, прямо2 у пританея3 и, отведя его в городской театр, послали за игемоном, чтоб пришел тот И явившись, спросил он Павла:
1 Из-за утрат в тексте можно лишь гадать, та ли это Аммия, о которой рассказывал Павел, и, если та, то каким образом она оказалась в Эфесе? Тем более не ясно, что именно вызвало столь сильное неудовольствие ее родственников.
2 "Люди, принадлежавшие городу". Р. Касье переводит этот эпитет с коптского буквально, выражая, однако, свое недоумение. (См.: KasserR. Op. cit. P. 389.)
3 Пританей - помещение, в котором пребывали пританы, исполнявшие в течение одного дня обязанности председателя городского совета.
- Почему проповедуешь то, что басилевсами осуждается? И мир этот... <.....> разрушили они <.....> римлян .... Скажи-ка, о чем говорил ты, когда эту толпу соблазнял!
Но ответствовал ему Павел:
- Делай, что угодно, проконсул, <...>1 ибо нет у тебя <.......> иной власти, <кроме как> над телом моим, душу
же мою убить ты не можешь. Но послушай, какой стезею надлежит спасаться тебе, и каждое <слово мое> сердцем прими <...>2 и земля и звезды, и господства и <власти>3, и все на свете вещи благие, ради <.............> созданные
<...> людьми в заблуждение вводят и порабощают <.....>
из золота, серебра и камней драгоценных <....> прелюбо-
действо и пьянство <...>, которые к обману ведут через то, о чем помянуто было <...> пошли и убиты были4. И поскольку хочет Господь, чтобы жили мы в Боге, а не умирали бы во грехе из-за соблазнов мира, спасает Он <....>, который проповедал, что раскаяться и уверовать рева, и не могут они ни пищу вкушать, ни внимать, ни видеть, да и стоять-то не могут. Примите решение доброе и спаситесь, дабы не разгневался Бог и пламенем не спалил вас неугасимым и чтоб не исчезла память о вас.
вы можете. <... и один только Бог> и один Христос Иисус, и нет другого. Ибо боги ваши из <металла>, камня и де-
1 Отсюда и до конца эфесского эпизода текст восстанавливается исключительно по Гамбургскому папирусу.
2 От этой проповеди уцелели лишь обрывки слов и фраз, несмотря на бессвязность которых, мы даем их в переводе, а не в пересказе, поскольку в них содержится данные о христологи-ческих воззрениях середины II в., тем более, что сохранились они в древнейшем из доселе обнаруженных манускриптов с "Деяниями Павла" - Гамбургском папирусе.
3 Конъектура - наша.
4 Сравн.: Рим. 13:13; Гал. 5:20 ел.
И когда услышал правитель эти <...> в театре с народом, сказал он:
- О граждане эфесские, хорошо знаком я со всем, о чем говорил человек этот, и знаю также, что недосуг вам в словах его разбираться. Но все ж теперь и сами решайте, каково желание ваше.
И говорили одни, что сжечь его должно, но златоков-цы кричали: "К зверям его!" И так как в народе большое волнение начиналось, приговорил Павла Иероним зверям бросить, подвергнув бичеванию перед тем.
А поскольку Пятидесятница была тогда, не скорбели братья и не преклоняли колен, но ликовали и молились <стоя>. А через шесть дней устроил Иероним <смотр зверям>, и все, кто вкдел это, поражался величине их <...>. И хоть связан был Павел, принялся он молиться, заслышав грохот повозок <...>, на которых зверей везли <...>
А когда в боковые ворота цирка, где заточен он был, льва ввозили, столь оглушительный рев тот издал, что все <... изумленно:> "Вот это лев!" И так яростно он ревел и грозно, что даже Павел в страхе молитву свою прервал.
Был там некий Диофант, отпущенник Иеронима, чья жена, послушницей Павла став, сидела подле него день и ночь, <...> приревновал ее Диофант и стремился к ссоре. <....>. Пожелала и Артемилла, жена Иеронимова, послушать молитвы Павла и сказала Евбуле, жене Диофантовой:
- <...> услышать этого звероборца молитву.
И пошла та, и сказала Павлу, и ответил, исполнившись радости, Павел:
- Приведи ее.
Облеклась Артемилла в одежды невзрачные и пришла к нему с Евбулой вместе. Но едва увидел Павел ее вздохнул тяжело он и молвил:
- О женщина, княгиня мира сего, многого злата владычица, в роскоши великой живущая, сияющая в одеждах своих, сядь-ка на пол да позабудь о богатстве своем и красоте, и нарядах, ибо не будет тебе пользы от них, коли не молишься Богу, для Которого все, что здесь ценно, - лишь сор никчемный. Одаряет зато Он тем милосердно, что там дивного есть. Ржавеет золото, богатства расто-чимы, ветшают платья1, красота стареет и города великие друг другу идут на смену, в огне за беззакония людские развеян будет мир. Один лишь Бог вечен и усыновленное Им2, усыновление же через Того дается, в Ком людям спастись надлежит3. И потому, Артемилла, на Бога надейся, и освободит Он тебя. На Христа надейся, и даст прощение Он грехам твоим и наградит венцом свободы тебя, дабы не служила ты впредь идолам и дыму жертвенному, а служила Богу живому, Отцу Христа, Коего слава вовек пребудет. Аминь!
И когда услышала Артемилла это, стала с Евбулой умолять она Павла, чтоб немедля крестил он в Боге ее. А на завтрашний день уж звероборство назначено было.
1 Сравн.: "Богатство ваше сгнило и одежды ваши изъедены, молью. Золото ваше и серебро изоржавело..." (Иак. 5:2-3). См. также: Мф. 6:19-21.
2 Сравн.: "Так как Он избрал нас в Нем..., предопределив усыновить нас через Иисуса Христа..." Еф. 1:4-5. См. также: Рим. 8:15, 23; 9:4; Гал. 4:5.
3 Сравн.: Деян. 4:12.
Иероним, [между тем], услышав от Диофанта, что женщины денно и нощно сидят с Павлом, не на шутку разгневался на Артемиллу и отпущенницу Евбулу и, отобедав, удалился [спать] пораньше, чтобы [утром] звероборство без отлагательств начать.1
А женщины говорили [тем временем] Павлу:
- Хочешь, замочника мы приведем, дабы в море ты нас крестил, как человек свободный? Но ответил им Павел:
- Не желаю я этого, ибо в [Такого] Бога я верую, Который весь мир от оков избавил.
И воззвал Павел к Богу в субботу, ибо совсем был уж близок день Господний2, тот самый день, когда предстояло ему со зверьем сразиться. И говорил он:
- Бог мой Иисус Христос, от столь многих зол меня искупивший3, даруй мне милость свою, дабы на глазах Артемиллы и Евбулы, кои Твои уже, низверглись оковы с г рук моих.
1 Исследователей памятника крайне озадачивает данная ситуация: Иероним спешит отобедать и удалиться, чтобы начать звероборство в то самое время, как Павел среди ночи обращает его супругу в христианство. В. Шнимельхер видит здесь поразительный пример сюжетной рассогласованности и строит на этой основе гипотезы о совмещении автором двух разных традиций в передаче эфесского эпизода (см.: Schneemelcher W. Op. cit. P. 339). Думается, однако, что предложенная в квадратных скобках смысловая нюансировка этой фразы помогает восстановить логическую связность текста. Кроме того, можно было бы допустить, что по вине переписчика фраза оказалась не на своем месте и относится уже к утру следующего - воскресного - дня, но вряд ли Иероним обедал на заре.
2 В обиходе древних христиан "Господний день" - воскресенье, но иногда так называли Судный день, т. е. день Страшного суда.
3 Сравн.: 2 Тим. 3:11.
И когда помолился так Павел, вошел юноша, светом благодати сиявший, и освободил от оков он Павла, и улыбался при этом. И исчез он тотчас. Возликовал Павел видению, кое ниспослано ему было, и чудесному знаменью об оковах его, и перестал печалиться он о своем зверо-борстве, и запрыгал, точно в раю. И забрав Артемиллу ушел Павел из тесной <...>, где узники содержались.

Сцена крещения Артемиллы почти целиком утрачена .... Восстановленная Шмидтом ее событийная канва без возражений принимается авторами современных реконструкций: во время крещения в море с Артемиллой случается какое-то несчастье, и Павел взывает к Богу над ее бездыханным телом:

- О Податель света сияющего, приди мне на помощь, дабы не сказали язычники, будто, убив Артемиллу, сбежал Павел-узник.
<...> И опять улыбался юноша, и вновь задышала Матрона. Очнулась она и домой направилась, ибо уже Эаря приближалась.
Спали стражники, когда входил Павел. Разломил он хлеб и воды принес, и, дав испить ей от Слова, отослал ее к мужу Иерониму, сам же молиться стал.1
А на заре раздался клич горожан: "Все на зрелише! Идемте смотреть, как сражается со зверьем тот человек Божий!" Присоединился к ним сам Иероним - отчасти из-за подозрений к жене своей, отчасти же потому, что не сбежал Павел. Приказал он Диофанту и другим рабам выводить его на арену.

1 В. Шнимельхер видит здесь еще один пример сюжетной рассогласованности: автор, отмечает он, говорит, что Артемил-ла пошла домой, но при этом евхаристия происходит в узилище Павла (См.: Op. cit. P. 338). Между тем в темницу к Павлу Ар-темилла могла заглянуть и по пути домой. Кроме того, нигде не сказано, что евхаристия совершалась в узилище Павла, стражники же могли стоять и перед домом игемона.
Безмолвствовал Павел, когда вели его, лишь согнулся низко и стенал, ибо праздновал город свой триумф над ним. Но, будучи выведен, немедля же на арену он устремился, так что разозлены были все тем, как держится он достойно.
А поскольку из-за неминуемой гибели Павла Арте-милла с Евбулой захворали весьма опасно, Иероним [в цирке] был без жены, удрученный всерьез нездоровьем своей супруги и раздраженный к тому же ползшим уже по городу слухом. И когда занял он свое место <...>, велел, чтоб выпустили на Павла отменно свирепого льва, лишь накануне пойманного.

Следующий участок текста сильно поврежден. По мнению исследователей, он содержит молитву льва и его обращение к Павлу. Пораженные зрители на трибунах кричат:
- Смерть чародею! Смерть <волшебнику!> Взглянул <лев> на Павла, а Павел-- на <льва>, и [признал тут в нем Павел того льва, что креститься к нему приходил. <И> движимый верой спросил его: - Лев, а не тебя ль я крестил? И сказал лев Павлу в ответ:
- Да! И спросил его снова Павел:
- Да как же поймали-то тебя? - Отвечал ему <[человечьим]> голосом лев:
- Так же, как и тебя, Павел.
Выпустил тогда Иероним многих зверей, дабы умертвить Павла, и послал лучников против льва, чтобы и тот убит был, но грянула вдруг с небес небывалой силы гроза с градом, хоть небо безоблачным оставалось; многие тут конец свой нашли, прочие же бежать пустились. Но не коснулся град ни Павла, ни льва, другие же звери раздавлены градом были, и столь силен он был, что рассек ухо Иерониму и оторвал его напрочь. И кричал бегущий народ: "Спаси нас, Боже! Спаси нас, Бог мужа того, что со зверем сражался!" Простился Павел со львом без слов и ушел из цирка, и, спустившись в гавань, сел на корабль, в Македонию отплывавший, ибо много было таких, кто торопился отплыть, словно предстояло погибнуть городу. И поднялся на борт Павел, будто один из бегущих. Лев же, как и должно ему, в горы ушел.

Завершается эфесский эпизод своеобразным и, к сожалению, сильно поврежденным эпилогом: Артемилле и Евбуле, ничего не знавшим о судьбе апостола, ночью был явлен ангел (согласно Шмидту, - Иисус в образе прекрасного отрока), оповестивший их о чудесном спасении Павла. Иерониму же посланец небес посоветовал, натерев рану медом, помолиться Христу Иисусу.

_________________
Путь есть вмещение и становление.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №47  СообщениеДобавлено: 05 фев 2013, 12:39 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 20:21
Сообщения: 8523
Имя: Надежда
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
ФИЛИППЫ

В Гамбургском папирусе филиппийский эпизод пропущен, в Гейдельбергском эта часть (особенно ее начало) повреждена настолько, что не поддается прочтению. Некоторые штрихи к филиппийским событиям добавляет включенная в деяния апокрифическая переписка Павла с коринфянами.
В целом ясно, что в Филиппах из-за некой Стратони-ки, жены Аполлофана, видимо, обратившейся в христианство, Павел оказался в заточении1 и даже перед угрозой

1Это следует из 2-го послания Павла коринфянам (см. ст. 2).
гибели, так как отец некоей Фронтины, тоже, вероятно, обращенной Павлом в христианство, потребовал куда-то сбросить его1 вместе с (или вслед за) Фронтиной. И были коринфяне в <великой> скорби о Павле, Коему предстояло покинуть сей мир безвременно. Ибо' объявились в Коринфе люди, Симон и Клеобий, говорившие будто нет воскрешения плоти, но только духа, и будто тело человека - не Божье творенье; и [говорили они] о мире, что отнюдь не Бог его создал и что не ведает Бог о мире; и что не Иисус Христос распят был, но только двойник Его, и будто не был Он Марией рожден и не от семени Он Давидова. Словом, много чему учили они в Коринфе, морочая <...>2 Когда же прослышали коринфяне что Павел в Филиппах, отправили они в Македонию с Евтихием и Трептом <...> И было послание <таково>.


ПОСЛАНИЯ КОРИНФЯН К ПАВЛУ:

1. Стефан и пресвитеры с ним - Дафний, Эвбул, Феофил и Ксенон приветствуют Павла, <брата своего>3 во Господе.4
2. Объявились в Коринфе два человека, именем Симон и Клеобий, извращают они веру многих словесами пагубными,
1 Пик полагал, что - со скалы (Op. cit. P. 7)
2 Косыми скобками отмечены лакуны в тексте Гейдельберг-аПИ " Фрашенты' восстановленные по другим манускриптам.
3Из манускриптов, сохранивших апокрифическую, Павел назван "владыкой во Господе".
3. о коих сам ты рассудишь.
4. Никогда прежде слов таких не слышали мы ни от тебя, ни от других апостолов,
5. но держимся крепко того, что от тебя и от них получили.
6. И поскольку являет пока нам Господь милость Свою и во плоти ты все еще пребываешь1, и можем все это мы вновь от тебя услышать,
7. то отпиши нам или сам к нам приди.
8. Ибо верим мы в то, что Феону явлено было: вызволил тебя Господь из рук беззаконных.
9. Говорят же и учат они вот о чем:
10. Не должно нам, говорят они, обращаться к пророкам,
11. и [говорят], что Бог не всесилен,
12. и что нет воскрешения плоти,
13. и что человек - не творенье Божье,
14. и что не являлся Господь во плоти, и Марией рожден Он не был,
15. и что мир - не Божий, но ангелов.
16. И потому поспеши, брате, сколь можешь скорее, сюда прийти, дабы непоруганной оставалась церковь коринфская и обнаружилась глупость людей этих. Да пребудет с тобой благодать Господня!

открыть спойлер
II.

1. Дьяконы Трепт и Евтихий доставили послание это в Филиппы,
2. и вручили Павлу его, который из-за Стратоники, жены Аполлофановой, в узилище находился; и восскор-бел он, и много слез пролил, и сетовал громко:
1 Ср.: Флп. 1:21-25.
3. "Лучше бы умереть мне было и с Господом пребывать, чем оставаться во плоти и слышать это, ведь одна за одной скорби идут ко мне,
4. и вынося такое созерцать, скованным будучи, как бесчинства лукавого совершаются".
5. И в глубокой печали писал так Павел:


ПОСЛАНИЕ ПАВЛА КОРИНФЯНАМ

1. Павел, узник Иисуса Христа, приветствует братьев в Коринфе!
2. Так как во многих бедах я пребываю, не удивляюсь тому, что ученье лукавого столь быстро множится.
3. Потому и придет вскоре Господь <мой > Иисус Христос, что отвергнут Он теми, кто извращает слова Его.
4. Передавал же я изначально вам то, что от апостолов получил, кои прежде меня были и все время с Господом Иисусом Христом пребывали,
5. что был Господь наш Иисус Христос Марией рожден от семени Давидова, когда ниспослан был в нее Отцом с небес Дух Святой,
6. дабы мог Он прийти в сей мир и всякую плоть искупить плотью Своей и во плоти нас из мертвых поднять, и явил Он Собою пример нам в том.
7. И поскольку был человек Отцом Его сотворен,
8. пропавшим будучи, найден он был, дабы через усыновление воскреснуть.
9. И потому послал сперва Всемогущий Бог, сотворивший небо и землю, пророков евреям, дабы избавились те от грехов своих;
10. и потому положил Он спасти Дом Израилев, что посылал Он частицу Духа Христова пророкам, кои во многие времена возвещали безупречное почитание Бога
11. Но поскольку возжелал князь неправедный сам Богом быть, налагал он руки на них и истреблял пророков, и потому страстями опутана всякая плоть людская
12. Но справедлив Бог Всемогущий, не отрекается Он от творений своих,
13. и послал <в огне>1Он Духа <Святого> в Марию Галилеянку,
14. веровавшую всем сердцем своим, и приняла она Духа Святого во чреве своем, дабы Иисусу в сей мир явиться
15. с тем, чтобы сокрушен был лукавый тою же плотью, через которую власть он обрел, и убедился, что не Бог он вовсе.
16. И потому собственным телом Своим спас Иисус Христос всякую плоть <и привел через веру ее в жизнь вечную>,
17. дабы храм праведности мог явить Он телом Своим,
18. коим искуплены мы.
19. Так что не праведности они дети, но дети злобы, отрицающие <истине вопреки> промысел Божий, говоря, будто земля и небо и все, что в них, не Отцом созданы.
20. Самые что ни есть они дети злобы, ибо исповедуют они проклятую веру змея.
21. Отвернитесь от них и учения их бегите!
22. Ведь не строптивости вы сыны, но сыны Церкви возлюбленной.
23. И сего-то ради возвещаются воскрешения сроки.2
1 Добавление Папируса Бодмера.
2 Стихи 22-23 отсутствуют во всех мансускриптах, содержащих "Деяния Павла и Феклы", однако они есть в двух латинских и армянской древних рукописях.
24. А что до тех, кто говорит вам, будто нет воскреше-нья во плоти,
25. то для них-то и нет воскрешенья, ибо в Того не верят, Кто воскрес уже.
26. И, воистину, неведомо им, о мужи коринфские, как пшеницу сеют иль семена иные, [неведомо им,] что бросают их голыми в землю, и когда уж истлеют в ней, поднимаются вновь они волею Божьей, тело и одеяния обретая.
27. И не только в том поднимаются теле, кое в землю брошено было, но преумноженные изобильно.
28. А коли не должно нам с одним лишь зерном равняться, то <и большее>
29. ведомо вам - что Иона, Аматии сын, не пожелал в Ниневии учить (но сбежав), был китом проглочен,
30. а через три дня и три ночи услыхал из глубин преисподней молитву Ионы Бог, и не повредился ни единый член его, даже волос или ресница.
31. Чего же еще, маловеры, вам, ведь воскресит Он вас, уверовавших1 во Христа Иисуса, подобно тому, как и Сам Он воскрес?
32. И коли труп ожил, детьми Израиля на кости пророка Элишы2 сброшенный,
33. то вы куда больше воскреснете, ибо брошены вы на тело и кости, и Дух Господни, и восстанете в сей же день целыми во плоти своей.
34. А ежели принимаете вы и иное что-то, то уж не тяготите меня.
1 Перевод этой части стиха сделан по реконструкции, принимаемой В. Шнимельхером. Дж. Эллиотт предлагает читать: •Куда больше хочет Он вас воскресить, уверовавших..."
2 Элиша - в русской синодальной транскрипции - Елисей. См.: 4 Цар. 13:21.
35. Ведь для того оковы на руках моих, чтобы мог я Христа достичь; и для того язвы Его на теле моем, дабы обрести я мог воскрешенье из мертвых.
36. И всяк, кто по заповедям живет, кои получил он от блаженных пророков и Святого Евангелия, получит награду <и, восстав из мертвых, обретет жизнь вечнук">.
37. Тот же, кто отступает от них, пусть горит в огне, с теми вместе, кто его такой дорогой ведет,
38. потому что безбожные они люди и ехиднино порождение.
39. Отвернитесь от них к силе Господней,
40. и да пребудет с вами мир <и любовь, и милость>. Аминь.
От заключительной части филиппинского эпизода в Гейдельбергском папирусе уцелел лишь небольшой фрагмент, который начинается, как считают, завершением речи Лонгина, отца воскрешенной Павлом Фронтины.

.. ... ничего доброго не бывает в доме моем.
<И> советовал он, чтобы <те>, кто <должен был сбросить>1 вниз дочь его Фронтину, сбросили бы <с> ней и Павла заживо. Знал Павел об <этом>, но с великой бодростью трудился он и постился два <дня> вместе с узниками. А на третий день <приказали> они, <...> вынести Фронтину. Но <.......> следовал за ней. <Сокрушались>
и Фирмилла с Лонгином, и воины. Узники же смертное ложе несли2. И когда узрел Павел великую скорбь...
1 Перевод сделан по реконструкциям, принимаемым В. Шни-мельхером и Дж. Эллиотом, но, возможно, события выглядели бы более согласованно, если принять конъектуры <сбросили> и <вслед за ней>.
2 Не совсем ясно, выносят ли уже тело мертвой Фронтины или же, как полагал Б. Пик (Pick В. Op. cit. P. 7), только несут ее к месту казни.
<лакуна в 8 строк >
... Павла живого <с> дочерью. Когда же Павел
<взял> на руки <их>1 дочь, то видя горе Фирмиллы воз-•. звал он со стоном к Господу Иисусу Христу и бросившись на колени в грязь, <...> и за Фронтину и за <нее> единой молитвою помолился. И в <тот же> час воскрес ла Фронтина. Была напугана вся <толпа> и бежала Па вел <же, взяв > за руку дочь, <...> шел по городу к дому Лонгина. И восклицала вся что ни есть <толпа> в один голос: Один Бог, сотворивший небо и землю, даровавший жизнь дочери,<,......:,...> Павла. <...>.


КОРИНФ

Коринфский эпизод сохранился в Гейдельбёргском и Гамбургском папирусах

Когда пришел Павел из Филипп в Коринф, в дом Епифания, была там радость великая: ликовали все наши люди, однако ж и плакали, когда рассказывал им Павел о том, что претерпел он в Филиппах, в эргастуле2 и в других местах и каково досталось ему, так что и у самого на глаза навернулись слезы <....>, и возносили все они непрестанно молитву за Павла, и почитал он благословенным себя оттого, что единодушно и ежедневно вдохновлялись они делами его на молитву Господу. И потому была ни с чем несравненна радость, и воспаряла из-за усердия братьев душа Павлова, так что сорок дней про-Врведал он слово стойкости, повествуя о том, что и в каких местах приключилось с ним и какие дела великие дадены ему были. Прославлял он тем всякий раз Всемогущего Бога и Христа Иисуса, который был к нему милостив повсеместно. <Когда же> закончились эти дни и подошло время Павлу в Рим уезжать, опечалились братья, [не зная], когда предстоит им снова его увидеть. И сказал, исполнясь Духа Святого, Павел
1 Конъектура - наша. В. Шнимельхер полагает
. 2 Эргастул. Здесь - каторжная тюрьма.
- Радейте, братия, о <....> 1 и любви. Ибо ухожу я в пещь огненную <...> и не силен я помимо Господа <....> мне силу. Ведь и впрямь играл для Саула Давид <...>, ибо пребывал с ним <..... > Иисус Христос. Пребудет <милосердие> Господне со мной, дабы <...> предназначенное с твердостью я < исполнить > мог.
Но горевали и постились они. Тогда Клеобий, исполнясь Духа [Святого], сказал:
- Братия, должен ныне исполнить Павел все предначертанное ему и отправиться в <....> смерти <...> в великом наставлении и знании, и сеянии слова, и, претерпев зависть, сей мир покинуть.
Как услышали <это> братья и Павел, возопили они:
- О Боже, <...> Отец Христов, побереги Ты Павла, слугу Своего, дабы мог он покуда с нами остаться, ради слабости нашей.
Но так как был Павел <сердцем> обрезан и не постился более с ними, когда совершалась им жертва [бескровная]...2
Оба манускрипта, по которым реконструируется коринфский эпизод, в этом месте повреждены и не поддаются ,. прочтению. Из дальнейшего следует, что во время евхаристии коринфской общине было явлено какое-то знамение. Р. Касье считал, что оно было дано при помощи миртовой ветви, В. Шнимельхер же видит здесь женское имя "Мирта"3 .

1 К. Шмидт на месте этой лакуны реконструировал <юношестве> (См.: Schmidt С. Praxeis Pauloi... P. 45); В. Шни-мельхер - <посте> (См.: Schneemelcher W. Op. cit. P. 379); Дж/ Эллиот оставляет многоточие.
2 Т. е. евхаристия.
3 См.: KasserR. Acta Pauli. P. 52; Schneemelcher W. Op. cit. P. 343, 379. Реконструкция В. Шнимельхера принимается и Дж. Эллиотом (см.: Elliott J. - 93. Р. 383). Довольно-таки многословное пророчество и впрямь легче ассоциируется с женщиной, чем с растением.

Но снизошел Дух на Мирту, и говорила она:
Братия, почему <встревожились вы, узрев знаменье это?> Спасет Павел, слуга Господень, многих в Риме, и столь многие вскормлены словом будут, что нет числа, чтоб их перечесть, и станет он превыше всех верных, и < .придет > к нему всеконечно слава, и наступит в Риме великая благодать.
И едва умолк тот Дух, пребывавший в Мирте, взял каждый хлеба и угощался, согласно обычаю <....>, посреди пенья псалмов Давидовых и гимнов. И Павел тоже повеселел.
А на следующий день, после того как всю ночь они провели угождая Богу, сказал Павел:
- Соберусь я, братия, в сей день и в Рим отплыву, "дабы не откладывать то, что суждено мне и на меня возложено, ибо к этому предназначен я.
Опечалены они были весьма, услыхав это. И сложились все братья - по возможности своей каждый - дабы "е заботило Павла ничто, кроме расставанья с братиями.


ИЗ КОРИНФА В ИТАЛИЮ

Этот фрагмент "Деяний" восстановлен до Гамбургскому, Берлинскому, Оксиринхскому 1602 и Мичиганскому папирусам.

И когда поднимался он на борт, молились все они в это время, и капитан корабля Артемон там был, окрещенный уже Петром, и <....> Павел столь на него полагался1 <..,.> Господь поднимался на борт. Когда же отчалил корабль, пошел Артемон вместе с Павлом, чтоб восславить Господа Иисуса Христа в благодати Божьей, ибо предначертано уже было [Господом] служение Павлове. А когда в открытом море они оказались и спокойным было оно, задремал изнуренный постом и ночными бденьями с братией Павел. Пришел тут к нему Господь, по морю шествуя. И коснулся его Он, и сказал Павлу:
- Встань и смотри! Пробудился тот и воскликнул:
- Ты - Господь мой Иисус Христос, царь <....>, но отчего ж удручен и печален Ты, Господи? А коли Ты <.....> Господи, ибо горько мне видеть Тебя таким.
Отвечал Господь:
- Предстоит мне, Павел, вновь распяту быть. И воскликнул Павел:
- Не допустит Бог, Господи, чтобы узрел я сие!
Но сказал Павлу Господь:
- Вставай, Павел, отправляйся в Рим, увещай братьев, дабы, именуя Отца2, тверды они были.
И <.....> шествуя по морю, шел Он пред ними <...., путь> указуя. Когда ж завершилось плаванье, вышел Павел <.....> в великой печали и <узрел он> стоявшего на пристани мужа, который капитана Артемона ждал, и завидев его, приветствовал <.......>3 и сказал он ему:
1 Смысл утраченной части фразы предположительно восстанавливается следующим образом: Артемон приветствовал Павла так, словно сам Господь вступал на корабль. См.: Schn.ee-melcher W. Op. cit. P. 380.
2 "...именуя Отца, тверды они были..." Т. е. тверды в вере.
3 После этой лакуны следует речь капитана Артемона.
- Смотри, Клавдий, это возлюбленный Господа Павел со мною.
<....>1 обнял Клавдий Павла и приветствовал. Отнесли они с Артемоном в дом его с корабля поклажу не мешкая. И ликуя, известил он братьев о Павле, и наполнился тотчас дом Клавдиев радостью и благодареньем, ибо узрели они, что, оставив печаль свою, учит слову истины Павел, говоря:
- Братия и воины Христовы2, внемлите! Сколько раз избавлял Бог от рук беззаконных Израиль! И пока Божьего они держались, не покидал Он их. Ведь спас Он их от пук фараона беззаконного и от безбожнейшего царя Ога,3 и от Адара,4 и от чужеземных народов. И пока Божьего они держались, давал Он им плод чресел,5 а потом обещал страну ханаанцев им [дать], и подчинил Он им народ иноземный. И после всего, что в пустыне Он им доставил и в стране безводной, послал Он им еще и пророков, чтоб про-• возвестить Господа Иисуса Христа;6 и получали те один за другим часть и долю Духа Христова и, претерпев много, убиты были народом этим. Отвергли они, прихоти своей | повинуясь, Бога Живого и вечное наследие потеряли.
1 Начинается фрагмент, сохранившийся в Берлинском папирусе.
2 Сравн,: 2 Тим. 2:3.
3 См.: Чис. 21:33-35.
4 Книги Священного Писания неоднократно упоминают го^ род Арад, бывший резиденцией ханаанского царя (см., напр;: Чис. 21:1-3; Нав. 12:14), тогда как адар - двенадцатый месяц еврейского календаря. В данном случае произошло обычное для фольклора смешение близких по звучанию, но различных по смыслу слов.
5 Иначе говоря - потомство, т. е. народ численно не сокращался. 6 Сравн.: Деян. 7:52.
Великое предстоит нам теперь испытание, братия. Коли устоим мы, будет нам доступ к Господу, и обретем мы щит и убежище в милосердии Иисуса Христа, Который отдал Себя за нас, раз уж приемлете вы слово сие ;таким, каково оно есть.1 Ибо ниспослал Бог в сии време-|на последние, по слову пророчества и ради спасения нашего, дух Силы во плоть, то есть - в Марию Галилеянку. .Зачат Он был и носим как плод чрева ею, пока не разре-'шилась она от бремени и не родила <Иисуса> Христа, царя нашего, из Вифлеема Иудейского принесенного в Назарет. И пошел Он в Иерусалим и учил всю Иудею: "Приблизилось Царство Небесное! Оставьте потемки, примите свет!2 Вы, живущие во мраке смерти, воссиял свет для вас!" Великие и дивные дела совершал Он, избрав из двенадцати колен двенадцать мужей, кои за одно с Ним были и в вере, и в разуме, когда мертвого Он воскресил, исцелял расслабленных, очищал прокаженных, излечил слепого,3 калек невредимыми делал, паралитиков поднимал, очищал тех, кем демоны овладели <.....>4 ...были удивлены они <весьма и смущены> сердцем. <И сказал Он им>:
1"...раз уж приемлете вы слово сие таким, каково оно есть*. Исследователи (См., напр.: Schneemelcher W. Op. cit. P. 382) отмечают смысловую неясность этой фразы, сохранившейся, тем не менее, в двух разных манускриптах. Возможно, несколько более осмысленной она покажется, если учесть, что значительную часть слушателей Павла, скорее всего, составляли иудео-христиане.
2 Сравн.: Мф. 4:16; Исайя 9:2.
3 Сравн.: Мф. 4:24; 10:8; 11:5.
4 В этом месте обрывается сравнительно хорошо сохранившийся Мичиганский папирус 1317. В Берлинском папирусе, содержащем этот эпизод, имеются еще 23 строки, которые, однако, не поддаются имеющему смысл прочтению. Большинство исследователей принимают предложение Р. Джеймса помещать далее 79/80 листы Гейдельберского папируса и Мичиганский 3788, хотя полной уверенности в их принадлежности к этрму эпизоду нет.
- Почему ж удивляетесь вы, <что Я> мертвого <воскресил и что <заставил хромого> ходить, и что <прокаженного> Я очистил, и что <расслабленного> Я поднял и исцелил паралитика и тех, кем демоны овладели? И что, разделив малый хлеб, насытил Я многих, и что по морю Я ходил, или же тому, что повелевал Я ветрами? Велики вы, коль верите этому и <убеждены [в этом]>. Ибо истинно <говорю> вам, если скажете вы <горе>, не сомневаясь в сердце своем: сдвинься и в <море> низвергнись, будет вам это.1
<.....> когда <....который больше всех из>2 них убежден был, имя коего было Симон, и который сказал;
- Господи, воистину велики дела, кои Ты совершаешь. Ведь не слышали мы никогда и <никогда мы> не видели <чтобы человек> воскресил <мертвого>, - только <Ты один.>
<Отвечал Господь ему:>
- Ты <...... >,3 которые Я сам,<..... >. А иные дела
Я совершу теперь же. Ибо Я делаю их <ради > временного освобождения, покуда пребывают они в местах сих, дабы уверовать им в Того, Кто послал Меня.
Сказал Ему Симон:
-- Господи, вели говорить мне.
1 Сравн.: Мк. 11:23.
2 Данная конъектура представляется более подходящей по смыслу, чем предложенная В. Шнимельхером: <один из> (см.; Schneemelcher W. Op. cit. P. 383), иначе получается, что среди ближайших учеников Христа верил Ему только один Петр. л.
3 Конъектура В. Шнимельхера <молиться станешь за те дела> (Schneemelcher W. Op. cit. P, 383), представляется недостаточно убедительной.
Отвечал ему Он:
- Говори, Петр. - ибо звал Он их с этого дня по имени. И сказал тот:
- <Каковы ж> деяния больше этих, <ведь сумел Ты>1 и мертвого воскресить, и такую толпу <насытить>? Отвечал ему Господь:
- Есть нечто <больше сего>, и благословенны те, кто уверовал всем сердцем своим. Филипп же вскричал возмущенно:
- Да каковы ж те вещи, коим учить Ты нас будешь? - И сказал Он ему:
- Ты <...>


РИМ

Этот эпизод сохранился в Гамбургском и Гейдельбергском папирусах, с которыми во многом совпадают греческие копии, неоднократно публиковавшиеся еще до находок К.Шмидта.2 В Гамбургском папирусе содержится вариация на тему знаменитого эпизода "Quo vadis", однако ввиду того, что она явно противоречит контексту, ее считают более поздней вставкой, заимствованной из "Деяний "Петра с Симоном".
Перевод этой части "Деяний" на русский язык сделан исключительно по реконструкции Дж. Эллиота, опиравшегося только на два древних манускрипта, тогда как в основу реконструкции В. Шнимельхера была положена более поздняя версия.
1 Конъектура наша. В. Шнимельхер читает: "<помимо> восрешения мертвого и <насышения> толпы" (Schneemel-cherW. Op. cit.P. 383).
2 См., напр.: Acta apostoloftim apocrypha, v. I, Lipsiae 1891. P. 104-117.
1. Ожидали Павла в Риме Лука, который из Галлии прибыл, и Тит, что пришел из Далмации.1 Возрадовался, увидев их, Павел и нанял он близ Рима амбар, где вместе % этими братьями учил слову истины. Сделался он знаменит и приникали к Господу многие души, и пошла по Риму молва [о нем], и даже из дома Цезаря весьма многие приходили к нему,2 и была там великая радость.
Опоздал [как-то] в этот амбар некий Патрокл, виночерпий Цезаря, и не сумев из-за людской толчеи пробраться к Павлу, сел на высоком окне и слушал, как учит тот слову Божьему. Но Сатана по злобе своей возревно-вал к любви братской, и упал Патрокл с того окна вниз и умер,3 о чем вскоре Нерону доложено было. Павел же, узнав об этом чрез Духа Святого, сказал:
- Братия, нашел способ лукавый испытать вас. Ступайте наружу и найдете вы мальчика, который упал вниз и мертв теперь. Поднимите его и сюда принесите. „Так и сделали они. И поскольку испуганы были люди, когда мальчика увидали, сказал им Павел:
- Явите ж ныне, братия, веру свою. Давайте ж вос-плачем ко Господу нашему Иисусу Христу, чтобы воскрес сей мальчик, да и нам отнюдь вреда не случилось.
И когда зарыдали все, стал дышать мальчик. Посадили его тогда на какую-то животину и отправили живехонького с Теми, кто из дома Цезаря был. 2. А Нерон, услыхав о смерти Патрокла, опечалился очень и, возвращаясь из бани своей, велел, чтоб виночерпием был другой назначен. Но сказали слуги ему:
- Цезарь, жив Патрокл и стоит у стола винного. Услыхав, что Патрокл ожил, испугался Нерон и не хотел входить, но все ж войдя и узрев Патрокла, воскликнул:
1Сравн.: 2 Тим. 4:10.
2Сравн.: Флп. 4:22.
3Сравн.: Деян. 20:9-12.
- Патрокл, ты... живой? Отвечал тот:
- Живой я, Цезарь. А тот ему:
- Кто ж таков, ожививший тебя?
И сказал вдохновленный верою мальчик:
- Христос Иисус, царь веков!1 Говорит император, смутясь:
- Раз он царь веков, значит, он все царства разрушит?
Отвечает ему Патрокл:
- Да, разрушает Он все царства под небесами и один лййь Он пребудет в вечности, и не найдется такого царства, чтоб его избежало.
Ударил тут его по лицу Нерон и вскричал:
- Ты тоже, Патрокл, в воинстве того царя состоишь? Отвечал тот:
- Да, господин мой и Цезарь, ибо он из мертвых меня поднял.
А Варнава Юст, плоскостопый, и Урион Каппадокиец, и Фест Галат - приближенные Нерона говорят:
- Да и мы в воинстве2 того царя состоим - царя веков.
И подвергнув пыткам этих людей, которых любил он прежде, бросил Нерон их в тюрьму и повелел разыскивать воинов того великого царя3 и издал эдикт, чтобы казнили всех христиан и Христовых воинов, которые найдены будут.
3. Был среди многих также и Павел закованный приведен. А так как соузники его были к нему почтительны, приметил император, что начальник он воинам тем, и сказал ему:
1 Сравн.: 1 Тим. 1:17.
2 Сравн.: 1 Тим. 1:18; 2 Тим. 2:24.
3 Сравн.: 2 Тим. 2:3.
Что подвигло тебя, человече царя великого, а ныне узника моего, тайно прийти в Империю Римскую и в моих пределах воинов набирать?
Павел же, исполнясь Духа Святого, отвечал при всех:
_ Не только в твоих, Цезарь, пределах набираем мы воинов, но во всех краях земли. Ибо приказано нам не отвергать никого, кто сражаться хочет за царя моего. Коли благом тебе это кажется, служи Ему, ибо не спасут тебя ни богатства, ни роскошь жизни этой. Но коли Ему покоришься и Его умолишь, спасен будешь. Ведь в единый день разрушит он мир сей.1
Услыхав это, приказал Нерон, чтоб все узники были в огне сожжены, но чтоб Павел по закону римлян был обезглавлен. Но не умолкал Павел и возвещал слово Лонгу-префекту и Цесту-центуриону. А Нерон, подстрекаемый лукавым, свирепствовал в Риме и многих христиан казнил без суда. И потому, у дворца стоя, кричали римляне: "Хватит, Дезарь! Ведь это наши люди! Сокрушаешь ты силу римлян!" И принужденный прекратить [казни], повелел он впредь никого из христиан не трогать, пока дело его исследовано не будет.
4. И когда уже издан этот эдикт был, привели к нему Павла, и настаивал император, чтоб казнили его. Но сказал Павел:
- Цезарь, отнюдь не на краткий срок жив2 я для царя моего, и коли казнишь ты меня, вот как я сделаю: восстану вновь и тебе явлюсь, ибо не мертв буду, но жив для <царя>3 моего, Христа Иисуса, который приидет сей мир судить.
1 Сравн.: "Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян. 17:31).
2 Сравн.: Рим: 18.
3"Царя" - реконструкция Дж. Элиотта (Elliott J. - 93. Р. 387). Шнимельхер переводит: "Господа* (Schneemelcher W. Op. cit. P. 385).
А Лонг и Цест говорят Павлу:
- Откуда у вас этот царь, в которого верите вы неизменно до самой смерти?
Говорит им Павел в ответ: :
- О мужи, пребывающие ныне в неведеньи и заблуж-деньи, одумайтесь и спасены будете от огня, что на весь мир грядет. Ведь сражаемся мы не за земного, как вам мнится, царя, а за небесного. Он Бог живой, грядущий как судия в сей мир из-за беззаконий, что в нем творятся. Блажен, кто уверует в Него, и вовеки жив будет, когда придет Он с огнем, дабы сей мир очистить.
Просили они его, говоря:
- Молим тебя, помоги нам, и тебя мы отпустим. Но ответствовал он:
- Не отступник я от Христа, но верный воин Бога Живого. И коли знал бы я, что умереть должен, то и тогда бы сделал сие. Но поскольку для Бога я жив, Лонг с Цестом, и себя люблю, то иду сам я с радостью к Господу, дабы с Ним воротиться мог во славе Отца Его.
- Они же сказали:
- Как же жить-то мы сможем, когда тебя обезглавят? 5. И в то время, как они говорили, послал Нерон Парфения некоего и Фериту посмотреть, обезглавлен ли Павл? И нашли они, что все еще жив он. Подозвал их Павел к себе и молвил:
- Мужи, уверуйте в Бога Живого, Который и меня из мертвых поднимет, и всех, кто верит в Него.
Но отвечали те:
- Ныне к Нерону пойдем, когда же умрешь и воскреснешь - поверим в твое божество.
Лонг же с Цестом о спасении продолжали просить, ц сказал он им:
- Поспешите ранней зарей к могиле моей и найдете двух мужей на молитве - Тита и Луку; дадут они вам печать во Господе.
И повернувшись к востоку, воздел Павел руки свои к небу и помолился усердно. И на еврейском с отцами в молитве поговорив,1 склонил он шею свою, ничего не промолвив больше. Когда ж отрубил палач ему голову, хлынуло молоко на тунику воина. И воин тот, и все, стоявшие подле, поразились, узрев это, и восславили они Бога, удостоившего Павла сей чести. А удалившись оттуда, известили они Цезаря обо всем.
6. И когда услыхал он об этом, изумился и не знал, что сказать. Когда ж собрались к нему философы многие и центурионы, вошел около девятого часа Павел и молвил пред всеми:
- Смотри, Цезарь, я - Павел, воин Божий. Не мертв я, но жив в Боге моем. А к тебе, несчастный, многие беды грядут и великие кары, ибо пролил ты несколько дней назад2 кровь праведников беззаконно.
И, сказав так, покинул его Павел.
Как услышал это Нерон, приказал отпустить узников - Патрокла, а так же Варнаву и друзей его.
1 Гамбургский папирус содержит в этом месте прямую речь, отсутствующую в других манускриптах: "Отче, предаю <Тебе> дух мой, прими же его".
2 "Несколько дней назад* - реконструкция Дж. Эллиотта (Elliott J. - 93. Р. 388). Шнимельхер переводит: "через несколько дней", относя это, таким образом, к предстоящим Нерону бедам (Schneemelcher W. Op. cit. P. 386).
7. Лонг же и Цест, центурион, как и велел им Павел пришли со страхом ранней зарей к могиле Павла. И приблизясь, нашли они двух мужей на молитве и Павла с ними. Устрашились они, узрев чудо сие нежданное. Тит же и Лука, испугавшись при виде Лонга с Цестом, бежать бросились.
Но устремились за ними те и кричали:
- Не для того, чтобы умертвить вас, как считаете вы, о блаженные мужи Божьи, следуем мы за вами, но дабы могли мы с помощью вашей жить, как обещал нам Павел. Видели мы его только что подле вас молящимся.
И услышав это от них, дали им с радостью Тит и Лука печать Господню, прославляя Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа, Коему во веки веков слава. Аминь.


* * *



Примечания


В самом конце II в. знаменитый христианский апологет, карфагенец Тертуллиан, обсуждая в своем трактате "О крещении" вопрос о том, может ли крестить женщина, рассказал историю появления на свет апокрифических деяний апостола Павла. По его словам, эта книга, в которой среди прочих бредней идет речь о св. Фекле, якобы получившей от апостола власть проповедовать и крестить, была написана неким малоазийским пресвитером; будучи уличен, он сознался, что написал ее "из любви к Павлу"1. В той или иной связи эту книгу упоминали многие церковные авторы III-V вв., среди них - Ипполит Римский, Ориген, Евсевий Кесарийский, Иероним, римский папа Геласий, а позднее, уже в средние века, - Константинопольский патриарх Никифор, отметивший, что она содержит 3600 строк, т. е. - почти на треть больше, чем каноническая книга "Деяний" (2800 строк).
1 De baptismo, 17.
В церковной науке издавна установилась точка зрения, согласно которой история, рассказанная Тертуллианом, подразумевала хорошо известные и сохранившиеся во многих манускриптах "Деяния Павла и Феклы". Однако с середины XIX в., когда раннехристианская литература стала объектом пристального и тщательного изучения, исследователей все больше и больше смущало то обстоятельство, что учителя и отцы Церкви, говоря о "Деяниях Павла", упоминали наряду с историей Феклы и такие эпизоды, которые в этом сочинении отсутствовали. Не было их и в других известных к тому времени памятниках апокрифики, связанных с именем апостола Павла - его "Мученичестве", "Апокалипсисе", так называемом "Третьем послании к Коринфянам" и "Послании к Лаодикийцам". Кое-кто высказывал подозрение, что "Фекла", апокрифическая переписка с коринфянами и "Мученичество" представляют собой осколки некогда существовавшего единого повествования, о котором как раз и говорил Тертуллиан.1 Однако это была всего лишь гипотеза.
1Эта догадка принадлежала немецкому библеисту Теодору Зану. См.: Zahn Th. Geschichte der Neutestamentlichen Kanons, II, Leipzig, 1892. S. 592, 606.
Но вот в 1896 г. в библиотеке старейшего в Германии университетского города Гейдельберга профессор Карл Шмидт обнаружил груду рассыпавшихся от времени папирусных обрывков, покрытых коптскими письменами. Судя по их начертанию, рукопись относилась к V-VI вв. н.э. Заинтересовавшись находкой, молодой ученый решил реставрировать манускрипт, едва ли в то время предполагая, что посвятит его изучению более сорока лет жизни. Впрочем, первые результаты были получены уже через год - в 1897 г. на страницах "Нового Гейдельберг-ского ежегодника" К. Шмидт уведомил научную общественность, что им найдено около двух тысяч разрозненных фрагментов коптской рукописи, содержащих отрывки "Деяний Павла и Феклы", апокрифической переписки апостола с коринфянами и его мученичества в Риме. Однако для восстановления и дешифровки уцелевших частей текста потребовалось почти семь лет напряженного труда. В процессе этой работы выяснилось, что Гейдельбергский манускрипт, кроме упомянутых писаний, сохранил еще семь ранее неизвестных эпизодов, повествующих о пребывании Павла в Дамаске, Антиохии, Мирах Ликийских, Сидоне, Тире, Коринфе и его путешествии в Италию. Отсюда следовало, что "Павел и Фекла", "Третье послание к Коринфянам" и "Мученичество" - лишь фрагменты того самого памятника раннехристианской апокрифики, о котором упоминали древние авторы. Гей-дельбергский папирус добавлял к ним новые, доселе неизвестные науке отрывки, сохранившие проповеди и молитвенные формулы христиан середины II века - эпохи, которая считалась в то время историками "загадочной" и "молчаливой". В 1904 г. Шмидт опубликовал результаты своих исследований, сопроводив их факсимильным воспроизведением коптского папируса1. Интерес к его открытиям оказался столь велик, что уже в следующем году издание пришлось повторить. И почти сразу же появились пересказы и переводы вновь найденных фрагментов на,английский и французский языки. Изучением Гейдельбергского папируса и перепроверкой выводов К. Шмидта занялись многие специалисты в Германии, Франции, Англии и США2, в музеях и книгохранилищах Старого и Нового Света развернулись целенаправленные поиски утраченных частей памятника.
1 Schmidt С. Acta Pauli aus der Heidelberg Koptischen Papi-rushandschrift Nr 1. Leipzig, 1904.
2Clemen C. 'Miszellen zu den Paulusakten// ZNW, 5 (1904). S. 228-47; Corssen P. Der Schluss der Paulusakten// ZNW, 6 (1905). S. 317-38; James M. R. A note on the Acta Paul// JTS, 6 (1905). P. 244-246; Deeleman C. F. "Acta Pauli"/ / Teologische Studien, 26 (1908). S. 1-44; Pick B. The Apocryphal Acts of Paul, Peter, John, Andrew and Thomas. Chicago, 1909. P. 1-50; Vouaux L. Les Actes de Paul et ses Lettres apocryphes. Paris, 1913. P. 146-228; RolffsE. Das Problem der Paulusakten. //Harnack-Ehrung. Leipzig, 1921. S. 135-148; Findlay A. F. Byways of Early Christian Literature. Studies in uncanonical Gospels and Acts. Edinburg, 1923. P. 238-272; Souter A. The "Acta Pauli" etc. in Tertullian//FTS № 25 (1924); BaumstarkA. Besprechug-nen... Acta Pauli... herausgegeben von Carl Schmidt / /OrChr N. 34, 1937. S. 122-126.
Вскоре его фрагменты были обнаружены в двух уже опубликованных к тому времени оксиринхских папирусах, коптском папирусе из Библиотеки Дж. Райлендза, а также в берлинском и мичиганском собраниях древних манускриптов1. Правда, все они лишь повторяли те или иные части реконструированного Шмидтом текста. Но в 1927 г. среди рукописей библиотеки Гамбургского университета были обнаружены одиннадцать папирусных листов, вызвавшие новую сенсацию в научном мире. Мало того, что они позволяли восстановить многие лакуны Гейдельбергского манускрипта, - они дополняли его еще одним большим и сравнительно хорошо сохранившимся эпизодом - деяниями Павла в Эфесе.
1 Grefell B. A., Hunt A. S. The Oxyrhynchos Papyri. London, 1898 Vol. I, p. 9f; Vol. Ill, p. 23; Schmidt C. "'Ein neues Fragment der Heidelberg Acta Pauli"//SPAW, 1909, S. 216-20; Cmm W. E. New Coptic Manuscript in the John Rylands Library// BJRL, 5 (1920). P. 497-503; Schmidt C. 'Ein Berliner Fragment der alten Praxeis Paulou// SPAW, 1931. S. 37-40; Sanders H.A. Fragment of Acta Pauli in the Michigan Collection//HTR, №: 31, 1938. P. 73-90. В курсе этих открытий была и русская церковно-историческая наука: в XI т. "Православной богословской энциклопедии" (СПб.,1911) в статье "Книги апокрифические Нового Завета" указана довольно полная на тот момент библиография на немецком, французском и английском языках (с. 460-61), но, как ни странно, из текста самой статьи невозможно получить сколько-нибудь верное представление о существе и значении открытий К. Шмидта.
Самое же главное заключалось в том, что Гамбургский папирус сохранил не коптский перевод, а оригинальный греческий текст "Деяний Павла" и был создан не позднее 300 года. Подтвердив многие догадки исследователей, эта находка заставила их (и в первую очередь - самого К. Шмидта) отказаться от некоторых ошибочных конъектур и умозаключений1. Опираясь на новые данные, К. Шмидт подготовил и совместно с профессором В. Шу-бартом издал в 1936 новую реконструкцию "Деяний"2. Как показали открытия и исследования шестидесяти последующих лет, в целом она дает верное представление о памятнике. И все же новые находки, продолжающиеся до самого последнего времени то в песках Египта, то в музейных и библиотечных фондах3, потребовали пересмотра или уточнения многих ее положений. Развернулись споры об авторстве и композиции памятника, о его отношении к каноническим новозаветным текстам, о правомерности некоторых конъектур К. Шмидта и других исследователей. Это породило многоязыкую литературу4, благодаря которой "Деяния Павла" к настоящему времени изучены лучше, чем любой другой памятник раннехристианской апокрифики. Тем не менее, многие текстологические проблемы до сих пор остаются нерешенными: не найдено (если доверять "Стихометру" Никифора) более трети памятника, все еще не определено место ряда фрагментов Гейдельбергского папируса, не все манускрипты, содержащие отрывки апокрифа, дешифрованы и опубликованы.
1 Schmidt C. Die alten Paulusacten in neuer Beleuchtung // Forschungen und Fortschritte 5 (1929). S. 266-68; Idem. "Acta Pauli" //Forschungen und Fortschritte 12 (1936). S. 352-54.
2 Schmidt C. Praxeis Pauloi: Acta Pauli nah dem Papyrus der Hamburger Staats und-Universitatsbibliotek, unter Mitarbeit von W. Schubart. Hamburg, 1936 (далее - PP).
3 В 1950 г. в греческом папирусе, датируемом III веком, было обнаружено Третье послание Павла Коринфянам. В настоящее время этот папирус является древнейшим манускриптом, сохранившим фрагменты "Деяний Павла".
4 В порядке хронологии укажем лишь наиболее важные публикации: KurffessA. Zu dem Hamburger Papyrus der Praxeis Pauloi / / ZNW № 38 (1939). S. 164-70; MetzgerB. M. St. Paul and the Baptised Lion / / Princenton Seminary Bulletin № 39 (1945). P. 11-21; Kilpftrick G. D., Roberts C. H. The Acta Pauli a New Fragment // JTS № 47 (1946). P. 196-99; McHar-dy W. D. A Papyrus Fragment of the Acta Pauli / / ExpT № 58 (1947). P. 279 L; Peterson E. 'Einige Bemerkungen zum Hamburger Papyrus-Fragment der Acta Pauli // VC № 3 (1949). S. 142-62; Roberts C. H. The Antinopolis Papiri / / Egypt Exploration Society, 1. 13 (1950). P. 26-28; Alfonsi L. Echi protrettici di un passo del papiro amburgese delle Praxeis Pauloi // Aegyp-tus, 30 (1950). P. 67-71; Testuz M. Papyrus Bodmer X-XII. Cologne-Geneva, 1959; Kasser R. Acta Pauli 1959 // RHPR №40, (1960). P. 45-57; Klijn A. F. The Apocryphal Corres-pondens between Paul and the Corinthians // Vch, XVII (1963). P. 2-23; Schneemelcher W. Die Acta Pauli: Neune Fund und neu-ne Aufgaben (Новые находки и проблемы)//Thlz №89, (1964). S. 241-54; Schneemelcher W. Die Paulusacten// Hennecke E. u. a. Die neutestamentlichen Apocryphen. Tubingen, Bd. 2, 1964. S. 221-70. В нашем распоряжении было английское издание этой работы: Philadelphia, 1965. Р. 322-90; Howe M. Interpri-tations of Paul in the Acts of Paul and Thecla / / Pauline Studies/ Exeter, 1980. P. 33-49; MacDonald D. R. The Legend and the Apostle. The Battle for Paul in Story and Canon. Philadelphia, 1983; Rodroff W. Waswissen wir uber Plan und Absicht der Paulusacten? // Oecumenicaet Patristica. Geneva, 1989. P. 71-82; Elliott J. K. The Apocryphal New Testament. New-York, 1993. P. 350-89 (ранее и далее: Elliott J. - 93); Elliott J. K. The Apocryphal Jesus. Legends of the Early Church. New York, 1996 (далее: Elliott J. - 96).
В настоящее время "Деяния Павла" реконструируются по следующим манускриптам:

Манускрипт Язык Датировка
Гамбургский папирус греческий ок. 300 г.
Папирус Бодмера X греческий III в.
Берлинский 13893 греческий IV в.
Мичиганский 1317 греческий IV в.
Мичиганский 3788 греческий
Папирус Крума коптский IV в.
Оксиринхский 6 греческий
Оксиринхский 1602 греческий IV-V в.в.
Антинопольский пап. греческий
Тейдельбергский пап. коптский V-VI вв.
Кроме того, для их реконструкции привлекают греческий текст "Деяний Тита", которые, как считается, в некоторых своих частях восходят к "Деяниям Павла".
Хотя при существующем состоянии источников проблема композиции или, проще говоря, последовательности эпизодов "Деяний Павла" едва ли может быть решена1, маршрут путешествия апостола условно реконструируется следующим образом: Дамаск - (крещение льва) - Иерусалим - Антиохия Сирийская - Иконий (первая встреча с Феклой) - Антиохия Писидийская - Миры (последняя встреча с Феклой) - Сидон - Тир - (Иерусалим?) - Смирна - Эфес - Филиппы (переписка с коринфянами) - Коринф - морское путешествие в Ита-: лию (Путеолы?) - Рим.
Очевидно, действие развертывалось также и в каких-,то других местах. Лишь сравнительно недавно был найден фрагмент коптского папируса, который начинается фразой: "И сказав это, отбыл Павел из Смирны в Эфес", тогда как в прежних реконструкциях о Смирне даже не упоминалось. Вполне возможны и "переадресовки" отдельных событий с одного города на другой, так как привязка многих фрагментов текста к конкретному месту действия остается весьма условной.
1 К такому выводу в последнее время склоняются многие исследователи памятника. См., напр.: Elliott J. - 93. P. 355. К тому же есть основания думать, что уже в древности распространялись списки этого апокрифа, в которых эпизоды располагались по-разному.
К сожалению, современная отечественная наука совершенно не знакома с этими открытиями и исследованиями - неоднократно издававшиеся у нас в последние пятнадцать лет "Деяния Павла и Феклы" сопровождает комментарий, который был бы уместен в конце XIX, но никак не XX столетия. Между тем даже беглого знакомства с текстом апокрифа достаточно, чтобы понять, сколь велика его ценность для реконструкции христологичес-ких воззрений и стереотипов мышления, свойственных низовым христианским массам II в.
В основу настоящей публикации были положены реконструкции В. Шнимельхера и Дж. Эллиота, хотя в отдельных случаях предпочтение отдавалось версиям других исследователей - К. Шмидта, Б. Пика, Дж. Кларка, Е. Пе-терсона, Р. Касье. Там, где от значительных участков текста сохранились лишь обрывки слов и фраз, но смысл происходящего достаточно ясен, переводу был предпочтен пересказ. Косыми скобками отмечены лакуны в тексте оригинала и конъектуры его реставраторов, слова в квадратных скобках добавлены при переводе на русский язык.

_________________
Путь есть вмещение и становление.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №48  СообщениеДобавлено: 05 фев 2013, 12:53 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 14 окт 2012, 20:21
Сообщения: 8523
Имя: Надежда
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Деяния Павла и Феклы


1. Когда восходил Павел к Иконию, бежав из Антиохии, были сопутниками его Димас и Ермоген медник, лицемерия исполненные, и ластились к Павлу, притворяясь будто любят его. Павел же, на одну лишь благость Христову взирая, ничего дурного не сделал им, но миловал их весьма, дабы содеять для них сладкими все словеса Господни, и учение, и толкование благовестия о рождестве и воскресении Возлюбленного, и слово в слово пересказывал им дивные дела Христовы, как что ему самому открыто было.

2. И вот, муж некий по имени Онисифор, прослышав, что Павел идет в Иконий, вышел со чадами своими Симмией и Зиноном и женою своею Лектрою во сретению Павла, дабы принять его; ибо открыл ему Тит на словах, каков из себя Павел. Видеть же он его не видел плотию, а только духом.

3. И пошел Онисифор по дороге царской на Листру, и стал, дабы поджидать Павла, и всех проходящих оглядывал пристально, держа в памяти наставление Титово.
И увидел он Павла шествующего, мужа низкорослого, лысого, с ногами кривыми, с осанкою достойную, с бровями сросшимися, с носом немного выступающим, полного милости; и то являлся Павел как человек, то ангела имел обличье.

открыть спойлер
4. Увидев же Онисифора, улыбнулся ему Павел; и сказал Онисифор:
- Радуйся, Бога благословенного служитель!
А тот ответил:
- Благодать с тобою и домом твоим.
Димас же и Ермоген завистию воспылали и еще усугубили притворство свое.
И сказал Димас:
- А мы не Благословенного ли служители, что ты не приветствуешь нас сим же образом?
И ответил Онисифор:
- Не вижу в вас плода правды; но если и вы таковы, войдите в дом мой и покойтесь.

5. И вошел Павел в дом Онисифоров; и была там радость великая, и колен преклонение, и хлебов преломление, и слово Божие о воздержании и воскресении.
И говорил Павел так:
- Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
- Блаженны в непорочности плоть свою соблюдшие, ибо они храм Божий сделаются.
- Блаженны воздержанные, ибо им глаголет Бог.
- Блаженны от мира сего отрекшиеся, ибо они Богу благоугодят.
- Блаженны жен имеющие, как бы не имея, ибо они Бога наследуют.
- Блаженны страх Божий хранящие, ибо они ангелами Божьими соделаются.

6. - Блаженны трепещущие речений Божьих, ибо они утешатся.
- Блаженны премудрость Иисуса Христа стяжавшие, ибо они сынами Всевышнего нарекутся.
- Блаженны крещение свое соблюдшие, ибо они в покой Отца и Сына внидут.
- Блаженны разумение Иисуса Христа улучившие, ибо они в свете пребудут.
- Блаженны любви к Богу ради образ мирской оставившие, ибо они ангелов судить будут и одесную Отца благословение примут.
- Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут и не узрят горького дня Судного.
- Блаженны тела девственные, ибо они Богу благоугодят и не лишаться воздаяния непорочности своей; ибо слово Божие будет для них делом спасения в день Сына Божия, и обретут они упокоение во веки веков.

7. И когда Павел говорил сие посреди церкви в доме Онисифоровом, некая дева Фекла, дочь Феоклии, обрученная мужу Фамириду, сидела у ближнего окна дома своего и слушала день и ночь слово Божие, через Павла возвещаемое, и о чистоте, и о вере во Христа, и о молитве; и не отходила она от оконца, но в вере исполнилась ликованием.
Видя же многих жен и дев, к Павлу приходивших, желала и она сподобиться стоять пред лицом Павловым и слушать слово Христово; обличия же Павлова она еще не видала, а только слово слышала.

8. И вот, покуда не отходила она от окна, посылает мать ее за Фамиридом; тот же приходит, весьма радуясь, будто уже получая ее в жены.
И сказал Фамирид Феоклии:
- Где же моя Фекла, чтобы наглядеться мне на нее?
И ответила Феоклия:
- Новое имею поведать тебе, Фамирид; ибо три дня и три ночи не отходит Фекла от оконца своего, ни есть не хочет, ни пить, но как уставилась в оконце, так и сидит, словно ей в том радость некая, и слушает мужа чужестранного, обманным и хитрым словесам поучающего; и дивлюсь я, как это девица столь стыдливая так тяжко честь свою роняет.

9. - Фамирид, человек сей и весь город наш Иконийский мутит, как Феклу твою; ведь все жены и юноши стекаются к нему и научатся от него, что-де Бога надо бояться Единого и Единственного, а жить-де в непорочности. Вот и дочь моя, как паук, на оконце повисла, от слов его вожделением неслыханным и страстию непостижимую побеждаема. Внимает оно всему изрекаемому от него, и вот, пленена дева. Довольно, подойди к ней ты и заговори с ней; ведь твоя она нареченная!

10. И подошел к ней Фамирид, и любовь к ней имея, и страх перед исступлением ее, и сказал:
- Фекла, мне обрученная! Что сидишь ты так и что за страсть обуревает тебя? Полно, погляди на твоего Фамирида и устыдись.
Тут и мать ее тоже примолвила:
- Чадо, что сидишь ты, в землю глядя, и ничего не ответишь, но вне себя пребываешь?
И плакали они плачем великим: Фамирид - о невесте сетуя утраченной, Феоклия же - о дочери, рабыни же - о молодой своей госпоже; и было в доме смущение скорбное.
Но когда совершалось все сие, не обернулась Фекла, но прилежно внимала слову Павлову.

11. Фамирид же прянул и на улицу выбежал, и озирал всех, входящих к Павлу и выходящих от него.
И увидел он мужей двух, между собою злобившихся горько, и воспросил их:
- Мужи, скажите мне, кто вы и кто смутитель сей, в доме с вами сущий, юношей же и дев в обман вводящий, чтобы они браков не творили, но в девстве пребывали? Обещаю вам много денег, только скажите мне про него; а я в городе этом из первых граждан.

12. И сказали ему Димас и Ермоген:
- Кто он, не ведаем: а отвращает он юношей от жен и дев от мужей таковыми словесами, что-де нет вам иного воскресения, если не пребудете чистыми, соблюдая плоть свою от осквернения.

13. Фамирид же сказал им:
- Войдите, мужи, в дом мой, и обретите покой у меня!
И пришли они на пир расточительный, с винопитинием многим, богатством великим и трапезою многоценною. И поил их Фамирид, влюблен быв в Феклу и брака с нею вожделея.
И сказал за пиром Фамирид:
- Мужи, откройте мне, что есть учение его, дабы и мне знать о том; ибо велика моя тоска по Фекле и печаль, что так любит она чужеземца и брака отвращается.

14. И сказали Димас и Ермоген:
- Приведи его к игемону Кестилию, как совратителя народного в новое учение христиан, и тот казнит его; ты же получишь в жены Феклу свою. А мы научим тебя о воскресении, о коем тот говорит, что оно-де совершится и уже совершается в детях наших, и что мы-де воскресаем, когда познаем Бога истинного.

15. Фамирид, сие услышав, ревностью распаляяся и гневом, восстал поутру и вошел в дом Онисифоров, ведя с собою правителей, и стражей, и премного народа с палками, и говорит Павлу:
- Растлил ты град Иконийский и суженую мою, так, что она не желает брака со мною; идем же к игемону Кестилию!
И все вошедшие с ним промолвили:
- Ведите волшебника! Совратил он жен наших!
И весь народ с ними согласился.

16. И возопил велегласно Фамирид, став пред судилищем:
- Проконсул! Не ведаем, откуда явился человечишка сей, что воспрещает девам в брак вступать; пусть сам он скажет при тебе, какой ради корысти учит он тому.
А Димас и Ермоген говорили Фамириду:
- Скажи, что он христианин, и без труда погубишь его!
Однако игемон, по собственной своей мысли действуя, обратился к Павлу с таковою речью:
- Кто ты и чему учишь? Смотри, немалое противу тебя обвинение!

17. И возвысил Павел голос свой, говоря:
- Если должно мне ныне дать ответ, чему учу, слушай, проконсул. Бог живой, Бог взыскующий, Бог ревнитель, Бог, ни в чем нужды не имеющий, но желающий спасения человеков, послал меня исторгнуть сих из тления, и нечистоты, и всякого сладострастия, и смерти, да не погрешают более. Сего ради ниспослал Бог собственного Сына Своего, Коего благовествую и на Коего учу человеков возлагать упование, ибо один Он сострадание явил миру заблудшему, дабы не были человеки более суду повинны, но веру имели, и страх Божий, и разумение благообразия, и любовь к истине. Итак, если учу тому, что открыто Богом моим, в чем вина моя, о проконсул?
Игемон же, услышав сие, повелел Павла связать и во узилище ввергнуть, пока сам он не будет иметь досуга, чтобы выслушать его прилежнее.

18. Фекла же ночью той, сняв с рук запястья, дала их привратнику, и была дверь отворена для нее, и вступила она во узилище; а там, дав стражнику зеркальце свое серебряное, вошла она к самому Павлу и слушала, сидя у ног его, о дивных делах Божиих. И ничего не страшился Павел, но вещал в свободе Божией; у нее же возрастала вера. И лобызала она оковы его.

19. Когда же хватились Феклы домашние ее купно с Фамиридом, пошли чинить о ней сыск на улицах, будто о пропащей; и некто из рабов, несших службу совместно с привратником, донес, что выходила она ночью.
И растянули привратника на пытке, и сказал он им, что входила она ночью к чужестранцу в узилище. И, устремясь туда по слову его, нашли они ее, как бы заточенную силой любви ее.
Исшед оттоле, созвали они чернь и объявили о случившимся игемону.

20. И повелел игемон вести Павла пред судилище.
Фекла меж тем не отходила от места того, где учил Павел в заточении своем. И повелел тогда игемон вести ее также пред судилище; она же пошла, в радости ликуя.
Меж тем чернь, когда снова приведен был Павел, шумно вопияла:
- Волшебник он! Истреби его!
Игемон, однако, не без приятности внимал Павлу, учившему о правде Божией; и вот, сотворив совет со своими, призвал он Феклу и воспросил:
- Чего ради не приемлешь ты брака с Фамиридом по закону Иконийскому?
Она же стояла, с Павла очей не сводя, и безмолвствовала; видя же сие, вскричала Феоклия, матерь ее:
- Огнем сожги беззаконницу, огнем сожги безбрачницу посреди театра градского, дабы все жены впредь страшились, ее примером вразумленные!

21. И печалился игемон много; и Павла, по бичевании, изверг он за пределы града, а Феклу же присудил огнем сжечь.
И тотчас встал он с места своего, и пошел в театр; и вся чернь устремилась туда, желанием зрелища понуждаемая. И как агнец в пустыне ищет, где пастух его, так Фекла искала взором своим Павла. И вот, вперяясь очами в толпу, увидела она Господа, сидящего в образе Павла, и молвила:
- Сколь несносна была слабость моя, когда пришел Павел поглядеть на меня!
И не сводила с него глаз; Он же отошел на небеса.

22. Меж тем отроки и девицы носили дрова и сено, дабы сожечь Феклу огнем.
Когда ввели ее нагую, заплакал игемон и подивился сущей в ней силе. Палачи же сложили костер и повелели ей взойти на него; сотворим знамение креста, поднялась она на дрова, они же подожгли. И разгорелся огонь великий; но не жег ее огонь, затем что Бог, умилосердясь о ней, шум сотворил подземельный, и осенил ее свыше облак, влаги исполненный и града, и излилось все вместилище его, отчего многие в опасность пришли и живота лишились.
Огонь же угас, и Фекла спасена была.

23. Тою порой пребывал Павел в посте купно с Онисифором, и супружницею его, и чадами его, в склепе отверстом затворясь на пути, ведущим от Икония в Дафну.
Когда же прошло много дней поста их, сказали отроки Павлу:
- Вот, взалкали мы!
И не имели они, где взять им хлебов; ибо оставил Онисифор все дела мира сего и последовал за Павлом со всем домом своим. Но Павел совлек с себя верхнюю ризу свою, подал и сказал:
- Ступай, чадо, купи на это хлебов поболее и неси сюда!
Когда же вышел отрок из склепа, увидел он Феклу недалече, изумился и вопросил:
- Фекла, куда путь держишь?
Она же отвечала:
- Ищу догнать Павла, из среды огня спавшись!
И сказал отрок:
- Ступай сюда, и отведу тебя к нему! Ибо стенает он о тебе, и молится, и в посте пребывает уже шесть дней.

24. И стала она подле склепа, и взирала на Павла, преклонившего колена, и молившегося, и взывавшего:
- Отче Иисуса, Господа нашего, да не пожжет Феклу огонь, но пребудь с нею Ты, ибо Твоя она!
И тут она, стоя позади, возопияла:
- Отче, сотворивший небо и землю! Отче возлюбленного Сына Твоего Иисуса Христа! Благословляю Тебя, ибо избавил Ты меня из среды огня, дабы увидеть мне Павла.
И Павел, встав с колен, увидал ее и молвил:
- Боже Сердцеведече, Отче Господа нашего Иисуса Христа! Благословляю Тебя, ибо скоро внял Ты мне и сотворил мне по молитве моей.

25. И был внутри склепа пир любви великий; и ликовали Павел, и Онисифор, и все бывшие с ними. Имели же они хлебов пять, да овощи, да воду, да соль; и радовались о правде Христовой.
И сказала Фекла Павлу:
- Обрежу власы мои и последую за тобою, куда бы не пошел ты.
Он же ответил:
- Время худое, ты же красива; да не приидет к тебе искушение новое, горшее прежнего, так не выдержишь ты его, но впадешь в малодушие.
Но молвила Фекла:
- Только положи на меня печать Христову, и не коснется до меня искушение.
И сказал Павел:
- О Фекла, потерпи только; будет тебе купель.

26. И отослал Павел Онисифора со всеми домашними его в Иконий, а сам, взяв Феклу с собою, отошел в Антиохию.
Когда же вступили они в город, некий наместник Сирии, по имени Александр, при виде Феклы воспылал к ней страстию и тщился улестить Павла деньгами и дарами.
Павел же не принял и отвечал:
- Не ведаю, о какой женщине говоришь! Не моя она!
А тот, великую имея силу, сам подстерегал ее на улице; она же отнюдь не стерпела того, но Павла призывала и горестно вопияла, подъемля глас свой:
- Не чини насилия чужестранице! Не чини насилия служительнице Божией! Была я сперва из гражданок Икония, но за то, что брака с Фамиридом не приняла, изгнана из града того.
И сорвала она хламиду с Александра и разодрала ее; и венок сняла с главы его.
И так торжествовала она победу свою.

27. Он же, и вожделением к ней уязвляем, и на приключившееся ему поношение негодуя, сделал на нее донос игемону; поелику же не запиралась она ни в чем, осудил ее игемон зверям на растерзание.
Но жены градские восскорбели о приговоре том и вопияли перед судилищем:
- Дурной суд! Неправедный суд!
Фекла же просила только игемона, чтобы ограждена была чистота ее, пока не придет час со зверями сразиться. И вот некая жена богатства великого, рода царского, именем Трифена, у которой перед тем умерла дочь ее, приняла Феклу на сохранение и имела в ней утешение.

28. Когда же устроен был бой со зверями, предали ее львице лютой; и царица Трифена провожала ее.
И села Фекла на место возвышенное, львица же прилегла к ногам ее, и весь народ дивился тому. Вина же, поименованная в надписи над главою ее, гласила: "Святотатица". Но жены со чадами их вопияли к небу, повторяя:
- О Боже, суд неправедный творится во граде нашем!
И со зрелища того взяла ее Трифена снова к себе; ибо дочь Трифенина Фалконилла, прежде умершая, во сне сказала ей:
- Матушка моя, прими Феклу, странницу одинокую, на место мое, чтобы молила она Бога обо мне и была я через то допущена в обитель упокоения праведных.

29. Взяв ее со зрелища того, и скорбела Трифена, что завтра снова предстоит ей бороться со зверями, и ласкалась к ней горячо, словно бы к дочери своей Фалконилле, приговаривая:
- Дитятко мое второе, Фекла, помолись-ка о дочери моей, дабы имела она жизнь вечную; ибо так внушено было мне в сонных видениях.
Та же, нимало не медля, возвысила глас свой и рекла:
- О Боже мой, Сыне Всевышнего, на небесах сущий, подай ей по желанию сердца ее, чтобы дочерь ее Фалконилла имела жизнь вечную!
И когда сказала она так, запечалилась Трифена, что предстоит такой красоте кинутой быть зверям на пожрание.

30. Когда же настало утро, пришел Александр забрать ее, ибо он давал игры; и сказал он:
- Игемон воссел уже на место свое, и чернь уже торопит нас; дай же мне вывести звероборицу.
Тогда возопила Трифена так, что обратился он в бегство, и причитала:
- После смерти Фалкониллиной вторая скорбь в нашем доме приключается, и нет заступника: ни дочери, ибо скончалась она, ни сродника, ибо одинока я. Боже дочери моей Феклы, заступись за Феклу!

31. И посылает игемон воинов, чтобы выводили Феклу.
Трифена же не отходила от нее, но сама рукою своею вела ее и говорила:
- Дочь мою Фалконеллу проводила я в гробницу; тебя же, Фекла, на звероборство провожаю.
И восплакалась Фекла горько, и восстенала к Господу, говоря:
- Господи Боже, в Кого верую, к Кому прибегаю, Избавивший меня из огня, воздай Трифене за сострадание ее к рабе Твоей и за то, что соблюла меня в чистоте!

32. Тут сделался шум, и звериный рык, и народный вопль; и мужи кричали:
- Выводи святотатицу!
Жены же голосили:
- Да погибнет город наш за беззаконие сие! Казни всех нас, проконсул! Горькое зрелище! Кривой суд!

33. Фекла же, из руки Трифениной взятая, была совлечена одежд своих и препоясана поясом, только прикрывавшим срам ее, и так брошена на ристалище.
И выпустили на нее львов и медведей; и лютая львица, подбежав, к ногам ее прилегла, и толпа жен возопияла громко. И выбежала на нее медведица; но львица кинулась навстречу и растерзала медведицу. Затем лев, приученный терзать людей, что принадлежал Александру, выбежал на нее; и тогда львица, соплетшись со львом тем в борьбе, испустила дух вместе с ним.
И возопияли жены громче прежнего, видя, что и львица, защитница Феклина, погибла.

34. После того выпущены были на нее звери многие; она же стояла, простерши руки свои в молитве.
Когда же окончила она молитву свою, обернулась она у увидела водоем, полный воды многой, и сказала:
- Ныне пора мне омыться.
И вверглась она в воду, рекши:
- Во имя Иисуса Христа, крещусь в последний мой день!
Видя это, жены и весь народ стали вопиять с плачем:
- Не ввергайся в воду ту!
Сам игемон прослезился, что такую красоту, и тюлени пожрут.
Она же вверглась в воду, призвав имя Иисуса Христа; и тюлени, ослепленные блистанием огня молнийного, замертво всплыли.
И был вокруг нее как бы облак пламенный, так что ни звери ее не касались, ни нагота ее видима не была.

35. Когда же пустили в водоем иных зверей, лютее прежних, возопияли жены и принялись кидать кто листья, кто нард, кто касию, кто амом, так что благовоний было премного. А все звери, пущенные в водоем, словно дремой были обуяны и Феклы не трогали.
И сказал Александр игемону:
- Есть у меня быки весьма грозные; привяжем звероборицу к ним.
С отвращением ответствовал игемон:
- Делай как желаешь.
И привязали ее за ноги между быков, быкам же принялись подкладывать к мужскому их естеству железа раскаленные, чтобы они сильнее взбесились и умертвили ее. И вот быки прянули, однако жар от желез пережег веревки, и встала Фекла, словно бы и не вязали ее.

36. Меж тем Трифена как стояла подле арены на плитах, так и упала без чувств, и воскликнули служанки ее:
- Умерла царица Трифена!
И остановил игры игемон, и весь город устрашен был; и пал Александр к ногам игемоновым, молвя:
- Сжалься надо мною и над городом сим и умертви скорее звероборицу, чтобы город не разделил погибели ее; ибо если только прослышит о сем кесарь, вскорости погубит вместе с нами и город сей за то, что сродница его, царица Трифена, дух свой испустила на плитах.

37. И призвал игемон Феклу к себе из среды зверей, и вопросил ее:
- Кто ты? И что это совершается над тобою, что ни единый из зверей до тебя не коснулся?
Она же отвечала:
- Я есмь раба Бога Живого: совершающееся же надо мною есть милость Бога о Сыне Его, и Его ради ни единый из зверей не коснулся до меня. Ибо Он один - спасения предел и жизни бессмертной полнота; обуреваемым соделывается в Нем прибежище, скорбящим - облегчение, безнадежным - покров, и, чтобы сказать все в едином слове, если не уверуешь в Него, жить не будешь, но умрешь вовеки.

38. Услышав сие, повелел игемон принести ризы и сказал:
- Облеки себя в ризы!
Она же молвила:
- Облекший наготу мою пред зверями, Сей облечает меня в день суда спасением Своим.
И объявил игемон тотчас указ свой, говоря:
- Отпускаю вам Феклу, рабу Божию благочестивую.
И воскликнули жены все гласом великим, и словно бы едиными устами воздали хвалу Богу, говоря:
- Един Бог, Который спас Феклу!
И сотрясся от гласа ликования их весь город.

39. Трифена же, услышав весть радостную, вышла со всею толпою Фекле во сретение, и обняла ее, и сказала:
- Ныне верую, что воскресают мертвые; ныне верую, что живет дочерь моя! Войди же в дом, и все добро мое отпишу на тебя.
Фекла же, войдя с нею, отдыхала в доме ее восемь дней и возвещала слово Божие, и уверовали служанки многие; и была в доме том великая радость.

40. Однако Фекла затосковала о Павле и принялась искать его, всюду посылая о нем спрашивать; и было ей возвещено, что он в городе Мирах.
И вот она, взяв с собою отроков и девиц из челяди, препоясавшись и перешивши хитон свой по образу ризы мужской, отошла в Миры. И обрела она Павла, когда проповедовал он слово Божие, и стала подле него.
Он же изумился духом, видя ее и толпу сущих с нею, и помыслил, не новое ли какое искушение предлежит ей. Но она глядя на него, сказала ему:
- Омыта я, Павел; Тот, Кто привел тебя к благовестию, привел и меня к купели.

41. И взял ее Павел за руку, и отвел в дом Ермиев, и там услышал от нее о всем, бывшим с нею; и был Павел изумлен весьма, и все внимавшие получили назидание и помолились о Трифене.
После же того восстала Фекла и сказала Павлу:
- Иду в Иконий.
И ответил Павел:
- Ступай и учи людей слову Божию.
А Трифена прислала ей много одежд и денег, и Фекла оставила все это Павлу для раздаяния нищим.

42. Сама же Фекла отошла в Иконий, и вошла в дом Онисифоров, и поверглась там на пол, на то место, где восседал некогда Павел, уча словесам Божиим, и восплакалась, говоря:
- Боже мой и Боже дома сего, где воссиял мне свет! Иисусе Христе, Сыне Божий, заступник мой во узилище, заступник пред игемонами, заступник во огне, заступник посреди зверей, Ты еси Бог мой, и тебе слава вовеки, аминь.

43. И узнала она, что Фамирид уж умер, а матерь ее жива; и призвала она матерь свою, и говорила ей так:
- Матушка моя Феоклея, можешь ли уверовать, что жив Господь на небесах? Чего желаешь? Если богатства, подает тебе Господь через меня; если же дочери, вот я перед тобою!
И, таковое принеся свидетельство, отошла она в Селевкию, где, многих просветив словом Божиим, сном добрым опочила.


http://apokrif.fullweb.ru

_________________
Путь есть вмещение и становление.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №49  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 12:52 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Крайне интересна персона, именующаяся в апокрифических текстах как Афродитиан. Интересна именно в связи с тем, что упоминает понятие ИСТОЧНИК, а так же затрагивает Суть,преображенную любовью Солнца, называемую Уранией. Хотелось бы по-ближе познакомиться с автором сказания о чуде,бывшем в персидской земле. Попытаюсь выложить все что удастся найти.


Изображение

Северные двери Благовещенского собора Московского кремля.

На створках двери северного портала Благовещенского собора изображения располагаются в пять рядов: в трех верхних мы видим Христа, Богородицу и видения пророков, в двух нижних «эллинских мудрецов». В четвертом сверху ряду изображены сивиллы. В пятом, самом нижнем ряду на левой створке Афродитиан со словами: «Богу родитися от девица чистыя Мария, в него же и аз верую»; и Гомер («Омирос»), рядом с которым написаны те же слова, что и на свитке со свода галереи: «Светило земный возсияет во языцех. Христос ходити начнет странно и съвокупити хотя земная с небесными». В правой створке Гермес Трисмегист («Ермий») с надписью: «Бога убо разумети неудобно, сказати же невъзможно, есть бо трисъставен и не сказанен, существо и естество неимущее в человецех уподоболения»; в той же створке изображен и Менандр, с той же надписью, что и на стенах галереи: «Неизследованно и неизреченно и неразрушенно Божество трия». На дверях западного входа из галереи в собор также изображены Сивиллы, на соседних квадратах античные писатели – Омирос, Плутарх, Платон, Диоген, также как и на северных вратах с надписями пророчеств.

( ИВАНОВ А. ХРИСТИАНЕ ДО ХРИСТА http://against-postmodern.org/ivanov-kh ... do-khrista )


далее..


А К А Д Е М И Я Н А У К С С С Р
ТРУДЫ ОТДЕЛА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
И Н С Т И Т У Т А РУССКОЙ Л И Т Е Р А Т У Р Ы XVII
Н. А. КАЗАКОВА

"Пророчества еллинских мудрецов» и их изображения" в русской ЖИВОПИСИ XVI—XVII вв.


Давно известно, что в русской живописи X V I — X V I I вв. на иконах,
стенах и вратах храмов появляются изображения античных философов и
писателей. В искусствоведческой литературе это явление связывается
с распространением в русском обществе интереса к античности.1 Однако,
хотя это объяснение не лишено основания, оно не раскрывает все-таки
причин отмеченного явления. Понять их помогает любопытный памятник
древнерусской письменности «Пророчества еллинских мудрецов».
«Пророчества еллинских мудрецов» — памятник, почти не исследован­
ный. В литературе он упоминается дважды: в книге И. Франко «Апокріфи
і легенди з украіньских рукописів» и в работе П. Е. Щеголева «Очерки
истории отреченной литературы. Сказание Афродитиана».
Публикацию текста «Пророчеств» И. Франко сопровождает небольшой
справкой, в которой указывает, что «Пророчества» представляют собой
компиляцию из византийских источников, Палеи, «Сказания о Гермесе
Трисмегисте», «Слова» Афродитиана и статьи «О двенадцати Сивиллах». 2
Подробнее останавливается на «Пророчествах» П. Е. Щеголев. Он от­
мечает наличие этой статьи в Хронографе, а также в ряде сборников
X V I — X V I I вв. Статья, по мнению П. Е. Щеголева, представляет собой
перевод с греческого, неизвестно когда появившийся на Руси. Возникнове­
ние ее связано со стремлением «доказать истину своего учения искусствен­
ным подбором чужих мнений и отыскать в книгах враждебных учителей
свидетельства в пользу христианства». На Руси статья испытала влияние
«Сказания Афродитиана» и в таком виде была занесена составителем ре­
дакции Хронографа 1512 г. в его состав. Литературную историю «Проро­
честв» проследить трудно ввиду подвижности и изменчивости текста па­
мятника. «Как вопросо-ответная литература отличается подвижностью, —
пишет П. Е. Щеголев, — так я литература проречений характеризуется
этим изменчивым свойством. Как там, так и здесь переписчику представ­
ляется обильное поле для самостоятельных действий. Кого хочет, — внесет,
кого не хочет, — выкинет. Поэтому трудно установить редакции статьи
с предсказаниями.
открыть спойлер
Твердые основания может дать то обстоятельство, что
история этой статьи тесно связана с историей Хронографа. Во второй ре­
дакции он подвергся западному влиянию, и, между прочим, из Хроники
Вельского вошли сюда сказания о Сивиллах. С этой поры статья с пред­
сказаниями языческих философов не разлучается с пророчествами Сивилл,
содержащимися в ней в более или менее крупных извлечениях, иногда це-
1
История русского искусства, т. III. М., 1935, стр. 554—557, примечание.
I. Ф р а н к о . Апокріфи і легенди з украіньских рукописів, т. II, Львів,
стр. 35.
2
1899,
«ПРОРОЧЕСТВА ЕЛЛИНСКИХ МУДРЕЦОВ»
359
ликом. Это вторая редакция статьи, очень распространенная в памятниках
литературы X V I и X V I I в.». Таким образом, П. Е. Щеголев устанавли­
вает наличие двух редакций «Пророчеств». Литературную историю памят­
ника он связывает с историей Хронографа, полагая, что вторая редакция
«Пророчеств», включающая проречения Сивилл возникла на основе второй
редакции Хронографа (1617 г.), куда «Сказание о Сивиллах» попало из
Хроники Мартина Вельского. Что касается причин распространения «Про­
рочеств» в литературе древней Руси, то этот факт, по мнению П. Е. Ще-
голева, «объясняется только любовью и жаждой интереса».3
Не ставя перед собой целью исчерпывающее изучение памятника (это
задача специального и сложного исследования), попытаемся высказать не­
которые соображения о его истории и роли в идейной жизни русского об­
щества.
Помимо хронографических списков «Пророчеств» (мы пользовались
списком Хронографа редакции 1512 г., изданном в X X I I томе ПСРЛ, и
списком Хронографа редакции 1617 г. из собрания Погодина, No 1445),
нам известны семь списков сборников X V I — X V I I вв. В хронологическом
порядке списки сборников располагаются следующим образом: 1) Софий­
ское собрание, No 1468 — 37-я книга известного книгописца Кирилло-
Белозерского монастыря Гурия Тушина, 1523—1526 гг.; 4 2) Софийское
собрание, No 1449 — сборник, подписанный книгописцем Киоилло-Белозер-
ского монастыря Евстафием, 1602 г.; 3) так называемая Кириллова книга,
изданная в 1644 г. по неизвестным рукописям; 4) Софийское собрание,
No 1186, сборник середины X V I I в.; 5) Погодинское собрание, No 1589,
сборник X V I I в.; текст «Пророчеств», заключающий сборник, написан
почерком начала X V I I I в.; 6) Барсовское собрание, No 1613, сборник
X V I I I в.; 7) список о. Яремецького-Билахевича, изданный И. Франко
без указания его даты. 5
Для освещения литературной истории памятника наибольшее значение
имеют список Хронографа редакции 1512 г. (список датируется 1538 г.)
и список Тушина 1523—1526 гг.
Глава 82 Хронографа «О еллинских мудрецах» начинается небольшим
введением, гласящим: «Тем же и еллини преже пророк іпророчествоваху,
подвигше бо ся человеческиа вещи изобрести, также въздушныа и вышшаа,
тем же и бог прославляше сим отчясти коснѵтися истинне». Далее следуют
изречения 13 еллинских мудрецов, к числу которых помимо античных
писателей: Фукидида, Аристотеля, Платона и некоторых других — отне­
сены Гермес Трисмегист, 6 Аполлон, Дионис и три персидских волхва, при­
шедшие поклониться новорожденному Христу. Изречения посвящены
троице и воплощению Христа.
Источник, из которого заимствованы изречения, приписываемые антич­
ным писателям и Аполлону, неизвестен. По мнению П. Е. Щеголева, изре-
3
П Е . Щ е г о л е в . Очерки истории отреченной литературы. Сказание Афроди-
тиана. СПб., 1899—1900, стр. 89—93. О заимствованиях в редакции Хронографа
1617 г. из Хроники Мартина Вельского см.: А . П о п о в . Обзор хронографов русской
редакции, вып. II. М., 1869, стр. 87—166.
4
О Гурии Тушине см. нашу статью в настоящем томе (стр. 169—200).
5
У П. Е. Щеголева названы следующие рукописи, содержащие текст «Пророчества»:
СПб., духовная академия, No No 1186, 1464, 1468, 1473; собр. Толстого, отд. I, No 195;
собр. Погодина, No 1589. При проверке оказалось, что «Пророчества» имеются только
в трех из названных рукописей: собр. Погодина, No 1589; Софийское собрание,
No No 1186, 1468.
6
Гермес Трисмегист
(Ермий
Тревеликий) — мифический
автор
теософского
учения, излагаемого в нескольких книгах и отрывках египетско-греческого происхождения.
360
H. A. КАЗАКОВА
чения восходят к переводному памятнику греческого происхождения.
Имеющиеся в «Пророчествах» сведения о Е р м и и (Гермесе Трисмегисте)
могли быть извлечены из «Еллинского летописца», которым пользовался
составитель Х р о н о г р а ф а . 7 И, наконец, пророчество Диониса и рассказ
о персидских волхвах находят полную аналогию в тексте « С к а з а н и я А ф р о -
дитиана». 8 Т а к и м образом, Хронографический список «Пророчеств» пред­
ставляет собой компиляцию; возможно, что автором ее был составитель
редакции Х р о н о г р а ф а 1512 г.
Список Т у ш и н а существенно отличается от Хронографического. В нем
фигурируют 19 «еллинских мудрецов», среди которых гораздо полнее пред­
ставлены античные писатели: помимо А р и с т о т е л я и Платона названы М е -
мандр, Гомер, Соллон, Плутарх, Эврипид и др. Н е упоминаются персид­
ские волхвы, но зато появляются новые библейские персонажи — Исус
Сирахов и волхв Валаам. И с ч е з л и из числа «еллинских мудрецов» антич­
ные боги — А п о л л о н и Д и о н и с , место которых заняли вещие прорицатель­
ницы — С и в и л л ы . Т у ш и н с к и й список отличается от Хронографического не
только составом мудрецов, но и своим идейным акцентом. Если в Х р о н о ­
графическом списке изречения мудрецов посвящены, как отмечено выше,
учению о троице и воплощении Х р и с т а , то в списке Т у ш и н а подчерки­
вается тема воплощения. Это нашло отражение и в заглавии: «Неции реша: и
от елинскых мудрець пророчествоваху про христово пришествие, еже от
девы». Особенностью списка Т у ш и н а является также меньшая категорич­
ность атрибуции изречений, что достигается введением в заголовок слов
« Н е ц и и реша» и повторением их в начале текста: «Реша бо неции. . .». 9
Все сказанное позволяет охарактеризовать Т у ш и н с к и й список «Проро­
честв» как новую редакцию произведения.
Помимо неизвестного переводного источника, содержащего псевдоизре­
чения «еллинских мудрецов», « С к а з а н и я А ф р о д и т и а н а » ,
«Сказания
о Ермии», источниками рассматриваемой редакции я в л я ю т с я П а л е я истори­
ческая и «Сказание о Сивиллах». И з Палеи Исторической использовано
«Сказание о Валааме волхве», откуда в з я т о проречение Валаама. 1 0 Особый
интерес представляет наличие в составе Тушинского списка «Пророчеств»
извлечений из « С к а з а н и я о Сивиллах». Д о сих пор считалось, что статья
« О двенадцати Сивиллах» проникла на Русь через Х р о н и к у М а р т и н а
Вельского, первый русский перевод которой относится к 1584 г . " А н а л и з
Тушинского списка «Пророчеств» показывает, что статья « О двенадцати
Сивиллах» была известна на Руси уже в первой четверти X V I в. О ч е ­
видно, она попала с З а п а д а либо независимо от Х р о н и к и Вельского, либо
через ее ранний, остающийся до сих пор неизвестным русский перевод.
К т о был составителем рассматриваемой редакции — Гурий Т у ш и н или
какое-то другое лицо, т р у д которого Т у ш и н просто переписал, мы не знаем.
О д н а к о все то, что известно о разносторонней деятельности Тушина-кпиго-
писца, составителя сборников и редактора р я д а произведений, делает воз­
можным предположение о его авторстве.
7
А. П о п о в . Обзор хронографов русской редакции, вып. I. М., 1868, стр. 16.—
Следует отметить, что сказание «О Еремси и святей троице» «Еллинікого леюписца»,
приводимое А. Поповым, не совпадает текстуально с проречением «Ермия», читающимся
в Хронографе.
8
П. Е. Щ е г о л е в. Очерки историй отреченной литературы, стр. 90—91.
9
См. ниже, стр. 367.
10
ГИМ, Синодальное собрание, No 318/591, л. 79. — С текстом указанной руко­
писи мы ознакоми\ись по копии В. Н . Перетца, любезно предоставленной нам
В. П. Адриановой-Перетц.
" А. П о п о в . Обзор хроноі рафов русской редакции, вып. II, стр. 93.
ПРОРОЧЕСТВА ЕЛЛИНСКИХ МУДРЕЦОВ
36 1
Разбивка по редакциям списков «Пророчеств» является очень сложным
делом, ибо среди известных нам списков имеется лишь два одинаковых
(Кирилловой книги и Софийского собрания No 1186); все же остальные
включают большие или меньшие разночтения. Т е м не менее попытка самой
общей систематизации приводит к выводу о том, что две основные редак­
ции памятника, возникшие еще в первой четверти X V I в.. сохранялись
в различных вариантах и в последующий период.
К первой редакции «Пророчеств еллинских мудрецов» (будем н а з ы в а т ь
ее Х р о н о г р а ф и ч е с к о й ) , помимо текста Х р о н о г р а ф а редакции 1512 г., отно­
сится текст Х р о н о г р а ф а редакции 1617 г. З д е с ь «Пророчества еллинских
мудрецов», входящие в состав 52-й главы, следуют за «Сказанием о две­
надцати Сивиллах», заключающим 51-ю главу Х р о н о г р а ф а . 1 2 Отличитель­
ными признаками «Пророчеств» Х р о н о г р а ф а 1617 г., так же как и «Про­
рочеств» Х р о н о г р а ф а 1512 г., я в л я ю т с я отсутствие в них предсказаний
Сивилл и обоснование устами «еллинских мудрецов» как догмата троицы,
так и учения о воплощении Х р и с т а . К этой же редакции может быть от­
несен и список сборника Погодинского собрания, No
1589 (начала
X V I I I в.), представляющий собой сокращенный вариант текста «Проро­
честв» Х р о н о г р а ф а 1617 г. О том, что текст Погодинского списка «Проро­
честв» был составлен на основе текста Х р о н о г р а ф а редакции 1617 г.,
свидетельствует наличие перед «Пророчествами» в Погодинском сборнике,
так же как и в Х р о н о г р а ф е , « С к а з а н и я о двенадцати Сивиллах». 1 3 О б
этом же говорит и совпадение текста заголовка, который в Погодинском
списке и Х р о н о г р а ф е 1617 г. читается совершенно одинаково: «Сказание
о еллинских филосовех, понеже и тии про знаменованиа веры и чистаго
ради ж и т и я их коснушася истинны от духа святаго и глаголющи будущаа
человеком».
К о второй редакции «Пророчеств» помимо списка Т у ш и н а относятся
списки: Софийского собрания No 1449—1602 г., К и р и л л о в о й книги —
1644 г., Софийского собрания No 1186 — середины X V I I в., о. Билахевича-
Яцимирского — недатированный. Х а р а к т е р н ы е черты этой редакции —
акцент на теме воплощения Х р и с т а и наличие иззлечений из « С к а з а н и я
о Сивиллах». К этой же редакции может быть отнесен и очень сокращен­
ный текст статьи « О еллинских мудрецах», читающийся в сборнике Б а р -
совского собрания No 1613, X V I I I в. Х о т я в Барсовском списке отсут­
ствуют предсказания Сивилл (в сборнике имеется отдельная статья о Си­
в и л л а х ) , тем не менее ему свойственны основные особенности второй ре­
дакции: изречения посвящены воплощению Х р и с т а , среди мудрецов упо­
мянуты Эврипид и Лисимах, чьи имена встречаются только в списках этой
редакции.
С чем было связано появление и распространение на Руси рассматри­
ваемого нами памятника?
Несомненно, что «Пророчества еллинских мудрецов» представляли
собой одно из проявлений стремления христианской церкви использовать
античное наследие в своих интересах. Это стремление, имевшее место
в странах как католического, так и православного мира, обусловило воз­
никновение произведений, в которых в христианизированной обработке
сохранялись элементы античной философии и отрывки из «отцов церкви»
перемежались порою с отрывками из античных писателей; и з памятников
' 2 ГПБ, собр. Погодина, No 1445: «Сказание о Сивиллах» — лл. 151 об.—154,
«Сказание о еллинскиі философах» — лл. 154—155.
1J
ГПБ, собр. Погодина, No 1589: «Сказание о Сивиллах» — лл. 354—356 об., «Ска­
зание о еллинских философах» — лл. 357—358.
362
H. A. КАЗАКОВА
древнерусской письменности таковы «Диоптра» Филиппа Пустынника,
«Енхиндрион» Епиктета, флорилегии — сборники изречений и т. д.14
Наряду с этой линией использования христианством античности, при
которой сохранялись какие-то элементы классической культуры, в древней
Руси существовала и другая — использование в интересах христианской
религии имен античных писателей и философов при полном выхолащивании
их подлинного наследия. В результате появлялись произведения, в которых
устами античных писателей, богов и героев обосновывались догматы хри­
стианства, и в первую очередь учение о Христе, о его воплощении. Эти
произведения имели форму пророчеств, что, быть может, являлось след­
ствием отдаленного опосредственного влияния иудейско-эллинистической
литературы со свойственными ей «пророческими» и «мессианскими» тен­
денциями. К числу пророчеств о Христе относятся такие хорошо извест­
ные памятники древнерусской литературы, как «Сказание Афродитиана»
(наиболее ранний список X I I I в.), «Проречение о Христе в кумирнице
еллинского бога Аполлона» (помещаемое в рукописях обычно вслед за
«Сказанием Афродитиана»), 15 «Сказание о двенадцати Сивиллах» (быто­
вавшее на Руси, как это позволяет утверждать анализ Тушинского списка
«Пророчеств еллинских мудрецов», уже в первой четверти X V I в.). 16
Одним из памятников этого круга являются и «Пророчества еллинских
мудрецов», утверждавшие устами чуть ли не всех известных древней Руси
античных писателей учение о воплощении Христа. Появление «Проро­
честв» в первой четверти X V I в. было обусловлено особенностями идейной
жизни русского общества рассматриваемого времени.
На рубеже X V и X V I вв. русская православная церковь переживала
острый кризис: против нее было направлено учение новгородско-московских
еретиков, отрицавших основные догматы православия; с резкой критикой
материальной основы церкви — вотчинновладения выступили нестяжатели.
Особым нападкам подвергалось ортодоксальное учение о двойной природе
Христа. Еретики отрицали божественную природу Христа, считая его
просто человеком. Глава нестяжателей Вассиан Патрикеев, напротив, сомне­
вался в человеческой природе Христа, полагая, что ему свойственна только
одна божественная. И в том, и в другом случае догматы православия под­
вергались критике с позиций рационализма. 17
Наряду с критикой православной церкви и ее учения для идейной
жизни русского общества X V — X V I вв. было характерно появление пер­
вых ростков гуманистической мысли (не порвавшей, однако, в силу особен­
ностей социально-экономического развития Руси с религиозной оболочкой)
и тяготение (правда, не так ярко выраженное, как на Западе) к античной
культуре. Неудивительно, что в этих условиях появляется и получает
распространение произведение, в котором одно из основных положений
учения о двойной природе Христа — о воплощении его от девы Марии
обосновывалось устами «еллинских мудрецов».
Но хотя «еллинские мудрецы» были поставлены на службу правосла­
вию, тем не менее обращение к их авторитету санкции официальных кру­
гов русской церкви в первой четверти X V I в. еще не получило. Оба из-
14
M. H . С п е р а н с к и й . Переводные сборники изречений в литературе древней
Руси М., 1904; А . И. К л и б а н о в 1 ) К проблеме античного наследия в литературе
древней Руси. — Т О Д Р Л , т. X I I I . М.—Л., 1955, стр. 158—182; 2) Реформационные
движения в России. M — Л , 1960, стр. 305—332
15
П. Е . Щ е г о л е в Очерки истории отреченной литературы, стр. 79, 93.
16
См. выше, стр. 360.
17
Н. А. К а з а к о в а .
Вассиан Патрикеев и его сочинения. M — Л . , 1960,
стр. 96—98
«ПРОРОЧЕСТВА Е Л Л И Н С К И Х МУДРЕЦОВ»
363
вестных нам списка «Пророчеств» дошли не в составе официальных цер­
ковных памятников. Один из списков находится, как мы уже знаем, в со­
ставе Хронографа редакции 1512 г., составитель которого неизвестен; во
всяком случае Хронограф официальным церковным памятником никогда
не являлся. Другой список дошел в сборнике Гурия Тушина, который хотя
и придерживался ортодоксальной догмы в вопросе о природе Христа
(потому он и включил «Пророчества» в свой сборник), но в то же время,
будучи нестяжателем, подвергал критике некоторые стороны церковной
жизни. Что касается официальных церковных кругов, то их отношение
к «еллинским мудрецам» было высказано митрополитом Даниилом на суде
над Вассианом Патрикеевым в 1531 г. Предъявляя Васшану различные
обвинения в связи с составлением им новой Кормчей книги, митрополит,
в частности, говорил: «От святых отец от седми соборов и доныне во свя­
щенных правилех еллинъская учения не бывала, а ты ныне во своих пра-
вилех еллинъских мудрецов учение написал, Ористотеля, Омира, Филипа,
Алексанъдра, Платона». 18 Никаких следов учения «еллинских мудрецов»
в Кормчей Вассиана («новых правилех») нет. Митрополит сознательно
прибегнул к инсинуации, чтобы очернить своего врага: по-видимому,
согласно официальной доктрине, использование «еллинских учений» в цер­
ковных памятниках являлось недопустимым.
В X V I I в. положение меняется. Сомнения в двойной природе Христа
имели место, как это показывает любопытное послание Ивана Бегичева,19 и
в X V I I в., и именно поэтому «Пророчества еллинских мудрецов» распро­
страняются в это время в новых списках. Но если в первой половине
X V I в. обращение к «еллинским мудрецам» в руководящих церковных
кругах считалось криминальным, то в X V I I в. церковь включает античных
философов в число своих признанных сторонников. Этот вывод вытекает
прежде всего из анализа тех книг, в составе которых дошли два из трех
известных нам списков «Пророчеств» X V I I в.
Одна из этих книг — так называемая Кириллова книга, изданная на
Московском печатном дворе в 1644 г.20 Составитель Кирилловой книги
в ней не назван, но в одном послании X V I I в. указывается, что она была
составлена черниговским протопопом Михаилом Роговым «с прочими из­
бранными мужи».21
По своему составу Кириллова книга делится на две части. Первую,
меньшую, часть, по которой, однако, книга получила свое название, зани­
мает «Книга Кирилла, архиепископа иерусалимского о втором пришествии
Христа»; книге Кирилла предшествует индекс истинных и ложных книг.
Вторую часть, большую, составляет сборник статей, излагающих и обосно­
вывающих основные догматы православия: о троице, о двойной природе
Христа, о воплощении его, «о божестве святого духа» и т. д. Наряду
с этими статьями в сборник включены статьи, направленные против ерети­
ков и иноверцев — ариан, иконоборцев, латинян, лютеран, армян и т. д.
18
Судное дело Вассиана П а т р и к е е в а . — В кн.: Н . А. К а з а к о в а . Вассиан
Патрикеев и его сочинения, стр 292.
19
А. И Я ц и м и р с к и й . Послание Ивана Бегичева о видимом образе божиим. —
Ч О И Д Р , 1898, кн. II, стр. 1—13.
20
Печатание книги начато было 24 августа 1643 г., закончено 21 апреля 1644 г.
Т П Б , Отдел редкой книги, II, 6 3 (далее: Кириллова книга), л. 571].
"' В послании дьякона Федора к Максиму читается- «а еже печатная московская
Кириллова книга глаголемая, и та несть Кириллова, но собирал ее черниговский про­
топоп Михаи\ Рогов с прочими избранными мужи, по повелению царя и патриарха, на
многие ереси латинские, армянские и немецкие» ( И С а х а р о в . Обозрение славяно­
русской библиографии, т 1. СПб., 1849, стр. 143).
364
H A. КАЗАКОВА
Состав книги достаточно ярко показывает ее целенаправленность — защита
чистоты православия от всякого рода еретических и иноверных учений.
Именно так понимал задачи книги ее составитель, писавший в послесловии:
«государь нашь царь и великий к н я з ь М и х а и л Ф е д о р о в и ч всея Русии само­
держец . . . повеле сию предобрую книгу, от различных онех святых отец
учиненую, на р а з л и ч н ы я те ереси, во един куп совокупити, и яко корабль
многим богатством наполнити, и печатным тиснением вообразити, и
пустити ю во всю свою Русскую землю всякому православному христиа­
нину, хотящему ея прочитати и божественыя догматы ведети, и та ерети­
ческая уста заграждати». 2 2
Напечатана была Кириллова книга по распоряжению царя, как об
этом неоднократно говорится в послесловии. Упоминание благословения
латриарха, какое читается в ряде печатных книг этого периода, в Кири \-
ловой книге отсутствует, но в заключительных строках послесловия указы­
вается, что она была «совершена» в «31-ое лето» царствования Михаила
Ф е д о р о в и ч а , при сыне его Алексее Михайловиче, «и при отце их и бого­
мольце кир Иосифе, патриархе московском и всея Русии, в 5-е лето
патриаршества е г о » ; 2 3 в цитированном же нами послании, касающемся
К и р и л л о в о й книги, есть прямое указание на то, что она была напечатана
по повелению ц а р я и патриарха. 2 4
Состав книги, оценка ее составителем, обстоятельства напечатания — все
это позволяет считать К и р и л л о в у книгу официальным церковным памят­
ником середины X V I I в. 25 В составе этого памятника находится, как у,че
отмечено, статья « О ел\инских мудрецех, иже отчасти пророчествоваху
о превышением божестве и о рожестве христове от пречистыя богородицы>
По-видимому, в X V I I в. К и р и л л о в а книга пользовалась большой попу­
лярностью в ортодоксальных церковных кругах, и ее и с п о \ ь з о в а л и при
составлении рукописных сборников. Н а основе К и р и л л о в о й книги состав­
лен, по нашему мнению, рукописный сборник середины X V I I в. (Софий­
ское собрание, No 1186), носящий выразительное название «Правоверие».
Этот сборник, принадлежавший Кирилло-Белозерскому
монастырю, 2 6
можно разделить по содержанию на две части: первая включает статьи
К и р и л л о в о й книги (включено большинство ее статей), вторая содержит
произведения литературного и исторического характера, заимствованные,
как кажется, по крайней мере частично, из Х р о н о г р а ф а . Почти вся первая
часть написана полууставным письмом одного писца, конец первой части и
вся вторая — скорописью другого. Очевидно, сборник б ы \ задуман как
собрание статей о «правой вере» на основе К и р и л л о в о й книги, но затем,
когда сборник попал в руки другого писца, первоначальный замысел был
изменен. В первой части сборника находятся «Пророчества елчинских
мудрецов», текст которых повторяет текст К и р и л л о в о й книги.
Нахождение «Пророчеств» в составе К и р и л л о в о й книги — памятника
официальной церковной идеологии середины X V I I в. и сборника «Право-
22
К и р и \ \ о в а книга, л. 570 об.
Там же, л. 5 7 1 .
24
См. прим 2 1 .
25
Впоследствии, при патриархе Никоне, составите\ь К и р и л о в о й книги Михаи\
Рогов был наказан за ошибки догматического характера, допущенные в двос^трочии,
Помещенном им в книге (см.: А. Л и л о в . О так называемой Кирилловой книге Казань,
1858, стр. 9, прим. 2 ) . Но обвинение касалось то\ько двоестрочия, а не кьиги в це\оч
Поэтому факт наказания Рогова не может изменить данной нами оценки Кири\\овой
книги как официального церковного памятника середины X V I I в.
2S
ГПБ, Софийское собрание, No 1186; на обороте последнего, ненумерованно! о
листа запись: «Сия книга „Правоверие" Кириллова монастыря белоеоезерского».
23
ПРОРОЧЕСТВА ЕЛЛИНСКИХ МУДРЕЦОВ
365
верие» — рупора воинствующих церковных кругов свидетельствует о том,
что в X V I I в. «Пророчества еллинских мудрецов» были включены
церковью в ее идейный арсенал. З н а ч е н и е памятника как орудия в борьбе
за упрочение догм православия ярко иллюстрируется также заключением,
читающимся в одном из его списков: «Виждь, иноверный еретиче, и р а з у ­
мей! Е \ л и н и yöo враги суще христианской вере и се ведый бог всех творец
даеть и от сих праотеческих их избранных мудрецех плотское свое прише­
ствие предглаголати да паче истина и з ъ я с н и т с я . А щ е бо враги суще
истинну исповедаста, достоит и сим веровати и бога в троици почитати
и отца и сына и святаго духа едино божество». 2 7
Выяснив роль «Пророчеств еллинских мудрецов» в идейной ж и з н и рус­
ского общества, вернемся к вопросу об и з о б р а ж е н и я х античных философов
и писателей в церковной живописи X V I — X V I I вв.
И з о б р а ж е н и я античных писателей и Сивилл раньше всего п о я в л я ю т с я
в росписях галереи Благовещенского собора в московском Кремле, Галерея
впервые была расписана в 1564 г., затем заново в 1648 г. и частично
в 1667 г. 28 Ф и г у р ы античных писателей и С и в и л л снабжены надписями,
расположенными либо рядом с ними, либо в свитках, которые они д е р ж а т
в руках. Н а д п и с и представляют собой изречения, приписывавшиеся и з о ­
браженным лицам. Приведем некоторые из них. Н а склоне свода галереи,
над средней пилястрой, нарисован «Омирос» ( Г о м е р ) , держащий в руках
свиток со словами «Светило земный возсияет во языцех. Х р и с т о с ходити
начнет странно и съвокупити хо/тя земная с небесными» 29 (в левом верх­
нем углу рис. 1 ) ; над угловой пилястрой помещен М е н а н д р , в свитке кото­
рого написано: «Неизследованно и неизреченно и неразрушенно божество
трия» (в правом верхнем углу рис. 1) — и т. д. Особенно щедро и з о б р а ж е ­
ния античных деятелей представлены на коитурных рисунках по металлу,
покрывающих двери собора. Н а дверях северного портала и з о б р а ж е н и я
расположены в пять р я д о в : в трех верхних — Х р и с т а , богородицы и проро­
ков, в двух нижних — «еллинских философов» и С и в и л л (рис. 2 ) . В самом
нижнем ряду на каждой створке и з о б р а ж е н ы по две фигуры: на левой
створке — А ф р о д и т и а н со словами «Богу родитися от девица чистыя М а ­
рия, в него же и аз верую» и «Омирос» с приведенным выше изречением;
на правой створке — «Ермий» (Гермес Т р и с м е г и с т ) с надписью «Бога убо
разумети неудобно, сказати же невъзможно, есть бо трисъставен и не
сказанен, существо и естество неимущее в человецех уподоболения» и М е ­
нандр, изречение которого совпадает с имеющимся в росписях галереи. Н а
дверях западного входа из галереи в собор также имеются фигуры Сивилл
и античных писателей — Эврипида, Плутарха, Платона, Диогена — с изре-
чениями типа приведенных выше. яо
И з о б р а ж е н и я древних мудрецов и С и в и л л с изречениями на свитках
находятся также на южных дверях Успенского собора в Кремле, причем
27
П. Е Щ с г о л е в. Очерки истории отреченной литературы, стр. 92. — Приве­
денная нами цитата дана у П Е. Щего\ева без указания шифра рукописи; обнаружить
ее нам не удалось.
28
Л И У с п е н с к и й . Стенопись Благовещенского собора в Москве (по поводу
реставрации 1884 г.). — В кн.: Труды Комиссии по сохранению древних памятников,
т III M 1909, стр. 155—157.
2
' О опчаиие надписи, после знака разделения, взято из изречения Гомера, имею­
щегося о к о ^ его изображения на двери северного порта\а собора.
10
В С у с л о в Благовещенский собор в московском Кремле — В кн.: Памятники
древне-ѵгского искусства, вып. II С П б , 1909, стр. 6 — 1 1 ; вып. III, СПб., 1910,
1
стр 1 —?6 — И з ітого издания (вып. II, т а б \ . П-4 и ІІ-11) заимствованы прило­
женные к ''астоящей статье фотографии" (рис. 1 и 2 ) .
366
H. A. КАЗАКОВА
на правой половине их они вполне тождественны с изображениями на се­
верных дверях Благовещенского собора.31
В конце X V I I в. изображения античных писателей появляются в фре­
сках галереи московского Новоспасского монастыря, писанных в 1689 г.
изографом Оружейной палаты Федором Зубовым с городскими костром­
скими иконописцами; на фресках имеются фигуры Платона, Аристотеля,
Птолемея, Плутарха и др. 32
Писали языческих философов и Сивилл и новгородские мастера. Так,
например, в Николаевской церкви Отенского монастыря под местной ико­
ной «Спасителя» была изображена Сивилла Дельфика, под иконой святого
Николая — «Омирос», под иконой «Божией матери» — другая Сивилла
В Вяжицком монастыре под иконами писаны Платон, «Елеус», «Ермий»,
Эврипид. Подобные же изображения с изречениями имелись под местными
иконами главного иконостаса в Спасо-Преображенском соборе Хутынского
монастыря. а
В. Суслов, описавший фрески московского Благовещенского собора и
издавший имеющиеся на них надписи, писал по поводу изображения про­
рочества Платона: «Представленный сюжет, вероятно, заимствован из
каких-либо апокрифов, или же художник, начитавшийся современных ем>
сборников, сам создал данную тему».34 Мы можем точно назвать памятник,
которым руководствовались мастера, расписывавшие Благовещенский со­
бор. Этим памятником были «Пророчества еллинских мудрецов». Надписи
на свитках и около фигур «еллинских» философов и Сивилл на стенах и
вратах собора находят себе полную аналогию в тексте «Пророчеств», при­
чем большинство надписей дословно совпадает с текстом Тушинского
списка «Пророчеств»,35 который был на сорок лет старше самых ранних
росписей галереи Благовещенского собора.
О том, что появление в русской церковной живописи изображений ан­
тичных философов и писателей было связано с идущим от «Пророчеств
еллинских мудрецов» представлением о них как о пророках, предвосхитив­
ших догматы христианской религии, свидетельствует и заголовок, читаю­
щийся в одном из списков «Пророчеств», датируемом 1602 г.: «Зри, июдей-
стии любомудрецы и еллинстии философи, еже пишут сих в соборех на
церковных вратех для проречения их, еже прорекоша от девицы о христове
воплощении».
По-видимому, в X V I I в. изображения «еллинских мудрецов» в церков­
ной живописи становятся настолько привычными, что в иконописных под­
линниках появляются специальные наставления о том, как их следует
писать. Вот примеры подобных наставлений: «Платон. Рус, кудряв,
в венце; риза голуба, испод киноварь; рукою указает во свиток. Сице рече.
Понеже благ есть и благословению есть виновен, злым же никакоже.
Той же рече: Аполлон несть бог, но есть бог на небесех; ему же снити на
землю и воплотитися от девы чистыя, в него же и аз верую; и по четырех
31
В. С у с л о в . Благовещенский собор в московском Кремле. — В кн • Памятники
древнерусского искусства, вып II, стр 14 См также' И. С н е г и р е в . Русские в свои\
пословицах, кн 1. М.. 1831, стр. 67—70; Прогулка по Кремлю. — Отечественные за­
писки, ч. X . СПб., 1822, стр. 223—225.
32
История русского искусства, т. IV. М., 1959, стр. 404—405.
33
Архим. M а к а р и й Археологическое описание церковных древностей в Новго­
роде и его окрестностях. М., 1860, стр. 41—42, прим. 69. — К сожалению, описание
изображений античных писателей и Сивилл приводится Макарием без датировки.
34
В. С у с л о в . Благовещенский собор в московском Кремле — В кн : Памятники
древнерусского искусства, вып. III, стр. 26.
35
См. ниже, стр. 367—368.
36
ГПБ, Софийское собрание, No 1449, л. 5 2 1 .
«ПРОРОЧЕСТВА ЕЛЛИНСКИХ МУДРЕЦОВ»
367
стех летех по божественней его рождестве мою кость осияет солнце»;
«Ермий Тривеликий. Сед, брада Сергиева, повились; в венце, риза бакан,
с кружевом, испод вохра, персты вверх. Рече: Заклинаю тя, небо, великаго
бога дело» и т. д. В некоторых подлинниках описания «еллинских» фило­
софов и Сивилл сопровождаются миниатюрами с их изображениями. Не
углубляясь более в иконописные подлинники,37 укажем, что приведенные
в них изречения античных писателей и Сивилл находят себе соответствие
в текстах различных списков «Пророчеств еллинских мудрецов».
Так, в истории русской культуры судьба одного литературного памят­
ника оказалась тесно переплетенной с судьбою живописи. Это переплетение
произошло не случайно: оно было обусловлено той ролью, которая выпала
на долю «еллинских мудрецов» как в литературе, так и в живописи древ­
ней Руси. И в литературе, и в живописи «еллинские мудрецы» были
использованы для обоснования и защиты догм христианской религии. Но
несмотря на то что церковь извращала наследие античных философов и пи­
сателей, приписывая им чуждые мысли и слова, сам факт обращения к их
именам свидетельствует о том непреодолимом обаянии, которое имела куль­
тура далекой античности даже в глазах представителей русской феодаль­
ной церкви.

ПРИЛОЖЕНИЕ
«ПРОРОЧЕСТВА ЕЛЛИНСКИХ МУДРЕЦОВ»
Вторая редакция
Списки:
ГПБ, Софийское собрание, No 1468, сборник, в 4-ку, 1423—1426 гг., полуустав руки
Гурия Тушина, на л. 182 запись о том, что сборник является 37-й книгой Гурия
Тушина, 38 лл. 91 об.—94.
ГПБ, Софийское собрание, No 1449, сборник, в 4-ку, 1602 г., полуустав и полуустав,
переходящий в скоропись, на л. 623 запись о том, что сборник написан чернецом
Кирилло-Белозерского монастыря Евстафием «в лето 7110», лл. 521—522.
ГПБ, Софийское собрание, No 1186, сборник, в лист, середины X V I I в., полуустав и
скоропись, на последнем, ненумерованном листе запись: «Сия книга „Право­
верие" Кириллова монастыря белоеоезерского», лл. 91 об.—92 об.
ГИМ, Барсовское собрание, No 2736, сборник, в 4-ку, начала X V I I I в., полуустав,
лл. 15 об.—16 об.
Издания:
Кириллова книга, 1644 г , лл. 115 о б — 1 1 7 о б ; напечатано по неизвестной рукописи.
I. Ф р а н к о
Апокріфи 1 легенди з украшьских рукописів, т. II. Львів, 1899,
стр. 33—35; напечатано по рукописи о. Яремецького-Билахевича без указания
ее даты.
В настоящем издании текст «Пророчеств» пубѵикуется по списку Софийского
собрания, No 1468.
Неции
р е ш а ; и от е л и н с к ы х м у д р е ц ь п р о р о ч е с т в о в а х у - » - р / < " > -
п р о х р и с т о в о п р и ш е с т в и е , е ж е от д е в ы
Реша бо неции. Аристотель, елинскый философ, глаголеть: Аполон
несть бог, но жрець. Но есть бог на небесех, ему же снити на землю и
воплотитися от девы чисты. В него же и аз верую. А по моей смерти ты-
37
Об описании изображений античных деятелей в иконописных подлинниках см.:
Ф . Б у с л а е в . Древнерусская народная литература и искусство. СПб.
1861,
стр. 360—365.
38
Воспроизведение записи, а также обоснование датировки списка Тушина см.
в нашей статье «Книгописная деятельность и общественно-поѵитические взгляды Гурия
Тушина» (стр. 173, 177 настоящего тома).
368
H. A. КАЗАКОВА
сяща и осмьсот лет снити ему на землю, а четыреста лет по божественом
его рожестве мои кости осиает солнце.
Яко же что о Платоне елине в отеческых носится повестех. Д о с а ж е н
л. 92 бысть он, умрый древле," || от некоего христианина, яко безбожен и лукав
укаряем бе. В сне же представ досажающему: А з бо, рече, грешна убо
себе б быти не отмещуся, Х р и с т у же в ад сходящу ни един преж мене ве-
рова в него.
Е р м и й " убо Т р е в е л и к и й , египтянин быв человек еллин, беседует своя
словеса и свое богословие сказует: Бога убо разумети неудобно, сказати же
н е в ъ з м о ж н о , есть бо трисъставен и несказанен, существо и естество неиму­
щее в человецех уподоблениа.
Менанд[р]. г Неиследованно и неизреченно и неразрушено божество
л. 92 об. в три лица, съставляемо и прославляемо, от человек внемлемо и п р о с л а в ­
ляемо. Богу родитися от девица чистыя М а р и я , в него же и а з верую.
[О]мирос. Светило земным въсияет в языцех Х р и с т о с , ходити начнет
странно и съвокупити хотя земная с небесными.
[В]алам. М ъ з д ы ради велия въсхоте прокляти И з р а и л я Л и став на ка-
мыце и рече: Благословение И з р а и л ю , яко добри домове твои Иякове и
селениа твоя И з р а и л ю , яко страны осеняюща, яко сади при водах, яко ски-
ниа я ж е в ъ д р у з и бог, яко кедры при водах, въсияет звезда от Иякова и
въстанет человек от И з р а и л я , и сътрет к н я з я М о а в с к ы я , и пленит вся
л_ 93 сыны сифовы, и II будет едем, наследие его, и Исаав, враг его, И з р а и л ь
сътворил есть крепость.
Фриги[я]. В руци неверьных последи приидет, дадут же господу за­
ушение, рукама скверными биение въсприимши, умолчит.
Сиви[лла]. Е г д а е знамя земля потом възмокнет, от небесе царь приидет
в векы будущий.
Исус Си[ра]хов. Е д и н есть премудр и страшен, зело седяй на престоле
своем господь, всяка премудрость от господа и с ним есть в векы.
Солл[о]нос. Непостижима и богоначалная з а р я снидет с высоты и про­
светит седящая в тме и сени съмертнеи.
л. 93 об.
Еури[дит]. А з чаю неприкосновенному родитися || от девы и въскресити
мертвыя и пакы судити им.
Плутарх. Исус муж мудр; аще мужа того нарицати подобает, превыш-
него вина пребывает.
[А]наскорид. П р и и д е низ сущий препростый существом от всечистыя
девица и благообразныя невесты, общее въскресение всем даруя.
[ДЗиоген. Н а ч а л о родным губитель благочестней девици вселитися
в утробу, начало родному отцу сын.
[ 0 ] л о р . Первее бог, потом слово и дух святый, с ним единовъзрастна
вся.
[Си]вилла. О т безневестныя и всечистыя девы богу явитися, низ в аде
л. 94 сущу, его же трепещут аггели || и человечестии мысли.
Афроди[тиан]. Х р и с т у родитися от девица чистыя святыя Мариа,
в него же и а з верую.
Хел[он]. Несъделанна естества божественаго рожениа неимущи начала.
Лиси[мах]. Д р е в н и й нов. а новый древний, безначален по отци, рожен
по матери от девы чистыя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №50  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 15:09 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
далее...


Изображение

Рис. 8. «Античные» Афродиан и Гомер на северных дверях Благовещенского Собора Московского Кремля [331], т. 1, с. 182. Рядом с их изображениями приведены их изречения. Эти изречения выдержаны в духе отцов христианской церкви. Изображения подписаны: Афротиан и Омирос. Таким образом, «античные» Афродиан и Гомер считались на Руси имеющими непосредственное отношение к христианской церкви. Иначе их вряд ли бы изобразили в христианском соборе. Тем более — с цитатами. Взято из [331], т. 1, с. 182

( Носовский, Фоменко "Троянская война в средневековье"
http://www.libma.ru/istorija/trojanskaj ... ija/p2.php )



а вот довольно интересное видение личности Афродитиана в художественном откровении:

Долго жил Афродитиан в лесах Белозерских. Не узнать в нем Боттичелли. Длинная борода скрывает землистое лицо его, горбят вериги его. Вместо кисти клюка в руке его. Проклинает он землю, по которой ходил, здесь на Севере от юности своей оправдывается. Был день и шумело Белое море. Вышел Афродитиан на берег и увидел город неописуемый. Мраморные были дома там, голубая река текла в гранитах. Тысячи каналов прорезывали улицы и вели в пригороды, где дышали статуи. Настала ночь, но Афродитиан не уходил. И видел он, как статуи вышли из сада городского и пошли по улицам. Стояла луна, и звезды отражались в каналах городских.
Вот спускается Венера по гранитным ступеням к реке, ступает на воду и ходит по ней. Закричал Афродитиан, скинул рясу и вериги свои, камнем срезал бороду. Садится в лодку сосновую, летит в град сияющий.
А войско сермяжное над статуями уже издевается. Кто камнем грудь отбивает, кто руки ломает. Сталкивается Афродитиан с поэтом и его возлюбленной. Смеются все трое, а затем скрываются на шестом этаже.

Константин Вагинов "Звезда Вифлеема"
http://kvaginov.ru/?cat=21


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №51  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 16:53 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
исследуем дальше

вот что говорит нам викизнание:
Сказание Афродитиана
- один из распространеннейших памятников апокрифической литературы. Содержание его имеет целью объяснить, каким образом персидские маги узнали о рождении Христа. В персидской кумирнице случились необыкновенные знамения: статуи богов в ночь рождения Христа стали петь и ликовать и пали ниц перед статуей "Иры", которая должна зваться не Гера, а небесная. Греческий подлинник С. находится в греческой "повести о событиях в Персиде". Рассказ вложен в уста Афродитиану, вымышленному судье спора между иудеями, язычниками и христианами - спора, составляющего содержание повести. Родина самой легенды о чудесах в кумирнице - Малая Азия; возникла она в переходную от язычества к христианству эпоху; записал ее греческий историк Сидет, писавший в начале V века. Характерная черта С. - синкретизм языческих и христианских верований. С. Афродитиана изредка эксплуатировалось в византийской литературе и между прочим почти целиком выписано в "Слове Иоанна Евбейского". Древнейший список С. в нашей словесности восходит в XIII веку. Перевод с греческого был сделан в России и отсюда перешел в Сербию. Во второй половине XIV или в первой XV вв. явился в Сербии второй перевод и оттуда перешел в Россию. Таким образом, все списки С. могут быть возведены к двум редакциям, С. много читалось; в XVI в. появилась статья Максима Грека, направленная против распространения его. В конце концов оно попало и в Кириллову книгу, и в Четьи-Минеи. Напечатаны тексты в "Памяти, отречен. литерат."Тихонравова (т. 2), в "Памятн. старин. русской лит." Пыпина, в "Апокрифич. сказ." Норфирова и др. См. П. Щеголев, "Очерки истории отреченной литературы. С. Афродитиана" (СПб., 1899-1900).


не возможно не пойти по следам Петра Елисеевича Щеголева. Довольно сложно найти не поломанный оригинал.


Изображение
открыть спойлер
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №52  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 17:01 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Изображение
открыть спойлер
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №53  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 17:13 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Изображение
открыть спойлер
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №54  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 17:24 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Изображение
открыть спойлер
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №55  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 17:29 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Изображение
открыть спойлер
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №56  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 18:20 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Идем дальше по следам автора Сказания. При более детальном рассмотрении связи Афродитиана с возвещением об Урании действительно видна параллель связи художника Сандро Ботичелли и Афродиты. Для этого понадобится подробней рассмотреть кто же такой Ботичелли и что таит в себе загадка его жизни.


Напомню, что Ботичелли и не Ботичелли вовсе - это имя, будто бы принадлежит какому-то ювелиру, которому отрока Сандро отдали на воспитание. Но есть и иные версии:

Изображение

Во времена Лоренцо Медичи Старшего, Великолепного, ставшие поистине золотым веком для всякого одаренного человека, достиг расцвета и Алессандро, между нами именуемый Сандро по прозванию Боттичелло" - так Джорджо Вазари открывает биографию Сандро Боттичелли (1568). Как видно из этих слов, Боттичелли был одной из наиболее ярких фигур благословенной для всех художников эпохи, связанной с именем Лоренцо Великолепного.

Настоящее имя художника - Алессандро Филипепи (для друзей Сандро). Он был младшим из четырех сыновей Мариано Филипепи и его жены Змеральды и родился во Флоренции в 1445 году. По специальности Мариано был кожевником и жил с семьей в квартале Санта Мария Новелла на виа Нуова, где снимал квартиру в доме, принадлежащем Ручеллаи. У него была своя мастерская неподалеку от моста Санта Тринита ин Ольтрарно, дело приносило весьма скромный доход, и старый Филипепи мечтал поскорее пристроить сыновей и иметь, наконец, возможность оставить трудоемкое ремесло.

Первые упоминания об Алессандро, как и о других флорентийских художниках, мы находим в так называемом "portate al Catasto", то есть кадастре, куда вносились заявления о доходах для обложения налогом которые в соответствии с постановлением Республики от 1427 года обязан был делать глава каждой флорентийской семьи. Так в 1458 году Мариано Филипепи указал что у него четыре сына Джованни, Антонио, Симоне и тринадцатилетний Сандро и добавил, что Сандро "учится читать, мальчик он болезненный".

До сих пор вызывает сомнение происхождение прозвища Сандро - "Боттичелли": возможно, оно образовано от клички старшего брата, который, желая помочь стареющему отцу, судя по всему, много занимался воспитанием младшего ребенка; а может быть, прозвище возникло по созвучию с ремеслом второго брата, Антонио. Впрочем, как бы мы ни толковали приведенный документ, ювелирное искусство сыграло немаловажную роль в становлении молодого Боттичелли, ибо именно в это русло направлял его все тот же брат Антонио. К ювелиру ("некоему Боттичелло", как пишет Вазари, человеку, личность которого по сей день не установлена), отправил Алессандро отец, устав от его "экстравагантного ума", одаренного и способного к учению, но беспокойного и до сих пор не нашедшего истинного призвания; возможно, Мариано хотел, чтобы младший сын пошел по стопам Антонио, работавшего ювелиром по меньшей мере с 1457 года, что положило бы начало не большому, но надежному семейному предприятию.

открыть спойлер
По словам Вазари, между ювелирами и живописцами в то время существовала столь тесная связь, что поступить в мастерскую одних означало получить прямой доступ к ремеслу других, и Сандро, изрядно поднаторевший в рисунке - искусстве необходимом для точного и уверенного "чернения", вскоре увлекся живописью и решил посвятить себя ей, не забывая при этом ценнейших уроков ювелирного искусства, в частности четкости в начертании контурных линий и умелого применения золота, в дальнейшем часто использовавшегося художником как примесь к краскам или в чистом виде для фона.

Около 1464 года Сандро поступил в мастерскую Фра Филиппо Липпи из обители Кармине, превосходнейшему тогдашнему живописцу, которую покинул в 1467 году в возрасте двадцати двух лет.

Отдавшись целиком живописи, он стал последователем своего учителя и подражал ему так, что Фра Филиппо его полюбил и своим обучением вскоре поднял его до такой степени, о которой никто не мог бы и подумать.

Мастерская Липпи находилась тогда в Прато, где мастер работал до 1466 года над фресками собора (впрочем, достоверно выявить в этих росписях руку знаменитого ученика так и не удалось). В 1465 году Филиппе написал "Мадонну с Младенцем и ангелами", ныне хранящуюся в Уффици; она стала непререкаемым образцом по композиции и стилю для некоторых ранних работ Боттичелли, а именно, "Мадонны с Младенцем и ангелом" (галерея Воспитательного дома, Флоренция) и "Мадонны на лоджии" (Уффици). Уже ранние работы Сандро отличает особая, почти неуловимая атмосфера духовности, своеобразной поэтической овеянности образов.

Юношеская "Мадонна с Младенцем и ангелом" (1465-1467, Флоренция, Галерея Воспитательного дома), была выполнена Боттичелли вскоре после картины Филиппо Липпи на аналогичный сюжет ("Мадонна с Младенцем", 1465, Флоренция, Уффици) Нетрудно заметить, как точно Боттичелли воспроизводит композицию "Мадонны" учителя Фра Филиппа. Фра Филипп - "мастер исключительнейший и редкостный талант" (Вазари) - был монахом-кармелитом, а от его романа с монахиней монастыря Прато Лукрецией Бути родился на свет Филиппино Липпи, ставший впоследствии учеником Боттичелли.

В 1467 году Фра Филиппо отправился в Сполето, где вскоре и умер, а Боттичелли, по-прежнему желая утолить свою жажду знаний, стал искать среди высших художественных достижений эпохи иной источник. Какое-то время он посещал мастерскую Андреа Верроккио, многогранного мастера, скульптора, живописца и ювелира, возглавлявшего бригаду разносторонне одаренных начинающих художников; здесь в ту пору царила атмосфера "передового" творческого поиска, не случайно именно у Верроккио учился молодой Леонардо. Из плодотворного общения в этих кругах родились такие картины, как "Мадонна в розарии" (ок. 1470, Флоренция, Уффици) и "Мадонна с Младенцем и двумя ангелами" (1468-1469, Неаполь, музей Каподимонте), где найден оптимальный синтез уроков Липпи и Верроккио. Возможно, эти произведения были первыми плодами самостоятельной деятельности Боттичелли.

К периоду с 1467 по 1470 год - относится первый известный нам запрестольный образ Сандро, так называемый "Алтарь Сант-Амброджо" (ныне в Уффици), найденный в безымянной флорентийской церкви, но в действительности имевший иное предназначение: возможно, он был выполнен для главного алтаря церкви Сан Франческо в Монтеварки - эту гипотезу помимо всего прочего подтверждает присутствие святого Франциска слева от Богоматери. Кроме того, на картине помимо Магдалины, Иоанна Крестителя и святой Екатерины Александрийской изображены коленопреклоненные Козьма и Дамиан - святые мученики, считавшиеся покровителями дома Медичи и часто изображавшиеся на картинах, заказанных самими Медичи или кем-нибудь из их окружения.

Можно заключить, что уже в 1469 году Боттичелли - самостоятельный художник, ибо в кадастре того же года Мариано заявил, что сын его работает дома. Деятельность четырех сыновей (старший из них, Джованни, стал маклером и выполнял роль финансового посредника при правительстве, а его прозвище "Botticella" - "бочонок" - перешло к более знаменитому брату) принесла семье Филипепи значительные доходы и положение в обществе. Филипепи владели домами, землей, виноградниками и лавками.

Уже в 1970 году Сандро открыл собственную мастерскую и где-то между 18 июля и 8 августа 1470 года закончил произведение, принесшее ему широкое общественное признание. Картина с изображением аллегории Силы предназначалась для Торгового суда - одного из важнейших городских учреждений, занимавшегося рассмотрением правонарушений экономического характера.

Боттичеллиевская картина должна была войти в цикл "Добродетелей", предназначенных для украшения судейских кресел в Зале заседаний, располагавшемся на площади Синьории. Строго говоря, весь цикл был заказан в 1469 году Пьеро дель Поллайоло, а среди претендентов на столь престижный заказ был даже Верроккио. Боттичелли удалось получить заказ скорее всего из-за какой-то задержки с выполнением его у Поллайоло и, конечно же, благодаря поддержке влиятельного политика Томмазо Содерини. Таким образом, Боттичелли представился случай еще больше приблизиться к связанным с Медичи флорентийским кругам, куда еще раньше его уже, вероятно, ввел Верроккио.

В 1472 году он записался в гильдию Святого Луки (объединение художников). Это дает ему возможность на законном основании вести образ жизни независимого художника, открыть мастерскую и окружить себя помощниками, дабы было на кого положиться в случае, если ему станут заказывать не только картины на дереве или фрески, но также рисунки и модели для "штандартов и других тканей" (Вазари), инкрустаций, витражей и мозаик, а также книжных иллюстраций и гравюр. Одним из официальных учеников Боттичелли первого года его членства в объединении художников был Филиппино Липпи, сын бывшего учителя мастера.

Заказы Боттичелли получал главным образом во Флоренции, одна из самых замечательных его картин "Святой Себастьян" (Берлин, Государственные музеи) выполнена для старейшей церкви города Санта Мария Маджоре. 20 января 1474 года по случаю праздника святого Себастьяна Маджоре картина была торжественно помещена на одной из колонн церкви Санта Мария. Это первое документально подтвержденное религиозное произведение художника, отныне прочно утвердившееся в художественной панораме Флоренции.

В том же 1474 году, когда было завершено это произведение, художника пригласили работать в другой город. Пизанцы попросили его написать фрески в цикле росписей Кампосанто, а в качестве пробы его мастерства заказали ему алтарный образ "Смерть Марии", который не был закончен Боттичелли, так же как не были выполнены им и сами фрески.

Именно в этот период установился тесный контакт между живописцем и членами семьи Медичи, признанными правителями Флоренции. Для брата Лоренцо Медичи, Джулиано, он расписал знамя для знаменитого турнира 1475 года на Пьяцца Санта Кроче. Незадолго до гибели младшего Медичи или же сразу после нее Боттичелли, возможно с помощью учеников, написал несколько портретов Джулиано (Вашингтон, Национальная галерея искусств; Берлин, Государственные музеи; Милан, собрание Креспи), которые вместе с памятной медалью, отчеканенной Бертольдо по воле Великолепного (Флоренция, музей Барджелло), на века сохранили черты погибшего. Джулиано был убит в 1478 году во время заговора семьи Пацци против Медичи, направляемого папой Сикстом IV. Фигуры заговорщиков, как повешенных, так и еще скрывающихся от правосудия, Сандро написал на фасаде Палаццо делла Синьория со стороны Порта деи Догана (ворот Таможни). Кстати, аналогичное поручение в 1440 году было дано Андреа дель Кастаньо, который должен был представить членов семьи Альбицци, устроивших заговор против Медичи, а после его поражения приговоренных навеки остаться обесславленными на стенах Палаццо дель Подеста.

Произведение, отражающее непосредственные связи между живописцем и семьей Медичи, "Поклонение волхвов" (ныне в галерее Уффици) было заказано между 1475 и 1478 годами Джованни (или Гаспаре) да Дзаноби Лами - банкиром, близким к семье Медичи, и предназначалось для его фамильного алтаря в церкви Санта Мария Новелла. Для многих исследователей особая привлекательность этой картины заключается в том, что здесь можно отыскать изображение целого ряда исторических лиц. Однако это качество не должно отвлекать внимание от ее замечательного композиционного построения, свидетельствующего о достигнутом к тому времени художником высоком уровне мастерства.

В промежутке между 1475 и 1482 годами, с усилением психологической выразительности, реализм изображения достигает своего максимального развития.

Пути этого развития отчетливо прослеживаются при сравнении двух картин на тему "Поклонение волхвов", одна из которых (от 1477 года) находится в Уффици во Флоренции, а другая (от 1481-1482 года) - в Национальной галерее в Вашингтоне. В первой очевидно стремление к реализму; оно сказывается не только в обилии портретов современников Боттичелли - при всем их великолепии они участвуют в изображаемой сцене весьма относительно, лишь в качестве побочных мотивов, - но и в том, что композиция строится больше в глубину, нежели на плоскости: в расположении фигур чувствуется известная искусственное, особенно в сцене справа. Выполнение каждого образа являет собою чудо изящества и благородства, но все в целом слишком ограничено и сжато в пространстве; отсутствует физическое движение, а вместе с ним и духовный порыв.

Во второй картине, возможно, тоже есть портреты - но кто знает это? Здесь нет статистов: каждый персонаж, как и в первой картине, исполненный красоты и благородства, по-своему поклоняется Иисусу. По-прежнему пространство дано в глубину, но на этот раз оно не замкнуто, открываясь в сторону неба, причем частичное наложение фигур друг на друга компенсируется их распределением на плоскости. Единство восприятия достигается расположением фигур, подобно тому как единство настроения реализуется в идее поклонения. Теперь уже можно уяснить себе, что такое "композиция детали". Это - известное расположение фигур, на плоскости то сближаемых, то, наоборот, раздвигаемых так, что его ритм связан не с совокупностью, а с последовательностью, не с массой, а с линией.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №57  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 18:23 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Изображение

Две самые знаменитые картины Боттичелли, так называемая "Примавера" ("Весна") и "Рождение Венеры" заказаны Медичи и воплощают в себе культурную атмосферу, возникшую в медическом кругу. Историки искусства единодушно датируют эти работы 1477-1478 годами. Картины написаны для Джованни и Лоренцо ди Пьерфранческо - сыновей брата Пьеро "Подагрика". Позднее, после смерти Лоренцо Великолепного, эта ветвь семьи Медичи находилась в оппозиции к власти его сына Пьеро, за что и снискала себе прозвище "dei Popolani" (Пополанской). Лоренцо ди Пьерфранческо был учеником Марсилио Фичино. Для своей виллы в Кастелло он заказал художнику фрески, для нее же предназначались и эти две картины. Неоплатонический контекст существенен для понимания их смысла. Крупнейший представитель флорентийской философии XV века, Марсилио Фичино следовал Платону, переработав при этом платонизм и мистические идеи поздней античности и приведя их в согласие с христианским учением. В искусствоведческих исследованиях содержание названных картин интерпретируется различным образом, в том числе оно связывается с классической поэзией, в частности, со строками Горация и Овидия. Но наряду с этим в замысле боттичеллевских композиций должны были отразиться идеи Фичино, нашедшие свое поэтическое воплощение у Полициано.

Присутствие Венеры символизирует здесь не чувственную любовь в ее языческом понимании, но выступает гуманистическим идеалом любви духовной, "того сознательного или полуосознанного устремления души ввысь, которое очищает все в своем движении" (Шастель).
открыть спойлер
Следовательно, образы Весны носят космологически-духовный характер. Оплодотворяющий Зефир соединяется с Флорой, порождая Примаверу, Весну - символ живительных сил Природы. Венера в центре композиции (над ней Амур с завязанными глазами) - отождествляется с Humanitas - комплексом духовных свойств человека, проявления которых олицетворяют три Грации; устремивший взгляд вверх Меркурий рассеивает своим кадуцеем облака.

В боттичеллевской трактовке миф обретает особую выразительность, идиллическая сцена возникает на фоне густо сплетенных ветвями апельсиновых деревьев, следующих единому гармоническому ритму, который создается линейными очертаниями драпировок, фигур, движением танца, постепенно затихая в созерцательном жесте Меркурия. Фигуры отчетливо вырисовываются на фоне темной листвы, напоминая шпалеру.

Лейтмотивом творчества Боттичелли становится идея Humanitas (совокупность духовных свойств человека, олицетворенная чаще всего в образе Венеры или иногда Паллады-Минервы), или же идея высшей, идеальной красоты, заключающей в себе весь интеллектуальный и духовный потенциал человека - то есть красоты внешней, являющей собой зеркало внутренней красоты и часть универсальной гармонии, микрокосм в макрокосме.

По своему замыслу "Рождение Венеры", близко "Весне"; в нем трактуется предшествующее по смыслу положение неоплатонического мифа: акт воплощения Humanitas Природой. Соединяясь с материей, животворный дух вдыхает в нее жизнь, и Ора (Время года), символизирующая исторический момент совершенствования человечества, протягивает богине плащ "скромности", даруя ей щедрость в наделении людей своими добродетелями. Кажется, подобная картина отражена в строках поэмы Полициано "Стансы к турниру". "Девушка божественной красоты / Колышется, стоя на раковине, / Влекомой к берегу сладострастными Зефирами / И Небеса любуются этим [зрелищем]". Нежные тона рассвета используются художником скорее в карнации фигур, чем в трактовке окружающей их пространственной среды, они приданы также легким одеяниям, оживленным тончайшим узором из васильков и маргариток. Оптимизм гуманистического мифа органично сочетается здесь со светлой меланхолией, характерной для искусства Боттичелли. Но вслед за созданием этих картин противоречия, постепенно углубляющиеся в культуре и изобразительном искусстве Ренессанса, коснулись и художника. Первые признаки этого становятся заметны в его творчестве в начале 1480-х годов.

Судя по количеству его учеников и помощников, зарегистрированных в кадастре, в 1480 году мастерская Боттичелли пользовалась широким признанием. В этом году он написал "Святого Августина" на алтарной преграде в церкви Оньисанти (Всех Святых) для Веспуччи, одной из самых знаменитых семей города, близкой Медичи. Оба святых стали особо почитаемыми в XV веке из-за распространения большого числа апокрифических текстов. Боттичелли немало потрудился, стараясь превзойти всех живописцев своего времени, но в особенности Доменико Гирландайо, выполнившего с другой стороны образ св. Иеронима. Работа эта получилась достойной наивысшей похвалы, ибо на лице этого святого он выразил ту глубину, остроту и тонкость мысли, которая свойственна лицам, исполненным премудрости.

Недалеко от дома Боттичелли находилась больница Сан Мартино делла Скала, где в 1481 году художник написал на стене лоджии фреску "Благовещение" (Флоренция, Уффици). Так как в больницу поступали прежде всего зараженные чумой, роспись, вероятно, была заказана Боттичелли по случаю окончания поразившей город эпидемии.

Благодаря политике Лоренцо Медичи, стремившегося к примирению с папой и расширению культурных связей Флоренции, Боттичелли вместе с Козимо Росселли, Доменико Гирландайо и Пьетро Перуджино 27 октября 1480 года направился в Рим расписывать стены новой "великой капеллы" Ватикана, только что возведенной по приказу папы Сикста IV и потому получившей название Сикстинской.

Сикст распорядился поставить Боттичелли во главе всей работы, а современники оценили фрески мастера выше работ прочих художников.

Боттичелли принадлежат по крайней мере одиннадцать фигур римских пап из верхнего ряда росписей, а также три сцены основного цикла, воспроизводящего расположенные друг против друга эпизоды из жизни Моисея и Христа: "Юность Моисея", "Искушения Христа" (напротив) и "Наказание восставших Левитов". Библейские сцены изображены на фоне роскошных пейзажей, где то и дело возникают силуэты строений Древнего Рима (например, Арка Константина в последнем эпизоде), а также настойчиво повторяются детали, означающие дань уважения к заказчику - папе Сиксту IV из рода делла Ровере: его геральдический символ - дуб и сочетание желтого с голубым - цветов герба делла Ровере, использованное в одеянии Аарона в последней картине.

Осенью 1482 года, когда готовые фрески заняли свое место в капелле рядом с открывающими цикл работами Синьорелли и Бартоломео делла Гатта, Боттичелли вместе с остальными вернулся во Флоренцию, где вскоре пережил утрату отца. Мариано Филипепи скончался 20 февраля и похоронен на кладбище Оньисанти.

В годы наибольшей творческой продуктивности Боттичелли был довольно тесно связан с "двором" Лоренцо Медичи, и многие из наиболее известных произведений художника 70-80-х годов написаны им по заказу членов этого семейства; другие были навеяны стихами Полициано или обнаруживают влияние литературных споров ученых-гуманистов, друзей Лоренцо Великолепного (1449-1492), которых он собрал при своем дворе. Образованнейший человек, трезвый и жестокий политик, Лоренцо был поэтом, философом, уверовавшим в природу, как в Бога. Крупнейший меценат своего времени, он превратил свой двор в центр художественной культуры Возрождения.

5 октября 1482 года Синьория поручила Сандро наряду с такими опытными живописцами, как Гирландайо, Перуджино и Пьеро Поллайоло, исполнить фрески в Зале Лилий в Палаццо деи Приори (теперь носит название Палаццо Веккио). Однако Сандро в этой работе участия не принял и в следующем году вместе с учениками на четырех досках написал для украшения свадебного ларя историю Настаджо дельи Онести по одной из новелл "Декамерона" Боккаччо. В том же 1483 году Лоренцо Великолепный заказал Боттичелли, Перуджино, Филиппино Липпи и Доменико Гирландайо цикл настенных росписей на своей вилле в Спедалетто около Вольтерры. Еще одним общественным заказом - художник получил его в 1487 году от представителей налогового ведомства (Magistratura dei Massai di Camera) - было тондо, выполненное для Зала аудиенций в Палаццо делла Синьория. Исследователи идентифицируют его с картиной "Мадонна с гранатом".

Картина "Паллада и Кентавр" (около 1488) была написана для Джованни Пьерфранческо Медичи и находилась на вилле Кастелло вместе с "Весной" и "Рождением Венеры".

Вместо Афины Паллады (Минервы) воительницы, которую со времен далекой античности было принято изображать со шлемом, панцирем и щитом, с головой Медузы Горгоны, Боттичелли изобразил "Минерву-пацифику", атрибуты которой - копье (у Боттичелли алебарда) и ветка сливы (в картине - оливковые ветви и венок) - символизируют добродетель. Изображая кентавра, художник пользовался конкретным античным прообразом - фигурой саркофага, хранящегося ныне в Ватиканском музее. Вместе с тем картину глубочайшим образом отличает от античных памятников то, что художник изобразил не физическую схватку Минервы и кентавра - "кентавромахию", но "психомахию". Существует целый ряд аллегорических толкований этого произведения. В нем видели победу Лоренцо Великолепного над Неаполем, победу Медичи над Пацци, соединение страстей и мудрости у Лоренцо. Имеется и более широкое его толкование как победы мудрости над страстями, что обсуждалось в кружке Медичи. Предлагалось и понимание картины как вообще победы сил мира над силами разрушения. В таком случае ее содержание близко содержанию картины "Венера и Марс".

Венера становится главным действующим лицом в картине "Венера и Марс" (Лондон, Национальная галерея), по-видимому предназначавшейся для украшения дома Веспуччи, так как в правом верхнем углу изображено осиное гнездо - геральдический символ рода. Сандро долго был связан с семьей Веспуччи: для украшения комнаты Джованни в доме на улице Серви, купленном в 1498 году его отцом Гвидантонио, он написал еще много "живейших и прекраснейших картин" (Вазари). Картины "История Виргинии" (Бергамо, Академия Каррара) и "История Лукреции" (Бостон, музей Изабеллы Стюарт Гарднер) были, вероятно, заказаны по случаю женитьбы Джованни на Намичине ди Бенедетто Нерли, состоявшейся в 1500 году. Имеются также сведения о росписях Боттичелли в капелле Джорджо Веспуччи церкви Оньисанти, но до нас они не дошли..

Портреты Боттичелли, как уже отмечалось, стоят, в общем, ниже образов, входящих в его композиции. Это объясняется, вероятно, тем, что для воображения художника с его постоянной потребностью в совершенном ритме было необходимо движение, чего не мог дать погрудный портрет, обычный в ХV веке. Не следует забывать также о возвышенном характере реализма Боттичелли. Во всяком случае, образы его "Симонетты" не стоят Граций "Весны". Что же касается его мужских портретов, то к шедеврам художника можно отнести лишь "Лоренцано" за его поражающую жизненность, а также портрет молодого человека (Лондонская национальная галерея), где с исключительной экспрессией передано выражение любви.

По возвращении из Рима Боттичелли написал ряд больших картин религиозного содержания и среди них несколько тондо, где тонкость чувств художника смогла полностью проявиться в распределении форм на плоскости. Тондо предназначались для украшения апартаментов флорентийской знати или для коллекций произведений искусства. Первое известное нам тондо, датируемое семидесятыми годами, - это "Поклонение волхвов" (Лондон, Национальная галерея), возможно служившее крышкой стола в доме Пуччи. Начиная с этой еще незрелой работы, где искажение перспективы выглядит оправданным, если картину расположить горизонтально, Боттичелли демонстрирует "софистический", трезвый и беспокойный подход, описанный Вазари: круглая форма дает художнику возможность проводить оптические эксперименты. Примеры тому - "Мадонна Магнификат" и "Мадонна с гранатом" (обе в Уффици). Первая, 1485 года, благодаря особому изгибу кривых линий и общему круговому ритму производит впечатление картины, написанной на выпуклой поверхности; во второй же, созданной в 1487 году для Зала заседаний суда палаццо Синьории, использован обратный прием, создающий эффект поверхности вогнутой.

Среди больших религиозных композиций несомненным шедевром является "Алтарь св.Варнавы", написанный тотчас же по возвращении из Рима. Благодаря силе исполнения некоторые образы этой композиции выглядят поистине великолепными. Таковы св.Екатерина - образ, полный затаенной страсти и потому гораздо более живой, чем образ Венеры; св.Варнава - ангел с лицом мученика и особенно Иоанн Креститель - одно из наиболее глубоких и наиболее человечных изображений в искусстве всех времен.

Большое произведение Боттичелли "Венчание Богоматери" (1490) проникнуто уже иным духом. Если в 1484-1489 годах Боттичелли, кажется, доволен самим собой и безмятежно переживает период славы и мастерства, то "Венчание" свидетельствует уже о смятении чувств, о новых тревогах и надеждах. В изображении ангелов много взволнованности, клятвенный жест св.Иеронима дышит уверенностью и достоинством. В то же время здесь ощущается некоторый отход от "совершенства пропорций" (возможно, как раз поэтому это произведение и не имело большого успеха), нарастает напряженность, относящаяся, впрочем, исключительно к внутреннему миру персонажей и потому не лишенная величия, усиливается резкость цвета, становящегося все более независимым от светотени.

Стремление к большей глубине и драматизму, все значение которого смог оценить лишь Адольфо Вентури, явственно проявляется и в других произведениях Боттичелли. Одно из них - "Покинутая". Его сюжет, несомненно, взят из Библии: Фамарь, изгнанная Аммоном. Но этот единичный исторический факт в его художественном воплощении приобретает вечное и общечеловеческое звучание: тут и ощущение слабости женщины, и сострадание к ее одиночеству и подавляемому отчаянию, и глухая преграда в виде закрытых ворот и толстой стены, напоминающей стены средневекового замка.

В 1493 году, когда вся Флоренция была потрясена смертью Лоренцо Великолепного, в личной жизни Боттичелли произошли важные события: умер и был похоронен рядом с отцом на кладбище Оньисанти брат Джованни, а из Неаполя приехал другой брат, Симоне, вместе с которым художник приобрел "господский дом" в местечке Сан Сеполькро а Беллозгуардо.

Во Флоренции в то время гремели пламенные, революционные проповеди фра Джироламо Савонаролы. И пока на городских площадях сжигали "суету" (драгоценную утварь, роскошные одеяния и произведения искусства на сюжеты языческой мифологии), воспламенялись сердца флорентийцев и разгоралась революция, скорее духовная, чем социальная, поразившая в первую очередь те самые чувствительные, искушенные умы, что были творцами элитарного интеллектуализма времен Лоренцо. Переоценка ценностей, спад интереса к умозрительным иллюзорным построениям, искренняя потребность в обновлении, стремление опять обрести прочные, истинные моральные и духовные устои были признаками глубокого внутреннего разлада, переживаемого многими флорентийцами (в том числе и Боттичелли) уже в последние годы жизни Великолепного и достигшего апогея 9 ноября 1494 года - в праздник Спасителя и день изгнания Медичи.

Боттичелли, живший под одной крышей с братом Симоне, убежденным "пьяньони" (букв. "плакса" - так называли последователей Савонаролы), испытал сильное влияние фра Джироламо, что не могло не оставить глубокого следа в его живописи. Об этом красноречиво свидетельствуют два алтарных образа "Оплакивание Христа" из мюнхенской Старой пинакотеки и миланского музея Польди Пеццоли. Картины датируются примерно 1495 годом и находились соответственно в церкви Сан Паолино и Санта Мария Маджоре.

В "Хронике" Симоне Филипепи сохранилось краткое упоминание о том, что Сандро взволновала участь Савонаролы, однако какие либо документальные свидетельства его приверженности учению доминиканского монаха отсутствуют. И все же тематическую связь с его проповедями можно обнаружить в поздних произведениях мастера, таких как "Мистическое Рождество" или "Распятие". Личность Савонаролы занимавшая столь значительное место в культурных и политических событиях конца XV века, должна была обладать притягательностью и для Сандро. Действительно, как без учета глубокого духовного влияния доминиканца объяснить резкое изменение в творчестве Боттичелли с 1490-х годов до его смерти в 1510 году?

Проявившаяся уже в ранних произведениях мастера склонность к созерцательности, позволившая ему про никнуть в неоплатонические идеи и дать их тонкое изобразительное истолкование, делала его равно открытым и к восприятию духа проповедей Савонаролы. Собственно, в этом плане - одновременно культурном и психологическом следует рассматривать сочувствие Боттичелли программе доминиканского реформатора, вовсе не обязательно сопряженное с непосредственным участием в его движении либо в политических делах Республики, установленной после изгнания Медичи.

Усиление нравственного и религиозного настроения в последних произведениях Боттичелли очевидно. Оно ощутимо и в личной драме Боттичелли, который, подобно Савонароле, ощущал присутствие дьявола в годы правления Александра Борджиа. Но, с другой стороны, к вопросам нравственности и религии Боттичелли относился серьезно, что проявилось уже тогда, когда безыскусный и традиционный мотив Липпи обрел у него мистическую созерцательность "Мадонны Евхаристии".

В "Распятии" из художественного собрания Фогга изображение мистических мук Магдалины, обнимающей в отчаянии основание креста, являет собой один из самых высоких образцов искусства. В глубине видна Флоренция; не исключено, что образ ангела символизирует наказание Флоренции, пославшей на костер Савонаролу.

Уже с юношеских лет, если не с рождения, Сандро несет в себе высокое стремление к красоте, чувство глубокого сострадания. Стремление к красоте определило возвышенный характер его реализма; сострадание придало физической красоте одухотворенность и человечность. Вначале изящество, порыв, уверенность, мечты: "Юдифь", "Мадонна Евхаристии", два варианта "Поклонения волхвов", "Весна", "Св. Августин", фрески Сикстинской капеллы, "Алтарь св.Варнавы". Затем период безмятежной полноты чувств: "Марс и Венера", "Рождение Венеры", "Паллада и Кентавр", "Мадонна со св.Иоанном Крестителем и св.Иоанном Евангелистом". Однако за внешним совершенством этих произведений личность Боттичелли ощутима уже далеко не так, как прежде. Рядом с угрожающей ему опасностью, направленной на достижение чисто внешнего совершенства, художник чувствует другую опасность, которая угрожает уже всему человечеству, - опасность погубить душу. И Боттичелли вновь переживает творческие муки, теперь уже как певец нравственной красоты: "Покинутая", "Благовещение", "Венчание Богоматери", "Аллегория клеветы". После смерти Савонаролы Боттичелли впадает в отчаяние. Пытаясь понять свои чувства, он переходит от умиления в "Рождестве" к душераздирающим мотивам "Распятия" и "Сцен из жизни св.Зиновия". Так завершается этот путь - от идиллических грез чувствительного юноши к страстной проповеди пророка.

Чувства художника не утрачивают остроты, но становятся крайне чуткими к вопросам совести и морали. И эти его чувства еще более обостряются под влиянием драматического зрелища продажности и испорченности, против которых вскоре направит свои удары Реформация.

Боттичелли умер в 1510 году, одинокий, забытый, по словам Вазари. Возможно, одиночество было необходимо для духовной жизни художника и что в нем именно и заключалось его спасение.

Как никакой другой живописец XV века Боттичелли был наделен способностью к тончайшему поэтическому осмыслению жизни. Он впервые сумел передать едва уловимые нюансы человеческих переживаний. Радостное возбуждение сменяется в его картинах меланхолической мечтательностью, порывы веселья - щемящей тоской, спокойная созерцательность - неудержимой страстностью.

Беспокойное, эмоционально утонченное и субъективное, но вместе с тем бесконечно человеческое, искусство Боттичелли было одним из самых своеобразных проявлений ренессансного гуманизма. Рационалистический духовный мир людей Возрождения Боттичелли обновил и обогатил своими поэтическими образами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №58  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 18:52 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
далее...

Изображение

Некоторые исследователи считают что Ботичелли больше всего всего отразился в фантомной античности под именем Апеллеса

Имя Апиллеса, овеянное многочисленными легендами, стало нарицательным, символом высшего совершенства в живописи. Как ни парадоксально, при этом ни одна из его картин не дошла до наших дней и об его произведениях мы можем узнать только по оставленным античными авторами описаниям.
Самой известной работой Апиллеса, бесспорно, является «Афродита Анадиомена» (то есть «Афродита, рожденная из пены»; имя богини происходит от aphros, что по-гречески значит «пена»; другой вариант перевода: «выходящая, выплывающая, всплывающая из моря»). Плиний Старший, утверждает, что свою Афродиту Апеллес писал со знаменитой натурщицы Кампаспы: «Александр, восхищаясь её выдающейся красотой, привлек Апеллеса нарисовать Кампаспу обнажённой. Она была наиболее любимой из всех его содержанок. Художник в процессе работы влюбился в нее, после чего Александр, вникнув в ситуацию, преподнес ему Кампаспу в подарок, доказывая себе, что хотя он и великий царь в отваге, но еще более велик в самообладании». К этому сюжету неоднократно возвращались художники более поздних эпох, что делает легенду достойной отдельного поста. Афиней же утверждал, что моделью для картины послужила прославленная гетера Фрина (также неиссякаемый источник вохновения для художников последующих эпох). Автор так описывает ее: «Но еще более прекрасны были те части тела Фрины, которые не принято показывать, и увидеть ее обнаженной было совсем не просто, потому что обычно она носила плотно облегающий хитон и не пользовалась публичными банями. Но когда вся Греция собралась в Элевсинии на праздник Посейдона, она на глазах у всех сняла с себя одежду, распустила волосы и нагая вошла в море; именно это подсказало Апеллесу сюжет для его Афродиты Анадиомены».

Изображение

Некоторые ученые считают фреску из Помпей римской копией прославленной греческой картины. Едва ли это соответствует действительности, фреска не походит на описание картины, оставленное в своей прекрасной эпиграмме Леонидом Тарентским (III в. до н.э.):
Киприду, вставшую сейчас из лона вод
И мокрую еще от пены, Апеллес
Не написал здесь, нет! – воспроизвел живой,
Во всей ее пленительной красе. Смотри:
Вот руки подняла, чтоб выжать волосы,
И взор уже сверкает страстью нежною,
И – знак расцвета – грудь кругла, как яблоко.
Афина и жена Кронида говорят:
О Зевс, побеждены мы будем в споре с ней.

Кстати, именно это описание побудило Ботичелли создать свою Венеру.


http://www.tumblr.com/tagged/%D0%90%D0%BF%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D1%81


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №59  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 19:12 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Апеллес был другом и спутником Александра Македонского. Любопытно, что портреты Ботичелли похожи на "общий образ" Александра Македонского в нашем нынешнем представлении.

Изображение
Александр Великий в ателье Апеллеса. Картина ит. художника Дж. Кадеса (1782 )

По всей видимости Апеллес сопровождал какое-то время Александра в походе на персов. В эпоху диадохов художник рисует портреты новоявленных царей. Его своеобразный гений особенно блестяще проявился в изображениях Афродиты, Харит и других богинь юности и красоты. Наиболее славится его картина Афродиты Анадиомены, на которой богиня выходить из воды морских и выжимает свои влажные волосы, а также изображение Артемиды с её охотничьей свитой. Но и в изображениях героев Апеллес достиг такого же совершенства. Особенно часто изображал он Александра Великого и его славных полководцев. Знаменитейшая из картин этого рода хранилась в храме Дианы в Эфесе и изображала Александра Великого с молнией в руках. К этой именно картине относятся слова Александра, сказавшего, что существуют только два Александра: один - сын Филиппа, другой - Апеллес; первый непобедим, второй неподражаем.

http://www.greeceway.com/south/index.shtml?42


Афродитиан - Апеллес - Ботичелли - довольно интересная цепочка воплощений Сущности, которая всегда пыталась принести в мир откровения Источника, будь то в сказаниях либо в творчестве...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Сообщение №60  СообщениеДобавлено: 06 фев 2013, 20:05 
Администратор
Аватара пользователя
Не в сети

Зарегистрирован: 15 окт 2012, 20:23
Сообщения: 1695
Пол: женский
Страна: Украина
Город: Одесса
Небольшое дополнение

Изображение

Возможно, не зря именно род Медичи был связан с Ботичелли. Некоторые исследователи Возрождения утверждают, что , собственно, сама Эпоха Возрождения и не состоялась бы без деятельности этого рода.

"Если бы не Медичи, эпоха Возрождения не состоялась бы вовсе. С 1434 по 1737 гг. этот аристократический род правил Флоренцией, одним из самых могущественных городов-государств того времени. Покровители живописцев, ученых, поэтов, Медичи стали двигателем культуры Ренессанса, а их грандиозные пиры вошли в историю еще и потому, что их украшали самые немыслимые яства и присутствие выдающихся деятелей итальянского Возрождения."

http://www.simplewinenews.ru/history/piry-medichi.html


Только мощная власть и влияние могли покровительствовать новому течению, срывавшему оковы оцепенения средневековья. Только сильное покровительство могло защитить смелые идеи, воплощавшиеся в творчестве того периода. Мне кажется что иначе и не мог проявлять себя этот род, все же имевший отношение к Герметическому учению. А может и сам происходил от потомков Гермеса, Асклепия - врача?Ведь сама фамилия переводится как "медик"? Здесь не обошлось без покровительства Источника..

"...можно представить интеллектуальное потрясение в ученых кругах Флоренции 1460 года, когда Косимо де Медичи торжественно объявил, что он стал обладателем коллекции баснословных утраченных книг Гермеса Трисмегиста, переведенных на греческий язык анонимным автором.Когда Косимо де Медичи получил герметические тексты, его приемный сын Марсилио Фичино с головой ушел в работу по переводу трудов Платона с древнегреческого на более общедоступную латынь. Косимо приказал молодому человеку немедленно отложить Платона и сосредоточить все свои усилия на переводе «Герметики» (под этим названием ныне известно собрание книг, привезенное монахом Леонардо да Пистойей из Македонии)."

"Трактат «Асклепий» впервые был отпечатан в 1469 году вместе с полным собранием сочинений Апулея лишь за два года до первого печатного издания «Пимандра» в переводе Фичино. Таким образом, вскоре вошло в обычай присоединять «Асклепия» к «Герметике», а полный свод сочинений получил общее название «Философская герметика», или Corpus Germeticum. Иногда к этому своду добавляли еще одно небольшое сочинение, известное под названием «Определения Асклепия».

Согласно французскому ученому Жан-Пьеру Маэ, профессору гуманитарных наук из Сорбоннского университета в Париже, «Определения Асклепия» были заново открыты в 1484 году, то есть через 20 лет после повторного открытия «Герметики»."

http://www.razlib.ru/istorija/vlast_talismana/p3.php


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 63 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Текущее время: 12 дек 2019, 21:25

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете добавлять вложения
Перейти: